Читать онлайн Горец-любовник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-любовник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

«Какая чудесная деревенька!» – думала Алана, глядя с лесистого холма на живописно разбросанные внизу аккуратные домики. Она тихонько вздохнула, когда Грегор обнял ее за плечи и привлек к себе. Она знала, какую игру он ведет, то и дело – словно невзначай – целуя ее и прикасаясь к ней. Он все еще надеялся ее соблазнить. Алана не знала, как к этому относиться. Как ни горько признаваться в собственной слабости, но она уже чувствовала, что вот-вот уступит и сдастся. Раньше ей казалось, что мужчина, даже если он такой красавец, как Грегор, не может добиться от девушки того, чтобы она отдала ему самое дорогое только за красивые слова и жаркие поцелуи. Очевидно, она жестоко ошибалась.
Шарлемань тихо замяукал, и Алана машинально почесала у него за ухом. Затем взглянула на Грегора. Тот смотрел на деревню и хмурился; видно было, что ему не хочется идти туда. У них было при себе немного денег – то, что они успели припрятать от Гоуэнов, – но Алана не могла поверить, что его нежелание спускаться в деревню вызвано тем, что он считал, будто они не могут позволить себе оплатить ночлег и купить чего-нибудь съестного. Поскольку же они шли уже четыре дня, она не могла поверить и в то, что они все еще находятся на землях Гоуэнов. Гоуэны, конечно же, не были настолько богаты.
У Аланы имелись веские причины для того, чтобы пойти в деревню, на которую с таким беспокойством взирал Грегор. Она едва удерживалась от того, чтобы попросить Грегора отпустить ее туда, чтобы она могла принять горячую ванну где-нибудь на постоялом дворе. К тому же от жаренного на углях кроличьего мяса ее уже тошнило. Алана понимала, что капризничает, знала, что многие люди были бы счастливы хоть изредка увидеть мясо у себя на столе, но она с радостью бы поменяла целую кроличью тушку на кусочек хлеба.
– Мы пойдем через деревню или обойдем ее? – спросила она наконец.
– Не может быть, чтобы эта деревня тоже принадлежала Гоуэнам, – пробормотал Грегор.
– Я тоже так думаю, – сказала Алана. – Если бы у них было столько земли, они были бы богаче самого короля.
– К тому же если мы туда спустимся, мы сможем наконец узнать, где именно находимся.
– Да, это нам не помешало бы. – Она знала, что он просто рассуждает вслух, пытаясь прийти к какому-то решению, но ей хотелось, чтобы он принял то решение, которое ее устраивало, и чтобы принял его побыстрее.
– Я больше не могу есть крольчатину, – проворчал Грегор.
– Я тоже! – с воодушевлением подхватила Алана.
Грегор рассмеялся, поцеловал ее в щеку и начал спускаться с холма.
– Что ж, рискнем, – пробормотал он, как бы размышляя вслух. Потом вдруг добавил: – Хотя не знаю, что скажут местные жители по поводу девушки, которая носит с собой кота, словно младенца.
Алана решила пропустить это замечание мимо ушей.
– Как ты думаешь, я могла бы принять там ванну?
– Да, думаю, у нас хватит денег на ванну, на еду и на комнату на ночь. Хочется верить, что в этой деревушке нам ничего не грозит. Я ужасно соскучился по мягкой постели.
Одну комнату на двоих? Впрочем, к чему эти ханжеские мысли? Ведь они спали в одной постели с тех пор, как оказались в яме. К тому же денег на две комнаты у них может просто не хватить.
К тому времени как они добрались до крохотной гостиницы в самом центре селения, Алана уже устала ловить на себе удивленные и даже боязливые взгляды. Она знала, что это – из-за кота. «К несчастью, грудь у меня не настолько роскошная, чтобы привлекать к себе такое внимание», – усмехаясь, говорила себе Алана. Не выдержав, девушка показала язык пялившейся на нее женщине. Она не понимала, что странного видят люди в том, что она несла с собой Шарлеманя. Многие путешествуют с домашними животными, но кот, в отличие от собаки, не может шагать за хозяином милю за милей.
Алана стояла возле Грегора, пока тот заказывал комнату, ужин и ванну. А хозяин гостиницы – дородный, с круглым, как шар, животом – не сводил глаз с Шарлеманя.
