Читать онлайн Горец-любовник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-любовник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

– Уехала?! Когда? Куда?
Грегор с ошеломленным видом уставился на Фиону, не понимая, почему у Эвана такой вид, будто он с трудом сдерживает смех. Шесть дней вдали от Скаргласа он готовил себя к разговору с Мейвис и ее отцом, продумывал каждое слово, которое он им скажет. Всю обратную дорогу он мысленно репетировал свою речь, чтобы произнести ее без запинки. Так неужто Мейвис и Йен почувствовали его недовольство тем, что они явились в его дом без приглашения? Ведь он вел себя так тактично. Неужели они заметили, как он зол на них за то, что они солгали относительно этой помолвки, заставив страдать Алану? Его любимую женщину!
Грегор огляделся и понял, что в большом зале кроме него, Фионы и Эвана никого нет. Его немного удивило то, что многочисленное семейство не собралось в полном составе, чтобы узнать, какие новости он им привез, и тут в его душе шевельнулось подозрение. Ведь сопровождавшие его в поездке братья и те исчезли, даже воды не попив. К тому времени как Фиона доела яблоко, Грегор уже был близок к тому, чтобы немедленно допросить ее с пристрастием. Но он попридержал язык не только потому, что слишком хорошо знал Фиону, которую криком не проймешь, но и потому, что слишком хорошо знал Эвана, который просто вышиб бы у него мозги за то, что он кричит на его жену.
– Мейвис убежала с Брайаном, – спокойно сообщила Фиона.
Грегор от изумления лишился дара речи. Придя в себя, он сел и налил себе в кружку эля. Только после нескольких добрых глотков хмельного напитка к нему вернулась способность соображать. И Фиона, и Эван загадочно ухмылялись, наблюдая за ним. И эти ухмылки, и странная пустота вокруг свидетельствовали о том, что побег Мейвис и Брайана если и стал сюрпризом, то лишь для него одного.
– А куда делся лэрд Керр?
– Пустился за ними в погоню на следующее же утро, но у него едва ли был шанс настичь их до того, как они обвенчались, поскольку он запоздал часов на восемь, не меньше.
– Ты ведь знал, что это случится, признавайся, Эван, – сказал Грегор, тяжелым взглядом уставившись на старшего брата. – Потому ты и уговорил меня поехать с тобой в Арджлин. Ты просто хотел дать Мейвис и Брайану время решить, подходят ли они друг другу.
Эван обнял Фиону и усадил ее к себе на колени.
– Да нет, я думаю, они уже все решили до того, как ты вернулся домой. Мейвис уже неделю тут успела прожить.
– Так она тебе все же нужна? – спросила Фиона.
– Нет, но это не значит, что мне нравится, когда из меня делают дурака. Я вижу, что узнал эту новость последним. Если бы кто-то хотя бы намеком дал мне понять, что происходит, мне не пришлось бы шесть долгих суток тратить на раздумья о том, как распутать этот чертов клубок.
– Да, но тогда бы ты остался дома, а я подумал, что лучше тебе отсюда убраться, – сказал Эван. – Мейвис слегка трусила перед отцом. Едва ты приехал, она тут же прилепилась к тебе и боялась отойти. Я опасался, что лэрд Керр сможет убедить ее в том, что она должна выйти замуж именно за тебя, а она не посмеет его ослушаться и побоится сказать, что хочет выйти замуж за другого. А когда ты уехал, Брайан взялся за дело без помех и убедил ее поступить так, как она и сама хотела.
Грегор медленно отпил эль из кружки. Он не понимал, почему так раздосадован. Да он должен плясать от радости! Узелок распутался сам собой, без каких-либо усилий с его стороны. Брайан получил хорошую жену и отличное приданое. Правда, он приобрел свекра в лице Йена Керра, но и эта беда – не беда. Грегор верил, что Брайан сумеет найти подход к отцу своей жены. В нем, как он сам понимал, говорила уязвленная гордость. Наверное, ни одному мужчине не понравилось бы, что женщина предпочла ему другого, даже если сам он собирался бросить эту женщину ради любимой. Он был задет небрежением к своей персоне и еще тем, что узнал о том, что происходит, как полный дурак – последним.
