Читать онлайн Горец-дикарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-дикарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

– Мне все еще кажется, что никто на самом деле не поверил твоей истории, будто Агнес была убита в сумятице сражения, – сказала Кэтрин и положила несколько фиалок на могилу сводной сестры.
– Может быть, и нет, однако никто не задавал мне вопросов по этому поводу. Ее не стало. Печально, но это все, что было нужно местным жителям, – тихим голосом произнес Лукас, все еще не зная точно, какие чувства сейчас испытывала Кэтрин из-за всего случившегося. – Ты хотела заменить виселицу более милосердным наказанием, она же предпочла смерть. Этим все сказано. – Он увидел, как Кэтрин нахмурилась и посмотрела на могилу Агнес. – Ты все еще печалишься? Ведь прошел уже целый месяц.
«И это был самый длинный месяц в моей жизни», – мысленно прибавил Лукас, но не стал говорить этого вслух. Кэтрин не отослала его прочь, чего он сильно боялся, а просто перестала обращать на него внимание. Ему было понятно, почему она не пускала его к себе в постель. Кэтрин страшилась потерять уважение своих людей, став в их глазах развратной женщиной, которая ничуть не лучше Агнес. Он не знал способа убедить ее в том, что никому и в голову не придет сравнивать ее с Агнес, и потому спал один. У него было много работы, которую следовало побыстрее выполнить, и это помогало ему ненадолго забыть о желании, терзавшем его тело. Под конец дня он очень сильно уставал и засыпал, невзирая на мучительное томление. К сожалению, дел в замке становилось все меньше; а вот страсть к Кэтрин не ослабевала, и он начал сомневаться, что это вообще когда-либо произойдет.
Конечно, женитьба избавила бы его от подобных проблем. Но Лукас все никак не мог найти подходящего случая заговорить на эту тему. Он ухаживал за Кэтрин, пытаясь вновь завоевать ее привязанность и доверие. Но это получалось у него не очень хорошо. Лукас дарил ей цветы, но они всегда казались увядшими и немного поломанными, когда попадали наконец в ее руки. Он пытался писать ей письма, какие обычно сочиняют влюбленные при дворе, но тут же сжигал то, что выходило у него из-под пера. Лукас знал много песен, которые нравились женщинам. Но стоило ему начать петь, как все тут же выбегали из помещения, плотно закрывая уши руками. Он был в полной растерянности и не знал, что делать дальше, так как понимал: единственное, что поможет ему вновь добиться ее расположения, – это заняться с Кэтрин любовью. Но она избегала его близости.
Кэтрин повернулась и посмотрела на Лукаса. На его лице застыло печальное выражение, и Кэтрин невольно задумалась, что было тому причиной. Он никогда не говорил с ней об этом, но Кэтрин знала, что Лукас нисколько не сожалел о смерти Агнес. И она не могла винить его за это. Ее сестра погибла не от его рук, и Лукас точно не стал бы убивать ее, если бы только она явно не угрожала его жизни. Агнес сама решила покинуть этот мир, и Кэтрин подозревала, что Лукас считал это хорошим выходом из ситуации.
Она страдала по нему, больше всего на свете хотела, чтобы Лукас обнял ее, позволил раствориться в его силе и нежности. Но ей нужно было сопротивляться этому искушению. Она знала, что это не закончится простым дружеским объятием. Скоро ей нужно решить, что делать с Лукасом, но она все боялась и откладывала этот шаг на неопределенное время.
– Агнес была молодой и красивой, – начала Кэтрин, намереваясь направить их мысли на погибшую сестру.
– Кэт, но она также была совершенно безнравственным человеком, – сказал Лукас.
– Я знаю. Ты спросил меня, продолжаю ли я горевать по ней. Самое печальное заключается в том, что я вообще по ней не горевала, и это меня очень тревожит. На один короткий момент, когда я увидела Агнес, лежащую на земле, мое сердце сжалось от ужаса и печали. Но я не могу точно сказать, относились ли эти чувства к ней – ведь Агнес была последней моей близкой родственницей – или они были вызваны страшным грехом, который только что совершила моя сестра. Я приходила сюда, на ее могилу, чтобы понять, смогу ли ощутить что-то после того, как первоначальное потрясение от пережитого постепенно стало сходить на нет. Но я ничего не ощущаю. Лишь жалость при мысли о загубленной жизни, и то иногда.
Лукас взял ее за руку и потянул за собой в сторону крепости.
– В этом нет твоей вины.
– Она была моей сестрой. Я ведь должна хоть что-то чувствовать.
