Читать онлайн Мой пылкий рыцарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Мой пылкий рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Стоя на стене Бельфлера в ожидании, пока Гейбл выведет лошадей, Эйнсли дрожала мелкой дрожью. Погода стояла и в самом деле ненастная, но не это заставляло девушку дрожать. С того момента как утром она открыла глаза и поняла, что сегодня ей предстоит уехать, глубокий холод словно сковал ей сердце. Последние три дня они с Гейблом только и делали, что каждую свободную минуту занимались любовью, пытаясь забыть о грядущем расставании. Но время, как известно, остановить нельзя, и вот наступил рассвет того дня, о котором они оба старались не думать. У Эйнсли было такое чувство, что ее тело сжалось в комок. Ей хотелось упасть перед Гейблом на колени и умолять, чтобы он не отправлял ее в Кенгарвей. От этого поступка ее удерживала не гордость — Эйнсли легко пожертвовала бы ею, лишь бы остаться с Гейблом, — а сознание того, что этим ничего не изменишь.
— Эйнсли! — раздался негромкий голос у нее за спиной, и она почувствовала, как ее укрыли плащом. Вздохнув, Эйнсли обернулась и увидела Элен.
— Что-то ты сегодня рано поднялась, — сказала она, выдавив из себя улыбку.
— Мне хотелось попрощаться с тобой, — объяснила Элен, протягивая подруге небольшой узелок.
— Что это? — спросила Эйнсли, беря его в руки.
— Платья, которые тебе понравились больше всех.
— Нет, я не могу принять такой дорогой подарок, — возразила Эйнсли, возвращая сверток, но Элен насильно впихнула его обратно.
— И можешь, и должна. У нас и так полно нарядов, а эти идут тебе гораздо больше, чем маме или мне. Мы хотели бы подарить их тебе на память, потому что, как ни грустно это звучит, но, боюсь, мы больше никогда не увидимся.
— Скорее всего да, — прошептала Эйнсли, сглатывая подступивший к горлу комок. — От всего сердца благодарю тебя. Я бы выразила благодарность и твоей матери, но что-то не вижу ее…
— Мама ненавидит прощания. Она говорит, что в ее жизни их было слишком много.
— Понимаю. Даже когда уверен, что тот, кто уезжает, вернется, это все равно грустно.
— Да. К тому же, как я подозреваю, те, с кем приходилось прощаться моей матери, редко возвращались… — Элен прерывисто вздохнула и печально улыбнулась, глядя на Эйнсли. — Такой прекрасной пленницы у нас никогда не было!
— Мне тоже повезло. Вы вели себя как самые гостеприимные и радушные хозяева, а не тюремщики, — заметила Эйнсли, тоже пытаясь улыбнуться.
— Я хотела бы попросить тебя кое о чем…
Элен умолкла, в нерешительности покусывая нижнюю губу. Эйнсли решила подбодрить девушку:
— Смелее! Я сделаю все, о чем ты попросишь.
— Мне не хотелось бы обижать тебя, — несмело начала Элен, робко касаясь руки Эйнсли. — Дело в том, что я слышала много нелестного о твоем отце…
— И теперь боишься, что все может обернуться совсем не так, как планировалось, — докончила за подругу Эйнсли и потрепала ее по вспыхнувшей румянцем щеке. — Не бойся, я не обиделась. Я знаю, что говорят о моем отце. К сожалению, почти все это — правда.
— Ты обещаешь мне позаботиться о Гейбле и его людях? — Элен бросила взгляд на внутренний двор замка, где собирались всадники. — Там много моих родственников. Если их ожидает ловушка или предательство…
— То ты можешь их потерять. Я позабочусь о них, Элен. Я знаю, на какие уловки способен мой отец, и собираюсь расстроить его кровожадные замыслы, насколько это будет в моих силах. Кое-кто счел бы это предательством с моей стороны, но поскольку отец заключил договор, будет только справедливо, если хотя бы один из Макнейрнов не станет его нарушать.
— Спасибо тебе! Теперь у меня спокойно на душе. И мама будет рада… Счастливого пути, Эйнсли Макнейрн! — прошептала Элен, целуя подругу в щеку и собираясь уйти.
