Читать онлайн Мой пылкий рыцарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Мой пылкий рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Жуткое проклятие сорвалось с побелевших от холода губ Эйнсли, когда она, поскользнувшись, упала лицом в снег. По привычке она тут же огляделась — не слышал ли ее кто-нибудь — и снова выругалась. К сожалению, она была одна посреди этого царства пронизывающего холода и снега, так что даже за самое грубое богохульство некому было ее осудить.
Эйнсли поднялась и принялась отряхиваться. Правда, она и так уже промокла и продрогла до костей, но ей почему-то казалось, что если, в довершение всего, на одежду налипнет снег, то ей будет еще холоднее. Спотыкаясь, девушка двинулась дальше. В голове крутилась одна мысль — какой грех она совершила за свою короткую жизнь, чтобы заслужить такое наказание? Казалось верхом несправедливости, что коварная леди Маргарет сейчас сидит в тепле и уюте Бельфлера, в то время как она, Эйнсли, вынуждена месить этот мерзкий снег, рискуя замерзнуть до смерти. Даже если ей не суждено погибнуть в этом снежном безмолвии, она наверняка свалится в лихорадке, вернувшись в Бельфлер. Эйнсли так устала, что больше всего на свете ей хотелось лечь и уснуть. Однако она знала, что делать этого ни в коем случае нельзя. Сон сейчас — верная гибель. Теперь Эйнсли влекло вперед не только стремление отомстить леди Маргарет за совершенное ею преступление, но и отчаянное желание еще раз увидеть Гейбла и Рональда. Она не желает умирать здесь, в этой снежной пустыне, в полном одиночестве. Ей хотелось хотя бы попрощаться и со своим верным другом Рональдом, и с возлюбленным. Она должна многое им сказать, а для этого надо во что бы то ни стало дойти до Бельфлера. И Эйнсли снова шаг за шагом преодолевала ледяное пространство, отделявшее ее от замка.
В тот момент, когда девушке стало казаться, что силы окончательно покидают ее, вдали вдруг показалось что-то темное. Не смея верить своим глазам, Эйнсли бегом бросилась вперед. Вскоре силуэт принял более отчетливые очертания. Сомнений больше не было — перед ней высился Бельфлер. Эйнсли чуть не заплакала от радости. Впрочем, слезы, даже если бы она сумела их выдавить, наверняка тут же замерзли бы у нее на щеках.
— Теперь остается надеяться, что меня не подстрелит какой-нибудь бдительный страж, приняв за врага или дичь, — пробормотала Эйнсли и, собрав остатки сил, заковыляла к замку.


Стоя на высокой стене замка, Джастис покачал головой, не сводя глаз с крошечной фигурки, которая сквозь снежную завесу упрямо двигалась к Бельфлеру. Невероятно! Увидев подбежавшего Гейбла, Джастис ничего не сказал, лишь молча показал рукой вниз. Фигурка все так же упорно шагала вперед. Гейбл некоторое время всматривался в нее, а потом не удержался от проклятия.
— Тысяча чертей, неужели это Эйнсли? — прошептал он с сомнением в голосе.
— Похоже, что так, — ответил его кузен. — В первый момент я хотел спуститься и помочь ей, но потом передумал.
— Но почему? Она ведь, наверное, до смерти замерзла!
Гейбл был уже готов ринуться на спасение девушки, но Джастис удержал его:
— Возможно. Но не забывай — она из клана Макнейрнов, клана, который славится своей неукротимостью и вероломством. Вполне возможно — впрочем, сам я в это почти не верю, — что девушку решили использовать как приманку, чтобы заставить нас открыть ворота замка.
— Но для того чтобы придумать такой хитроумный план, она должна была добраться до Кенгарвея и поговорить со своими родичами. А ведь времени для этого у Эйнсли не было!
— Пожалуй, ты прав. Впрочем, решать все равно тебе.
— Сделаем так — слегка приоткроем ворота, чтобы прошла только Эйнсли, и предупредим моих людей, чтобы были наготове в случае возможного нападения.