– Но Агнес тебя такой не считала. Мне кажется, что вначале ты хотела принять ее, как свою родную сестру, и была готова соответственно с ней обращаться. А она каждый раз отталкивала тебя. Это она виновата в том, что ты сейчас ничего не чувствуешь. Хватит из-за этого переживать, Кэт. Никто не станет плохою тебе думать потому, что ты не переживаешь из-за смерти Агнес.
Кэтрин кивнула.
– Я думаю, что все-таки буду ходить к ней на могилу, – сказала она, – хотя бы ради уважения к тому, какой Агнес могла бы быть, если бы у нее была другая мать и если бы у нас обеих был более любящий отец.
– Я всегда считал, что каждую могилу стоит время от времени посещать. Это помогает душам умерших успокоиться.
– Лукас Мюррей, только не говори мне, что ты веришь в духов.
– О да, верю. С такими родственниками, как у меня, любой бы поверил.
– Ох! Неужели ты хочешь сказать, что люди из твоего клана видят духов? Это что, тоже один из тех даров, о которых ты мне рассказывал?
– Одна из моих кузин может видеть их. Но я думаю, что нам лучше поговорить об этом в следующий раз. Гости уже съезжаются на свадьбу Робби.
Кэтрин покачала головой, когда Лукас повел ее кружным путем к заднему входу в замок. Видимо, он не хотел, чтобы ей пришлось сейчас встречаться с приглашенными людьми.
– Я знала, что Энни была влюблена в Робби, но не думала, что он отвечал ей взаимностью.
– А я догадался об этом в тот момент, когда мы собирались вызволить тебя из плена. Я решил, что Энни лучше всего справится с ролью служанки, но тут вперед быстро выскочил Робби и с такой горячностью предложил себя вместо нее, что я все понял. Он не хотел, чтобы Энни принимала хоть какое-то участие в опасном деле и рисковала собой.
– Что ж, это хорошо, потому что Энни на самом деле любит этого дурачка.
– Ну, не стоит называть так своего нового управляющего.
– Управляющий. Робби. Никогда бы не подумала, что эти два слова могут так прекрасно сочетаться друг с другом. Оказалось, что, он хорошо ладит с арифметикой.
– Да, у него отлично получается работать с цифрами. Теперь мы точно знаем, сколько именно Моррисом и Сорли положили себе в карман. И мы предоставим им отчет прежде, чем они уедут по домам после свадьбы.
На пороге своей спальни Кэтрин остановилась.
– Ты действительно думаешь, что они вернут нам эти деньги? – спросила она.
– Да, – кивнул Лукас. – Хотя Сорли с трудом перенесет это и будет оплакивать каждое отданное пенни.
Кэтрин рассмеялась и слегка оттолкнула от себя Лукаса.
– Иди. Тебе пора готовиться к свадьбе. Встретимся в пиршественном зале через час.
Как только Кэтрин оказалась внутри своей комнаты и дверь за ней захлопнулась, она в изнеможении прислонилась к этой двери и закрыла глаза. Она не сможет постоянно отталкивать его от себя. Каждая частичка ее существа жаждала Лукаса. Она плохо спала, и хоть Лукас был в ее постели всего лишь однажды, Кэтрин скучала по теплу его большого, сильного тела рядом с собой. Настало время храбро посмотреть в будущее и решить, как же поступить с Лукасом. Он продолжал оставаться в Данлохане, ухаживал за ней, да к тому же не выказывал намерения уехать отсюда, и это говорило о том, что Лукас продолжал желать ее, как и раньше. Единственное, что мешало им быть вместе, – это ее страх. Кэтрин боялась, что Лукас вновь ранит ей сердце, заставит страдать. Но, если подумать, она и без того страдала от боли, каждый раз отталкивая его от себя. Так почему бы не дать себе шанс стать счастливой и не протянуть руку Лукасу?
– Это хороший вопрос, Кэтрин, – пробормотала она, подходя к кувшину с водой и принимаясь снимать с себя одежду, чтобы немного помыться.
Уже очень скоро будет свадьба Робби и Энни, и ей стоит на некоторое время выбросить все неприятные мысли из головы. Не нужно омрачать им праздник своим кислым видом. А позже, когда она опять будет лежать в одиночестве на своей большой кровати, то встретится лицом к лицу со своими страхами и решит, как их побороть. В конце концов, будет нечестно по отношению к Лукасу и дальше держать его в таком неопределенном состоянии – вроде бы и рядом с собой, но в то же время на расстоянии.


