Читать онлайн Горец-дикарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-дикарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Кэтрин принесла Артану подарки, предназначенные для его жены и детей. Хоть она понимала, что его отъезд будет к лучшему, ей все же было жаль с ним расставаться. Артан оказался грубоватым мужчиной, скорым на язык и на расправу, но он ей нравился. И ей также хотелось познакомиться с женщиной, которая вышла за него замуж.
– Спасибо тебе за подарки. – Он наклонился, поцеловал ее в щеку и тихо произнес: – Не заставляй моего глупого брата слишком долго страдать. Он вел себя как полный идиот, и знает об этом.
– Но он мне не говорил об этом, – ответила Кэтрин таким же тихим тоном.
– Есть много вещей, о которых мужчине тяжело говорить. Сказать о себе «я – полный болван» очень нелегко, особенно Лукасу с его упрямым характером. – Он подмигнул ей, а потом повернулся к Лукасу и хлопнул его по спине.
Тот пошатнулся, но поймал равновесие и недовольно посмотрел на брата.
– О чем это вы шептались между собой? – спросил он.
– Мы не шептались, – ответил Артан, укладывая подарки Кэтрин в свою седельную сумку. – Я просто старался говорить помягче, потому что ее маленькие нежные ушки были совсем рядом. Я боялся, что им будет больно от моего громкого, грубого голоса, вот и все.
Кэтрин рассмеялась, послала улыбавшемуся Артану воздушный поцелуй и заторопилась обратно в дом, пока из нависших в небе туч не хлынул проливной дождь. Артан был, конечно, немного странным, но все же весьма приятным человеком. Она знала, что их семьи наверняка сблизятся, когда все проблемы между ней и Лукасом будут решены. На самом деле даже сама мысль об этом придавала ей силы, настраивая на предстоящий разговор с Лукасом, который состоится сразу, как только ей удастся застать его в одиночестве. Ей оставалось только молиться, чтобы после этой встречи между ними не осталось и капли отчуждения, и они начали вместе строить настоящую семью.
– Она хорошая женщина, Лукас, – сказал Артан, садясь в седло. Два воина, что сопровождали его в поездке, были готовы к отъезду и молча ждали своего господина в отдалении. – Ты должен сломать стену, которая есть между вами.
– Я постараюсь, хоть это и будет нелегко, – проговорил Лукас.
– Нам всегда приходится тяжело, когда дело касается отношений с женщинами. Я думал о твоем положении, пока пытался заснуть в этой одинокой неуютной постели. – Артан оставил без внимания немного насмешливый и в то же время полный сочувствия взгляд Лукаса. – Мне кажется, что тебе не стоит искать какие-то особенные слова. Ты просто ты должен честно рассказать, что у тебя на сердце, хоть это и будет для тебя очень сложно. Да, и если она по-настоящему любит тебя – в чем я лично не сомневаюсь, – то ей будет все равно, если ты будешь косноязычен. Главное, чтобы ты нигде не покривил душой.
– Это похоже на один из тех советов, которые нам когда-то давала мать, – улыбаясь, заметил Лукас.
– Может быть. Ладно, будь здоров, брат.
– Удачи, Артан.
Лукас смотрел вслед Артану, пока тот не скрылся из виду, а потом направился в замок. У него было много работы, но он намеревался покончить с делами как можно скорее. Он и Артан были очень похожи по характеру. И если его брату удалось построить крепкую, полную любви и доверия семью, несмотря на все ошибки, которые он допустил вначале, значит, и ему тоже удастся это сделать. Ему будет трудно, возможно, даже больно, но больше нельзя откладывать разговор. Он хотел объяснить Кэтрин, что заставило его поверить в то, что она могла предать его, что могла спланировать то жестокое избиение. До того как они вновь окажутся в одной постели, он твердо намеревался разобраться с этим мучительным для них эпизодом и оставить его в прошлом.