С этими словами Гейбл заторопился вниз, а Джастис начал отдавать приказания воинам.
Приоткрыв ворота, Гейбл выглянул наружу. Он не увидел никого, кроме Эйнсли, которая, спотыкаясь, медленно брела к замку. Первым порывом рыцаря было броситься и помочь девушке, но он сдержался. Желание поспешить на выручку Эйнсли диктовалось эмоциями, чего Гейбл не мог себе позволить — безопасность слишком многих людей зависела от его осторожности. Лишь когда Эйнсли бессильно привалилась к створке, он схватил ее за руку и втащил внутрь, а два стража, охранявшие ворота, тут же поспешили их захлопнуть.
Подведя Эйнсли поближе к воткнутому в стену факелу, рыцарь с тревогой вгляделся в ее побелевшее от холода и усталости лицо. К ним уже спешил Джастис. У Эйнсли зуб на зуб не попадал, а ее наряд был по меньшей мере странен. Негромко застонав, она пошатнулась и чуть не упала, но Гейбл сумел вовремя подхватить ее на руки.
— Вы, очевидно, заблудились, мисс Макнейрн, — пытаясь придать своему голосу твердость и не выдать снедавшей его тревоги, проговорил он. — Кенгарвей гораздо дальше к северу.
— Я прошла много миль пешком, милорд, и выбилась из сил. Пожалуй, мне лучше лечь.
В сопровождении обеспокоенного Джастиса Гейбл направился в замок. Ответ Эйнсли, который она к тому же еле слышно процедила сквозь стиснутые зубы, мало что объяснил ему во всей этой истории. Они вошли в зал, и при более ярком свете Гейблу стало ясно, что пройдет немало времени, прежде чем девушка оправится настолько, чтобы вразумительно отвечать на его вопросы.
Эйнсли слабо зашевелилась, пытаясь оторвать голову от плеча Гейбла. Яркий свет на мгновение ослепил ее, а в следующий момент она увидела Маргарет Фрейзер, стоявшую у входа в обеденный зал. Девушка дернулась так резко, что рыцарь чуть не уронил ее и был вынужден отпустить. Очутившись на полу, Эйнсли покачнулась, едва не потеряв равновесие. Гейбл бросился к ней, протягивая руки, но она отстранилась.
— Меня не так легко убить, как мою мать, — твердо произнесла девушка, глядя прямо в глаза леди Маргарет, которая была в таком бешенстве, что даже не пыталась скрыть своих чувств.
— Боюсь, что бедное дитя так настрадалось, что теперь находится в беспамятстве и бредит, — процедила Маргарет, бросая бегающий взгляд на Гейбла.
— Хватит притворяться, Маргарет! Ты пыталась убить меня, сбросив на голову булыжник, потом подослала своих людей, чтобы они меня прирезали. К чему ты собираешься прибегнуть в следующий раз — к яду? Теперь настала пора отвечать за свои преступления!
— Да она сумасшедшая! Вы только послушайте, что несет эта негодяйка!
Превозмогая боль, Эйнсли израненными пальцами отколола от плаща брошь Фрейзеров и швырнула под ноги сопернице:
— Узнаете эту вещь, миледи? Боюсь, что ваш не слишком умный кузен Ян потерял навсегда своего единственного друга!
— Ты посмела пролить кровь Фрейзеров? Так вот почему она лжет и изворачивается, милорд! — торжествующим тоном провозгласила леди Маргарет, обращаясь к Гейблу. — Просто хочет замести следы…
— Если бы я сейчас не была похожа на ледышку, я с радостью пролила бы еще больше крови, перерезав тебе глотку, — парировала Эйнсли, угрожающе подступая к Маргарет, но Гейбл сумел удержать ее. — Дай мне время, Гейбл, чтобы согреться, и я разделаюсь с этой змеей!
— Замолчи! — приказал он, окидывая холодным взглядом леди Маргарет, и, обращаясь к Джастису, попросил: — Побудь пока здесь. Я позабочусь об Эйнсли и тотчас же вернусь. Мне надо поговорить с Фрейзерами.
