Читать онлайн Горец-любовник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-любовник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Мы не можем взять с собой кота, – заявил Грегор.
– Но нельзя оставлять беднягу тут одного. Это было бы жестоко.
Грегор уставился на кота, сидевшего у ног Аланы. Кот потерся о ее ногу и замурлыкал. Этот зверь оказался хитрецом, знал, кого взять себе в союзники. Грегору тоже не хотелось оставлять кота одного. Поскольку тот жил у предыдущего хозяина на правах домашнего любимца, самому добывать себе пропитание ему будет нелегко. Но надо смотреть в глаза суровой правде жизни: им с Аланой предстояло долгое и трудное путешествие. И не следовало забывать о Гоуэнах. Нет, они не могли взять с собой кота, если даже Алана и сам кот думали иначе.
– Он не выдержит такого путешествия, – сказал Грегор, решив, что должен сказать свое веское слово.
– Я понимаю, что он может отбиться от нас и заблудиться. И понимаю, что мы не сможем тратить время на его поиски. Но все равно надо попытаться его спасти. Я могу сделать перевязь из одеяла и нести его там. Идти с нами в ногу он, конечно, не сможет.
– Я бы на твоем месте думал не о коте, а о Гоуэнах.
Грегор едва удержался от улыбки – таким презрительным взглядом Алана его окинула. Она даже с беспокойством взглянула на кота, как будто такое безжалостное замечание могло его оскорбить. Кот же, казалось, был вполне доволен жизнью.
– Люди не берут котов в путешествие, – сказал Грегор.
– Еще как берут. Моя кузина Джиллианна всегда берет с собой своих кошек, куда бы ни ехала. И моя тетя Элизабет тоже путешествует с котом. Так что не такая уж это и редкость.
Грегор решил, что свои соображения по этому поводу лучше оставить при себе. Ведь то, что родичи Аланы так поступали, вовсе не означало, что они поступали благоразумно.
– Хорошо, но ты должна обещать, что мы не станем терять время на то, чтобы искать кота или ждать его – по крайней мере, до тех пор, пока не выберемся с земель Гоуэнов. Пообещай сейчас. Я не хочу снова оказаться в яме из-за кота.
– Согласна. Из него выйдет очень хороший путешественник. Я в этом уверена.
Покачав головой, Грегор помог девушке сложить и завязать одеяло так, чтобы получился гамак. И он очень удивился, что кот не воспротивился, когда его положили в этот гамак. Алана хотела нести также и свои вещи, но Грегор не позволил – ведь она всего лишь несколько дней назад оправилась от тяжелой болезни.
Покинув домик, они отправились в путь. Грегор то и дело поглядывал на Алану, но она, по его мнению, никаких признаков усталости не проявляла. У кота же, лежавшего в гамаке, был до того забавный вид, что без смеха и не взглянешь. Кот устроился таким образом, что из гамака торчала только его голова, и смотрел он только вперед. Однако ни коту, ни Алане такой способ передвижения, похоже, не казался странным. Грегор опасался, что если он будет слишком часто на них смотреть, то зайдется от смеха и не сможет идти.
Он начинал задумываться: не помутился ли у него рассудок? Каждой клеточкой своей он чувствовал, что эта женщина ему подходит, что она – та самая, под него скроенная. Даже когда он начинал мысленно перечислять слабости Аланы, такие как страх темноты и высоты, он тут же вспоминал о том, что она ни страху темноты, ни страху высоты не позволила ее одолеть. Она была хрупкой, но сильной и выносливой. Болезнь свалила ее с ног, но только на короткое время. Просто она не успела накопить жирок, чтобы противостоять холоду и сырости. Удивительно, что он сам не заболел.
Грегор, как ни старался, не мог найти в Алане ни одного изъяна. Она совсем не походила на известных ему женщин, и эго очень его интриговало. Несмотря на неудовлетворенное желание, приносившее ему постоянные страдания, ему с ней было легко, и он ей доверял. Такого Грегор не мог сказать о женщинах из своего прошлого. Даже с Мейвис ему было не так хорошо, как с Аланой. Так что правильно он поступил, решив, что не женится на Мейвис.
– Жаль, что я не додумалась подальше спрятать мешочек с монетами, – проговорила Алана, почесывая кота между ушами.
Грегор взглянул на нее с некоторым удивлением:
– Почему ты об этом заговорила?