Кэтрин стояла, прислонившись к стене, и наблюдала за пляшущими парами, ударяя в такт музыки ногой по полу.
Она сама уже натанцевалась, она даже танцевала вместе с Лукасом, но знала, что ей не следует увлекаться этим. От быстрых движений у нее начинала кружиться голова. Ей совершенно не хотелось упасть на пол посреди пиршественного зала, когда праздник в честь свадьбы Робби и Энни был в самом разгаре. После этого ведь наверняка последуют не очень приятные вопросы.
– Кэт, моя дорогая! – позвал Малькольм, торопливо идя в ее сторону.
– Добрый вечер, Малькольм, – сказала Кэтрин и, улыбнувшись, поцеловала его в щеку. – Я рада видеть вас в добром здравии. Все-таки удар по голове – это серьезная вещь.
– Да-да. Я думал, она у меня очень твердая, но оказалось, что я ошибался. Моррисон очень долго просил у меня прощения.
– А как же иначе? Ведь вы были друзьями.
– И продолжаем таковыми оставаться. Он поступил так из-за страха, Кэтрин. Это, конечно, было плохо с его стороны, но все же Моррисона можно понять. На самом деле я пришел сюда, чтобы тоже от всего сердца попросить у тебя прощения.
– Но вам не за что извиняться, Малькольм.
– О нет, я так не считаю. Мне следовало приложить больше усилий, чтобы узнать, что с тобой произошло па самом деле. Я знал, что ты никогда бы не совершила то, о чем говорили все вокруг. Но мне не хватило смелости открыто заявить об этом, начать собственное расследование. Так же и насчет денег. Я чувствовал, что дело было нечисто, но так и не занялся этим вплотную. Прошло несколько месяцев, прежде чем я собрался слухом и попросил Моррисона дать мне посмотреть бухгалтерские книги.
– То, что случилось в Данлохане, вообще трудно вообразить. Вы не виноваты в том, что вам просто не могло прийти в голову, какие преступления тут совершались. И, как вы только что сказали, Моррисон был вашим другом. Разумеется, вам не хотелось верить в то, что он замешан в чем-то дурном. Я рада, что вы не стали вести себя излишне любопытно, иначе бы вас тоже убили. Ведь именно таким способом Фреда и Ранальд заставляли людей молчать обо всем, что они творили. У меня нет сомнения, что они бы быстро отправили вас на тот свет, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести. Пока они держали меня в плену, я слышала их разговоры о том, Что совет представляет для них опасность. И решение этой проблемы они видели только в одном – в убийстве. Так происходило всегда, когда им что-то угрожало.
Худые плечи Малькольма немного поникли.
– И все же если бы я был храбрее, то все могло закончиться гораздо раньше.
– Вы не можете знать это наверняка. А вот я точно знаю, что если бы вы обвинили кого-нибудь из них в убийстве или воровстве, если вы хотя бы начали просматривать книги, то сейчас я ходила бы не на одну могилу, а на две.
Малькольм улыбнулся ей.
– Спасибо за то, что ты помогла старому человеку чувствовать себя не таким уж бесполезным.
– Да ладно, вы не такой уж и старый. – Она кивнула в сторону Хильды, которая шла по направлению к ним. – Наша Хильда точно так не думает. Малькольм, неужели вы собираетесь сбежать?
– Да, – сказал он и начал протискиваться сквозь толпу гостей, стоявших вдоль всего зала, – и как можно быстрее.
Когда Хильда оказалась рядом с ней, то Малькольма уже не было видно. Но Кэтрин была в озорном настроении и потому показала ей, в каком направлении он ушел. Тихо рассмеявшись, она посмотрела вокруг, на людей Данлохана, и впервые за долгое время почувствовала себя довольной. Вот такой должна быть жизнь на ее земле. Да, пока всем в Данлохане заправляла Фреда, дела тут пришли в полный упадок. Хотя Кэтрин знала, что проблемы начались еще раньше, когда ее отец заболел.
А еще Кэтрин радовало то, что ее кузены наконец заняли подобающее им место. Уильям стал ее военачальником, и многие из его братьев стали служить в ее войске. Кэтрин подозревала, что ей потребуется немало времен и, чтобы простить отца за то, как он относился к Уильяму и его родне. Ведь тот постоянно жаловался, что Господь не дал ему сына, но в то же время отворачивался от многочисленных племянников, один из которых мог стать ему хорошим наследником.