Удостоверившись, что Джастис и один из стражников препроводили Маргарет обратно в зал, Гейбл с Эйнсли на руках начал взбираться по лестнице.
— Мы искали тебя, но не нашли никаких следов.
— Видно, не то искали, — объяснила Эйнсли. — Вам следовало бы интересоваться не моими следами, а теми, что оставили ее кузен и его друг. Вот уж кто не умеет заметать следы!
Постепенно она начала отогреваться, сразу же почувствовав сильную боль во всем теле. Девушка коснулась пальцами рта и, отняв руку, увидела кровь.
— Такое чувство, что мои губы остались там, на снегу.
— Ну что ты, — попытался отшутиться Гейбл, хотя сердце переворачивалось у него в груди от жалкого вида Эйнсли. — Кое-что наверняка осталось…
Новый приступ боли заставил девушку поморщиться и застонать.
— Мне кажется, я истекаю кровью!
— Потерпи немного, дорогая. Ты просто начала согреваться, и кровь сильнее побежала по жилам.
— Вот уж не думала, что отогреваться будет так же мучительно, как и замерзать!
Оба замолчали. Вскоре Гейбл внес Эйнсли в спальню и осторожно опустил на кровать. С помощью горничной он снял промокшую одежду с девушки, выкупал ее и завернул в теплую накидку. Напоив Эйнсли подогретым медовым напитком, Гейбл уложил ее в постель и заботливо укрыл одеялом. Теперь, когда ее тело перестало болеть, а все царапины и ушибы были тщательно смазаны и перевязаны, Эйнсли почувствовала, что ее начинает клонить ко сну. На мгновение ей стало страшно: мысль о том, что заснуть — значит обречь себя на верную гибель, крепко засела у нее в мозгу.
— Значит, ты не пыталась бежать? — спросил Гейбл, который и так почти не сомневался в этом, но решил все же удостовериться.
Еле слышным шепотом, стараясь почти не разжимать кровоточащих губ, Эйнсли начала свою речь:
— Гейбл, я уже однажды говорила тебе, что мой отец ни за что не станет выкупать одного Рональда. Он считает его бесполезным, никчемным калекой. Когда его приставили ко мне в качестве няньки, это не было честью, как ты понимаешь. Значит, если Рональд не вернется в Кенгарвей со мной, он не вернется вообще. Оставив кузена здесь, я рискую никогда больше его не увидеть. Тебе ведь известно все это! Как же ты мог подумать, что я сбежала без Рональда?
— Мне самому это показалось странным.
— И тем не менее, обнаружив мое исчезновение, ты решил, что я сбежала, тем самым лишив тебя возможности получить выкуп и отличиться перед королем?
Насмешка, явно прозвучавшая в слабом голосе Эйнсли, заставила Гейбла покраснеть.
— Да нет… И все же кое-что в этом деле оставалось для меня неясным.
— Правда? Сочувствую! Ты ведь горел желанием разоблачить некий заговор, а когда узнал, что я сбежала, решил, что это и есть тот самый коварный план, который ты разнюхивал. Ну извини, что я тебе все испортила! — Эйнсли попыталась насмешливо улыбнуться, но боль в губах заставила ее застонать. Схватив Гейбла за руку, девушка продолжала: — Не обещаю, что не попытаюсь сбежать, но что не оставлю Рональда, это точно. Он, Страшила да Малкольм — вот моя семья. Постарайся хоть на минуту забыть, что я принадлежу к столь ненавистному тебе клану Макнейрнов, и оглянись вокруг, Гейбл де Амальвилль! Не я плету здесь интриги, неужели ты до сих пор этого не понял?
— Только теперь начинаю понимать, на что ты мне все время намекала…
— Ну да. Я чувствовала, что ты ни за что не поверишь, если Макнейрн станет обвинять Фрейзеров, и все же пыталась открыть тебе глаза. Дважды я чуть не поплатилась за это жизнью! Но теперь моему терпению пришел конец. Я не могу больше ждать, пока ты прозреешь. Сейчас я слишком слаба, чтобы объяснить тебе все, а когда немного отдохну, смогу рассказать еще много интересного о твоих гостях! Не хочешь ждать — отправляйся к Рональду и расспроси его. Скажи, что это я прислала тебя. Собственно говоря, он знает о Фрейзерах даже побольше моего.
