Читать онлайн Горец-дикарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-дикарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

У нее так сильно болела голова и стучало в висках, что Кэтрин не сомневалась – еще немного, и ее стошнит. Ей было невмоготу открыть глаза, веки не слушались. Телом Кэтрин ощущала, что лежит на каком-то подобии стола. Чтобы хоть немного уменьшить боль, она заставляла себя не двигаться, несмотря на внутренний голос, который громко кричал ей, что надо немедленно встать и броситься бежать отсюда так быстро, как только она может. Кэтрин пришлось хорошенько напрячь память, чтобы осознать наконец, почему она себя так чувствовала.
Ее предали. Один из людей, которому доверял ее отец, которого считал своим другом, отдал ее в руки Ранальду. Кэтрин не сильно удивилась, когда узнала, что кое-кто из ее опекунов крадет деньги из казны Данлохана. Она догадывалась о воровстве, но все же была расстроена и поражена этим. Ей Оставалось от всего сердца надеяться, что она выживет и еще заглянет в эти бухгалтерские книги, чтобы точно узнать, сколько денег у нее украли.
Чья-то рука так крепко схватила ее за плечо, что Кэтрин почувствовала, как длинные, острые ногти проникли сквозь одежду и вонзились в кожу. Ее затрясли, и к ней вновь вернулись все болезненные ощущения, которые она только что смогла подавить одной лишь силой воли. Заднюю стенку горла будто обожгло огнем, и Кэтрин закашлялась. Это был верный знак того, что ее сейчас стошнит. Она опять попыталась справиться с подкатывавшейся дурнотой. Все, что ей сейчас надо было делать, – это лежать без движения и дышать медленно и глубоко. Тогда тошнота обязательно пройдет.
– Я знаю, что ты не спишь. Открой глаза! Сейчас же!
Та рука вновь бесцеремонно затрясла ее, на этот раз еще более грубо. Резкий голос отдавался в висках, усиливая головную боль. Кэтрин проиграла битву с тошнотой. Она быстро нащупала край того, на чем лежала, потом наклонилась вниз, и ей стало так плохо, что на некоторое время мир вокруг перестал для нее существовать. Только когда приступ рвоты начал понемногу спадать, Кэтрин услышала рядом с собой низкий, злобный смех мужчины и женский голос, изрыгающий ругательства.
– Эта стерва вылила содержимое желудка прямо на мои новые тапочки!
– Не кричи так громко, Агнес. Сама я быстро отошла и тебе посоветовала бы сделать то же самое. Ранальду пришлось со всей силы ударить ее по голове, чтобы она наверняка затихла и чего-нибудь не выкинула. От удара по голове человека часто тошнит.
Это был голос Фреды.
Кэтрин вновь перевернулась на спину и осторожно открыла глаза. Она успела увидеть, что лежит на большом столе в пиршественном зале крепости, а потом опять зажмурилась – и не только из-за яркого света, что причинил ей боль и усиливал ломоту в висках. Кэтрин увидела, как к ней направились Фреда и Ранальд, аккуратно обходя пухлую служанку, которой уже приказали убрать беспорядок. Единственное, что радовало взгляд Кэтрин, была Агнес: ее сводная сестра как раз уходила из залы.
Когда темная пелена окончательно спала с ее глаз, Кэтрин пристально посмотрела на Ранальда. Она подумала о том, как этот человек мучил Лукаса, вспомнила все порезы и синяки, которые тот оставил на его прекрасном теле, и у нее возникло непреодолимое желание убить его на месте. Наверное, пылавшая в ней ненависть отразилась во взгляде, потому что Фреда с Ранальдом на мгновение остановились, не решаясь сделать последние несколько шагов, отделявшие их от пленницы. Хоть Кэтрин не нравился вкус ярости и отвращения, она не стала подавлять эти чувства. Ей было понятно, что только они пока не давали страху овладеть ее сердцем.
– Может быть, нам стоит подождать возвращения нашей дорогой Агнес? – спросила Кэтрин и не узнала своего осипшего голоса. – Тогда это будет по-настоящему похоже на воссоединение любящих родственников.
– Агнес сделает так, как я скажу, – ответила Фреда.
– А почему она будет слушаться тебя? Моя сестра никогда никому не подчинялась.
– Потому что она моя дочь, глупая девчонка.
