Читать онлайн Горец-дикарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-дикарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Это была ловушка. Кэтрин не видела ничего странного, не слышала звуков, которые могли указать ей на то, что впереди их ждала опасность, даже не ощущала ее в воздухе. Они скакали вперед, но каждая клеточка ее тела дрожала от страха. Это было то же самое чувство, которое посещало ее, когда ей нужно было куда-то идти, но она знала, что там уже подкарауливала ее Агнес. Только сейчас все было хуже, гораздо хуже. Скользнув взглядом по лицам людей, ехавших рядом с ней, Кэтрин поняла, что их тоже одолевало беспокойство, хотя их тревога могла иметь различные причины.
Когда это чувство только появилось, Кэтрин сразу же посмотрела на Лукаса – может быть, это он опять заставлял ее волноваться? На протяжении трех длинных дней она постоянно думала о нем, а вкус его поцелуя все еще ощущался на губах. Все это время Лукас преследовал ее, всегда был рядом, касался ее, смотрел потемневшими от желания глазами, постоянно пытался поцеловать – и ему это удавалось слишком часто, чтобы Кэтрин могла сохранять спокойствие духа. Тем не менее, когда чувство страха стало сильнее, она поняла, что дело было не в Лукасе.
Йен послал ей весть, что кто-то забрал лошадей. Настоящие разбойники тут тоже водились, хоть их и было, к счастью, довольно мало. И вот теперь он и решили выследить их. Но Кэтрин начинала понимать, что все было не так просто, как казалось. Хоть она всегда ощущала напряжение перед битвой, нынешнее нехорошее предчувствие было гораздо сильнее.
– Мне это не нравится, – пробормотала она, увидев людей и лошадей, которые подозрительно медленно пересекали открытое поле.
– Да, тут что-то нечисто, – согласился с ней Уильям, и его поддержали несколько человек из их отряда.
– Похоже на ловушку.
– Очень похоже на ловушку. Хитро придуманную ловушку.
Лукас медленно кивнул, ни на мгновение не отводя взгляда от людей, которых они преследовали почти всю ночь.
– Поле открытое, но вокруг него полно мест, где можно спрятаться.
– Врагам нужно просто дождаться, пока мы не выедем на поле, – сказала Кэтрин, – а потом выскочить и отрезать нам путь к отступлению.
– К сожалению, мы должны отбить наших лошадей.
Кэтрин пришлось с болью признать правоту его слов. Если они не заберут себе лошадей, скачущих через поле, то у них останутся только те шестеро жеребцов, что сейчас были под ними. И это были не самые лучшие лошади. Чтобы заменить тех, которых у них украли, им придется самим начать красть, а Кэтрин этого совсем не хотелось. Она пыталась найти доказательства, что Агнес участвовала во многих преступлениях. Но ей никогда не приходила в голову мысль начать самой нарушать закон. Она могла особо не пострадать из-за кражи лошадей просто потому, что была дочерью и знатного человека. Но вот ее людей точно бы осудили по всей строгости закона. Кэтрин подозревала, что если бы им дали Возможность выбора, то они бы предпочли оказаться на поле, где их, по всеобщему мнению, ожидала засада, чем быть повешенными за воровство.
– Лучше всего сделать это быстро и решительно, Кэт, – сказал Лукас. – Выехать туда, как можно скорее схватить то, что удастся, и ускакать.
Ее сердце невольно дрогнуло, когда Лукас назвал ее Кэт – так, как делал это раньше, когда они были счастливы вместе. Но сейчас неподходящее время, чтобы становиться сентиментальной. Ей нужно отбить лошадей и защитить своих воинов. Та ее часть, которой не нравилось, когда Лукас предлагал план действий и начинал вести себя властно, была немилосердно задушена. Ей нужен хороший план, чтобы выбраться из этой ловушки живой, и она не станет волноваться по поводу того, кто его придумает.
– Я думаю, что именно так нам и следует поступить, кузина, – сказал Уильям. – Если это на самом деле ловушка, то мы не победим в драке – ведь нас слишком мало. Тем не менее мы сможем быстро выскочить на них, схватить нескольких лошадей и поспешить назад. Тогда у тех, кто сейчас сидит в засаде, просто не будет времени атаковать нас.