Грегор решил не зацикливаться на неприятных ощущениях. Ведь он хотел этого еще до того, как встретил Алану. И теперь должен радоваться тому, как удачно все разрешилось, пусть даже при этом немного пострадало его самолюбие. Ему надо в первую очередь загладить свою вину перед Аланой. Грегор почувствовал неприятный холодок страха, вспомнив, что ее тоже не было в зале. К чему бы это?
– Где Алана? – спросил он как можно спокойнее.
– У себя в спальне, – ответила Фиона. – Сбежала к себе, когда услышала, что ты вернулся.
Еще один удар по самолюбию. Но ее Грегор мог понять. Он обидел ее, и хотя о том, что они стали любовниками, было известно немногим, он унизил ее, пусть даже в собственных глазах. Она вполне могла подумать, что он просто использовал ее, чтобы скоротать время до возвращения в Скарглас, где его ждало воссоединение с нареченной.
Грегор даже думать боялся, что могла при этом чувствовать Алана. И, что еще хуже, в течение всех этих шести дней путешествия в Арджлин и обратно он в основном думал о том, что скажет Мейвис, но продумать объяснение с Аланой так и не удосужился. Конечно, глупо было надеяться на то, что он может просто чмокнуть ее в щечку, попросить прощения и вернуть их прежние отношения, но ему так хотелось верить, что все именно так и произойдет, что он даже не представлял себе, как поступит в случае иной реакции Аланы.
При встрече с сестрой Аланы Грегор чувствовал себя очень стесненно, хотя сестры-близнецы оказались совсем не похожими друг на друга. Если и было в них что-то общее, то это миниатюрность сложения и форма лица. Кайра была с ним очень мила и приветлива, но Грегор не мог избавиться от ощущения, что Кайра знает об их отношениях с Аланой, как знает и о том, что он обидел ее сестру. Грегор чувствовал, что сестер соединяет невидимая связь, и ему очень хотелось спросить у Кайры, знает ли она, что чувствует сейчас Алана, любит ли Алана его. Но Грегор всегда избегал откровенничать с женщинами. А тут еще и Кайра не стала делиться с ним своими секретами, так что он едва ли мог обрадовать Алану, развеять ее опасения по поводу того, счастлива ли ее сестра в новом браке.
Лайам, правда, не делал тайны из своих отношений с женой, так что Грегор имел полное право передать его слова Алане, только он подозревал, что ей этого будет мало. Между Лайамом и его женой вставало прошлое Лайама, и Грегор понимал, что и его прошлое может встать между ним и Аланой. Лайаму повезло больше – у него, по крайней мере, не было внебрачных детей, живущих с ними под одной крышей и одним фактом своего существования напоминавших жене о разгульном прошлом ее супруга.
– Ты ничего не решишь, если так и будешь сидеть тут и хмуро пялиться на эль, – сказала Фиона.
Грегор оторвал глаза от кружки и с тем же хмурым выражением уставился на Фиону.
– Я сомневаюсь, что Алана хочет меня видеть. Иначе она не удрала бы от меня в свою спальню.
– Надо было загодя рассказать ей о Мейвис, – сказала Фиона, не обращая внимания на знаки мужа не вмешиваться. – Нет, Эван, я все-таки скажу то, что хочу сказать. В конце концов, это он оставил меня разбираться со своей нареченной и со своей любовницей, живущими под одной со мной крышей. И тем поставил меня в очень и очень неловкое положение.
– Я понимаю, что допустил ошибку, не рассказав Алане о Мейвис, но исправить ее очень трудно, если моя любимая женщина не хочет меня слушать.
– Да, ты допустил серьезную ошибку, не рассказав ей правду до того, как она сюда приехала и столкнулась с Мейвис лицом к лицу. Но ты совершил еще большую ошибку, когда боялся задеть самолюбие Мейвис, а про то, что чувствует при этом Алана, напрочь забыл.
– Это неправда, – не слишком уверенно возразил Грегор – до него вдруг дошло, что именно могла думать и чувствовать Алана все эти дни.
