Читать онлайн Горец-дикарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-дикарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Он оказался совершенным тупицей. Лукас медленно опустился вдоль стены на колени и постучался об нее головой несколько раз. Какой мог быть таким тупицей, безмозглым, слепым чурбаном? Кэтрин оказалась невиновной. Он насмехался над ее версией событий, а все, что она говорила в свое оправдание, оказалось правдой от начала и до конца.
Как он вообще мог думать иначе? Кэтрин всегда выказывала только доброту по отношению к людям вокруг нее. Веселость, сострадание и благородство были у нее в крови. Его внутренний голос постоянно твердил ему о том, что Кэтрин невиновна, но он всегда безжалостно подавлял его, и в итоге обманул сам себя. Лукасу очень хотелось знать, не из-за того ли, что он не мог поверить до конца в предательство Кэтрин, он так и не смог завести других любовниц после того, как его раны затянулись и плотские желания вновь дали о ребе знать. В любом случае получилось так, что он хранил верность Кэтрин, хоть и пытался переспать с другими женщинами. Какое же это унижение – узнать, что его внутренний голос говорил мудрые вещи, хотя сам он считал его слова полной бессмыслицей!
Но что же ему теперь делать? Даже если он не убил до конца любовь, которую Кэтрин до сих пор испытывала к нему, он точно убил ее доверие и уважение к нему. Лукас сомневался, что у него есть силы вылечить эту рану. Простые извинения тут точно не помогут.
«Может быть, если я упаду на колени и взмолюсь о прощении, то Кэтрин простит меня», – криво улыбаясь, подумал Лукас. Сейчас он был в таком состоянии, что вполне мог бы упасть на колени и сделать это от всей души. Все сильные, глубокие чувства, которые он испытывал к Кэтрин год назад и которые все это время держал под замком в самой глубине сердца, теперь вырвались наружу и с невероятной силой обрушились на его душу и разум. Но все же Лукас знал себя слишком хорошо и потому не верил, что на самом деле сможет так себя повести. К тому времени как он опять увидит Кэтрин, гордость вновь поднимет голову и не даст ему раболепствовать перед своей любимой. Да, он понял, что был не прав, но это не значит, что ему будет легко повиниться в этом перед другими людьми.
Лукас осторожно встал и пошел по извилистым переходам в сторону их убежища, так хорошо спрятанного среди пещер. Он знал, что должен вернуть Кэтрин. Он знал это с самого начала, но до сих пор эта потребность лишь вызывала в нем чувство гнева. Лукас не доверял Кэтрин и потому смотрел на желание вновь отдать ей свое сердце, как на проклятие, на проявление слабости, которая может опять привести его к гибели. На самом деле, если бы Кэтрин захотела сейчас его смерти, Лукас не стал бы ее винить.
Он шел дальше, растирая ногу, которая вновь разболелась от влажного воздуха в переходах. Вдруг Лукас выругался. Он остановился и провел рукой по волосам. О чем он только думает? Кэтрин не захочет принять его обратно. Он ведь стал калекой и весь покрыт шрамами. А сколько раз его ставила в неловкое положение сломанная нога, которая до сих пор слишком часто немеет! Нет, Кэтрин заслуживает, чтобы рядом с ней был сильный и крепкий мужчина.
Но мгновение спустя Лукас решил, что ведет себя трусливо, потому что придумывает оправдания, чтобы ему не пришлось вновь сражаться за Кэтрин и признавать себя неправым. Перед его мысленным взором ярко вспыхнула картина того, как Кэтрин смотрела на него в ту первую ночь, когда спасла его от Ранальда и его людей. Он не сомневался, что в глазах Кэтрин сияла радость, которую он быстро погасил своими безосновательными обвинениями. Кэтрин говорила, что горевала по нему, а он отнесся к ее словам с таким презрением, от которого его теперь самого воротило. Что еще важнее, Кэтрин разрешила ему принять участие в нескольких вылазках против Агнес и Ранальда, а это говорило о том, что она по крайней мере считала его способным успешно справиться со своей частью задания. Он должен положиться на эти знаки, которые указывают ему на то, что у него еще есть возможность, пусть даже и очень небольшая, вновь завоевать сердце Кэтрин.
