Читать онлайн Горец-дикарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-дикарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-дикарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Лукас сидел в ванне и нахмуренно разглядывал свое тело. Прошло больше недели, прежде чем залечились все раны, нанесенные ему Ранальдом. И все же они были до сих пор видны. Он подозревал, что от некоторых даже останутся шрамы, а их у него и так уже было больше чем достаточно. Хоть его нельзя было назвать тщеславным человеком, но сейчас такая неприглядная внешность его беспокоила. Лукас думал о том, как отреагирует на это Кэтрин, если ему повезет и сегодня он предстанет перед ней в обнаженном виде.
«Нет, нельзя говорить «если», – мысленно приказал себе Лукас. – «Когда» – вот правильное слово. Сегодня, когда я займусь с ней любовью».
Он был совершенно уверен в том, что Кэтрин не прогонит его из своей постели. Она намекала ему на это все то время, пока ухаживала за ним – соблазняла нежными поцелуями и прикосновениями, улыбками и поглаживаниями. И все-таки у Лукаса было такое чувство, что она предлагала ему себя не так, как раньше, – не настолько искренне. Это причиняло ему боль, но в ее настороженном отношении он винил только себя. Тем не менее сознание того, что Кэтрин все еще хотела его, дарило ему некоторую уверенность.
– Интересно, хочу ли я на самом деле знать, зачем ты так прихорашиваешься?
Мрачно посмотрев на Уильяма, который, наклонившись, заглядывал в маленькое помещение, где люди могли при желании помыться, Лукас ответил ему вопросом на вопрос:
– Интересно, ты действительно считаешь, что это имеет к тебе какое-то отношение?
– Она моя кузина, – сказал Уильям, заходя внутрь крохотной пещеры и усаживаясь на табуретку в углу. – На самом деле, Кэтрин мне как родная сестра.
– А почему ты решил, что я моюсь из-за нее?
Уильям презрительно фыркнул:
– Потому что вы двое уже больше недели милуетесь у всех на глазах. Вы уже чуть не лопаетесь от желания, что вас переполняет.
– Кэтрин уже взрослая женщина.
– И к тому же не девственница. Я знаю это. Я также знаю, что это ты лишил ее невинности. И я знаю, что совсем недавно ты считал, будто моя сестра виновна в том, что тебя избили чуть ли не до смерти. Никогда бы не подумал, что такие мысли способны пробудить в мужчине страсть.
– Я больше так не считаю. – Лукас не собирался признаваться в том, что даже когда он верил в виновность Кэтрин, она все равно была способна соблазнить его.
– Потому что ты подслушал какой-то разговор, пока крался по тайным переходам Данлоханской крепости?
– Да, – вздыхая, сказал Лукас. – Я услышал, как Агнес и Ранальд говорили о том, что это они все устроили.
– Понятно. – Уильям скрестил руки на широкой груди. – Ты не поверил ни мне, ни Кэтрин, но стоило тебе услышать ту же историю из их уст, у тебя вдруг открылись глаза, не так ли?
– Ты и Кэтрин не скрывали своей ненависти и недоверия по отношению к ним обоим. Я разделял ваши чувства по отношению к Ранальду, но у меня не было причин плохо думать об Агнес. Я также считал, что у Ранальда не было причин убивать меня, если только ему не заплатили за это. Тогда он сам сказал мне, что его наняла Кэтрин! Я считал ее предательницей целый год и не мог так легко переменить мнение только из-за того, что вы оба обвинили в этом Агнес и Ранальда.
– Странно, но в твоих словах есть доля разума. Ты пока не рассказал об этом Кэтрин, не так ли?
Лукас покачал головой.
– Нет, мы вообще об этом не говорили.
– Тогда почему же она намерена разделить с тобой постель?
– Потому что та страсть, что вспыхнула между нами год назад, все еще жива и все так же сильна. Ее не смогли убить наши подозрения и взаимные упреки, и Кэтрин больше не может сопротивляться желанию, как и я сам.
– Значит, вы собираетесь вести себя, словно два жадных ребенка. Возьмете то, что хотите, а потом будете думать о последствиях.
