Читать онлайн Горец-грешник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-грешник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8



— Уильям!
Радостный крик мальчика наконец прервал сковавшее всех молчание и развеял ставшее почти осязаемым напряжение. Торманд повернулся и увидел, как из дома, прихрамывая, выходит большой кот, к которому бросился Уолин. Мальчуган схватил кота в охапку и повернулся к Морейн, восторженно улыбаясь, Морейн склонилась над животным, гладя его крутолобую голову и одновременно осматривая его в поисках ран. Несколько минут Торманд слушал, как парочка воркует над своим хвостатым любимцем, называя его храбрецом и героем, но больше он не мог сдерживать свое любопытство. Ему не терпелось узнать, почему все-таки Морейн разгуливает в ночном одеянии, и откуда взялась кровь на пороге ее дома.
— Что здесь произошло? — решительно спросил он. Уолин, подняв глаза на Торманда и продолжая обнимать и гладить кота, начал рассказывать:
— Сегодня ночью к нам в дом забрались тетка и здоровый такой мужик, они хотели убить Морейн, но у нее был нож под подушкой, очень большой нож. А когда Уильям напал на эту тетку, мы смогли убежать. И мы бежали, бежали, а потом спрятались под деревом, а они — за нами и были очень близко от нас, там где мы прятались, но мы сидели тихо, и они не нашли нас. А потом они ушли, потому что у большого дядьки текла кровь, и ему нужен был лекарь. А еще он сказал, что швырнул нашего Уильяма об стенку и убил его, потому что он царапал и кусал эту ненормальную дуру, но, видите, он жив, и нам не надо копать для него могилку в саду. Мы с Морейн сидели под большим деревом еще очень долго, а потом пошли домой, и я очень боялся, но у Морейн есть большой нож, и она любого дикого зверя убьет. — Он посмотрел на Морейн. — Можно дать Уильяму сливок? Он такой храбрый!
Морейн едва удерживалась от смеха, смотря на изумленные лица мужчин. Она была уверена, что они почти не слушали Уолина и вряд ли что-либо поняли из его сбивчивого рассказа. Мальчуган говорил так торопливо, что почти весь свой монолог произнес на одном дыхании. Она отряхнула свою ночную сорочку из довольно грубой льняной холстины, которую ткала сама.
— У нас с Уолином была очень длинная ночь, — сказала Морейн.
«Гораздо длиннее, чем я ожидала», — подумала она, потому что заснула только на рассвете. Чувство безопасности, пришедшее с первыми лучами солнца, позволило усталости взять верх, и на — пару часов ей удалось забыться беспокойным сном.
— Дайте нам немного времени, чтобы привести себя в порядок, и я подробно расскажу вам, что произошло. На кухне есть хлеб, фрукты, оленина и сидр. Угощайтесь. Мы с Уолином быстро управимся.
Она взяла мальчика за руку и повела в дом.
— Сначала я хочу дать Уильяму сливок, — запротестовал Уолин.
— Конечно, но сначала умоешься и приведешь в порядок свою одежду.
— Я так рад, что нам не нужно хоронить его в саду.
— Я тоже рада, милый.
Торманд вошел в дом и, увидев, что Морейн и Уолин поднимаются по узкой крутой лесенке, ведущей в спальни, обернулся к Саймону.
— Ты все понял, о чем говорил мальчишка?
Саймон рассмеялся и направился на кухню.
— Немного. Боюсь, я отвлекся, ожидая, когда же парень переведет дух. Помоги мне накрыть на стол, подозреваю, что они оба голодны.
— Кажется, она сказала, что есть холодная оленина?
— Да. — Саймон нахмурился. — Странно, что у нее водится дичь, не могу себе представить, что девушка занимается браконьерством, — наверное, ей кто-то принес немного мяса. Морейн знает, что я шериф и обязан следить за соблюдением закона, и, конечно, не стала бы говорить, что у нее есть незаконно добытое мясо. Может быть, повар помещика дал ей немного, когда она приносила в усадьбу мед — думаю, что часть арендной платы она вносит какими-нибудь продуктами.