– Признайся в этом, глупец, – пробормотал Лукас, продолжая свой путь, – хотя бы самому себе. У тебя нет другого выхода, кроме как попытаться опять поладить с Кэт. С тех пор как ты потерял ее, ты как будто и не жил. Проглоти свою проклятую гордость и рискни начать все сначала.
«У Кэтрин тоже есть шрамы на теле», – подумал он, осторожно заходя в кладовые крепости. Ему было ужасно думать о боли, которую ей пришлось испытать, но это могло означать, что по сравнению с любой другой женщиной она будет обращать на его раны гораздо меньше внимания. Это была незначительная деталь, но она давала ему надежду. Оказавшись в туннеле, который вел из крепости, Лукас прибавил шагу, охваченный внезапным желанием поскорее увидеть Кэтрин.


Морщась, Кэтрин попыталась сесть без посторонней помощи. К тому времени, когда ей удалось это сделать, она почувствовала себя настолько обессиленной, что ей пришлось облокотиться на подушки. Прошло немало времени, прежде чем ее учащенное дыхание пришло в норму. С нее ручьями лил пот, и Кэтрин дорого бы дала, чтобы дотянуться до кувшина с водой и полотенца, которые Энни оставила на сундуке рядом с кроватью. Да, ее выздоровление определенно затянется.
Что хуже всего, ей было скучно. Даже когда она была вынуждена прятаться от врагов, у нее все равно находилось множество неотложных дел. Теперь же она лежала в кровати и была настолько слаба, что не могла занять себя ничем, кроме размышлений. Кэтрин чувствовала, что такая жизнь очень скоро сведет ее с ума. Она сомневалась, что сможет хотя бы сыграть в шахматы, потому что у нее тряслись руки. Кэтрин чертыхнулась и оглянулась вокруг, раздумывая над тем, не позвать ли кого-нибудь составить ей компанию. У нее было несколько книг, которые она взяла в Данлохане. «Вдруг кто-нибудь сможет почитать мне», – подумала Кэтрин, а потом опять чертыхнулась. Она не желала верить, что ей придется обращаться за помощью даже для того, чтобы почитать книгу.
Ее внимание привлек шум за дверью. Когда вошел Лукас, Кэтрин замерла. На нем были темные одежды, и это удивило ее. Но даже в них он выглядел таким красивым, что Кэтрин чуть не приказала ему уйти. Она едва подавила вздох. Ее сердце, переполненное противоречивыми эмоциями, твердило, что ей опасно проводить так много времени с Лукасом, но она слишком сильно нуждалась в обществе, чтобы обращать на это внимание.
– Уже страдаешь от скуки? – спросил он, останавливаясь рядом с кроватью.
– И не выразить словами, насколько сильно.
– Ты что-то очень раскраснелась. – Он дотронулся рукой до лба Кэтрин и неодобрительно нахмурился, обнаружив, что лоб мокрый от пота. – Ты не вставала с постели?
– Нет, не вставала. Я просто пыталась сама сесть. Чувствую себя беспомощной, как младенец.
– Ты будешь чувствовать себя так еще несколько дней. – Он подошел к кувшину с водой и намочил полотенце. – Тебе не следует совершать слишком резких и требующих усилия движений, – сказал Лукас, умывая ей лицо. – Я не думаю, что твои раны могут открыться, но если ты будешь слишком утомляться, то лихорадка легко вернется назад. Она уже дважды чуть не покончила с тобой. Опасно вызывать ее снова.
– Ты говоришь, что я два раза была на краю гибели?
– Да. – Лукас не только говорить, но и думать не хотел о том мучительном времени, в течение которого он боролся за жизнь Кэтрин. – Твое здоровье уже не такое крепкое, как раньше, и тебе пришлось сильно постараться, чтобы справиться с лихорадкой.