Эйнсли тоже нежно поцеловала девушку на прощание и долго смотрела ей вслед, пока Элен не скрылась в замке. Как ей будет не хватать доброты, дружелюбия и достоинства обитателей Бельфлера! Какая душевная атмосфера царит в этом замке! Здесь она чувствовала себя в полной безопасности. По сравнению с Бельфлером Кенгарвей — унылое, безрадостное и опасное место, где в любую минуту можно ожидать какого-нибудь подвоха. Так что не только Гейбл является причиной того, что ей не хочется возвращаться домой…
Эйнсли выпрямилась, увидев Гейбла, который направлялся к ней, ведя лошадей в поводу. Стараясь смягчить боль, терзавшую ее сердце, Эйнсли постоянно напоминала себе, что благодаря ей клан Макнейрнов, возможно, обретет наконец долгожданный мир. Хотя она мало верила в добропорядочность своего отца и не сомневалась, что очень скоро договор будет нарушен, девушке не хотелось, чтобы Кенгарвей упустил шанс на мирную жизнь только из-за того, что ей не хочется расставаться с любимым. Конечно, это было слабое утешение, и все же оно помогло Эйнсли встретить Гейбла спокойно и даже с улыбкой. Он протянул ей руку и помог взобраться в седло позади себя.
— Ты собираешься ехать на Малкольме? — спросила Эйнсли, поглаживая крутые бока коня.
— Да, — коротко ответил Гейбл, выезжая из стен Бельфлера во главе своего отряда. — Мне следовало бы попросить у тебя прощения за то, что я забрал твоего коня, но, похоже, я и так извиняюсь каждые полчаса… Обещаю, что буду хорошо с ним обращаться!
— Я знаю. У тебя Малкольму будет лучше. Вряд ли мне самой теперь понадобится лошадь, значит, Малкольма все равно забрал бы отец или кто-нибудь из его людей. А уж они не в пример тебе не стали бы с ним церемониться! Ты нарочно хочешь показать моему отцу, что оставляешь у себя этого коня? Он ведь только о нем и беспокоился, когда вел с тобой переговоры…
— Да. До сих пор мы не говорили с ним о цене, и сегодня я собираюсь назначить такую, на которую он ни за что не согласится.
— Он рассердится. Да что там рассердится — придет в ярость!
Эйнсли охватило беспокойство. Она потерлась щекой о мягкий плащ Гейбла и тихо добавила:
— Когда он в ярости, трудно даже предположить, что он может выкинуть…
— За твоего отца вообще нельзя ручаться. — Гейбл успокаивающе похлопал Эйнсли по руке. — Не тревожься! И я, и мои люди готовы к самому наихудшему.
Оставалось надеяться, что это не пустая бравада. Эйнсли промолчала. Она предупредила Гейбла о том, насколько коварен ее отец, а прислушиваться или нет к совету — это его дело. Так что оставалось только молиться, что какую бы подлость ни замыслил Дугган Макнейрн, она не будет представлять непосредственной угрозы для жизни Гейбла и его людей. Обхватив рыцаря за талию, Эйнсли закрыла глаза. После бурной ночи, проведенной в любовных играх, она была утомлена и ей не хотелось продолжать разговор.
Гейбл вздохнул, почувствовав, как Эйнсли тяжело привалилась к его спине. Он тоже ощущал усталость, но обстоятельства требовали, чтобы он был начеку, а мысли рыцаря были в таком беспорядке, что о сне в любом случае не могло быть и речи. Он вспомнил, как сегодня утром разбудил Эйнсли, осознавая, что это была их последняя ночь. Никогда в жизни у него не было так тяжело на сердце. Когда девушка проснулась, Гейбл тут же сбежал из ее спальни как трус. Он боялся, что еще минута — и неизвестно, что он скажет и как поступит.
Больше всего раздражало и сердило Гейбла совсем другое — то, что у него не было уверенности, что после встречи с Дугганом Макнейрном у реки все кончится. Этот человек вполне мог заявить, что его не устраивают условия договора, или — что еще хуже — пойти на какую-нибудь хитрость, тем самым подставив под удар жизнь дочери. Если бы Гейбл был убежден, что, отдавая Эйнсли, он действительно добьется мира с ее отцом и тем самым удовлетворит короля, ему было бы легче. В настоящий же момент он понимал, что идет, возможно, на напрасную жертву.
