Читать онлайн Горец-дикарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-дикарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

– Женщины иногда могут кого угодно поставить в тупик.
Лукас удивленно посмотрел на своего брата Артана. После ужина они оба ушли в комнату, где велись бухгалтерские книги. Почти целый час мужчины не говорили ни слова, а просто сидели у огня и отхлебывали вино из кружек. Лукас не был уверен, что ради такого общеизвестного изречения стоило прерывать молчание.
– И ты открыл эту великую истину всего лишь через год после свадьбы? – усмехнувшись, произнес Лукас.
– Я бы сейчас повалил тебя на пол, если бы мне не было лень вставать с этого удобного кресла.
– В одиночку ты бы со мной не справился.
– Ты хочешь узнать мое мнение о том, как тебе наладить отношения с женой?
– А с какой стати ты решил, будто нам нужно их налаживать?
Артан снисходительно посмотрел на него.
– Может быть, потому что ты сидишь тут со мной и не идешь наверх к Кэтрин? – спросил он. – Или потому, что за ужином вы не обмолвились ни словом? Или потому, что и ты, и Кэтрин смотрели друг на друга только тогда, когда знали наверняка, что ваши взгляды не пересекутся? Мне продолжать дальше?
– Тебе хорошо, рассуждать. Я думаю, что у тебя никогда не было проблем с женой. Между вами все пошло гладко с самого начала.
– Может, так оно и случилось бы, если бы я не украл ее со свадебного пира. И если бы ее прелестная головка не была забита всякими странными идеями насчет того, как должна себя вести хорошая жена. – Артан пожал плечами. – Хотя я подозреваю, что ей со мной нелегко было ужиться.
– И Кэтрин со мной тоже. – Лукас поморщился. – И уж точно я не укрепил наши отношения, когда обвинил ее в том, что она пыталась меня убить.
Одна темная бровь Артана изогнулась.
– Эта хрупкая женщина? – удивленно спросил он.
– Нет, не она сама. Я решил, что Кэтрин приказала Ранальду сделать это. Мне даже приходила в голову мысль, что, возможно, они были любовниками. Кэтрин немало натерпелась от меня, прежде чем мне стала известна правда. Я буквально забросал ее несправедливыми обвинениями. К тому же я так и не поверил ей на слово, когда Кэтрин пыталась объяснить мне, что ни в чем не виновата. Нет, я должен был услышать правду от других людей. Когда я думаю об этом сейчас, то мне начинает казаться, будто мной овладело какое-то безумие. Я опасаюсь, что Кэтрин никогда больше не будет доверять мне.
– Конечно, будет. Возможно, это уже произошло. Она ведь здесь, рядом с тобой, и вышла за тебя замуж. Разве не так? И к тому же Кэтрин носит твоего ребенка. Тебе просто нужно найти правильные слова.
– Какие, например?
– Понятия не имею.
– Нет, такого не может быть. Тебе ведь удалось разрешить проблемы с женой.
– Но я никогда не обвинял ее в том, что она пыталась меня убить. Хотя я могу сказать тебе, чего ты точно не должен говорить Кэтрин – того, что она глупо себя повела.
Лукас округлил глаза.
– Я и сам, без твоих ценных советов, мог бы догадаться, что это было бы очень неосмотрительно. Ни одной женщине не понравится, если ее называют глупой, особенно если речь идет о каком-то болезненном для нее переживании. – Брат вдруг покраснел, и Лукас удивленно уставился на него. – Что такое?
Артан нахмурился и сделал глоток вина, а потом, прокашлявшись, произнес:
– Ты должен сказать своей жене, что ты чувствуешь по отношению к ней.
– Нет. Я не уверен, что Кэтрин поверит мне. Она верит лишь в то, что я хочу ее. И мне кажется, она думает, что и это чувство скоро пропадет.
– Ты должен сказать ей, что любишь ее, и сделать это так, чтобы она поверила тебе. Не воображай себе, что она сама об этом догадается. Мне этого не понять, но женщинам нужно, чтобы мы иногда говорили им о своей любви.
Лукас вдруг улыбнулся.