– Я надеюсь, что никаких последствий не будет, одно лишь вознаграждение. – Лукас вылез из тяжелой дубовой ванны и принялся вытираться.
– Для тебя – да. Как же иначе, ведь ты собираешься переспать с красивой женщиной.
– Я собираюсь переспать с женщиной, на которой собирался жениться, пока меня не избили до потери сознания, едва не лишили жизни, да еще и внушили, что виной тому была Кэтрин.
– Ты на самом деле хотел на ней жениться?
– Да. Я никогда бы не лишил Кэтрин девственности, если бы не собирался взять ее в жены. Я тогда не сомневался в том, что она – моя вторая половина, родная мне душа.
– И тем не менее ты поверил, что она попыталась убить тебя, потому что ты улыбнулся другой девушке?
– Я понимаю, это выглядит безумием. Но мне начинает казаться, что боль и тягостные отрывочные воспоминания действительно немного свели меня с ума. – Лукас пожал плечами и начал одеваться. – Когда я пойму, что со мной тогда произошло, то постараюсь объяснить это Кэтрин. Надеюсь, что она меня простит.
Уильям покачал головой.
– Я неуверен, что у тебя возникнут с этим трудности. У Кэтрин очень добрая душа. Нет, мне кажется, что вся загвоздка тут заключается в том, что ты не поверил ей на слово. Именно недостаток доверия и станет твоим камнем преткновения.
– Я подозреваю, что ты прав, – вздыхая, ответил Лукас. – И все-таки я не могу ничего сделать, чтобы исправить совершенные мной ошибки. Может, Кэтрин выслушает то, что я захочу ей сказать, и поймет меня. Сказать по правде, я не собираюсь объяснять ей, что на меня нашло, пока сам хорошенько это не обдумаю.
– Может, так будет лучше. Если только все не закончится тем, что ты промямлишь ей что-то вроде «не знаю, почему я решил, что это сделала ты». – Уильям встал и пошел вслед за Лукасом в главную пещеру. Лукас больше не проронил ни слова. Он и так рассказал Уильяму гораздо больше, чем другим людям, включая своего брата-близнеца, и теперь чувствовал себя немного неловко. Лукас не считал, что Уильям способен злоупотребить его откровенностью. Он просто надеялся, что тот не передаст Кэтрин все, что ему удалось узнать. Лукас знал, что рано или поздно они с Кэтрин обратятся к тому темному времени в их прошлом. Но он хотел сам выбрать нужный момент и место для разговора. И конечно, намеревался хороню к нему подготовиться.


– Что это вы затеяли? – спросила Энни у Кэтрин, глубоко вдыхая воздух, в котором витал приятный аромат какого-то снадобья, что ее госпожа кинула в воду.
– Почему ты думаешь, будто я что-то затеяла? – Кэтрин села в ванну, которую они с Энни так долго заполняли горячей водой.
– Ну, несмотря на то что вы купаетесь гораздо чаще, чем любая другая девушка, которую я когда-либо знала, даже для вас это получается слишком часто. Вы также в последнее время проводите все больше времени с сэром Лукасом. И еще у вас такое… ну, выражение лица, будто вы на что-то решились.
– Да, решилась. Я собираюсь заняться любовью с сэром Лукасом. Сегодня вечером.
Энни в изумлении распахнула глаза. Она была настолько поражена, что Кэтрин немного занервничала. Ей было непонятно, что сейчас чувствовала Энни – потрясение или гнев. Хоть Кэтрин особенно не заботило, одобряет ли ее поведение Энни или нет, ей все-таки не хотелось, чтобы она о ней плохо подумала. Энни стана ей единственной и настоящей подругой, и Кэтрин не хотела потерять ее из-за Лукаса.
– Но ведь вы же леди, дочь богатого лэрда и девственница.
– Ты права насчет первых двух пунктов и ошибаешься насчет третьего. – Кэтрин не подозревала, что такое возможно, но глаза Энни стал и еще больше.
– А сэр Лукас знает, что вы принадлежали другому мужчине?
– Сэр Лукас и был тем мужчиной.
– Ох. Тогда понятно. Значит, вы поженитесь?
Кэтрин вздохнула и принялась мыть голову.