Вспоминая свое поведение в первые часы по приезде в Скарглас, Грегор решил, что слово «могла» в его предположении лишнее. Именно самое худшее и видела Алана в его поведении. Но в тот момент он был настолько потрясен заявлением Йена Керра об их с Мейвис помолвке, что потерял способность ясно соображать. В тот момент он мог думать лишь о том, что должен избежать скандала с Мейвис и ее отцом и с миром проводить их из Скаргласа. Его тяготило чувство вины – он понимал, что добиваться женщины только ради приданого – дело не слишком достойное. И, чувствуя, что виноват перед ней, Грегор пытался не усугубить своей вины еще и тем, что он унизит ее, во всеуслышание объявив, что помолвки не будет. Мейвис он пощадил, зато Алана получила сполна.
Грегор пришел в ужас. Число неверных ходов и грубых ошибок в отношении Аланы в его собственных глазах все росло и росло. Он должен что-то сделать, должен заставить ее себя выслушать. Зачем он разыгрывал эту дурацкую роль, любезничая с Мейвис? Кого обманывал?! Если бы Алана так с ним поступила, он бы… Что бы он сделал? Ясно что: еще до конца ужина в доме появился бы по крайней мере один пронзенный шпагой негодяй.
Но, несколько запальчиво возразил себе Грегор, Алана могла хотя бы дать ему возможность объясниться. Если бы она его выслушала, то все происходящее за ужином представилось бы ей совсем по-другому. В истинном свете! Грегор был уверен в том, что Алана должна была его понять и не требовать унизить другую женщину, лишь бы ее гордость не была задета.
– Тебе придется заставить ее тебя выслушать, – сказала Фиона.
– Все так просто, верно? – Голос Грегора дрожат от гнева, направленного, собственно, в свой адрес.
– Все действительно было бы куда проще, если бы ты заранее рассказал ей о Мейвис. А теперь тебе придется объяснять, почему ты не захотел или не смог сделать этого своевременно. – Фиона вздохнула. – Теперь Алана думает, что ты соблазнил ее только потому, что она оказалась под рукой, что тебе просто нужна была женщина, чтобы согревала тебе постель. А домой ты ехал, чтобы жениться на другой.
– Уж слишком вольно ты выражаешься.
– Я говорю, как есть, и если я тебе этого не скажу, то ты никогда не разберешься в этом и вы с Аланой оба дорого за это заплатите. Я думаю, что ты был не слишком щедр на слова, пока вы с ней путешествовали. Наверное, ты боялся обещаний, поскольку считал себя не вполне свободным. Но теперь-то ты свободен, и Алана может, если захочет, поверить в то, что вся эта история с Мейвис – всего лишь недоразумение. Но пока ты не дал ей ни одного повода тебе доверять. Эван говорит, что ты считаешь Алану своей второй половиной, но, суди сам, ты не дал ей оснований, чтобы думать так же.
Грегору нечего было возразить. Он считал, что поступал честно: нельзя давать какие-либо обещания женщине, когда только что ухаживал задругой с намерением взять ее в жены, но еще не успел сообщить ей, что жениться на ней не собирается. Но если верить Фионе, действуя из лучших побуждений, он загнал себя в угол. Ведь та, кого он любил и действительно хотел взять в жены, не доверяет ему и считает, что он испытывал к ней одно лишь вожделение.
– И еще – теперь она знает о твоих сыновьях, – добила его Фиона.
Грегор уставил глаза в стол. Интересно, если он пару раз стукнется об него головой, это поможет?
– Я и не думал ничего скрывать. – Он поморщился. – Я просто о них забыл. Я мог думать только о том, как мне разобраться с Мейвис. И еще о том, что происходит между мной и Аланой. – Грегор нахмурился. – Если я смогу получить ее прощение, она ведь примет моих сыновей? – спросил Грегор, уже понимая, что Алана, конечно же, не откажет от дома его детям. И презрительный взгляд Фионы послужил тому подтверждением.
– Ты и сам знаешь ответ. Иди поищи ее. Не найдешь в спальне, обыщи весь дом. Я могу лишь тебе сказать, что она обещала мне выслушать тебя. Все остальное – в твоих руках. Если ты не сможешь ее убедить, загладить свою вину, она уедет в Арджлин, и я не стану ее удерживать.