Подозвав к себе слугу, Кэтрин попросила его опять наполнить бокал вином. Она понимала, что уже выпила немало, но не собиралась останавливаться. Шел праздник, и она намеревалась веселиться до тех пор, пока ее не отнесут в постель.
Кэтрин подумала о Лукасе. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы туда ее отнес именно он. Картины того, как они с Лукасом занимались любовью, так ярко вспыхнули в ее мозгу, что Кэтрин почувствовала, как у нее запылали щеки. В этот момент к ней подошла Энни.
– Похоже, моя свадьба заставила вас мечтать о своей? – спросила она.
– Конечно, нет, – ответила Кэтрин, надеясь, что ее голос звучит уверенно. – Здесь просто очень жарко.
– И все-таки я права. Почему бы вам просто не отправиться с этим красавцем в спальню и не избавиться там ото всех тревог?
– У меня нет никаких тревог.
– О нет, я вижу, что есть. – Энни покачала головой. – Вам нужно перестать бояться, Кэтрин. – Она слегка покраснела, потому что все еще не могла привыкнуть называть хозяйку Данлохана по имени. – Сэр Мюррей остался тут и помогал вам, не требуя взамен ничего, кроме улыбки. Неужели вы думаете, что ему просто нечем больше заняться? Есть только одна причина, по которой он все еще здесь, и эта причина – вы, Кэтрин. Мне кажется, вы должны узнать, что ему от вас нужно.
– Я и так точно знаю, что ему нужно.
– Ну конечно, этого он точно хочет. Ведь сэр Мюррей все-таки мужчина. А мужчина не задерживается в крепости, где живет красивая женщина, только затем, чтобы починить ей конюшни. Нет, такого не может быть, особенно если он сам очень даже привлекательный, а скоро будет владеть землями и замком. – Энни похлопала Кэтрин поруке. – Я вижу, что мой любимый ищет меня. Да и ваш сейчас занят тем же. И только вы отказываетесь признать, что сэр Мюррей действительно ваш любимый мужчина. – И с этими словами Энни поспешила навстречу мужу.
Кэтрин проводила ее взглядом и почувствовала острый укол зависти, ко быстро подавила это чувство. Робби и Энни заслужили свое счастье. Они рисковали своими жизнями, чтобы помочь ей вернуть то, что принадлежало ей по праву, но было отнято. И если сейчас ей не удается радоваться вместе с ними, то виновата в этом только она сама.
Кэтрин, почувствовала, что к ней подошел Лукас еще до того, как он положил руку ей на талию. Все, кто смотрел на них сейчас, понимали, насколько фамильярным было это прикосновение, и Кэтрин чуть было не отпрянула от него прочь. Но потом внутренний голос сказал ей, что тем самым она причинит Лукасу боль, ранит его самолюбие. После всего того, что он для нее сделал, было бы хамством унижать его, отталкивая от себя так, как будто она может заразиться от него какой-нибудь неприятной болезнью.
Лукас прикоснулся губами к ее уху, и Кэтрин вздрогнула от желания, которое сразу проснулось в ней. Она посмотрела на бокал с вином и еле слышно вздохнула. Было глупо винить в этом спиртное, особенно если учесть, что никто не заставлял ее пить. Не вино превращало ее кровь в огонь, а Лукас.
– Ты давно не танцевала, – сказал он. – Если хочешь, давай потанцуем.
Кэтрин быстро допила остатки вина, скрывая улыбку. Лукас произнес эти слова таким голосом, словно предлагал ей ради развлечения вырвать ему ногти на пальцах. Она знала, что Лукас будет танцевать с ней, если она того пожелает, но также знала, что каждая минута танца будет для него сущим мучением. Но Лукас пойдет на это, чтобы доставить ей удовольствие.
Эта мысль была приятна ей, но, с другой стороны, заставила ее почувствовать себя самым глупым существом на свете, Он обидел ее, уязвил так сильно, что ей до сих пор было больно вспоминать об этом. Но кого она сейчас наказывала больше – себя или его? В любом случае, решила Кэтрин, глупо делать какие-то выводы и пытаться думать о серьезных вещах, когда в тебе булькает так много выпитого вина. Сейчас ей хотелось только одного – отвести Лукаса в свою спальню и там заниматься с ним любовью до тех пор, пока он не замолит о пощаде, после чего вылить на него немного холодной воды и вновь затащить в постель. Кэтрин была уверена, что никогда еще она не испытывала такого сильного желания, как в эту минуту.
