Читать онлайн Горец-любовник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-любовник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-любовник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Ей снилось, что Грегор – в ней, и то был чудесный сон, Алана просыпалась медленно, и тихий стон восторга сорвался с ее губ, когда она поняла, что это вовсе не сон Алана с удивлением обнаружила, что Грегор вошел в нее со спины, и уже через несколько мгновений она забыла обо всем на свете и целиком отдалась на милость возлюбленного, уносившего их обоих в рай.
Дрожь наслаждения все еще держала в плену ее тело, когда она с благодарностью гладила руку Грегора, обнимавшего ее за талию. Она даже не подозревала, что существует столько способов любить друг друга. За последние два дня Грегор многому успел ее научить, но она не хотела думать о том, откуда он узнал обо всем этом. Алана не была настолько наивной, чтобы думать, что Грегор пришел к ней совсем невинным, и все же она не желала знать, насколько обширным был его опыт. Задумавшись об этом, она невольно стала бы сравнивать себя со всеми красивыми женщинами, что были у него до нее. С красивыми женщинами с полной грудью и пышными округлыми бедрами…
Такие мысли быстро остудили приятное тепло, оставшееся в теле после акта любви, и она осторожно выскользнула из объятий Грегора. Поспешно надев рубашку, которую он снял с нее накануне вечером, она схватила свой мешок и пошла в лес по нужде. Алана знала, что должна как-то заставить себя не думать о других женщинах Грегора, чтобы не портить идиллию, которую подарила ей судьба. Тем более что все хорошее рано или поздно заканчивается. Сейчас Грегор принадлежал только ей возможно, он не будет принадлежать ей так долго, как хотелось бы, но сейчас ей следовало приложить все силы к тому, чтобы подавить приступы ревности, от которых она страдала все чаще. Она пошла на риск, на большой риск, поэтому просто глупо растрачивать драгоценное время на переживания из-за женщин, которых любил Грегор до встречи с ней.
Алана направилась к реке, чтобы помыться. Осмотревшись, дабы убедиться, что поблизости никого нет, она сняла рубашку и бросилась в воду. Стуча зубами от холода, она постаралась вымыться как можно быстрее. Поскольку рыба ей надоела так же, как в свое время крольчатина, она не стала ловить рыбу, а вместо этого намылила волосы и присела под водой, чтобы их промыло течение. Вымыв голову, Алана выскочила из ледяной воды и принялась растираться насухо, чтобы поскорее согреться.
Она решила, что при первой же возможности примет горячую ванну и будет лежать в ней долго, очень долго. «Буду лежать, пока кожа не сморщится от воды, как у старухи», – с улыбкой думала Алана, одеваясь и заплетая косу. И на этот раз ванна будет в ее полном распоряжении, так что она сможет нежиться там столько, сколько захочет.
К тому времени как они доберутся до того места, где мечта о ванне осуществится, для Грегора, вероятно, настанет время решить, хочет ли он остаться с ней, или пути их разойдутся. Подумав об этом, Алана тяжело вздохнула. Сердце ее, казалось, разрывалось. Ей надо найти Кайру, но обретение сестры будет означать конец их совместному с Грегором путешествию. Хотя он не сказал ни слова о любви к ней, Алана чувствовала, что небезразлична ему. Она чувствовала это по тому, как он обнимал ее во сне, как улыбался ей, по тому, как он с ней говорил. А может, Грегор вел так себя со всеми своими любовницами, может, просто не хотел, чтобы они огорчались?
Наверное, ей надо приложить больше сил, чтобы удержать Грегора. И если он приведет ее к себе домой, то она покажет, какая она хорошая хозяйка и какой сможет стать ему помощницей. Она честно выполняла свои обязанности, добывая пропитание и топливо для костра во время путешествия, но едва ли в глазах Грегора эти ее старания имели особое значение. Правда, он любил беседовать с ней, и ему нравилось, что она неплохо играла в шахматы, но, конечно же, этого было явно недостаточно для того, чтобы он признался ей в любви.
