Читать онлайн Горец-любовник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-любовник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Алана заморгала в недоумении и уставилась на захлопнувшуюся перед ней дверь. Судя по раздававшимся из-за двери звукам, монах опускал железный засов. При этом он что-то ворчал, но слов Алана не разобрала. Вскоре послышались и другие голоса; казалось, за стенами монастыря разгорелся нешуточный спор. Алана взглянула на Грегора. Тот стоял, прислонившись к стене и скрестив на груди руки. Все это его очень забавляло.
Алана нахмурилась и проговорила:
– Похоже, Кайра действительно отправилась за помощью к нашему кузену Мэтью.
– Вынужден согласиться с тобой, дорогая. – Грегор не удержался от смеха, и тот презрительно-оскорбленный взгляд, что бросила на него Алана, еще больше его рассмешил. – И похоже, что твои братья тоже побывали здесь с визитом, – добавил он со смешком.
– Ничего смешного, – пробормотала Алана. Интересно, что же натворили ее братья, почему настроили против себя всю братию монастыря Святого Бернарда?
– Прости, малышка, но все это и впрямь очень забавно. – Грегор усмехнулся. – Ведь он имеет в виду тех самых твоих братьев, следом за которыми ты отправилась в путь?
Алана со вздохом кивнула:
– Да, верно. Думаю, что Артан и Лукас бывают иногда… слишком уж грозными. Хотя я не могу поверить, что они способны угрожать монахам. И зачем бы им являться сюда дважды? Конечно, Мэтью они очень любят, но они сами говорят, что общение с монахами их немного нервирует. Это потому, что монахи слышат слово Господне и блюдут обет безбрачия. – Алана улыбнулась, когда Грегор захохотал, но тут снова приоткрылась дверь, и она на мгновение замерла. – Мэтью! – воскликнула Алана, бросившись к монаху, отчаянно пытавшемуся распахнуть дверь, в то время как остальные так же отчаянно пытались ему помешать. – Меня и в самом деле не желают здесь принимать? – Да нет же, тебе здесь всегда рады! – воскликнул Мэтью в надежде перекричать хор голосов, утверждавших прямо противоположное. – Знаешь, тут в последнее время случились неприятности, и братия немного нервничает. – Мэтью взглянул на Грегора. – Кого ты привела с собой, девочка?
– Это Грегор Макфингел Камерон, – ответила она и тут же услышала вопли с той стороны двери.
– О нет, из этих мы тоже никого не пустим! – кричали монахи.
Алана с усмешкой взглянула на Грегора:
– Похоже, не только мои родичи доставляют неприятности.
– Нет-нет, о чем ты, кузина? Никаких неприятностей. – Мэтью с трудом удерживал дверь приоткрытой, героически сопротивляясь напору остальных монахов. – Подожди тут, девочка. И вы подождите. – Он покосился на Грегора. – Я к вам выйду через несколько минут. Принести вам еды и питья?
– Да, если можно. Я хочу знать, что с Кайрой.
– Что ж, мне есть о чем тебе рассказать. Но подожди немного, я сейчас выйду.
Дверь снова захлопнулась, и Алана услышала целый хор возмущенных голосов. Она посмотрела на Грегора и пробормотала:
– Все это очень странно, тебе так не кажется? Но, похоже, нас ждет очень интересный рассказ. Не терпится его выслушать.
– Интересно, кто из моего клана мог здесь побывать, – в задумчивости проговорил Грегор, глядя на запертую дверь. – А может, из моих родичей тут никого и не было? Может, монахи ошиблись?
– Не исключено, что здесь все же побывал кто-то из твоих родственников. Вопрос: зачем им понадобилось сюда идти? И зачем сюда дважды приходили мои братья? Полагаю, они могли явиться сюда с единственной целью – узнать что-нибудь о Кайре. Но что за неприятности она могла навлечь на монастырь? Насколько я знаю, Кайра и мухи не обидит.
Алана уже собралась колотить в дверь, когда появился Мэтью с двумя большими корзинами, полными провианта. Он едва увернулся, чтобы дверь не хлопнула ему по заду. Грегор забрал у монаха одну из корзин, и тот повел Алану и ее спутника по тропинке, протянувшейся вдоль монастырской стены.
