Читать онлайн Клятва рыцаря, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клятва рыцаря - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клятва рыцаря - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клятва рыцаря - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Клятва рыцаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Хотя все тело Элспет продолжало ныть, она покидала гостиницу с легкой улыбкой. Это была приятная ломота, вызванная бурными любовными ласками, о которых она вспоминала с восторгом. Ее кожа еще пылала от горячих поцелуев и нежных слов, которые Кормак нашептывал ей, не отрывая губ от ее плоти. Элспет хотела верить, что своими ласками она тронула его сердце и пробудила в нем не только вожделение. Несомненно, мужчина не мог бы говорить такие ласковые, проникновенные слова и так нежно ласкать женщину, если бы не испытывал к ней любви. Элспет надеялась, что вскоре услышит от Кормака заветные три слова. Ему только требуется время, чтобы обдумать все и понять, кто по-настоящему любит его, и она готова предоставить ему для этого целый день.
— Так, значит, ты жива! — раздался глубокий низкий голос позади нее.
Элспет вздрогнула от неожиданности, затем обернулась и радостно взвизгнула, увидев, кто стоял перед ней.
— Пейтон! Слава Богу! — Она бросилась в его объятия и покрыла его лицо поцелуями. — Я так боялась, что этот негодяй убил тебя!
— Почти так и было. Они убили двух моих охранников, а меня, истекающего кровью, подобрал и выходил пастух. Он же и сообщил обо мне в Донкойл. — Пейтон огляделся, взял Элспет под руку и повел к скамье перед таверной. Отправив четверых сопровождавших его мужчин пить пиво, он повернулся к Элспет: — Сэр Колин причинил тебе вред?
— Нет, не успел, так как Кормак пришел мне на помощь, — ответила Элспет, сжимая руку Пейтона, как будто не могла поверить, что он действительно здесь, с ней, еще немного бледный, но живой и здоровый.
— Нам рассказали об этом его друзья. Но почему ты оказалась здесь? Почему он не привез тебя к нам?
— Кормак решил, что это для меня самое безопасное место. К тому же он собирался отправиться ко двору еще до того, как я присоединилась к нему.
— Чтобы встретиться с Изабель?
В его голосе прозвучали жесткие, почти саркастические, нотки, и Элспет нахмурилась.
— Ты знаешь эту женщину?
— Немного.
По тому, как Пейтон произнес это и отвел глаза, Элспет сразу догадалась, в чем дело.
— Значит, ты тоже спал с ней?
— Однажды.
— Так ли это?
— Одного раза оказалось достаточно. — Пейтон вздохнул и провел рукой по своим густым золотисто-рыжим волосам. — Не знаю, как объяснить это тебе, дорогая. Она словно пожирает мужчину, и при этом в ее глазах есть нечто такое, отчего пропадает всякое удовольствие. Я никогда не верил во всякую чертовщину, но если и существует дьявол в образе женщина, то это именно она.
— Бедный Кормак! — прошептала Элспет.
— Стоит ли жалеть этого глупца? Хотя, по-моему, ты испытываешь к нему некоторые чувства. И вес же как можно жалеть его, если он связался с такой шлюхой, как Изабель?
— Это не жалость, а сочувствие. Да, я беспокоюсь за его судьбу. Я люблю этого глупого слепца. Думаю, что и он тоже любит меня, хотя еще не понимает этого, В юности он дал клятву Изабель, и вот уже десять лет хранит верность своему слову. Слишком долго объяснять, но поверь, я сделала все возможное и даже невозможное, чтобы заставить его нарушить свою клятву. Думаю, теперь он начал прозревать, хотя я не уверена, что довела дело до конца. К сожалению, мне не хватило времени. Пока мы разговариваем здесь с тобой, эта дьяволица, кажется, решила посетить гостиницу, где я оставила беззащитного Кормака в постели. — Элспет нахмурилась и резко встала со скамьи. — Эту злую колдунью нельзя подпускать к нему. Она ведь сказала, что вызовет его, когда ей будет нужно.
— Ты видела ее раньше? — спросил Пейтон, наблюдая, как Изабель, соблазнительно покачивая бедрами, направляется к гостинице.