Оставалось последнее средство – чувственность. Грегор был очень страстным мужчиной, она не сомневалась в этом, ибо ощущала его желание как свое собственное. Пускаясь в обратный путь в лагерь, Алана сказала себе, что станет для него лучшей любовницей из всех, кого он знал. Возможно, это и был ключ к его сердцу. Она решила испробовать все новое, что подскажет ее чувственность, так как опасалась, что время, отведенное ей для того, чтобы подобрать ключ к его сердцу, стремительно уходит.
Как только Алана вернулась в лагерь, Грегор поцеловал ее и тоже отправился в лес по нужде «Жизнь хороша», – подумал он, оправившись под удивленным взглядом Шарлеманя, а потом пошел к реке, чтобы умыться. Они разбили лагерь в очень удачном месте – воды в достатке и еды также, хотя Грегору было немного неловко из-за того, что Алана оказалась более удачливым ловцом мелкой дичи, чем он. Погода стояла великолепная, как будто сама природа решила дать им передохнуть и отогреться после холода и сырости.
«И еще рядом со мной моя нежная Алана, оказавшаяся несравненной любовницей», – подумал Грегор, глуповато ухмыльнувшись. Холодная речная вода быстро усмирила желание, вызванное мыслями об Алане. Наскоро ополоснувшись, он попытался решить для себя, что же делало Алану в его глазах такой исключительной. До сих пор Грегор был абсолютно уверен когда речь идет о самом акте любви, женщины мало чем отличаются одна от другой. Но она убедила его в том, что он сильно заблуждался.
Ему было ясно: сознание того, что он первый и единственный мужчина в жизни Аланы, чрезвычайно воодушевляло его, правда, он затруднился бы выразить свои чувства словами. Пусть его считают себялюбцем и ханжой, но ему было приятно, что никто не касался ее нежной кожи и ее красивой груди, никто не чувствовал, какие жаркие у нее объятия. Его до сих пор совершенно не волновало, сколько мужчин у женщины было до него и сколько будет после, но при одной мысли о том, что кто-то другой станет целовать Алану, в нем закипал такой гнев, что он мог бы убить соперника. Но почему же ему так хорошо с Аланой? На этот вопрос он пока не знал ответа.
Выйдя на берег, Грегор согнал Шарлеманя с льняного полотенца, которое он захватил из гостиницы, и начал растираться, не переставая размышлять над загадкой, что представляла собой Алана. «Она дала мне свободу оставаться самим собой», – подумал Грегор с улыбкой. Он и не догадывался о том, каким холодным и расчетливым стал в последнее время, как тщательно взвешивал каждое свое слово и каждый шаг. Каждое прикосновение и каждую ласку. И такая расчетливость вполне оправдывала себя – он с легкостью мог возбудить женщину, мог получить от нее то, что захочет. О нем говорили, что он хороший любовник, но теперь Грегор знал, что при этом оставался эгоистом, что применял свои навыки не ради женщины, а лишь ради себя самого. А с Аланой он, кажется, ничего не планировал и не рассчитывал. И не только ее страсть полностью соответствовала его страсти; у него еще возникало ощущение, что он чувствует ее желание как свое. Он не считал себя романтиком, но мог бы поклясться: сливаясь воедино, они с Аланой становились одним существом, а чувства их соединялись в одно, как и их тела. Почему так происходило? Этого он, видно, никогда не поймет, но без Аланы, наверное, уже не сможет обходиться.
По дороге в лагерь Грегор решил, что им пора продолжить путешествие, и грустно вздохнул. Ему не хотелось покидать это чудесное место, но он пообещал Алане, что поможет ей разыскать Кайру. А если они останутся жить в лесу подобно парочке беззаботных эльфов, то едва ли продвинутся в поисках Кайры. И еще он подумал о том, что его родичи, возможно, уже знают о том, что он пропал где-то на пути между домом Мейвис и собственным. В таком случае его уже, наверное, начали искать. Да и семья Аланы, конечно же, волнуется. Ему очень хотелось еще несколько деньков поблаженствовать в лесу рядом с Аланой, но долг звал его в путь.