— Я так и сделаю. А теперь отдыхай, Эйнсли, — негромко проговорил Гейбл, ласково касаясь губами ее иссеченного ветром лба. — Я попрошу тетю Мари посидеть с тобой, — добавил он и улыбнулся — Эйнсли его не слышала, потому что уже спала.
Разыскав свою тетушку и отправив ее ухаживать за Эйнсли, Гейбл поспешил к Рональду. Явная радость старика по поводу того, что его любимица нашлась, и беспокойство за ее здоровье развеяли последние сомнения рыцаря. В ответ на его расспросы Рональд разразился потоком обвинений в адрес Фрейзеров. Гейблу оставалось только удивляться, как он мог быть так слеп. Первым его побуждением было заставить своих гостей дорого заплатить за причиненные Эйнсли страдания, но подумав, он решил, что делать этого не следует. При существующем положении вещей король сочтет единственной виной Фрейзеров злоупотребление его, Гейбла, гостеприимством. Ведь Макнейрны объявлены вне закона, а значит, любой волен поступать с ними, как ему заблагорассудится.
Вернувшись в обеденный зал, Гейбл снова волей-неволей очутился в компании Фрейзеров. Он был уверен, что все их объяснения будут ложью от первого до последнего слова, однако понимал, что не может их не выслушать. Когда лорд Фрейзер и леди Маргарет умолкли, Гейбл холодно объявил, что им предстоит покинуть Бельфлер, как только погода немного наладится. Их явное неудовольствие при этом сообщении не удивило рыцаря. Он понимал, что Фрейзеры боятся с ним поссориться, а значит, сделают все, чтобы вернуть его расположение.
— Милорд, — вкрадчиво начала леди Маргарет, легонько касаясь руки Гейбла и не обращая внимания на то, что он поспешил отстраниться. — Ну как вы могли поверить этой девчонке? Ведь она — Макнейрн! Совершенно очевидно, что она пыталась сбежать, но что-то в ее плане не сработало, и тогда она вынуждена была вернуться. Чтобы выгородить себя, она и пытается обратить ваш гнев на других…
— Тогда объясните, как к ней попала брошь Фрейзеров, а также меч и плащ вашего кузена?
— Да она попросту их украла еще до того, как отправилась в путь!
— Думаю, вы ошибаетесь. По-моему, она завладела ими после того, как убила вашего человека, защищая свою жизнь… А теперь идите. Как только путешествие станет возможным, вы покинете Бельфлер, а до той поры постарайтесь не попадаться мне на глаза.
Маргарет собиралась что-то возразить, но отец бесцеремонно схватил ее за руку и выволок из зала. Вздохнув, Гейбл налил себе бокал вина, залпом осушил его и придвинул кувшин к Джастису, который только что сел рядом.
— Ну теперь ты веришь тому, что сказала Эйнсли? — спросил молодой человек, пригубив вино.
— Да. Хотя пропали кое-какие ее вещи, взяла их явно не она. На ней был только мужской плащ, ночная рубашка и одеяло, а на ногах и руках — лишь жалкие клочки материи. Эйнсли ни за что не пустилась бы в путь, так плохо подготовившись. Нет, тут явная неувязка! Хотя я еще не знаю точно, что именно здесь произошло, и не узнаю до того, как Эйнсли поправится, я уверен — она и не помышляет о побеге.
— Не услышав ее рассказа, как ты можешь быть уверен, что в этом деле замешаны Фрейзеры?