Кэтрин развернулась и посмотрела на него. Лукас Мюррей явно был самым красивым мужчиной, которого ей доводилось встречать, и он хотел ее. В этот момент ей было все равно, что двигало им – похоть или более глубокие чувства. Кэтрин медленно провела пальцем по шраму на его лице и услышала, как он задержал дыхание.
В голубых глазах Кэтрин появилось нечто такое, отчего Лукас взмок так, как будто ему пришлось пробежать до Доннкойла и обратно. Он посмотрел на ее пустой бокал и спросил себя, сколько же вина Кэтрин выпила за вечер. Наверное, из-за этого она сейчас смотрела на него так же страстно, как раньше. Потом Кэтрин прильнула к нему, и ее полная грудь коснулась его тела.
– Лукас, – прошептала она.
И вдруг ему стало все равно, если даже дело было только в вине. Кэтрин произнесла его имя таким низким, хрипловатым голосом, что он чуть не захлебнулся в волне страсти еще прежде, чем она закончила говорить. Кэтрин возбуждала его, как никакая другая женщина, а он еще пытается рассуждать, правильно ли это будет или нет, если они займутся любовью. Его брат Артан точно бы решил, что он сошел с ума.
– Кэтрин, лучше веди себя осторожнее, – сказал Лукас, не удивляясь тому, что его голос дрожал. Было странно, что все его тело не сотрясалось от страсти. – Если ты еще раз произнесешь мое имя таким тоном, то я обхвачу тебя и кинусь вверх по лестнице к твоей спальне. И на этот раз ты не закроешь передо мной дверь.
На одно мгновение Кэтрин овладела мысль проверить, правда ли он сможет поступить так, но голос разума все-таки помог ей справиться с искушением. Лукас никогда не бросал слов на ветер. И никогда не давал обещаний, которых не мог потом выполнить. Кэтрин опустила ладонь Лукасу на руку и обвила пальцами его пальцы, а потом повела к выходу из пиршественного зала, игнорируя его слегка удивленный взгляд. Когда она оказалась рядом с лестницей, Кэтрин в последний раз внимательно огляделась вокруг себя. Убедившись, что рядом нет никого, кто бы мог увидеть, что сейчас произойдет, она подняла глаза на Лукаса и, улыбнувшись, прошептала:
– Лукас…
Она едва смогла подавить смех, когда Лукас зарычал и, подняв ее, перебросил через плечо. Кэтрин знала, что ее возлюбленный сейчас не шутил, какая-то часть его характера действительно побуждала его совершать такие варварские поступки, и это приводило ее в восторг. Она порадовалась, что никто не встретился им на пути, пока Лукас нес ее в спальню. Ей почему-то казалось, что знатные дамы, владеющие крепостями и землями, себя так не ведут.
Лукас зашел в спальню и поставил Кэтрин на пол, ощущая, как ее хрупкое и в то же время округлое тело коснулось его груди. Он был готов сорвать с нее одежды и взять ее, стоя у двери. Но Лукас намеревался дать ей последний шанс передумать. Ему совершенно не хотелось проснуться утром и увидеть, как она будет мучиться от стыда и раскаяния.
– Мне опасно тут находиться, – сказал Лукас, стараясь отдышаться. Он желал вы глядеть как мужчина, который ухаживает за женщиной, а не как безумец, готовый упасть перед ней на колени и умолять подарить ему хотя бы одну ночь. Ведь тогда у Кэтрин появится время, чтобы прийти в себя, а у него – слабая надежда на то, что он опять войдет в роль смиренного воздыхателя.
– Опасно? Для кого?
– Для тебя.
– О нет, я так не думаю. – Кэтрин была потрясена тем, какое огромное удовольствие она получала от происходящего. Ни на минуту не отводя взгляда от Лукаса и продолжая улыбаться ему, она закрыла дверь ногой и заперла ее на щеколду. – Мне кажется, что сегодня опасность угрожает именно вам, сэр Лукас Мюррей.
– Ох, Боже правый! – выдохнул он и протянул к ней руки.


Кэтрин наконец собралась с силами и, приподняв голову, оглядела спальню. Повсюду валялась их одежда – ее и Лукаса. Она надеялась, что разорвано не так уж много вещей, иначе работающие в прачечной женщины от души смогли бы позабавиться на их счет.
– Ты настоящий дикарь, сэр Мюррей, – пробормотала она.
– Спасибо, моя госпожа, – ответил Лукас, прикасаясь губами к ее груди.
