Читать онлайн Горец-варвар, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-варвар - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-варвар - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-варвар - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-варвар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Мерзкий кусок дерьма! Противная скользкая жаба!.. – Когда запас оскорблений иссяк, Сесилия умолкла и попыталась вспомнить еще какие-нибудь ругательства, чтобы описать человека, за которого ее выдавали замуж. Но ничего подходящего в голову больше не приходило, и она, нахмурившись, принялась мерить шагами свою спальню.
– Миледи!..
В комнату нерешительно заглянула молоденькая служанка, и девушка заставила себя улыбнуться. Джоанна осмелилась войти, однако слишком уж робела, и Сесилия поняла, что ее попытка мило улыбнуться не увенчалась успехом. Впрочем, в этом не было ничего удивительного – ей сейчас было не до любезностей.
– Я пришла, чтобы помочь вам одеться к началу празднования, – сказала Джоанна, потупившись.
Тяжело вздохнув, девушка сняла с себя платье, и служанка принялась наряжать ее. Сесилия знала, что нужно успокоиться перед тем, как она снова предстанет перед друзьями и родственниками, а также перед тем, кого избрали ей в мужья. Кузены считали, что желают ей добра, устраивая для нее столь выгодную партию. И по меркам большинства людей, они поступали правильно. Сэр Фергус Огилви и впрямь был влиятельным человеком, к тому же не таким уж старым. А за преданную службу король пожаловал ему звание рыцаря. Сесилия же, девушка двадцати двух лет, с непокорной копной рыжих волос и веснушками, была бедной сироткой, дочерью местного грамотея-ученого и женщины из горной Шотландии. И на заботу своих добродетельных кузенов она отвечала черной неблагодарностью и непослушанием. Поэтому они были с ней так холодны и не баловали ее лаской. Сесилия из кожи вон лезла, пытаясь заслужить их любовь, но не слишком в том преуспела, и замужество было ее последней возможностью удостоиться их одобрения. Она решила, что все-таки выйдет замуж за сэра Фергуса, хотя и испытывала отвращение к этому мужчине. Да, она стиснет зубы и примет его в качестве своего законного мужа.
– Бородавка на заднице дьявола, – бормотала Сесилия себе под нос.
– Что, миледи? – тоненьким голоском пропищала Джоанна.
Когда служанка в изумлении уставилась на нее, Сесилия сообразила, что произнесла последнюю мысль вслух. Девушка снова тяжело вздохнула; очевидно, она бессознательно продолжала придумывать все новые и новые оскорбления для сэра Фергуса Огилви. Ох, только бы эти ее слова не дошли до ушей кузенов – ведь тогда надежды заслужить их одобрение и похвалу окончательно рухнули бы.
– Прошу прощения, Джоанна, – проговорила Сесилия и постаралась сделать вид, что раскаивается и даже немного смущена той фразой, которая случайно сорвалась у нее с языка. – Когда ты вошла в комнату, я как раз упражнялась в произнесении ругательств, и это оскорбление внезапно пришло мне на ум.
– Вы упражнялись в произнесении ругательств? Для чего они могли бы вам понадобиться, миледи?
– Ну… как для чего? Если на меня вдруг нападут, я смогу бросить их в лицо своему врагу. Я же не могу пустить в ход шпагу или кинжал и едва ли смогу успешно защитить себя в драке. Поэтому я подумала, что могла бы, если понадобится, поразить противника острым словцом.
«Просто замечательно! – подумала Сесилия, когда служанка принялась укладывать ее волосы. – Ведь Джоанна, наверное, решила, что я тронулась умом. Да-да, наверняка она теперь так и считает». И разве это не признак глупости – столько лет пытаться заслужить чье-то расположение и привязанность? Увы, она ничего не могла с собой поделать. Вероятно, это было сильнее ее. Каждая новая неудача в попытках добиться уважения, одобрения и ласки своих опекунов не ожесточала Сесилию, а заставляла ее утраивать усилия. Она чувствовала себя в долгу перед ними, но все ее старания отплатить им добром за добро кончались плачевно. Но на сей раз у нее все должно получиться.
– Довольно, Джоанна, дальше я сама.