Кэтрин захотелось попросить женщину повторить последние слова. Она всем сердцем желала, чтобы ей это только послышалось, но все же заставила себя сдержаться. Кэтрин понимала, что не может теперь притвориться, будто эта новость не произвела на нее никакого впечатления. На ее лице наверняка отразились изумление и шок, которые она сейчас испытывала. Фреда выглядела очень самодовольно, и Кэтрин пожалела, что у нее не было сил сесть и пощечиной стереть это выражение с ее физиономии.
А потом Кэтрин вспомнила об отце, и сердце сжалось от боли и злости: Он никогда не говорил ей об этом, хоть и все знал. Он унизил мать его ребенка, сделав ее служанкой в крепости, заставив жить в постоянной лжи. И даже хуже – он покрывал эту ложь годами, даже когда его жена была еще жива. Кэтрин не верила, что ее матери была известна правда, потому что она никогда бы не стала терпеть такую ложь. Кэтрин могла подумать только об одной причине, по которой ее отец решился на столь ужасный обман, но она никогда не слышала ни единого намека, ни единого шепотка насчет того, что у ее отца были любовницы. Если мужчина держит свою милую в той же крепости, где живет с законной супругой, то это не может долго оставаться тайной. Тонкие губы Фреды медленно изогнулись в улыбке, и это пробудило в Кэтрин страх, что все было именно так, как она и думала.
– Да, – сказала Фреда, явно смакуя это слово, и скрестила руки на своей полной груди. – Твой отец был жестоким мерзавцем. Его бедная глупенькая жена и представить себе не могла, за какого бессердечного человека она вышла замуж.
Ранальд презрительно фыркнул:
– Если ты пытаешься убедить ее в том, что старый хозяин одновременно спал и с ее матерью, и с тобой, то лучше бы тебе остановиться. Да, я слышал, что он был жестоким человеком, но такого проступка за ним не числится. Если бы это была правда, то о ней все бы быстро узнали. Старик затащил тебя в свою постель всего один раз. – Ранальд засмеялся. – Боже мой, женщина, да он на следующий же день забыл о том, как тебя зовут! Если бы его друг не подтвердил твои слова и если бы Агнес не была так похожа на него, то он никогда бы не признал твою дочь своей.
Кэтрин чуть не открыла рот, слушая Ранальда. Но потом она увидела выражение его глаз и поняла, что тот не позволил Фреде соврать о ее отношениях с ее отцом не потому, что в нем внезапно проснулось неведомо откуда взявшееся чувство стыда. Нет, он сделал это, чтобы насолить Фреде. Видимо, эти двое были союзниками, но отнюдь не друзьями. Кэтрин решила, что, наверное, Фреда отдавала ему приказы, которые иногда было трудно выполнить. Или ему просто претила мысль, что им командует женщина.
– Итак, что ты придумал на этот раз? – спросила Кэтрин прежде, чем Фреда нанесла Ранальду ответный удар: было видно, что именно это она и намеревалась сделать. Перепалка между ними могла бы принести ей пользу, но не сейчас, когда у неё после удара так болела голова, что она даже не могла встать. – Наверное, план у тебя такой же, что был тогда, когда ты поймал Лукаса, не так ли? – Кэтрин пощелкала языком. – Наверное, было лень придумать что-нибудь новое? То, что может наконец сработать?
– Этот сработает, – отрезала Фреда. – Сэр Мюррей придет за тобой, и вы оба окажетесь у нас в руках. На этот раз мы не допустим ошибок. Нет, если будет нужно, то я сама убью вас.
– А вам, не кажется, что вас начнут подозревать?
– В чем? Все в Данлохане считают, что ты и сэр Мюррей мертвы.
Кэтрин несказанно расстроилась, что Фреда сразу же разглядела единственную слабость в ее плане. Позволив людям и дальше верить в то, что она умерла, Кэтрин тем самым давала своим врагам возможность разделаться с ней, не беспокоясь о последствиях. Кэтрин всегда казалось, что она больше никогда не попадет к ним в плен, но теперь стало ясно, что такие рассуждения были с ее стороны просто опасным высокомерием.
– Мои опекуны знают, что я жива, – сказала Кэтрин.
– Твоим опекунам следует сто раз подумать, прежде чем выступить против нас. У них полно своих грехов.