– Я не знаю. Он никогда не заводил речь о свадьбе, хотя год назад и говорил мне очень приятные вещи. Его слова были очень похожи на те, которые обычно говорит мужчина женщине, которую он хочет взять в жены. И он, конечно, не упоминал о свадьбе, когда вернулся сюда и принялся осыпать меня злобными обвинениями.
– А вы хотите выйти за него замуж?
– Раньше я бы ответила «да» без малейшего раздумья. Но это было до того, как он заявил, что я пыталась убить его. Что теперь? Скажи мне, будет ли разумно выйти замуж за человека, который занимался с тобой любовью, был твоим первым мужчиной, а потом вдруг решил, что ты хотела убить его, причем очень жестоким способом? Лукас не доверяет мне, это ясно. – Кэтрин пожала плечами. – Но все же он хочет меня, а я – его. Я подумала над этим и решила, что возьму от него то, что мне нужно, и постараюсь сберечь от переживаний мое бедное израненное сердце.
– Вы надеетесь, что страсть перерастет в нечто большее?
– Я бы солгала и тебе, и себе, если бы ответила отрицательно. Конечно, я очень бы этого желала. Я хотела бы, чтобы Лукас доверял мне и любил меня. Но если это не произойдет, я не позволю себе горевать. – Она поморщилась. – То есть слишком сильно горевать.
– Вы хотите всего, – улыбаясь, проговорила Энни, – но пока возьмете только то, что он готов вам дать. Так поступают многие женщины. Иногда они достигают своей цели, но подчас получают взамен лишь страдания.
– Вот почему я намерена сделать все от меня зависящее, чтобы защитить от них сердце.
– Я не уверена, что это возможно.
– Может быть. Но я по крайней мере не буду ожидать от него большего, чем то, что он может дать мне сейчас. Я не буду лелеять ложные надежды, а это тоже хорошая защита. – Кэтрин встала и, завернув мокрые волосы в большое полотенце, начала мягкими движениями промокать блестящее от влаги тело другим куском мягкой материи: – Ну, ты собираешься воспользоваться этим чудом, над созданием которого мы так изрядно потрудились, или нет?
Энни раздумывала всего одно мгновение. Потом она сбросила одежды и окунулась в горячую воду.
– Ох, как приятно! Значит, я буду пахнуть так же хорошо, как и вы.
Кэтрин рассмеялась.
– Да, это просто блаженство, причем не только из-за запаха, но и из-за горячей воды. Ужасно, что нужно столько поработать, чтобы наполнить ею ванну.
– Вот почему у господ и есть слуги.
– Истинная правда.
– Вы волнуетесь?
– Из-за того, что скоро произойдет между мной и Лукасом? И да, и нет. Я уже занималась с ним любовью, хоть это и было давно, а когда это произошло впервые, то, признаюсь, не доставило мне огромного удовольствия. И все же я мечтала об этом много месяцев – все то время, пока думала, что Лукас убит. И хоть он сильно обидел меня, я все еще хочу его. Хотя и очень боюсь, что ужасно разочаруюсь.
– О нет, я не думаю, что так случится. Такой красивый мужчина, как сэр Лукас, должен иметь много… хм-м-м… опыта. Он знает, как доставить удовольствие женщине. Я в этом не сомневаюсь.
Кэтрин перестала вытирать насухо волосы и нахмурилась.
– Я совсем не хочу думать об этом.
Энни рассмеялась и начала мыть голову.
– Да, подозреваю, что не хотите. Но все же я еще скажу, кое-что на этот счет. Я думаю, что он будет пылкий любовник. В нем есть что-то дикое, необузданное. – Энни покраснела. – Глупо говорить так о мужчине, который однажды станет лэрдом.
– Нет, – тихо проговорила Кэтрин, – не глупо. Это именно так и есть. Лукас на самом деле немного дикий. Он выглядит, как настоящий аристократ, чисто говорит, умеет читать и знает много чего о мире, он может быть хорошим правителем своих земель. Но он также носит косы воина, и если бы Ранальд не застал его врасплох тогда у озера, то Лукас бы убил всех его шестерых людей.
– Не может этого быть!