У Грегора был необыкновенно серьезный вид, когда он, присев рядом с ней у костра, стал есть овсянку. Поэтому она поинтересовалась, не случилось ли с ним чего-нибудь.
– Нет, я просто решил, что пора нам трогаться с места, хотя мне уходить совсем не хочется, – ответит он и улыбнулся.
Ей тоже не хотелось уходить отсюда, но она с улыбкой ответила:
– Да, наверное, пора. В последнее время у меня появилось ощущение, что Кайра где-то совсем рядом.
– Совсем рядом, но вне опасности? – спросил Грегор. Каша ему очень понравилась. Мелко нарезанное яблоко оказалось там весьма кстати. Он решил, что Алана ко всему прочему отлично готовит, но тут же устыдился своих мыслей – негоже вести счет ее достоинствам, еще не решив окончательно, как ему с ней быть.
– Она не в опасности, но я чувствую, что сестра переживает. А злой человек из прежних моих снов куда-то пропал. Я надеюсь, это потому, что он мертв. – Алана поморщилась. – Я понимаю, что кажусь кровожадной, но думаю, у него было столько невинной крови на руках, что жалеть его нечего. К тому же он никогда не оставил бы Кайру в покое. Значит, очень хорошо, если он ушел в иной мир.
– Суровая правда, но от нее никуда не деться. Будем считать, что Кайра жива. К тому же если твои ощущения тебя не обманывают, она где-то рядом.
– Мне трудно в это поверить, но я не знаю, где мы находимся.
– Если идти хорошим шагом, то к ночи мы должны подойти к монастырю Святого Бернарда.
Алана даже рот раскрыла от удивления.
– Ты говоришь о монастыре, что рядом с Муирланом?
– Да. Ты знаешь, где он? – Грегор допил последнее, что осталось от вина, подаренного им женой хозяина гостиницы.
– Конечно, знаю. Мой кузен Мэтью находится там. Собственно, его теперь надо звать братом Мэтью.
Грегор покачал головой:
– Есть ли на этой земле хоть одно место, где не наткнешься на людей из клана Мюррей?
Алана рассмеялась:
– Нас и в самом деле много, но брат Мэтью – не Мюррей, он Киркалди. Он из семьи моей бабушки. – Алана чуть не подпрыгнула от внезапной догадки. – Ну конечно! Теперь я понимаю, почему чувствовала, что Кайра близко!
– Ты думаешь, она обратилась к твоему кузену за помощью?
– Она отправилась к нему, чтобы он ее спрятал. – Алана немного помолчала, обдумывая такую возможность, затем решительно кивнула. – Да, именно так все и было. Оказавшись в беде, она отправилась к кузену Мэтью, и это означает, что Арджлин находится не так уж далеко от монастыря.
– Я не могу сказать, где находится Арджлин, но знаю, что от монастыря недалеко до Скаргласа. – Грегор пожал плечами, словно оправдываясь. Он прекрасно понимал, что мужчина, живущий здесь, в горах, должен знать окрестности гораздо лучше, чем знал их он. – Это потому, что мой отец умел наживать себе врагов. Кончилось все тем, что мы оказались в кольце вражеских кланов. Один из соседских кланов – клан Грей, и эти люди считали своим священным правом убивать любого, кто носил имя Макфингел. Поэтому мы старались не выходить за пределы наших земель, а если и приходилось отправляться в путь, то шли такими тропами, где нас бы никто не увидел. Я могу многое рассказать про каждый из кланов в нашем окружении. Могу немного рассказать и о том, как добраться до Дабхейдленда, где лэрд – мой кузен Сигимор. Еще кое-кто из нас побывал в Дейкладаче, где правит брат Фионы, но на этом все и заканчивается. Хотя сейчас опасности поубавилось, мы остаемся верны старым привычкам и предпочитаем далеко от дома не удаляться.
И тут Грегор понял, что Алана может спросить его о том, как он оказался так далеко от дома в тот момент, когда его захватили Гоуэны. Чтобы переменить тему, он спросил, что она знает о монастыре, и мысленно вздохнул с облегчением, когда она принялась рассказывать о том, что запомнила из рассказов брата Мэтью.