Когда в ее спальню шаркающей походкой вошла Старая Мэг, у Сесилии потеплело на душе. Хотя Мэгги была остра на язык, девушка никогда не сомневалась, что та искренне любит ее. Опекуны ее терпеть не могли и постоянно отчитывали, поэтому Сесилия всегда радовалась встречам со Старой Мэг. Стремительно вскочив с табурета, она крепко обняла высокую пышногрудую старуху.
– Как я рада тебя видеть здесь, Старая Мэг! – воскликнула Сесилия со слезами в голосе.
Старая Мэг похлопала ее по спине:
– А где же еще мне быть, когда моя малютка собирается под венец? – Сесилия снова села на табуретку, и Старая Мэг с улыбкой повернулась к Джоанне: – Ты свободна, милая. Я сама все сделаю. Наверное, у тебя и без этого множество дел.
– Надеюсь, Джоанна не обиделась, – пробормотала Сесилия, когда служанка ушла и Мэгги затворила за ней дверь.
– Нет-нет, она даже рада, что отделалась хотя бы от одной из своих обязанностей. У бедняжки слишком много работы. Кузены из кожи вон лезут, стараясь пустить пыль в глаза Огилви и его родне. Закрывают глаза на то, что он слишком уж задирает свой длинный нос, считает себя самым влиятельным и могущественным на свете.
Сесилия улыбнулась, но тут же снова нахмурилась:
– У него действительно ужасно самодовольный вид.
Старая Мэг принялась расчесывать волосы девушки.
– Его так и распирает от важности. Ведет себя так, словно делает тебе одолжение, соглашаясь взять тебя в жены. А ты ведь более знатная по происхождению, чем эта дворняга, которая корчит из себя важную персону.
– Но за верную службу королю его произвели в рыцари, – заметила Сесилия, хотя у нее не было ни малейшего желания защищать своего жениха.
– Этот болван всего лишь споткнулся, а шпага, которая могла бы задеть нашего короля, случайно ранила его самого, вот и все. Придя в себя после обморока, Огилви ругался и хныкал, а потом смекнул: ведь все вокруг подумали, что он сделал это намеренно – чтобы защитить короля, бросился на шпагу. Да, у этого пройдохи хватило ума изобразить из себя спасителя его величества. В хитрости и коварстве ему нет равных.
– Откуда тебе известны такие подробности?
– Да потому что я все видела собственными глазами. Я приехала в гости к сестре. Мы глазели на короля и на всех этих лэрдов. Несколько лэрдов затеяли какую-то глупую перепалку, вынули шпаги из ножен, и король наткнулся бы на одну из них, не вздумай Огилви, не глядя себе под ноги, стряхивать на ходу пылинки со своего плаща. Он в этот момент споткнулся – и наткнулся на шпагу, вот так-то.
Сесилия нахмурилась:
– Огилви упомянул только о том, что оказал нашему королю какую-то очень большую услугу. И скромно потупил глаза.
– Что ж, теперь ты понимаешь, что он не может сказать правду о том, что тогда произошло на самом деле? Не может же он рассказать, что не стал исправлять недоразумение и таким образом стал рыцарем.
«Значит, вскоре я стану женой лжеца», – подумала Сесилия и тяжело вздохнула. А может быть, такое поспешное суждение об этом человеке слишком несправедливо? Может, сэр Фергус просто не сумел бы выпутаться из той щекотливой ситуации по-другому? В конце концов, кто осмелится спорить с самим королем? Сесилия не могла взять в толк, почему ломает голову, пытаясь оправдать своего жениха.
«Потому что я обязана это сделать», – думала она. Да, действительно… Ведь замужество – последняя ее надежда угодить опекунам и заслужить наконец-то их похвалу. Разумеется, ей придется покинуть этот дом и поселиться у своего мужа, но кузены, возможно, будут вспоминать ее добрым словом. Да, тогда для нее, может быть, найдется место в их сердцах, и она станет желанной гостьей в их доме. Конечно, сэр Фергус – совсем не тот мужчина, которого Сесилия выбрала бы отцом своих будущих детей, но мало кому из женщин приходится выбирать суженого самой. Разумеется, девушка чувствовала: выбор кузенов не очень-то удачный, но она надеялась утешиться тем, что ей наконец-то удастся хоть чем-то угодить родичам.
– Глядя на тебя, не скажешь, что ты счастлива, милая, – вздыхая, говорила Старая Мэг, когда украшала густые волосы Сесилии голубыми лентами – под цвет ее наряда.
– Я буду счастлива, – пробормотала девушка.
– Что ты этим хочешь сказать? Что значит «буду»?