– А тебе разве не нравится, когда твоя жена иногда говорит, что любит тебя?
– Конечно, нравится, дурачок, но женщины обожают рассказывать обо всем, что они чувствуют. Мужчине такие вещи даются с трудом. Зато потом, после того как ты выдавишь из себя эти слова, все твои усилия вознаградятся сторицей. И ты можешь попытаться объяснить Кэтрин, почему обвинил ее в том, что она приказала убить тебя, и почему не поверил ей, когда она рассказала тебе правду о том, что тогда произошло.
Лукас кивнул и отпил вина. Ему бы очень хотелось услышать от Кэтрин, что она любит его. Хоть Кэтрин никогда не признавалась ему в своих чувствах открыто, но он был почти уверен, что она отвечает ему взаимностью. Начиналось все просто идеально, пока не произошла та злосчастная бойня у озера, которая погубила все их надежды. Ведь Кэтрин подарила ему свою невинность, а девушки вроде нее решаются на такой шаг, только если их чувства к мужчине на самом деле глубоки и серьезны. К сожалению, он слишком хорошо помнил смену выражений на ее лице, когда Кэтрин обнаружила, что он жив. Счастье в ее взгляде быстро сменилось болью, стоило ему выплеснуть на Кэтрин поток своих обвинений. Ему было понятно, что он нанес ей тяжелую рану, которая, наверное, не затянулась и по сей день. Он не был уверен, что сможет объяснить жене, почему он так вел себя тогда, потому что и сам толком не понимал, что им двигало.
– Завтра я уезжаю, – объявил Артан.
– Почему так скоро? Ты ведь был у нас всего два дня.
– Мне кажется, что тебе и твоей жене надо побыть вдвоем – во всяком случае, уединиться настолько, насколько это вообще возможно в замке, где полным-полно людей. Тебе только повредит, если я буду и дальше тут слоняться. Ты должен как можно быстрее объясниться с Кэтрин – пока недоверие к тебе, печаль и непонимание окончательно не укоренились в ее сердце. Если такое произойдет, все станет еще хуже. Я приеду к тебе как-нибудь потом, привезу с собой жену и детей и погощу подольше. Да, и вы с Кэтрин должны непременно приехать к нам в гости. Ангусу это доставит особенное удовольствие. Он будет счастлив провести какое-то время в спорах с новыми людьми.
Лукас рассмеялся и согласно кивнул:
– Да, я думаю, что мне тоже понравится опять поучаствовать в диспутах с Ангусом. И мне очень хочется посмотреть на твоих с Сесилией детей. А сейчас, прежде чем ты поднимешься к себе наверх, чтобы поспать перед долгой дорогом, может, сыграем в шахматы?
– Еще слишком рано, чтобы пойти к своей красавице жене, не так ли?
– До того как я решу, что и как мне сказать ей, думаю, будет лучше, если мы не станем проводить много времени наедине друг с другом. Мне не нравится, когда вокруг меня воцаряется гнетущая тишина и невысказанные слова заполняют комнату настолько, что не дают свободно вздохнуть.
– Хорошо. Тогда я принесу доску и фигуры.


Кэтрин вошла в покои и улыбнулась Энни. Та сидела на скамеечке перед окном и чинила одежду, ее лицо выражало полнейшее удовлетворение от жизни. Кэтрин радовало то, что Энни и Робби решили остаться жить в крепости, хотя она и предлагала им жилище в деревне. Робби показал недюжинный интерес к ведению бухгалтерских книг Данлохана, и это несказанно удивило и обрадовало ее. Лукас был только рад передать эту работу Робби.
– Где сэр Лукас? – спросила ее Энни, когда Кэтрин села рядом с ней.
Увидев, с каким, интересом посмотрела на нее Энни, Кэтрин покраснела.
– Он разговаривает с братом, – ответила она.
– О, это просто чудо – видеть рядом таких красивых мужчин. Они так похожи друг на друга!
– Да, очень похожи, – сказала Кэтрин. – Не понимаю, как мне удается различать их, но почему-то я с легкостью справляюсь с этой задачей.