– Но не у всех. Только у Моррисона и Сорли.
Фреда приподняла одну бровь:
– Ты так в этом уверена?
– Ну, я подозреваю, что если покопаться, то можно обнаружить, что и Мэтью, и Брок, и даже сам Малькольм не всегда поступали безупречно. Но я думаю, что их прегрешения настолько малы, что их невозможно заставить принять участие в убийстве. В двух убийствах. Они даже не знали, что Моррисон и Сорли наживались на Данлохане, и пришли в ужас, когда у них на это открылись глаза. Они также пришли в ужас, когда Моррисон и Сорли отдали меня Ранальду, потому что теперь им известно, что он хочет меня убить.
– Мне наплевать, умрешь ты или нет, – сказал Ранальд. – Просто убийство – это самый верный и простой способ не дать тебе вновь завладеть Данлоханом.
Это было сказано таким спокойным, почти дружелюбным тоном, что сердце Кэтрин сжалось от страха, который до этого момента ей удавалось контролировать. Ей вновь пришлось сражаться с чувством, которое грозило полностью поглотить ее. То, как спокойно Ранальд говорил об убийстве, не оставляло никаких сомнений – от такого человека пощады ждать не следует. Даже если она сможет заключить с ним сделку, то все равно проиграет. Ранальд согласится с условиями, возьмет то, что ему нужно, а потом как ни в чем не бывало отправит ее на тот свет.
– Почему она еще жива? – задала вопрос Агнес, появляясь в зале. Она подошла к столу и со злобой уставилась на Кэтрин. – Если никто из вас никакие может на это решиться, то просто дайте мне нож.
– Ага, вот и моя любимая сестра, моя родная кровинушка, – пробормотала Кэтрин. – Очень рада тебя вновь видеть.
– Мы не можем убить ее сейчас, – сказала Фреда. – Нам нужно, чтобы она привела сюда сэра Мюррея.
– А почему он должен прийти к нам за Кэтрин, рискуя своей жизнью?
– Потому что он рыцарь, человек чести, и наверняка решит, что спасти даму – это его долг.
– Какая чепуха. – Агнес соблазнительно улыбнулась Ранальду, а потом опять злобно уставилась на Кэтрин. – Ни один нормальный человек не прибежит за смертью по доброй воле. Она что, так и будет тут лежать?
– Нет. Я как раз собиралась посадить ее на кресло рядом с очагом и привязать. Будет глупо оставить ее на свободе. Она ведь может помешать нам, когда здесь появится сэр Лукас, или попытаться сбежать, если мы хоть на мгновение отвлечемся. Ранальд, не будешь ли ты столь любезен сделать это? – спросила Фреда издевательски-любезным голосом.
Кэтрин еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть от боли, когда Ранальд схватил ее за руку и стащил со стола. Ее ноги коснулись пола, и в этот момент головокружение и тошнота вновь вернулись к ней. Кэтрин чуть не упала. Ей бы очень хотелось ударить Ранальда, пока тот вел ее к креслу, но все ее силы уходили на то, чтобы по крайней мере не потерять сознание. Она не успела сказать ни слова, как Ранальд уже крепко привязал ее к креслу. Кэтрин откинула голову на спинку, закрыла глаза и попыталась побороть боль и тошноту, что волнами накатывались на нее. Она знала, что ей нужно мыслить ясно и быстро, но сейчас у нее было такое состояние, что она ни о чем не могла думать, а лишь старалась сдержаться и не расплакаться от боли.
Кто-то дернул ее за волосы, и Кэтрин открыла глаза, выходя из ступора. Рядом с креслом стояла Фреда, держа в одной руке ее волосы, а в другой – пугающе большой нож. Кэтрин глубоко, медленно вдохнула воздух, а потом также медленно выдохнула его, набираясь храбрости и спокойствия, которые, как она горячо надеялась, помогут выстоять, в предстоящем испытании.
– Вам нужно небольшое доказательство, что я у вас? – спросила она.
– Да. Твой локон отнесут на постоялый двор, а оттуда, я уверена, доставят к сэру Мюррею. К этому мы приложим небольшое послание, в котором объясним, куда именно он должен прийти и что должен делать, если хочет застать тебя живой.
– Думаю, мне понятно, что там будет написано. Он должен прийти сюда, один и без оружия.
– Да.