Кэтрин нервным движением расправила складки на своем платье. Она видела, как Робби вышел из комнаты, где велись бухгалтерские книги, а это означало, что Лукас наконец остался в одиночестве. День почти закончился, и все это время рядом с ее мужем находились посторонние люди, которые обсуждали с ним предстоящую работу или спрашивали его мнение насчет различных проблем. В какой-то момент Кэтрин даже решила отложить разговор до тех пор, пока они не окажутся в постели, но быстро отказалась от этой затеи. Ведь как только они забирались под одно одеяло, у нее из головы быстро улетучивались все мысли, кроме одной – какое наслаждение Лукас мог доставить ей своими ласками.
Кэтрин открыла дверь, зашла в комнату и решительно закрыла ее за собой. Лукас поднял голову от бумаг, которые он изучал, и улыбнулся ей, отчего Кэтрин захотелось вдруг развернуться и побежать прочь. Но она приказала себе остановиться, подумав с отвращением о том, что ее храбрости хватило так ненадолго. Кэтрин выпрямила спину и направилась к стулу, который стоял напротив Лукаса.
Лукасу пришлось изрядно постараться, чтобы сохранить приветливое выражение лица после того, как он внимательно посмотрел в глаза Кэтрин. Было видно, что его жена немного нервничала и собиралась поговорить о чем-то очень важном. Это обеспокоило Лукаса, и он сразу начал вспоминать, не совершил ли он какого-то нового проступка, однако ничего такого ему на ум не приходило.
– Что-то не так, любовь моя? – спокойным голосом произнес он.
Кэтрин перевела дыхание и кивнула.
– Боюсь, что да, Лукас. И это касается нас обоих.
Лукас ощутил, как у него сердце ушло в пятки. У него появилось сильное предчувствие, что она собиралась поговорить с ним как раз о том, о чем ему самому надо было поговорить с ней. Вдруг он понял, что совершенно не готов к этому. Те тщательно обдуманные фразы, которые, как он надеялся, не звучали бы уж слишком по-глупому, вдруг испарились у него из головы.
– О чем ты хочешь со мной поговорить? – Лукас посмотрел в сторону двери, пытаясь припомнить, не осталось ли у него еще какого-нибудь невыполненного задания, на которое он мог бы сослаться и отложить разговор. Но тут Кэтрин ударила ладонью по столу. От неожиданности Лукас чуть не подскочил.
– Даже не думай: сбежать. Я несколько недель собиралась с духом, чтобы наконец обсудить с тобой это, и я намерена довести начатое до конца.
– Ты меня пугаешь. Это, должно быть, что-то очень неприятное, если тебе пришлось собираться с духом, чтобы поговорить со мной.
– Да, это неприятная вещь, Лукас, но это касается нашей семьи и нашего будущего. Не стоит смотреть на меня так угрюмо. Я ведь, в конце концов, пытаюсь исправить ситуацию, заново построить наши отношения, а не разрушить их.
– Ты говоришь о моем обвинении, не так ли? – спросил Лукас и обхватил руками голову.
– Да. Из-за того, что случилось тогда на берегу озера, мы не можем по-настоящему сблизиться. Между нами возникла стена, которая с каждым днем становится все выше, и толще, и крепче.
– Ты и вправду считаешь, что между нами есть стена?
– Да, я так считаю. И частично она появилась из-за меня. Ты причинил мне боль, Лукас. Иногда мне кажется, что дело даже не столько в том, что ты обидел меня, а в том, когда ты это сделал. Я увидела тебя живым и почувствовала себя такой счастливой! Я хотела кинуться в твои объятия и прижаться к твоей груди, трогать тебя до тех пор, пока не поверю в то, что это все не сон. А потом…
– Я оскорбил тебя, чуть ли не плюнул тебе в лицо… – Лукас подошел к ней, опустился рядом на колени и взял ее за руку. – Я знаю, любовь моя. Я знал это, поскольку видел выражение боли в твоем взгляде, когда забрасывал тебя ужасными обвинениями. Одна моя часть хотела тут же утешить тебя, но другая твердила, что ты заслуживаешь этих страданий. Я хотел просить у тебя прощения и в то же время продолжал думать о тебе как о предательнице. Так я метался из стороны в сторону, пока чуть не сошел с ума.