– Тут нет ничего загадочного. У Лукаса есть шрам.
Кэтрин рассмеялась.
– Да нет, Энни, я не об этом. Иногда мне не видно шрама: бывало, что я смотрела на них со спины, а иногда они оба прикрывали правую щеку ладонью. Мне кажется, что Артан с Лукасом специально проверяли, смогу ли я отличить одного от другого. Но они оба отрицают это и шутят надо мной, хоть я и пригрозила стукнуть им по головам каким-нибудь увесистым камнем. Но все равно, это не имеет значения. Я знаю, что если бы они выглядели как две капли воды, я все равно с легкостью смогла бы отличить одного брата от другого.
– Это очень полезное умение, – поддразнила ее Меган, которая вошла с подносом и принесла им чай.
Кэтрин рассмеялась, но ее хорошее настроение оказалось мимолетным. Она находилась в собственном доме, где ее окружали заботливые родственники, где работали преданные ей слуги наконец у нее был любимый муж. И все же она чувствовала себя ужасно одинокой. Это было, конечно, глупо но она не могла избавиться от этого чувства. Она сомневалась, что виной тому было ее особое эмоциональное состояние, в котором взлеты чередовались с падениями, что, как говорили окружающие, часто случается во время беременности. Просто она хотела от мужа не только страсти, но и чего-то большего – того, что он пока не мог ей дать. И пока этого не произойдет, она будет продолжать чувствовать себя так, как будто у нее вырвали сердце.
– Для женщины, которая вышла замуж за такого прекрасного, сильного и красивого мужчину, вы выглядите слишком печально, – проговорила Энни.
– Я вышла замуж за мужчину, который думает, что я способна убить человека в порыве ревности. – Кэтрин померещилась, увидев, как обе женщины сочувственно посмотрели на нее.
– Значит, вы все еще не разрешили эту проблему, – скапала Энни и покачала головой. – Но вы не можете продолжать и дальше закрывать на нее глаза.
– Почему нет?
– Потому что это грызет изнутри вас обоих. Это плохо. Он извинился за свое поведение, да?
– Не так, как мне хотелось бы.
– Лукас не стал бы жениться, если бы продолжал верить о то, что женщина рядом с ним – преступница.
– Действительно; – поддержала ее Меган. – Он бы давно охладел к вам. А ведь сэр Лукас пылает к вам страстью.
– Нуда, но ведь если мужчина желает женщину, это не значит, что он обязательно уважает ее, – сказала Кэтрин.
– Как вам могло прийти в голову, что сэр Лукас не уважает вас? Если бы это было так, он ни за что не стал бы жить с вами, и ребенок тут ничего бы не изменил. Если мужчина не ценит женщину, ему не будет никакого дела до того, что все вокруг узнают о ее позоре, когда у нее родится внебрачный ребенок. Он просто поблагодарит за доставленное удовольствие и уйдет прочь. В лучшем случае он станет помогать ей с младенцем – или возьмет его под свою опеку, или просто будет время от времени посылать деньги на его содержание.
В этих словах было много правды, но Кэтрин сомневалась, что Меган описала ее случай.
– Но я ведь дочь лэрда, – возразила она. – Может быть, Лукас именно поэтому решил на мне жениться.
Энни отложила штопку и окинула ее сердитым взглядом.
– Проблема совсем не в нем, а в вас. Это вы не можете простить его за то, что он причинил вам боль. За то, что посчитал вас настолько злобной и бессердечной, что допустил мысль, будто вы могли попытаться убить человека из ревности.
Кэтрин поморщилась от правдивых, но резких слов Энни.
– Не очень-то легко простить и забыть такое.
– Да, я все понимаю, но вам все-таки нужно постараться это сделать. Он теперь знает правду, и вам будет гораздо легче.
– Да, но ведь Лукас узнал ее от других людей. Он так и не поверил мне на слово.
– Я знаю об этом. Кэтрин, это очень печально, но нельзя допустить, чтобы это держало вас в отдалении от мужа. Я же вижу, что нынешнее положение дел вам совсем не нравится. Сэру Лукасу стыдно за то, что он так подумал о вас. Это видно даже мне. Почему же вы этого не замечаете?