– Хорошо, я согласна, – сказала Кэтрин. Она поправила кусок синей материи, проверяя, насколько хорошо тот скрывает ее лицо. – Не вступайте в бой без особой надобности. Просто хватайте лошадей и скачите назад. Мы знаем, что в этом месте никто не прячется, поэтому направляйтесь туда.
– А как только мы окажемся в тени деревьев, то должны, как обычно, разделиться и поехать в разных направлениях.
– Остается только молиться, что на поле не прячутся лучники, – тихо пробормотала она, когда к ней подошел Уильям.
– Мало кто может поразить быстро движущуюся мишень. И если за всем этим стоит Ранальд, то бояться вообще нечего. Большинство его людей не смогут попасть в стену Данлоханской крепости. Даже в ясный день и безветренную погоду.
Кэтрин улыбнулась, а стоявшие вокруг мужчины засмеялись после оскорбительного заявления Уильяма. Но минута веселья быстро пролетела. Ее люди ждали сигнала к наступлению. Помолившись за их жизни, Кэтрин махнула рукой и сразу же пустила лошадь в галоп. Она нагнулась к сильной шее лошади, чтобы стать как можно более незаметной мишенью, и поскакала прямо к людям, что вели их коней через поле.
Она уже почти дотянулась до первой лошади, когда увидела, как из-за деревьев вдруг выскочили сидевшие верхом мужчины и, вытащив мечи из ножен, направились к ней и ее отряду. Ее совсем не обрадовало то, что ее подозрения оправдались и что это на самом деле оказалась ловушка. Когда один из мужчин, что вел их лошадей, попытался схватить ее, Кэтрин ударила его по голове дубинкой, отчего тот свалился на землю. Потом она взяла ближайшую от нее лошадь под уздцы и повернулась прочь, надеясь доскакать до спасительных деревьев прежде, чем Ранальд и его люди смогут настичь ее.
Что-то тяжелое ударило ей в спину, и она вскрикнула. Через мгновение Кэтрин пронзила такая острая боль, что ее зрение затуманилось. Инстинктивно она потянулась затем, что причиняло ей такие страдания, отпуская поводья своей лошади и той, которую пыталась забрать у воров. Почувствовав, что ими внезапно перестали управлять, оба животных повели себя не самым лучшим образом. Они заметались, пытаясь понять, что делать дальше, и Кэтрин сразу же осознали, в какой непростой ситуации оказалась. Седло ходило под ней ходуном, и она потянулась за поводьями, но было уже слишком поздно спасаться. От ее отчаянных попыток схватить их и удержаться в седле капюшон сместился и упал назад, открывая длинные волосы. Хоть почти все ее лицо и скрывала ткань, Кэтрин понимала, что многие люди Ранальда могли узнать ее по густым светлым волосам. Сам Ранальд точно бы ее узнал. Она со всего размаху ударилась об землю, боль обожгла ей бедро и спину, и на одно мгновение Кэтрин сосредоточила все свое внимание на попытке вдохнуть в себя хоть каплю воздуха.
Лукас посмотрел в сторону Кэтрин и, увидев, как она болтается в седле, выругался. Когда она упала, он заметил стрелу, выступавшую у нее из спины, и весь похолодел. То, что у нее с головы сполз капюшон, показывая единственные по своей красоте волосы, которые могли принадлежать только Кэтрин, тревожило его гораздо меньше, чем ее здоровье. Позже они придумают, как следует поступить с тем, что Ранальд видел ее живой. Сейчас значение имело только одно – надо было спасти Кэтрин.
Он кинул поводья отобранной лошади Уильяму.
– Бери и скачи отсюда.
– Но Кэтрин… – начал было протестовать Уильям, беря поводья и прикрепляя их к седлу.
– Я возьму ее и встречусь с вами в пещерах.