Грегор вдруг подумал о том, что утаивать правду от Аланы становилось все труднее, и он все чаще чувствовал себя виноватым перед ней. Стараясь отогнать эти мысли, он заставил себя как можно внимательнее слушать то, что говорила его спутница.
Потом они свернули лагерь и приготовились отправиться в путь. Алана с грустью и благодарностью окинула взглядом полянку, приютившую их почти на неделю. Но дорога звала, и теперь, когда цель прояснилась, пришло и приятное возбуждение от предвкушения встречи с сестрой. Увы, радость смешивалась с горечью, ибо она понимала, что вечно скрываться от мира в обществе одного лишь Грегора невозможно. Она грустно улыбнулась ему, когда он взял ее за руку, и пошла рядом с ним. Она решила, что не станет думать о том, насколько близок конец их путешествия; не станет думать и о том, что ждет их в конце пути. Возможно, их ждала великая радость. А может быть – великая печаль. Алана утешалась лишь тем, что вместе с Кайрой сможет пережить боль от расставания с Грегором, если ей так и не удастся завоевать его сердце.
В полдень Грегор решил, что надо отдохнуть, ибо к этому времени они уже одолели значительное расстояние. Усевшись на согретый солнцем камень, он стал смотреть на Алану – та решила прогуляться вместе с котом, пожелавшим покинуть свой гамак и исследовать новую территорию. «А все-таки этот Шарлемань – очень странный кот», – думал он, вытаскивая из мешка флягу с водой. Сделав несколько глотков, Грегор окликнул Алану и спросил, не хочет ли она лепешек из овсяной муки – то были остатки припасов, которыми их снабдила жена хозяина гостиницы.
– Да-да, оставь мне немножко, – ответила Алана. Она остановилась у груды камней. – Я сейчас вернусь.
Грегор нахмурился, заметив, что его спутница внимательно разглядывает камни.
– Ты нашла там что-нибудь?
– Да, нашла! – Голос ее звенел от напряжения. – Нашла гадюку!
Грегор похолодел от ужаса. Вскочив на ноги, он достал из-за пояса нож. Стараясь ступать как можно осторожнее, но при этом двигаясь как можно быстрее, он приблизился к Алане. Он не сразу заметил змею – тень от камней служила ей прекрасным укрытием. Алана же замерла, вытянув перед собой руку, и змея могла сделать бросок в любой момент. По взгляду гадюки, устремленному прямо на руку Аланы, нетрудно было догадаться, что бросок последует, как только девушка шевельнется. «А может, и двигаться не придется, возможно, змея и так вот-вот набросится», – промелькнуло у Грегора.
Но в тот момент, когда он, хорошенько прицелившись, уже приготовился метнуть в гадюку нож, откуда-то сбоку стремительно выпрыгнул кот – прямо на змею. Алана завизжала, а Грегор, схватив ее за руку, оттащил подальше от гадюки.
«Жаль кота, – подумал Грегор. – Бедняге не выжить после укуса змеи». Он уже мысленно прощался с котом, но тут к ним подошел Шарлемань, и из пасти его свисала дохлая гадюка. Не выпуская руку Аланы, Грегор попятился.
– Господи, брось эту гадость! – воскликнул он. И очень удивился, когда кот повиновался.
– Она мертвая? – спросила Алана, подавив желание броситься к Шарлеманю и подхватить его на руки.
– Похоже, что совсем мертвая, – ответил Грегор, осмотрев змею. Он поднял с земли палку и ударил гадюку, но змея признаков жизни не подавала. – Да, мертвая.
– О, Шарлемань! – Алана бросилась к коту, при этом стараясь держаться подальше от дохлой гадюки. – Как ты думаешь, Грегор, змея его не укусила? – спросила она, внимательно осматривая кота.
– Если бы она его укусила, он бы уже умирал. Неужели не понимаешь?