– О, я тоже вижу это. И какая-то очень злобная часть моего характера даже радуется, глядя на то, как он страдает.
Энни усмехнулась.
– Не переживайте насчет этого. Я бы на вашем месте чувствовала себя точно так же.
– И я тоже, – сказала Меган.
– Тем не менее, – продолжила Энни, – вы не должны допустить, чтобы эти чувства разрушили ваш брак. Вам нужно перестать мучиться из-за прошлого. У вас замечательный муж, и скоро у вас родится ребенок. Если вы и дальше будете отдаляться от него, то скоро трещина между вами превратится в пропасть, и тогда у вас уже не будет настоящей семьи. Неужели вы хотите, чтобы все закончилось именно так?
– Нет, я совсем не хочу этого. Но, Энни, если Лукас и дальше будет молчать, то я не знаю, как можно исправить нынешнее положение дел. У меня есть все основания бояться, что он не верит мне. И это обязательно приведет к неприятностям. Мне кажется, мы могли бы начать все сначала, если бы Лукас объяснился со мной, рассказал бы, насколько глубокой была его вера в то, что я совершила такой ужасный поступок. Я бы перестала терзаться, если бы узнала, что заставило его усомниться во мне. Я точно не знаю, что хочу от него услышать, но Лукас должен хоть как-то объясниться передо мной. Ему надо хотя бы попытаться рассказать мне, что он чувствовал, когда обвинил меня в попытке убийства.
– Мне кажется, я знаю, что у него творится в голове, – сказала Меган и пожала плечами, когда Энни повернулась к ней. – У меня много братьев. Хоть мы родились не от одной матери, все же мы очень дружны между собой. Я знаю, что мужчины могут иногда вообразить себе невесть что, а потом держатся за ошибочное мнение только из-за того, что не способны признать свою ошибку. Я слышала, как они объясняли, почему вдруг вобрали себе такое в голову, и путь, каким они пришли к ложному заключению, был таким нелепым, что мне хотелось от души посмеяться над ними. А еще я узнала, что если в деле оказываются замешаны эмоции мужчины, то все становится еще хуже.
– Ты думаешь, Лукас потому обвинил меня в предательстве, что испытывал по отношению ко мне какие-то сильные чувства? – спросила Кэтрин. Странно, но эта мысль успокоила ее, она была готова простить Лукаса, если бы он сказал, что безумно любит ее и поэтому, заподозрив в измене, так неадекватно повел себя.
– Я думаю, что сэр Лукас – один из тех мужчин, которые начинают вести себя почти безжалостно, если однажды причинить им боль, – продолжила Меган. – Они ни за что не признаются в этом, но я уверена, что им просто страшно, и потому они готовы пойти почти на все, лишь бы не испытывать душевных страданий. Даже если это означает упрямо верить в то, что противоречит здравому смыслу.
Мой брат Гарет был уверен, что его любимая предала его. Как его ни убеждали окружающие в обратном, какие только доводы ни приводили – все было напрасно. Он был не прав – увидел что-то и совершенно ошибочно истолковал, но ему пришлось перешагнуть через свою гордыню, чтобы признать ошибку. Мысль, что его женщина могла пойти к другому мужчине, причиняла ему ужасную боль. И потому он не хотел и мысли допускать, что неверно все понял и нужно начинать их отношения сначала. Может быть, у вашего мужа такая же проблема. Если это так, то у него по крайней мере хватило храбрости признать, что он ошибался, когда услышал правду из уст тех, кто на самом деле был виновен в произошедшем.
Кэтрин задумалась над этими словами. Она попыталась представить себе, в какой ситуации сама бы повела себя не очень умно, и тут же нашла такой пример. Ей было нетрудно вообразить, будто кто-то мог убедить ее в том, что Лукас изменяет ей с другой женщиной. И к своему стыду, она поняла, что вряд ли поверила бы ему на слово, если он стал бы оправдываться перед ней. Ей самой было непонятно, почему вдруг, оказавшись в таком положении, она начала бы сомневаться в его честности. Кэтрин подозревала, что ей было до сих пор трудно поверить, что такой сильный, красивый мужчина мог принадлежать ей, и только ей одной.