– После чего вы покажете ему, что я жива, а потом убьете его.
– Да.
– Нет! – крикнула Агнес, подбегая к матери и бросая на нее гневный взгляд. – Ранальд сказал, что сначала я возьму его себе.
На одно мгновение Кэтрин показалось, что Фреда сейчас ударит Агнес. На ее лице появилось такое жестокое, свирепое выражение, что ее дочь даже отступила на несколько шагов назад, пока не уперлась спиной в Ранальда. Но потом это выражение угасло, сменившись на хитрое и коварное. Когда женщина вновь перевела на нее взгляд, Кэтрин едва сдержала дрожь.
– Хочешь увидеть своего возлюбленного в объятиях Агнес? – прищурившись, пробормотала Фреда. – Я думаю, что это ранило бы тебя гораздо глубже, чем любой клинок.
– А мне кажется, что Мюррею бы тоже не понравилось, если бы Ранальд овладел этой женщиной на его глазах, – сказала Агнес, как будто придумала этот хитрый план для общего удовольствия, а не только для того, чтобы удовлетворить свои желания.
Фреда медленно кивнула. Она вытащила из кармана своего черного платья маленький кусок пергамента и завернула в него прядь волос, а потом передала Ранальду.
– Проследи, чтобы его доставили на постоялый двор и ясно объяснили, что это следует как можно быстрее передать сэру Лукасу Мюррею. А парню, которого ты пошлешь, обязательно втолкуй, чтобы он не шел следом за тем человеком, который понесет наше послание сэру Мюррею. Конечно, было бы неплохо узнать, где эти разбойники прячутся. Но нам сейчас гораздо важнее заманить сюда сэра Мюррея.
– Ты в этом уверена? – спросил Ранальд.
– Вполне. Зачем нам остальные? Как только мы убьем эту девчонку и сэра Мюррея, их люди наверняка перестанут угрожать нам и растворятся, как в тумане.
Ранальд пожал плечами и отправился на поиски гонца. Кэтрин сомневалась, что он беспрекословно выполнит приказ Фреды, потому что на самом деле хотел поквитаться с теми, кого мать Агнес называла разбойниками. Ей приходилось только надеяться на то, что ее люди перехитрят Ранальда и не дадут ему отыскать их убежище. Больше она все равно ничего не могла сделать в нынешней ситуации. Более того, ей нужно было вообще перестать тревожиться – ведь излишнее волнение станет отвлекать ее, а сейчас она должна внимательно следить за каждым движением врагов.
– Вы ведь думаете, что сможете победить, – сказала она Фреде.
– Почему бы и нет? Пока я всегда добивалась всего, что задумывала. Ты оказалась гораздо умнее, чем я предполагала, и потому доставила мне много хлопот. Но я всегда знала, что в итоге возьму над тобой верх. Твой отец не подозревал, какая я на самом деле. Он считал меня глупой женщиной, которая раздвинула перед ним ноги и готова довольствоваться жалкими подачками, которые ей после этого кинули. Он думал, что если признает Агнес своей дочерью, то я буду на седьмом небе от счастья. Что я не почувствую ни капли унижения, когда он сделает меня няней при Агнес, и никто вокруг не будет знать о том, кем я когда-то была для него. Этот негодяй угрожал мне, что выгонит меня из дома, а Агнес оставит у себя, если расскажу правду о нашем прошлом.
Кэтрин подумала, что если бы отец сразу признал Агнес, то ее жизнь могла бы сложиться лучше. Она сама могла бы стать другим человеком. Папу нельзя было назвать особенно любящим родителем, но все же он делал много добра. Фреду же покалечила злоба – злоба, во сто крат увеличенная тщеславными помыслами. Кэтрин удивилась и смутилась оттого, что раньше никогда не замечала этого во Фреде.
– Конечно, я заставила его заплатить за такое высокомерие.
На лице Фреды появилось такое выражение, что Кэтрин была бы рада смолчать и больше не задавать ей вопросов. Но это было невозможно. Она понимала, что может узнать нечто очень плохое, но даже это не помогло ей удержать язык за зубами. Кэтрин чувствовала, как что-то буквально вынуждает ее узнать всю правду, не важно, какой отвратительной и пугающей та может оказаться.
– И как же ты отомстила ему, Фреда? – спросила Кэтрин.