– Потому что тогда Гоуэны не отобрали бы у меня тот мешочек. Лишние монеты нам бы сейчас пригодились. Мы, например, могли бы купить себе коня.
– Выходит, у тебя при себе было немало монет, если на них можно было бы коня купить, верно?
– Достаточно, чтобы купить хорошего коня. С ним нам было бы намного легче.
– Да, конечно. Но и Гоуэнам было бы легче напасть на наш след.
– Это верно, – согласилась Алана. – Конь оставляет за собой отчетливые следы.
– И следы видны, и слышно издалека.
– Да, пешком безопаснее. Особенно сейчас, пока мы еще находимся на их землях. Ты знаешь, где кончается их территория?
– Нет, но догадаться могу.
– Может, нам зайти в деревню и кого-нибудь расспросить?
Грегор покачал головой:
– Если деревня на земле Гоуэнов, нас могут схватить и отвести к хозяину. Вот уже неделя, как мы от них сбежали, и за это время слух о побеге мог далеко разойтись. Придется нам сделать все, чтобы никому на глаза не попадаться, даже самому бедному пастуху. Будем таиться до тех пор, пока я точно не узнаю, где находимся.
– Но если нам нельзя ни с кем заговаривать, то выбраться с земли Гоуэнов будет куда труднее, верно?
– Боюсь, что так. Я знаю, в каком направлении идти, но не знаю, насколько мы отклонились от известного мне маршрута. Ты знаешь, где ты находилась, когда тебя схватили? И как долго тебя везли в замок Гоуэнов?
– Нет, боюсь, что не знаю. Я ведь шла за братьями, а потом заблудилась и потеряла их. – Алана сокрушенно покачала головой. Ей было очень неприятно сознаваться в собственной беспомощности, но врать не хотелось. – Когда Гоуэны только подъехали, я была уверена, что сейчас увижу братьев. Что сейчас они ко мне подойдут и скажут: «Мы поймали тебя, воробушек!» Но оказалось, что это были вовсе не мои братья. И они не пришли мне на выручку.
– Зачем так говорить? Может, они смогли бы вызволить тебя из ямы.
– Да, возможно. Но хорошо, что их вмешательство не понадобилось. Без кровопролития не обошлось бы, а меня Гоуэны хоть и злили, но не настолько, чтобы я желала им смерти.
Грегор пристально смотрел на девушку, пытаясь понять, действительно ли ее братья так опасны, или же она просто хвастает.
– Похоже, ты и впрямь опасалась кровопролития.
Алана кивнула:
– Да, очень опасалась. Мои братья прекрасные воины, но слишком уж вспыльчивые. Они бы восприняли содеянное Гоуэнами как смертельное оскорбление. Братья получили хорошую выучку – пожили в клане моей матери высоко в горах, там, где людей почти нет и жизнь очень суровая. Поскольку в Донкойле множество молодых мужчин из клана Мюррей, мой отец предложил всем желающим получить выучку в другом месте. И братья решили принять предложение. Они у нас большие любители приключений. Братья вернулись с гор отличными воинами, но очень грубыми и необузданными. Папа много сил приложил, чтобы приучить их к обычной мирной жизни.
– О чем ты? Мне всегда казалось, что отважные воины в чести в любом клане.
– Да, конечно. Их отвага отца очень радует. Ведь для этого их и отправляли в горы. Но папа говорит, что отправил в горы двух безбородых юнцов с кое-какими манерами, а получил обратно двух дикарей, которые убеждены, что диспут – это когда один оппонент бьет другого ногами до тех пор, пока тот, другой, не признает себя побежденным.
Грегор рассмеялся:
– То же самое можно сказать про многих моих сородичей.
– Мои братья на самом деле не лишены доброты, но они скорее дали бы отрезать себе языки, чем в этом признались бы. – Алана окинула взглядом элегантный наряд Грегора – от белоснежной льняной рубашки и частично расшнурованного камзола до панталон, заправленных в отлично сшитые сапоги. – Они ни за что не надели бы камзол с панталонами, посчитали бы такой наряд слишком английским. Их платье в основном состоит из пледа и грубых сапог из оленьей кожи. Это мама заставила их надевать под плед хоть какие-нибудь штаны. – Грегор от души рассмеялся, и Алана улыбнулась ему в ответ. – Мама не сказала мне, как ей удалось их уговорить, но доводы у нее, наверное, были очень веские, потому что они с ней даже не спорили.