Кэтрин понимала, что глупо так сильно тревожиться из-за этого заявления Лукаса, но ничего не могла с собой поделать. Она особо не задумывалась над тем, насколько серьезной была ее болезнь. Ее познания исчерпывались тем, что с ней случилась горячка, вызванная ранением в спину, и этого Кэтрин было достаточно. Теперь она вспомнила о том, что Энни упоминала о чем-то подобном, но тогда смысл ее слов ускользнул от нее. Она осознала, как близко находилась от смерти, и это испугало ее.
– А теперь ты побледнела, – пророкотал Лукас, бросая полотенце на сундук.
– Потому что ты только что сказал мне, что я два раза стояла одной ногой в могиле.
– Но ведь ты же там не оказалась, поэтому незачем об этом волноваться. Просто запомни мои слова и постарайся поберечь себя. Отдыхай и не пытайся делать все сразу и прямо сейчас.
Кэтрин сначала подумала, что страх подхватить еще одну лихорадку теперь, когда у нее нет сил с ней сразиться, точно заставит ее оставаться в постели. Но тем не менее она слишком хорошо знала свой характер. Ей придется время от времени напоминать себе об этом страхе, когда скука от многочасового лежания в кровати станет совершенно невыносимой. Наверное, ей поможет плотный график посещений. Каждый раз, когда она будет чувствовать, что готова лезть на стену от тоски, то ей достаточно будет вспомнить, что скоро к ней придет какой-нибудь человек, что будет играть с ней в шахматы, читать или помогать умываться, и желание вылезти из кровати пройдет.
– Кэт?
Голос Лукаса прервал ее размышления. От неожиданности Кэтрин вздрогнула.
– Что?
– В каких облаках ты витала?
– Ох, я просто думала о том, что могу сделать, чтобы заставить себя спокойно лежать в кровати и не совершить какой-нибудь дурацкий поступок.
– Уже есть какие-нибудь варианты?
– Может быть, мне стоит составить плотный график посещений? Тогда со мной почти всегда были бы люди, которые помогали бы справиться с тоской.
– И ты думаешь, что это поможет?
– О да. Когда я буду лезть на стену от ничегонеделания, то попробую напомнить себе о том, что через несколько минут зайдет Уильям и поиграет со мной в шахматы, а потом появится Энни, которая помоет мне волосы. Вот так. – Она пожала плечами. – Это может помочь.
– Это действительно очень поможет. Когда я оказался прикованным к постели на несколько месяцев, то только этим и спасался. Вокруг меня было так много родни, которая с радостью бросилась выполнять мой план, что иногда я даже хотел почаще оставаться один.
Это был первый раз, когда Лукас упомянул о том времени, когда он поправлялся от многочисленных ран. Кэтрин это немного удивило. Но больше всего ее удивило то, что в его голосе не было и намека на злобу или упрек. Ей отчаянно захотелось попросить Лукаса, чтобы он поподробнее рассказал о том, как ему удалось спастись и так хорошо излечиться. Но она боялась, что разговор на такую тему разрушит тот хрупкий мир, который установился между ними.
Лукас наблюдал за хороводом эмоций на лице Кэтрин, стараясь не улыбнуться. Она была очень сообразительная. Кэтрин уже чувствовала перемену в его отношении к ней, и это ставило ее в тупик. «Может, этого будет достаточно, чтобы она вновь поверила мне?» – спросил себя Лукас и нахмурился. Он знал, что обязан принести ей самые глубокие извинения, и уже хотел сделать это прямо сейчас, но слова застряли у него в горле. Что, если он и дальше будет показывать Кэтрин, как сильно изменилось его мнение насчет нее? Может быть, по его поступкам она сама поймет, что он больше не считает ее предательницей. Это был трусливый путь, но Лукас все-таки решил пройти по нему немного, хотя бы ради того, чтобы уберечь себя от унижения, открыто называя себя полным идиотом.
– Ты любишь играть в шахматы? – спросил Лукас.
– Да, но я настолько слаба, что у меня дрожат руки. Я не смогу передвигать фигуры, – сказала она.
– Ты можешь просто сказать мне, какой ход ты хочешь сделать, и я поставлю ее за тебя. – Он посмотрел на стоявшую в углу корзину, в которой аккуратной небольшой стопкой лежали книги. – Или я могу почитать тебе немного.
