Читать онлайн Горец-дикарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-дикарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Кэтрин открыла один глаз и уставилась на широкую грудь, к которой прижималась щекой. Ее желудок напрягся и начал ходить ходуном. В горле появилось неприятное жжение. Она поняла, что должно сейчас произойти. Такое происходило с ней каждое утро вот уже на протяжении двух недель. Именно поэтому она старалась игнорировать растущее желание к Лукасу и твердо держалась своего намерения не пускать его к себе в постель, хотя испытывала всякий раз жгучее желание заняться с ним любовью. Вот почему ей обязательно нужно было сделать все возможное, чтобы в эту ночь Лукас ушел к себе в спальню. Тихо простонав, Кэтрин спрыгнула с кровати и, не обращая внимания на то, что она совсем голая, ринулась к ведру, что стояло в дальнем конце комнаты.
Лукас проснулся оттого, что услышал, как кого-то рвало. Сначала он решил, что к нему в спальню все-таки забрел какой-нибудь пьяный гость и вот теперь дорого расплачивался за то, что слишком много выпил на свадьбе. Лукасу оставалось только надеяться на то, что незнакомец нашел ведро. Но потом Лукас вспомнил, где был прошлой ночью. Он окончательно проснулся, огляделся вокруг и тихо выругался, когда понял, что все-таки заснул в постели Кэтрин. Из окон потоком лил солнечный свет, и ему стало ясно, что он проспал чуть ли не до полудня.
И еще это означало, что рвало именно Кэтрин. Лукас сел на кровати и тут же увидел ее. Она стояла, нагнувшись над старым ведром, чуть ли не обнимая его, и была совсем без одежды. Лукас понимал, что в другое время не преминул бы насладиться ее обнаженным видом, но не сейчас, когда Кэтрин буквально выворачивало наизнанку, а сама она, судя по доносившимся до него звукам, плакала и одновременно ругалась. Лукас также знал, что ей совсем не понравится услышать его комментарий по поводу того, что до этой поры ему казалось, будто ругаться и плакать одновременно было в принципе невозможно.
Он встал с кровати и торопливо подошел к Кэтрин. Но когда Лукас протянул к ней руку, она хлопнула по ней. Тогда он осторожно собрал ее волосы на затылке, чтобы те не мешались, и на этот раз Кэтрин не попыталась снова ударить его, хотя и огрызнулась. Прошло несколько минут, и Лукас опять начал волноваться. Он был уверен, что Кэтрин не может так плохо чувствовать себя только из-за того, что выпила слишком много хорошего вина.
Когда Кэтрин упала назад, в подставленные Лукасом руки, он проигнорировал ее слабые протесты и заверения, что у нее хватит сил самой о себе позаботиться, и отнес ее на кровать. Потом он нашел немного воды, сел на край кровати и держал перед ней кувшин, пока Кэтрин несколько раз промывала ей рот. После этого она откинулась на подушки и закрыла глаза. Лукас взял кусок материи, намочил его и принялся осторожно умывать ею лицо. Кэтрин выглядела очень бледной, и иногда с ее губ срывался еле слышный стон.
– Слишком много вина? – мягко спросил Лукас, когда аккуратно, стараясь не потревожить ее, забрался под одеяло и так же медленно привлек в свои объятия, радуясь тому, что Кэтрин не стала противиться его попытке успокоить ее.
– Нет.
Лукас опустил на нее взгляд. Он скорее догадался, что сказала Кэтрин, чем услышал это слово – таким хриплым был ее голос. Потом ее тело постепенно обмякло, а дыхание стало спокойным. Поняв, что Кэтрин сейчас заснет, Лукас тоже расслабился. Ему казалось, что если бы ее тошнило от большого количества выпитого вина или съеденной жирной пищи, то она не смогла бы сейчас так легко погрузиться в сон. Но все-таки такая сильная рвота тревожила его, и Лукас твердо намеревался заставить ее поберечь себя. По крайней мере до тех пор, пока он убедится в том, что дело тут только в естественной реакции организма, который таким образом избавляется от чего-то, что ему не нужно.