— Мне многое рассказал о них Рональд. У Эйнсли — брошь Фрейзеров, значит, кто-то из них приложил к этому руку. Кузен леди Маргарет со своим другом покинули Бельфлер на рассвете — то есть как раз тогда, когда, по нашим предположениям, сбежала Эйнсли. Как ни крути, именно они и увезли ее! А ведь ни у одного из этих молодцов не хватило бы ума для разработки столь хитроумного плана, не говоря уже о том, что они никак не могут быть сообщниками Эйнсли…
Джастис покачал головой:
— Но ведь, пойдя на такой шаг, Фрейзеры рисковали своей властью и престижем. Для этого нужна более серьезная причина, чем застарелая вражда.
— Какая? Они ведь не отвезли Эйнсли в Кенгарвей, не пытались получить за нее выкуп и заключить собственный договор с Макнейрнами.
— Какой уж тут договор! Дай Фрейзерам волю, и они перебьют весь клан Макнейрнов без остатка. Нет, дело явно в другом. А что, если леди Маргарет догадалась о твоем… м-м-м… интересе к Эйнсли? Вряд ли такая женщина будет мириться с существованием соперницы, особенно если эта соперница, по ее мнению, неотесанная деревенщина, а не высокородная леди!
Гейбл, не веря своим ушам, уставился на кузена. С его губ сорвалось невольное проклятие.
— Но ведь это означает, что, потворствуя своему вожделению, я сам подставил Эйнсли под удар, подверг смертельной опасности ее жизнь!
— Вряд ли все обстоит так просто, — прервал сокрушающегося кузена Джастис. — И все же полностью исключать подобную возможность нельзя. Только имей в виду — отныне леди Маргарет будет смотреть на леди Эйнсли не просто как на соперницу, а как на человека, который сумел перехитрить ее!
— Поверишь — с первой минуты, как передо мной возникла эта миниатюрная рыжеволосая красотка, размахивая своим проклятым мечом, я так и думал, что хлопот с ней не оберешься, — пожаловался Гейбл. В действительности он вовсе не гневался на Эйнсли, ему просто хотелось отвести душу. — Надо приставить более надежную стражу и к ней, и к Рональду. Фрейзеры уже недвусмысленно дали понять, что не остановятся ни перед чем в своем стремлении нанести удар по любому живому существу, которое дорого Эйнсли. Вспомни, как они обошлись с ее собакой! Да, кстати… Надо не забыть перевести это чудовище в ее комнату, — добавил он с улыбкой.
Джастис рассмеялся, отвесил кузену шутливый поклон и отправился выполнять его приказания — подыскать надежных людей для охраны Макнейрнов и препроводить Страшилу в спальню Эйнсли.
«Как же мне ненавистны все эти интриги!» — чертыхнувшись, подумал Гейбл, допил вино и пошел к Эйнсли. Отныне он намеревался и сам не спускать с нее глаз, справедливо полагая, что вряд ли это удивит кого-нибудь в Бельфлере. Решение было продиктовано, разумеется, эмоциями. Но после случившегося сегодня Гейбл начал склоняться к мысли, что, пожалуй, был не прав, когда действовал, совершенно не считаясь с ними. Он пытался загнать чувства так глубоко и взвешивал каждый шаг столь тщательно, дабы в нем не было и намека на эмоции, что не заметил того, что происходило прямо перед его носом.
Тетушка приветствовала Гейбла улыбкой. Тихонько проскользнув в спальню и склонившись над кроватью Эйнсли, он шепотом спросил:
— Ну как она?
— Спит, — ответила Мари. — Дышит спокойнее и, похоже, согрелась. Жара, к счастью, нет.
— Рад это слышать. Я боялся, что у нее начнется лихорадка.
Подав тетке руку, чтобы помочь встать с низенькой скамеечки, Гейбл начал вежливо выпроваживать ее из комнаты:
— Иди спать, тетя. Теперь я сам посижу здесь.
— Но ей может понадобиться помощь женщины, — запротестовала Мари, сопротивляясь маневрам племянника.
— Если понадобится, я позову тебя или горничную — их ведь чуть не с десяток снует по всему Бельфлеру. Спокойной ночи, тетя, — скороговоркой добавил он, чмокнув Мари в щеку, и закрыл наконец дверь.