– Но почему, Лукас? Я не могу понять этого. Почему ты решил, что я имею какое-то отношение к тому отвратительному избиению? Как ты мог вообще вообразить, что я смогла на такое пойти, хоть даже из ревности к Агнес? Да, я признаюсь сейчас, что на самом деле ревновала тебя. Ужасно ревновала каждый раз, когда она улыбалась тебе или касалась твоей руки. Я была уверена, что она сможет очаровать тебя с той же легкостью, с какой ей удавалось покорить каждого мужчину в Данлохане. Ей удалось обвести вокруг пальца даже нашего отца, который до последнего вздоха считал ее милым и невинным созданием.
Лукас встал, наклонился к ней и, подняв жену на руки, понес ее в сторону тяжелой, обитой материей скамьи, которая стояла в самом углу комнаты. Он опустился на нее, удобно облокотился о высокую спинку и, усадив Кэтрин к себе на колени, крепко прижал ее к себе, невзирая на протесты.
– Я никогда до конца не верил в то, что ты сговорилась с Ранальдом убить меня. Да, я сомневался в твоей вине, но приписывал это голосу страсти, тому, что хотел вновь очутиться с тобой в одной постели.
– И ты там очутился. – Хоть она и понимала, о чем говорил Лукас, но не знала пока, как относиться к этому признанию. – Да, я тоже хотела, чтобы ты занялся со мной любовью, но каждый раз корила себя за то, что такая слабая и пустила к себе в постель мужчину, который считал меня предательницей.
– Все было не так, счастье мое. Я уже знал правду, когда позволил страсти взять верх над разумом.
– Ты хочешь сказать, что наконец поверил моим словам?
Лукас посмотрел ей в глаза, и ему захотелось солгать Кэтрин, сказать, что именно так все и было. Но он понимал, что эта ложь лишь создаст еще одну стену на месте той, которую они пытались сейчас разрушить.
– Нет, это было не так, хотя мне ужасно хочется, чтобы я мог сейчас сказать «да». – Он прижался лбом к ее лбу. – Когда тебя ранило стрелой, я решил во что бы то ни стало докопаться до правды. Я больше не мог разрываться между желанием поверить тебе и страхом, что это может причинить мне еще более глубокие страдания. Поэтому я вошел через потайной ход в крепость и нашел еще один, который вел прямо в личные покои Агнес. Там даже было небольшое отверстие в стене, через которое я мог видеть, что происходило в комнате.
– Да, мне говорил об этом Уильям.
– Агнес и Ранальд как раз разговаривали между собой. Он пришел сообщить ей, что ты выжила. Тогда они начали обдумывать, как убить тебя и меня, и в течение этого разговора упомянули о том избиении год назад. Я узнал, как они его спланировали и как использовали тебя. Оказывается, меня избили до полусмерти не из-за твоей ревности, а из-за ревности Агнес. Она не могла смириться с тем, что мне не было до нее дела, что мне нравилась ты. Кроме того, Агнес знала, что если я попрошу твоей руки, то совет одобрит меня.
– И потому решила убить тебя.
– И тебя тоже, потому что она была из тех женщин, которые не терпят рядом с собой соперницу.
Кэтрин было больно думать, что Лукас так и не поверил ей на слово, что ему нужно было услышать признание вины из уст тех, кто на самом деле замышлял убить его. Только тогда он изменил свое мнение о ней. Но Кэтрин постаралась взглянуть на это разумно. Если бы она решила, что Лукас предал ее, то, наверное, не стала бы даже слушать его оправдания и заверения в том, что именно он говорит правду. Сам факт того, что она считала его виновным, заставлял бы ее сомневаться в каждом слове Лукаса. К тому же он сам, по своей инициативе, решил докопаться до правды, и это его в какой-то степени оправдывает.
Кэтрин вздохнула.
– Значит, как только ты узнал об истинном положении вещей, то решил, что теперь можно без опаски лечь со мной в постель.