— Ты совсем измотал мою девоньку, — заметил Рональд, поравнявшись с Гейблом.
Тот искоса взглянул на старика. Рыцарь не вполне доверял уверениям девушки, что Рональд отнюдь не винит его в том, что произошло между ним и Эйнсли.
— С ней ничего не случится. Если нам придется ехать быстрее, я пересажу ее вперед.
— Я знаю, что ты о ней позаботишься.
— Меня смущает твое поведение, — признался Гейбл, покачав головой. — Неужели все шотландцы такие или только вы с Эйнсли?
— Тебя беспокоит, что я не жажду твоей крови? А зачем? Конечно, ты мог бы ее не трогать, но я не вижу ничего худого и в том, как все сложилось. Она была счастлива, а это для меня главное.
— А в Кенгарвее она не счастлива?
— Нет, но она не жалуется на судьбу. Она все выдержит, недаром я вырастил ее такой сильной.
— О да, она сильная, своевольная и умная, гораздо умнее любой женщины. Должно быть, ей нелегко ладить с таким отцом, как Дугган Макнейрн.
— Было бы нелегко, если бы я позволял этому ублюдку приближаться к ней. Но я стараюсь, как могу, держать их на расстоянии. Однажды он чуть не убил ее. С тех пор я поклялся, что, пока жив, он и пальцем до Эйнсли не дотронется.
— Она мне рассказывала о том случае. Похоже, что по крайней мере один из ее братьев не так плох, как остальные.
Рональд кивнул:
— Ну да, юный Колин. Им не часто приходится быть вместе, но он всегда готов защитить ее. Остальные трое тоже не так жестокосердны, как их отец, но они боятся Дуггана и никогда слова поперек не скажут, даже если понимают, что тот не прав. Колин же провел несколько лет в монастыре и многому научился у монахов. Должно быть, это дает ему силы противостоять отцу, хотя он делает это довольно редко.
— Наверное, этот юноша не только умен, но и хитер, раз ему удается идти против Макнейрна и оставаться в живых. Насколько я знаю, немногие могут этим похвастаться!
— К сожалению, так оно и есть. Но Колин — любимчик отца и всегда чутко улавливает его настроение. Вот почему он до сих пор жив. — Рональд протянул руку и поправил плащ Эйнсли. — Не тревожься о девоньке. Много лет я неплохо заботился о ней и, Бог свидетель, буду делать это и впредь!
— Да, но раньше ее отцу не приходилось за нее платить.
Рональд лишь равнодушно пожал плечами и поскакал вперед, туда, где ехали Джастис и Майкл. Гейбла не слишком успокоили его слова. Ему хотелось быть полностью уверенным, что Эйнсли не придется расплачиваться за то, что ее отец вынужден был пойти на договор. Но подобно тому как девушка отказалась давать пустые обещания, так и Рональд не стал лгать, лишь бы успокоить Гейбла. Оставалось надеяться, что, когда отряд достигнет реки, его предводитель придумает, как, не нарушая договора, обеспечить безопасность Эйнсли.


Эйнсли недовольно заворчала, почувствовав, что ее вынимают из седла. Все тело ныло от неудобной позы, и девушка вовсе не ощущала себя отдохнувшей. Когда Гейбл опустил ее на землю и направился к лошадям, Эйнсли огляделась, пытаясь стряхнуть с себя дремоту. Сон не освежил ее, поскольку был наполнен кошмарами. В какой-то момент в эти тревожные сны ворвался успокаивающий голос Гейбла. Значит, она снова кричала…
Увидев Рональда, сидевшего под обнаженным корявым деревом, Эйнсли направилась к нему. Именно Рональд всегда был ее защитником, и теперь девушка надеялась, что в его обществе ей будет легче избавиться от тяжелых дум, терзавших душу. Возвращение в Кенгарвей в любом случае трудно назвать праздником, даже если на мгновение забыть о возможных кознях ее коварного отца.