Уильям раздумывал всего одно мгновение, а потом поскакал прочь, следуя за остальными людьми Кэтрин в тень деревьев. Он остановился только один раз, чтобы схватить ту лошадь, которую потеряла его предводительница. Лукас помчался туда, где лежавшая на земле Кэтрин пыталась встать на ноги. Ранальд явно имел такое же намерение, но все никак не мог пробраться к ней через беспорядочную толпу людей и испуганных лошадей, которые пытались бежать кто куда. К своему облегчению, Лукас добрался до Кэтрин первым. Он протянул ей руку и поднял ее вверх, посадив сзади себя, а потом схватил лошадь Кэтрин и привязал ее поводья к своему седлу.
– Еще одна лошадь, – задыхаясь, проговорила Кэтрин, удивляясь тому, что ее так сильно беспокоила судьба животного, когда она сама едва дышала от боли.
– Ее забрал Уильям. Ты можешь крепко держаться?
– Да. – Это было все, что она сумела выговорить.
Лукас пустил лошадь в галоп. Из-за мучительной боли Кэтрин почти не помнила дорогу назад – только смутное ощущение скорости. Она едва была в сознании, когда Лукас остановился и привязал ее к себе куском льняной материи, что скрывала его лицо. Когда они остановились во второй раз, Кэтрин очнулась от заполненного страданиями забытья и попыталась разглядеть, куда ее привезли, но боль затуманила ей взор. Когда Лукас взял ее на руки, она заметила Патрика и Томаса, уводивших лошадей, а сзади них – Уильяма, который тщательно заметал за ними следы. Это был хороший знак: значит, ее люди делали именно то, что следует. Больше у Кэтрин не было необходимости цепляться за реальность, и она погрузилась во мрак, который настойчиво пытался завладеть ею.


– О Боже, она мертва?! – закричала Энни с порога. Лукас не стал останавливаться.
– Нет, – шагая в сторону спальни Кэтрин, ответил он. – Но ей нужна помощь, и как можно скорее. Нужно вытащить стрелу и посмотреть, ничего ли она не, сломала себе, когда упала с лошади. Принеси воды, полотенца и все, что у вас есть для лечения ран.
– Да, я мигом.
Лукас положил Кэтрин на кровать и начал разрезать пронзенные стрелой одежды, стараясь справиться со шквалом эмоций. Он не понимал, почему испытывал такой сильный страх за Кэтрин, такое леденящее душу отчаяние. Разве он не собирался отомстить ей зато, что она натравила на него людей Ранальда, которые едва не убили его? Хоть он не строил никаких особых планов отмщения, само это слово означало насилие и боль. Теперь ему было ясно, что он никогда бы не смог причинить Кэтрин физического вреда.
Думая об этом теперь, Лукас осознал, что до сих пор так и не поквитался с Кэтрин. Он даже стал помогать ей в борьбе против Ранальда и Агнес. Все, что он до сих пор делал, – это раздражал, оскорблял ее и постоянно пытался соблазнить. Да, его предки слагали песни совсем не о таком отмщении!
Вскоре пришла Энни и выложила на сундук возле кровати все, что принесла с собой. Лукас начал приготовления к ужасной задаче: ему нужно было вытащить стрелу из спины Кэтрин.
– Ты сильная, Энни?
– Да, – ответила она. – У меня и желудок сильный, и тело.
– Хорошо. Для того, что сейчас произойдет, нам понадобится и то, и другое. Мне нужно удалить стрелу.
Энни нахмурилась:
– Вы хотите, чтобы ее вырвала я?
– Нет, мне нужно, чтобы ты держала Кэтрин. Сначала я должен протолкнуть ее вперед, чтобы показался кончик стрелы. – Энни вскрикнула от ужаса, но Лукас не обратил на это внимания и продолжил: – Потом я отрежу зазубренный конец и только после этого смогу вытащить стрелу из тела.
– Это будет страшным мучением для нее, – прошептала Энни.
– Да, будет, и хоть она сейчас и без сознания, но будет сражаться с болью.
– Почему вы не можете просто вытащить ее оттуда?
– Потому что так рана станет еще хуже. Конец стрелы разорвет ее еще больше, если пойдет назад. Потому нужно сначала отрезать его. Ладно, чем дольше она остается в ее теле, тем тяжелее нам будет вытащить эту проклятую штуку из Кэтрин. Ты готова? Не упадешь в обморок?