– Когда я узнал, что ты мне не лгала, то почувствовал себя самым большим идиотом на свете.
– И ты это заслужил, – пробормотала она и чуть не улыбнулась, когда ощутила, как Лукас в наказание слегка дернул ее за косу. – Итак, ты расстроился из-за того, что совершил ошибку. А что случилось потом?
– Расстроился? Кэт, да я был буквально раздавлен. Казалось, будто внезапно небо очистилось от туч и я смог разглядеть солнце. Да, когда я услышал правду из уст Ранальда и Агнес, я поверил им, но тут было кое-что еще. У меня было такое чувство, как будто подслушанный разговор освободил то, что я все это время прятал глубоко внутри себя. Ведь я на самом деле всегда знал, что ты не могла быть предательницей, Кэт. Их слова будто открыли ту клетку, в которой я прятал свои сомнения. Я. не просто услышал правду, я понял, что всегда знал ее, но спрятал это знание глубоко в сердце и не разрешал себе даже думать об этом. Но вот чего я понять не могу, так это почему я вел себя подобным образом.
Кэтрин гладила его волосы. В голосе Лукаса звучала искренняя печаль, хотя уже прошло несколько недель с того момента, когда ему открылась истина. Нет, он слишком сильно мучился угрызениями совести зато, что обвинил ее в предательстве.
– Так ты не знаешь, почему так повел себя?
– Ну, на самом деле у меня есть предположение, но если я расскажу тебе о нем, то ты решишь, что я сошел с ума. – Лукас нахмурился. – Это касается того, что со мной сделали люди Ранальда. Я ведь всегда считал себя сильным мужчиной и настоящим воином.
– Ты такой и есть.
Он слегка улыбнулся, услышав слова утешения от Кэтрин, которые та произнесла почти инстинктивно.
– Но в ту ночь я тем не менее оказался беспомощным. Мои умения не помогли мне, и меня избили чуть ли не до смерти, переломали мне кости, а нога… – Тут Кэтрин поднесла чуть дрожащий палец к его губам, заставляя остановиться. Лукас посмотрел на нее.
– Я была там и все видела. Эти сцены еще долго приходили ко мне в кошмарных снах. Только совсем недавно я научилась бороться с ними.
Он поднес ее руку к губам и поцеловал, а потом приложил к своей груди, туда, где билось его сердце.
– Когда Ранальд полоснул меня по лицу ножом, он нагнулся ко мне и сказал, что это ты приказала ему изуродовать меня, чтобы я перестал быть таким приятным с виду и больше не смог разбивать девушкам сердца. Печально, но эти слова я запомнил очень хорошо, хотя многое из того, что тогда произошло, стерлось из моей памяти. Да, произошедшее было слишком мучительным для меня, и потому в голове сохранились лишь обрывочные воспоминания. Но я и сейчас слышу голос Ранальда и вижу тебя, стоящую неподалеку и со спокойным выражением лица наблюдающую за происходящим.
– О Боже!
– Да, я винил Бога за то, что он покинул меня, но потом, когда немного оправился от пережитого, ужаснулся такой глупости. Когда люди Ранальда кинули меняв озеро – мне кажется, я ударился несколько раз о камни, прежде чем упал в воду, – то сначала я притворился мертвым, а сам медленно, дюйм за дюймом продвигался сквозь воду к берегу, который был ближе всего, но в то же время далеко от Ранальда. Потом, решив, что мои враги уже достаточно далеко и теперь они не увидят меня, я начал плыть. Я не видел, что они кинули в озеро и тебя тоже. Но самое тяжелое было еще впереди. Я отполз от кромки воды так далеко, как только мог, а затем осмотрел раны и постарался немного залечить их. А потом я направился в сторону дома. Для меня до сих пор остается загадкой, как мне удалось добраться до родных стен. По дороге мне попадались люди, которые помогали мне, и я помню некоторых из них. А потом я встретил Артана, который выехал навстречу, и он довез меня до Доннкойла.
– Выехал навстречу? Как это понимать?