– И кот будет с вами ночевать? – спросил он неожиданно.
– Да, и кот, – ответил Грегор. – Этот кот – любимец моей спутницы. И он очень хорошо воспитан.
– А он не болен? Я спрашиваю потому, что вы его так держите, миледи, – добавил хозяин.
– Нет-нет, он здоров, – ответила Алана. – Но кот не может идти рядом с хозяевами милю за милей, как собака, верно? Поэтому я его и несу. К счастью, он не тяжелый. – «Будь ты проклят, толстый дурак», – мысленно проворчала Алана, бросив на своего спутника многозначительный взгляд.
Грегор и хозяин гостиницы обменялись выразительными взглядами – так мужчины смотрят друг на друга, когда сталкиваются с тем, что они называют «женским вздором».
– У меня, знаете ли, чистые постели, – сказал хозяин. – Я не хочу, чтобы в них завелись блохи.
Алана была готова вступиться за кота, когда увидела идущую в их направлении собаку – очень крупную и очень страшную. Опасаясь, что сейчас произойдет схватка, девушка приготовилась заступиться за своего питомца. Почувствовав движение в гамаке, она опустила взгляд и увидела, что Шарлемань забился в самую глубокую складку одеяла и замер. Пес же сел у ног хозяина; казалось, он даже не подозревал, что рядом кот.
– Кот очень чистый, – сказал Грегор, пристально глядя на пса. – К тому же он страшный трус, – добавил он, понизив голос.
– Слава Богу, – прошептала Алана; ей было не до смеха.
Поторговавшись с путниками еще несколько минут, хозяин повел постояльцев в их комнату. Алана опустила мешок с пожитками на пол и, убедившись, что собака за ними не пошла, выпустила Шарлеманя на кровать. Девушка отметила, что постель и в самом деле чистая. Она даже не успела как следует осмотреться, как в комнату внесли ванну. Приблизившись к окну, Алана увидела, что гостиничный двор очень хорошо просматривался – это могло пригодиться. Когда Грегор подошел к ней сзади, она оглянулась, и он поцеловал ее в губы.
– Принимай ванну, девочка. – Грегор направился к двери. – Хозяин берет немалую плату за то, что считает излишней роскошью, так что мы сошлись на одной ванне и нескольких лишних ведрах горячей воды.
– Я быстро. Обещаю, – сказала Алана.
– Да, хорошо. А я пока попытаюсь выяснить, где же мы находимся.
Едва за ним захлопнулась дверь, как Алана принялась стаскивать с себя одежду. Она немного огорчилась из-за того, что ей не придется понежиться в горячей ванне до тех пор, пока кожа не наморщится от воды, как лежалое яблоко. Но, как бы там ни было, ей хотелось получить от ванны как можно больше удовольствия. Алана застонала от наслаждения, погрузившись в горячую воду. Несколько минут она просто лежала в воде, чувствуя, как тепло проникает в поры, но вскоре вспомнила, что скоро настанет очередь Грегора.
Она едва успела зашнуровать лиф своего единственного чистого платья, когда в комнату постучали. Грегор отозвался из-за двери, и Алана его впустила.
– Узнал что-нибудь полезное? – спросила она (в этот момент мальчишки-прислужники принесли еще два ведра горячей воды).
– Узнал. – Грегор подошел к ней и понюхал ее влажные волосы. – Придется и мне пропахнуть розами, верно?
Алана покраснела. Вода в ванне действительно пахла розами после того, как она помылась с припасенным ею ароматным мылом. Она знала, что ни один мужчина не хотел бы, чтобы от него так пахло.
– Извини, пожалуйста, – пробормотала она.
– Ничего страшного. Запах скоро выветрится. По крайней мере, я на это рассчитываю, потому что мне придется попросить у тебя мыло.
Алана не удержалась от смеха, увидев, как Грегор поморщился, взглянув на кусок мыла, который она положила на чистую тряпицу для просушки.
– Не буду тебе мешать, – сказала она, собравшись выйти из комнаты.
Грегор нахмурился:
– Не уверен, что тебе стоит бродить по деревне в одиночестве. – Он усмехнулся и подмигнул ей. – Ты можешь остаться и потереть мне спину.
