Читать онлайн Горец-любовник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-любовник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

– Моя нареченная? – пробормотал Грегор.
Он поразился тому, как прозвучало в его устах это слово. Немного помедлив, он поверх головы Мейвис взглянул на Алану. Ему хотелось как-то смягчить то, что казалось жестоким предательством. Но Мейвис прилипла к нему, точно репей, и он едва ли мог бы что-то сказать. Да и по тому взгляду, которым смерила его Алана, он понял, что она не станет его слушать.
И вообще, что тут делает Мейвис? Грегор не помнил, чтобы приглашал ее. И потом, он ясно дал ей понять, что вернется, как только переговорит с членами своей семьи. К тому же он был очень осторожен и не давал никаких обещаний. Ни одной бумаги они не подписали, церемонии обручения не было, да и предложения руки и сердца он не делал. Да, он заставил Мейвис и ее близких строить планы на будущее, этого нельзя отрицать. И, конечно же, Керры могли затаить на него обиду. Но Грегор считал, что сможет уладить с ними отношения, соблюдая приличия и сохраняя достоинство.
И вот теперь он обнимал женщину, которую совсем не хотел, а та, которую он хотел, смотрела на него так, словно готова была убить его при первой возможности. И, что еще хуже, он не мог унизить Мейвис, публично оспорив ее заявление. Надежды и обещания – вещи разные, но если он пробудил в ней надежды своими ухаживаниями и разговорами с ее отцом, то обязан был объяснить Мейвис, объяснить в мягкой форме и не прилюдно, что теперь между ними все кончено.
– Мы очень волновались, когда по прошествии двух недель после твоего отъезда не получили от тебя вестей, – сказала Мейвис, отступив от Грегора на полшага.
Грегор открыл рот – и вдруг понял, что сказать ему нечего. Все члены его семьи и отец Мейвис уже с подозрением на него поглядывали. Грегор беспомощно взглянул на Фиону. Та же, хоть и ответила ему весьма недружелюбным взглядом, быстро пришла на помощь.
– Пойдемте со мной, госпожа Мюррей. – Фиона взяла Алану под руку. – Вы, должно быть, ужасно устали. Подозреваю, что вы не против принять горячую ванну.
– Да, – только и сказала Алана. Она последовала с Фионой.
У Аланы кружилась голова, и было такое ощущение, как будто у нее притупились все чувства. Гнев, охвативший ее в тот момент, когда та женщина бросилась приветствовать Грегора, открыто заявив о своих правах на него, постепенно ее оставил. И казалось, что этот гнев, уходя, прихватил с собой все остальные человеческие эмоции. Алана с ошеломляющей ясностью поняла: она ужасно глупа – самая глупая женщина на свете. Грегор с самого первого мига их знакомства уже принадлежал другой, а ей принадлежать никогда не будет. Алана надеялась, что эта бесчувственность не пройдет, потому что, начав снова чувствовать, она может и не пережить боль.
Тут послышался голос Фионы, и только сейчас Алана увидела, что находится в спальне.
– О, какая красивая комната…
– Черт возьми, Алана, ты ведешь себя так, будто тебя по голове крепко ударили.
– Вы зовете меня по имени? Значит, вы меня вспомнили?
– Я тебя и раньше помнила, – пожав плечами, ответила Фиона. – Просто посчитала, что в этой ситуации стоит соблюдать формальности.
– Да, пожалуй. – Все тело у Аланы ломило, и она едва добрела до кровати и села. Затем выпустила из гамака кота, чтобы тот мог обследовать их новый дом.
– Почему ты хромаешь? – спросила Фиона. Наклонившись, она почесала кота за ухом.
– У нас случилась небольшая стычка с разбойниками, и я упала. Ничего серьезного – только синяки и ссадины.
– Позволь мне самой судить о тяжести твоих ушибов.
Не дав Алане возразить, Фиона принялась расшнуровывать ее платье и потребовала рассказать все о той «небольшой стычке с разбойниками». И Алана, которой очень хотелось отвлечься от мысли о том, что Грегор обручен с другой, начала рассказ. Только когда она искупалась в ванне и надела чистую сорочку – все ссадины уже были смазаны целительной мазью, – она вдруг сообразила, что Фиона нарочно пытается отвлечь ее от грустных мыслей. Но, судя по выражению лица Фионы, передышка закончилась. С глубоким вздохом Алана уселась на табурет у камина.