– Вот видишь, Кэт? Тебе нужен человек, который будет ухаживать за тобой, – пробормотал он.
Подумав на эту тему, Лукас понял, что ему хотелось бы, чтобы у него был кто-то, за кем нужно присматривать. Конечно, эта мысль стала еще приятнее, когда оно уверенностью решил, что Кэтрин его забота будет нужна лишь время от времени. Она ведь здоровая, сильная женщина, которая и без подсказок со стороны мужчин знает, что ей делать. Вот почему забота о Кэтрин из каждодневной обязанности превращалась в истинное удовольствие.
Его мысли быстро вернулись к утреннему происшествию. Он не знал, как разрешить эту проблему. Прожив бок о бок с Кэтрин несколько недель, Лукас ни разу не заметил, что у нее слабый желудок. На самом деле он даже несколько раз думал, что она обязательно будет страдать оттого, что ела. И дело было не в плохо приготовленной еде, а в том, как она ее смешивала. По мнению Лукаса, некоторые продукты просто не должны были сочетаться. Но Кэтрин с легкостью переносила самые экзотические блюда.
Щеколда на двери задергалась, и Лукас напрягся, но потом вспомнил, что Кэтрин закрыла ее. Какое-то время он лежал молча и не двигался. Лукас помнил – ей не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал о том, что они были вместе. Будет гораздо проще объяснить закрытую на задвижку дверь, чем присутствие в ее постели обнаженного мужчины.
– Моя госпожа, я принесла вам подсушенного хлеба и разведенного сидра. Энни сказала мне, что вы едите это каждое утро. Мне просто оставить все возле двери?
Лукас задумался. Подсушенный хлеб и разведенный водой сидр? В этом было что-то до боли знакомое, и его сердце сжалось от тревоги. Он вылез из-под одеяла, надел исподние штаны, рубаху и подошел к двери. По голосу Лукас определил, что там стояла Меган, и решил, что может довериться ей. Эта женщина точно не станет рассказывать всем, кто сейчас находится в крепости, о том, что видела его в покоях Кэтрин. Так тихо, как только можно, Лукас открыл дверь и приложил палец к губам, показывая Меган, чтобы она не шумела. Одно мгновение та просто смотрела на него широкими от изумления глазами, а потом закусила губу, стараясь подавить усмешку, и передала ему в руки поднос. Лукас уставился на еду, которая выглядела крайне неаппетитно, а потом перевел взгляд на Меган. На этот раз она уже не пыталась спрятать улыбку.
– Ты ведь никому не расскажешь, да? – спросил ее Лукас.
– Нет, у меня нет привычки чесать языком, – ответила она.
– Я знаю это, Меган. – Лукас опять посмотрел на поднос и пожал плечами. – Что ж, спасибо, что сделала эту работу за Энни.
– Не за что, мой господин.
Прежде чем Лукас успел ее поправить, сказав, что пока еще не был господином и, дай Бог, не станет лэрдом Доннкойла еще долгие-долгие годы, Меган уже проворно побежала дальше по коридору. Лукас вдруг осознал, что стоит едва одетый на пороге спальни, где его в любую минуту могут увидеть проходящие мимо люди, и быстро нырнул обратно в покои Кэтрин. Он толкнул дверь бедром и поставил поднос на небольшой столик возле кровати. Сбросив одежду, Лукас лег обратно в постель и опять обнял Кэтрин.
Он сделал несколько попыток вновь заснуть, но те не увенчались успехом. Тогда Лукас поднял голову и стал смотреть на поднос с едой. Ему нужно было вспомнить что-то очень важное, но это постоянно ускользало от него. Подсушенный хлеб. Он нахмурился. Потом Лукас вспомнил, что о нем упоминал его брат Артан, но он не сомневался, что тот ни за что не согласился бы есть такое на завтрак. Лукас напрягся. Это Сесилия, жена Артана, ела такой хлеб по утрам на протяжении нескольких месяцев, поскольку тот, похоже, помогал ей справиться с утренней тошнотой. Утренняя тошнота. Дело не в выпитом вине. Не в плохой пище. Причина в ребенке. Кэтрин носила под сердцем его ребенка и явно уже давно догадывалась об этом.