– Куда мы направляемся, кузен? – спросила Алана.
– В гостевой домик, – ответил брат Мэтью. – Что это там у тебя в одеяле? Кот?
– Да. Я назвала его Шарлеманем.
По дороге Алана рассказала кузену историю кота и ответила на многочисленные вопросы о том, что привело ее к монастырским стенам. Алане очень хотелось, чтобы Мэтью побыстрее рассказал ей все, что знал о Кайре, но она заставляла себя сохранять спокойствие и подробно отвечала на вопросы. Она знала, что Мэтью все расскажет ей, когда будет к этому готов. Но когда они подошли к маленькому домику за монастырем, Алана с трудом удерживалась от вопросов.
– Проходите и присаживайтесь, – сказал Мэтью и поставил на стол свою корзину. – Мы можем поговорить за трапезой.
– Кайра была тут, в этом самом доме, – прошептала Алана. Она чувствовала присутствие Кайры на удивление сильно, как будто та стояла прямо перед ней. – Кайра остановилась здесь, и она была чем-то очень напугана. Чем-то или кем-то.
– Кем-то, – сказал брат Мэтью. – Пожалуйста, Алана, проходи и садись. И позволь мне рассказать тебе то, что я могу рассказать.
Не обращая внимания на неприязненный взгляд брата Мэтью, Грегор обнял Алану за плечи и привлек к себе.
– Мы наконец-то отыскали ее след, любовь моя. Теперь давай послушаем, что с ней стало. – Грегор поцеловал ее в макушку и подвел к столу, за которым их ждал брат Мэтью.
– Не могу поверить, что с вами обеими – с тобой и с Кайрой – такое произошло, – пробормотал брат Мэтью, разливая вино в деревянные кружки. – Слава Богу, вы обе выжили.
– Можешь считать, что я вовсе не пострадала, кузен, – сказала Алана. – А вот Кайра, насколько я понимаю, пострадала, и весьма серьезно.
– Да, к сожалению, очень серьезно.
– Может, лучше начать сначала? – предложил Грегор. – Алана знает только то, что муж Кайры умер, что сама Кайра пострадала, когда был захвачен Арджлин, и что после этого она исчезла.
– Ешь-ешь, – ласково проговорил Мэтью, обращаясь к Алане. – И позволь мне рассказать тебе всю историю. Когда я закончу свой рассказ, вы можете задать мне вопросы. Итак, разбойник по имени Рауф Моубри убил мужа Кайры, лэрда Арджлина, и много людей, защищавших Арджлин, полегло вместе с ним. Да, Кайра серьезно пострадала, ибо Рауф пожелал присвоить себе не только земли Арджлина, но и Кайру. И твоя сестра получила увечья, когда защищалась.
– Нежели он… – Алана осеклась, боясь услышать «да» в ответ на свой вопрос, хотя была почти уверена в том, что Кайре удалось избежать такой участи.
– Нет-нет! – Брат Мэтью похлопал кузину по руке, судорожно вцепившейся в бортик стола. – Ей удалось вырваться и убежать, так что он не смог над ней надругаться.
Алана молча кивнула и приказала себе расслабиться. Сначала ее до смерти напугало одно лишь упоминание о том, что сестра могла оказаться жертвой такого преступления. Но теперь, спокойно обдумав слова кузена, она поняла, что он говорит правду. Если бы Кайру изнасиловали, она бы знала об этом. Она бы почувствовала, если бы сестра подверглась такой жестокости, ведь она всегда чувствовала ее боль как свою собственную. Но все же Кайра очень переживала, когда находилась в этом гостевом домике.
– Она здесь залечивала раны, – продолжал между тем Мэтью. – Вначале Кайра жила в монастыре, когда же поправилась настолько, что могла сама о себе заботиться, я привел ее сюда.
Алана с Грегором быстро переглянулись. Да, они подумали об одном и том же. Скорее всего, у одного из монахов возникли затруднения с соблюдением обета целомудрия, что дает каждый принявший монашеский сан, и это осложнило Кайре жизнь. Алана, однако, ничего не сказала. Она ожидала продолжения рассказа.