Кэтрин почувствовала, что сейчас зевнет, и быстро прикрыла рот ладонью. Пожалуй, на сегодня хватит разговоров о ее проблемах. Ей уже давным-давно стало понятно, в чем они заключаются, и уже много недель назад она обсуждала с Энни, как же ей их разрешить. Кстати, в тот вечер, когда она впервые открылась Энни, они вдвоем пришли к такому же решению, что и сейчас. Хватит закрывать глаза на стену, что появилась между ней и Лукасом. В следующий раз, когда она опять станет обсуждать эту проблему, то разговор будет вести именно со своим мужем, и ни с кем другим. Только так можно сломать эту незримую стену.
Пожелав Энни и Меган спокойной ночи, Кэтрин пошла в спальню, которую делила вместе с Лукасом. Она зашла внутрь и глубоко вдохнула, все еще испытывая счастье оттого, что в этой, комнате ничто больше не напоминало об Агнес. Наверное, было глупо потребовать, чтобы это помещение вымыли и отскоблили, а почти всю мебель поменяли на новую, но Кэтрин радовалась, что все-таки не отступилась в этом. Ей было понятно, что она не смогла бы спокойно находиться в комнате, где все бы напоминало ей о женщине, которая помогла убить ее родителей и многих других невинных людей. А теперь, когда она смотрела по сторонам, то видела только мебель и одежду, которые принадлежали ей или Лукасу. Были в спальне также и маленькие вещички, напоминающие ей о родителях.
Кэтрин сняла одежду, умылась и надела ночную рубашку. Она опустилась на стул перед огнем и принялась расчесывать волосы. Скоро тут появится Лукас. Почему-то ее муж всегда знал, когда она приходила в спальню и начинала готовиться ко сну. Это была одна из тех особенностей Лукаса, которую она все никак не могла понять.
У нее появилось желание встретить его у двери и сразу же потребовать, чтобы они поговорили о той трещине между ними, которая грозит перерасти в пропасть. Но Кэтрин все-таки осталась сидеть на месте. В конце концов, ей нужно сначала подумать о том, что ему сказать. И она также хотела собраться с духом, чтобы не отступить, если почувствует, что Лукас не очень-то расположен к такой беседе. Ведь тогда он наверняка попробует соблазнить ее, и она точно забудет, о чем собиралась с ним поговорить. Лукас очень хорошо умеет делать это, подумала Кэтрин, слегка улыбаясь, и доставляет столько удовольствия, что трудно остановить его, когда он начнет добиваться своего.
– Чему ты улыбаешься? – спросил Лукас, входя в спальню. Кэтрин тихо вскрикнула от неожиданности, и он усмехнулся. – Ты не слышала моих шагов?
– Я редко слышу их, ты же знаешь, – проворчала Кэтрин и положила руку на грудь, как будто бы это слабое прикосновение могло замедлить стремительное биение сердца. – Мне кажется, я так никогда и не пойму, как это такой большой мужчина, как ты, может так тихо передвигаться. – Она нахмурилась. – Артан тоже так умеет, да?
– Да. Тут нужна сноровка, а мы много времени практиковались вместе с Ангусом, когда были еще мальчишками. – Лукас присел на край кровати и принялся снимать с себя обувь. – Артан уезжает завтра утром.
– Так скоро?
– Да. Он привел мне много убедительных причин, почему ему стоит вернуться домой пораньше. Но я думаю, он просто соскучился по жене и детям. Артан не раз жаловался на холодную, пустую кровать, в которой он вынужден тут спать.
Кэтрин рассмеялась, но в то же время почувствовала острый укол зависти. Ей стало печально. Артан был сильным, грубоватым мужчиной, который говорил подчас резкие слова, и, казалось, был никогда не против помериться силами с любым воином, желающим сразиться с ним на арене для практики. Но когда Артан начинал говорить о жене и детях, всем сразу становилось понятно, насколько сильно он любил их и что они были самым главным счастьем в его жизни. Ей тоже хотелось, чтобы у них с Лукасом была такая семья, но она не знала, как достичь этого.