Кэтрин почувствовала прилив нежности к Лукасу, который так искренне о ней заботился. Она подавила улыбку и сказала:
– Думаю, тебе лучше почитать. Мне бы это больше пришлось по душе. У меня не хватит силы сосредоточиться на игре, а я ведь не хочу тебе проиграть.
Лукас изумленно посмотрел на нее, и они оба рассмеялись.
– Какую книгу? – спросил он, подошел к корзине и начал просматривать заглавия.
– Мне все равно. Любую, которая тебе понравится. У меня такое чувство, что я не смогу слушать долго и скоро засну.
Лукас выбрал книгу стихов и песен, решив, что короткие сочинения трубадуров и старые баллады подойдут лучше всего. Он сел в кресло рядом с кроватью Кэтрин и начал читать. На губах Кэтрин появилась слабая улыбка, и это подбодрило Лукаса. Он понял, что остановил свой выбор на правильной книге. На его вкус в ней было слишком много цветистых фраз, но Кэтрин такой стиль явно доставлял удовольствие, а сейчас это было самым главным.
Вскоре глаза Кэтрин сомкнулись. Лукас посмотрел на нее и еще немного почитал, но ее веки ни разу не вздрогнули, и он наконец отложил книгу в сторону. Лукас нагнулся вперед и легким движением провел пальцами по ее щеке, стараясь не вздыхать, словно глупый мальчишка, который впервые влюбился и не знает, как совладать с волнением. Кэтрин была прекрасна, это признавали все. Но она привлекала его не только своей красотой. Кэтрин обладала сильным, сострадательным, верным характером и быстрым, острым умом.
На самом деле она всегда казалась ему воплощен нем всех его представлений о том, какой должна быть женщина его мечты. Он с нежностью вспомнил, как Кэтрин откликнулась на его поцелуй с такой же страстью, которую испытывал он сам, и почувствовал нестерпимое желание вновь заняться любовью с этим соблазнительным созданием. Теперь, когда он знал правду, Лукас не понимал, как он вообще мог сомневаться в Кэтрин. Его радовало только одно – то, что он никогда и словом не обмолвился о своих подозрениях кому-то из членов своей семьи. Гордость мешала ему поведать о том, что его предала та самая женщина, которую он собирался взять в жены. Лукас не хотел, чтобы его родня узнала, каким дураком он был. Он также старательно скрывал ото всех горе и боль, которые испытывал из-за того, что считал Кэтрин предательницей. Хотя, наверное, родные кое-что и поняли, когда он лежал в беспамятстве и бредил. Но его все равно ни о чем не расспрашивали. В любом случае теперь ему не надо было объяснять им, почему он добивается внимания женщины, которая, как он утверждал, приказала избить его до полусмерти.
Лукас встал и потянулся. Он слишком долго крался по влажным туннелям, и теперь его мускулы болели. Нагнувшись к Кэтрин, Лукас коснулся губами ее лба. Она пробормотала что-то мягким голосом, и Лукас не выдержал и поцеловал ее в губы. Даже сейчас, во сне, она ответила на его поцелуй. Ее теплые губы гостеприимно приоткрылись, и когда его язык скользнул внутрь, Кэтрин тихо застонала от наслаждения. Лукас заставил себя оторваться от нее, пока еще мог владеть собой.
Лукас гладил ее по волосам, едва касаясь их, и думал о том, сможет ли найти нужные слова, чтобы она простила его. Что он мог сказать? Извини за то, что считал тебя убийцей, человеком, который способен отправить своего любимого в могилу только потому, что тот улыбнулся другой? Нет, это было бы просто смешно. Ему казалось, что никакое извинение, даже самое изящное и красивое, не поможет вернуть доверие Кэтрин назад. Но он должен найти способ вновь завоевать ее сердце.
Услышав тихий шелест юбок, Лукас обернулся и увидел Энни, стоявшую в дверном проходе. Он слабо улыбнулся ей и махнул рукой, чтобы она подошла к кровати. Хоть ему не хотелось уходить от Кэтрин, Лукас понимал, что будет лучше ненадолго отдать ее в заботливые и умелые руки Энни. Ведь Кэтрин может понадобиться нечто такое, о чем она постесняется попросить у него.