– Может. Я несколько раз видела, как он сражается. Это были не серьезные битвы, атак, попытка урезонить каких-то незнакомцев, которые хотели доказать свою силу на прохожем. Он способен очень быстро двигаться и, кажется, видит все вокруг и сразу, чувствуя своих противников, даже когда те пытаются напасть на него со спины. И сражение действительно… м-м-м… опьяняет его. Он не превращается в дикаря из прошлых веков, но что-то близкое к этому с ним на самом деле происходит.
– О Боже, и теперь бедный парень стал хромым!
– Да, но когда мы прискакали, чтобы спасти его от людей Ранальда, он все-таки задал им жару. Его движения не были такими же быстрыми и ловкими, как раньше, но он бился гораздо лучше, чем любой другой известный мне воин. Да, теперь, когда я вспоминаю о том, как Лукас выглядит в пылу сражения, мне не терпится вновь увидеть, как такая сила и грация помогут ему в спальне. – Она рассмеялась и подмигнула Энни. Подруга покраснела от смущения, но тоже не смогла сдержать улыбку.
Энни вышла из ванны и начала вытираться. Решив искупаться после Кэтрин, она принесла чистые сухие одежды, в которые теперь быстро нарядилась. Потом девушка подошла к Кэтрин, помогла ей расчесать все еще влажные волосы и заплести их в косу, после чего Кэтрин сделала то же самое с волосами Энни. Затем они проворно убрали в маленькой комнате и пошли готовить мужчинам ужин.


Лукас изо всех сил старался не смотреть в сторону Кэтрин, когда они все вместе собрались в общей пещере за вечерней трапезой. Когда она прошла рядом с ним и положила на стол хлеб, Лукас уловил исходящий от ее кожи запах лаванды и почувствовал, как бешено заколотилось его сердце в сладком предчувствии. Он знал, что никогда еще не желал обладать женщиной так сильно, как сейчас. Такого с ним не случалось даже в дни юности, когда он только постигал науку любви и голос плоти, тогда еще неприрученный, говорил в нем на полную мощь. Ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не вскочить на ноги и не унести Кэтрин в спальню. К счастью, Лукасу помог Уильям, а вернее, еле заметная ухмылка, что время от времени появлялась на губах воина. Он не собирался еще больше веселить его.
Когда Лукас и Кэтрин наконец незаметно ускользнули из общей комнаты, Лукас испугался, что он сейчас начнет изрыгать пламя – так сильно бушевал в нем огонь страсти. Лукас намеревался неторопливо прогуляться с Кэтрин, поговорить и, быть может, сорвать несколько поцелуев. Но теперь он едва сдерживался, чтобы не прижать ее к стене немедленно, всего в нескольких шагах от той пещеры, где все ужинали, и овладеть ею прямо там. Лукас надеялся от всего сердца, что Кэтрин, ведущая его сейчас в свою спальню, хотя бы наполовину, разделяла бешеную страсть, овладевшую им.
Кэтрин подошла к небольшому столику, на котором стояло вино. Наливая себе и Лукасу по полному бокалу, она заметила, что у нее дрожат руки. Все то время, пока она находилась в большой пещере, ела и разговаривала с остальными, она не переставала думать, что же произойдет, когда ужин будет окончен. Кэтрин была настолько взволнована, что не знала, сможет ли сделать глоток вина, не разлив бокал. Когда Лукас подошел и встал сзади нее, она почувствовала такой жар во всем теле, что ей показалось удивительным, как по ней ручьем не заструился пот.
– Ты на самом деле хочешь это вино? – спросил он, целуя ее в шею и ощущая, как от прикосновения его губ Кэтрин задрожала.
– Ты хочешь сказать, что тебе оно не нужно? – задала она ему вопрос, не удивляясь тому, что в ее голосе прозвучали хриплые нотки.
– Единственное, что мне сейчас нужно, – это ты, Кэт. Я хочу, чтобы ты очутилась в моих объятиях совершенно обнаженной. А потом на кровати, на полу или у стены. Или, может быть, во всех этих местах.
– Ох! Я не думала, что ты будешь таким… – Кэтрин попыталась подобрать нужное слово в затуманенной страстью голове.