– У Кайры был сон о мужчине, которому требовалась помощь, – сказал брат Мэтью. – Этот мужчина – Лайам Камерон.
Грегор невольно вздрогнул.
– Лайам? Мой кузен был серьезно ранен?
– Да, к сожалению. – Брат Мэтью сокрушенно покачал головой. – Жестоко избит, а затем либо упал, либо был сброшен на острые камни. Сломал ногу. Он был избит из-за женщины. Она приревновала его к своей сестре. Обиделась из-за того, что он стал ухаживать за ее сестрой, а за ней ухаживать отказался. Они обе, знаете ли, замужние дамы.
– Нет, такого быть не могло. Лайам никогда не спит с замужними женщинами. – Грегор усмехнулся, увидев, что брат Мэтью покраснел.
– Понятно. Но он выздоровел. Кайра об этом позаботилась. У нее, понимаете, дар. Потом та женщина явилась сюда в поисках Лайама, а вскоре приехал и ее ревнивый муж; он требовал выдать ему Лайама живым или мертвым. Лайам и Кайра убежали вместе и направились в Скарглас. – Мэтью посмотрел на Алану. – Когда муж Кайры был уже на смертном одре, она пообещала ему, что отомстит жестокому убийце и поможет людям Арджлина избавиться от Рауфа Моубри. И она решила, что пора выполнять обещанное. Лайам поклялся, что поможет ей в этом, и сказал, что его родичи тоже с радостью придут на помощь людям Арджлина. – Мэтью вытащил из складок одеяния письмо и протянул его Алане. – Я только недавно получил полный отчет о том, что произошло после того, как они покинули этот дом. Думаю, что слова самой Кайры расскажут об этом лучше, чем я.
Алана дважды перечитала письмо, перед тем как передать его Грегору, чтобы он тоже его просмотрел. Она знала, что Кайра давала точные сведения, но не более того, поэтому не стала бы возражать, чтобы письмо прочел и Грегор. Там почти ничего не говорилось ни о тех чувствах, что питала Кайра к своему новому мужу Лайаму Камерону, ни о зле, причиненном жителям Арджлина. Некоторые вопросы так и остались без ответа, и Алана чувствовала, что за недосказанностью скрываются сомнения и переживания сестры. Рауф Моубри больше не представлял угрозы Арджлину, но Кайра по-прежнему пребывала в беспокойстве и неуверенности.
Грегор хмурился, читая письмо. У сестры Аланы был четкий почерк и ясный язык, но письмо это не отражало никаких чувств. Оно скорее походило на отчет управляющего имением, а не на письмо молодой женщины, приложившей руку к тому, чтобы злейший ее враг был повержен. К тому же она почти ничего не написала о своих чувствах к Лайаму, за которого вышла замуж. Грегор подозревал, что Кайра Мюррей что-то скрывала.
Бросив взгляд на Алану, Грегор убедился в том, что письмо сестры ее тоже насторожило и озадачило. Лайам, вне всяких сомнений, был тем самым мужчиной, которого она видела в своих снах. Большинство женщин готовы на все, только бы стать женой такого мужчины, как Лайам, но в письме Кайры не было победных ноток, даже радости не было, поэтому Грегор решил, что тут не обошлось без сердечных переживаний. И его очень интересовало, что думает по этому поводу Алана. Лайам был родственником Грегора, и от брака с Кайрой он многое выгадывал, – но почему же эта женщина вышла за него? Грегор чувствовал: тут что-то не так. И Алана, конечно, тоже это чувствовала.
Грегор вопросительно посмотрел на свою спутницу, но та молчала.
– Лайам Камерон – хороший человек, – снова заговорил брат Мэтью. – Он учился тут, в монастыре, готовился стать монахом, но у него не оказалось к этому настоящего призвания. – Взяв из рук Грегора письмо, Мэтью продолжал: – Поверь, он станет для Кайры хорошим мужем. Он добрый и преданный, и он стал хорошим лэрдом для людей Арджлина, И еще у Лайама есть смекалка и хватка, и он прекрасно понимает, что надо сделать для того, чтобы все в Арджлине жили мирно и счастливо. Тебе не стоит так переживать. – Мэтью взглянул на письмо, затем сунул его куда-то в складки одежды. – Наверное, она не сказала об этом в своем письме, и кое-что до сих пор заставляет ее беспокоиться, но Лайам скоро положит конец всем ее сомнениям.