– Сначала я забрала у него жену.
Кэтрин молча уставилась на женщину. Она надеялась, что на ее лице появилось лишь удивление, может быть, недоверие. На самом же деле ей хотелось закричать – ведь Кэтрин понимала, что эта женщина сказала правду. Фреда думала, что победила, и потому с легкостью признавалась в подобных злодеяниях. Она ведь считала, что ее пленница унесет эту тайну с собой в могилу.
– Она тяжело носила очередного ребенка. Несколько умело подобранных снадобий – и она его потеряла. А потом нужно было лишь проследить за тем, чтобы она и дальше получала это лекарство. Она истекла кровью и медленно умерла.
– Ты считаешь себя очень умной и сильной, однако все, что ты сделала, – это убила ребенка во чреве матери и расправилась с женщиной, которая еще не оправилась от выкидыша. Причем никто из них не сделал тебе ничего дурного.
– Из-за твоей матери я не стала госпожой Данлохана, какой должна была быть по праву. – Фреда перевела дыхание, как будто стараясь успокоиться, и продолжила: – Я дала старому дураку еще один шанс на жизнь. Он мог бы жениться на мне после того, как закончился траур, но он не сделал этого. Он едва смотрел в мою сторону, был холоден и резок всякий раз, когда я пыталась обратиться к нему.
– Значит, ты и его тоже убила.
– Да. – Она нахмурилась. – Но он умирал гораздо дольше, чем я рассчитывала.
– Как неосмотрительно с его стороны.
Фреда с отвращением посмотрела на нее, а потом взяла Агнес под руку и пошла к столу. Она приказала принести еды и вина для себя, Агнес и Ранальда, который должен был скоро прийти. Услышав это, Кэтрин едва не закричала. Фреда убила всю ее семью, и после того, как она призналась в этом ужасном, леденящем кровь преступлении, со спокойной совестью принялась ужинать. Такое поведение напугало Кэтрин и в то же время привело в ярость.
– Вот, девочка, я принесла тебе немного бульона и воды.
Кэтрин посмотрела вверх, на доброе лицо Хильды, и внезапно ей захотелось заплакать. У нее было такое чувство, как будто она вновь пережила смерть своих родителей. Конечно, причина этого была в том, что она узнала, отчего они на самом деле умерли. Теперь ей стало ясно, что отец и мать могли все еще быть рядом с ней. Кэтрин узнала, что они погибли не от болезни или обычного осложнения при родах – то есть от причин, с которыми нельзя было бороться, – а от рук пылающей злобой женщины. Если бы кто-нибудь об этом догадался, если бы она сама обратила внимание на то, что делает Фреда, то потери родителей можно было бы избежать.
– Что ты делаешь? – резким тоном спросила Фреда, однако не шевельнула и пальцем, чтобы остановить Хильду.
– Я решила, что раз вы приказали подать еду и питье, то я должна также накормить и ее.
– Ладно, делай что хочешь. Теперь это не имеет никакого значения.
Кэтрин увидела, как Хильда облегченно перевела дух, а потом шепнула ей:
– Она убила моих родителей.
– Да, девочка, я слышала. – Хильда помогла ей выпить немного сидра. – Но она поплатится за свои преступления.
– Ты уверена? Фреда совершила их уже давно, однако так и не понесла наказания.
– Твоя мать была слишком мягкой, чтобы почувствовать опасность или заподозрить другого человека в злом умысле. А твой отец был слишком высокомерен, чтобы всерьез думать, будто женщина может представлять для него угрозу. В тебе же нет ни того, ни другого. – Она аккуратно отправила ложку ароматного бульона Кэтрин в рот. – Зато ты обладаешь силой воли, которой вовсе не было в характере твоей матери, и умом, который твой отец частенько терял. А еще у тебя есть сэр Мюррей и много других отличных воинов.
– У папы тоже были хорошие воины.
– Но ему так и не удалось завоевать их верность. А вот ты смогла это сделать. Он командовал ими, но в то же время не смог покорить их сердца – если ты понимаешь, о чем я говорю.
– Думаю, что да. Отец ожидал подчинения только на основании того, что он – хозяин этих земель. Но говоря по правде, он мало что сделал, чтобы заслужить их любовь и уважение. Он просто был лэрдом.