— Да. — Элспет тронула Пейтона за руку, чтобы отвлечь его, и нахмурилась, заметив мечтательную улыбку на его губах.
— Любоваться красотой не вредно, дорогая. — Он снова стал серьезным. — Она считает тебя соперницей.
— Меня? — Элспет нашла смешным такое предположение, так как все считали Изабель неотразимой.
— Да, именно тебя. — Пейтон слегка улыбнулся и поцеловал ее в щеку. — Ты очень привлекательная женщина, Элспет.
— Но ведь она…
— Я знаю. Она красива той красотой, какую воспевают поэты и менестрели, но ведь ты тоже красивая. К тому же у Изабель черная душа. Она знает это и в то же время понимает, что ты обладаешь не только внешней, но и внутренней красотой.
— Кормак не был верен ей в течение прошедших десяти лет.
— Да, но готов спорить, что никто из его случайных женщин не может сравниться с тобой. Ты не какая-нибудь гостиничная шлюха или девица легкого поведения. Ты та, на ком он вполне мог бы жениться, и только ты можешь завладеть его сердцем, которое эта дрянь держит в кулаке столько лет. Теперь Изабель намеревается еще крепче приковать Кормака к себе, напомнив ему о клятве.
— Это самое страшное напоминание, — тихо сказала Элспет, хотя ей хотелось кричать. И разум, и сердце призывали ее к действию. Она должна броситься в гостиницу и помешать Изабель сделать то, что та задумала.
— Я подожду тебя здесь, — сказал Пейтон.
Элспет вздохнула, не удивившись, что он догадался о том, что с ней происходит, хотя и испытала при этом некоторую неловкость.
— Наверное, мне не стоит появляться там сейчас. Большего, чем я сделала, чтобы повлиять на его решение, я сделать не смогу.
— Ну и что же? Мужчина отдал Изабель десять лет своей жизни. В то время как другие парни могли свободно распоряжаться своей судьбой, он был постоянно привязан к ней, считая, что ее жадные родственники сделали из нее несчастную мученицу. И то, что он продолжает следовать по этому пути, еще не означает, что он ему нравится. Возможно, его одолевают сомнения относительно прежней привязанности, однако любому было бы трудно признаться, что десять лет потрачены впустую и что все жертвы и страдания оказались напрасными.
— Надо каким-то образом убедить его, что нарушение давней клятвы совсем не связано с потерей чести. Это придаст ему силы отказаться от Изабель.
— Возможно, он уже и сам хочет сделать это. Но мужчина нуждается в поддержке, чтобы решиться на такой шаг. Иди к нему, дорогая, и дай понять, что он может получить взамен. Пусть Кормак сравнит то, чем обладает сейчас, с призрачной целью, к которой он стремится. Твое присутствие поможет ему принять правильное решение.
— Но мне не хотелось бы приблизить момент своего поражения, — прошептала Элспет.
— Ты беспокоишься потому, что отдала ему все, что девушка может дать мужчине?
— Откуда ты знаешь? — Элспет заволновалась, решив, что в се внешности появилось нечто такое, что позволило Пейтону догадаться о потери невинности.
— Я знаю, о чем ты думаешь, дорогая, так как у нас всегда был одинаковый образ мышления. Ты хочешь завладеть мужчиной, который привязан к другой. Полагаю, намереваясь побольше узнать об Изабель, ты собрала о ней всю возможную информацию и поняла, какая это дрянь. И поскольку нельзя с уважением относиться к ее притязаниям на Кормака, ты решила завладеть его сердцем. Но как это сделать, если мужчина убежден, что любит другую? Только отдавшись ему, согревая своей близостью, проникая в его плоть и кровь, удовлетворяя все его желания, пока он не будет полностью принадлежать тебе.
— Похоже, ты считаешь себя очень умным? — проворчала Элспет.
— Да, считаю. — Пейтон встретил ее раздраженный взгляд улыбкой. — Я поступил бы именно так, дорогая. Попытался бы заставить свою возлюбленную видеть только меня и жаждать моего прикосновения. Если бы моя возлюбленная колебалась, не зная, какой сделать выбор, я постарался бы оставить в ее сердце неизгладимый след, чтобы она, даже избрав другого, долго помнила обо мне и со временем все же изменила свое решение.