Постанывая от наслаждения, которое дарили его ласки, Кэтрин думала о том, что на самом деле ей следует отослать Лукаса в его собственную спальню. Не нужно привыкать засыпать в его объятиях, ведь потом ей будет трудно вновь отказаться от такого удовольствия. Понятно, что опасно привыкать и к тому, чтобы видеть поутру Лукаса, лежащего рядом в постели. Тут он провел языком по ее напряженному соску и слегка втянул его в себя. Кэтрин задрожала от блаженства.
– Дикарь.
– Ты мне льстишь.
Она рассмеялась, а потом выгнулась навстречу ему, когда Лукас еще глубже вобрал в себя возбужденное острие ее груди и принялся ласкать его языком так, как будто ему некуда было спешить: Его прикосновения сводили ее с ума. Кэтрин запустила пальцы в густые волосы Лукаса и прижала его еще ближе к себе, не давая отстраниться. Она закрыла глаза, погружаясь в волны наслаждения, что омывали каждую частичку ее тела. Ей так не хватало этого – не хватало Лукаса рядом. Конечно, она может позволить себе счастье любить его, ведь это продлится всего лишь одну короткую ночь, которую она же сама и должна будет оборвать прежде, чем придет рассвет.
Лукас опустил руку вниз и принялся гладить мягкую кожу живота Кэтрин, смотря ей в лицо. Она была такой красивой, когда внутри ее начинало все сильнее разгораться пламя страсти. Кэтрин выглядела еще красивее, когда срывала с него одежду, причем проделывая это с такой же скоростью, как и он сам. Лукас думал с удовлетворенной улыбкой о том, что Кэтрин могла быть такой же необузданной, как и он. О такой обоюдной страсти он боялся даже мечтать.
– Кэтрин, ты уверена, что не пьяна? – спросил Лукас, вдруг почувствовав укол вины, что воспользовался ее минутной слабостью.
– Да, конечно. Может быть, совсем немного, но тебе не стоит казнить себя зато, что ты воспользовался моим положением. На самом деле мне кажется, что это я… м-м-м… немного подтолкнула тебя.
Кэтрин тихо вскрикнула, когда он положил руку ей между ног и начал ласкать ее. Она не знала, почему издала такой звук, – то ли от потрясения, вызванного таким интимным прикосновением, толи от удовольствия, которое это ей принесло. Но очень скоро Кэтрин стало все равно. Она прильнула к Лукасу, а тот продолжал сладко мучить ее своими ласками. Когда он начал поцелуями прокладывать себе путь вниз по ее животу, Кэтрин выгнулась вперед и немного покраснела, поняв, что сделала это от нетерпения. Первое прикосновение его теплого рта заставило ее содрогнуться от блаженства, а по телу словно бы пронеслась огненная волна. У нее мелькнула мысль, что ей следует оттолкнуть его, прервать такую шокирующую, интимную ласку, но в тот же момент Кэтрин поняла, что не сможет этого сделать.
Лукас обхватил ее бедра и держал неподвижно в таком положении, пока его язык дразнил самую чувствительную часть ее тела. Он наслаждался ее тихими стонами и тем, как Кэтрин медленно открывалась для его ласк, упиваясь его бесстыдными поцелуями. Как только Лукас почувствовал, что внутри Кэтрин начало копиться напряжение, готовое вот-вот взорваться, то быстро вошел в нее. Он глубоко погрузил свое орудие и поцеловал Кэтрин, срывая с ее губ крик удовольствия. А мгновение спустя Лукас упал вместе с ней в пропасть страсти, и его тело содрогнулось от мощнейшей разрядки, изливая семя в самую глубь ее лона.
Когда Лукас обрел способность двигаться, он перевернулся на спину и обнял Кэтрин. Ему все еще было не по себе, потому что ее поведение слишком сильно отличалось от того, каким было всего несколько часов назад. Он готовился к тому, что Кэтрин отошлет его прочь и что ему придется вновь оказаться в том положении, в котором он был еще сегодня утром. Но теперь Лукас знал, что Кэтрин, оказывается, чувствовала к нему такое же сильное влечение, какое сжигало его собственное сердце, что ее страсть все еще была такой же дикой и горячей, как в первые дни их встреч. Это могло несколько облегчить его муки, но в то же время делало его возвращение в холодную одинокую постель гораздо более тяжелым.
– Мне кажется, ты изо всех сил стараешься, чтобы свести меня с ума, – пробормотал он.
Кэтрин улыбнулась, прижимаясь к его груди, а потом медленно провела по ней языком.
– Может быть, я просто вдруг устала быть вечно хорошей девочкой, – мягко проговорила она.
– Ну, я думаю, что сейчас ты очень хорошо себя ведешь.