— Ты не заболела, девонька? — участливо спросил Рональд, протягивая своей любимице бурдюк с вином. — А, понятно. Тебе жаль расставаться с твоим бравым норманном…
— Нет, я здорова, — возразила Эйнсли, прислоняясь к дереву и делая вид, что не расслышала последнего замечания Рональда. — Просто устала.
— Устала? Да ведь ты проспала все утро!
— Знаю. Но, к сожалению, отдохнуть мне не удалось. Меня мучили кошмары. Какое-то мрачное предчувствие томит меня…
— Должно быть, приближаясь к Кенгарвею, ты вспомнила о матери, — мягко заметил Рональд, ласково обнимая Эйнсли.
— Нет, матери в этих снах не было. Я видела нас, отряд Гейбла — словом, всех, кто сейчас здесь. — Она обвела взглядом окрестности. — И еще мне снилась река… — добавила она шепотом, вспоминая неприятный сон.
— Судя по выражению твоего лица, нас ожидают не слишком радостные события.
— О да! Хотя как знать — может быть, недоверие к отцу рождает это предчувствие предательства и смерти.
— Твой отец всю жизнь только и знает, что сеет их повсюду. И все же расскажи подробнее, что тебе снилось, девонька!
— Я же сказала — мы все. Мужчины Бельфлера были на одном берегу реки, а мои сородичи — на другом. А вода в этой реке, что нас разделяла, не была серой или голубой. Она была красной. Красной от крови…
— А где была ты?
— Прямо посередине. Струи бились о мои колени, а я пыталась заставить реку остановиться. Мне казалось, что это кровь из моих ран, хотя самих ран не было…
— Действительно мрачный сон, — согласился Рональд, вздрогнув. — Молю Бога, чтобы он оказался просто сном, а не дурным предзнаменованием.
— Ты не можешь молиться об этом сильнее, чем я!
Увидев приближающегося к ним Гейбла, Рональд поцеловал Эйнсли в щеку.
— Вон идет твой бравый рыцарь, девонька. Может быть, он сумеет развеять твои мрачные мысли!
Послушно следуя за Гейблом, уводившим ее от Рональда, девушка усомнилась, что он сумеет поднять ей настроение. Наоборот — общество рыцаря мучительно напоминало Эйнсли о скорой разлуке. Грустно улыбнувшись Джастису, передававшему ей сыр, хлеб и вино, девушка вместе с Гейблом удалилась в укромное место — подальше от любопытных глаз его отряда. Усевшись на мшистый камень под развесистым деревом, Гейбл притянул Эйнсли к себе.
— Ты выглядишь усталой и грустной. Даже не верится, что последние несколько часов ты провела, тихонько похрапывая на моей спине, — шутливо заметил он, принимаясь за скудный завтрак.
— Я никогда не храплю, даже тихонько, — возразила Эйнсли, кусая хлеб.
— Ну разумеется! Значит, это был ветер.
— Наверное…
— Неужели ветер умеет кричать от страха? — негромко спросил Гейбл, внимательно глядя на Эйнсли. Она вздохнула и отхлебнула вина из бурдюка.
— Нет, конечно. Кричала я и, предупреждая твой вопрос, скажу, что не потому, что видела во сне свою мать.
— Что бы тебе ни снилось, это было тяжелым видением.
Эйнсли обернулась к Гейблу, прикидывая, стоит ли рассказать ему свой сон. И ее, и Рональда он не оставил равнодушными. И хотя Гейбл не производит впечатление человека, который верит в сны и предзнаменования, не будет ничего дурного, если она поделится с ним своими опасениями. Когда Эйнсли закончила свой рассказ, воцарилось молчание, настолько долгое, что наконец она не выдержала и сказала с вызовом:
— Если тебе смешно, можешь не стесняться. Я знаю, что многие люди не верят в сны!
Поцеловав девушку в щеку, Гейбл мягко привлек ее к себе.
— Я не изменю своих планов из-за какого-то сна, но не могу утверждать, что совершенно в них не верю.
То, что ты видела, не слишком вдохновляет, но разгадать смысл твоего сна я не в силах.