– Ты молодец, Фиона, – сказал Грегор и ухмыльнулся в ответ на ее улыбку. – Я сделаю все, что могу. У меня на руках два козыря – во-первых, ей не терпится услышать, как дела у Кайры, и мне есть что ей сообщить; во-вторых, теперь я знаю, что она обещала тебе повременить с отъездом. Я вооружен и могу действовать.
Направляясь в южный зал, Грегор испытывал двойственное чувство. Он был полон надежд, но и страха тоже. Именно поэтому он всегда бежал от любви. Недостойно мужчины идти к женщине с чувством, будто идешь на самую жестокую битву, и при этом пытаться предусмотреть все возможности стремительного отступления.
Грегор вздохнул перед дверью и мысленно подготовился к схватке. Ему предстояло самое серьезное в жизни сражение, если не самое тяжелое, ибо он знал, что будущее без Аланы пусто и холодно. Та пустота, что побудила его принять решение о том, что пора перестать распутничать со всякой женщиной, попавшей под настроение, и найти себе жену, не входила ни в какое сравнение с теми мыслями и чувствами, которые волновали его сейчас. Теперь, если он не сможет завоевать сердце Аланы, жизнь потеряет для него всякий смысл. За эти шесть дней, вдали от Скаргласа, он понял, как нравилось ему держать ее в объятиях по ночам, как нравилось просыпаться рядом с ней по утрам, как приятно было сознавать, что она где-то рядом в течение дня. Нет, все это не просто нравилось ему – пора прекратить себя дурачить, – это было ему необходимо. Жизненно необходимо.
Он постучал в дверь, но она ответила ему не сразу. Он посчитал до трех и взялся за ручку. Он, конечно, умом понимал, что стоит дождаться приглашения, что натиском не смягчить ее сердца, но ждать под дверью он больше не мог – это наказание было ему не под силу. И вот, едва он взялся за ручку, из-за двери раздалось не слишком приветливое «войдите». Открыв дверь, он вдруг понял, что все нужные слова выветрились из его головы. Оставалось надеяться на то, что подсказка придет свыше.
Алана смотрела, как Грегор вошел, тихо прикрыл за собой дверь и повернулся к ней лицом. Сердце Аланы радостно забилось, но она мысленно отругала себя за проявление слабости и глупость. Верно, он теперь совершенно свободен. Ну и что? Что это меняет в их отношениях? Он солгал ей, и не один раз, и она понятия не имеет, что он к ней испытывает помимо плотского желания.
Она вспомнила, как радовалась, когда разбойникам не удалось совершить с ней гнусность, которая могла разрушить все то прекрасное, что возникло между нею и Грегором. Но все это разрушила его ложь. И теперь, когда боль от его предательства все еще жгла и ей нечего было противопоставить этой боли – ведь слов любви от него она никогда не слышала, – воспоминания о прекрасных мгновениях близости омрачались мучительным сознанием собственного легкомыслия. Наверное, со временем это пройдет, и те воспоминания снова станут чистыми и прекрасными, пусть и будут окрашены грустью о невозвратно утраченном, но сейчас она предпочитала не вспоминать – слишком больно было.
– Как поездка? – вежливо спросила она.
Грегор опустился в кресло перед камином.
Она заметила, как он нехорошо прищурился, уловив холодную отчужденность в ее голосе, и ей сразу стало спокойнее на душе Алана понимала, что получать удовольствие от того, что досаждаешь другому, гадко, но ведь месть ее была справедливой. Разве не он оставил ее мучиться на шесть долгих дней бок о бок с женщиной, за которой он ухаживал, а та назвала себя его невестой? Если бы он действительно так сильно хотел объяснить ей, Алане, в чем состояло недоразумение, на которое он намекнул, то мог бы, пожалуй, задержаться в Скаргласе, чтобы объясниться в тот же день, а не неделю спустя.
– Спасибо, хорошо, – ответил Грегор, – хотя мне сильно недоставало моих привычных спутников.
– Ах да. Но я решила, что Шарлеманю стоит отдохнуть от путешествий.