– Мне нужно обязательно проснуться завтра пораньше, чтобы попрощаться с ним и передать кое-какие подарки его жене и детишкам.
– Это будет ему приятно.
Кэтрин закончила расчесывать волосы, подошла к кровати и забралась под одеяло. Все это время Лукас наблюдал за ней. Потом он затушил почти все свечи, скинул с себя одежду и лег рядом со своей женой. Прижав к себе Кэтрин, он подумал, что ему понятны чувства Артана, когда тот говорил о холодной, одинокой постели. Он ни за что не хотел бы опять засыпать один без Кэтрин. Когда Лукас снял с нее ночную рубашку и отшвырнул ее в сторону, Кэтрин чуть не рассмеялась. Она не понимала, почему продолжала надевать ее каждый вечер, хотя прекрасно знала, что Лукас снимет ее сразу, как только ляжет с ней под одеяло.
Лукас еще крепче обнял ее, и Кэтрин едва слышно простонала от удовольствия, ощутив тепло его кожи всем своим телом. Несмотря на то, что между ними все еще существовали нерешенные проблемы, сердце Кэтрин переполнялось счастьем и спокойствием всякий раз, когда Лукас каждую ночь заключал ее в кольцо своих рук. Кэтрин даже чувствовала себя так, как будто Лукас по-особенному – заботливо и нежно – относится к ней. Хотя когда она вновь оставалась одна, то ей уже с трудом верилось в это. Лукас положил ладонь ей на живот.
– Я надеюсь, ты не хочешь близнецов? – сказала она.
– Не потерплю, чтобы брат меня и тут обошел.
– Он всегда будет твоим соперником, не так ли?
– Обязательно.
– Бедный мальчик!
Лукас рассмеялся и поцеловал ее в шею. Он сомневался, что когда-нибудь сможет насытиться Кэтрин, ее мягкой кожей, вкусом ее губ… Все, что ей было нужно сделать, – это просто зайти в комнату, и он уже начинал пылать страстью.
– Ты устала, Кэт? – спросил Лукас, поглаживая изящную спину жены.
– Не настолько, – пробормотала она и улыбнулась, когда Лукас тихо засмеялся, прижимаясь губами к чувствительному местечку у основания ее шеи.
Он ласкал ее медленно, и Кэтрин поняла, что это было именно то, чего ей хотелось в тот момент. Интересно, как об этом догадался Лукас? Она вздыхала от удовольствия, раскрываясь навстречу его жарким поцелуям. Даже медленные, почти невесомые прикосновения его слегка загрубевших рук заставляли ее дрожать от желания. Каждый его поцелуй был наполнен такой нежностью, что она начинала верить, будто Лукас испытывает к ней более глубокие чувства, чем плотское влечение.
Своими губами он прочертил дорожку вдоль ее живота и опустился вниз. Кэтрин мягко вскрикнула, когда почувствовала горячее прикосновение его языка в самом потайном ее месте, и в этом звуке, что она издала, слились воедино изумление и наслаждение. Лукас ласкал ее языком до тех пор, пока она не начала кричать, умоляя его поскорее войти в нее. Тогда он быстро перевернулся на спину и посадил Кэтрин на себя сверху. От неожиданности она охнула, но быстро взяла инициативу в свои руки. Сначала Кэтрин двигалась медленно, поглаживая его широкую грудь своими ладонями и наклоняясь к нему, одаривая глубокими, неторопливыми поцелуями. У Лукаса было такое восхитительное сильное тело, что ей хотелось просто наслаждаться им, а также продлить эти минуты, когда ее желание становилось все горячее, но пока еще не требовало немедленной разрядки.
Лукас немного приподнялся и, захватив ртом сосок ее груди, принялся ласкать его. Сначала он делал это почти ленивыми движениями, но вскоре в них появилась требовательность, даже агрессия, и Кэтрин почувствовала, как ее тело тут же отозвалось на это. Внутри ее вспыхнул огонь, и ее движения тоже стали более энергичными. Лукас схватил ее за ягодицы и заставил подниматься и опускаться еще быстрее. Скоро они оба словно обезумели от этого ритма, стремясь взлететь к самым высотам.