— Мне не хватает храбрости вступить в поединок с Изабель.
Пейтон тихо рассмеялся и обнял ее.
— Нет, ты просто боишься рискнуть. Только недалекая женщина может колебаться, когда речь идет о ее счастье. Ты ведь не такая, и я тебя уверяю, что хуже не будет. Правда, мне трудно судить, так как я не знаю, какие отношения сложились у тебя с Кормаком. Все, что я могу посоветовать тебе, — так это проявить мужество и предстать перед ним, чтобы напомнить, что у него есть выбор. Если он так и не поймет, что давнишняя клятва, данная проститутке, не имеет значения, мы поедем домой. Я буду ждать тебя здесь.
Элспет строго посмотрела на Пейтона:
— Надеюсь, ты не пойдешь и не станешь объясняться с ним, если он все-таки совершит глупость.
— Разве стоит делать это?
— Нет, не стой! Это мое личное дело. Я знала, на что иду, и получила, что хотела. Если мне шлепнут по рукам, так это только моя вина. Я не остановилась даже тогда, когда поняла, что мне приходится бороться не столько с другой женщиной, сколько с предубеждениями самого Кормака. Он не может нарушить свое слово, так как стремится смыть пятно позора, лежащее на его семье по вине родителей. Нет необходимости призывать моих родственников отомстить за предполагаемое оскорбление с помощью кулаков или мечей. Это мое решение, и, должна признать, Кормака было нелегко соблазнить. — Она чуть улыбнулась, когда Пейтон засмеялся.
— Значит, он порядочный человек?
— Очень. И он все время помнил о своем долге передо мной и всеми Мюрреями.
— Но тебя это не остановило.
— Нет. — Элспет слегка покраснела. — Я давно обнаружила, что, как и моя мать, обладаю способностью определять, какие чувства владеют человеком. Я чувствовала, что Кормак желает меня, хотя и удивилась, когда он впервые поцеловал меня.
— Я всегда поражался такой способности человека и с трудом верил в нее, — сказал Пейтон, и его красивые глаза зажглись интересом. — Все это казалось мне просто плодом романтического воображения.
Элспет кивнула:
— Я тоже раньше так думала, и меня очень смущало то, что моя мама говорила о таких вещах вполне серьезно. Однако клянусь, Пейтон, это правда. Я видела его отношение ко мне и именно поэтому затеяла с ним опасную игру, надеясь в глубине души, что мои чувства найдут отклик в его сердце. Мне очень трудно объяснить, как это у меня получается, потому что и сама не понимаю.
— Возможно, это то же самое, что помогает тебе определить, когда человек лжет. — О да, это особый дар.
— В таком случае, зная о чувствах Кормака, ты должна была действовать более решительно.
— Да, я ощущала его желание, нежность и даже любовь, но в то же время — его смущение, сомнения и душевную боль. Я уверена, он был бы счастлив со мной, если бы не Изабель и не данная ей клятва. Однако от этого никуда не денешься, и внутренние противоречия Кормака делают его несчастным. Боюсь, у меня было недостаточно времени, чтобы полностью переубедить его, и он не смог до конца разобраться, чего на самом деле хочет и в ком больше нуждается. Ты прав, я должна пойти сейчас к нему и все выяснить. — Элспет высвободилась из легких объятий кузена и глубоко вздохнула. — Настал момент истины, и я не могу оставаться в Стороне.
— Я буду молить Бога, чтобы все вышло так, как ты хочешь. — Пейтон поцеловал ее в щеку.
— Я надеюсь на лучшее, однако будь готов к отъезду. Если окажется, что он по-прежнему крепко опутан сетями Изабель и считает свою клятву незыблемой, я не хочу оставаться здесь.
— И не станешь продолжать бороться за него?
— Я только это и делала, с тех пор как мы сбежали от сэра Колина. Если всех моих усилий оказалось недостаточно, чтобы поколебать его решимость вернуться к Изабель, думаю, продолжать не имеет смысла. — Элспет решительно двинулась к гостинице. — Если он все-таки предпочтет эту шлюху, дай мне Бог сохранить спокойствие и удалиться с достоинством, не устраивая скандала.