– Сдается мне, что эта история о разбойниках – всего лишь одна из многих. Ты могла бы еще кое-что рассказать, не так ли? – Фиона принялась расчесывать влажные волосы гостьи. – Сколько времени вы с Грегором вместе?
– Слишком долго, и он ни разу не упомянул о том, что обручен. – Алана мысленно выругалась, потому что выдала себя – слишком много горечи, обиды и злости было в ее словах. – Но это не имеет значения. Мне надо поскорее уехать к Кайре и…
– Ты никуда отсюда не уйдешь, пока синяки не сойдут. Тебе повезло, ты не переломала себе кости, но это не значит, что ты сможешь скакать верхом.
– Но я приехала сюда верхом, – возразила Алана.
Однако Фиона тут же заявила:
– Приехала верхом, потому что иного выхода не было. Хотя Грегор мог бы соорудить для тебя носилки. Пойми, тебе нужен отдых.
– Если я поеду к Кайре, она поможет мне. И там я смогу отдыхать сколько угодно.
– И мне очень повезет, если она не явится сюда и не отчитает меня как следует за то, что я тебя отпустила. Тебе пришлось трястись в седле, чтобы сюда добраться, но сейчас у тебя нет необходимости снова трястись в седле.
– Я могла бы поехать в повозке.
Фиона скрестила на груди руки и, нахмурившись, уставилась на гостью:
– Нет, моя дорогая. Полагаю, ты знаешь, что случилось с Кайрой. У нее сейчас и без тебя забот хватает. А теперь, пока я буду тебя причесывать, ты расскажешь мне о том, что все это время вы с Грегором делали, и почему вас обоих прямо-таки перекосило при виде Мейвис.
– Он ее обнимал, – пробубнила Алана. – Похоже, он обрадовался…
– Расскажи мне о том, что случилось с тобой, и я расскажу тебе все, что ты захочешь узнать о Кайре.
Алана хотела отказаться, но потом решила, что это бессмысленно. Фиона была настроена весьма решительно, а Алана помнила: с решительно настроенной Фионой лучше не спорить. Рассказывая, Алана старательно избегала даже намеков на то, что они с Грегором стали любовниками. Она также старалась никак не показывать своего к нему отношения. Но, бросив на Фиону украдкой взгляд-другой, она поняла, что напрасно старается – Фиона обо всем догадалась, в этом не могло быть ни малейших сомнений.
– Выходит, у тебя было любовное приключение, – сказала Фиона, когда Алана закончила свой рассказ. – Ты также ответила на некоторые мои вопросы относительно помолвки Мейвис и Грегора.
– Как так? Я даже не упомянула о помолвке этой лживой скотины. – Алана почувствовала, что вся ее боль внезапно вылилась наружу.
Фиона пододвинула к огню второй табурет и села. Глядя в лицо Аланы, проговорила:
– Но это так, видишь ли.
– Ничего подобного.
– Поверь, дорогая, Грегор не лживая скотина. Да, он кобель, как и все Макфингелы. Но он человек честный. Вероятно, могут быть какие-то причины для того, чтобы отец Мейвис заявил о помолвке, и Грегор, наверное, действительно подыскивал себе жену. Но я совершенно уверена в том, что он не нарушил бы клятву, если бы действительно был помолвлен. Когда Мейвис и ее отец приехали в Скарглас и стали толковать о помолвке, мы все были озадачены – ведь Грегор ничего нам о помолвке не сообщал, не послал никакой весточки. А если бы помолвка состоялась, то он бы обязательно об этом сообщил.
– Он ехал в Скарглас, когда его схватили Гоуэны. Может, он ехал к вам с вестью о том, что выбрал наконец себе невесту. – Алана услышала, как дрогнул ее голос. Лучше бы к ней вернулся гнев или то онемение, что спасало от боли.
– Да, возможно. Но он очень расстроился, когда увидел их. Очень расстроился.
– Конечно, расстроился. Его раскусили, разве не так?
– Я так не думаю. Я думаю, что они с отцом Мейвис говорили о помолвке, но разговор этот не был подкреплен договором. Отец Мейвис, наверное, хотел бы, чтобы они поженились, поэтому он и ведет себя так, как будто помолвка состоялась. Но я не думаю, что это действительно произошло. Поверь, я хорошо знаю Грегора. И я уверена: он возвращался сюда, чтобы еще раз все обдумать, возможно, еще раз все обсудить с Эваном. Этот брак должен был стать браком по расчету – ни любви, ни страсти у них не было. И Грегор еще не раз обдумал бы каждый шаг, даже если бы многое приобрел от этого союза.