Налив в кружку медового напитка из кувшина, стоявшего на столике рядом с кроватью, Гейбл устроился поудобнее, не сводя глаз со спящей Эйнсли. Какое счастье, что она жива и идет явно на поправку, подумал он, немного удивленный тем, что придает этому такое значение. Очевидно, его чувства задеты сильнее, чем это бывает при легком флирте, как он предпочитал называть про себя их отношения. А раз так, это становится опасным. Самым разумным было бы держаться от девушки на расстоянии, но глядя на ее милое лицо, Гейбл понимал, что не сможет этого сделать.
Какая горькая ирония судьбы! То, что привлекает его в Эйнсли, одновременно делает невозможным их совместное будущее. С каждым днем Гейблу становилось все яснее, что Эйнсли нимало не похожа на своего необузданного отца или других родственников, но само имя Макнейрн… Жестоко так рассуждать, но Гейбл знал, что просто обязан быть жестоким. Судьбы многих людей зависят от него. Он не может рисковать ни своим теперешним положением, ни тем, которого рассчитывает добиться в будущем. Ему бы хотелось быть более независимым в своих поступках, но коль скоро такой возможности нет, он не может позволить себе увлечься.
Эйнсли тихонько застонала и открыла глаза. Гейбла не удивило, что она проснулась — желудок девушки уже давно требовал еды. Вот и теперь, как только она перевела сонный взгляд на сидевшего рядом Гейбла, в животе у нее снова заурчало. Поймав его улыбку, Эйнсли смутилась и сунула руку под одеяло.
— Это у меня? — спросила она слабым голосом.
— Похоже, что да. Я слушаю эту серенаду уже довольно давно. Тебе надо подкрепиться. Вот сыр и хлеб. — Заметив, что Эйнсли не притрагивается к еде, Гейбл нахмурился. — Тебе нужна помощь?
— Нет.
Она села, окинула взглядом свою рубашку и перевела глаза на Гейбла:
— Когда ты меня раздевал, я была слишком слаба, чтобы высказать упреки за столь неподобающую помощь. Могу я высказать их сейчас?
— Считай, что ты это уже сделала. А теперь поешь, а то мы оба скоро оглохнем от этого урчания у тебя в животе.
Эйнсли поела немного хлеба и сыра, удивляясь тому, что так слаба, и радуясь, что вышла относительно здоровой из тех испытаний, что выпали на ее долю.
— Урчит и в самом деле громко. Не мудрено — со. вчерашнего вечера я ничего не ела, если не считать нескольких глотков прокисшего вина.
— Эйнсли, расскажи мне все.
Она искоса взглянула на него:
— А ты уверен, что хочешь этого? Иначе все будет пустой тратой времени — выслушав мой рассказ, ты объявишь его ложью.
— Не беспокойся. Я обещаю слушать внимательно и не подвергать сомнению твои слова. — Он хитро улыбнулся. — По твоему совету я уже поговорил с Рональдом и многое узнал от него, а теперь хотел бы послушать тебя.
Продолжая поглощать хлеб и сыр, Эйнсли принялась рассказывать о том, что с ней произошло. Услышав об ее схватке с Фрейзером, Гейбл потрогал шишку у нее на голове. Эйнсли догадалась, что он сделал это не из недоверия к ее рассказу, а просто для того, чтобы удостовериться, что рана не опасна. «Наконец-то он узнал истинную цену этим коварным Фрейзерам!» — с удовлетворением подумала девушка, откидываясь на подушки. Правда, жаль, что она лично не сможет извлечь из этого никакой выгоды. Даже теперь Гейбл вряд ли будет смотреть на нее как на возможную жену, значит, остается радоваться хотя бы тому, что он ей поверил. Макнейрны редко могут этим похвастаться…
— Ты самая удивительная женщина на свете, Эйнсли Макнейрн, — неожиданно объявил Гейбл.
— Если мне придется и дальше убивать людей, чтобы оправдать твое мнение, я предпочту быть самой обычной.
Присев на краешек кровати, Гейбл взял Эйнсли за руку.