— Мне кажется, это означает, что у реки нас ждет опасность, — рискнула предположить Эйнсли.
— Ну, об этом мы знали еще до того, как выехали из Бельфлера! Собственно говоря, знали с самого начала… Может быть, в этом разгадка твоего сна: ты беспокоишься о будущем?
— Возможно, — вяло согласилась Эйнсли, досадуя на то, что реакция Гейбла в точности совпала с реакцией Рональда.
Ну почему мужчины не хотят понимать, что сны могут сбываться?
— Я чувствую, что в душе ты со мной не согласна. Ну а что, по-твоему, мы должны делать? Неужели ты всерьез полагаешь, что во сне тебе явилось будущее, что Господь или судьба пытаются предостеречь тебя?
— Не знаю. Может быть, этот сон предвещает ссору.
— До сих пор мы с тобой не ссорились.
Эйнсли досадливо поморщилась. Неужели Гейбл не понимает, что она имеет в виду не его и себя, а своего отца?
— Я сама не знаю, что нужно делать, поэтому и рассказала свой сон тебе и Рональду.
— И ты явно недовольна тем, как мы к этому отнеслись. Я очень хотел бы объяснить, что означает твой сон, или уверить, что он ничего не означает. Но не могу! Давай будем считать, что это предостережение, к которому мы должны прислушаться. Но что из этого следует? Что нам нужно вернуться в Бельфлер и спрятаться за его стенами? Или встретить твоего отца с обнаженными мечами, даже если он ничего худого не замышляет? Или, может быть, нам следует исподтишка напасть на твоих сородичей и перебить их всех, прежде чем они сами нападут на нас?
— Нет, ничего этого делать не следует, — нехотя согласилась Эйнсли, теребя косу. — Возможно, ты прав. Я действительно очень боюсь, и поэтому стоит мне закрыть глаза, как начинают мерещиться кошмары. — Подняв глаза на Гейбла, Эйнсли вцепилась в его руку. — Но давай хотя бы примем дополнительные меры предосторожности! Может быть, мой сон проистекает из убеждения, что рано или поздно между Макнейрнами и де Амальвиллями прольется кровь. Так неужели нельзя сделать так, чтобы она пролилась хотя бы не сегодня?
— Да, это в наших силах. Мне казалось, что мы и так достаточно подготовились к любым неожиданностям, но, наверное, можно сделать что-то еще.
— Спасибо тебе, Гейбл! Извини, что надоедаю, но… Остаток фразы заглушил поцелуй.
— Ты мне никогда не надоешь, Эйнсли. — Гейбл улыбнулся. — И ты сама это знаешь.
Она вспыхнула от удовольствия.
— Сегодня утром твоя кузина сказала мне, что в Бельфлере еще никогда не было такой послушной пленницы.
— Да в Бельфлере вообще ни разу не было пленников, до того как я привез туда тебя!
Эйнсли рассмеялась:
— Советую тебе быть осторожнее со своей кузиной; Гейбл! Похоже, эта девушка за словом в карман не полезет…
— Это стало ясно с того момента, как она научилась говорить. — Гейбл улыбнулся, очевидно, вспомнив Элен маленькой, но тут же снова посерьезнел. — Мы отдохнем здесь с часок, а потом поедем дальше. У реки я верну тебе твое оружие. Надеюсь, ты не всадишь мне в спину кинжал? — шутливо поинтересовался он.
— Нет, конечно. И спасибо! С оружием в руках я буду чувствовать себя спокойнее.
— Неужели ты считаешь, что твой отец может поднять на тебя руку?
Эйнсли пожала плечами:
— Кто знает? Но увидев, что я вооружена, он хотя бы не сразу бросится на меня.
— Да уж! С мечом в руке ты выглядишь весьма грозно, это я помню. — Он прижал девушку к себе, стараясь шуткой успокоить ее и себя, но это ему не удалось. — Хотелось бы мне верить, что я не посылаю тебя на смерть, — прошептал Гейбл, прикасаясь щекой к волосам Эйнсли.