– Правда? – Кэтрин опустилась немного вниз и поцеловала его в живот. – А сейчас?
– Еще лучше.
Некоторое время Кэтрин неторопливо целовала Лукаса и ласкала его языком, пробуя любимого на вкус, дразня чувствительную впадинку на животе, водя губами по шероховатой поверхности ног, поросших волосами. По тому, как напрягалось тело Лукаса, ей было понятно, чего он ждал. Хватит ли ей смелости одарить поцелуем еще одну очень заметную часть его тела? Кэтрин решила еще немного помучить возлюбленного.
– А как насчет этого? – наконец спросила она и очень медленно провела языком вверх по его орудию.
– А это, наверное, самое лучшее, – сказал Лукас, не удивляясь тому, как неровно и хрипло прозвучал его голос. Было странно, что он вообще мог что-либо сказать.
– Наверное? Ну ладно, сейчас посмотрим, удастся ли мне заставить тебя забыть про это «наверное».
Лукас наслаждался тем, как Кэтрин ласкала его ртом, понимая, что у него не хватит сил сдержаться и продлить удовольствие. Поразительно, ведь он овладел ею уже дважды за ночь, но это не помогло ему обрести контроль над своим телом. Лукас решил, что просто слишком долго ждал этого. Прошло всего лишь несколько минут, и он почувствовал, что должен как можно быстрее оказаться внутри Кэтрин. Лукас схватил ее за руки и поднял над собой. Она сразу же поняла, чего ему хотелось, и с мучительной медлительностью опустилась вниз, превращая их тела в единое целое. Кэтрин начала двигаться так, словно скакала на горячем жеребце, и каждое движение его восставшего орудия как будто заставляло ее содрогаться от наслаждения. Лукас вскоре почувствовал, что пламя желания запылало в нем так же сильно, как в ту минуту, когда он только вошел в спальню Кэтрин. Он обхватил ее за ягодицы, побуждая двигаться еще быстрее.
Они взлетели вверх вместе, и это ощущение было таким полным, таким прекрасным, что Лукас тут же отказался от намерения как можно дольше задержаться на грани разрядки. Упав в волны блаженства, они одновременно закричали, испытывая небывалое удовольствие, и Лукасу эти звуки показались самой прекрасной на свете музыкой. Когда Кэтрин рухнула ему на грудь, он прижал ее к себе. Ее тело казалось тяжелым и мягким, и потому Лукас понял, что после этого раза Кэтрин, наверное, немного поспит. Он признался – но только самому себе, – что тоже был бы не прочь немного отдохнуть.
Лукас осторожно вышел из нее, но продолжал держать Кэтрин в своих объятиях, поглаживая мягкие изгибы ее тела. Какое-то время он просто обнимал ее, гладил волосы и наслаждался чувством полного насыщения. Лукас знал, что нашел ту женщину, которая ему нужна, без которой он не хотел и не мог жить дальше. Но как убедить в этом Кэтрин? Может быть, пришло время позвать на помощь одного из своих кузенов, который умел красиво говорить и знал, что хотят слышать женщины.
Ему была нужна и жена, и любовница. И он нашел это совершенное сочетание в одной маленькой женщине с огромными голубыми глазами и волосами цвета липового меда. Он понял это еще год назад, и вновь убедился в этом сейчас. На какое-то время он потерял разум, обвинив ее в предательстве, и должен убедить Кэтрин, что такого с ним больше не случится. Для мужчины, у которого не было таланта красиво изъясняться, это превращалось в большую проблему. Он так и не смог хотя бы коротко извиниться перед Кэтрин.
– Лукас, тебе нужно идти к себе в спальню, – пробормотала Кэтрин, прижимаясь щекой к его груди.
Хотя Лукас и ожидал услышать такие слова, они причинили ему боль.
– Не нужно, чтобы кто-нибудь в крепости увидел, как ты уходишь из моей комнаты. – Кэтрин быстро накрыла рот рукой и широко зевнула. – Тогда всем станет ясно, чем мы тут занимались.
Лукасу захотелось сказать ей, что они так сильно шумели, что теперь вряд ли кто-нибудь в Данлохане не знает, чем занималась в эту ночь хозяйка замка. Но он понимал, насколько важно было для Кэтрин не выглядеть в глазах подданных второй Агнес. Лукас знал, что его и Кэтрин связывает такое чувство, которое никогда не испытывала ее сводная сестра. Но Кэтрин была права, когда думала, что все вокруг не увидят в этом большой разницы. Ему самому было наплевать на то, что подумают люди. В конце концов, он не сомневался, что те люди, мнение которых для него что-то значило, не станут осуждать их. И все же, хоть ему и хотелось больше всего на свете остаться рядом с Кэтрин, он не стал возражать ей. Ему не хотелось портить эту волшебную ночь и заканчивать ее спорами, которые в итоге могли бы перерасти в ссору.