— Изабель! — удивленно воскликнул Кормак, когда женщина тихо вошла в комнату. — Ты же говорила, что вызовешь меня.
Он принял более удобную позу, опираясь на подушки, Его попытка немного походить заметно укрепила ноги, однако он был все еще слаб. Встретиться же с Изабель Кормак намеревался стоя твердо на ногах и с более ясной головой. К тому же ему не хотелось, чтобы Изабель приходила в комнату, которую он делил с Элспет. Кормака ничуть не смущало, что она застала его в постели, где он спал со своей любовницей. Гораздо больше его тревожило ощущение, что он предает Элспет.
— Я не могла дождаться встречи с тобой, мой дорогой, — сказала Изабель и, быстро подойдя к кровати, взяла его за руку.
— В самом деле? Ты же сказала, что я должен подождать.
Изабель насторожилась, услышав лепет ребенка, и бросила взгляд на колыбель, где малыш с довольным видом играл со своими ножками. Она брезгливо поморщилась, увидев его и огромного серого кота, наблюдавшего за ней с явной недоброжелательностью в больших желтых глазах.
— Это все твое? — спросила она.
— О нет. Их обоих спасла и приютила Элспет. Ребенок был брошен на произвол судьбы, а кота мучили мальчишки.
Изабель пристально посмотрела на Кормака из-под опущенных ресниц, надеясь, что он воспримет этот взгляд как кокетство и не заметит в нем настороженности. Дела обстояли гораздо хуже, чем она предполагала. Кормак даже не попытался поцеловать ее, и она не видела в его глазах той страсти, с которой он прежде встречал ее. Очевидно, эта маленькая сучка Мюррей полностью удовлетворяет его. Стоит ли изобразить ревность и гнев или лучше расплакаться и вызвать жалость? А может, просто сделать вид, что этой девчонки не существует?
Изабель решила для начала разгневаться, а если Кормак плохо отреагирует на это, прибегнуть к слезам, притворившись, что гнев явился следствием ее душевной боли. Он всегда терялся, если она плакала. А когда он попытается утешить ее, у нее появится возможность направить его мысли туда, куда ей нужно, подальше от этой Элспет Мюррей. Она постарается сделать это незаметно и, если потребуется, пустит в ход свое главное оружие, и тогда Кормак полностью будет в ее руках.
Он принадлежит ей. Она была у него первой женщиной, и хотя он не всегда был верен ей, его измены были редки и носили случайный характер. Кормак считал се невинной жертвой интриг родственников. Изабель находила такую наивность весьма забавной и очаровательной. Помимо этого, он был красив, молод, силен и чувствен. Может быть, даже слишком чувствен, потому что ей пришлось три раза избавляться от его ребенка. Кормак являлся ее творением и, пожалуй, самой надежной опорой в жизни. Он преданно любил ее, не отступая от своей клятвы, хотя она-то знала, что не заслуживает этого. Ей не хотелось терять такого преданного любовника, тем более отдавать его этой девчонке из клана, который, похоже, славился только своей способностью плодить детей.
— Ты не боишься, что твоя любовница застанет нас здесь? — недобро усмехнулась Изабель.
— Изабель… — начал было Кормак и замолчал. Он знал теперь, что она не была девственницей, когда они впервые познали друг друга. К тому же у нее было четыре мужа и, если верить слухам, еще несколько любовников. Она не имела права осуждать его, тем более что за последние десять лет они гораздо чаще находились в разлуке, чем вместе.
Затем Кормак мысленно вернулся к привычному оправданию Изабель. Она не сама выбирала себе мужей, и у него не было никаких доказательств существования у нее любовников. Кормак сочувствовал Изабель, но вдруг осознал, что проявление неуважения к Элспет с ее стороны вызывает в нем негодование.
— Это тебя не касается, — холодно заметил он, тем не менее поглаживая ее руку, чтобы смягчить резкость своих слов.