Алана покраснела, но не потому, что сочла его предложение слишком дерзким, а потому, что ей очень хотелось его принять.
– Думаю, ты сам справишься. Мы останемся здесь на ночь?
– Да, конечно.
– Тогда мне надо пойти на кухню. Посмотрю, что можно купить на те деньги, что у меня остались. Возможно, мне удалось бы купить больше за ту же цену, если бы я обратилась к местным торговцам, но мне не хочется выходить в деревню. Надеюсь, что кухарка захочет положить себе в карман несколько монет, о которых хозяин не узнает.
Грегор кивнул, но во взгляде его сквозило беспокойство. Мысленно отогнав недобрые предчувствия, он быстро разделся. Вода в ванне была еще довольно теплой, так что ему хватило только одного дополнительного ведра горячей воды. Забравшись в ванну, Грегор понюхал мыло. Да, прав был Сигимор, когда говорил, что мудрый мужчина всегда берет с собой мыло, не полагаясь на женщину. Интересно, при каких обстоятельствах его старший брат пришел к такому глубокомысленному выводу?
Вскоре Грегор понял, что запах роз не так уж неприятен. К тому же от многих мужчин при дворе короля пахло цветами куда сильнее, а ведь они считали себя настоящими мужчинами. Впрочем, некоторые из них просто пытались цветочными ароматами заглушить запах немытого тела.
В Алане ему очень нравилась одна черта – чистоплотность. Она не жаловалась, когда приходилось пачкаться, но при первой возможности старалась смыть с себя грязь. Он никогда не замечал за собой особой разборчивости, но чувствовал, что с другой женщиной ему бы очень недоставало запаха чистого тела с едва уловимым ароматом роз. Грегор вздохнул и намылил голову. Он подозревал, что не один лишь запах будет отвращать его теперь от других женщин.
Соблазнить Алану оказалось труднее, чем он себе представлял. Он не сомневался в том, что ее страсть разгорелась до того же накала, что и его страсть к ней, но ее невинность и неспособность поверить в глубину и силу его желания служили ей надежным щитом. Грегор не знал, какой ключ подобрать к ларцу, в котором ждала его награда. Все осложнялось еще и тем, что она знала, что он пытается ее соблазнить, а он не мог предложить ей в обмен на ее девственность ничего, кроме страсти. Он не мог давать обещаний. И не только потому, что он пока еще сам точно не знал, что чувствует и чего хочет, но и потому, что между ними по-прежнему стояла Мейвис. Было бы нечестно давать Алане обещания до тех пор, пока он не сообщит Мейвис, что не женится на ней.
Выбравшись из воды, Грегор начал растираться сухой льняной тряпкой. Он словно шел по канату, пытаясь добиться от Аланы любви, не обещая ничего взамен. Но даже самый ловкий канатоходец должен время от времени ступать на твердую землю, чтобы не свалиться вниз, а у него, у Грегора, уже от всего этого голова кружилась. Когда он держал Алану в объятиях, целовал ее, прикасался к ней, он испытывал потребность пообещать ей все то, что до нее не обещал ни одной женщине. Грегор понимал, что эта потребность говорила сама за себя, но он не знал, что с ним происходило. Ему казалось, что тело его и сердце уже решили: Алана очень ему подходит, но разум не желал соглашаться с доводами сердца и тела. Наверное, стоило подумать об этом как следует…
Но его размышления были прерваны внезапным появлением Аланы. Она прямо-таки влетела в комнату, и в руках у нее был увесистый мешок. Интересно, как она сумела накупить столько припасов всего за несколько мелких монет? Тут он наконец посмотрел ей в лицо и увидел, что она смотрит на него во все глаза, судорожно хватая ртом воздух, точно выброшенная на берег рыба. Внезапно Грегор сообразил, что стоит перед девушкой обнаженный. Он понимал, что не следовало ее шокировать, понимал, что надо побыстрее прикрыть наготу. Но вместо того чтобы внять голосу разума, он широко улыбнулся и проговорил:
– Ты опоздала, моя девочка. Спину я сам себе потер, и твоя помощь мне уже не требуется.