Грегор со вздохом отвернулся – он не мог слышать все те глупости, что нашептывала коту Алана. Называть кота «храбрецом» и «настоящим мужчиной» могла только женщина! Шагая следом за Аланой к тому месту, где они оставили вещи, он не знал, то ли плакать ему, то ли смеяться. Ведь он, Грегор, оказался не на высоте. И посрамил его не кто иной, как кот! Да уж, в этом путешествии унижение стало его постоянным спутником. Сидя на камне, он смотрел, как Алана потчует кота крольчатиной – мясом, которое они специально оставили на «черный день».
– Я хотел съесть этого кролика на ужин, – не выдержав, проворчал Грегор.
– Тебе еще осталось, – бросила через плечо Алана, наблюдавшая, как ест ее кот. – Кажется, он хорошо себя чувствует, верно? Если бы змея его укусила, аппетита у него бы не было.
Кот доел мясо и принялся вылизываться. Грегор покачал головой:
– Ни за что бы не подумал, что коты могут охотиться на змей и убивать их.
– Я тоже об этом не знала. Но сдается мне, что обычные коты на змей не охотятся. Только наш Шарлемань такой. Один бросок – и гадюка мертва.
– Выходит, ты не такая уж бесполезная скотина, – сказал Грегор, обращаясь к коту. Он подавил улыбку, заметив, как возмутило Алану его замечание.
– Шарлемань – замечательный кот! – заявила Алана.
Грегор улыбнулся:
– Да, согласен. Даже если он лишил меня шанса проявить себя галантным кавалером. Спасителем дамы.
– Вот как?.. – Алана прикусила губу, чтобы не рассмеяться. – Что ж, возможно, тебе еще представится шанс.
Грегор никак не мог успокоиться. Он знал, что укус гадюки чрезвычайно коварен. Пусть не всегда, но он может быть смертельным. А Алана такая маленькая и хрупкая… Ее шансы выжить после укуса были бы ничтожны. Когда она присела на камень, чтобы перекусить овсяными лепешками, он осторожно прикоснулся к ней, словно желал лишний раз убедиться в том, что она жива и невредима.
С каждым днем Алана становилась для него все дороже. Грегор понимал, что должен сказать ей что-то о своих к ней чувствах, но он не был уверен в том, что хочет знать, что за чувства к ней испытывает. Весь прошлый опыт говорил ему: как только мужчина позволяет сердцу руководить своими поступками, он превращается в глупца. И Грегор хотел, чтобы то решение, которое он примет в отношении Аланы, было сделано в здравом уме. Прежде он полагал, что Мейвис очень ему нравилась, но теперь понимал: на его решение жениться на ней повлияла жадность. Жадность и несбыточное желание иметь то, что имели Сигимор и Эван. Это желание и сейчас его не оставило, но на сей раз он должен по-настоящему убедиться: женщина, что пойдет с ним вместе по жизни, будет скроена именно под него.
– Похоже, кот в полном порядке, – сказал Грегор, давая понять, что пора трогаться в путь. Он чувствовал потребность идти вперед – так легче отделаться от навязчивых мыслей.
– Да, похоже, в порядке, – кивнула Алана. Поднявшись на ноги, она смахнула крошки с юбки. – Я все еще не могу поверить, что он это сделал.
– И я тоже не могу. Мне кажется, Шарлемань полагает, что он собака. Он следует за хозяевами, как верный пес, старается далеко не отлучаться, точно собака, и к тому же считает своим долгом тебя защищать. Это кот, который считает, что он собака. – Грегор взглянул на Шарлеманя, терпеливо ожидавшего, когда его посадят в гамак. – Но он заблуждается…
– Нет, он просто боится остаться в одиночестве. – Алана едва сдерживалась от смеха, когда усаживала кота в одеяло.
Грегор молча кивнул. Он прекрасно понимал Шарлеманя. Именно по этой причине – из-за боязни одиночества – он и стал подыскивать себе жену. Он чувствовал, что преходящих радостей от общения со многими женщинами, до которых ему, по сути, не было дела, больше не хватало для счастья. Слишком часто удовольствие блекло, оборачиваясь опустошенностью. И еще он хотел отделиться от родичей, хотел зажить своей собственной жизнью. Но так было до того, как он встретил Алану. Теперь он решил, что не станет связывать себя с той женщиной, которая ему не подходит.