– Именно так. Его подданные любят Данлохан, но – прости меня за эти слова – не очень-то любили его самого.
– Да, но все же он не должен был умереть такой смертью.
– Конечно, нет. – Посмотрев на Фреду и остальных, Хильда нежно потрепала Кэтрин по щеке. – Не переживай, дитя мое. Ты не проиграешь в этой битве.
Кэтрин тоже внимательно оглядела своих врагов, а потом сказала:
– Хильда, только не делай ничего, что поставит твою жизнь под угрозу.
– Не волнуйся за меня, девочка. Лучше подумай о себе.
Закончив кормить Кэтрин, Хильда подмигнула ей и заторопилась обратно на кухню. У Кэтрин сложилось ощущение, что пожилая женщина задумала как-то помочь ей и Лукасу. Конечно, она была благодарна Хильде, и ее благодарность была бы еще больше, если бы ей и сейчас действительно удалось помочь им. Но Кэтрин не нравилось, что один из преданных ей людей опять подвергает себя опасности ради нее.
Ее охватила волна стыда. Ей и в голову не приходило, что Фреда представляла такую угрозу для ее родителей. Она никогда не подвергала сомнению причину их смерти. Более того, Кэтрин раньше не сознавала, что ее и Лукаса тоже хотят убить, и поняла это только в тот момент, когда на них напали. А теперь ее самые преданные люди рискуют своими жизнями, чтобы сохранить ее жизнь. А все это произошло из-за того, что она никогда особо не присматривалась к Фреде. Это из-за ее слепоты в Данлохане теперь идет война.
Прошло немало времени, прежде чем чувства унижения и жалости к самой себе стали понемногу ослабевать. Тихий голос разума становился все громче и громче, заглушая тот, что обвинял ее во всех бедствиях Данлохана. «Глупо казнить себя за это, – говорил он ей, – ведь многие несчастья произошли тут еще тогда, когда ты была ребенком. А первый шаг на пути, который в итоге привел, к трагической развязке – смерти родителей, – был сделан еще до того, как ты появилась на свет».
Кэтрин вздохнула, признавая, что пыталась обвинить себя также и для того, чтобы снять вину с родителей. Ее отец переспал с Фредой. Он ужасно обошелся с ней. Чтобы справиться с унижением, разозленная женщина совершила мерзкие преступления. Единственной из взрослых, кто был замешан в этой истории, но все же остался совершенно чист, была ее мать. Кэтрин было ужасно неприятно думать, что папа оказался виноват в смерти жены и ребенка, которого она тогда носила, но в этом частично была его вина. В конце концов, он действительно был слишком самоуверенным человеком и полагал, что женщины – это глупые и слабые создания, которые просто неспособны навредить мужчине. Вот почему у Фреды были развязаны руки, и она легко покончила с его женой. Даже когда сам серьезно заболел и ни один из лекарей не мог вылечить его или хотя бы понять, что с ним стряслось, ее отец не бросил ни одного подозрительного взгляда в сторону отставной любовницы.
– Что ж, скоро все закончится, – сказала Фреда, направившись к ней. Встав рядом с креслом, она продолжила: – Мы только что получили известие, что записка уже на пути к сэру Мюррею.
– У тебя хоть есть представление, кто он такой? – спросила Кэтрин, лихорадочно припоминая все истории, которые рассказывал ей Лукас о своем клане.
– Он твой любовник и защитник. И потому у него есть уязвимые места. Зачем мне знать о нем что-то еще?
– Он из очень могущественного клана. После того как он… ну, умер, я не сомневалась, что скоро сюда нагрянут его родственники во всем своем величии и блеске, чтобы отыскать Лукаса, а потом сполна отплатить вам за его смерть.
– Но они так и не появились – хотя бы для того, чтобы отомстить нам за его раны, которые, как мне сказали, были очень тяжелыми. Так почему я должна бояться их сейчас?
– Тогда его родные не сровняли Данлохан с землей только потому, что Лукас не позволил им этого сделать. Но они обязательно тут появятся, если вы убьете его. Так что вам не суждено будет дол го наслаждаться победой.
– Они не смогут доказать, что это сделали мы.