Алана вздохнула, дожевывая кусочек яблока:
– Возможно. Но я теперь уже недалеко от нее и смогу быть рядом, если ей это потребуется.
– Да, верно. И еще я уверен, что она будет очень рада тебя увидеть, поскольку весть о твоем исчезновении уже разлетелась по округе.
– Ах вот как? Это потому Артан и Лукас дважды сюда приезжали, верно? Один раз из-за Кайры, второй – из-за меня. Они, выходит, натворили тут бед?
Брат Мэтью захихикал.
– Местная братия не отличается особой храбростью, а твои братья были в очень дурном настроении. Как сказал Артан, не успели они отдохнуть от погони за одной сестрой, как им пришлось пуститься в погоню за второй. – Мэтью улыбнулся в ответ на раздраженный вздох Аланы. – До них дошел слух, что ты пошла за ними следом, но, поскольку ты так и не объявилась, они заволновались и отправились искать тебя. Вот поэтому они заглянули сюда во второй раз. Удивительно, что ты с ними не встретилась где-то на пути.
– Только бы моим братьям не пришлось встретиться с Гоуэнами. Хотя не думаю, что Гоуэны схватили бы их в надежде получить выкуп. Видишь ли, кузен, я переживаю не за братьев, а за Гоуэнов, – добавила Алана, и они с Мэтью рассмеялись. – Что ж, по крайней мере, теперь я понимаю, почему нас так неприветливо здесь встретили.
– Братия не права, и я сказал им об этом. Ни Кайра, ни Лайам не накликали беду на наш монастырь. Если кто и виноват, то это та женщина и ее ревнивый муж. И еще брат Питер, который до сих пор утверждает, что Кайра его околдовала. Нет-нет, девочка, он ее не обидел. Лайам швырнул его на пол, всего лишь в наказание, но мои собратья-монахи придерживаются мнения, что во всех их грешных мыслях и поступках всегда виновата женщина. Что же до твоих братьев, так в нежелании видеть их в монастыре виноваты сами монахи, то есть не они, а их трусость. – Брат Мэтью неодобрительно покачал головой. – Твои братья никому не причинили вреда и ничего не сломали.
– Значит, они вели себя замечательно.
Мэтью снова засмеялся и кивнул:
– Да, замечательно. Если не считать того, что они до смерти запугали брата Питера, когда прибыли сюда во второй раз. Парень, которого отправила сюда его семья, решил последовать за Кайрой и остаться в Арджлине. Боюсь, он рассказал твоим братьям о том, что пытался сотворить с Кайрой брат Питер. Они ничего с братом Питером не сделали, хотя, по моему мнению, имели полное право проучить его как следует. Монашеское платье не для того дано, чтобы защищать мужчину от справедливого возмездия. Но Артан сказал, что не получит удовольствия, отлупив человека, который при одном виде кулака уже обгадился.
– Артан – настоящий кладезь премудрости, – пробормотала Алана.
Трапеза проходила за тихой беседой. Говорили же обо всем на свете; даже о том, что давно прошло, полезно было послушать – хотя бы для того, чтобы загодя знать о грозящих неприятностях. Ведь зная о том, что было, можно понять то, что происходит сейчас.
Наконец брат Мэтью поднялся из-за стола, явно давая понять, что ему пора возвращаться обратно в монастырь. Грегор тут же взял монаха под руку и вывел из домика, рассыпаясь в благодарностях за оказанное гостеприимство, за вкусную еду и сетуя на трудности, с которыми неизбежно сталкивается путешественник. Алана же была только рада тому, что ее спутник решил пообщаться с братом Мэтью – ему удавалось сразу же находить ответы на все те непростые вопросы, которые задавал монах.