Взяв Алану за руку, Грегор зашагал по тропинке. Он попытался представить на месте Аланы Мейвис. Идти пешком милю за милей, спать под открытым небом, добывать в лесу себе пропитание и готовить еду на костре – все это никак не вязалось с образом Мейвис. Невозможно даже представить, что она на такое способна. Наверное, не будь Алана способна на все это, он, Грегор смог бы ей это простить, но ему было очень приятно, что она именно такая. С такой спутницей идти гораздо легче и веселее.
– Ты уверена, что твоя сестра в монастыре? – спросил Грегор и нахмурился, когда Алана снова направилась к груде камней. – Эй, малышка, там могут быть еще гадюки!
Алана подняла с земли палку, которой Грегор бил змею, С помощью палки она подкатила к себе какой-то предмет, затем, подобрав его, быстро вернулась к Грегору и взяла его за руку.
– Ну, что скажешь? Что за сокровище ты отыскала? – спросил Грегор, когда они вновь двинулись в путь. Он снова нахмурился, когда она, розовея от смущения, показала ему свою находку. – Алана, это же простой камень.
– Да, но очень симпатичный.
– Понятно. Ты считаешь, что нести кота и вещевой мешок – для тебя маловато, поэтому решила добавить еще и камней. И ради этого ты рисковала, когда наткнулась на змею? – Он понимал, что злится, но ничего не мог с собой поделать – ведь именно из-за этого камня она недавно рисковала жизнью.
Алана вздохнула. Ей этот его взгляд был хорошо знаком. Так смотрят на женщин мужчины, когда считают, что те предаются глупым женским причудам. Или на тех, кто не в своем уме. Впрочем, многие мужчины считают всех женщин умственно отсталыми. Алана не была уверена в успехе, но все же решила объяснить Грегору, зачем вернулась за камнем. Ей хотелось умерить его гнев. К тому же она уже убедилась: достучаться до его сердца, не внушив ему, что она немного сумасшедшая, все равно не удастся.
– Этот камень действительно очень красивый, а мне нравятся красивые вещи. Смотри, как он переливается всеми цветами. И он такой приятный на ощупь. – Она осторожно положила камень ему на ладонь. – Мне всегда нравились камни. Они творения Господа и природы, а этот камень, возможно, пролежал здесь столько лет, что нам и не сосчитать.
Да, верно, подумал Грегор – раньше ему не приходилось размышлять на подобные темы. Камни были повсюду, но если он и обращал внимание на какой-то из них, то для того лишь, чтобы не споткнуться об него и не упасть. А этот камень и в самом деле оказался приятным на ощупь.
Пожалуй, его действительно можно было назвать красивым. Но неужели из-за него стоило рисковать, возвращаясь к тому месту, где вполне могло находиться целое змеиное гнездо?
– И еще это память, – продолжала Алана. – Пройдут годы, а я смогу взять в руку этот камень, и все подробности пережитого приключения оживут в моей памяти. – Грегор вернул ей камень, и она добавила: – Я часто беру на память камешки в тех местах, где со мной происходит что-то важное.
– Ты хочешь сказать, что без этого камня не запомнишь момент, когда смерть смотрела тебе в лицо?
– Ох, я действительно ужасно испугалась, увидев гадюку. Я не могла шевельнуться, я даже думать не могла и вся покрылась холодным потом. Но вы с Шарлеманем быстро пришли мне на выручку. И теперь, глядя на этот камень, я снова смогу все это увидеть очень отчетливо. – Алана пожала плечами. – Многие люди хранят что-нибудь, если хотят отметить определенные события.