Алана умела быть несносной, когда злилась, подумал Грегор, не зная, смеяться ему или как следует ее встряхнуть. Теперь-то он подумал, что мог бы догадаться, как Алана его встретит, – время, проведенное у Гоуэнов, могло бы его кое-чему научить. Он мог стерпеть ее отповедь, приняв ее как заслуженное наказание, но долго сносить такую кару был не намерен. Да, он обидел ее, хотя и не мог пока понять, насколько сильно, и она явно отвечает ему той же монетой. И еще таким образом она пытается удерживать его на расстоянии, но скоро сама поймет, что это ненадолго.
– И где кот? – спросил Грегор, оглядевшись. Он знал, что Шарлемань далеко от хозяйки не отходит.
– Твоим сыновьям он очень понравился, и Шарлемань теперь чтит их своим присутствием.
Грегор почувствовал, что покраснел. Ну и ну! Он не ожидал, что она так сразу возьмет и выплеснет ему в лицо всю его ложь. Впрочем, он ведь не лгал ей по сути. Но отчего-то Грегору казалось, что, начни он объяснять Алане, что забыл сказать ей о сыновьях, потому что был озабочен другими проблемами, Алана его не поймет. Вернее, это не принесет ему прощения. Так или иначе, но теперь ему было неловко за себя.
– А, это хорошо, – сказал Грегор и подумал, что больше не может обмениваться этими идиотскими репликами. Запас его терпения исчерпан. – Ты хочешь знать, как дела у твоей сестры? – Еще более идиотский вопрос, подумал Грегор и не удивился, когда Алана посмотрела на него так, словно его слишком часто били тяжелым по голове.
– Да, как там Кайра?
Алана сидела очень прямо, сложив руки на коленях, в точности как ее учили в детстве. Именно так положено сидеть, принимая гостей, и Алана подозревала, что Грегор в курсе. Его кривая ухмылка служила тому доказательством. Если он решил, что она станет рассыпаться перед ним в любезностях и улыбаться ему до ушей только потому, что Мейвис сбежала с Брайаном, то пусть поймет, что ошибся. С ним будут обращаться всего лишь как со случайным знакомым до тех пор, пока он не даст серьезный повод относиться к нему по-другому.
– Она прекрасно себя чувствует, – сказал Грегор. – Та печаль, что ты в ней чувствовала, должно быть, вызвана несчастьем с Арджлином и всеми его людьми. Этот негодяй обращался с местными женщинами, словно все они кобылы на его личной конюшне. Он и его люди. Увозили девушек из дома, отрывали от семьи и держали при себе для развлечения. Кайра избежала этой страшной участи, но мне кажется, она до сих пор винит себя в том, что не пришла на помощь своим женщинам раньше. И еще многие ценности, коих в Арджлине, говорят, было в избытке, сильно пострадали. Все продуктовые запасы разорены, и поля не удалось засеять вовремя. Так что, как видишь, есть много поводов для грусти, хотя постепенно Арджлин оживает.
Алана поежилась от ужаса, слушая слова Грегора о том, что пришлось пережить женщинам Арджлина. Она понимала Кайру: сестра чувствует себя виноватой из-за заминки с ответным ударом. Это ей понятно – она сама чувствовала бы примерно то же. Алана сосредоточилась и попыталась поймать волну, идущую от сестры, чтобы понять ее состояние.
– Да, все так. На душе у нее груз вины. Но это еще не все. Меня не оставляет ощущение, что и с ее браком что-то не так.
– Нет, Алана, с ее браком все хорошо. Есть, правда, какая-то непонятная напряженность. Им с Лайамом еще надо кое-что уладить. Лайаму твоя сестра действительно дорога, но Кайра в это все равно не до конца верит. Как ты сама сказала, Лайам из тех мужчин, которых большинство женщин считают красавцами, и твою сестру это сильно беспокоит. Им просто нужно время, чтобы лучше узнать друг друга, тогда она поверит, что он не станет изменять ей, даже если та женщина будет настойчиво его преследовать.
– А, как та, что явилась за ним в монастырь, из ревности подставила Лайама, и его избили.
– Именно. Люди Арджлина уже доверяют Лайаму и смотрят на него как на лэрда. Его там все считают человеком порядочным. Тебя это не успокаивает?
– Отчасти да. Но я все равно должна увидеться с Кайрой.