— Как ты можешь так говорить, любовь моя? Кормак пожал плечами:
— Сомневаюсь, что мне удастся все объяснить тебе. Элспет дважды спасала мне жизнь, и я в неоплатном долгу перед ней и ее кланом. Мы с ней хорошие друзья. — Он был сам удивлен той искренностью, с которой произнес эти слова. — Это все, что тебе надо знать.
«Друзья?» — подумала она. Кормак никогда не говорил так о ней. Значит, Элспет уже завладела частью его души, Это взбесило Изабель. Он ускользал из ее рук. Она почувствовала это в его холодном тоне и инстинктивно сжала руку Кормака, не обращая внимания на досаду, отразившуюся на его лице.
— Прости меня. — Она постаралась изобразить искреннее раскаяние. — Дело в том, что ее присутствие рядом с тобой терзает меня. Во мне заговорила ревность. Я испугалась, что она отнимет тебя у меня. Вот почему я сначала отказалась встретиться с тобой, а потом передумала.
Кормак почувствовал себя виноватым, видя, что Изабель страдает. Это была женщина, которой он дал клятву и на которой, вероятно, скоро женится. Между ними не должно быть секретов, однако он не спешил признаваться в своих отношениях с Элспет и просить прощения.
Кормак обнял Изабель за плечи и привлек к своей груди. Несмотря на то что он не держал ее в своих объятиях почти год, в нем не промелькнуло даже искры желания. Он убеждал себя, что она несчастна и нуждается в утешении, хотя теперь уже не был до конца уверен в этом.
— У тебя нет причин для ревности, — впервые солгал он ей и, к своему удивлению, не почувствовал угрызении совести, как должно бы было быть.
— Я не перенесу, если ты оставишь меня, Кормак.
— Этого никогда не будет, Изабель. Мы связаны данным мной обетом.
— Я знаю, что не имею права удерживать тебя. Мне следовало бы давно освободить тебя от клятвы, которую ты дал, когда мы были почти детьми. Я поступила эгоистично, заставив тебя все эти годы оставаться в одиночестве, не позволяя связать свою судьбу с другой женщиной. Но это потому, что ты очень нужен мне. Ты единственная радость в моей несчастной жизни. Без твоей любви я, наверное, умерла бы. Однако я не должна требовать от тебя разделить со мной мои страдания.
Эти слова были произнесены тихим, дрожащим голосом, в котором звучала печаль. Кормак понял, что должен немедленно убедить ее в своей преданности, повторив клятву, а потом приласкать. И все же его не покидало ощущение, что они играют в какую-то странную, нелепую игру. Он стал взрослым и изменился; Изабель тоже изменилась, пережив нескольких мужей и любовников, а они по-прежнему изображают из себя пылких влюбленных. Изабель корила себя за свою эгоистичность и намекала, что ей следовало бы освободить его от давних обязательств, а он уверял ее, что хочет быть только с ней. Но в какой-то момент Кормак вдруг почувствовал, что не хочет больше играть в такую игру. Это удивило и встревожило его.
В течение долгих десяти лет Кормак мысленно произносил слова, которых она сейчас ждала от него, но они так и остались невысказанными. Сейчас он чувствовал гнев, вызванный ее претензиями. Разве он не доказывал свою преданность ей в течение этих десяти лет? Разве не прибыл сюда по первому ее зову? И несмотря на то что Элспет заняла в его жизни значительное место, разве он тотчас не известил Изабель о своем прибытии и не принял смиренно ее требование подождать, пока она сама не позовет его? Какие еще заверения нужны женщине?
Нет, здесь что-то не так. Что-то изменилось. Кормак уже не чувствовал той жгучей страсти, которая обычно охватывала его, когда он встречался с этой женщиной. Он не испытывал никакого желания обладать ею не только потому, что несколько часов назад держал в своих объятиях Элспет. Внутренний голос советовал ему повнимательнее присмотреться к Изабель, пошире раскрыть глаза и понять, что он уже давно освободился от нес и имеет полное право порвать с ней, сохранив свою честь, и что у него просто не сватает духу высказать все это.