– У тебя есть и другие братья и сестры?
– Да, четверо. Все меня младше. Еще три брата и сестра. А у тебя?
– У меня их несколько дюжин. И почти все – братья. Если мой отец и умеет что-то делать хорошо, так это плодить сыновей. – Грегор усмехнулся, пригибая перед Аланой ветку поваленного дерева, чтобы ей было удобнее через нее переступить. Вид у нее был несколько сконфуженный, но признание Грегора ее явно заинтриговало. – Мой отец просто удержу не знал с женщинами, пока не женился на Мэб, – продолжал Грегор. – Многие думают, что он пытается наплодить собственную армию. Некоторые из нас – мы с братьями – считали даже, что он немного не в себе. Но теперь мы так не думаем. Он всегда был хорошим отцом, хотя мы до недавних пор этого не понимали.
– А его бастарды живут с вами?
– Да. По крайней мере, все, о которых он знает.
– Ну, это очень хорошо с его стороны.
– Конечно, хорошо, но это его не оправдывает. Ни к чему плодить столько детей и столько врагов и изменять той, на которой женился. Отец до сих пор отказывается мириться с нашими сородичами и возвращать себе имя Камерон.
Грегор довольно долго рассказывал о своем отце. Теперь, когда пропала нужда скрывать свои имена, он мог откровенно говорить о себе и о своей семье. Мог даже говорить о том, насколько все изменилось с тех пор, как в Скаргласе появилась Фиона, и изменилось к лучшему. Алану его рассказы забавляли, хотя порой и смущали. Но слушала она с интересом, и Грегор решил, что ему не составит труда уговорить ее ехать с ним в Скарглас, – если, конечно, ему этого захочется.
Грегор очень развеселил Алану рассказом о Макфингеле-старшем – тот в ночь полнолуния, выкрасившись в синий цвет, плясал голый в круге из камней, призывая удачу. Оба долго смеялись, поэтому не сразу заметили, что лес кончился; теперь перед ними простиралась широкая пустошь, на которой паслись овцы.
Грегор подал знак спутнице, чтобы та спряталась за кустом, а сам стал пристально вглядываться в даль.
– Я ничего не вижу, кроме овец, – сказала Алана. – И возле того маленького домика у края поля тоже никого нет.
– И я никого не вижу, хотя пастух должен находиться где-то рядом. Не могут же овцы пастись без присмотра, – заметил Грегор.
– Да, верно. Придется нам сделать круг, – прошептала Алана, но по голосу ее чувствовалось, что ей совсем не хочется идти в обход.
– Тогда наше путешествие продлится еще на несколько часов.
Алана вздохнула. К сожалению, они не знали, где находятся, зато точно знали, что идти им придется очень долго. Она вдруг подумала о том, что можно украсть коня, но тотчас же отказалась от этой идеи. Красть можно только под угрозой голодной смерти, а они вовсе не умирали от голода. К тому же хозяева коня могли бы отправиться за ними в погоню.
Как было бы хорошо, если бы они знали, сколько еще им предстоит пройти. Алана решила, что будет вести счет дням, проведенным в дороге. Если бы только этот счет мог приблизить их к цели. Не имея ориентиров, они легко могут заблудиться. Жаль, что нигде нет какого-нибудь дорожного знака с надписью… Но кому придет в голову ставить дорожные знаки вдали от нехоженых троп? Путники оказались в очень сложном положении: чтобы поскорее уйти с земель, принадлежавших Гоуэнам, им надо было знать, куда идти, но, опасаясь преследователей, они пробирались лесами и держались подальше от людей.
Грегор поднялся во весь рост, и Алана последовала его примеру.
– Ты думаешь, идти через пустошь безопасно? – спросила девушка.
– А что нам остается? Мы могли бы затаиться здесь до темноты. Могли бы пойти в обход. Или рискнуть и пойти напрямик, через поле? Чем мы рискуем? Нас могут увидеть, это верно, но станет ли пастух поднимать шум из-за двух безобидных странников?
– Я думаю, нам надо смело идти напрямик, – заявила Алана. – Только надо идти быстро. Если нас кто-то заметит и решит погнаться за нами, мы увидим преследователей издали и сразу же побежим.
Грегор усмехнулся:
– Такой план не хуже любого другого. Ты думаешь, что сможешь бежать быстро с котом в одеяле?
– Да, он не такой уж тяжелый.