Алана была согласна с Фионой. Грегор любил как следует все обдумать. Но лучше не тешить себя надеждами. Фиона протягивала ей соломинку, но Алана не спешила за нее ухватиться. Она еще не оправилась от потрясения и обиды, и еще одно разочарование разбило бы ей сердце. Грегор действительно ни разу не намекнул, что не свободен, но ведь это оказалось ложью. Солгавший раз солжет еще.
– Впрочем, все это не имеет значения. Мы с Грегором случайно оказались пленниками, а потом вместе путешествовали, вот и все, – проговорила Алана.
– Ты не умеешь лгать, Алана Мюррей. Я не требую от тебя исповеди. Не требую рассказать обо всем том, что было у вас с Грегором. Но я не верю, что вы всего лишь друзья по несчастью, которым удалось спастись и вместе добраться сюда. Мне стоило лишь взглянуть в лицо Грегора, когда появилась Мейвис, чтобы понять: вы с ним не только попутчики.
– Все, что было между нами, теперь в прошлом. Он женится на Мейвис.
Фиона встала и принялась заплетать гостье косы.
– Алана, пока оставим этот разговор. Скажи, ты хочешь отсидеться здесь или пойдешь ужинать вместе со всеми в нижний зал?
– Кажется, ты сказала, что мне нужно отдохнуть?
– Я сказала, что тебе нельзя ехать верхом, добавляя к старым синякам новые. Но если ты наденешь платье и спустишься в зал поужинать, то ничего страшного не случится.
Чего Алане совсем не хотелось, так это сидеть за столом и смотреть, как Грегор будет общаться со своей нареченной. Может, царапин и синяков это ей не добавит, но сердце станет болеть еще сильнее. Тем не менее, Алана была слишком горда, чтобы трусливо прятаться в спальне, да она и не сделала ничего плохого. И Грегор не должен думать, что хоть как-то задел ее чувства, пусть знает: она испытывает лишь гнев и презрение к лжецу. Только это и ничего больше! Осуждение негодяя поможет ей продержаться еще несколько часов и не поддаться грусти и унынию.
– Не уверена, что смогу проглотить хотя бы что-то, – пробормотала Алана и по улыбке Фионы поняла, что та восприняла ее ворчание как согласие, которого она и ждала.
Грегор испытывал острое желание прийти к Алане и все ей немедленно объяснить, но знал: этого он сделать не может. Он собирался с духом, чтобы поддерживать вежливый разговор с Мейвис и ее отцом за ужином. Это будет трудно не только потому, что слишком много людей их окружают, – ему требовалось время, чтобы хорошенько обдумать, что именно он должен сказать Мейвис. Грегор поспешил уединиться в своей спальне, где принял ванну и переоделся. Он не удивился тому, что спустя несколько минут к нему вошел Эван.
– Ты не похож на мужчину, который наконец нашел девушку, на которой хочет жениться, – сказал Эван, присаживаясь на кровать.
– Да нет, я как раз нашел, – ответил Грегор, начиная одеваться к ужину. – Но увы, это не Мейвис Керр.
– Нет? А ведь они с отцом в этом совершенно уверены. Если у тебя имелись сомнения, незачем было обручаться.
– Да ведь никакой помолвки и не было. Я ухаживал за Мейвис, мы говорили о помолвке с ее отцом – этого я отрицать не могу. Однако я не просил ее руки и не подписывал никаких документов. Возвращаясь от Керров в Скарглас, я собирался с тобой посоветоваться, все обдумать и взвесить, прежде чем брать на себя какие-то обязательства. Но Гоуэны вмешались в мои планы.
– И, тем не менее, ты ничего не стал возражать, когда она бросилась тебе на шею.
– Да я просто ошалел от того, что Мейвис здесь и все называют ее моей невестой, не мог же я унизить ее перед всеми вами. Мейвис – славная девушка, и я виноват в том, что она надеялась на наш брак. Я собирался наедине очень деликатно все ей объяснить, чтобы она на меня не рассчитывала. Уверен, что все это происки ее отца. Он усложнил мне задачу. Здесь, в моем родовом гнезде, как ни крути, она наша гостья. Я не могу ее обидеть.