– Она только что заснула, – тихим голосом сказал Лукас, когда Энни встала рядом с ним.
– Нет никаких признаков того, что лихорадка возвращается? – спросила девушка.
– Нет, и я не думаю, что нам стоит опасаться этого, если Кэтрин побережется.
– Не могу поверить, что мы чуть не потеряли ее. Она всегда была такой сильной, полной жизни.
– Она такая и есть, но сидение в этих пещерах на протяжении целого года не пошло ей на пользу.
Да, Кэтрин много потрудилась, чтобы сделать их уютными, но все равно в них не так тепло, как наверху. И питается она хуже, чем раньше, когда она жила в замке. Энни кивнула:
– Да, и еще она совсем недавно оправилась от ран и горячки, которую перенесла после того, как эти мерзавцы кинули ее в озеро.
– Да, бедная Кэтрин. – Вспомнив шрамы на теле Кэтрин, Лукас удивился, что она вообще так хорошо перенесла ту болезнь. – Значит, нам нужно проследить за тем, чтобы она как можно больше отдыхала, но чтобы также не чувствовала скуку или раздражение.
– Я знаю об этом. Она может попытаться встать или сделать что-нибудь еще, отчего ей станет хуже. Я собираюсь постоянно чем-то ее занимать и не оставлять одну.
– Мы как раз только что это обсуждали, а потом я начал читать ей, и Кэтрин заснула. Нам нужна еще одна неделя. Я уверен, что за это время она окрепнет настолько, что сможет вставать и даже позволять себе немного уставать, занимаясь делами. Ну что ж, я оставлю тебя тут. – Лукас направился к двери. – И не переживай, если тебе тоже захочется немного отдохнуть. Кэтрин уже достаточно поправилась, чтобы позвать кого-нибудь, если ей потребуется помощь или если почувствует, что ее опять начинает лихорадить.
Лукас направился в пещеру, служившую им чем-то вроде общей залы. Ему нужно было переговорить с Уильямом о подслушанном разговоре. Конечно, он не будет вдаваться в детали, поскольку сомневается, что сможет спокойно снести злорадные насмешки Уильяма, которыми тот засыплет его, когда поймет, что ему стала известна вся правда о попытке его убить. Он расскажет Уильяму, чем эта злобная пара собирается заняться в ближайшем будущем. Несомненно, он также поведает Уильяму о тайном ходе в стене рядом с покоями Агнес. Об остальном же ему узнавать совсем не обязательно. Главное – это то, что теперь у них появился шанс узнать все планы Агнес и Ранальда и они должны умело воспользоваться этой возможностью.


Кэтрин медленно открыла глаза и посмотрела вокруг – Лукаса не было. Вместо него в кресле сидела Энни и шила рубашку для Томаса. Ее охватило ужасное разочарование, и это ей совсем не понравилось. Кэтрин дотронулась до своего рта. Она все еще ощущала теплоту губ Лукаса и пыталась понять, приснился ли ей поцелуи или это случилось на самом деле. В итоге Кэтрин решила не ломать голову над этой бесполезной загадкой и попыталась приподняться, чем сразу привлекла к себе внимание Энни.
– Нет, Энни, позволь мне сделать это самой, – сказала она, когда девушка отложила шитье с явным намерением помочь ей. – Пусть это будет моим первым шагом к выздоровлению. Это не так уж и сложно и к тому же не причинит вреда моим ранам. Так постепенно я буду восстанавливать былую силу.
– Что ж, думаю, вы правы. Дать вам попить?
Кэтрин вдруг поняла, что ей все-таки придется прибегнуть к помощи Энни, так как она захотела в туалет. Выходит, что все ее усилия, направленные на то, чтобы самостоятельно сесть в постели, были потрачены впустую. Она еле слышно выругалась.
– Да, дай, но сначала мне нужно освободить для этого место. – Энни взяла ее за руку и осторожно помогла встать. – Ненавижу это, – поморщившись, произнесла Кэтрин.
– Я вижу. Но пройдет совсем немного времени, и вы сами сможете все делать.