— Ты не можешь поступить иначе. Я должна возвратиться в Кенгарвей — ради тебя и ради моей семьи. Возможно, это принесет нам долгожданный мир. Уже много лет люди Кенгарвея живут в постоянном страхе. Я должна дать им шанс на спокойную жизнь! Если я не вернусь домой, этот шанс будет упущен…
— Ты права, — со вздохом сказал Гейбл, поднимаясь и помогая Эйнсли встать. — А сейчас нам, пожалуй, лучше присоединиться к отряду. Когда мы с тобой вдвоем, я не могу думать о долге. Мои мысли заняты совсем другим!
Эйнсли улыбнулась. Эти слова были ей приятны и даже заставили на мгновение забыть о своих горестях.
— Ты слишком ненасытен, Гейбл де Амальвилль!
— Я выполняю свой долг. Но если бы я мог дать волю своим желаниям…
Он не докончил фразу. Окинув Эйнсли пристальным взглядом, Гейбл решительно направился к отряду.
Она заторопилась следом, пытаясь не отстать и размышляя о том, что он только что сказал. Похоже, Гейбл глубоко сожалеет, что вынужден расстаться с ней. А вдруг она, повинуясь зову собственного сердца, придала его словам совсем не тот смысл, который он в них вкладывал? Эйнсли очень хотелось спросить Гейбла, что он имел в виду, но пока она подбирала надлежащие слова, чтобы задать этот вопрос, они уже дошли до лагеря, и случай был упущен. Джастис и Майкл встретили их непринужденной беседой, словно вся их компания участвовала в увеселительной загородной прогулке, а не в серьезной военной операции. «Ну и ладно! — пыталась уверить себя Эйнсли. — Какая, в сущности, разница, что он хотел сказать?» Даже если она права и Гейблу действительно жаль, что он вынужден расстаться с ней, это придаст разлуке еще большую горечь…
Как только с едой было покончено и лошади немного отдохнули, отряд снова двинулся в путь. Теперь они ехали по знакомым местам, и Эйнсли почувствовала, как тяжело стало у нее на сердце. Значит, божественное провидение не намерено вмешиваться в ее дела. Пройдет несколько часов, и она снова попадет в лоно своей семьи — это не могло не страшить девушку. Ей вспомнилось, как Гейбл просил ее хоть на время уехать из Кенгарвея. Тогда Эйнсли не дала ему такого обещания, считая, что это невозможно, но, поразмыслив на досуге, пришла к выводу, что попытаться стоит. Хотя она очень любила родные места и многих обитателей Кенгарвея, жить там Эйнсли не хотелось. Наверняка на земле найдется уголок, где она могла бы найти пристанище, и девушка дала себе слово, что отыщет его.


— Мы уже почти у реки, — сказал Гейбл, натягивая поводья и спешиваясь.
— Да, я узнаю это место, хотя была здесь всего несколько раз, — отозвалась Эйнсли, соскакивая на руки Гейбла.
— Для тебя приготовлена старая кобыла. На ней ты переедешь через реку. — Рыцарь подал знак своему кузену привести лошадь. — Там же и твое оружие.
Эйнсли посмотрела на кобылу, которую вел в поводу Джастис, и усмехнулась.
— Отец сразу догадается, что это не Малкольм, — заметила она, в ответ на что Джастис рассмеялся. Гейбл тоже улыбнулся:
— Надеюсь! Конечно, с моей стороны это не очень красиво, но после того как твой отец вначале спросил о коне, а потом уж о тебе, я поклялся, что он его не получит. Кобыла, которую я даю тебе взамен, когда-то была отличной верховой лошадью и принесла немало славных жеребят, но теперь это все в прошлом. Надеюсь, с ней будут хорошо обращаться. Впрочем, она так стара, что вряд ли долго протянет.
Он потрепал кобылу по морде.
— Я прослежу, чтобы ее хорошо кормили, — пообещала Эйнсли.
— Спасибо.
Отдав поводья Гейблу, Джастис вернулся к отряду. Гейбл подсадил Эйнсли в седло. Несмотря на отчаянные усилия сохранить хладнокровие, он был взволнован. Коснувшись обтянутой чулком ноги девушки, рыцарь негромко начал:
— Вряд ли у нас будет возможность попрощаться там, у реки…
Эйнсли наклонилась и быстро поцеловала его в губы. Ей хотелось бы более страстного поцелуя, но сейчас для этого было неподходящее время и место.