– Ну, он просто почувствовал, что со мной приключилась какая-то беда, что я терзаюсь от боли. И он доверился этому внутреннему голосу, который и привел его ко мне.
Кэтрин встала, чтобы налить им обоим по бокалу сидра. Подав один Лукасу, она опять уселась к нему на колени.
– Я думаю, что между тобой и Артаном есть очень тесная связь. Такое иногда происходит с близнецами.
– Да, тут мне очень повезло. Я ведь чуть не умер, а раны на сломанной ноге, там, где кости прошли сквозь кожу, сильно воспалились. – Он почувствовал, как Кэтрин тихо охнула, а ее пальцы сильнее сжали его руку. Тогда Лукас решил, что не стоит вдаваться в отвратительные подробности и заставлять Кэтрин страдать. – Прошло несколько недель, прежде чем я немного пришел в себя и смог наконец подумать обо всем, что со мной произошло.
– И ты вспомнил о злобных словах Ранальда и о том, с каким спокойствием я наблюдала за тем, как тебя избивали.
– Да. – Лукас порывисто поцеловал ее, как будто прося прощения за то, что ему приходится говорить такие вещи. – С течением времени я стал вспоминать некоторые другие моменты, но если они противоречили той картине, которую я уже нарисовал в своем воображении, то просто не обращал на них внимания. – Лукас поставил бокал на небольшой сундук, что стоял рядом со скамьей, и сделал то же самое с бокалом Кэтрин. Потом он взял Кэтрин за руки и продолжил: – Мне стыдно в этом сознаваться, но я начал понимать, почему вел себя подобным образом, после того как узнал правду. – Лукас посмотрел вниз, на их скрещенные руки. – Мысль о твоем мнимом предательстве причинила мне слишком сильную боль. Как я уже говорил тебе, в то время я хотел жениться на тебе, собирался еще немного поухаживать за тобой, чтобы уж точно завоевать тебя, а потом сделать предложение. Я ужасно страдал оттого, что ты навеки потеряна для меня, поскольку решил вести себя так, как будто ты вообще умерла. Я мучился оттого, что все мои планы на будущее рухнули и мечтам о нашем доме и куче детей пришел конец.
Кэтрин прижалась щекой к его волосам.
– Ты говоришь, что мучился. Ты плакал, Лукас? – мягко спросила она.
– Да, как ребенок, – ответил ей муж.
Кэтрин спрятала улыбку в его волосах. Теперь она все очень ясно понимала. Лукас чувствовал себя униженным из-за того, что она делала его таким слабым. Ведь он даже плакал из-за нее! Наверное, Лукас также считал слабостью то, что он не дотрагивался до женщины весь тот год перед тем, как вернуться к ней. Может быть, он никогда не сознается в этом, но его мужская гордость также ужасно пострадала оттого, что она видела его избитым, побежденным, слышала, как он даже несколько раз вскрикнул от боли. Получается, что именно она, Кэтрин, была важной частью всех тех унижений, которые выпали на его долю. Поразительно, что после всего этого он нашел силы хотя бы просто подойти к ней.
– Теперь я понимаю тебя, Лукас, – сказала она и дотронулась губами до его лба, поскольку Лукас пока так и не поднял вверх голову.
– Нет, ты меня не поняла.
После этих слов Лукас наконец посмотрел ей в глаза. Кэтрин немного отклонилась назад.
– Значит, ты еще не все мне рассказал?
– Да. В ту самую минуту, как я узнал правду, я захотел вернуть тебя. Я хотел, чтобы ты была в моих объятиях, в моем доме. Но что более важно, я хотел, чтобы ты вновь заняла подобающее место в моем сердце. Ты всегда там оставалась, но я загнал чувства к тебе в самый дальний его угол, чтобы они не мучили меня, заставляя думать обо всем, что я потерял. Мои обрывочные воспоминания говорили о том, что ты предала меня, моя уязвленная гордость мешала мне вновь посмотреть в твою сторону. И я приложил немало усилий, чтобы заставить свое сердце стать по отношению к тебе подобным камню. Но это было очень нелегко, потому что была еще одна вещь, которая терзала меня. Я не мог смириться с тем, что люблю бесчестную женщину.