Грегор отвел брата Мэтью от домика и, глядя ему прямо в глаза, заявил:
– Что бы ты ни сказал, меня не переубедить. И ее – тоже. Мы будем ночевать вместе.
– Но она – девушка из знатной семьи, – пробормотал монах.
– Да, я понимаю. Понимаю и то, что она из тех, на которых женятся. Но это мы сами будем решать. Она ведь не ребенок, убежавший от няньки…
– И тем не менее она невинна.
Грегор решил, что не стоит разубеждать монаха в этом вопросе. К тому же он подозревал, что монах имеет в виду невинность не в библейском смысле. Если так, то Мэтью был прав. Алана не из тех, чье тело используют только для удовлетворения похоти. Следовательно, брат Мэтью, будучи сородичем Аланы, имел полное право призвать Грегора к ответу. Вероятно, самая правильная тактика в этой ситуации – говорить все, как есть. К тому же Грегор все больше склонялся к мысли, что будет последним дураком, если не вцепится в Алану зубами и когтями, – именно об этом он и сообщил брату Мэтью. Он рассказал также об осложнении по имени Мейвис.
– Да, понимаю. – Брат Мэтью нахмурился. – А вы абсолютно уверены в том, что не помолвлены с этой женщиной официально?
– Абсолютно уверен. Никаких клятв не произносилось, никакие бумаги не подписывались, и я даже ни о чем ее не спрашивал. Да, конечно, было ясно, что я явился туда с целью сделать ее своей женой, и поэтому я чувствую, что обязан объяснить ей, почему этого не произойдет.
– Совершенно верно. – Мэтью вздохнул и покачал головой. – Я лишь молюсь о том, чтобы Алана не узнала о том, что вы скрываете. Надеюсь, вы расскажете ей все, когда почувствуете, что можете это сделать. Молюсь и за вас, и за нее.
Грегор смотрел вслед Мэтью, тщательно обдумывая его слова. Когда монах ушел, он отправился к колодцу. Набрав полное ведро воды, Грегор прямо у колодца окатился холодной водой, затем пошел к Алане. Конечно, он рисковал, утаивая от нее правду о Мейвис. Но ему казалось, что Алана отвернется от него, если он расскажет ей о Мейвис. Поэтому Грегор решил, что будет лучше, если он пока помолчит.
– Мой кузен очень рассердился? – спросила Алана, как только Грегор вернулся в дом.
– Нет-нет. Я думаю, что мой кузен и твоя сестра вызвали у него беспокойство того же толка. Не переживай из-за него. Он ведь твой родственник, поэтому чувствует себя обязанным что-то сказать. Тут неподалеку есть колодец, если ты хочешь умыться.
Алана поспешила к колодцу, а Грегор занялся разведением огня в очаге. Сегодня они с Аланой наконец-то лягут в настоящую постель, и он хотел, чтобы все этой ночью было так, как будто они действительно муж и жена. Пусть в очаге горит огонь, пусть прогоняет ночной холод и освещает для него Алану…
Вспомнив о брате Мэтью, Грегор невольно нахмурился. Слова монаха по-прежнему не давали ему покоя. Не исключено, что Алана каким-то образом узнает о том, что он, Грегор, так тщательно скрывал от нее. В таком случае она, должно быть, очень на него обидится. Скорее всего, она сочтет, что он ее предал, жестоко предал… Предал, потому что лгал ей. И такая ложь заставит ее усомниться во всем, что бы он ей потом ни говорил. Следовательно, он должен привязать ее к себе любым возможным способом, не нарушая при этом свою клятву о том, что не станет давать ей никаких обещаний, пока не разорвет все связи с Мейвис.
Когда Алана смотрела на Грегора, она чувствовала, что краснеет под его взглядом. Она также чувствовала, как разогревается ее кровь. О чем еще мог он думать, пока она возле колодца смывала с себя дорожную пыль? На краткий миг ей вдруг стало неловко и стыдно за себя, но она решила, что ее стыд – лишь проявление трусости. Алана понимала, откуда взялся этот стыд. Ведь кузен Мэтью знал о том, что происходило между ней и Грегором. Конечно, она могла бы сделать вид, что между ними ничего нет, только для того, чтобы Мэтью не переживал из-за нее. Но она не видела греха в том, чтобы находиться в близких отношениях с тем, кого любишь. Алана также подозревала, что брат Мэтью не такой уж ханжа, и надеялась, что он не станет ее осуждать. К тому же Мэтью достаточно хорошо знал женщин из клана Мюррей, чтобы понимать: бесполезно требовать от нее, чтобы она сдерживала свои чувства.