Кэтрин надеялась, что Энни окажется права. Чем больше она чувствовала в себе сил, тем тяжелее ей было прибегать к посторонней помощи в подобных случаях.
Когда Энни уложила ее обратно в кровать, пот ручьями стекал по телу Кэтрин. Несмотря на испытанное чувство смущения, она теперь ощущала себя гораздо лучше. Энни помогла ей выпить немного меда, который и на этот раз имел сильный привкус каких-то лекарственных трав. Кэтрин с благодарностью приняла эту помощь, ведь ее руки все еще дрожали от слабости. Выпив мед, она облокотилась на подушки, которые взбила Энни, и облегченно вздохнула.
Ее мысли устремились к Лукасу. Когда он появился у нее в последний раз, в его поведении что-то изменилось. Казалось, что злость в нем исчезла. Он почти стал тем самым Лукасом, в которого она влюбилась год назад. Но Кэтрин не могла понять, почему он вдруг изменился и как долго еще будет вести себя таким образом. А что, если он просто жалеет ее, пока она больна? Или Лукас все-таки начал сомневаться в справедливости своих обвинений?
– Я вообще не понимаю мужчин, – пробормотала она.
Энни улыбнулась и вновь принялась за рубашку.
– Вы не одна такая. Многие женщины их не понимают. Но ведь мужчины тоже не особо разбираются в женщинах.
– Это очень странный порядок вещей, тебе не кажется?
– Кажется. Но возможно, Господь придумал это затем, чтобы муж и жена никогда не наскучили друг другу. А почему вас сейчас волнуют такие вопросы?
Одно мгновение Кэтрин молчала, пытаясь понять, хочется ли ей поделиться своими сомнениями с Энни или нет. Но потом она вздохнула. Ей больше не с кем было обсуждать свои проблемы, а ведь она точно бы воспряла духом, если бы выговорилась перед посторонним человеком. Энни высказала бы ей свою точку зрения, и это помогло бы ей лучше разобраться в собственных смятенных чувствах.
– Сэр Мюррей вел себя совсем по-другому, когда был тут в последний раз.
– По-другому? В каком, смысле?
– Он был добрее. Та злоба, которую я почувствовала в нем, когда он только у нас появился, куда-то исчезла.
– Ага, та самая злоба… Может быть, он наконец все тщательно обдумал и решил, что вы ему на самом деле не враг? Что вы невиновны в той беде, которая приключилась с ним год назад?
– Эта мысль тоже первой пришла мне в голову. Но почему он вдруг изменил свое мнение обо мне?
– Потому что все мы, кто хорошо знает вас, постоянно твердим ему, что он ошибается.
– Разве чужое мнение имеет для него хоть какое-то значение?
Энни тихо рассмеялась.
– Да. Печально, но тут вы правы. Тогда я не знаю, в чем причина. Может быть, он узнал что-то новое, услышал, как о вас говорил человек, мнение которого не стоит игнорировать? Тот, кто ire является вам ни другом, ни родственником?
– Но где же он мог найти такого человека?
Энни пожала плечами:
– Не знаю. Ваши люди не очень-то охотно рассказывают мне о том, чем они занимаются, как сейчас идет война против Ранальда и Агнес. Когда они что-то и обсуждают при мне, то обычно это новости о людях, живущих в селении, и тому подобное. Если бы Лукас услышал что-либо важное или побывал в таком месте, где он мог бы подслушать важный разговор, то Уильям бы точно уже знал об этом. Всем ясно, что Лукас относится к нему как к вашему заместителю.
– Это хорошо, именно такой пост он и займет, когда я верну себе Данлохан. – Кэтрин нахмурилась. – Интересно, как Лукас узнал об этом? Ведь я ему ничего не говорила.
– Ну, мужчины в таких делах ведут себя, как собаки. Кажется, будто они всегда могут нюхом учуять вожака стаи.
– Я очень надеюсь, что они все же вынюхивают его не так, как это делают собаки. – Энни захихикала, и Кэтрин тоже не смогла сдержать улыбки. – Ладно, хватит об этом. По крайней мере сэр Мюррей сделал правильный выбор и не будет вести себя оскорбительно но отношению к Уильяму.