– Ты любишь меня?
– Да. Я не смог полностью подавить это в себе и потому начал ненавидеть тебя за то, что у меня не получалось подавить любовь к тебе. Звучит очень глупо, но это так и есть.
Глаза Кэтрин наполнились слезами. Она обвила руками его шею.
– Нет, это звучит не глупо, Лукас.
– Ну, если ты так считаешь, то я доволен, что не выгляжу полным ослом.
– Я прекрасно понимаю, что ты хотел мне сказать, Лукас. Потому что я тоже думала, что люблю мужчину, который не верит мне, не уважает меня и способен думать, будто я могу в одну ночь разделить с ним постель, а в другую приказать, чтобы его избили до смерти.
Лукас крепко прижал ее к себе и спрятал лицо у нее на груди, смущенный внезапными слезами, что набежали ему на глаза.
– Ты уверена в этом, счастье мое?
Он почувствовал, как грудь Кэтрин поднялась, когда она глубоко вздохнула.
– Я поняла это с самого начала. Единственное, что иногда менялось, так это мое мнение о том, должна ли я бороться с этим чувством, или все-таки нет. – Она взяла его лицо и обе ладони и подняла к себе. – Лукас, клянусь могилой своей матери, что я никогда не предам тебя и не причиню тебе умышленно боли.
Он дотронулся поцелуем до ее губ.
– Я знаю это, любовь моя. Я думаю, что всегда знал это. Просто на какое-то время потерял разум. Я вел себя, словно какой-то глупый ребенок, который однажды обжигается на огне, а потом дрожит в темноте от холода, боясь поднести спичку к дровам.
– Потому что он больше не хочет страдать.
– Да, неплохое оправдание. Прости меня за то, что причинил тебе боль, – добавил он тихим голосом.
– Ничего, главное, что мы со всем этим разобрались. Было бы чудесно, если мы могли бы вернуться назад и сделать все, как надо, но… – Она удивленно вскрикнула, когда Лукас вдруг снял ее с колен, поднялся и, схватив ее за руку, повел из комнаты, таща за собой. – Что такое? Куда ты меня ведешь?
– Сейчас увидишь.
Кэтрин ничего не стала говорить, когда он принялся собирать одеяла, класть в корзину еду и вино, а потом направился на конюшню за своей лошадью. Потом он усадил ее в седло, сам пристроился сзади, и тогда Кэтрин рассмеялась. Она начинала понимать, что именно задумал Лукас.
Когда они очутились на берегу озера, перед ее мысленным взором на мгновение встали сцены той трагедии, что разыгралась тут. Кэтрин посмотрела на место, где они оба чуть не погибли, но быстро отогнала эти призраки прошлого, когда Лукас помог ей спрыгнуть с лошади.
– Мы сейчас стоим на том самом месте, где впервые занимались любовью, – сказал он, расстилая одеяло под большой елью на поросшем мхом участке земли.
Кэтрин оглянулась и поняла, что Лукас не ошибся. Она улыбнулась ему.
– Ты совершенно прав, мой прекрасный рыцарь. Я даже вижу отметину от твоего ножа, который ты тогда воткнул в кору дерева.
– Тогда подойди ко мне, – произнес Лукас и помог ей опуститься вниз, хотя в таком деле помощь ей была не особенно нужна. – Мы начнем все заново, прямо здесь и сейчас. Может быть, нам удастся изгнать отсюда тех бесов прошлого, что здесь обитают.
– Я только что с ними так и поступила, – сказала она, наливая им по бокалу вина.
– Ну и умница.
Лукас достал еду, и они принялись есть, разговаривая о Данлохане, и о своих семьях и о будущем. У них даже завязался небольшой спор насчет того, какие имена дать их первым пяти детям. Лукас уверил ее, что он не собирается менять свое решение остаться в Данлохане. К тому же это не стало для него какой-то жертвой, поскольку его отец был совершенно здоров и, дай Бог, еще много-много лет будет править Доннкойлом.