Энни покачала головой и подошла к Кэтрин, чтобы крепко обхватить ее. Когда Лукас продвинул вперед стрелу, Кэтрин закричала так, что его чуть не стошнило. Он наверняка стал таким же бледным, как и Энни. Лукас отрезал наконечник и затем, глубоко вздохнув, вырвал стрелу из стройного тела Кэтрин так быстро, как только мог. Кэтрин опять за кричала и попыталась отпрянуть от Лукаса, руки которого причиняли ей такую боль, но тихо шептавшая молитвы Энни удержала ее на месте. Лукас с облегчением увидел, что после этого испытания она затихла и обмякла. Он взмолился, чтобы Кэтрин впала в глубокое забытье и не ощущала нечеловеческих страданий.
Напрягая память, Лукас вспоминал знания, которые почерпнул в своей семье, где многие были лекарями. Он вымыл рану и сшил края между собой. Мазь, что дала ему Энни, была для него незнакомой, но он положился на свой хорошо развитый нюх и по запаху легко определил травы, из которых состояло снадобье. Оно оказалось по крайней мере безопасным, если не таким же хорошим, как то, что делали женщины его клана. Он положил мазь на раны Кэтрин, а потом перевязал их. С этой частью лечения было покончено. Лукас облегченно перевел дух и потянулся, разминая затекшие мышцы тела. Теперь он был готов работать дальше.
– Вы лекарь? – спросила Энни.
– Нет, по многие женщины из нашей семьи – прославленные целительницы, и каждого ребенка у нас обучают хотя бы азам этого дела, – ответил Лукас. Он перевел взгляд вниз на бледное лицо Кэтрин и вздохнул. – Мы еще не закончили.
– У нее есть еще раны?
– Она упала с лошади. Я не думаю, что у нее есть переломы, по нужно все равно проверить.
Хоть Энни явно было не по душе, что Лукас видит Кэтрин обнаженной, но она ни словом, не выразила свое недовольство, когда они сняли с нее оставшуюся одежду. Он с облегчением обнаружил, что у Кэтрин ничего не сломано, но на ее светлой коже было множество ушибов. Лукас помог Энни обмыть ее тело полотенцем, смоченным в лавандовой воде, и приложил мазь к самым большим ушибам.
– У нее много шрамов, – пробормотал он и, слегка касясь кожи Кэтрин, провел вдоль одного длинного неровного рубца на ее стройной ноге.
– Уильям сказал, что она сильно поранилась, когда ее бросили в озеро, и ей пришлось спасать свою жизнь.
Пока Энни искала ночную рубашку, Лукас смотрел на шрамы, покрывавшие тело Кэтрин. Некоторые из них были маленькими, хотя их вообще могло бы не быть, если бы раны лечил более искусный целитель. Но он видел также несколько больших отметин там, где раны были действительно серьезными. Эти шрамы подтверждали версию Уильяма о том, что случилось год назад. Кэтрин повезло, что она выжила после таких больших травм.
Сомнения в вине Кэтрин вновь закрались ему в душу, и на этот раз Лукас не мог их подавить. Наверное, она и в самом деле не хотела, чтобы его убивали. Агнес и Ранальд могли использовать ее чувство ревности для их собственных нужд. Когда Кэтрин в итоге осознала, что они намеревались убить его, то попыталась остановить их, но было уже слишком поздно, чтобы спасти его или себя саму.
Лукас покачал головой, помогая Энни надевать на Кэтрин ночную рубашку. Нет, сейчас было явно неподходящее время для того, чтобы пытаться разобраться в событиях годичной давности. Для этого он был слишком уставшим и потревоженным. Лукас в итоге признался себе, что боль могла затуманить его разум, что из-за нее он помнил те события лишь частично и, возможно, в искаженном свете. Он впервые серьезно задумался над тем, что, вполне вероятно, Кэтрин и впрямь была ни в чем не виновата перед ним.
Энни укрыла Кэтрин одеялом, и в это мгновение в комнату вошел обеспокоенный Уильям.
– Как она?
– Рана от стрелы тяжелая, но я надеюсь, что не смертельная, – ответил Лукас. Он заметил кружку и кувшин на небольшом столике в углу комнаты и подошел к нему, чтобы налить себе попить. – О, да тут вино, – пробормотал он, заглядывая в кувшин. – Как раз то, что мне нужно.