Кэтрин упала Лукасу на грудь. Ее тело все еще дрожало от силы испытанного наслаждения. Она почувствовала слабую дрожь, что наполняла тело Лукаса, и это ее порадовало – ведь в удовольствии, что он сейчас испытывал, была ее заслуга. Теперь, когда они утолили свою страсть, Кэтрин могла вновь погрузиться в тепло и силу его объятий. Лукас лениво поглаживал ее бедра руками, и Кэтрин удивительно расслабилась от таких приятных прикосновений. Подавив зевоту, она медленно переместилась с груди Лукаса на простыню и уютно устроилась рядом с мужем. Несколько мгновений ей не хватало ощущения Лукаса внутри себя, но это быстро прошло, и Кэтрин просто начала гладить его, исследуя руками тело мужа, начиная от твердой, мускулистой груди и заканчивая бедрами, поросшими короткими жесткими волосками. Она могла понять, почему Артан хотел как можно скорее оказаться дома. Кэтрин сомневалась, что сможет, когда-либо заснуть в постели, где рядом с ней не будет Лукаса. Даже сам его запах стал для нее необходимым условием спокойного сна.
– Поспи, Кэт. Эти несколько дней были очень насыщенными, а ведь тебе нельзя уставать, – проговорил Лукас.
– Это плохо скажется на малыше, – пробормотала она, уже погружаясь в сон.
– Да, я тоже об этом беспокоюсь. Кстати, Артан мне рассказывал, что его жена на последних месяцах спала все хуже и хуже.
– Это ужасно несправедливо.
Лукас рассмеялся и поцеловал ее в макушку.
– Может быть, это такая своеобразная тренировка. Артан также говорил, что когда ребенок рождается, родителям становится вообще не до сна.
– Тогда мне нужно отоспаться сейчас на год вперед.
Кэтрин прижалась щекой к его груди и стала слушать, как бьется его сердце. Это очень успокаивало ее, и вскоре она поддалась сладким волнам сна. Ей ужасно хотелось рассказать Лукасу все, что было у нее на сердце, но в то же время Кэтрин очень боялась сделать это. Она была уверена, что если Лукас не ответит на ее слова любви встречным признанием, то это погубит ее, и она уже не сможет вернуть все как было. Каким-то образом ей нужно будет собрать в кулак всю смелость и силу, которые у нее есть, и завоевать то, без чего она не может жить, – любовь Лукаса.
Лукас медленно гладил волосы Кэтрин, борясь с желанием распустить толстую косу, в которую она их собрала. Ему безумно нравилось заниматься с ней любовью, она дарила ему ни с чем не сравнимое наслаждение. Но он хотел от Кэтрин большего. Он хотел вновь увидеть ту женщину, лицо которой сияло от счастья, словно Кэтрин ни о чем больше и не мечтала за весь этот год, кроме как о том, чтобы увидеть его живым и невредимым после столкновения с Ранальдом. Временами ему казалось, что Кэтрин слишком сурово наказывает его за то, что он несправедливо обвинил ее. Но Лукас знал, что если бы он оказался на ее месте, то вел бы себя еще хуже.
Ему нужно поступить так, как посоветовал Артан. Рассказать ей все, даже если он и будет выглядеть как полный идиот. Лукаса успокаивала мысль о том, что у Артана с женой сначала все тоже было не очень гладко. Все равно он дол жен справиться с проблемой лучше, чем когда-то с подобной же проблемой справился сам Артан. Все, что ему нужно сделать, – это открыть рот и признаться в чувствах, которые наполнили его душу чуть ли не с того самого момента, как он увидел Кэтрин.