Кормак отказывался признать, что десять лет его жизни потрачены впустую и, что еще хуже, все это время он вел себя как дурак. Ему не хотелось считать, что его клятва этой женщине была ошибкой. Проще было думать, что он просто пресытился любовью в объятиях Элспет, но со временем страстное увлечение этой девушкой угаснет, а его прежние чувства к Изабель вспыхнут с новой силой. Надо только немного подождать.
— Кормак? — обратилась к нему Изабель, прервав его раздумья.
Она поцеловала его в углубление за ухом, зная, как ему нравилось это, и ошеломленно почувствовала, что он напрягся от прикосновения ее губ. Кормак не отстранился от нее, но она ощутила его безразличие. Дела действительно обстояли гораздо хуже, чем она думала. Внезапно Изабель услышала легкие шаги за дверью и шуршание юбок по полу. Это могла быть служанка, но инстинкт подсказывал ей, что это возвращается Элспет Мюррей. Надо было во что бы то ни стало вернуть себе Кормака, а для этого прежде всего необходимо сделать так, чтобы эта девчонка оставила его. Надо действовать быстро, пока он не увидел Элспет. Изабель обхватила ладонями щеки Кормака и прижалась губами к его губам, скрывая свое негодование, оттого что он не отвечает на ее страстный поцелуй.
— О, Кормак, любовь моя, — шептала Изабель, но достаточно громко, чтобы было слышно за дверью, — как я стосковалась по тебе! — Она продолжала держать его лицо в ладонях, не позволяя отвернуться, хотя заметила, что он отводит глаза. — Между нами все еще существует страсть.
Он этого не ощущал, но тем не менее ответил:
— Да, Изабель, так было всегда.
Кормак мысленно убеждал себя, что это не совсем ложь. Поскольку теперь он вновь становился самим собой, Кормак но сомневался, что прежнее чувство к Изабель должно вернуться.
Понимая, что сразу трудно будет вытянуть из него пылкое признание, Изабель попыталась направить их разговор в нужное ей русло. Если ей удастся правильно поставить вопросы и облечь их в подходящую форму, то его ответы могут быть истолкованы как пылкие слова любви. Кормак, наверное, не станет сейчас признаваться, что его сердце принадлежит ей, и только ей, однако Изабель полагала, что сможет заставить звучать его слова так, как будто он имеет в виду именно это. Изабель с трудом сдерживала желание повернуться и убедиться в том, что их слышит та, которая стоит у двери.
— После стольких лет нашей любви и стольких ночей, проведенных вместе, ты ведь не можешь бросить меня, как обглоданную кость?
— Конечно, нет, — ответил Кормак, раздраженный необходимостью еще раз напоминать ей, что он не тот человек, который способен нарушить свое слово.
— О, я так счастлива! Я так боялась услышать другой ответ, Кормак!
— Тебе нечего бояться, дорогая. — Он провел рукой по ее волосам. — Я ведь прибыл сюда ради тебя, как и обещал.
— Я всегда могу рассчитывать на твою любовь?
— Конечно.
Кормак отвечал рассеянно, скорее по привычке, сложившейся за много лет. Он почти не обращал внимания на слова Изабель, поскольку мысли его были заняты только что разделенным поцелуем. Ему было приятно, но не более, и он решил, что причиной этого являлись усталость и пресыщенность страстью. Его также беспокоило то, что Элспет может застать их здесь вместе. Ему очень хотелось, чтобы Изабель поскорее ушла, потому что встреча, о которой он мечтал месяцами, теперь не имела для него прежнего очарования. Кормак решил сказать ей слова утешения и выпроводить из комнаты, чтобы потом спокойно поразмыслить наедине над дальнейшими своими действиями.
— Я так рада, что мы снова вместе, любовь моя, — сказала Изабель, касаясь губами его губ. — Думаю, на этот раз мы наконец не будем расставаться, как всегда того желали. Ты счастлив?
— Конечно, Изабель. Как же иначе? Разве не к этому я стремился все эти десять лет? — «Однако, почему меня не покидает ощущение готовящейся ловушки?» — мысленно задал он себе вопрос и не нашел ответа. — И все же, может быть, ты уйдешь отсюда, пока нас не заем ал и вместе?