– Она очень бледная, – сказал Уильям, подходя поближе к кровати и пристально вглядываясь в лицо Кэтрин.
– Потеря крови и боль часто стирают румянец с человека. Тем не менее она потеряла не так уж много крови. – Выпив залпом целую кружку вина, Лукас налил себе еще и bhobi. подошел к кровати.
– Она что-нибудь сломала, когда упала с лошади?
– Нет, но у нее по всему телу синяки, с ног до головы.
– Что ж, наверное, это поможет удержать ее в постели до тех пор, пока она не поправится настолько, чтобы подняться без вреда для здоровья.
– Значит, она не очень-то послушный больной, да?
Уильям закатил глаза.
– Как только ее перестает лихорадить или хоть на чуть-чуть отступает боль, она решает, что уже выздоровела.
– Ну, если она станет причинять нам беспокойство, то мы просто привяжем ее к кровати, – заявил Лукас и подмигнул Энни, когда она изумленно охнула.
– Это сработает, только если ты умеешь вязать узлы лучше, чем я.
Лукас мгновение потрясенно смотрел на Уильяма, а потом рассмеялся.
– Ты уже привязывал ее к кровати?
– Она не хотела лежать спокойно, и потому ее раны не сколько раз открывались. Также мне приходилось это делать, когда она начинала бредить и постоянно твердила, что должна вернуться к озеру и попытаться найти тебя. – Уильям посмотрел на Лукаса и изогнул одну бровь. – Только один Всевышний ведает, зачем ей это понадобилось.
То, что Кэтрин пыталась отыскать его, смягчило сердце Лукаса, и это чувство вызвало у него раздражение.
– Ей стало стыдно? – пробормотал он и просто пожал плечами, когда Энни и Уильям сердито посмотрели на него. Решив, что будет лучше сменить тему разговора, он спросил Уильяма: – Кем вы точно являетесь Кэт? Вы ведь ее двоюродный брат, да?
– Да, – ответил Уильям. – Я незаконный сын ее дяди. У него таких было много. Он любил женщин.
– Слишком сильно, – сказала Энни. На ее лице появилось выражение неподдельного отвращения. – Потому этот глупец и умер. Все говорили ему держаться от дочери кузнеца подальше, но он не стал слушать ничьих советов.
– Ага, значит, кузнец застал парня на месте преступления и убил его, не так ли? – Лукас поймал себя на том, что нежно гладит бледную щеку Кэтрин, и тут же отдернул руку, сказав себе, что он просто проверял, не началась ли у нее лихорадка.
– Он сильно избил его, но не убил, хотя мне до сих пор кажется, что именно от этих побоев тот и умер.
– Да, – согласился Уильям. – Он плохо себя чувствовал около недели, а потом просто свалился и умер.
– Я думаю, что у него было внутреннее кровотечение, может, даже в голове, – сказал Лукас. – Но если вы такой близкий родственник Кэтрин, почему ее отец не сделал вас наследником?
– Потому что старик ненавидел своего брата, и это чувство было взаимным. Я никогда не слышал всю историю, но подозреваю, что тут не обошлось без женщины. Мне кажется, дело было в жене нашего господина. Она была порядочной жен шиной, поэтому я не верю, что она могла сделать что-нибудь плохое, но я боюсь, что не могу сказать того же о моем отце. Поэтому любой ребенок моего родителя в глазах нашего дяди был недостаточно хорошим. Лукас покачал головой.
– Печально, когда враждуют близкие люди, которые должны крепко держаться друг за друга. И я подозреваю, что совет, который назначил отец Кэтрин, ни словом не выразил свое недовольство таким положением дел?
– Да, ты прав. Боюсь, что у моего отца было больше врагов, чем друзей.
– Потому что он любил приударить за девушками?
Уильям кивнул.