– Ну что ж, я бы помог тебе выпутаться, но утром я уезжаю.
– Куда?
– В Арджлин. Ты что-нибудь знаешь о тамошних делах? Помимо того, что Кайра – родная сестра Аланы, что она жива и снова вышла замуж?
Грегор рассказал Эвану все, что узнал от брата Мэтью. Его обрадовало известие, что Лайам женился на Кайре и стал лэрдом Арджлина.
– Лайам – порядочный человек, и лэрд из него получится отменный. И потом, он нашел свою половину. – Эван загадочно улыбнулся. – Бедняге стоило немалых трудов убедить в этом Кайру, его прошлое черной тучей еще многим застит глаза. Но я верю, что все недоразумения между ними скоро уйдут в прошлое.
– Может, это и к лучшему, – проговорил Грегор, думая о чем-то своем. – Может, тогда Алана и не сбежит к сестре.
– Фиона уже помешала ей сбежать. Сказала, что не отпустит, пока у нее не пройдут синяки и ссадины. А когда и эта отговорка отпадет, Фиона попытается убедить Алану, что Кайре и Лайаму стоит побыть наедине подольше, чтобы они смогли без посторонних наладить свои отношения. Если ты, конечно, хочешь, чтобы Алана тут задержалась.
– Да, хочу. Она – моя половина.
Эван кивнул:
– Я сразу так и подумал. Ты так посмотрел на Алану, когда к тебе бросилась Мейвис, что сразу стало ясно: ты выбрал себе другую невесту.
– Я начал сомневаться в том, что поступаю правильно, уже в первые дни своего заключения у Гоуэнов. Я был один, и мне ничто не мешало думать. Одиночество – лучшее средство для прочистки мужских мозгов. Мейвис и в самом деде отличная партия: и смотреть на нее приятно, и денег за ней дают немало, и кусок земли в придачу… Но она меня не трогает. Я думал, что со временем смогу ее полюбить, ну хотя бы испытывать к ней привязанность. Но я вдруг понял, что не хочу связывать себя до конца жизни с женщиной, к которой не смогу испытать ничего, кроме слабого влечения.
– Да, этот путь ведет к несчастливой жизни и побуждает нарушать брачные клятвы. Но сейчас ты действительно не можешь просто так взять и распрощаться с ней.
– Это верно. – Грегор вздохнул. – Такое деликатное дело требует такта и умения говорить, в чем я не слишком силен.
– Тогда поехали со мной в Арджлин. Этот ублюдок Моубри разорил там все и вся, так что я везу с собой кое-какие припасы. Твой отъезд вполне объясним, причин для поездки в Арджлин действительно много. Кстати, Мейвис с отцом явились сюда без приглашения, так что слишком громко возмущаться у них нет права. И вспомни – они нам вообще солгали. А тебя не будет несколько дней, так что времени подумать, как и что тебе сказать отцу с дочерью, у тебя хватит.
– Хороший план, только он что-то сильно смахивает на трусливое отступление. Заварил кашу и исчез.
Эван негромко рассмеялся, вставая.
– А по мне, это больше похоже на стратегическое отступление перед решающей битвой.
– Вот это мне уже больше нравится. – Грегор торопливо причесался. – Я вот думаю, у Аланы хватит смелости спуститься в большой зал, или она тоже предпримет стратегическое отступление?
– Она гордая девушка?
– Да, хотя заносчивой ее не назовешь.
– Тогда она будет там. Она не захочет, чтобы ты подумал, будто она уязвлена тем, что может показаться настоящим предательством.
– Без всякого «может»! Называй вещи своими именами.
– Ты ее соблазнил, верно?
– Да, мы были любовниками. – Грегор услышал, как запальчиво прозвучали его слова, и про себя выругался.
– Мы не станем спорить по поводу того, следовало ли тебе рассказать ей о Мейвис. Но меня, представь себе, не удивляет, что вы с Аланой стали любовниками. Не удивляет, раз ты считаешь, что она создана для тебя.
– Да, она – моя вторая половина, но после того, что случилось, мне будет очень трудно ее в этом убедить.
– Чем труднее битва, тем слаще победа. И не забывай, что она стала твоей любовницей по своей воле. Судя по тому, что говорила Фиона о женщинах Мюррей, они знают себе цену и не бросаются на шею кому попало.