Пожалуй, она права, решил Грегор. Он не хотел, чтобы Алана запомнила, что от гадюки ее спас именно кот, в то время как он, Грегор, стоял и смотрел на происходящее, точно тупой неповоротливый вол. Но он знал, что есть вещи, способные пробудить воспоминания, которые со временем подергиваются дымкой. Он знал женщину, которая у каждого из своих любовников отрезала на память прядь волос, но у него хватило ума не рассказывать об этом Алане. Она могла бы спросить, откуда ему об этом известно, и пришлось бы либо соврать, либо сказать, что в той коллекции имелся и его черный локон.
– Этот камень будет единственным за все путешествие? – неожиданно спросил Грегор.
Алана густо покраснела.
– Нет, у меня есть еще один, который я нашла чуть ниже по течению реки. – Зачем ему знать о тех камнях, что она взяла на память о темнице, о домике, где они провели несколько дней, о гостинице, где она впервые увидела Грегора обнаженным, о камне из лагеря, где они любили друг друга при свете костра? Ее мешочек и впрямь стал тяжеловат.
Грегор кивнул и улыбнулся. Ему хотелось, чтобы Алана запомнила тот день на берегу реки, когда он наконец-то с полным на то основанием смог назвать ее своей. Он даже пожалел о том, что сам не припрятал камешек на память.
Солнце уже исчезало за горизонтом, когда они подошли к монастырю. Тяжелые ворота были наглухо закрыты. Сердце Аланы сжалось от волнения и страха, когда Грегор принялся звонить в колокол, подзывая кого-нибудь из монахов. Несколько мгновений ожидания показались Алане вечностью. Наконец приоткрылась узкая дверь, и в щелке показалась круглая физиономия монаха.
– Чего вы хотите? – недружелюбно осведомился слуга Господа.
– Я должна увидеться с братом Мэтью, – ответила Алана – Я его кузина Алана Мюррей из Донкойла.
– Мюррей?..
У Аланы от удивления округлились глаза – монах явно встревожился, услышав ее имя.
– Да, я Алана Мюррей из Донкойла. Надеюсь, брат Мэтью может сообщить что-нибудь о моей сестре Кайре Мюррей Маккейл.
– А твои братья с тобой? – спросил монах. Заметив Грегора, он стал озираться. – Ты ведь не привела с собой этих двух дикарей? Они уже здесь дважды побывали. Дважды, имей в виду!
– Ты назвал их дикарями? – Алану этот разговор начинал раздражать. – Позволь мне поговорить с братом Мэтью.
– Нет! – решительно заявил монах. – Больше никого из клана Мюррей мы сюда не пустим! – Он с силой захлопнул дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-любовник - Хауэлл Ханна



Очень милый романчик.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаМила
25.12.2012, 12.19





Глупо,не о чем......
Горец-любовник - Хауэлл Ханнаюлиана
25.12.2012, 21.53





Довольно миленький.но могло быть и лучше!
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.47





Роман не понравился. Вначале, хочу сказать, складывалось приятное впечатление, но гг-ой вообще так тупил, что мне хотелось просто бросить книгу, но я сдержалась, т.к. этого никогда не делаю... Всю книгу размышлял о том, как он хотел встретить девушку которую полюбит(это мне сначала понравилось, т.к. гг-и обычно вообще не верят в любовь), но когда любовь пришла он превратился в тугодума. Всю книгу думал, подходит ему Алана или не подходит? Уже понял, что любит, а все равно думает! Бесило! Скрывал нареченную, думал лучше будет. Ага, сейчас! Думал как бы её гордость не пострадала, а об Алане даже не думал, зато Мейвис вообще красава, ни о ком не подумала! Боль гг-ни как свою собственную почувствовала. Мало она его заставила попотеть. Да и толку! Потом все равно ходил как зомби не мог двух слов сказать. Полный бред!! Оставил после себя только разочарование в особях противопожного пола и неприятный вкус во рту. 3/10
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
3.08.2014, 16.44





Интересный роман, но как по мне, не хватает острых ощущений и интриг.А так автор молодец.
Горец-любовник - Хауэлл ХаннаАнна
29.07.2015, 0.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100