– Тогда пойдем, – Грегор взял девушку за руку, и они пошли через поле.
Алана чувствовала, что Грегор предельно напряжен; при малейшем признаке опасности он готов был побежать во весь дух. Его напряжение передавалось ей, и очень скоро она подумала о том, что они сглупили, решив пойти напрямик. Через несколько мгновений появилось наглядное тому подтверждение – из домика вышел мужчина. Алана почувствовала, как участился ее пульс. Оба приготовились обратиться в бегство. Но пастух, казалось, не собирался за ними бежать. Возможно, он понял, что путники не хотят красть его овец. И все же им было очень не по себе под пристальным взглядом пастуха.
– Если Гоуэны сюда дойдут, им не составит труда нас выследить, – сказал Грегор. – Возможно, этот человек как-нибудь даст им знать, что видел нас.
– Но если он догадался, что Гоуэны ищут именно нас, то почему же он не побежал за нами? – спросила Алана, с осторожностью обходя топкое место на краю поля.
– А зачем ему рисковать? Поймав нас, он сделает богаче своего лэрда, но не себя.
– Ты думаешь, Гоуэны не назначили вознаграждение для того, кто нас найдет?
– Думаю, не назначили. Ведь они затеяли все эти похищения именно потому, что их казна пуста. Едва ли они готовы делиться тем, что надеются за нас получить.
– Наверное, ты прав. – Алана оглянулась на поле с овцами. – Но если эти земли принадлежат Гоуэнам, то они не так уж и бедны. Похоже, что земля здесь родит неплохо, а овцы жирные и крепкие.
– Наверное, у лэрда Гоуэна не хватает мозгов, чтобы получить от земли то, что она может дать. Я не думаю, что мы уже покинули их территорию. Не смею надеяться. А если это и не их земля, то она принадлежит соседнему дружественному клану, что для нас столь же опасно. Сейчас мы снова заходим в лес, а там затеряться уже не составит труда. Только идти надо побыстрее.
Алана мысленно обругала Гоуэнов такими словами, что если бы домашние услышали ее – наверняка бы ужаснулись. Она ничего не имела против путешествий, но удовольствие существенно умалялось необходимостью то прятаться, то бежать со всех ног. Однако по сравнению с прелестями сырой подземной темницы, приготовленной для них Гоуэнами, подобные неудобства казались мелочью. И все же она очень надеялась, что земли Гоуэнов не слишком обширные.
Алана с тихим стоном опустилась на мягкий мох под раскидистой сосной. Она даже сумела улыбнуться, когда кот выбрался из одеяла и осмотрелся. Ей пришло в голову, что за котом стоило бы проследить – а то уйдет в лес и заблудится, – но усталость взяла свое, и она решила, что кот и без нее не пропадет. Если хвостатый путешественник и впрямь не дурак, он не станет уходить слишком далеко. Кстати, надо бы дать ему имя. У Аланы уже было на примете несколько имен, но сейчас она сделала окончательный выбор и с чувством выполненного долга сладко зевнула.
– Устала, девочка? – спросил Грегор, опускаясь на мох рядом с ней.
– Да, ноги отнимаются.
– О… это мне хорошо знакомо. – Грегор обнял ее за плечи и привлек к себе. – Я сдаюсь. Ты была права. Твой кот – прирожденный путешественник. – Он очень надеялся, что Алана не станет его отталкивать. – Но ему-то легче – пешком ходить не приходится.
– Да, верно. Знаешь, я придумала ему имя. – Алана понимала, что ей следует хотя бы немного отстраниться, но она очень соскучилась по его ласке. Решив, что заслужила несколько приятных минут, она сделала вид, что не видит в объятиях Грегора ничего предосудительного. – Мы ведь не можем по-прежнему называть его «кот».
– Он, похоже, не имеет ничего против.
– Он наш приятель. Наш спутник. Он заслуживает того, чтобы к нему обращались по имени. Шарлемань
type="note" l:href="#n_2">[2]
– отлично ему подойдет. – Алана неодобрительно посмотрела на Грегора, когда тот подавился смешком. Что смешного он нашел в таком замечательном имени?