– Скоро ты сможешь это сделать. Просто дай им время разобраться в своих отношениях. Мне она не показалась несчастной, и Кайра воспринимает как нечто само собой разумеющееся, что все в Арджлине видят в Лайаме своего лэрда, хотя по закону земля принадлежит Кайре. Он открыто и охотно признает все ее права на Арджлин и отправляет людей к ней, чтобы она принимала решения по их делам.
Это Алану порадовало. Да, часто браки совершаются ради приобретения земли, денег и даже ради установления добрых отношений с соседями, но Кайра не нуждалась в таком союзе. Лайам в результате брака с Кайрой приобретал куда больше, чем его супруга. Возникал вопрос: не женился ли Лайам на Кайре из корысти или ради обретения власти лэрда? Если это не так, то Алана рада за сестру.
Алана заметила, что Грегор весь подался вперед и пристально смотрит на нее. Очевидно, он сказал все, что хотел, о своем путешествии в Арджлин. Разговор о Кайре и Лайаме заставил Алану забыть о напряженности в их с Грегором отношениях. И сейчас, когда тема исчерпала себя, она подумала, что Грегор намеренно направил разговор в это русло. Теперь, судя по выражению его лица, он был готов обсудить их собственные отношения, но он не был уверен, что она готова к подобному разговору.
– Алана, я догадываюсь, что ты считаешь, будто я вел с тобой нечестную игру, использовал тебя, не имея на это права, – сказал Грегор, взяв ее за руки и не обращая внимания на ее попытку высвободиться.
– Ты должен был рассказать мне о Мейвис, поставить в известность, что ты помолвлен.
– Но я не был помолвлен. Да, я ухаживал за ней. Я решил, что пора прекратить забавляться с женщинами, о которых я забывал на следующий же день, надо уже остепениться, найти наконец жену. Большинство мужчин рано или поздно взрослеют и начинают об этом думать. Я слышал о Мейвис Керр и отправился на нее посмотреть, чтобы решить, подходит ли она мне. За ней давали землю и тугой кошелек, и, прости, если эти слова оскорбляют твой слух, именно этого в основном и ищут мужчины, думающие о браке. Я действительно ухаживал за ней, но я с ней не обручался. Да, все эти ухаживания подразумевали, что я думаю о браке, но я ничего не обещал и ничего не подписывал.
– Тогда почему ты ничего о ней не рассказал, если все обстояло именно так? Зачем было делать из своих отношений с ней страшную тайну?
– Вначале я подумал, что факт ухаживания за Мейвис не настолько важен, чтобы об этом говорить Я ведь уже решил, что не женюсь на ней, несмотря на соблазнительное приданое. Пока я сидел в одиночестве в темной яме, куда меня посадили Гоуэны, я понял, что не могу связать себя до конца дней с женщиной, к которой испытываю только приязнь, и не более того.
– Все это вполне понятно, поэтому я снова тебя спрашиваю: почему ты не посмел мне о ней рассказать? Почему не сказал о Мейвис после того, как мы стали любовниками? Ведь тогда это уже и меня касалось, верно?
Грегор провел рукой по волосам. Все оказалось труднее, чем он думал. Он не хотел рассказывать Алане, как прикидывал, насколько она подходит ему в жены, как проверял свои чувства, дабы убедиться, что они достаточно сильны, чтобы жениться на Алане. Если ему самому такие прикидки казались кощунственными, то она точно будет не в восторге от его признания.
– Да, касалось, – сказал он. – К тому времени как мы стали любовниками, я уже достаточно хорошо тебя узнал, чтобы понять: ты не станешь спать со мной, пока я не разберусь с Керрами. Да, я самодовольный ублюдок, и я не хотел, чтобы ты меня бросила. Я думал, что приеду сюда, а потом разберусь с Керрами по-тихому, так что ты ни о чем не узнаешь. Когда ты мне рассказала о планах отца, я подумал вот сейчас в самый раз рассказать тебе о Мейвис, но я побоялся, что ты оттолкнешь меня, трусливо промолчат.
В какой-то степени его признание ей польстило, но Алана решила так быстро не сдаваться. Причины его молчания стали ей понятны и даже лестны, но это не снимало с него вины. К тому же она чувствовала, что у него были и иные, не столь благородные причины молчать. И Алана решила не давить на него, добиваясь полной откровенности. Это только может окончательно развести их.