— Мне жаль, что до сих пор я был так слеп. Если бы я с самого начала понял, что за люди эти Фрейзеры и что они замышляют, тебе не пришлось бы пережить весь этот ужас. На мне лежит вина за то, что леди Маргарет так невзлюбила тебя. Если бы я оставил тебя в покое — а на моем месте так поступил бы любой благородный человек! — она не стала бы считать тебя соперницей, от которой нужно избавиться всеми силами.
— Не терзай себя. Если память мне не изменяет, в ту ночь страстью горел не ты один.
Гейбл усмехнулся и легким поцелуем прикоснулся к ее забинтованной руке.
— Очень мило с твоей стороны утешить меня! Жаль, что разыгралась такая буря, иначе Фрейзеров уже сейчас не было бы в замке. Ну ничего, они уедут, как только она утихнет. Еще я приказал усилить охрану — твою и Рональда. Джастис должен был привести сюда твою собаку, но я слышал, как тетя Мари уговорила его оставить Страшилу у Рональда — хотя бы до тех пор, пока не будет уверенности, что ты не заболела.
— Пожалуй, так будет лучше. После того как бедного пса так долго продержали в неволе, он будет столь бурно выражать свою радость, что, боюсь, мне придется тяжеловато. Как ты считаешь, долго ли Фрейзеры еще пробудут здесь?
— Трудно сказать. Надеюсь, что вьюга прекратится к утру, но погода порой преподносит неожиданные сюрпризы. Я хотел бы как-то наказать Фрейзеров, но поскольку сам король объявил Макнейрнов вне закона…
— …то попытка Фрейзеров убить меня не может считаться преступлением, — вздохнув, с обидой заключила Эйнсли. — Макнейрны — законная добыча для каждого. Единственное, в чем можно обвинить Фрейзеров, так это в том, что они оказались неудобными гостями.
— Но за это, как ты сама понимаешь, я не могу их покарать, разве что навсегда закрыть перед ними двери своего дома и, может быть, предать гласности то, что они здесь совершили. К сожалению, мало кто проникнется сочувствием к тебе, но по крайней мере люди будут знать, на какую подлость способны Фрейзеры.
— И то хорошо… — Эйнсли зевнула и нырнула под одеяло. — Как приятно снова очутиться в тепле, — добавила она с улыбкой и, поморщившись, взглянула на свои забинтованные руки. — Я, наверное, выгляжу жутко. У меня такое чувство, будто ветер и холод содрали с меня всю кожу!
— Лекарство должно помочь, хотя досталось тебе изрядно. Мне кажется, что если бы ты пробыла под снегом еще какое-то время, то вконец обморозила бы себе руки и ноги.
— Как сказать… Иногда люди замерзают и до смерти. — Эйнсли вздрогнула, осознав, что была буквально на волосок от гибели, и посмотрела на Гейбла: — Опасайся Фрейзеров!
— Конечно!
— Я имела в виду — не только в Бельфлере. Как все же приятно сознавать, что теперь у меня будет более надежная стража! Но вообще-то ты должен понимать, что с этих пор Фрейзеры стали твоими врагами. Собственно говоря, ты не сделал им ничего плохого, но у этих людей весьма своеобразное представление о добре и зле. Ты разрушил их козни, а значит, можешь повредить их доброму имени. Кроме того, ты лишил их законной добычи — спас меня и ускользнул от Маргарет в качестве предполагаемого мужа. Боюсь, что отныне Фрейзеры добавили твое имя к длинному списку людей, которые представляют для них опасность. Будь осторожен, мой доверчивый рыцарь, Маргарет способна всадить нож и тебе в спину!
— Что я слышу, Эйнсли Макнейрн? Тебя беспокоит мое благополучие?
Гейбл усмехнулся, заметив, как недовольно поморщилась Эйнсли, и коснулся нежным поцелуем ее раскрасневшейся щеки.
— Если моему клану суждено выжить, мой самонадеянный и тщеславный рыцарь, нам все равно придется с кем-нибудь заключить договор. До сих пор я не встречала человека, кроме тебя, который был бы готов пойти на сделку с моим отцом. Так что если ты умрешь, это плохо отразится на Макнейрнах!