Нет, нельзя допускать, чтобы он все время над ней потешался. «Вот сейчас я все ему выскажу», – решила Алана и вдруг заметила, что Грегор уже не смеется. Он смотрел на ее губы так, что у нее сердце забилось вдвое быстрее. Алана знала, что он собирался ее поцеловать. Она также знала, что не станет его останавливать, несмотря на суровые предупреждения внутреннего голоса. Она понимала, что играет с огнем, но ей так не хватало тепла его поцелуев…
Он лишь прикоснулся губами к ее губам, и Алана вдруг услышала собственный стон, очевидно, выражавший неудовольствие – слишком уж кратким был этот поцелуй. Когда же он крепко прижал ее к себе, она поняла, что уже давно перешла ту грань, когда с огнем играют, она вся была в огне, и казалось, вот-вот сгорит дотла. «Еще один поцелуй – и достаточно, – говорила себе Алана. – Да-да, еще один маленький глоток счастья, а потом надо будет с ясной головой подумать и найти ответ на самый главный вопрос: стоит ли рисковать будущим ради этого мужчины?»
Но в какой-то момент она поняла, что Грегор ласкает ее обнаженную грудь, и тут до нее наконец-то дошло: она давно уже перестала думать ясно, она вообще утратила способность соображать и даже утратила дар речи. Сделав над собой отчаянное усилие, Алана попыталась что-то сказать – и вдруг услышала, как Грегор вполголоса выругался. В следующее мгновение он опустил руку, которой только что ее обнимал. Ей захотелось вернуть его руку на место, и это желание было таким сильным, что она даже губу прикусила, чтобы не выразить свое возмущение вслух. Но Грегор оправил на ней одежду и, приподняв с земли, усадил к себе на колени. Выходило, что именно он положил конец любовной игре, а не она ударила его по рукам, и это обстоятельство очень ее смутило. Грегор, как выяснилось, куда лучше владел собой.
– Нехорошо с моей стороны, – пробормотал он, заканчивая шнуровать ее лиф.
Алана имела на сей счет другое мнение – прямо противоположное, – но высказываться не стала, просто выругалась про себя. Она с глубоким прискорбием обнаружила, что просто не способна сказать ему «нет», а трезвые мысли о том, что девственность – лучшее приданое девушки, в нужный момент каким-то чудом улетучивались у нее из головы. Да, она была совершенно беззащитной, и это очень ее беспокоило. И еще одно: отчего он постоянно делает то, за что ему потом приходится перед ней извиняться? Не может быть, что Грегор настолько неопытен в общении с женщинами и не понимает, что делает. Алана знала по рассказам подруг, что на мужчин иногда находит настоящее безумие, когда они просто не могут остановиться. Но тут был не тот случай. Алана не считала себя женщиной, способной вскружить мужчине голову так, чтобы он сходил с ума от страсти. Здесь кроется что-то еще. Как и в прошлый раз, он просил у нее прощения, а в глазах при этом ни на каплю раскаяния не было. Алана подозревала, что эти его слова, в которых не было никакой убедительности, – лишь часть какой-то непонятной для нее игры.
И вдруг до нее дошло, что это за игра. Грегор пытался ее соблазнить. Алана даже не знала, как к этому относиться. Ей, конечно, льстило то, что такой красивый мужчина хочет ею овладеть и ради этого готов приложить немалые усилия. Но с другой стороны, он мог затеять такую игру просто от скуки или же для того, чтобы овладеть той женщиной, которая имелась рядом в данный момент. При сложившихся обстоятельствах единственным доступным ему существом женского пола была она, Алана.
Разозлившись, Алана бросила на Грегора пронзительный взгляд. Она могла бы, наверное, отдать свое сердце мужчине, который, приняв влюбленность за любовь, поиграет с ней, а потом бросит. От ошибок никто не застрахован. Но только последняя дура отдаст сердце и девственность тому, кто видит в ней всего лишь игрушку на время. Алана не была дурой, и гордость у нее имелась.
Грегор в восхищении наблюдал за игрой чувств, отражавшихся на ее выразительном лице. Но он мог лишь гадать о том, что за мысли проносятся в этой очаровательной головке. Когда же ее золотистые глаза потемнели и стали почти черными, он сразу понял: она в ярости. Но какое же из его многочисленных прегрешений вызвало у нее такой гнев? Знать это было необходимо для выбора верной тактики.
– Ты пытаешься меня соблазнить! – бросила Алана ему в лицо. – Ты решил, что раз я оказалась под рукой, то можно воспользоваться ситуацией, не так ли?