Насытившись, они легли на одеяло и стали смотреть в необычайно ясное летнее небо. Теплые лучи солнца навевали дремоту.
– Это было хорошим началом нашего нового будущего, – сказал Лукас.
– Да, ты прав, – согласилась Кэтрин, – хотя ты и забыл, что в первый раз, когда мы тут были, то занимались еще кое-чем.
– Да-да, мы любили друг друга.
– Именно так.
– Причем неистово, если я правильно помню твои слова.
– Да, именно так я тогда сказала. Мне понравилось.
– Тут я с тобой полностью соглашусь. Мне тоже.
– Конечно, тогда была ночь, и в небе светила большая круглая луна. Очень романтично. – Кэтрин усмехнулась, когда Лукас скрипнул зубами, услышав последнее слово.
– Не забывай, это новое начало. Нам не нужно делать все точно так, как было год назад.
– Да? Ну, точь-в-точь у нас все равно уже не получится. – Она положила руку к себе на живот. – Я ведь беременна.
Лукас накрыл ее ладонь своей рукой.
– И это замечательно. Значит, я уже исправил одну ошибку, которую тогда совершил.
– Какую именно? – Кэтрин села и принялась снимать башмаки. Ей вдруг захотелось почувствовать щекочущее прикосновение моха и травы к босым пяткам.
– Мне нужно было сделать тебе ребенка еще год назад. Тогда я бы вернулся к тебе гораздо быстрее. И я бы не позволил всяким глупым мыслям так сильно укрепиться в моей бестолковой голове.
– Значит, когда ты привел меня сюда в ту ночь, то уже думал о том, как было бы чудесно, если бы я забеременела? – Она посмотрела на него своим самым сердитым взглядом, но Лукас в ответ лишь улыбнулся.
– Да, именно так я и думал, – с гордостью произнес он.
– Не могу поверить, что у тебя был такой план. Неужели ты собирался вынудить меня выйти за тебя замуж?
– Да, у меня были такие мысли. Я хотел заниматься с тобой любовью до тех пор, пока мое семя не дало бы плод, а потом бы уже предложил жениться, понимая, что ты вряд ли мне откажешь. Да, я все очень тщательно продумал.
– Если ты все так тщательно продумал, то почему так и не сделал?
– Потому что, лишив тебя девственности, я стал чувствительным и слабым, как дитя. Тебе ведь было немного больно сначала, и я не хотел, чтобы ты вновь испытала неприятные ощущения. Поэтому я ограничился одним разом и перенес свои планы на потом.
– Планы? Насчет того, как соблазнить меня?
– Да, и не один раз, а много-много. Но ты была девственницей, и я понимал, что могу причинить тебе боль.
Какое-то время Кэтрин просто тихо сидела и слушала пение птиц, живущих на берегах озера, смотрела на блики солнца, играющие на воде. Слово «соблазнить» все еще звучало у нее в голове, пробуждая некоторые очень заманчивые образы. Но стоило ли думать об этом? – спросила себя Кэтрин. Ведь сейчас была середина дня, очень яркого и теплого. С другой стороны, у нее скоро начнет расти живот, и ей придется вести себя гораздо более умеренно. Пока она молода, у нее хорошая фигура, которую еще не испортили многочисленные роды. Так будет не всегда, и почему бы сейчас ей не позволить себе маленькое безумство?
– Лукас?
– Да, любовь моя?
– Я ведь больше не девственница.
Ему хватило мгновения, чтобы понять, какого рода предложение делала сейчас Кэтрин. Он схватил ее за платье на спине и потянул вниз. Когда Кэтрин оказалась лежащей на спине, Лукас лег сверху.
– Дикарь, – пробормотала она, беря его за длинные волосы, заплетенные в косы, и притянула лицо мужа к себе.
– Твой дикарь, – выдохнул он, прижимаясь губами к ее губам.
– Весь мой. Итак, когда же начнется соблазнение?