— Так попрощаемся здесь, — прошептала она.
— Прощай, Эйнсли Макнейрн, — так же тихо произнес Гейбл. — Береги себя — хотя бы ради меня!
— И ты тоже, Гейбл, — ради меня. Помни, что я тебе говорила о своем отце!
Гейбл кивнул, быстро стиснул ногу Эйнсли и вскочил в седло. Он знал, что ему будет нелегко расставаться с девушкой, но не думал, что до такой степени. На мгновение ему захотелось схватить ее в объятия, усадить перед собой в седло и умчаться в неведомые земли, подальше от короля и гнусных интриг.
Отряд неторопливо двинулся к реке. Сквозь деревья уже начала поблескивать вода. Гейбл погрузился в размышления. А не совершает ли он непоправимой ошибки? Он вновь и вновь повторял про себя прежние доводы, что не мог поступить иначе и оставить у себя Эйнсли Макнейрн, но почему-то теперь они не казались ему убедительными. Увидев на противоположном берегу Макнейрнов, Гейбл негромко выругался. Оказывается, он до последней минуты надеялся, что Дугган Макнейрн не приедет, и тогда у него появится возможность провести с Эйнсли еще несколько дней.
Остановившись на крутом обрыве и спешившись, Гейбл внимательно изучал своего противника. Дугган Макнейрн, уперев руки в бедра, стоял чуть в стороне от своего отряда. Это был крупный мужчина плотного телосложения. На его лице застыло надменное выражение. Чувствовалось, что он привык, чтобы ему беспрекословно повиновались. Одного взгляда на этого человека было достаточно, чтобы Гейбл безоговорочно поверил всему, что слышал о нем. До сих пор ему казалось невероятным, чтобы кто-нибудь, совершив столько преступлений, остался в живых. Теперь же сомнений не было — Дугган Макнейрн способен на все. И единственный способ положить конец его безумствам — вдруг ясно осознал Гейбл, — это убить его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна



Роман супер
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаАнна
2.02.2012, 21.32





Тяжелый роман. Слишком много неприятностей, покушений, битв.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаКэт
19.11.2012, 21.55





интересный роман, читается на одном дыхании... советую всем прочитать
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
3.03.2013, 10.16





Мне понравилось! Советую читать всем.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаМаринка
6.03.2013, 15.58





Аннотация вообще не имеет ничего общего с романом. А дело обстояло так .. гг нечаянно берет гг.ню в плен и соврощает а затем передает жеестокому отцу объявленного в не закона. Сам через какое то время идет штурмом на этот замок. Отец сволочь чуть не убивает свою дочь а гг спасает ее и братьев и жениться на гг. В общем узнаваемый стиль этой писательници . У нее все романы помоему такие. Ну 3 каторый я прочитала. Да и жестокости тоже многовато. Хотя правдиво.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханнанека я
18.06.2013, 8.40





только время потеряла на этот роман...из пустого в порожнее...одно по одному...не понравился роман.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханнаалевтина
17.04.2014, 17.34





Какой нудный роман, просто тупо дочитала...😖😖😖
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаКолючка
21.05.2014, 0.12





Скучно и нудно, много тупых и бессмысленных рассуждений. Герой не совращает героиню, а героиня в конюшне просто раздвигает ноги и всё. То героиня боевая, то вдруг становится беспомощной и пугливой, то девственница которая бережёт свою честь, то ведёт себя хуже шлюхи и отдаётся в каком-то сарае. Примитивный набор штампов.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаAlina
26.09.2014, 14.44





Затянуто, еле дочитала. А так сюжет не плохой.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаЕлена
7.04.2016, 19.24





Переводчика "на мыло"! 12 век - бриджи вдруг на ГГ! И таких ляпов тьма. Кто не в теме - не заметит, но в оригинале это звучало иначе.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаKoyana
8.11.2016, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100