– Это точно. К тому же оскорбленным посчитает себя не только Уильям, но и его братья.
– И тогда моя маленькая армия превратится в стаю грызущихся волков, от которых мне не будет никакого толку. Не очень приятная мысль. – Кэтрин нахмурилась, и ее мысли тут же устремились к таинственной перемене в настроении Лукаса. – И все же, если сэр Мюррей что-то услышал и теперь знает всю правду, почему он прямо не сказал мне об этом?
– И не извинился за то, что так плохо думал о вас.
– Да. Он ни словом не обмолвился об этом. Логичней было бы предположить, что оп мог бы по крайней мере дать мне знать, что ошибался, и объяснить, почему теперь переменил свое мнение обо мне.
– Ага, вот вы до нее и добрались.
– До чего добралась?
– До причины, по которой он вам ничего не сказал. Предположим, что сэр Мюррей услышал разговор, заставивший его в конце концов разглядеть правду, которая все это время лежала у него под носом. Выходит, единственный способ, как сэр Мюррей может рассказать вам об этом, – признаться, что он был не прав. Но даже Томас, несмотря на свой малый возраст, с огромным трудом признается в своих ошибках.
Кэтрин вспомнила отца, который явно страдал тем же самым недостатком.
– Наверное, это отличительная черта всех мужчин, да?
– Видимо, так оно есть. А вам важно, чтобы он пришел к вам и сказал, что был не прав и теперь знает, что вы невиновны в тех преступлениях, которые он вам приписывал?
– Боюсь, что важно. Он обидел меня, Энни, обидел очень сильно. Если бы он обвинил меня в каком-то незначительном проступке, то мне было бы все равно. Но когда сэр Мюррей заявил, что я пыталась убить его, то этим он чуть не вырвал сердце из моей груди. Да, он должен извиниться. Ему не нужно подбирать красивые слова или называть себя полным дураком. Но ему придется сказать хоть что-нибудь. Лукас должен рассказать мне, почему он поверил в такую ужасную вещь обо мне, попытаться объяснить, как такая мысль вообще пришла ему в голову. Иначе я не уверена, что смогу вновь доверить ему свое сердце.
Энни вздохнула и кивнула:
– Да, я думаю, что на вашем месте чувствовала бы то же самое. Сэр Мюррей обвинил вас в попытке убийства, а это не шутка. Такие обвинения не так-то легко простить. Если он не объяснит, как такое могло произойти, вы будете до скончания своих дней бояться, как бы что-либо подобное с вами вновь не приключилось. Если вы хотите вернуть сэра Мюррея, если готовы принять его извинения и начать все заново, то я могу посоветовать лишь одно: слушайте внимательно все, что он вам говорит. Мужчины любят вставить слова извинения в разговор так, что вы даже не поймете, что у вас попросили прощения.
– И внутренний голос говорит мне, что сэр Мюррей вполне может поступить именно так. Хотя во всех остальных случаях он сама честность и прямота.
– Но не в том случае, когда он должен признать себя глупцом. Тут вы имеете дело с мужской гордостью, а это очень серьезная штука! – Она подмигнула Кэтрин. – А теперь отдыхайте, моя госпожа. Ваши глаза уже слипаются, а мне кажется, что в ближайшие дни вам понадобится вся ваша сила и ясный ум.
Кэтрин улыбнулась Энни и закрыла глаза. У нее было такое ощущение, что даже обыкновенное пробуждение отнимало у нее все ее небольшие силы. И Энни была права – в ближайшее время ей нужно будет мыслить особенно ясно и четко, чтобы совладать с Лукасом.
Если он переменил о ней мнение, если перестал верить в то, что она способна пойти на такое жестокое преступление, то его попытки соблазнить ее станут еще более настойчивыми, чем были до этого времени. Это означало, что ей нужно решить, позволит ли она вновь воспламениться той страсти, которую пробуждал в ней Лукас. Судя по его поведению, Лукас скорее всего хочет вновь вернуться к тем отношениям, которые были у них раньше. Ей лучше заранее решить, чем ответить на его ухаживания – согласием или отказом. Кэтрин знала – что бы она ни сказала, назад пути уже не будет.