– Несколько ребят из нашего отряда – мои братья. Агнес и Ранальд видят в нас угрозу, а Кэтрин всегда была добра к нам. Ей все равно, кто были наши родители, родились ли мы в законном браке или нет. Главное для нее – это то, что мы ее кровные родственники. Это очень много для нас значит, поэтому, когда она оказалась в беде, мы встали на ее сторону. Видишь ли, Агнес всегда ненавидела нас. Тот факт, что она тоже внебрачный ребенок, нисколько не повлиял на ее отношение к нам.
– Как я мог так сильно ошибиться в этой женщине? – пробормотал Лукас.
– Похоже, ты слишком часто ошибаешься в людях.
Мужчины обменялись сердитыми взглядами. Прежде чем между ними мог разгореться спор, в разговор вступила Энни:
– Агнес очень ловко притворяется милой, немного глуповатой женщиной и заставляет мужчин думать, что они в нее влюблены. Кажется, что Агнес только и умеет, что улыбаться, хихикать и думать о том, как бы заиметь побольше кавалеров да богатых нарядов. Только женщины способны быстро докопаться до ее сущности, поэтому Агнес не очень-то любит особ своего пола. В присутствии другой женщины она не может искусно прятаться под маской милой простоты. Ее собственный муж обманывался насчет нее несколько месяцев, а ведь он был умным парнем. Я думаю, что она перехитрила и своего отца, потому что я не могу поверить, что он был способен сознательно поставить под угрозу жизнь Кэтрин и благополучие Данлохана. А ведь его предсмертные распоряжения к этому и привели.
– Да, – согласился Уильям. – Он очень переживал, что у него так и не родился наследник, в то время как его брат заселил внебрачными сыновьями половину страны. Но он любил своих детей. Болезнь обрушилась на него внезапно и не дала ему времени хорошенько подумать над завещанием. Кэтрин пришла в ярость, когда узнала, что он ни словом не обмолвился о нас, своих племянниках и племянницах.
– Особенно если учесть то, что ты и некоторые из твоих братьев верно служили ему в его войске, – сказала Энни.
Уильям пожал плечами:
– На самом деле мы делали это не для него. Мы делали это для Данлохана и Кэтрин, – Он внимательно посмотрел на Лукаса. – Ты думаешь, Ранальд узнал ее, когда у нее с головы слетел капюшон?
– Я уверен в этом, – ответил Лукас. – Он пытался догнать ее, даже ударил нескольких своих мужчин, когда те преградили ему дорогу.
Уильям тихо пробормотал какое-то короткое злобное ругательство. Энни услышала его слова и покраснела. Заметив это, Уильям перевел дух и постарался взять себя в руки.
– Прости меня, Энни.
– Нет, тебе не за что просить прощения, – ответила она. – Как будто я раньше никогда не слышала, как крепко ты ругаешься. – Тут она вдруг усмехнулась. – Мне кажется, в такой ситуации не грех и выругаться.
Уильям слегка улыбнулся и посмотрел на Лукаса.
– Ранальд ненавидит Кэтрин. Если парень на самом деле поверит, что она выжила, то разорвет на части весь Данлохан, только чтобы найти ее.
– Почему он ее так ненавидит? – спросил Лукас.
– Потому что она сказала ему «нет», – ответила Энни. – И особенно потому, что вам Кэтрин сказала «да».
– А так как ты, казалось, очень серьезно ухаживал за ней, – продолжил Уильям, – то вы могли в итоге и пожениться. Ранальд знал, что совет пятерых сразу же одобрил бы тебя, и это отняло бы у него всю власть, которую ему дала Агнес. Если Кэтрин попадется в грязные руки Ранальда, то он убьет ее, и это будет не самая легкая смерть.
– Тогда мы должны приложить все усилия, чтобы она не попалась этому негодяю, – сказал Лукас.
После долгих уговоров он отправил Уильяма и Энни спать, а сам остался с Кэтрин. Лукас вытащил из угла грубо сколоченное кресло, сел в него и, положив ноги на кровать, стал внимательно смотреть на Кэтрин. Ее отец был холодным и суровым человеком, который иногда слишком явно выказывал ей свое разочарование из-за того, что она не родилась мальчиком. Ее сводная сестра, очевидно, была злобной маленькой ведьмой и старалась испортить жизнь Кэтрин при каждом удобном случае. Теперь Кэтрин хотят убить, чтобы она не смогла получить то, что принадлежит ей по праву рождения. Лукас ничего не мог поделать с собой: ему было жалко Кэтрин.