– Нетерпеливым? – прошептал Лукас, начиная расшнуровывать ее платье. – Да, я нетерпелив. Не знаю, как ты, но я целый год мучился от голода, целый год я думал только о тебе…
Кэтрин не сразу поняла, что имел в виду Лукас. Когда смысл его слов дошел до нее, она чертыхнулась и отпрянула от Лукаса, не обращая внимания на расстегнутое платье, которое почти сваливалось с нее.
– Что ты хочешь этим сказать? Что значит «не знаю, как ты»?
Лукас поднял вверх руки.
– Нет-нет! Ты все неправильно поняла.
– Я так не думаю. Ты считаешь, что у меня могли быть другие мужчины. Это ясно.
– Я не хотел оскорбить тебя. – Лукас провел дрожащей рукой по волосам, отчаянно пытаясь вновь обрести способность трезво мыслить, стараясь не смотреть на высокую, полную грудь Кэтрин, которая была уже почти полностью обнажена. – Боже мой, Кэт, ты ведь думала, что я умер, а ведь ты очень страстная женщина! К тому же за тобой охотятся, тебя хотят убить. Я просто решил, что ты могла позволить себе небольшое удовольствие, которое сделало бы эту ужасную жизнь, к которой тебя приговорила Агнес, немного радостней. – Мысль о том, что у Кэтрин были другие мужчины, вызывала в нем отвращение, но он был готов принять ее.
Кэтрин внимательно посмотрела на Лукаса. Он выглядел так, как будто сейчас его заставляют пить яд. Она не была настолько глупа, чтобы верить, будто мужская ревность являлась признаком более глубоких чувств, а не обыкновенным инстинктом собственника, присущим каждой особи противоположного пола. Но все же ей немного польстило, что Лукас ревновал ее. Потом Кэтрин вспомнила остальные его слова, и ее глаза расширились.
– У тебя никого не было весь этот год?
– Да. – Лукас поблагодарил Бога, что смог признаться в этом, потому что он говорил истинную правду, и Кэтрин должна была прочитать ее в его взгляде, услышать в тоне голоса. – Я не хочу сказать, что не думал об этом. Я даже ходил однажды в таверну, намереваясь найти себе любовницу, какую-нибудь безликую женщину, которая не влюбится в меня и которая не будет возбуждать во мне никаких чувств, кроме похоти и желания ее удовлетворить. Но нет, я не смог сделать даже этого. И потом, у меня есть проблема с ногой… – Лукас ощутил, что краснеет, и замолчал, мысленно проклиная себя.
– С ногой?
– Она иногда перестает двигаться, и потому я начинаю чувствовать неловкость как раз в такие моменты, когда хочется быть на высоте.
– Мне очень жаль. – Кэтрин медленно подошла к нему. – Но, Лукас, у тебя ведь не по этой причине не было других любовниц?
– Нет, не по этой. – Он нежно обнял ее. – Ты взяла меня в плен, Кэтрин. – Желание, которое наполняло все его существо, было настолько диким и неконтролируемым, что ему сейчас было не до медленных ласк. Кэтрин так и не сказала, был ли у нее еще кто-нибудь в течение того времени, пока она считала его погибшим, но ее возмущение говорило само за себя. Кэтрин Элдейн принадлежала только ему, и, хоть она пока об этом не догадывалась, он твердо намеревался удерживать ее возле себя и дальше.
Лукас поцеловал ее, и Кэтрин почувствовала силу его желания, ощутила, что он изо всех сил старается не спешить, быть ласковым с ней. Поцелуй стал жарче, еще больше воспламеняя страсть внутри ее. Вскоре Кэтрин перестала отдавать себе отчет в том, что происходит между ними, – они буквально срывали друг с друга одежды жаждущими руками.