Грегор медленно выпрямился – он сидел на корточках возле очага – и подошел к ней. Он двигался как огромный кот, преследующий добычу. Алана почувствовала, что дрожит, словно околдованная обещанием, горевшим в его глазах. Он обнял ее и улыбнулся. Улыбнулся так, что у нее перехватило дыхание. «Интересно, – подумала Алана, – это может пройти со временем, или его улыбка всегда будет так на меня действовать?»
– У нас сегодня есть настоящая кровать, мое сокровище. – Грегор принялся расшнуровывать ее корсаж. – Да-да, настоящая кровать, а не одеяло на голой земле.
– Выходит, нам повезло.
Она смирно стояла, пока Грегор снимал с нее одежду; раздевая Алану, он покрывал поцелуями обнажавшееся тело. Скромность побуждала ее прикрыть наготу, бежать от такого бесстыдства, но она заставила себя покориться. Ведь теперь настал тот долгожданный момент, когда она могла попытаться завоевать сердце Грегора посредством того чувства, в котором была абсолютно уверена, – посредством его к ней желания. Ему нравилось смотреть на нее? Так пусть смотрит. Она быстро обнаружила, что если заставить скромность умолкнуть, то стоять обнаженной под взглядом Грегора очень приятно. К тому же это очень возбуждало – казалось, жар его взгляда проникал прямо в ее кровь.
– Моя маленькая красавица Алана, – пробормотал он, целуя ее в шею. – Дорогая, ты необыкновенно нежна и сладка, как мед из клевера. – Он осторожно прикусил каждый из отвердевших сосков, после чего подхватил ее на руки и отнес на кровать. – Ах, я так на тебя засмотрелся, что даже забыл, что у нас сегодня есть настоящая кровать.
Он усадил ее на кровать, поспешно разделся и лег рядом. Алана пробормотала что-то восторженное, пробегая ладонями по его мускулистому телу, наслаждаясь прикосновением к каждой выемке, каждому выступу. Она поцеловала его со страстью, которую даже не пыталась скрыть. Смелость, которую она нашла в себе для того, чтобы выстоять обнаженной под его взглядом, освободила ее во многих отношениях. Прежде ей казалось, что лучше, чем было у них с Грегором в постели, уже быть не может, но она заблуждалась. Последние путы, сдерживавшие ее страсть, сейчас наконец-то пали, и она испытывала необыкновенный восторг от каждого его поцелуя, от каждой ласки. Да и сама она теперь ласкала его гораздо смелее.
И все же с губ Аланы сорвался тихий протестующий стон, когда губы Грегора покинули ее грудь и опустились ниже. Она попыталась обнять его за шею, но он уклонился, а в следующее мгновение Алана вдруг почувствовала, как губы его прикоснулись к ее лону. Она невольно вздрогнула и в ужасе прошептала:
– О, Грегор, зачем?.. – Но тело ее уже восторженно приветствовало эту новую ласку.
– Тихо, любовь моя, – прошептал он, чуть приподняв голову. – Я думаю, тебе это понравится. По крайней мере, мне это точно понравится. Не противься мне, любовь моя. Позволь сделать тебе приятное.
И она повиновалась. Всего лишь несколько мазков языком – и всем ее колебаниям пришел конец. Алана не только позволила ему доставлять ей удовольствие столь необычным способом, но и всячески поощряла его к этому. Почувствовав предельное напряжение, она захотела обнять его и прижаться к нему всем телом, но он, отстранив ее руки, продолжал свои ласки, все сильнее разжигая в ней желание, ставшее в какой-то момент почти невыносимым.