Ему пришлось призвать на помощь всю свою силу воли, чтобы не растолкать Кэтрин и не потребовать немедленно рассказать ему всю правду. Лукас несколько раз вдохнул воздух, пытаясь успокоиться. Он осознал, что его больно ранило поведение Кэтрин – ведь она ничего не сказала ему! Тем не менее Лукас решил, что ему следует подавить это чувство прежде, чем он сможет поговорить с ней на этот счет. У Кэтрин должна быть серьезная причина, заставлявшая ее молчать. Откровенно говоря, он не знал, как давно ей стало известно о беременности. Может быть, у нее было слишком мало времени, чтобы решить, что делать дальше. Наверное, Кэтрин даже беспокоилась насчет того, как он отреагирует на эту новость. И он был способен избавить ее от таких страхов. А с остальными намеревался покончить после того, как Кэтрин расскажет ему о них.
А дальше они должны будут пожениться. Ребенок будет носить его фамилию. У Лукаса появилось тягостное чувство, что ему предстоит тяжелое сражение с Кэтрин, но он должен был победить в нем. Все проблемы, что у них были, можно решить после того, как они станут мужем и женой. Лукас знал, что теперь уже не станет спать, и потому лежал, держ.1 Кэтрин в своих объятиях, и думал о том, что ему необходимо сделать все, чтобы она согласилась выйти за него замуж.
Первое, что он сделает, – это напишет своему брату Артану. Его жена тоже не сразу согласилась выйти за него, но он справился с этой ситуацией, и теперь они счастливо живут вместе. Конечно, его коробило от одной мысли, что ему придется просить совета у Артана, особенно насчет такою вопроса, как взаимоотношения с женщиной. Но Лукас пони мал, что лучше рассказать о своих неприятностях брату-близнецу, чем какому-либо другому родственнику. Ему оставалось только надеяться, что Артан даст ему разумный совет.


Когда Кэтрин проснулась, то сначала никак не могла понять, был ли это сон или нет. Она смутно припоминала, что какое-то время назад уже просыпалась, прижимаясь щекой к груди Лукаса. Она попыталась вспомнить, что было дальше в этом сне – или все-таки это происходило в реальности? Потом в голове Кэтрин всплыла картина, как она стояла возле ведра, и с ее желудком происходило то же самое, что мучило ее почти каждое утро вот уже около двух недель. По том она вспомнила, что рядом с ней находился Лукас. Если память ей не изменяет, то ее совсем не порадовали его по пытки помочь ей, и она скрепя сердце согласилась, чтобы Лукас подержал ее волосы, а потом принес воду для полоскания рта. Кэтрин не ожидала, что он проявит столько дои роты, когда осторожно омывал ее лицо, а потом держал в своих руках, пока она вновь не заснула. Итак, теперь ей все стало ясно. Это был не сон. И это означало, что Лукас, к несчастью, заснул в ее постели и потому стал свидетелем ее утреннего недомогания.
«Что ж, – мысленно сказала себе Кэтрин, бросая взгляд на Лукаса, – он ведь мужчина, а мужчины мало чего смыслят в том, что происходит в женском теле. Я наверняка смогу придумать какое-нибудь объяснение тому, что со мной произошло».
Потом Кэтрин заглянула в его серебристо-голубые глаза, увидела их выражение, и улыбка, с которой она собирались пожелать ему доброго утра, замерзла на ее губах.
– Когда должен родиться ребенок? – спросил он.
Кэтрин подумала, что все же некоторые мужчины явно не теряли времени зря и кое-что узнали об утренней рвоте у молодых женщин. Она также подумала, что ей стоит быть благодарной за это. Но почему сейчас ей хотелось пнуть Лукаса?
– Не имею представления, – сказала она.
– Кэтрин, я надеюсь, ты не будешь пытаться убедить Меня в том, что не беременна нашим ребенком.
Она рассматривала такой вариант поведения, но не собиралась признаться в этом Лукасу.
