Читать онлайн Горец-победитель, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-победитель - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-победитель - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-победитель - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-победитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Лайам! В ее шепоте было столько паники, что Лайам сразу проснулся. Схватив лежащий рядом меч, он подполз к Кайре и только тут сообразил, что они одни. Тогда что же произошло? Отчего глаза у Кайры стали большими, как блюдца?
– Никого. – Он вспомнил про ее особый «дар» и нахмурился. – Может, какое-то видение предупреждает вас об опасности?
– Нет, у меня что-то в волосах!
– Вы уверены? Ручаюсь, у старого Денни в кроватях нет паразитов.
– Это нечто гораздо большее, чем вошь. У него шерсть!
– Может, это мышь?
– Сбросьте ее с меня!
Удивительно, как можно тихим, шипящим шепотом выразить истерический вопль. Лайам положил меч и наклонился над Кайрой. Какое-то существо размером чуть больше мыши действительно возилась в ее волосах возле шеи.
Лайам вынул кинжал, примерился, но тут возня прекратилась и послышалось урчание.
– По-моему, их две, – сказал он.
Кайра прислушалась к звуку, раздававшемуся под самым ухом, и расслабилась.
– Тогда почему мурлычат?
– Мурлычат? Как кошка?
– Да, только не такая большая.
Когда Лайам вложил кинжал в ножны и осторожно, не уверенный в том, что урчащие существа угнездились в густых волосах, протянул руку, две пары глаз не мигая уставились на него.
Он наклонился ближе и усмехнулся.
– У вас в волосах котята, – сказал он и осторожно их вынул.
Кайра рывком села и уставилась на руки Лайама, где свернулись комочком два крошечных котенка.
– Как они сюда попали?
– В нескольких футах отсюда есть ручеек, и, возможно, их принесли топить, а они вылезли из мешка. А может, их просто выбросили, а уж будут они жить или нет – это как Бог даст. Ясно, что вы им показались теплой и безопасной.
Кайра взяла у него из рук котят и тихо засмеялась, когда они прижались к ее груди. Она обоих почесала за ушком, и они громко замурлыкали. Хотя Кайра понимала, почему люди избавляются от щенков и котят, когда их становится слишком много, ей это не нравилось. Она с улыбкой вспомнила старика Иена, который по доброте сердечной не мог делать такое и бдительно следил, чтобы женщины изолировали кошек и сук, когда у них начиналась течка.
Лайам вздохнул. Мало тоге что при одном взгляде на ее лицо ему хотелось его поцеловать, но, видимо, заодно теперь придется целовать и этих крошек. Прикусив губу, Кайра смотрела на него из-под ресниц, и его пронзило вожделение. Вот бы отобрать котят и вместо них уткнуться ей в груди!
Он еще раз вздохнул и покачал головой.
– Подозреваю, мы должны придумать, как их везти с собой, – сказал он, и Кайра одарила его такой прекрасной улыбкой, что у него сжалось сердце.
– О, спасибо, Лайам! – Она вскочила, но не выпустила котят из рук. – Я сооружу для них гнездо в своей седельной сумке из чего-то такого, чего не жалко, потому что они слишком малы и не сумеют сказать, что готовы испачкаться. – Она сделала два шага к кустам, но вернулась, передала Лайаму котят и вдруг поцеловала его в щеку, а затем быстро отошла.
Лайам посмотрел на малышей, которые уютно разместились у него на ладонях. Белый смотрел на него голубыми глазами, серый оглядывался по сторонам, и у него тоже были необычные глаза – по краям радужной оболочки светилось кольцо такого же цвета, как и у Лайама. Если бы он был суеверным, эти глаза вызвали бы дрожь, но сейчас ему хотелось их расцеловать. Может, судьба посылает ему помощь в деле восстановления доверия Кайры?
Когда Кайра вернулась, он отдал ей котят и пошел к ручью, собираясь умываться подольше, чтобы дать ей возможность побыть одной. Его нога болела, но хотя ночью он иногда просыпался от нестерпимой боли, ему хотелось верить, что он не повредил ее. Болела не только нога – он уже месяц не сидел на коне, и долгая поездка верхом отзывалась ломотой во всем теле.
– Да, хорош защитник, – проворчал Лайам, возвращаясь к лагерю. Тем не менее выздоровление идет полным ходом, и скоро он сможет помочь ей.
Тут Лайам увидел котят, которые что-то жадно ели из миски. Он вгляделся получше и понял, что они едят холодную баранину, которую он приготовил для себя.
– Вы дали им наше мясо? – спросил он подошедшую Кайру.
– Они голодные, и я подумала, что овсяные лепешки им не понравятся.
– Я тоже мясо предпочитаю лепешкам.
– Да, но вы большой и сильный, можете немного потерпеть.