– Это значит, что я намерена смириться со своим браком. Да, мне придется сделать над собой усилие, ну и что? Мне почти двадцать два года. Пора выходить замуж и производить на свет детей. Я только надеюсь, что они не унаследуют его подбородок, – добавила она и поморщилась, когда Старая Мэг рассмеялась. – Зря я так сказала. Это дурно.
– Может быть, и дурно. Однако против правды ничего не скажешь. У этого мужчины совсем нет подбородка.
– Да, согласна. В жизни не видела никого с таким безвольным подбородком. – Сесилия покачала головой.
Старая Мэг сделала ей строгий выговор:
– Если тебе не хочется выходить замуж за этого болвана, зачем же ты согласилась?
– Потому что этого хотят от меня Анабелла и Эдмунд.
Старая Мэг сделала шаг назад и, подбоченившись, хмуро взглянула на девушку. Сесилия поднялась и подошла к зеркалу. Это зеркало было одним из наиболее дорогих предметов обстановки в ее маленькой спальне, и она, если становилась чуть слева от него, прекрасно видела свое отражение, несмотря на большую трещину на зеркале. И все же девушка чувствовала обиду: ей всегда доставались вещи, которые надоедали Анабелле и ее дочерям или были испорчены. Но Сесилия строго-настрого запретила себе обижаться по-настоящему – ведь Анабелла могла просто выбросить треснувшее зеркало, как она чаще всего и поступала с вещами, принадлежавшими раньше матери Сесилии.
Она нахмурилась, вспомнив о том, что ей придется что-то придумать, чтобы украдкой вынести из тайника несколько вещиц. Девушка бросила взгляд на Старую Мэг – та по-прежнему смотрела на нее с неодобрением. Мэг всегда удивлялась, как посмела Анабелла выбросить так много вещей, принадлежавших Мойре Доналдсон. «Может быть, открыть ей секрет? – подумала Сесилия. – Может, сказать, что не все вещицы пропали?» Сначала, когда она тайком выносила из дома вещи своей матери и припрятывала их, ее действия были вызваны скорбью по матери. Но с течением времени это стало для нее своего рода ритуалом и своеобразной формой протеста, как она с грустью вынуждена была признать.
«То же самое можно сказать о другом большом секрете», – размышляла Сесилия, поглядывая на небольшой резной сундучок с ленточками и скудным набором украшений. Анабелла быстро наложила руку на все драгоценности, которыми раньше владела Мойра. Но в сундучке, под ленточками и безделушками, было припрятано несколько драгоценностей, с которыми Сесилия не пожелала расстаться – эти вещицы отец подарил ей после смерти ее матери. Все остальное он собирался отдать ей, когда она подрастет, но девушка только однажды сказала об этом своим опекунам. И гнев Анабеллы ошеломил ее. Каждый раз, когда Сесилия видела на Анабелле или на ее дочерях драгоценности, которые когда-то носила Мойра Доналдсон, она снова и снова убеждалась в том, что поступила правильно, утаив несколько дорогих ее сердцу украшений.
Впрочем, Сесилия утешалась мыслью, что Анабелла заслужила это право, так как взяла на себя заботу о ней, о бедной сироте. Девушка старалась не давать воли возмущению, которое временами закипало в ней, и которое она так и не смогла до конца побороть.
Снова взглянув на Старую Мэг, Сесилия увидела в ее глазах беспокойство – и одновременно все то же раздражение. Бросив взгляд на свое отражение в зеркале, Сесилия убедилась, что выглядит вполне опрятно. С благодарностью улыбнувшись старой служанке, она погладила ее по седеющим волосам.
– Спасибо тебе, Мэг. Очень красиво…
Пожилая женщина презрительно фыркнула и скрестила на груди руки.
– Ты же едва взглянула на себя, моя милая. И ты мрачнее тучи. Скажи, о чем ты сейчас думаешь?
– Ах, ну… об одном секрете, который я очень долго хранила. – Наклонившись к самому уху Старой Мэг, девушка шепотом добавила: – Ты знаешь, где мой заветный тайник?
– Да, – кивнула Мэг. – В главной башне замка. Там есть одна крохотная комнатенка. Я никому о ней не говорила, хотя должна была это сделать. Но я не знаю, что именно ты там спрятала.
– Вот что, Мэгги… Слушай меня внимательно, потому что мне может понадобиться твоя помощь. Я спрятала там кое-что. Спрятала некоторые вещи, которые выбросила Анабелла, и которые любили мама и папа. И даже Колин любил. – Старая Мэг обняла девушку, и та тихо рассмеялась.
– Дорогая, ты хочешь забрать их с собой, когда выйдешь замуж?
– Да, хочу. – Сесилия показала на крошечный сундучок, в котором были спрятаны остальные ее сокровища. – И этот сундучок – тоже.