– Ты нехорошо чувствуешь себя по утрам, – продолжил он, – тебя рвет так, как будто ты пытаешься вытащить наружу все свои внутренности и посмотреть на них. Ты становишься бледной, как труп, но все же заползаешь обратно в постель и спишь как убитая еще несколько часов. А потом просыпаешься и выглядишь просто замечательно. К тому же на завтрак тебе приносят подсушенный хлеб и разбавленный сидр. Недавно я слышал о точно такой же отвратительной диете. Жена моего брата Артана могла питаться по утрам только этим, пока ее не перестала мучить тошнота.
– Что ж, это значит, что у меня и вправду будет ребенок, – заявила она и потянулась за хлебом, спрашивая себя о том, есть ли на свете другие мужчины, которые могут заставить женщину чувствовать себя настолько ужасно. Значит, вот как её видит Лукас – бледной, как труп! – Я небыли уверена в этом до последней недели. Думала, причина была в том, что произошло с нами за все это время. Такое могло повлиять на желудок любого человека.
Лукас постарался скрыть отвращение, когда она принялась грызть хлеб и запивать его разбавленным сидром.
– Значит, у тебя еще маленький срок. Что ж, тем лучше Меньше будет вопросов по поводу нашей свадьбы, – сказал он и стал ожидать ее ответа. Лукас знал, что ему придется сейчас нелегко.
Кэтрин почувствовала, как сердце в груди буквально под прыгнуло от радости и волнения, но тут же упало вниз. Лукас хотел ребенка! Он никогда не заговаривал о женитьбе раньше, даже когда ухаживал за ней год назад. Тогда ей только казалось, что Лукас может сделать ей предложение. В этот раз он остался рядом с ней и явно выказывал знаки внимания, и потому она предположила, что Лукас ведет себя так, поскольку любит и хочет жениться. Но сейчас, когда Лукас наконец сказал слова, которых она ждала чуть ли не целую вечность, ей ужасно захотелось выгнать его из своей постели. Ведь он произнес их только из-за ребенка.
– Я не вижу причины, по которой нам нужно жениться.
– У нас будет ребенок. Это очень серьезная причина.
Кэтрин посмотрела на палец Лукаса, который тот направил на ее живот, и только сейчас заметила, что все еще раздета. Тихо выругавшись, она встала с кровати, стащила с нее простыню и, обернувшись ею, стала искать сорочку. Та в итоге оказалась брошенной на сундук, что стоял в дальнем углу комнаты. Кэтрин попыталась натянуть ее на себя одной рукой, другой придерживая простыню, но вскоре поняла, что это невозможно. Раздраженная до последнего предела, Кэтрин быстро скинула простыню, натянула сорочку и, повернувшись к Лукасу, окинула его свирепым взглядом.
– Уходи отсюда, – сказала она. – Я не хочу, чтобы меня брали в жены только из-за ребенка. Он будет Элдейиом, и этого для него достаточно.
Поняв, что Кэтрин сейчас не в состоянии говорить разумно, Лукас встал с кровати и принялся одеваться.
– Нет, этот ребенок мой. И фамилия у него будет Мюррей. Может быть, родится мальчик, и если это будет так, то тогда он станет наследником Доннкойла. Наверное, тебе стоит подумать над тем, чего ты намерена лишить его в угоду своему упрямству.
– Но он также и наследник Данлохана, – отрезала она.
Лукас почувствовал, что тоже начинает злиться. Он подошел к двери, открыл ее и оглянулся на Кэтрин.
– Я сейчас же начну подготовку к нашей свадьбе, – проговорил он, – так как думаю, что в твоей прекрасной головке все же есть немного разума. Рано или поздно ты поймешь, что я прав и что нам надо пожениться. Незачем откладывать это только из-за твоего дурного настроения.
В ее глазах появилось выражение, говорящее Лукасу о том, что пришло время отступить. Он вышел за порог и захлопнул за собой дверь. Но когда он повернулся, то увидел перед собой Уильяма, Патрика и Робби, внимательно смотрящих на него. Лукас просто окинул их свирепым взглядом, не думая, что кто-нибудь отважится с ним заговорить.