Медленно попивая вино, он продолжал размышлять о Кэтрин. На протяжении долгого времени он думал, что Кэтрин имела какое-то отношение к тому избиению, что едва не стоило ему жизни. Но события последних дней заставили его усомниться в своей правоте. Более того, ему хотелось признать свою ошибку. Лукасу казалось, что он был близок к тому, чтобы простить ее. Но ему было бы гораздо спокойнее, если бы на это у него имелись какие-нибудь основания. Тогда бы он не чувствовал себя полным болваном, сошедшим с ума от желания.
Он был полон решимости уберечь Кэтрин от смерти и должен был собрать как можно больше сведений об Агнес и Ранальде, о Данлохане и о битве за право обладать им. Хоть он и не хотел слишком тщательно копаться в себе, пытаясь определить, какое еще чувство, кроме желания, по-прежнему пробуждала в нем Кэтрин, Лукас знал, что никогда не допустит, чтобы с ней случилась беда. Лукас вспомнил искаженное от злости лицо Ранальда, когда тот пытался пробиться к Кэтрин. Уильям говорил правду. Теперь, когда этот подлец узнал, что Кэтрин жива, он не оставит ее в покое. Видимо, скоро Лукас получит ту самую жестокую, тяжелую и кровавую битву, к которой призывал людей Кэтрин.


– Она жива? Что ты хочешь этим сказать?
Ранальд посмотрел на Агнес и подумал о том, что ее обычно мягкий и сладкий голос иногда может звучать ужасно сварливо.
– Именно то, что ты слышишь, – она жива. Я увидел ее волосы, когда с головы упал капюшон.
– У многих в Данлохане светлые волосы!
– Но не такие, как у Кэтрин. Агнес, это точно была она. Ты можешь сколько угодно спорить со мной, но я видел ее, и это факт. Нам нужно придумать план, что делать дальше. И Мюррей, и твоя сестра живы, а это означает, что скоро у нас начнутся серьезные неприятности.
Агнес смотрела на своего любовника, ходившего взад-вперед по ее комнате, сжимая в большой руке кружку эля. Ранальда нельзя было назвать красивым мужчиной. Его черты лица были слишком резкими, а нос – слишком длинным. Но зато его тело было большим и сильным, характер – подлым, а ум – изворотливым. Эти качества больше всего восхищали Агнес в мужчинах. У ее мужа не было ни одного из них, и он быстро наскучил ей. Ее сестра ими тоже не обладала, и поэтому Агнес очень удивилась, что Кэтрин смогла так долго обманывать их.
То, что сэр Лукас Мюррей оказался жив, одновременно обрадовало и разозлило ее. Лукас был тем мужчиной, при виде которого рот у нее наполнялся слюной, а тело начинало дрожать от возбуждения. Он привлекал ее, несмотря на свои грубые манеры. Она пришла в ярость, когда Лукас не проявил к ней никакого интереса, а продолжал ухаживать за Кэтрин. Тогда Агнес и приказала убить его, но теперь задумалась, не дала ли ей судьба второго шанса завлечь его в кровать. Ему все равно придется умереть, но, может быть, сначала она немного развлечется с ним. Если бы ей удалось сделать это на глазах у Кэтрин, то она получила бы еще больше удовольствия.
– Я не знаю, о чем ты думаешь, Агнес, но лучше бы тебе этого не делать, – сказал Ранальд. – У тебя сейчас такая улыбка, от которой затрясся бы от страха даже самый храбрый воин.
– Ты мне льстишь. Я всего лишь думала о том, что мне сделать с людьми, которые никак не хотят умереть.
Ранальд внимательным взглядом окинул свою любовницу. Как большинство женщин из клана Элдейнов, ока была красивой, с густыми светлыми волосами, большими голубыми глазами, безупречной кожей и телом, которое было чудесным образом и стройным, и чувственно-округлым. Ее лицо было самым прекрасным из всех, что он когда-либо видел. В его выражении люди видели невинность, в ее улыбке – сострадание. Но Ранальд знал, что в ней не было ни того, ни другого. Она была решительной и жестокой женщиной. Это была одна из причин, почему они так хорошо сработались вместе.