— Ну разумеется, — пробормотал он. — А теперь отдыхай, Эйнсли. Тебе надо поправляться. И, рассмеявшись, добавил:
— Честно говоря, я не так представлял себе эту ночь!
Эйнсли поняла, что Гейблу, так же как и ей самой, хотелось бы продолжить их любовные игры. Усмехнувшись, она назидательно заметила:
— Боюсь, вам придется на какое-то время умерить ваш пыл, милорд, — надо убедиться, что те клочки кожи, которые пощадил снег и мороз, так и останутся на мне! — Сон уже навалился на Эйнсли. С трудом открыв глаза, она протянула руку и коснулась щеки Гейбла. — Помни о том, что я тебе сказала — опасайся Фрейзеров! Если ты допустишь, чтобы они всадили тебе в спину нож, я… я не знаю, что сделаю. Сама тебя убью, вот увидишь!
— Ну, если человека можно убить дважды… Тогда ты как раз та женщина, которая на это способна!
Эйнсли тихонько засмеялась и почти мгновенно уснула. Гейбл еще какое-то время не отходил от нее, гладя забинтованную руку девушки. Неожиданно он поймал себя на странной мысли — ему вдруг захотелось, чтобы слухи о Дуггане Макнейрне оправдались и чтобы этот человек и в самом деле оказался бессердечным негодяем, не желающим платить выкуп за дочь. Конечно, это прибавит проблем ему, Гейблу… Он чертыхнулся. Ну разве можно быть таким чудовищным эгоистом? Он хочет иметь все разом — и договор с Макнейрном, и Эйнсли, и подходящую жену. А ведь если Эйнсли останется в Бельфлере в качестве его любовницы, это причинит ей боль, так же как отказ отца выкупить ее, как бы она ни храбрилась. А Гейблу не хотелось доставлять страдания этой девушке. Сознавая, что потерпел поражение в борьбе со своими чувствами, рыцарь надеялся, что хотя бы не даст им полностью руководить им.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна



Роман супер
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаАнна
2.02.2012, 21.32





Тяжелый роман. Слишком много неприятностей, покушений, битв.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаКэт
19.11.2012, 21.55





интересный роман, читается на одном дыхании... советую всем прочитать
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
3.03.2013, 10.16





Мне понравилось! Советую читать всем.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаМаринка
6.03.2013, 15.58





Аннотация вообще не имеет ничего общего с романом. А дело обстояло так .. гг нечаянно берет гг.ню в плен и соврощает а затем передает жеестокому отцу объявленного в не закона. Сам через какое то время идет штурмом на этот замок. Отец сволочь чуть не убивает свою дочь а гг спасает ее и братьев и жениться на гг. В общем узнаваемый стиль этой писательници . У нее все романы помоему такие. Ну 3 каторый я прочитала. Да и жестокости тоже многовато. Хотя правдиво.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханнанека я
18.06.2013, 8.40





только время потеряла на этот роман...из пустого в порожнее...одно по одному...не понравился роман.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханнаалевтина
17.04.2014, 17.34





Какой нудный роман, просто тупо дочитала...😖😖😖
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаКолючка
21.05.2014, 0.12





Скучно и нудно, много тупых и бессмысленных рассуждений. Герой не совращает героиню, а героиня в конюшне просто раздвигает ноги и всё. То героиня боевая, то вдруг становится беспомощной и пугливой, то девственница которая бережёт свою честь, то ведёт себя хуже шлюхи и отдаётся в каком-то сарае. Примитивный набор штампов.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаAlina
26.09.2014, 14.44





Затянуто, еле дочитала. А так сюжет не плохой.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаЕлена
7.04.2016, 19.24





Переводчика "на мыло"! 12 век - бриджи вдруг на ГГ! И таких ляпов тьма. Кто не в теме - не заметит, но в оригинале это звучало иначе.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаKoyana
8.11.2016, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100