Лукас потащил прильнувшую к нему Кэтрин к стене и прижал ее там. Она не ощущала твердого камня, о который упиралась ее спина. Единственное, что сейчас волновало Кэтрин, был любимый мужчина, в объятиях которого она находилась. Кэтрин тихо вскрикнула от неожиданности, когда почувствовала, как он вошел в нее. Тело сначала напряглось из-за вторжения, но скоро расслабилось, и Кэтрин вновь вскрикнула, но уже от удовольствия. Движения Лукаса были стремительными, яростными, и Кэтрин сгорала от удовольствия. Она почувствовала, как тело налилось той самой томительной тяжестью, которая уже когда-то давно наполняла ее существо. Кэтрин попросила Лукаса двигаться еще быстрее. А потом ей показалось, будто она взмыла ввысь, к самым звездам, и острое чувство наслаждения горячей волной прокатилось по ее телу, накрыв ее с головой. Мгновение спустя Кэтрин почувствовала, как Лукас рывком еще глубже вошел в нее. Он хрипло выкрикнул ее имя, и мужское семя увлажнило лоно Кэтрин.
С возвращением в реальность вернулось и смущение. Но едва Кэтрин начала чувствовать себя неловко и попыталась отстраниться от Лукаса, он поцеловал ее и еще крепче прижал к себе. Потом Лукас сделал шаг к ее кровати и вместе с Кэтрин лег туда, следя за тем, чтобы не раздавить ее своим гораздо более тяжелым телом. Кэтрин почувствовала, как все еще находившееся внутри ее оружие Лукаса опять напряглось.
– Лукас?
Она произнесла его имя хрипловатым голосом, в котором еще присутствовали нотки удовлетворенной страсти, что недавно бушевала в этой комнате, и Лукас застонал. Он начал ласкать ее тело, наслаждаясь каждым изгибом, каждой впадинкой, в то время как губы устремились к ее груди. «Сегодня будет длинная, удивительная ночь», – подумал Лукас, и это стало его последней внятной мыслью на долгое время.


Кэтрин наконец нашла в себе силы поднять голову с широкой груди Лукаса. Она немного озябла и захотела найти одеяло. Подняв его с пола, Кэтрин укрыла им себя и Лукаса, а потом вернулась в его теплые объятия. Ей казалось, будто ее тело было чуть воспалено, но она не придала этому никакого значения. Это чувство было приятным и заставляло вспоминать о тех жарких сценах, что разворачивались тут в течение последних нескольких часов. Лукас был ненасытен, и это состояние передалось и ей самой.
Она посмотрела на тело Лукаса и только сейчас обратила внимание на его шрамы. Раны, которые недавно нанес ему Ранальд, еще не зажили до конца, но Кэтрин видела, что отметины останутся только от нескольких из них. Избиение год назад принесло ему гораздо больше повреждений. Она мягко сдвинула одеяло набок, приоткрыв сломанную ногу, и чуть не охнула от изумления. Покрывавшие ее шрамы были ужасными, с рваными краями. Она заметила то место, где кость вылезла наружу. Лукасу повезло, что он совсем не потерял ногу, и Кэтрин не сомневалась, что это была заслуга лекарей его клана. Вдруг одеяло из ее рук резко, но аккуратно выдернули и положили обратно на ногу.
– Не нужно тебе смотреть на это, – сказал Лукас. Он испытывал неловкость оттого, что Кэтрин разглядывала его шрамы, а также и от того, как вел себя с тех пор, как зашел в ее спальню. – Не очень приятный вид.
– В этом нет ничего страшного, Лукас. Мои шрамы тоже не очень-то красивы.
– Но они не такие большие и неровные. Моя нога выглядит так, как будто ее схватила собака и хорошенько погрызла.
Кэтрин хотела задать ему множество вопросов, но сдержалась. Она жаждала расспросить его о том нападении на берегу озера, но чувствовала, что сейчас лучше эту тему не поднимать. Ей совершенно не хотелось разрушать сказку, в которой они оба оказались, разговором, который обязательно пробудил бы в Лукасе чувства злобы и подозрения. Кэтрин не замечала в нем этих качеств с того времени, как ее ранила стрела, но она не была уверена, что Лукас полностью освободился от них.
– Я не верю, что мои шрамы такие уж незаметные. Уильям, конечно, очень сильно постарался, но ведь он не целитель. Он остановил кровотечение, не дан ранам воспалиться и ухаживал за мной до тех пор, пока не отступила лихорадка. Но все же я не жалуюсь, что после того сурового испытания у меня осталось несколько шрамов.