Кэтрин сказала Энни чистую правду. Ей нужно было, чтобы Лукас извинился перед ней. Но еще больше ей хотелось услышать его объяснения. Она знала, что попытается понять, почему он так быстро осудил ее и так долго не хотел поверить в ее невиновность. До тех пор, пока Лукас не поговорит с ней откровенно, в ее сердце всегда будет жить тень сомнения и страха. Вскоре ее мысли затуманились. Она уже почти погрузилась в сон, когда тихий внутренний голос шепнул ей, что близостью с Лукасом можно насладиться и без взаимных объяснений. К страсти, которую они испытывают друг к другу, это не имеет никакого отношения. Может быть, стоит насладиться тем, чего она так давно желала, а все проблемы решить позднее? Это был не самый благоразумный совет, который она когда-либо давала себе. Но почему-то ей казалось, что он единственный, которому она в итоге последует.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-дикарь - Хауэлл Ханна



увлекательная книга перечитывала дважды и получила огромное удовольствие от чтения советую всем читайте и наслаждайтесь
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
13.03.2013, 17.17





Хорошая книга, насыщенна событиями, немного затянута концовка с признаниями... 8/10.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаНинель
20.07.2013, 16.47





Серия "Мюрреи и ихrnокружение"-rnrn1.Судьба горца- БалфурrnМюррей и МолдиrnКиркольдиrnrn2.Честь горца- НайджелrnМюррей(брат Балфура) и ЖизельrnЛюсеттrnrn3.Обещание горца- ЭрикrnМюррей(брат Балфура и Найджела) и БеттияrnДраммондrnrn4.Клятва рыцаря- КормакrnАрмстронг и ЭлспетrnМюррей(дочь Балфура)rnrn5.Дама моего сердцаrn-rnКамерон Макалпин иrnЭйвери Мюррей(дочь Найджела)rnrn6.Невеста горца- КонорrnМакенрой и ДжилианнаrnМюррей(дочь Эрика)rnrn7.Благородный защитник-rnПейтон Мюррей(сын Найджела) и КирстиrnКинлохrnrn8.Жених горец -ДэрмотrnМакенрой(брат Конора и Фионы) и ИлзаrnКамеронrnrn9.Бесстрашный горец-rnЭван Макфингел-Камеронrnи Фиона Макенрой(сестра Конора и Дэрмота)rnrn10.Горец завоевательrn-rnСигимор Камерон(брат Илзы) иrnДжолин Джерардrnrn11.Горец победительrn-rnЛайам Камерон(Кузен Сигимора,Эвана и Грегора) и КайраrnМюррей(дочь Балфура)rnrn12.Горец любовникrn-rnГрегор Макфингел-rnКамерон и АланаrnМюррей(дочь Балфура)rnrn13.Горец варвар- АртанrnМюррей(сын Балфура) и СесилияrnДоналдсонrnrn14.Горец дикарь- ЛукасrnМюррей(сын Балфура) и Кэтрин Элдейнrnrn15.Зеленоглазый горец-rnДжеймс Драммонд(племянник Беттии и Эрика) иrnАннора Маккейrnrn16.Горец грешникrn-rnТорманд Мюррей(сын Эрика) иrnМорейн Россrnrn17.Горец защитникrn-rnСаймон Иннез и ИлзбетrnМюррей(дочь Элспет,внучка Балфура)
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаФиона
26.08.2013, 3.33





Кто любит читать про маньяков роман для вас.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаКэт
21.11.2013, 12.23





Ничего особенного......конец неочень....
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаNatali
22.11.2013, 19.10





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Роиан на один раз. Почему такой высокий рейтинг, максимум 3 б. Сюжета мало. Постоянно повторяются одни и теже фразы : перестала терзаться, должен оъясниться, попытатья рассказать... Если убрать все повторяющиеся слова г.г. то мог бы получится неплохой короткий роман.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаДжей
12.09.2015, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100