– Что, поссорился с любимой? – спросил Уильям.
Лукас вздохнул. Конечно, ему следовало знать, что этого мужчину так просто не запугать.
– Я сказал ей, что мы должны как можно скорее пожениться.
– Ты просто сказал ей?
– Да. Но она не согласилась.
– Не могу понять, почему это вдруг Кэтрин не выполнила твой приказ.
– Она носит моего ребенка. – Лукас слегка вздрогнул, когда в дверь позади него ударили чем-то тяжелым. Кэтрин явно не хотелось, чтобы он кому-то рассказывал об этом. – Не вижу причины, по которой нам нужно подождать со свадьбой.
Уильям посмотрел на дверь и нахмурился.
– И все же ты мог бы попытаться вести себя… ну, более романтично.
– Я ухаживал за ней месяц или даже больше, а она этого похоже, даже не заметила. Что ж, в этом деле у меня нет талантов. Ладно. Но зато я очень хорошо умею отдавать приказы. А теперь, если вы меня извините, я пойду. Мне надо помыться, написать письмо моему брату, а потом поговорить со священником.
Проводив Лукаса взглядом, Уильям затем перевел его на дверь.
– Что ж, сестра, у тебя действительно будет ребенок? – спросил он и предусмотрительно отступил на шаг назад, когда дверь открылась. В глазах Кэтрин полыхало такое пламя, что Уильям всерьез подумал, не стоит ли ему уйти прямо сейчас. – Мне кажется, что лучше всего нам будет немного поговорить на эту тему.
– Ух, вы все-таки очень храбрый человек, Уильям, – пробормотал Патрик, а потом торопливо зашагал прочь. Следом за ним устремился ухмыляющийся Робби.
– Я действительно считаю, что нам надо все обсудить, сестра, – повторил Уильям.
Кэтрин закатила глаза, но все-таки взмахнула рукой, приглашая его зайти в комнату. Ей совсем не хотелось говорить об этом. Но она должна была догадаться, что Уильям, который сейчас считал себя главой клана Элдейнов, поведет себя соответственно этому статусу.
Сначала Уильям молчал, собираясь с мыслями, и за это время Кэтрин успела надеть халат и завязать на нем все шнурки.
– Я понимаю, тебе не нравится, когда тобой командуют. Но считаю, что этот приказ ты должна исполнить, – наконец сказал он.
– Почему? Потому что Лукас хочет ребенка?
– Ну же, сестра, ты ведь не можешь не знать, что он хочет и тебя тоже. Парень уже давным-давно мог бы быть дома. Понятное дело, он болтается тут не потому, что ты пускала его к себе по ночам.
Кэтрин в изумлении уставилась на Уильяма.
– И кто еще знает о том, что происходит между нами?
– В крепости мало что остается в тайне, сестра. Ну а теперь ты собираешься сказать мне, что не хочешь выходить за него замуж, не правда ли? Если это так, то ты меня очень расстроишь. – Он пожал плечами. – Прежде ты никогда не давала мне повод думать, что считаешь меня дураком.
Кэтрин опустилась на сундук перед кроватью и сказала:
– Да, конечно, я хочу выйти за него замуж. Уильям, я влюбилась в Лукаса сразу же, как увидела. Но я хочу, чтобы он взял меня в жены ради меня самой, а не ради моего чрева. Он даже не попросил моей руки. Просто сказал, что мы обвенчаемся, и все.
– Да, тут он поступил не очень красиво. Но можно мне узнать, каким образом Лукас узнал о твоей беременности? – Уильям внимательно посмотрел на нее. – У тебя пока ничего не видно, так что я не думаю, что дело в этом.
– Боюсь, что Лукас заснул в моей спальне и потому стал свидетелем моего ежеутреннего общения с помойным ведром. – Она увидела, как задергались губы Уильяма, и добавила: – Если ты засмеешься, то я чем-нибудь в тебя кину.
– А потом он заявил, что вы должны пожениться?