Лукас нежно положил ее на спину и, невзирая на протесты Кэтрин, начал искать и целовать каждый ее шрам. Ему было ясно, что она несколько раз ударялась о камни, и после каждого такого столкновения на ее нежной коже появлялись все новые зияющие раны. Лукасу стало жаль, что он не был с ней рядом. Он мог бы помочь ей, даже уберечь от некоторых самых тяжелых ран. Но в тот момент он боролся за свою жизнь, а когда поправился, то уже считал Кэтрин предательницей и убийцей. Он почувствовал, как краска стыда окрасила его щеки, и порадовался, что Кэтрин сейчас не видит его лица, спрятанного за ее плоским животом. Однажды он поговорит с ней об этом, попытается объяснить, почему так поступил, и заслужить ее доверие и прощение. Было бы замечательно, если после этой необузданной вспышки страсти, что ослепила их сейчас, Кэтрин могла бы забыть о боли, которую он ей причинил. Но Лукас понимал, что это невозможно.
Когда он стал целовать ей живот, а потом – шрам, что шел вниз по ее бедру, Кэтрин запустила руки в его длинные волосы. Она подумала, что, наверное, это и есть та безмолвная просьба о прощении, о которой говорила Энни, как вдруг Лукас коснулся губами тугих светлых завитков, что скрывали вход в ее лоно. Она изумленно вскрикнула и еще крепче вцепилась в волосы Лукаса. К тому времени как Кэтрин собралась с мыслями и попыталась протестовать против такого интимного вторжения, язык Лукаса воспользовался ее замешательством, и Кэтрин целиком отдалась новому для себя наслаждению. Когда их тела наконец слились воедино, она настолько сильно хотела Лукаса, что ее больше не волновало, как он ее там целовал и что видел. Ей хотелось только одного – чтобы то удовольствие, которое он ей дарил, продолжалось как можно дольше.
Лукас понимал, что несколько торопится, но он не мог остановиться и чувствовал, что Кэтрин это тоже очень нравится. Он ощутил, как нарастает в глубине ее лона кульминация любовного пыла, и еще сильнее вошел в нее, чтобы насладиться этим. В тот же момент его тоже подхватила сильнейшая волна сладострастия и вознесла наверх – туда, где уже была Кэтрин. Лукас упал на нее, едва сознавая, что нужно немного отодвинуться, чтобы не раздавить Кэтрин весом своего тела.
– Ты сделаешь из меня старика раньше, чем придет мое время, – пробормотал Лукас, зарываясь носом ей в волосы.
Кэтрин потребовалась вся ее сила для того, чтобы просто поднять руку и погладить Лукаса по голове.
– Отдохни немного, любимый. А я пока посплю.
Лукас почувствовал, что слово «любимый» вырвалось у нее непроизвольно, но был несказанно рад этому.
– Поспишь, да? Чувствуешь себя совсем слабой?
– Да. Во всяком случае, сейчас.
Он перевернулся на спину, и Кэтрин прильнула к его плечу. Лукас улыбнулся, подумав о том, что полностью удовлетворил ее, но все-таки предусмотрительно спрятал от Кэтрин выражение своего лица. Ему казалось, что это будет слишком сильно похоже на мужское бахвальство. Он принялся нежно гладить ее спину, и вскоре тело Кэтрин обмякло, а ее дыхание стало тихим и ровным.
Положив одну руку себе под голову, а другую запустив в волосы Кэтрин, Лукас уставился на гладкий каменный потолок пещеры, что выполняла роль спальни. Он знал, что никогда не забудет это место и эту ночь. Все было просто восхитительно – и это несмотря на тени, что омрачали их воссоединение, несмотря на его дурацкое поведение и лживые обвинения, несмотря на то, что Кэтрин была изгнана из собственного дома Агнес и Ранальдом и теперь они вообще замышляют ее убить. Чудесное чувство насыщения наполняло все его существо, и в то же время Лукас знал, что в нем легко вновь пробудить страсть. С ним давно такого не было, и это казалось ему сказкой, особенно после года растущего страха, что из-за своих увечий он не сможет больше овладеть женщиной. Ему было хорошо просто лежать и смаковать эти блаженные ощущения.