Лайам нахмурился, но Кайра, не обращая на него внимания, взяла опустевшую миску, вычистила ее и убрала в сумку, пока котята умывали лапками мордочки.
– Неудивительно, что им понравилось мясо. Такой вкусной и нежной баранины я давно не пробовал.
– Она и вправду была нежная, потому я и отдала ее котятам. Они еще сосунки и не могут есть жесткую пищу.
Лайам следом за Кайрой пошел к оседланным лошадям.
– Вы уже дали им имена?
– Да – Гром и Молния.
– Какие звучные имена для двух комочков шерсти! – Лайам придвинулся к ней так, что она оказалась зажатой между ним и лошадьми. – Так вот, раз уж я согласился на то, чтобы вы взяли с собой этих зверюшек, и не очень сокрушался, когда они съели мою баранину, я заслуживаю награды за проявленную терпимость.
– Я же сказала спасибо.
– Пустые слова. Их легко говорить, и часто они ничего не значат.
Кайра понимала, что он собирается ее поцеловать. Надо было бы с силой наступить ему на ногу и оттолкнуть от себя, но она оставалась неподвижной, и тогда он положил руки ей на плечи. В ней еще шевелилась ревность к прошлому, но внутренний голос спросил: зачем отказываться от удовольствия, которое ей предлагается? Кайра еще помнила вкус его поцелуя и хотела это повторить. Она решила, что если кому и станет хуже от того, что она примет эту кроху восторга, то только ей, так что отказываться глупо.
Она посмотрела ему в глаза и увидела, что они не столько зеленые, сколько голубые. Значит, у него это признак желания, решила Кайра, и в ней взыграла кровь. Может, это обычный голод, который пробуждается в мужчине, когда рядом женщина, но она все равно растрогалась – еще ни один мужчина так не смотрел на нее.
Вскинув брови, Кайра с вызовом посмотрела на Лайама.
В ответ на молчаливый вызов Лайам чуть не зарычал, его тело напряглось. По причине, о которой он не смел задумываться, Кайра не собиралась отступать; это давало шанс показать ей, как хороша страсть, когда отдаешься ей без остатка.
С первым прикосновением губ Лайама Кайру охватило такое желание, что она покачнулась и вынуждена была ухватить его за плечи. Она приоткрыла губы, впуская его язык, и услышала тихий стон; сильные руки сомкнулись вокруг нее. Прижатое к ней худое, твердое тело наполнило Кайру восторгом. Она обняла Лайама за шею и постаралась приблизиться еще больше, слиться с ним, проникнуть в него.
Странное наваждение вскружило ей голову и отогнало все здравые мысли, все предостережения гордости. Она слышала только его голос, а он требовал, чтобы она взяла от него больше, взяла все, что он может ей дать, и упивалась этим. И пускай Лайам давал это многим женщинам, важно, что и с ней он разделит эту радость.
Лаская ее грудь, Лайам вдавил в нее чресла, и Кайра тихо застонала. Он вызвал в ней лихорадку, с которой было трудно бороться. «Почему нет? – шептал неугомонный внутренний голос. – Кто узнает?» Ее муж раз за разом терпел в этом неудачу, так разве она не заслуживает немного радости, краткий миг ослепления, перед тем как отправиться выполнять клятву, данную Дункану? Попытка освободить людей Арджлина от Рауфа скорее всего будет стоить ей жизни, так почему же не ухватить сейчас порцию удовольствия, как ни мимолетно оно будет?
Мгновение отделяло Кайру от того, чтобы, отбросив все опасения, взять в любовники этого мужчину, но тут лошадь передвинулась и толкнула обоих. Лайам быстро выпрямился, но момент был упущен. Безумно смущенная, Кайра опустила руки; от еще большего унижения ее спасли только вид напряженного, страстного лица Лайама и его тяжелое дыхание.
– Думаю, я достаточно вас отблагодарила. – Она отвернулась, делая вид, что проверяет подпругу.
В тщетной попытке остудить кровь Лайам медленно и глубоко дышал. Он еще чувствовал мягкие изгибы прижатого к нему тела, как будто созданного специально под его формы. Двигаясь более неуклюже, чем обычно, он побрел к своей лошади и остановился, дожидаясь помощи от Кайры.
Может, он и показал ей, что такое разделенная страсть, но также сделал некое открытие и в себе: Кайра полностью лишала его самоконтроля и мастерства любовника, которое он приобрел за прошедшие годы. Возможно, утренний поцелуй так сильно на него подействовал потому, что он проснулся после сладострастного сна и вдруг обнаружил ее в своих руках. Теперь стало очевидно, что если они отдадутся страсти, это будет горячее и прекрасное чувство, возможно, даже такое, какого он никогда не испытывал.