Поскольку возразить на первое заявление Аланы было нечего, Грегор задумался о том, как лучше отвести второе обвинение. Ему даже не пришлось разыгрывать из себя обиженного, когда он встал и срывающимся от непритворной обиды голосом проговорил:
– Не знаю, за кого ты меня принимаешь, если можешь такое сказать. Нет-нет, не отвечай. Подозреваю, что твой ответ еще сильнее меня оскорбит. Даю тебе возможность побыть одной, а я пока разыщу дрова для костра и что-нибудь поесть, если повезет.
Алана со вздохом посмотрела ему вслед; она чувствовала себя виноватой. Но девушка тут же сказала себе, что винить ей себя не в чем. Грегор просто продолжал свою игру, вот и все. Возможно, она немного преувеличила, и он на самом деле не настолько расчетлив и низок, как следовало из ее обвинений, но он ведь действительно пытался ее соблазнить…
Алана встала, сходила по нужде, затем умылась. Она решила, что не станет извиняться. Ее гнев был вполне оправдан. А если ему не понравилось то заключение, к которому она пришла, то пусть тогда сам объяснит, зачем ему понадобилось играть в эту игру, зачем понадобилось обольщать ее. По правде говоря, ей бы очень хотелось, чтобы он объяснился с ней начистоту, потому что тогда ей было бы куда проще решить, что делать с желанием, которое она к нему испытывала.
К тому времени как они закончили ужинать (Грегору повезло, и он поймал кролика), Алана обнаружила, что Грегор и не думает менять гнев на милость. Она уже была готова извиниться перед ним – только для того, чтобы устранить натянутость в отношениях, – когда он вдруг начал вести себя так, как вел себя до ссоры. Обрадовавшись, Алана даже не стала возражать, когда он соорудил только одно ложе перед костром. К тому же у нее вошло в привычку спать рядом с ним, свернувшись клубочком и обнимая кота.
Грегор вздохнул, почувствовав, что Алана расслабилась во сне. Ягодицы ее прижимались к его паху, и он никак не мог успокоиться. Он был немного разочарован тем, что она не стала перед ним извиняться, но, подумав немного, пришел к выводу, что и сам отчасти виноват в том, что Алана на него рассердилась. Да-да, конечно, виноват. Он ведь ничего не сказал ей о своих чувствах.
Алана не считала себя привлекательной женщиной и поэтому не верила, что по-настоящему ему нравится. Он понял это еще несколько дней назад. Что ж, ему придется изрядно потрудиться, чтобы убедить ее в том, что он находит ее очаровательной. Но, овладев ею, он ее в этом не убедит, какой бы приятной ни казалась ему такая перспектива. Он должен заслужить столь вожделенную награду, и для этого ему предстояло сделать нечто большее, чем принести усладу одному лишь ее телу. Ему предстоит завоевать ее душу и сердце. И для этого придется приложить усилия. Прижавшись щекой к затылку девушки и осторожно накрыв ладонью ее грудь, Грегор решил, что награда стоит самых серьезных усилий.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-любовник - Хауэлл Ханна



Очень милый романчик.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаМила
25.12.2012, 12.19





Глупо,не о чем......
Горец-любовник - Хауэлл Ханнаюлиана
25.12.2012, 21.53





Довольно миленький.но могло быть и лучше!
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.47





Роман не понравился. Вначале, хочу сказать, складывалось приятное впечатление, но гг-ой вообще так тупил, что мне хотелось просто бросить книгу, но я сдержалась, т.к. этого никогда не делаю... Всю книгу размышлял о том, как он хотел встретить девушку которую полюбит(это мне сначала понравилось, т.к. гг-и обычно вообще не верят в любовь), но когда любовь пришла он превратился в тугодума. Всю книгу думал, подходит ему Алана или не подходит? Уже понял, что любит, а все равно думает! Бесило! Скрывал нареченную, думал лучше будет. Ага, сейчас! Думал как бы её гордость не пострадала, а об Алане даже не думал, зато Мейвис вообще красава, ни о ком не подумала! Боль гг-ни как свою собственную почувствовала. Мало она его заставила попотеть. Да и толку! Потом все равно ходил как зомби не мог двух слов сказать. Полный бред!! Оставил после себя только разочарование в особях противопожного пола и неприятный вкус во рту. 3/10
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
3.08.2014, 16.44





Интересный роман, но как по мне, не хватает острых ощущений и интриг.А так автор молодец.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаАнна
29.07.2015, 0.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100