– Дай Бог, чтобы она была права. Мне предстоит выдержать долгую церемонию ужина, сидя рядом с той, которая считает меня своим нареченным, и другой, на ком я действительно хочу жениться, но та предпочла бы сегодня увидеть мою голову на блюде.
Алана очень старалась не пялиться на Грегора, который сидел между Мейвис и ее отцом. Пища застревала у нее в горле, словно ее заставляли есть песок. Каждая улыбка Грегора, адресованная Мейвис, была как нож в сердце. По его поведению, с тоской думала Алана, никак не скажешь, что весть о его помолвке ложна. И Алана начала думать, что среди всех присутствующих одна Фиона сомневается в том, что эта помолвка состоялась.
За те несколько часов, что прошли с момента прибытия в Скарглас, уверенность Аланы в том, что она самая большая дура из всех живущих на земле женщин, окончательно окрепла в ней. Грегор не только не счел нужным сообщить ей о том, что он помолвлен, но и умолчал о том, что у него растут двое детей. Рожденных, между прочим, от разных матерей, ни на одной из которых он не был женат. Что тут скажешь, Грегор – просто похотливый самец, и она, Алана, – всего лишь одна из многих его побед. Все его красивые слова – всего лишь пустая болтовня, имеющая одну цель – заставить женщину, грубо говоря, задрать юбки. При этой мысли она так разозлилась, что ей захотелось увидеть его красивую голову, наколотую на пику, не говоря уж о других частях его тела.
От Грегора потребовали рассказа о недавно пережитых приключениях, и он не мог ответить отказом. Алана заметила, как хитро он избегал любых намеков на то, что она стала для него чем-то большим, чем соседкой по камере. Он недвусмысленно дал всем понять, что она, Алана, не более чем случайная знакомая, которую он великодушно привел в свой дом. Ему удалось осуществить задуманное куда лучше, чем самой Алане, когда она рассказывала Фионе свою историю. Алана понимала, что Грегор не мог вот так взять и при всех открыто объявить об их любовной связи, да она этого и не хотела. Но ведь он даже намеком не дал Мейвис понять, что собирается порвать с ней. Алана не верила тем нежным взглядам, которые он периодически бросал в ее сторону. Ей казалось, что на Мейвис он смотрел точно так же.
Когда же она пошла по ложному пути? Грегор ее использовал, отобрал невинность, и при этом она совсем не намерена была требовать, чтобы он на ней женился. Ей очень не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал, как легко она поддалась на его улыбки и красивые слова. И что самое горькое, она все еще хотела быть с ним, хотя он сидел рядом со своей невестой и мило с ней беседовал.
Алана решила, что отныне будет полностью его игнорировать. И даже никаких разговоров. Говорить с Грегором опасно. Своими разговорами он не просто вымолит у нее прощение, но, того и гляди, уговорит ее остаться жить у него и после того, как он женится на Мейвис. Нет, ни за что не станет она позорить свою семью. Но все же…
Когда Мейвис со смехом скормила Грегору кусок яблока, Алана решила, что с нее довольно. Хватит! Гордость заставила ее присутствовать на этом ужине, желание показать Грегору, что она не раздавлена его предательством и ложью. Ее гордость была удовлетворена. Но если она не уйдет немедленно, то весь тот гнев, что скопился в ней, пока она наблюдала, как Грегор и Мейвис ворковали как голубки, готов был прорвать все плотины и вырваться наружу, обнаружив и все те чувства, что она пыталась скрыть – обиду, унижение, боль. Пробормотав что-то насчет усталости после долгой дороги и боли от многочисленных ушибов, Алана направилась в свою спальню. Пройдя половину лестничного пролета, она услышала торопливые шаги за собой – Алана почти точно знала, кто хочет ее догнать. Тот самый человек, которого она сейчас предпочла бы не видеть, а может, не встречать больше никогда.
– Алана, подожди! – крикнул Грегор.
– Зачем? – спросила она, медленно развернувшись к нему лицом. – Чтобы на свадьбу пригласить?
Алана чувствовала, что теряет контроль над собой. И все же ей было приятно, что своей злой отповедью она заставила Грегора остановиться.
– Я могу объяснить… – начал он.
– Разве? Ах, ты про нее забыл? И тебе хватило на это всего несколько дней, потому что Гоуэны схватили тебя, не успел ты от нее отъехать. Это говорит не в пользу твоего постоянства, не так ли?