– Ты в этом уверена? Может быть, Лукас все им рассказал о вас, о том, как Ранальд со своей бандой избили его, а потом попытались убить. Может быть, они точно знают, где сейчас находится Лукас, и просто дают ему возможность с честью отомстить Ранальду, совершив над ним правосудие в одиночку. А раз так, то его родные будут точно знать, куда идти и кого искать, если Лукас не вернется назад в назначенное время или они услышат, что он погиб.
Агнес встала и со злобой посмотрела на Кэтрин.
– Если его клан такой могучий и сильный, то почему мы о нем ничего не слышали раньше?
– Потому что ты никогда не покидала пределов маленького королевства, что создала тут себе. Если бы ты переборола лень и хоть раз побывала при дворе, то услышала бы о них все. Многие из клана Мюрреев появлялись у короля, и там им воздали должный почет и уважение. Мало кто смеет вставать на их пути.
– Ранальд, ты что-нибудь слышал об этих Мюрреях? – задала вопрос Фреда.
– Да, кое-что слышал. Они не любят сражаться.
Кэтрин едва не рассмеялась, но заставила себя сдержаться. По этим нескольким словам, что произнес Ранальд, ей стало ясно, какого он мнения о Мюрреях. Люди из клана Лукаса предпочитали разговаривать – добиваться мира и находить союзников не мечом, а головой. Война для них была последним делом. Поэтому люди вроде Ранальда считали их трусами и слабаками. Фреда немного смутилась, и Кэтрин решила, что у той было такое же мнение на этот счет. В том, что Мюрреи приобретали себе друзей, а не врагов, Кэтрин видела проявление их силы и ума. Фреда и Ранальд считали это слабостью. Кэтрин от всей души пожелала, чтобы они и дальше продолжали недооценивать Лукаса.
– Я думаю, что сэр Лукас, наверное, был хорошим бойцом, но теперь он почти что калека, – добавил Ранальд.
– Тогда нам не о чем беспокоиться, – Фреда посмотрела на Агнес. – Ты хочешь переспать с калекой?
– Я ведь не собираюсь танцевать с ним, – пожав плечами, ответила ее дочь.
– Зачем он тебе вообще сдался? – вздохнув, спросила Фреда. – Потому что он предпочел тебе Кэтрин? Ты хочешь взять реванш?
– Это одна из причин. – Агнес с улыбкой посмотрела на сестру. – По крайней мере перед тем, как умереть, он узнает, что это такое – заниматься любовью с настоящей женщиной.
– Слишком поздно. Он уже и так это знает. – Кэтрин закусила губу, чтобы не крикнуть от боли, когда Агнес ударила ее полипу.
– Давай посмотрим, как он тебя приласкает после того, как Ранальд овладеет тобой прямо на его глазах.
– Агнес, сэр Лукас уже не сможет ничего сделать, ведь после этого мы его убьем. – Фреда произнесла это таким голосом, каким обычно пытаются успокоить ребенка. Было видно, что Агнес просто кипела от ярости, но Фреде все-таки удалось остановить дочь, которая собралась отвесить Кэтрин еще одну пощечину.
– Только не говори, что сейчас ты решила ее защищать, – кинула Агнес своей матери.
– Я защищаю нас, – ответила Фреда. – Я всегда готова к тому, что все может пойти не так, как мы задумывали. Если это случится, то нам лучше не создавать себе лишних проблем, объясняя, почему она вся в синяках и кровоподтеках.
– Ты ведь призналась ей во всех своих преступлениях, – сказал Ранальд, подходя к ним с кружкой эля в руках. – Если мы и сейчас проиграем, то парочка синяков на лице Кэтрин будет самой маленькой нашей проблемой. Ведь тогда нас точно повесят за убийства ее родителей.
– Значит, тебе следует вести себя крайне осторожно и быть готовым к тому, чтобы убить Мюррея.
– Если ты не против, я приведу сюда еще нескольких парней, чтобы они помогли мне сделать это.
– Ты так боишься сэра Лукаса? Калеку? Человека, которого ты трижды держал в своих руках и почему-то так и не смог отправить на тот свет?
– Да, я трижды пытался убить его, но всякий раз что-то мешало мне довести дело до конца. Вот потому сейчас я и хочу быть уверенным, что его проклятое везение не спасет ему жизнь в четвертый раз.