— Вполне возможно. — Торманду совсем не хотелось думать об отношениях, которые могли связывать Морейн и сэра Керра.
— Интересно, что же все-таки сотворил этот мышелов, — пробормотал Харкурт, ставя на стол кувшин эля.
Посмотрев на большого кота, словно на троне сидевшего на скамье у самого стола, Рори сказал:
— Он напал на женщину.
— Ты все понял, что сказал мальчишка?
— Кое-что понял. Отвлекся, только когда задумался, как же можно спрятаться под деревом.
Собирая на стол, кузены увлеченно обсуждали моменты, которые больше всего привлекли их внимание в торопливом рассказе мальчика. Торманд посмотрел на Саймона:
— А что заинтересовало тебя, помимо способности мальчишки так тараторить?
— Мужчина и женщина, — сказал Саймон и нахмурился. — Мне не хочется верить, что в этих жестоких убийствах замешана женщина. Более того, когда я думал об этом, то даже начал несколько сомневаться в точности видений девушки. Больше такой ошибки я не допущу. Вопрос заключается в следующем: какова роль этой женщины в убийствах? Она заказчик или исполнитель? Одно очевидно: если слабой девушке удалось сбежать от них, убийцы не всесильны и не столь неуловимы.
— У нее был очень большой нож, — хмыкнул Торманд.
Саймон улыбнулся:
— И свирепый кот. — К нему быстро вернулась серьезность. — Они следят за нами. Только этим можно объяснить, почему они заявились к Морейн Росс сразу же после нашего визита. Они следят за каждым нашим шагом. Если бы я не был абсолютно уверен в порядочности тех, кто тесно связан с нами и с этим расследованием, я бы начал искать предателя.
Как всегда, Саймон был прав, и от страха за Морейн у Торманда заныло под ложечкой.
— В таком случае мы должны убедить ее поехать с нами. Она не может оставаться здесь одна, пока этих ублюдков не вздернут.
— Согласен, хотя мне не очень хочется, чтобы такая красотка оказалась у тебя дома.
У Торманда было ощущение, словно друг дал ему пощечину.
— Господи Иисусе, Саймон, я ведь не бык в период гона.
Боясь наговорить лишнего, он пробормотал:
— Пойду займусь лошадьми, думаю, мы здесь пробудем еще некоторое время.
Саймон посмотрел вслед Торманду, в два широких шага преодолевшему комнату, и поморщился. Понятно, что друг обиделся, но Саймон не мог взять свои слова обратно. Торманд — хороший человек, но, образно говоря, за последние несколько лет он несколько сбился с пути. Торманд должен научиться контролировать свой основной инстинкт, иначе ему грозят неприятности. Если удастся пережить уже нахлынувшие, размышлял он.
Почувствовав на себе пристальный взгляд, Саймон повернулся и посмотрел на Харкурта, который бесцельно переставлял кружки на столе.
— Считаешь, я был излишне резок?
— Пожалуй, нет. Последние несколько лет он действительно ведет себя словно самец во время, гона. — Харкурт широко улыбнулся, когда его родственники захихикали. — Но как бы то ни было, я все же прошу тебя немного отпустить повод.
Он говорил тихо, чтобы его слова не услышали девушка или ребенок наверху.
— Я не думаю, что это ее ребенок, как и не верю, что она любовница сэра Керра. — Понимая, почему Харкурт говорит так тихо, Саймон последовал его примеру. — Так что, по всей вероятности, она приличная девушка, которой несладко пришлось в жизни. И хватит с нее неприятностей, тем более таких, которые ей может добавить любовная связь с Тормандом.
— Ох, согласен, и я знаю, что не она мать этого мальчишки, разве что в сердце. Ему было уже два года, когда какая-то бессердечная девица или какой-то выродок оставили малыша на крыльце ее дома. В зимнюю стужу. Глубокой ночью. Просто чудо, что парнишка не помер.
— Как ты это узнал?