Старая Мэг вздохнула:
– Тебе его подарил твой папа. Помню, ты очень обрадовалась подарку. Там есть потайное отделение, где ты любила хранить свои самые любимые вещицы. Что ты там прячешь теперь?
– После смерти мамы папа подарил мне несколько ее украшений. Я должна была получить остальное, когда вырасту, но Анабелла все забрала себе. Сказала, что все мамины драгоценности и другие изящные вещи принадлежат ей. Поэтому то, что давал мне папа, я хранила в секрете от Анабеллы. Я знаю, это дурно, но…
– Нет ничего дурного, если ребенок хранит то, что напоминает о покойных родителях.
– То же самое я говорю себе всякий раз, когда меня начинает мучить совесть.
– Тебе нечего стыдиться, и совесть тебя не должна мучить. Ты не сделала ничего плохого.
Сесилия осторожно приложила палец к губам Старой Мэг, призывая ее хранить молчание. Она понимала, что ее слова можно истолковать как жалобу на опекунов.
– Мэгги, это не имеет значения. Анабелла и Эдмунд – моя семья. А я не приношу им ничего, кроме неприятностей. На этот раз я хочу доставить им удовольствие. Тем не менее, я не желаю терять то малое, что осталось от моего брата, отца и матери. Ты должна знать, что я спрятала вещи, которые мне чудом удалось сохранить.
Старая Мэг со вздохом кивнула:
– Да, конечно. И если ты не можешь вынести их из дома сама, то я позабочусь, чтобы они попали в твои руки.
– Спасибо, Мэгги. Для меня будет большим утешением хранить эти вещи у себя.
– Неужели ты и впрямь собралась замуж за этого болвана без подбородка?
– Да, собралась. Они хотят, чтобы я вышла за него замуж, и на сей раз я собираюсь сделать так, как они мне говорят. Чтобы не разочаровать их. Как я уже сказала, мне почти двадцать два года, а за мной до сих пор еще никто не ухаживал. И я еще даже ни с кем по-настоящему не целовалась. – Сесилия представила, как ее будет целовать сэр Фергус, и от одной этой мысли ей стало плохо. – Мэгги, я мечтаю о детях, а для этого нужен муж. Уверена, что все будет хорошо.
По глазам Старой Мэг стало понятно, что у нее на сей счет было другое мнение. Но она кивнула и тихо промолвила:
– Нам надо молиться, чтобы дети, о которых ты так мечтаешь, не унаследовали его подбородок.
– Что ж, по крайней мере, ты выглядишь подобающе.
Сесилия робко улыбнулась, решив принять эти слова Анабеллы за комплимент. Она опустила глаза, стараясь не смотреть на изысканное золотое ожерелье с гранатами, красовавшееся на шее Анабеллы. Сесилия прекрасно знала, что это ожерелье отец преподнес ее матери в день свадьбы. Эта вещь напоминала о прошедших временах и о любви, которая соединила когда-то ее отца и мать. На сердце у девушки стало очень тяжело. Она с горечью подумала о том, что скоро выйдет замуж за человека, которого – в том не могло быть сомнений – никогда не сможет полюбить.
Сесилия окинула взглядом людей, собравшихся в зале на пиру. Этот пир знаменовал начало двухнедельных празднеств, которые должны были закончиться ее свадьбой с сэром Фергусом Огилви. Девушка почти никого не знала из гостей, потому что ей редко позволяли принимать участие в пирах или выезжать в гости вместе со своими родственниками. Она подозревала, что все люди, собравшиеся сейчас на пиршество, явились сюда лишь для того, чтобы всласть поесть, выпить и вдоволь поохотиться в чужих владениях.
Заметив своего жениха, Сесилия невольно вздохнула. Он стоял рядом с двумя мужчинами и разговаривал. Все трое казались очень важными и надутыми. Сесилия вдруг осознала, что ей совсем не интересно, о чем они беседуют. Она подозревала, что это очень плохой знак, не сулящий ей ничего хорошего в будущем. Ведь бесспорно, что жена должна разделять интересы своего мужа и интересоваться его делами.
Пока Анабелла рассказывала ей о каждом из гостей – кто они такие, откуда приехали и почему так важно потакать их малейшим капризам, – девушка добросовестно пыталась найти в своем женихе хоть что-то привлекательное. Он не урод, но также и не красавец. У сэра Фергуса и впрямь был очень уж невыразительный подбородок и слишком длинный и тонкий нос. А его темные волосы уже изрядно поредели. Впрочем, Сесилия отметила, что цвет глаз у него довольно приятный – зеленовато-коричневый. Но глаза были маленькие, а ресницы – редкие и очень короткие. Убедив себя в том, что у ее жениха хорошая осанка и что он щегольски одет, Сесилия вздохнула с облегчением – ей все-таки удалось отыскать хоть что-то положительное. Так что можно было сделать ему комплимент, если в том возникнет необходимость.