Взобравшись на коня, Лайам молча поехал к Скаргласу. Несмотря ни на что, они должны были добраться туда до закрытия городских ворот. Лучше не ночевать вдвоем на природе, по крайней мере пока Кайра видит в нем охотничью собаку, вынюхивающую женские юбки.
При мысли о том, что скоро они с Кайрой будут заниматься любовью, сидеть в седле стало совсем уж неудобно, и Лайам выбросил из головы соблазнительные картины. Пора было убедить ее, что он прекрасный помощник в деле борьбы с Рауфом Моубри, но сначала пусть она побольше расскажет про Рауфа, Арджлин и клятву, данную умершему мужу. Впрочем, Кайра не была расположена к разговору, а он медлил расспрашивать о муже, с которым она так недолго пробыла в браке. Причиной колебания была ревность. Лайам удивлялся, как можно ревновать к мертвому, но с горечью признал, что это так и есть. Когда Кайра будет принадлежать ему и только ему, он будет ревновать ее к любому человеку.
Придержав коня, Лайам поравнялся со своей спутницей:
– Когда вы готовились выгнать меня из коттеджа, вы говорили о какой-то клятве, которую должны выполнить. Что вы имели в виду? Клятву, данную мужу?
Кайра нахмурилась:
– Как вы поняли, что я дала клятву мужу?
– Ваш кузен сказал, потому что он о вас беспокоится. Время от времени я задавался вопросом, почему вы об этом не рассказываете. Правда, вы вообще редко говорите о муже…
Ничего удивительного, Кайра старалась думать о Дункане только как о добром, но несчастном человеке, который был зверски убит. Она вообще старалась как можно меньше думать о нем и о времени, когда ей довелось быть хозяйкой Арджлина, зато часто вспоминала добрых друзей, которых тогда завела. И уж конечно, ей не хотелось это обсуждать с мужчиной, который одним беглым взглядом вызывал в ней лихорадку.
Что же ей сказать? Лайам знает про клятву, так как брат Мэтью, конечно же, рассказал ему про беду Арджлина. Вот про это, и только про это Кайра и будет говорить. Что происходило между ней и Дунканом, полный провал их супружества и секрет, который ей теперь приходится хранить, – все это Лайама не касается.
– Мой кузен рассказал вам о Рауфе Моубри и его преступлениях?
– Да. Сейчас он держит в своих руках то, что по праву принадлежит вам. Он убил вашего мужа, и можно с уверенностью сказать, что жизнь людей Арджлина он превратил в мучение.
– Вы знаете, что он за человек?
– Нет, я его никогда не встречал, зато слышал о нем много разных мрачных историй.
Кайра кивнула:
– Не удивляюсь, но, думаю, эти истории даже отчасти не раскрывают его дьявольскую суть. Жестокий, злобный, холодный, беспощадный, он получал информацию от тех, кого пытками замучил до смерти. – Кайра слегка вздрогнула. – Он и его люди зарезали всех, кто стоял у них на пути. Дункан взял с меня клятву: если Рауф его победит, я помогу людям Арджлина. Он победил и разрезал бедного Дункана на куски, стараясь, чтобы каждая рана не убивала сразу, а продлевала агонию. Он наслаждался страданиями Дункана.
– А потом он стал преследовать вас?
– Да, но он не собирался меня убивать, а хотел лишь унизить. Рауф был так опьянен своей победой, так убежден, что ни у одной женщины не хватит смелости пойти против него, что не очень пристально за мной следил.
– Но он вас ранил – об этом мне сказал Мэтью.
– Я попыталась с ним бороться, и это его разозлило. Я сумела выбраться из имения, нашла помощь вне Арджлина и с тех пор пряталась в монастыре.
– Вам надо было залечить раны, – сказал Лайам, хотя был уверен, что этого простого объяснения, недостаточно, чтобы понять, почему за каждым ее словом ему чудится чувство вины. – И какие же теперь у вас планы?
– Я должна придумать, как выполнить клятву и помочь людям Арджлина. Это простые, мирные жители, их интересует только работа. Ткачи, граверы – ремесленники, но не воины. Я слишком надолго оставила их под властью жестокого Рауфа, а значит, пришло время выполнить клятву и помочь им.
– Мы выполним клятву.
– Мы? – Кайре очень хотелось принять его помощь, но она поборола себя.
– Да, мы. Я собираюсь вам помочь.
– Нет, это моя битва. Я дала клятву, мне ее и выполнять.
Лайам не удивился, что она отказалась разделить с ним риск. Брат Мэтью говорил, что Кайра не желает привлекать к битве даже родственников, поэтому он приготовил аргументы и будет стоять рядом с ней, хочет она того или нет.
– Милочка, из того, что мне сказал ваш кузен, следует, что вы едва избежали смерти.