– И как, тебе кажется, мы должны поступить с ними? – спросил он.
– Конечно же, мы должны исправить твою ошибку.
– Мою ошибку? Проклятие, Агнес, на этом парне Мюррее и места живого не оставалось, когда мы бросили его в озеро. Когда мы кинули туда твою сестру, она камнем ушла под воду и так и не выплыла наружу. Тут нечего удивляться, что я считал их обоих мертвыми. Да к тому же мы не видели их целый год, просто чертовщина какая-то!
– Но мы ведь видели дела Кэтрин, не так ли? Она все это время преследовала нас и расстраивала наши планы.
Ранальд выругался.
– Ты не знала, что вожаком этих разбойников была Кэтрин?
– Нет, не знала. Это правда. Я признаю свою ошибку. Тем не менее пришло время все исправить.
– Каким же образом?
– Конечно, мы должны найти их. Найти и убить. Но на этот раз я должна увидеть трупы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-дикарь - Хауэлл Ханна



увлекательная книга перечитывала дважды и получила огромное удовольствие от чтения советую всем читайте и наслаждайтесь
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
13.03.2013, 17.17





Хорошая книга, насыщенна событиями, немного затянута концовка с признаниями... 8/10.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаНинель
20.07.2013, 16.47





Серия "Мюрреи и ихrnокружение"-rnrn1.Судьба горца- БалфурrnМюррей и МолдиrnКиркольдиrnrn2.Честь горца- НайджелrnМюррей(брат Балфура) и ЖизельrnЛюсеттrnrn3.Обещание горца- ЭрикrnМюррей(брат Балфура и Найджела) и БеттияrnДраммондrnrn4.Клятва рыцаря- КормакrnАрмстронг и ЭлспетrnМюррей(дочь Балфура)rnrn5.Дама моего сердцаrn-rnКамерон Макалпин иrnЭйвери Мюррей(дочь Найджела)rnrn6.Невеста горца- КонорrnМакенрой и ДжилианнаrnМюррей(дочь Эрика)rnrn7.Благородный защитник-rnПейтон Мюррей(сын Найджела) и КирстиrnКинлохrnrn8.Жених горец -ДэрмотrnМакенрой(брат Конора и Фионы) и ИлзаrnКамеронrnrn9.Бесстрашный горец-rnЭван Макфингел-Камеронrnи Фиона Макенрой(сестра Конора и Дэрмота)rnrn10.Горец завоевательrn-rnСигимор Камерон(брат Илзы) иrnДжолин Джерардrnrn11.Горец победительrn-rnЛайам Камерон(Кузен Сигимора,Эвана и Грегора) и КайраrnМюррей(дочь Балфура)rnrn12.Горец любовникrn-rnГрегор Макфингел-rnКамерон и АланаrnМюррей(дочь Балфура)rnrn13.Горец варвар- АртанrnМюррей(сын Балфура) и СесилияrnДоналдсонrnrn14.Горец дикарь- ЛукасrnМюррей(сын Балфура) и Кэтрин Элдейнrnrn15.Зеленоглазый горец-rnДжеймс Драммонд(племянник Беттии и Эрика) иrnАннора Маккейrnrn16.Горец грешникrn-rnТорманд Мюррей(сын Эрика) иrnМорейн Россrnrn17.Горец защитникrn-rnСаймон Иннез и ИлзбетrnМюррей(дочь Элспет,внучка Балфура)
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаФиона
26.08.2013, 3.33





Кто любит читать про маньяков роман для вас.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаКэт
21.11.2013, 12.23





Ничего особенного......конец неочень....
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаNatali
22.11.2013, 19.10





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Роиан на один раз. Почему такой высокий рейтинг, максимум 3 б. Сюжета мало. Постоянно повторяются одни и теже фразы : перестала терзаться, должен оъясниться, попытатья рассказать... Если убрать все повторяющиеся слова г.г. то мог бы получится неплохой короткий роман.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаДжей
12.09.2015, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100