Ранальд направился к выходу. Кэтрин проводила его взглядом, пытаясь не поддаваться страху, который пробудили в ней его слова. Она не хотела верить, что Лукасу удалось избежать смерти от рук Ранальда только потому, что ему очень везло. Ей довелось увидеть, как ее любимый сражался – до того, как его избили, и после этого. Его движения стали немного медленнее, чем были раньше, но она не сомневалась, что если бы Ранальд встретился с ним в честном бою, один на один, то Лукас бы непременно одержал победу. Ей было ясно, что он и после увечья мог победить даже нескольких противников. Было ужасно, что ему следовало войти в это змеиное гнездо без оружия и в одиночестве. Но если кто-нибудь и был способен выйти из такой ситуации победителем, то это был только Лукас. У него было одно преимущество перед врагами: он мог воспользоваться тайными ходами, и Кэтрин не сомневалась, что сейчас Лукас как раз думал над тем, как использовать это знание, чтобы сохранить жизнь им обоим.
Она немного расслабилась. Страх почти прошел. Лукас придет за ней. Он появится тут так, как того потребовали их враги, но с планом, благодаря которому эти мерзавцы в итоге навсегда уйдут из ее жизни. Эти люди слишком глупы и слабы, чтобы победить Лукаса. Он придет и спокойно, бесстрастно совершит справедливый суд над теми, с кем нужно было покончить уже давным-давно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-дикарь - Хауэлл Ханна



увлекательная книга перечитывала дважды и получила огромное удовольствие от чтения советую всем читайте и наслаждайтесь
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
13.03.2013, 17.17





Хорошая книга, насыщенна событиями, немного затянута концовка с признаниями... 8/10.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаНинель
20.07.2013, 16.47





Серия "Мюрреи и ихrnокружение"-rnrn1.Судьба горца- БалфурrnМюррей и МолдиrnКиркольдиrnrn2.Честь горца- НайджелrnМюррей(брат Балфура) и ЖизельrnЛюсеттrnrn3.Обещание горца- ЭрикrnМюррей(брат Балфура и Найджела) и БеттияrnДраммондrnrn4.Клятва рыцаря- КормакrnАрмстронг и ЭлспетrnМюррей(дочь Балфура)rnrn5.Дама моего сердцаrn-rnКамерон Макалпин иrnЭйвери Мюррей(дочь Найджела)rnrn6.Невеста горца- КонорrnМакенрой и ДжилианнаrnМюррей(дочь Эрика)rnrn7.Благородный защитник-rnПейтон Мюррей(сын Найджела) и КирстиrnКинлохrnrn8.Жених горец -ДэрмотrnМакенрой(брат Конора и Фионы) и ИлзаrnКамеронrnrn9.Бесстрашный горец-rnЭван Макфингел-Камеронrnи Фиона Макенрой(сестра Конора и Дэрмота)rnrn10.Горец завоевательrn-rnСигимор Камерон(брат Илзы) иrnДжолин Джерардrnrn11.Горец победительrn-rnЛайам Камерон(Кузен Сигимора,Эвана и Грегора) и КайраrnМюррей(дочь Балфура)rnrn12.Горец любовникrn-rnГрегор Макфингел-rnКамерон и АланаrnМюррей(дочь Балфура)rnrn13.Горец варвар- АртанrnМюррей(сын Балфура) и СесилияrnДоналдсонrnrn14.Горец дикарь- ЛукасrnМюррей(сын Балфура) и Кэтрин Элдейнrnrn15.Зеленоглазый горец-rnДжеймс Драммонд(племянник Беттии и Эрика) иrnАннора Маккейrnrn16.Горец грешникrn-rnТорманд Мюррей(сын Эрика) иrnМорейн Россrnrn17.Горец защитникrn-rnСаймон Иннез и ИлзбетrnМюррей(дочь Элспет,внучка Балфура)
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаФиона
26.08.2013, 3.33





Кто любит читать про маньяков роман для вас.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаКэт
21.11.2013, 12.23





Ничего особенного......конец неочень....
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаNatali
22.11.2013, 19.10





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Роиан на один раз. Почему такой высокий рейтинг, максимум 3 б. Сюжета мало. Постоянно повторяются одни и теже фразы : перестала терзаться, должен оъясниться, попытатья рассказать... Если убрать все повторяющиеся слова г.г. то мог бы получится неплохой короткий роман.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаДжей
12.09.2015, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100