– Подожди еще чуть-чуть, Кэт. До рассвета пока далеко, к тому же должно пройти еще несколько часов, прежде чем все гости разъедутся или разойдутся по своим комнатам.
– Ах да, об этом я не подумала.
И уже через несколько мгновений Лукас почувствовал, как тело Кэтрин обмякло, и ему стало понятно, что она погрузилась в глубокий сон. Лукасу в голову пришла заманчивая идея последовать ее примеру, а потом, когда она утром обнаружит его рядом, просто сослаться на то, что нечаянно заснул. Но он не собирался поддаваться этому искушению. Он хотел подождать, пока в крепости воцарится тишина, и из-за двери перестанут доноситься звуки нетвердых шагов. А потом он намеревался проскользнуть к себе в спальню, надеясь, что никто из хмельных гостей не завалился туда, пока его не было на месте. Но вот завтра он усадит Кэтрин перед собой и поговорит с ней. Ему надоело терпеть эту двусмысленную ситуацию, и он больше не хотел просыпаться один, без любимой в своих объятиях.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-дикарь - Хауэлл Ханна



увлекательная книга перечитывала дважды и получила огромное удовольствие от чтения советую всем читайте и наслаждайтесь
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
13.03.2013, 17.17





Хорошая книга, насыщенна событиями, немного затянута концовка с признаниями... 8/10.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаНинель
20.07.2013, 16.47





Серия "Мюрреи и ихrnокружение"-rnrn1.Судьба горца- БалфурrnМюррей и МолдиrnКиркольдиrnrn2.Честь горца- НайджелrnМюррей(брат Балфура) и ЖизельrnЛюсеттrnrn3.Обещание горца- ЭрикrnМюррей(брат Балфура и Найджела) и БеттияrnДраммондrnrn4.Клятва рыцаря- КормакrnАрмстронг и ЭлспетrnМюррей(дочь Балфура)rnrn5.Дама моего сердцаrn-rnКамерон Макалпин иrnЭйвери Мюррей(дочь Найджела)rnrn6.Невеста горца- КонорrnМакенрой и ДжилианнаrnМюррей(дочь Эрика)rnrn7.Благородный защитник-rnПейтон Мюррей(сын Найджела) и КирстиrnКинлохrnrn8.Жених горец -ДэрмотrnМакенрой(брат Конора и Фионы) и ИлзаrnКамеронrnrn9.Бесстрашный горец-rnЭван Макфингел-Камеронrnи Фиона Макенрой(сестра Конора и Дэрмота)rnrn10.Горец завоевательrn-rnСигимор Камерон(брат Илзы) иrnДжолин Джерардrnrn11.Горец победительrn-rnЛайам Камерон(Кузен Сигимора,Эвана и Грегора) и КайраrnМюррей(дочь Балфура)rnrn12.Горец любовникrn-rnГрегор Макфингел-rnКамерон и АланаrnМюррей(дочь Балфура)rnrn13.Горец варвар- АртанrnМюррей(сын Балфура) и СесилияrnДоналдсонrnrn14.Горец дикарь- ЛукасrnМюррей(сын Балфура) и Кэтрин Элдейнrnrn15.Зеленоглазый горец-rnДжеймс Драммонд(племянник Беттии и Эрика) иrnАннора Маккейrnrn16.Горец грешникrn-rnТорманд Мюррей(сын Эрика) иrnМорейн Россrnrn17.Горец защитникrn-rnСаймон Иннез и ИлзбетrnМюррей(дочь Элспет,внучка Балфура)
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаФиона
26.08.2013, 3.33





Кто любит читать про маньяков роман для вас.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаКэт
21.11.2013, 12.23





Ничего особенного......конец неочень....
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаNatali
22.11.2013, 19.10





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Роиан на один раз. Почему такой высокий рейтинг, максимум 3 б. Сюжета мало. Постоянно повторяются одни и теже фразы : перестала терзаться, должен оъясниться, попытатья рассказать... Если убрать все повторяющиеся слова г.г. то мог бы получится неплохой короткий роман.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаДжей
12.09.2015, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100