– Алана, это недоразумение. Из-за недопонимания…
– Ах да, я очень непонятливая, – перебила его Алана. – Я просто дура, верила всем твоим красивым словам. Но не думаю, что захочу слушать их снова, – сказала она, продолжая двигаться наверх.
Она слышала, что Грегор следует за ней, но тут его окликнула Мейвис. Алана посмотрела через плечо и увидела, что Мейвис стоит у подножия лестницы и хмурится, глядя на них с Грегором. Однако во взгляде ее было больше любопытства, чем обеспокоенности. Грегор посмотрел вниз, на Мейвис, затем снова вверх, на Алану. Судя па выражению лица, в нем боролось два чувства: досада и желание быть понятым и прощенным. Алана сделала неглубокий реверанс Мейвис и чуть ли не бегом бросилась наверх, чтобы Грегор не смог ее остановить.
Влетев в спальню, Алана закрыла за собой дверь, прижавшись к ней спиной. Она почувствовала облегчение, а затем – острое разочарование, когда после нескольких минут ожидания в тишине стало ясно: Грегор предпочел остаться с Мейвис в зале. И это задело ее больнее, чем все остальное. Алана разрывалась между потребностью причинить Грегору такую же боль, какую он причинил ей, и желанием немедленно покинуть Скарглас – уехать отсюда как можно быстрее.
Сбросив одежду, она натянула ночную рубашку, оставленную для нее Фионой, и забралась в постель. Она чувствовала свое полное бессилие, но мысль о том, что она все же поставила Грегора в дурацкое положение, согревала ее, пусть и недолго. Увы, о том, чтобы уехать из Скаргласа, тоже не могло быть и речи. Фиона оказалась права: Алана и до главного зала еле доковыляла, что уж там говорить о верховой езде. Она до сих пор не могла без содрогания вспоминать последнюю часть пути в Скарглас – так ей было больно. И это при том, что Грегор сделал все, чтобы облегчить ей это путешествие.
Она могла выбирать одно из двух зол: то ли терпеть боль телесную, решившись все же бежать к сестре в Арджлин, то ли сердечную, оставшись в Скаргласе и видя своего возлюбленного, любезничающего с Мейвис. Все равно, куда падать – на камни или на булыжники.
– Тогда я останусь здесь, и будь проклята эта лживая скотина, – пробормотала Алана сквозь рыдания.
Она еще какое-то время боролась со слезами, но потом решила дать волю чувствам. Она-то думала завоевать сердце Грегора, а оказалось, что и завоевывать нечего – нет у него сердца! Такое жестокое разочарование можно только в слезах утопить. «Поплачу вволю и усну, а потом буду делать вид, что Грегор Макфингел для меня – пустое место, – думала Алана. – Раз и навсегда вырву его из своего сердца и сотру из памяти». Она полагала, что если сможет притворяться достаточно долго и умело, то и сама начнет в это верить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-любовник - Хауэлл Ханна



Очень милый романчик.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаМила
25.12.2012, 12.19





Глупо,не о чем......
Горец-любовник - Хауэлл Ханнаюлиана
25.12.2012, 21.53





Довольно миленький.но могло быть и лучше!
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.47





Роман не понравился. Вначале, хочу сказать, складывалось приятное впечатление, но гг-ой вообще так тупил, что мне хотелось просто бросить книгу, но я сдержалась, т.к. этого никогда не делаю... Всю книгу размышлял о том, как он хотел встретить девушку которую полюбит(это мне сначала понравилось, т.к. гг-и обычно вообще не верят в любовь), но когда любовь пришла он превратился в тугодума. Всю книгу думал, подходит ему Алана или не подходит? Уже понял, что любит, а все равно думает! Бесило! Скрывал нареченную, думал лучше будет. Ага, сейчас! Думал как бы её гордость не пострадала, а об Алане даже не думал, зато Мейвис вообще красава, ни о ком не подумала! Боль гг-ни как свою собственную почувствовала. Мало она его заставила попотеть. Да и толку! Потом все равно ходил как зомби не мог двух слов сказать. Полный бред!! Оставил после себя только разочарование в особях противопожного пола и неприятный вкус во рту. 3/10
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
3.08.2014, 16.44





Интересный роман, но как по мне, не хватает острых ощущений и интриг.А так автор молодец.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаАнна
29.07.2015, 0.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100