Алана все еще витала в небесах, охваченная сладким блаженством, когда он вошел в нее. Вскоре Грегор снова вознес ее к вершинам наслаждения и почти тотчас же к ней присоединился.
Ему потребовалось немало времени, чтобы набраться сил и перевернуться на спину, увлекая за собой утомленную страстью Алану. Он усмехнулся, когда она пробормотала что-то нечленораздельное и сладко зевнула. Было ясно, что рухнули его грандиозные планы на всю ночь, но он не очень-то из-за этого расстроился, так как прекрасно понимал, что это его ласки довели Алану до такого изнеможения.
Грегор мысленно улыбнулся, вспомнив о совете, что ему Лайам несколько лет назад. Действительно, он испытал немалое удовлетворение от того, что сумел доставить Алане истинное наслаждение. Пусть он отплатил ей лишь малой толикой за тот бесценный дар, что принесла ему она – свою невинность, – но ему все равно было приятно. Прежде Грегор далеко не всегда отдавался полностью каждому любовному приключению – почему-то оставлял кое-что на потом, и вот теперь он был чрезвычайно рад тому, что кое-какие из опытов любви не утратили для него вкус новизны. И эти новые ощущения и радости он будет познавать с той единственной женщиной, которая того достойна, – вместе с Аланой.
Грегор не знал, расскажет ли ей когда-нибудь о том, что было у него до нее, ибо ему не хотелось напоминать Алане о том, что его любовный опыт весьма обширен. Но сейчас он испытывал такое удовлетворение, какого не получал ни с одной другой женщиной. Алана потеряла голову от желания под его ласками и поцелуями, и он был намерен и в дальнейшем действовать таким же образом.
И теперь, когда решение было принято, Грегор спрашивая себя: почему же он так долго не хотел смотреть правде в лицо? Ведь она была его второй половиной. С самого начала было совершенно ясно, что Алана – та самая женщина, которая создана для него, единственная, которая ему нужна.
Теперь наконец-то Грегор осознал: невозможно даже сравнить те холодные расчеты, что делал он в отношении Мейвис с тем настроем, с которым он предвкушал их совместную жизнь с Аланой. Да-да, он все-таки позволил сердцу решить, что для него хорошо, и это вовсе не превратило его в дурака. Попытки руководствоваться при принятии решений лишь холодным рассудком – вот истинный пример глупости. И теперь он уже не опасался называть любовью то чувство, что возникло между ним и Аланой. Только любовь могла заставить его почувствовать такую привязанность к этой женщине. Конечно, она об этом пока не знает, но птичка уже попала в сеть, и он не даст ей оттуда вылететь. Он стал ее первым возлюбленным и останется таковым навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-любовник - Хауэлл Ханна



Очень милый романчик.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаМила
25.12.2012, 12.19





Глупо,не о чем......
Горец-любовник - Хауэлл Ханнаюлиана
25.12.2012, 21.53





Довольно миленький.но могло быть и лучше!
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.47





Роман не понравился. Вначале, хочу сказать, складывалось приятное впечатление, но гг-ой вообще так тупил, что мне хотелось просто бросить книгу, но я сдержалась, т.к. этого никогда не делаю... Всю книгу размышлял о том, как он хотел встретить девушку которую полюбит(это мне сначала понравилось, т.к. гг-и обычно вообще не верят в любовь), но когда любовь пришла он превратился в тугодума. Всю книгу думал, подходит ему Алана или не подходит? Уже понял, что любит, а все равно думает! Бесило! Скрывал нареченную, думал лучше будет. Ага, сейчас! Думал как бы её гордость не пострадала, а об Алане даже не думал, зато Мейвис вообще красава, ни о ком не подумала! Боль гг-ни как свою собственную почувствовала. Мало она его заставила попотеть. Да и толку! Потом все равно ходил как зомби не мог двух слов сказать. Полный бред!! Оставил после себя только разочарование в особях противопожного пола и неприятный вкус во рту. 3/10
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
3.08.2014, 16.44





Интересный роман, но как по мне, не хватает острых ощущений и интриг.А так автор молодец.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаАнна
29.07.2015, 0.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100