– Ты меня слушаешь? – Анабелла повысила голос. – Учти, это очень важно. Очень скоро ты будешь общаться с этими людьми.
Взглянув на Анабеллу, Сесилия насторожилась. Что-то снова вывело ее опекуншу из себя. Было видно, что Анабелла с трудом сдерживалась, и у девушки сердце ушло в пятки. Она лихорадочно пыталась вспомнить хоть что-нибудь из того, что говорила ей сейчас эта женщина. Анабелла ясно давала понять: ей очень хочется, чтобы этот брак состоялся. Значит, у нее, у Сесилии, просто не было выхода – что бы она ни думала про сэра Фергуса. Да, она прекрасно понимала, что ее вынудили бы вступить в этот брак, даже если бы она не дала своего согласия.
– У сэра Фергуса очень хорошая осанка, – пробормотала Сесилия.
– Да-да, он прекрасный человек. Ты будешь им гордиться.
У Сесилии имелись очень большие сомнения на сей счет, но она послушно кивнула:
– Конечно, буду гордиться.
– И я надеюсь, что ты станешь ему хорошей женой, – продолжила Анабелла. – Правда, у тебя далеко не ангельский характер, так что тебе надо запомнить следующее: хорошая жена внимательно относится ко всем пожеланиям и приказаниям мужа, ее долг – ублажать супруга во всем, а также быть покорной, милой и любезной.
Выслушивая эти скучные нравоучения, Сесилия сделала вывод о том, что замужество – настоящая пытка и сущий ад для женщины.
– Ты должна вести домашнее хозяйство и содержать все в идеальном порядке. Следить, чтобы еду готовили вовремя и вкусно, чтобы белье было чистым и свежим, а слуги – прекрасно обучены и исполнительны.
Сесилия решила, что домашнее хозяйство может представлять для нее некоторую трудность, потому что Анабелла никогда не учила ее этому. Но девушка, проявив благоразумие, предпочла воздержаться от комментариев; она была достаточно наблюдательной и имела представление о том, что необходимо делать, чтобы вести хозяйство. И все же Сесилия очень сомневалась, что сумеет угодить мужу. Разумеется, она кое-что умела, но едва ли сэр Фергус оценит это по достоинству. Напротив, он, наверное, будет неприятно удивлен, узнав, что его невеста умеет стирать белье и выгребать навоз из конюшен.
– Хорошая жена относится терпимо к слабостям мужа, – продолжала тем временем Анабелла.
Что-то подсказывало Сесилии, что у сэра Фергуса имелось множество этих самых слабостей, но она запретила себе думать об этом – ведь ей совсем скоро предстояло стать его женой. Да-да, ей следовало находить в этом человеке только хорошее. И конечно же, следовало смириться со своей участью.
– Кроме того, хорошая жена закрывает глаза на частые уходы мужа, на других женщин…
– Других женщин? Каких других женщин? – Сесилия с удивлением посмотрела на Анабеллу – это был какой-то новый поворот сюжета в изрядно надоевшей теме.
Анабелла вздохнула и округлила свои большие голубые глаза – предмет ее особой гордости.
– Мужчины – похотливые животные, моя девочка. Они испытывают вожделение к любой женщине, на которой останавливается их взгляд. Но супруга должна смотреть сквозь пальцы на подобные вещи.
– Но почему? Не понимаю… Ведь муж дает такой же священный обет перед Богом, как и жена. Выполнять свои клятвы – его долг.
Анабелла начала озираться по сторонам. Убедившись, что на них никто не смотрел, она схватила девушку за руку и увлекла ее в уголок, подальше от гостей.
– Не будь глупой. Мужчины не способны на верность. Они считают своим неотъемлемым правом спать с любой женщиной – с кем заблагорассудится.
– Но мой отец хранил верность моей матери.
– Откуда ты можешь это знать, а? Ты была еще слишком мала. Поверь мне на слово: ты будешь только рада, что твой муж удовлетворяет свое сладострастие на стороне и не слишком часто тебя беспокоит. Потому что это – постыдное и отвратительное занятие, от которого только мужчины способны получать удовольствие. Мужчины почему-то считают, что у них должен быть целый выводок сыновей, и тебя так утомит необходимость пускать мужа в свою постель, что любая передышка обрадует.