— О, меня это не беспокоит, — заявила она с показной страстностью. — Я не хочу скрывать своих чувств к тебе. Это раньше нам приходилось соблюдать правила приличия и опасаться разоблачения, а теперь мы можем объявить о наших отношениях всем от Северного моря до Темзы.
Кормак едва удержался, чтобы не крикнуть: «О нет!» Казалось, он должен был бы испытывать восторг, оттого что Изабель наконец решилась объявить о своей любви, но его мучила мысль; что будет, когда об этом узнает Элспет? Он снова почувствовал странное изменение в отношениях с Изабель, и ему очень хотелось остаться одному, чтобы поразмыслить над этим.
— Я рад, Изабель, но тем не менее сейчас разумней было бы проявить осторожность и немного повременить, — мягко сказал Кормак. Заметив, что она готова вот-вот разрыдаться, он поспешно поцеловал ее. — Мы стали старше и мудрее, а потому не должны проявлять поспешность в таких делах. Давай будем немного осмотрительней.
— О, я поняла, тебе надо переговорить со своей шлюшкой. Что ж, я подожду, но не долго, любовь моя.
И прежде чем Кормак успел высказать свое неодобрение по поводу резких слов в адрес Элспет, раздался до боли знакомый хрипловатый голос:
— Зачем ждать? Давайте выясним все здесь и сейчас.
Кормак едва не вскрикнул от досады и расстройства.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Клятва рыцаря - Хауэлл Ханна



это мой первый роман,который я прочитала несколько лет назад.мне он понравился.Спасибо
Клятва рыцаря - Хауэлл Ханнамари
3.08.2011, 21.32





Романтическая история )),но правда ГГ немного "туповат" аж раздрожает ( но все же исправился в конце ) .ну а так роман потрясающий мне понравился .
Клятва рыцаря - Хауэлл ХаннаНастя
1.05.2012, 16.33





просто великолепный роман читается на одном дыхании
Клятва рыцаря - Хауэлл Ханнааня
7.07.2012, 4.02





читаю не первый роман этой писательницы очень нравится8
Клятва рыцаря - Хауэлл Ханнанадя
16.09.2012, 13.57





Хороший роман.Читайте.
Клятва рыцаря - Хауэлл ХаннаКэт
4.01.2013, 23.18





замечательный роман перечитываю уже наверно раз десятый и все равно нравится читайте все
Клятва рыцаря - Хауэлл ХаннаЛюбовь
16.03.2013, 14.16





Нда...бывает ..10 лет ... человек ,иногда очень долго живёт с пеленой на глазах ...не редки случаи и теперь ... хороший роман . 9 баллов
Клятва рыцаря - Хауэлл ХаннаВикушка
12.06.2013, 21.32





Мне вообще нравится вся серия "Мюрреи и их окружение",всего 16 книг.особенно хотела прочитать "Невесту горца"
Клятва рыцаря - Хауэлл ХаннаХела
4.08.2013, 17.21





Прекрасный роман!
Клятва рыцаря - Хауэлл ХаннаНаталья 66
16.07.2014, 23.05





Вобщем роман не плохой. Но ГГ не понравился-нельзя же быть таким слепым и малодушным, чтобы 10лет быть верным клятве женщине, которая за это время три раза выходила замуж и верить,что она тебя любит. Просто бесхребетный какой-то.
Клятва рыцаря - Хауэлл ХаннаФиалка
15.09.2014, 18.48





Даже при отягощенной наследственности - родители-алкоголики - мужчина таким идиотом быть не может. Скорее, это свойственно женщинам - закрывать глаза на очевидное, верить и тешить себя сказками.Герой выглядит слабаком, которому привычно ползать на коленях, не в прямом, так в переносном смысле. Впрочем, возможно, автор очень не любит мужчин...
Клятва рыцаря - Хауэлл Ханнанадежда
27.11.2014, 20.56





Вроде роман неплохой,но глупость гг ,прям убивает..а героиня -предлагать себя ,как-то не по тем временам,мне кажется..
Клятва рыцаря - Хауэлл Ханнаюля
20.03.2015, 11.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100