– Любовь моя, разве ты не понимаешь? Я не хотел терять твоего тепла. – Грегор сокрушенно вздохнул. Алана лишь суровее сдвинула брови. – И когда мы приехали сюда и столкнулись с Мейвис, и ее отец громко объявил, что мы помолвлены, меня словно оглушили ударом по голове. Я не мог придумать достойного выхода из положения – и Мейвис не мог унизить перед всеми членами моей семьи. Она-то не виновата в том, что я раздумал на ней жениться. Согласись, Алана, я дал ей надежду, и, как честный человек, обязан был смягчить удар. Необходимость срочно объясниться с Мейвис, страх потерять тебя – все это разом свалилось на меня, и я потерял почву под ногами. Я только и думал, как поделикатнее дать отставку Мейвис, а в результате заставил тебя страдать. Ты стала считать меня ублюдком, который тебя использовал и бросил.
– Я действительно так подумала, – пробормотала Алана.
– Мне очень жаль. Но я считал, что вначале должен уладить дела с Керрами, объяснить Мейвис, что не женюсь на ней. Меня словно кувалдой ударили по голове, и я ослеп и оглох ко всему, что не имело отношения к этой дурацкой ситуации. Если бы ты дала мне возможность объяснить…
– Может, я и дала бы тебе такую возможность, но только Мейвис вмешалась очень вовремя, и ты предпочел остаться с ней, а не объясняться со мной. Ты сам пренебрег такой возможностью. Не захотел сделать так, чтобы я поняла: ты мужчина, а не похотливый самец. – Алана сделала вид, что не замечает, как у него вытянулась физиономия, и встала. – Ну что ж, ты объяснился, а я тебя выслушала. Теперь мне надо подумать. Подумать и решить, могу ли я доверять человеку, который забыл упомянуть о своих незаконнорожденных детях, кстати, таких славных и красивых. Который почему-то решил, что его любовнице не обязательно знать о том, что на него претендует другая женщина. Доверять мужчине, который ни разу даже намеком не дал мне понять, чего он по большому счету от меня хочет.
Грегор встал и заключил Алану в объятия, не обращая внимания на ее сопротивление. Он поцеловал ее со всей страстью, что не знала утоления почти неделю, со всем отчаянием последней надежды. Зная, что еще немного – и он потеряет над собой контроль и попытается получить от нее все и сразу, Грегор отпустил Алану и пошел к двери. Уже шагнув за порог, он оглянулся и спросил:
– Чего я от тебя хочу? Это очень просто, девочка. Всего. Я хочу всего, что ты можешь мне дать. – Тихо прикрыл за собой дверь и ушел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-любовник - Хауэлл Ханна



Очень милый романчик.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаМила
25.12.2012, 12.19





Глупо,не о чем......
Горец-любовник - Хауэлл Ханнаюлиана
25.12.2012, 21.53





Довольно миленький.но могло быть и лучше!
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.47





Роман не понравился. Вначале, хочу сказать, складывалось приятное впечатление, но гг-ой вообще так тупил, что мне хотелось просто бросить книгу, но я сдержалась, т.к. этого никогда не делаю... Всю книгу размышлял о том, как он хотел встретить девушку которую полюбит(это мне сначала понравилось, т.к. гг-и обычно вообще не верят в любовь), но когда любовь пришла он превратился в тугодума. Всю книгу думал, подходит ему Алана или не подходит? Уже понял, что любит, а все равно думает! Бесило! Скрывал нареченную, думал лучше будет. Ага, сейчас! Думал как бы её гордость не пострадала, а об Алане даже не думал, зато Мейвис вообще красава, ни о ком не подумала! Боль гг-ни как свою собственную почувствовала. Мало она его заставила попотеть. Да и толку! Потом все равно ходил как зомби не мог двух слов сказать. Полный бред!! Оставил после себя только разочарование в особях противопожного пола и неприятный вкус во рту. 3/10
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
3.08.2014, 16.44





Интересный роман, но как по мне, не хватает острых ощущений и интриг.А так автор молодец.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаАнна
29.07.2015, 0.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100