Алана в растерянности заморгала. Она помнила, что торопилась, желая сообщить Грегору что-то очень важное, Но, увидев его обнаженного, Алана разом обо всем позабыла, и теперь она боялась, что если заговорит, то скажет что-то такое, за что ей будет стыдно. Эта его самодовольная усмешка и так свидетельствовала о том, что он прекрасно понимает, как замечательно выглядит без одежды. И еще ее ужасно смутило, что при виде совершенной красоты его тела ей очень захотелось упасть ему на грудь и молить о том, чтобы он ее полюбил – даже если символ его мужественности, гордо торчавший между длинными ногами, и вызывал своими размерами некоторые опасения. Эта часть его тела оказалась куда крупнее, чем ей представлялось, когда она прижималась к нему вечерами, перед тем как заснуть. Но, поскольку Бог повелел людям плодиться и размножаться, ей приходилось принимать на веру, что он в ней поместится. Хотя поверить в то, что ей это будет приятно, она никак не могла.
Тут Грегор стал одеваться, и Алана начала медленно приходить в себя. Она запретила себе думать о том, что такую красоту просто грешно скрывать под одеждой, и попыталась вспомнить, что именно собиралась сообщить. Она пошла на кухню за едой, а вынесла оттуда куда больше, чем хлеб насущный.
– Мы должны побыстрее уходить отсюда. – Алана принялась собирать в вещевой мешок свою разбросанную одежду. – Надо уходить прямо сейчас.
– Зачем? – Почувствовав ее тревогу, Грегор оделся в считанные секунды.
– Хозяин собирается продать нас Гоуэнам.
– Гоуэны здесь?
– Нет еще, но хозяин за ними послал. Он слышал, что они ищут мужчину и девочку. – Алана поморщилась, вспомнив кое-какие слова хозяина гостиницы. – Я слышала, как он говорил с одним из своих работников, когда посылал его к Гоуэнам. Хозяин уверен, что ты – тот самый мужчина, но он сказал, что я – вовсе не малолетняя. Он даже добавил, что может понять ошибку Гоуэнов, потому что я ростом с ребенка, а формами похожа на узловатую веревку.
– И хозяин, и Гоуэны – они просто слепцы! – воскликнул Грегор.
Алана раскраснелась от удовольствия, хотя и понимала, что слова Грегора – не более чем лесть, имеющая единственной целью приободрить ее.
– Жена хозяина возмутилась, когда узнала о том, что сделал ее муж, хотя возмутилась вовсе не из сочувствия к нам. Она ворчала, что он так загубит их дело – ведь люди могут узнать о том, что хозяин гостиницы готов продать врагам любого постояльца. Она так расчувствовалась, что сама дала мне мешок с провизией бесплатно, сказала, что у нас не будет времени забрать назад те деньги, что заплачены за комнату и за еду, которую мы не успеем съесть. И еще она велела мне бежать отсюда как можно скорее.
– И мы побежим. Не представляешь, как мне хочется украсть у хозяина коня в отместку за то, что он сделал.
– Я думаю, что хозяин предусмотрел такую возможность, – заметила Алана. – Потому что он велел охранять конюшню.
Грегор, не удержавшись, выругался.
– Забирай кота. Буду молиться, чтобы нам удалось выбраться отсюда незамеченными. – Он быстро побросал свои пожитки в мешок, пока Алана усаживала Шарлеманя в его гамак. – Снова нам предстоит ночевать под открытым небом, девочка.
Собираясь, Грегор вспомнил об ужине, за который они заплатили и которого не получат, и о комнате, в которой им так и не придется ночевать: поэтому он прихватил с собой и гостиничное одеяло. Он очень надеялся, что Гоуэны появятся в гостинице не скоро, так что они с Аланой успеют уйти подальше от деревни.
Схватив девушку за руку, Грегор потащил ее к служебной лестнице, о расположении которой узнал, когда она принимала ванну. Он повел ее к лесу кружным путем, при этом то и дело озирался. И он не слишком удивился, когда Гоуэны появились вдали еще до того, как они с Аланой успели выбраться из деревни.