– Только после того, как я заползла обратно в постель и проспала еще несколько часов. Да, и еще Меган принесла мне подсушенный хлеб и разбавленного сидра. Это все, что я могу проглотить по утрам. Потом я проснулась и увидела рядом Лукаса, который начал сверлить меня взглядом и утверждать, что я не осмелюсь врать ему, будто сейчас не беременна.
Уильям кивнул и сел на край кровати, поближе к Кэтрин. Протянув руку и слегка поворошив ее волосы, он сказал:
– Наверное, Лукас догадался об этом, покаты спала. Видимо, сопоставил твою тошноту со странным выбором блюд на завтрак. Я думаю, он решил, что ты сама ему ничего первая не скажешь. А это может разозлить мужчину, детка, особенно если эта женщина ему дорога.
– Мы не знаем, дорога ли я Лукасу или нет.
– Он бывалый боец, сестренка, и все же нам пришлось, держать его за руки, чтобы он не ринулся спасать тебя из плена, словно одержимый яростью берсерк. Мужчина не будет вести себя так, если ему наплевать на женщину. Может быть, сейчас его чувства не так глубоки, как тебе хотелось бы, но это не означает, что они не станут такими по прошествии времени. Ты носишь его ребенка, Лукас – наследник Доннкойла, и если родится мальчик, то тогда он тоже станет наследником. Для мужчины такие вещи очень важны. Он будет тебе хорошим мужем.
– Как ты сказал, Лукас должен унаследовать Доннкойл. Но ведь я сама обязана оставаться в Данлохане.
– А вот это вы должны обсудить между собой. Я хочу, чтобы ты еще подумала вот над чем. Ясам незаконнорожденный ребенок, и могу тебя заверить, что мне не очень-то легко приходится. Таких, как я, не признает даже церковь. Если ты не выйдешь замуж за Лукаса, твой сын или дочь станут незаконнорожденными. Поэтому, прежде чем отказывать ему, подумай о том, кто бы мог научить тебя лечить сломанные носы, потому что твоему мальчугану придется часто драться.
С этими словами Уильям вышел. Кэтрин вздохнула. Конечно, он говорил правду. Она отлично знала, как тяжело жилось Уильяму и его братьям. По причинам, которые всегда оставались для нее загадкой, с такими детьми часто обращались так, как будто это они были виноваты в том, что родились вне законного брака. Кэтрин положила руку себе на живот. Она не допустит, чтобы такое произошло с ее первенцем.
В дверь постучали, и Кэтрин тихо выругалась. Она совсем не удивилась, когда увидела на пороге Энни. На ее лице было совсем не сочувственное выражение, и это немного млело Кэтрин. Ведь она же забеременела не специально!
– Тебя ко мне послал Робби, да? – спросила Кэтрин. Она жестом пригласила Энни присесть на кресло у огня, а сама закрыла за ней дверь.
– Он подумал, что вам, наверное, надоело выслушивать приказы от мужчин, – сказала Энни.
– И потому теперь мне надо выслушивать приказы от женщин?
Энни улыбнулась в ответ.
– Ну, Хильда пригрозила, что сейчас поднимется наверх и вправит вам мозги чем-нибудь из ее кухонной утвари. Она просто пока еще не решила, чем именно.
– О том, что тут произошло, уже стало известно на кухне?
– Мне кажется, что кто-то из слуг услышал, как вы разговаривали с сэром Лукасом.
– Вернее, кричала на него.
– Да, вы действительно говорили очень громко. – Энни наклонилась вперед и взяла Кэтрин за обе руки. – Выходите за него замуж. Соглашайтесь, потому что вы любите его и не хотите спать без него, и потому что он станет замечательным отцом вашему ребенку.
– Но почему Лукас женится на мне?
– Не знаю. Но вот вам вопрос – почему он остался тут? Вы ведь не поощряли его ухаживания. Спросите его об этом после того, как вы станете мужем и женой.
– И все-таки это не лучший выход из положения.