– Пускать в свою постель? А разве мы не будем спать в одной постели?
– Откуда у тебя такие странные мысли?
– Мои мама и папа спали вместе. Да, я тогда была совсем маленькой, но я прекрасно все помню.
– Как странно, – пробормотала Анабелла, пожав плечами. – Что ж, возможно, такие нравы бытуют в горной Шотландии. Ты же знаешь: все, кто там живет, – настоящие варвары. Но помни, что ты воспитываешься среди цивилизованных людей, поэтому тебе давно пора отбросить такие дикие мысли и представления.
Сесилия с трудом удержалась от желания замолвить словечко за родню со стороны своей матери. Но она давно усвоила, что возражать совершенно бесполезно. Возражая, она бы только навлекла на свою голову гнев Анабеллы. В качестве наказания за то, что Сесилия высказывала свои мысли вслух, ее ждала черная работа – грязная и утомительная. Иногда у нее возникало подозрение, что Анабелла нарочно говорит ей самые неприятные вещи. Временами ей казалось, что опекунша ненавидела Мойру Доналдсон, хотя девушка понятия не имела, чем могла заслужить такую неприязнь ее мать – всегда милая и любезная со всеми. Отцу Сесилии от Анабеллы тоже доставалось, и девушка не могла взять в толк, чем объяснялась подобная враждебность по отношению к ее покойным родителям.
От воспоминаний о безвременно ушедших родителях глаза Сесилии заволокла печаль. Пытаясь сдержать слезы, она смотрела себе под ноги. Скоро настанет день ее свадьбы – самый важный день в жизни каждой женщины, – а она, Сесилия, окружена чужими людьми, которым нет до нее никакого дела. Только бы Старой Мэг удалось незаметно проскользнуть в часовню или на одно из торжеств… Тогда Сесилия по крайней мере будет знать: единственный человек, который на самом деле любит ее, находится неподалеку. Но она не была уверена, что Мэгги удастся проникнуть на свадьбу. Если Анабелла ее заметит, она немедленно отошлет старуху куда-нибудь подальше. Да, как можно дальше. Но Сесилия чувствовала, что души ее покойных родителей находятся сейчас рядом с ней. Они жили в ее сердце и в ее воспоминаниях. О, как бы ей хотелось, чтобы родители действительно были с ней рядом!
– Улыбайся же! – шикнула на нее Анабелла. – У тебя сейчас такой вид, как будто ты вот-вот заплачешь. Сэр Фергус не должен видеть тебя в таком настроении. Иначе он может подумать, что ты недовольна тем, что станешь его женой.
Опекунша произнесла эти слова таким тоном, что Сесилия поняла: именно этого Анабелла боится больше всего на свете. И если сэр Фергус и в самом деле так подумает, то ей, Сесилии, не избежать наказания. Увы, она не могла изобразить сколько-нибудь правдоподобную улыбку, однако сделала все возможное, чтобы скрыть печаль. Почувствовав, что справилась со своей задачей, девушка взглянула на Анабеллу и внезапно обнаружила, что та не мигая смотрит на открытую дверь зала. Осмотревшись, Сесилия поняла, что и все остальные присутствующие уставились на дверь. И только в этот момент она вдруг сообразила, что в зале воцарилась гнетущая тишина.
«Но что же произошло? Что их всех так смутило?» – подумала Сесилия с любопытством. Повернув голову, она тоже посмотрела на открытую дверь зала. Увидев молодого мужчину, стоявшего в дверях, девушка невольно залюбовалась им. Молодой незнакомец был высоким и мускулистым, а его поразительно красивое лицо обрамляли длинные черные волосы до плеч, заплетенные в две косы. На нем был плед – темно-зеленые квадраты, перекрещенные черными и желтыми полосами. И еще на нем была белая льняная рубашка, а на ногах – высокие башмаки из кожи оленя. И рубашка, и ботинки были покрыты толстым слоем дорожной пыли. Мужчина был вооружен палашом и мечом. А в его левом голенище виднелась рукоять кинжала.
Незнакомец имел восхитительно варварский вид. И этот шотландский горец держал за подолы юбок двух местных стражников, ноги которых болтались в воздухе, не доставая до пола. Девушка едва заметно улыбнулась – бедняги почти не сопротивлялись, а молодого горца, похоже, совсем не обременял их вес. Решив, что необходимо что-то предпринять, Сесилия сделала глубокий вдох, чтобы унять волнение, и направилась к незнакомцу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-варвар - Хауэлл Ханна