Не упуская из вида преследователей, бродивших вокруг гостиницы, Грегор с Аланой добрались наконец до окраины деревни. До леса было рукой подать, но перед спасительной сенью деревьев, росших на холме, простиралось открытое пространство. Оно было не таким уж широким, но в том положении, в котором оказались беглецы, оно представляло собой немалую опасность. Стоило лишь одному из Гоуэнов бросить взгляд в нужную сторону, и их с Аланой увидели бы. Поскольку выбора у них все равно не было, они, обменявшись исполненными решимости взглядами, бросились бежать к деревьям. Грегор не слишком удивился, заметив, что Алана от него не отстает. Он уже убедился в том, что она на редкость хорошо бегает, даже с котом в одеяле. Потом у него будет возможность посмеяться над поведением кота – тот высунул голову из одеяла, прижал уши к голове и уставился вперед с той же решимостью во взгляде, что и у его хозяев.
Как только они оказались в лесу, Грегор остановился и оглянулся. Он уже порадовался удаче – никто за ними не гнался, – как вдруг услышал тревожный возглас Аланы. Выхватив из ножен меч, он осмотрелся и увидел воина – у Гоуэнов хватило ума оставить в лесу сторожевого.
И сейчас этот воин приближался к Алане с мечом в руке. Грегор готов был зарубить негодяя.
– Дай нам пройти, – сказал он. – Мы не причиним тебе вреда.
– Мой лэрд хочет, чтобы вас поймали, – ответил сторожевой. – Лэрду Гоуэну пригодится звонкая монета, которую он может получить за ваши головы. Вы ведь понимаете, что Гоуэны так легко не сдаются? Думали, что удрали, думали, о вас забыли? Ничего подобного!
– Мне отступить, чтобы тебе удобнее было порубить этого недоумка на мелкие кусочки? – спросила Алана у своего спутника.
– Если вы будете так любезны, миледи, – пробормотал Грегор.
– С удовольствием. Наслаждайтесь, мой господин.
Грегора так позабавили ее слова, что он едва не расхохотался. Наслаждайтесь? Грегор вовсе не был кровожаден, и теперь, когда непосредственная угроза для жизни Аланы миновала, он понял, что не хочет убивать стоявшего перед ним воина. Этот дурак служил своему лэрду верой и правдой, а сейчас просто выполнял приказ. Если речь шла о захвате заложников в плен с целью выкупа, то убивать их с Аланой никто не собирался. Однако этот воин может забыть о своих изначальных намерениях, как только раздастся звон мечей.
– Будет лучше, если ты позволишь нам уйти, – сказал Грегор своему противнику.
Однако воин вовсе не собирался отступать, и оба начали ходить кругами, готовясь к схватке, теперь уже казавшейся неизбежной.
– Лучше для кого? Для тебя и для этой девчонки? Но мне от этого наверняка лучше не будет. – Человек Гоуэна бросил взгляд в сторону Аланы. – И когда девчонка успела отрастить груди? Правда, они у нее мелкие, как она сама, но мне сдается, что она водила нас за нос. Она не ребенок. Но маленькое яблочко, говорят, бывает слаще большого. Пусть эти яблочки у нее и маленькие, но тебе они точно пришлись по вкусу. Может, и мне стоит их отведать. Ни к чему бросать бедную малютку снова в яму. Нет, лучше я найду для нее применение получше. Оставлю ее у себя – пусть греет мою постель. Хоть она и похожа на нитку с узелками, как сказал хозяин гостиницы, мне и такая на время сгодится.
Грегор криво усмехнулся и пробормотав.
– Ну вот… А я-то решил, что не стану тебя убивать. Что ж, ты не оставил мне выбора. Держись, приятель.
Грегор мельком взглянул на Алану и мысленно приказал себе больше не смотреть в ее сторону. В схватке стоит на мгновение отвлечься – и ты покойник. Но Алана вскрикнула, и Грегор, решив, что она заметила еще одного противника, снова посмотрел в ее сторону. Перехватив ее взгляд, он понял, что вскрикнула она от возмущения. Вот уж эти женщины! Обижаются и устраивают сцены в самый неподходящий момент.
Тут яростная атака противника заставила Грегора забыть обо всем, что не имело отношения к схватке. Хотя Грегор уже понял, что лучше владеет мечом, в бою полагаться на одно лишь умение не следовало. Победа остается за тем, на чьей стороне играет госпожа удача. А удача – дама капризная. К тому же противник Грегора не был новичком в ратном деле. И, словно в доказательство правоты его рассуждений, удача показала Грегору язык – он оступился, задев ногой за камень, и от души выругался, когда меч воина скользнул по его правому боку. Грегор быстро оправился от удара, и рана не была серьезной, но, ослабев от потери крови, он мог проиграть бой даже новичку.