– Вы вступаете в брак, уже имея преимущество перед другими девушками вашего круга. Обычно наследницы больших состояний вообще не участвуют в выборе будущего мужа – их браки планируются родителями. Вам же дали гораздо больше свободы в этом деле. Вы сами выбрали сэра Лукаса. Да, может быть, он в итоге заговорил о свадьбе из-за ребенка. Но мне кажется, что таково было его намерение с самого начала. Он просто не очень хорошо умеет ухаживать за девушкой. К тому же ведь вы сами не говорили ему, что любите его, поэтому он тоже опасался раскрыть вам то, что у него на сердце.
– Я думаю, что ты права. К тому же мне совсем не хочется, чтобы сюда пришла Хильда и побила меня половником или кастрюлей.
Энни засмеялась, и, несмотря на все свои волнения, Кэтрин тоже присоединилась к ней.


Лукас сидел за столом в комнате, где велись бухгалтерские книги, и делал вид, что изучает планы постройки новом конюшни. На самом деле он в который раз задавался вопросом, почему Кэтрин отказывается выйти за него замуж. Он знал, что сделал ей предложение совсем не так, как следовало бы. Но когда Кэтрин проснулась и так настороженно посмотрела на него, в нем вдруг проснулась ярость, которую, как он думал, ему удалось подчинить себе. И вот теперь он планировал свадьбу, хотя еще не знал точно, придет ли ни нее невеста. Если бы об этом узнал Артан, то стал бы смеяться до слез.
Дверь медленно отворилась, и Лукас замер. В комнату вошла Кэтрин, и его сердце замерло, потому что она совсем не была похожа на счастливую, с надеждой смотрящую в будущее невесту. Лукас строго сказал себе, что должен пока довольствоваться тем, что она вообще согласится принять его предложение. Главное – это то, что Кэтрин вновь окажется в его постели. Наверняка они сблизятся, пока будут ожидать рождения ребенка.
Лукас встал и усадил ее на стул, что стоял напротив стола. Когда он предложил ей чего-нибудь попить, Кэтрин лишь отрицательно покачала головой, и тогда Лукас сел лицом к ней. Он чувствовал себя неловко и ненавидел себя за это. Потом Кэтрин посмотрела на него, и он немного расслабился, хоть и не знал почему. Кэтрин выглядела сердитой.
– Ты – наследник Доннкойла, – сказала она. – А я – Наследница Данлохана. Я должна оставаться здесь.
– Без проблем. Я не собираюсь, да и совсем не хочу становиться лэрдом Доннкойла еще много-много лет. Мой отец все еще силен и крепок здоровьем, а в нашем клане полным-полно долгожителей. Ты же знаешь – у нас полно целителей. Так что мы с тобой можем остаться здесь.
Кэтрин заморгала.
– Да, эту проблему ты быстро разрешил, – удивленно сказала она.
Лукас протянул к ней руку через стол и сжал ее ладонь.
– Я думаю, что многие проблемы, которые сейчас пугают тебя, можно очень легко разрешить. Ты должна знать – я беру тебя в жены не только потому, что ты носишь моего ребенка. Я просто неправильно высказался сегодня утром. Я слишком долго лежал и ждал, когда ты проснешься, думая о том, почему ты мне ничего не сказала.
– Я уже объясняла тебе, что сама узнала об этом совсем недавно. И я была уверена, что как только я расскажу тебе все, то ты сразу же предложишь нам обвенчаться. Д я не хочу, чтобы на мне женились только из-за того, что я ношу в споем чреве.
– Я женюсь на тебе не только из-за ребенка. Но я не могу ждать, пока мы все между собой уладим. Это может затянуться надолго, и тогда он действительно родится вне брака, а я не хочу ему такой судьбы. Или ей.
Кэтрин глубоко вдохнула воздух, понимая, что сейчас ей предстоит броситься в омут с головой. Но у нее не было другого выхода. Она любила Лукаса и носила его ребенка. Если она не примет его предложения, то этим сделает себе только хуже. – Что ж, тогда я выйду за тебя замуж.
– Через три дня. Я хочу, чтобы на свадьбу приехал мой брат.
– Ладно, через три дня.