Наконец Лукас закрыл глаза и решил тоже поспать. Он еще крепче прижал к себе Кэтрин, признаваясь себе в том, что в этом жесте сквозило некоторое отчаяние. Она принадлежала ему. Они просто созданы друг для друга, и сейчас должны были думать о свадьбе и выбирать имена для детей, что у них появятся. И вот он лишил этого настоящего и себя, и Кэтрин. Ему предстоит немало потрудиться, чтобы вновь вернуть себе ее уважение и доверие, но Лукас знал, что Оно того стоило. Он знал, что больше ни за что не усомнится в ней. Он твердо решил сделать все от него зависящее, чтобы Кэтрин безоговорочно поверила ему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-дикарь - Хауэлл Ханна



увлекательная книга перечитывала дважды и получила огромное удовольствие от чтения советую всем читайте и наслаждайтесь
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
13.03.2013, 17.17





Хорошая книга, насыщенна событиями, немного затянута концовка с признаниями... 8/10.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаНинель
20.07.2013, 16.47





Серия "Мюрреи и ихrnокружение"-rnrn1.Судьба горца- БалфурrnМюррей и МолдиrnКиркольдиrnrn2.Честь горца- НайджелrnМюррей(брат Балфура) и ЖизельrnЛюсеттrnrn3.Обещание горца- ЭрикrnМюррей(брат Балфура и Найджела) и БеттияrnДраммондrnrn4.Клятва рыцаря- КормакrnАрмстронг и ЭлспетrnМюррей(дочь Балфура)rnrn5.Дама моего сердцаrn-rnКамерон Макалпин иrnЭйвери Мюррей(дочь Найджела)rnrn6.Невеста горца- КонорrnМакенрой и ДжилианнаrnМюррей(дочь Эрика)rnrn7.Благородный защитник-rnПейтон Мюррей(сын Найджела) и КирстиrnКинлохrnrn8.Жених горец -ДэрмотrnМакенрой(брат Конора и Фионы) и ИлзаrnКамеронrnrn9.Бесстрашный горец-rnЭван Макфингел-Камеронrnи Фиона Макенрой(сестра Конора и Дэрмота)rnrn10.Горец завоевательrn-rnСигимор Камерон(брат Илзы) иrnДжолин Джерардrnrn11.Горец победительrn-rnЛайам Камерон(Кузен Сигимора,Эвана и Грегора) и КайраrnМюррей(дочь Балфура)rnrn12.Горец любовникrn-rnГрегор Макфингел-rnКамерон и АланаrnМюррей(дочь Балфура)rnrn13.Горец варвар- АртанrnМюррей(сын Балфура) и СесилияrnДоналдсонrnrn14.Горец дикарь- ЛукасrnМюррей(сын Балфура) и Кэтрин Элдейнrnrn15.Зеленоглазый горец-rnДжеймс Драммонд(племянник Беттии и Эрика) иrnАннора Маккейrnrn16.Горец грешникrn-rnТорманд Мюррей(сын Эрика) иrnМорейн Россrnrn17.Горец защитникrn-rnСаймон Иннез и ИлзбетrnМюррей(дочь Элспет,внучка Балфура)
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаФиона
26.08.2013, 3.33





Кто любит читать про маньяков роман для вас.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаКэт
21.11.2013, 12.23





Ничего особенного......конец неочень....
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаNatali
22.11.2013, 19.10





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Хороший роман,читала с удовольствием ,только концовка уж слишком затянута А вообще супер!!!!!!!)))))))
Горец-дикарь - Хауэлл Ханнакарина
2.07.2014, 9.56





Роиан на один раз. Почему такой высокий рейтинг, максимум 3 б. Сюжета мало. Постоянно повторяются одни и теже фразы : перестала терзаться, должен оъясниться, попытатья рассказать... Если убрать все повторяющиеся слова г.г. то мог бы получится неплохой короткий роман.
Горец-дикарь - Хауэлл ХаннаДжей
12.09.2015, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100