Алана в ужасе вскрикнула; хотя она догадывалась, что рана Грегора неглубока, расплывающееся темное пятно на его камзоле говорило само за себя – рана сильно кровоточила, и это было чрезвычайно опасно. Бой шел не на жизнь, а на смерть, и едва ли стоило рассчитывать на то, что человек Гоуэна вдруг вспомнит, что не собирался убивать заложников.
Странный момент выбрала судьба, чтобы Алана наконец поняла: то чувство, которое она испытывала к Грегору, было намного глубже дружеской привязанности, глубже симпатии и глубже обычного влечения к красивому и сильному мужчине. Алана лихорадочно осматривалась в поисках подходящего оружия. Заметив толстый сук, валявшийся на земле, она схватила его и начала осторожно подбираться к противнику Грегора. Мужчины же были так сосредоточены друг на друге, что попросту забыли о ней. «Пора напомнить о моем присутствии», – подумала девушка и, улучив момент, изо всех сил ударила врага по затылку. Тот замер на мгновение, затем медленно осел на землю и растянулся на траве.
Тяжело дыша, Грегор уставился на поверженного врага. Потом поднял глаза на Алану.
– Я не уверен, девочка, что честная схватка должна заканчиваться именно так, – проворчал он себе под нос.
– А мне наплевать! – Алана отшвырнула сук. – Грегор, ты истекаешь кровью! – воскликнула она хриплым от волнения голосом, рванувшись к нему. – Ты ведь ранен.
– Это всего лишь царапина. – Он сунул меч в ножны.
– Позволь хотя бы перевязать твою рану. – Алана поспешно вытащила из мешка полоску льна, одну из тех, которыми когда-то перевязывала себе грудь, и обернула вокруг его раны. – Надо бы ее промыть и получше осмотреть…
– Да, конечно, но все это потом, девочка. – Грегор присел возле поверженного врага и, забрав у него мешочек с монетами, не слишком туго набитый, сунул к себе в мешок. Затем взглянул в сторону деревни. – Сейчас для нас важнее как можно быстрее отсюда убраться.
Алана понимала, что он прав, и приказала себе не думать о его ранении до поры до времени. Она знала, что мужчины часто не обращают внимания на легкие раны, но даже царапина могла обернуться серьезными осложнениями, если бы в нее попала грязь или если бы вытекло слишком много крови. Но она не допустит, чтобы рана Грегора обернулась большой бедой. Громкий крик у них за спиной напомнил ей, что не всегда желаемое становится возможным. Надо было бежать изо всех сил. Похоже, Гоуэны все же добрались до леса.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-любовник - Хауэлл Ханна



Очень милый романчик.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаМила
25.12.2012, 12.19





Глупо,не о чем......
Горец-любовник - Хауэлл Ханнаюлиана
25.12.2012, 21.53





Довольно миленький.но могло быть и лучше!
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.47





Роман не понравился. Вначале, хочу сказать, складывалось приятное впечатление, но гг-ой вообще так тупил, что мне хотелось просто бросить книгу, но я сдержалась, т.к. этого никогда не делаю... Всю книгу размышлял о том, как он хотел встретить девушку которую полюбит(это мне сначала понравилось, т.к. гг-и обычно вообще не верят в любовь), но когда любовь пришла он превратился в тугодума. Всю книгу думал, подходит ему Алана или не подходит? Уже понял, что любит, а все равно думает! Бесило! Скрывал нареченную, думал лучше будет. Ага, сейчас! Думал как бы её гордость не пострадала, а об Алане даже не думал, зато Мейвис вообще красава, ни о ком не подумала! Боль гг-ни как свою собственную почувствовала. Мало она его заставила попотеть. Да и толку! Потом все равно ходил как зомби не мог двух слов сказать. Полный бред!! Оставил после себя только разочарование в особях противопожного пола и неприятный вкус во рту. 3/10
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
3.08.2014, 16.44





Интересный роман, но как по мне, не хватает острых ощущений и интриг.А так автор молодец.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаАнна
29.07.2015, 0.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100