Лукас чуть не рассмеялся, но сдержал этот порыв, опасаясь разбудить Кэтрин. Удивительно, но то самое чувство, которое могло помочь им преодолеть стену, что разделяла их, в то же самое время и заставило его возвести ее. Если бы он не любил Кэтрин, то мысль о том, что она могла предать его, не привела бы его в такое отчаяние. Тогда он не прикладывал бы гак много усилий, чтобы выбросить образ Кэтрин из головы и из сердца. Ему было так больно возвращаться к этой теме, что он старался вообще не думать об избиении, о том, что было правдой, а что – плодом его фантазий.
Завтра он соберется с духом и постарается все исправить. Он поговорит с Кэтрин о том ужасном времени и попробует объяснить ей, что он тогда чувствовал. У его любимой сострадательное сердце. Если он все честно расскажет ей, то Кэтрин поймет его. Ему оставалось только надеяться, что он рассуждает правильно.
В конце концов Лукас решил, что ему тоже нужно отдохнуть. Не так-то просто признаваться в том, каким дураком он себя чувствует, и потому для завтрашнего разговора надо хорошенько выспаться. Нужно все время держать в голове мудрые слова Артана, что награда будет стоить всех этих трудов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-дикарь - Хауэлл Ханна



увлекательная книга перечитывала дважды и получила огромное удовольствие от чтения советую всем читайте и наслаждайтесь
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
13.03.2013, 17.17





Хорошая книга, насыщенна событиями, немного затянута концовка с признаниями... 8/10.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаНинель
20.07.2013, 16.47





Серия "Мюрреи и ихrnокружение"-rnrn1.Судьба горца- БалфурrnМюррей и МолдиrnКиркольдиrnrn2.Честь горца- НайджелrnМюррей(брат Балфура) и ЖизельrnЛюсеттrnrn3.Обещание горца- ЭрикrnМюррей(брат Балфура и Найджела) и БеттияrnДраммондrnrn4.Клятва рыцаря- КормакrnАрмстронг и ЭлспетrnМюррей(дочь Балфура)rnrn5.Дама моего сердцаrn-rnКамерон Макалпин иrnЭйвери Мюррей(дочь Найджела)rnrn6.Невеста горца- КонорrnМакенрой и ДжилианнаrnМюррей(дочь Эрика)rnrn7.Благородный защитник-rnПейтон Мюррей(сын Найджела) и КирстиrnКинлохrnrn8.Жених горец -ДэрмотrnМакенрой(брат Конора и Фионы) и ИлзаrnКамеронrnrn9.Бесстрашный горец-rnЭван Макфингел-Камеронrnи Фиона Макенрой(сестра Конора и Дэрмота)rnrn10.Горец завоевательrn-rnСигимор Камерон(брат Илзы) иrnДжолин Джерардrnrn11.Горец победительrn-rnЛайам Камерон(Кузен Сигимора,Эвана и Грегора) и КайраrnМюррей(дочь Балфура)rnrn12.Горец любовникrn-rnГрегор Макфингел-rnКамерон и АланаrnМюррей(дочь Балфура)rnrn13.Горец варвар- АртанrnМюррей(сын Балфура) и СесилияrnДоналдсонrnrn14.Горец дикарь- ЛукасrnМюррей(сын Балфура) и Кэтрин Элдейнrnrn15.Зеленоглазый горец-rnДжеймс Драммонд(племянник Беттии и Эрика) иrnАннора Маккейrnrn16.Горец грешникrn-rnТорманд Мюррей(сын Эрика) иrnМорейн Россrnrn17.Горец защитникrn-rnСаймон Иннез и ИлзбетrnМюррей(дочь Элспет,внучка Балфура)
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаФиона
26.08.2013, 3.33





Кто любит читать про маньяков роман для вас.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаКэт
21.11.2013, 12.23





Ничего особенного......конец неочень....
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаNatali
22.11.2013, 19.10





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Роиан на один раз. Почему такой высокий рейтинг, максимум 3 б. Сюжета мало. Постоянно повторяются одни и теже фразы : перестала терзаться, должен оъясниться, попытатья рассказать... Если убрать все повторяющиеся слова г.г. то мог бы получится неплохой короткий роман.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаДжей
12.09.2015, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100