Лукас встал, подошел к Кэтрин и наклонился.
– Могу ли я поцеловать свою невесту?
– Да.
Он коснулся ее губ медленным поцелуем, пытаясь выразить в нем всю ту нежность, которую сейчас чувствован. Лукас не знал точно, насколько ему это удалось, но когда он поднял голову, то услышал, как тяжело дышали они оба. Лукас посмотрел на Кэтрин, наслаждаясь ее теплым взглядом и слегка порозовевшими щеками.
– Могу ли я отвести невесту обратно в спальню?
Кэтрин рассмеялась и встала.
– Нет, не можешь. Тебе следует оставаться в своей собственной спальне до тех пор, пока мы не поженимся.
– Да? Может быть, мне в таком случае не так уж и важно, чтобы на свадьбе был брат? – Он улыбнулся, когда его слова заставили Кэтрин опять рассмеяться. Лукас начал на деяться, что в будущем у них будет еще немало таких приятных моментов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-дикарь - Хауэлл Ханна



увлекательная книга перечитывала дважды и получила огромное удовольствие от чтения советую всем читайте и наслаждайтесь
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
13.03.2013, 17.17





Хорошая книга, насыщенна событиями, немного затянута концовка с признаниями... 8/10.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаНинель
20.07.2013, 16.47





Серия "Мюрреи и ихrnокружение"-rnrn1.Судьба горца- БалфурrnМюррей и МолдиrnКиркольдиrnrn2.Честь горца- НайджелrnМюррей(брат Балфура) и ЖизельrnЛюсеттrnrn3.Обещание горца- ЭрикrnМюррей(брат Балфура и Найджела) и БеттияrnДраммондrnrn4.Клятва рыцаря- КормакrnАрмстронг и ЭлспетrnМюррей(дочь Балфура)rnrn5.Дама моего сердцаrn-rnКамерон Макалпин иrnЭйвери Мюррей(дочь Найджела)rnrn6.Невеста горца- КонорrnМакенрой и ДжилианнаrnМюррей(дочь Эрика)rnrn7.Благородный защитник-rnПейтон Мюррей(сын Найджела) и КирстиrnКинлохrnrn8.Жених горец -ДэрмотrnМакенрой(брат Конора и Фионы) и ИлзаrnКамеронrnrn9.Бесстрашный горец-rnЭван Макфингел-Камеронrnи Фиона Макенрой(сестра Конора и Дэрмота)rnrn10.Горец завоевательrn-rnСигимор Камерон(брат Илзы) иrnДжолин Джерардrnrn11.Горец победительrn-rnЛайам Камерон(Кузен Сигимора,Эвана и Грегора) и КайраrnМюррей(дочь Балфура)rnrn12.Горец любовникrn-rnГрегор Макфингел-rnКамерон и АланаrnМюррей(дочь Балфура)rnrn13.Горец варвар- АртанrnМюррей(сын Балфура) и СесилияrnДоналдсонrnrn14.Горец дикарь- ЛукасrnМюррей(сын Балфура) и Кэтрин Элдейнrnrn15.Зеленоглазый горец-rnДжеймс Драммонд(племянник Беттии и Эрика) иrnАннора Маккейrnrn16.Горец грешникrn-rnТорманд Мюррей(сын Эрика) иrnМорейн Россrnrn17.Горец защитникrn-rnСаймон Иннез и ИлзбетrnМюррей(дочь Элспет,внучка Балфура)
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаФиона
26.08.2013, 3.33





Кто любит читать про маньяков роман для вас.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаКэт
21.11.2013, 12.23





Ничего особенного......конец неочень....
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаNatali
22.11.2013, 19.10





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Роиан на один раз. Почему такой высокий рейтинг, максимум 3 б. Сюжета мало. Постоянно повторяются одни и теже фразы : перестала терзаться, должен оъясниться, попытатья рассказать... Если убрать все повторяющиеся слова г.г. то мог бы получится неплохой короткий роман.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаДжей
12.09.2015, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100