– Терпение, женщина. Есть еще одна вещь, которую я хочу сделать. Я хочу сказать то, что мне следовало сказать еще год назад. Это признание могло бы помочь нам избе жать хотя бы части тех неприятностей, которые выпали нам с тобой.
– И что же это такое? – спросила она, принимаясь расшнуровывать рубашку Лукаса.
– Я хочу сказать тебе, что безумно люблю тебя, что ты для меня – сам свет жизни и вторая половина моей души.
– Я вела себя также нерешительно, как и ты. Поэтому м тоже хочу сказать тебе сейчас, что люблю тебя, мой прекрасный голубоглазый дикарь, и всегда буду любить тебя.
Лукас прижался к ее губам поцелуем, пытаясь вложить в него все те красивые слова, которые не мог произнести.
– О Боже, это было чудесно, – прошептала Кэтрин. Ее сердце, переполненное опасной смесью из нежности и желания, забилось еще быстрее. – Ну так как насчет соблазнения? – протяжно проговорила она.
Лукас рассмеялся и опять поцеловал ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-дикарь - Хауэлл Ханна



увлекательная книга перечитывала дважды и получила огромное удовольствие от чтения советую всем читайте и наслаждайтесь
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
13.03.2013, 17.17





Хорошая книга, насыщенна событиями, немного затянута концовка с признаниями... 8/10.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаНинель
20.07.2013, 16.47





Серия "Мюрреи и ихrnокружение"-rnrn1.Судьба горца- БалфурrnМюррей и МолдиrnКиркольдиrnrn2.Честь горца- НайджелrnМюррей(брат Балфура) и ЖизельrnЛюсеттrnrn3.Обещание горца- ЭрикrnМюррей(брат Балфура и Найджела) и БеттияrnДраммондrnrn4.Клятва рыцаря- КормакrnАрмстронг и ЭлспетrnМюррей(дочь Балфура)rnrn5.Дама моего сердцаrn-rnКамерон Макалпин иrnЭйвери Мюррей(дочь Найджела)rnrn6.Невеста горца- КонорrnМакенрой и ДжилианнаrnМюррей(дочь Эрика)rnrn7.Благородный защитник-rnПейтон Мюррей(сын Найджела) и КирстиrnКинлохrnrn8.Жених горец -ДэрмотrnМакенрой(брат Конора и Фионы) и ИлзаrnКамеронrnrn9.Бесстрашный горец-rnЭван Макфингел-Камеронrnи Фиона Макенрой(сестра Конора и Дэрмота)rnrn10.Горец завоевательrn-rnСигимор Камерон(брат Илзы) иrnДжолин Джерардrnrn11.Горец победительrn-rnЛайам Камерон(Кузен Сигимора,Эвана и Грегора) и КайраrnМюррей(дочь Балфура)rnrn12.Горец любовникrn-rnГрегор Макфингел-rnКамерон и АланаrnМюррей(дочь Балфура)rnrn13.Горец варвар- АртанrnМюррей(сын Балфура) и СесилияrnДоналдсонrnrn14.Горец дикарь- ЛукасrnМюррей(сын Балфура) и Кэтрин Элдейнrnrn15.Зеленоглазый горец-rnДжеймс Драммонд(племянник Беттии и Эрика) иrnАннора Маккейrnrn16.Горец грешникrn-rnТорманд Мюррей(сын Эрика) иrnМорейн Россrnrn17.Горец защитникrn-rnСаймон Иннез и ИлзбетrnМюррей(дочь Элспет,внучка Балфура)
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаФиона
26.08.2013, 3.33





Кто любит читать про маньяков роман для вас.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаКэт
21.11.2013, 12.23





Ничего особенного......конец неочень....
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаNatali
22.11.2013, 19.10





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Роиан на один раз. Почему такой высокий рейтинг, максимум 3 б. Сюжета мало. Постоянно повторяются одни и теже фразы : перестала терзаться, должен оъясниться, попытатья рассказать... Если убрать все повторяющиеся слова г.г. то мог бы получится неплохой короткий роман.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаДжей
12.09.2015, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100