– Это не ваша борьба.
– Я сделаю ее моей.
– Лайам, у вас сломана нога.
– Она почти зажила и совсем заживет к тому времени, когда соберутся бойцы и мы выработаем план битвы. Милая Кайра, почему вы отказываете человеку в праве отплатить вам добром за спасение жизни? Дайте мне шанс стать вашим защитником.
– Я отказываю вам всего лишь в праве погибнуть.
– Но если вы отказываетесь от помощи, то как вы избавите Арджлин от этого чудовища? Сомневаюсь, что Рауф будет смирно сидеть и ждать, когда вы прокрадетесь и вонзите кинжал ему в сердце.
Кайре очень не хотелось признаваться, что у нее нет никакого плана. Единственное, о чем она до сих пор думала, – это не дать семье присоединиться к ней в борьбе с Рауфом, учитывая то, что этот человек делает с каждым, кто осмелится ему перечить. По той же причине она не хотела, чтобы Лайам стал ее защитником.
– Не стоит ехидничать, – пробурчала она. – Я что-нибудь придумаю. Может быть, когда Рауф снова пожелает меня изнасиловать, я проткну ему живот. – Она тут же выругала себя за то, что выдала свой секрет.
Лайам схватил ее коня под уздцы и заставил остановиться.
– Вот от чего вы пострадали? Он вас изнасиловал?
– Пытался и ранил, когда я стала сопротивляться. Тогда он решил привести меня к покорности и сделать это посреди деревни, заставив всех смотреть.
Лайама охватило желание немедленно помчаться в Арджлин и убить Рауфа Моубри. Этот человек должен поплатиться за вред, который он причинил Кайре. Безумный порыв остановило простое соображение: если он в слепой ярости помчится в Арджлин, его запросто убьют.
– Мы будем бороться с Рауфом, – твердо сказал Лайам.
– Нельзя рисковать жизнями других людей, раз клятву давала только я. И только я выиграю, если этот человек потерпит поражение.
– Выиграете не только вы, но и многие другие. Люди Арджлина получат свободу. Подозреваю, что и соседние кланы выиграют, хотя бы в том, что получат мир. Такой человек, как Моубри, – угроза не только для вас. Безземельный и бедный, он был слабой угрозой, но теперь у него есть крепость и богатства, которые он высасывает из людей и земель. У него есть стены, которые его защищают, и деньги, на которые он покупает и вооружает бойцов. Рауф убил лэрда и присвоил его имущество; он не только преступник, но и подлинная угроза для окружающих. Сколько еще он будет радоваться победе? Нет уж, мы вместе будем бороться с Рауфом, и я уверен, найдется много мужчин, готовых присоединиться к нам в этой борьбе.
Лайам был прав во всем, что говорил, и у Кайры заныло сердце.
– Я не хочу, чтобы кто-то умирал из-за моей клятвы, – прошептала она.
Лайам наклонился и поцеловал ее.
– Я тоже не хочу, чтобы кто-то умирал, но борьба часто стоит риска. Да, земля ваша, и люди ваши, но это не меняет того, что Рауф – проклятие для каждого человека. Скоро Рауф выжмет Арджлин досуха и начнет искать новые жертвы. Даю слово, все, кто живет на границе с Арджлином, уже приготовились к тому, что Рауф до них доберется.
Лайам отпустил уздечку ее скакуна и поехал вперед, но Кайра догнала его.
– Вы думаете, кланы соседей согласятся к нам присоединиться?
– Да, если они не слепые дурни и не трусы. Рауф Моубри – как загноившаяся конечность, которую надо отсечь, пока она не погубила человека. Я не сомневаюсь, что многие из моих родственников будут рады выступить против него. Некоторые пойдут потому, что любят драки, но большинство сделают это по причинам, о которых я сказал.
– Так вот почему вы настаивали на поездке в Скарглас?
– Отчасти поэтому. Мои кузены умеют воевать и при этом оставаться в живых.
Кайра молилась, чтобы он был прав, потому что не хотела носить в себе тяжесть любой потери, любого ранения в предстоящей битве.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-победитель - Хауэлл Ханна



замечательный роман....советую
Горец-победитель - Хауэлл Ханнакэт
15.10.2012, 22.51





Ничего так романчик, приятно провела вечер за прочтением этой книги
Горец-победитель - Хауэлл Ханнанатали
19.11.2012, 19.23





Роман интересный и без особой жестокости.
Горец-победитель - Хауэлл ХаннаКэт
17.08.2013, 20.42





Читать можно,но перечитывать явно не буду..как-то все размыто написано.
Горец-победитель - Хауэлл Ханнаюля
18.03.2015, 22.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100