рассказ хороший если бы только поменьше писали про убийства детей
Горец-варвар - Хауэлл Ханнаяна
18.01.2012, 1.25





смешной, наивный роман, ент ничего интересного.
Горец-варвар - Хауэлл ХаннаЛола
28.02.2012, 13.55





Роман замечательный, много хороших эмоций)). Любовь такая замечательная у героев аж позавидуешь. Горец-дикарь роман про его брата близнеца читайте тоже интересный роман)))
Горец-варвар - Хауэлл ХаннаЛюблю Горцев
18.06.2012, 7.52





Лёгкий,хороший роман!!!!
Горец-варвар - Хауэлл ХаннаВера Яр.
13.11.2012, 14.13





Роман начинался хорошо, читала легко, но последние три главы меня просто убили, мне кажется автор решила подольше не заканчивать роман, сплошное бла-бла-бла. Все герои романа обсуждали между собой в разном порядке, почему гг изменилась и тупит, а главное как ей помочь. Испарились все хорошие поначалу впечатления от прочтения 4/10
Горец-варвар - Хауэлл ХаннаОксана
14.11.2012, 17.56





Не понравилось.
Горец-варвар - Хауэлл ХаннаКэт
28.01.2013, 21.29





интересный роман и про его брата-близнеца тоже очень понравилось (горец-дикарь), а еще про их сестер-близнецов (горец-любовник и горец-победитель) читайте и наслаждайтесь советую всем....
Горец-варвар - Хауэлл ХаннаЛюбовь
13.03.2013, 17.33





Роман интересный, читается легко. Много смешного. 8/10
Горец-варвар - Хауэлл ХаннаНинель
14.07.2013, 16.43





Роман нудный....Автор "без конца ездит по одному и тому же месту"....как будто для непонятливых написано:очень много текста о злодеяниях опекунов и при чём одно и тоже.
Горец-варвар - Хауэлл ХаннаИнга
27.02.2014, 18.54





Мне понравилось.Легко и просто.
Горец-варвар - Хауэлл ХаннаЛюдмила
2.08.2014, 21.51





конец до ужаса слащавый. аж зубы сводит. а так можно разок прочесть
Горец-варвар - Хауэлл Ханналана
1.12.2014, 21.33





Задумка сюжета не плохая,но все портит раздумия главных героев -зачем,почему,правда не правда,любит не любит,какие плохие опекуны ,ну и т.д.,а последние главы так вообще убили.Занудно.Явно перечитывать не буду..
Горец-варвар - Хауэлл Ханнаюля
13.03.2015, 22.06





Слишком все просто, нет интриги, все ровно и нужно
Горец-варвар - Хауэлл Ханнанаталья
19.09.2015, 9.57





Это произведение больше похоже на фанфик, чем на роман. Очень милые главные герои и вполне интересное начало. Но кома и ее тупь явно лишние. Слог немного топорный, и миллион повторений одного и того же. Я конечно понимаю, что они все друг с другом все обсуждают, но совершенно не обязательно об этом писать.
Горец-варвар - Хауэлл Ханнаdeasiderea
10.01.2016, 2.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100