— Поспрашивал. И сэр Керр никогда ее не навещает и не приходит за арендной платой — а это два бочонка меда. Присылает своего повара. А ты знаешь, что у него черные волосы и глаза цвета морской волны?
Саймон тихонько присвистнул, вдруг осознав, что лишь немногие действительно видели сэра Керра.
— Это твоя смазливая физиономия помогает тебе так быстро собирать сведения, не так ли? По правде говоря, мне вообще странно, почему ты начал во всем этом копаться.
— Потому что эта девушка — суженая Торманда. А братец никак не хочет этого понять.
Широкие улыбки на лицах остальных Мюрреев подтверждали справедливость этого странного утверждения, но Саймон все же несколько опешил и удивленно посмотрел на Харкурта:
— Суженая?
— Да. Возможно, ты слышал, что мы, Мюрреи, верим кое во что, что другие считают странным.
— Только в одно?
Харкурт сделал вид, что не услышал иронии в голосе Саймона.
— Мы, или большинство из нас, убеждены, что существует такое понятие, как идеальная пара — когда мужчина и женщина подходят друг другу во всех отношениях.
— И ты думаешь, что Морейн Росс идеально подходит Торманду? Он ведь только с ней познакомился.
— Это не имеет значения. Понимаешь, это чувство приходит внезапно, сильно и быстро. Мой отец говорил, что он всячески этому сопротивлялся, отрицал каждый шаг на этом пути. И ему пришлось преодолеть немало препятствий, чтобы привезти свою Гизелу в Шотландию из Франции. Девушки нашего клана готовы под присягой подтвердить свою веру в это внезапное озарение. Впрочем, чего еще от них ожидать, но ведь и большинство женатых мужчин соглашаются с этим в глубине души. С Тормандом, похоже, произошло то же самое — его крепко ударило по башке.
Размышляя над тем, как Торманд ведет себя с того момента, как увидел Морейн, Саймон подумал, что в том, что говорит Харкурт, есть доля правды.
— Это может быть всего лишь страстное желание.
— Согласен, что с юношеских лет Торманд был довольно распутным парнем. Но сейчас он страдает не от приступа похоти. Ты обратил внимание, как изменилось его лицо, когда он заметил кровь на пороге? Наверняка в тот момент он подумал, что там, наверху, лежит мертвая Морейн. Эта мысль повергла его в ужас, страх пробрал бедолагу до самых костей. Могу поспорить, он не переживал так ни из-за одной женщины. А ведь скорее всего ее он даже ни разу не поцеловал.
— В этом ты прав. И сегодня утром он спорил как-то особенно яростно, что тоже необычно. Торманд не хотел, чтобы мы возвращались сюда. Опасался находиться рядом с этой девушкой слишком часто.
— У него достаточно мозгов, чтобы знать или хотя бы предполагать, чем это грозит его будущему, — кивнул Беннет. — Это станет концом его распутной, развеселой жизни. Налицо некоторые признаки ревности, потом вспомни: он чуть не перелетел через стол, чтобы подхватить ее, когда из-за своего видения она лишилась чувств, а уж когда он увидел кровь на пороге дома, то сам чуть не грохнулся в обморок. Поверь, этот парень попал на стремнину и вот-вот утонет.
Саймон вздохнул:
— В таком случае я отступаю. Но если он злоупотребит ее доверием или не обеспечит защиту, то не рассчитывайте, что я буду стоять в стороне. Я свое слово скажу.
— Верно, но для начала мы постараемся вернуть рассудок в его слабую голову.
Глядя на усмехающихся Мюрреев, Саймон рассмеялся и покачал головой. Он не очень верил в такие понятия, как идеальная пара, суженая или вторая половина, но мысль была приятной. Она объясняла, почему Мюрреи никогда не устраивали браков своих детей, что большинству окружающих казалось очень странным. Когда старейшин клана спрашивали об этом, они отвечали, что предпочитают, чтобы их дети были счастливы. А поскольку многие Мюрреи заключали очень хорошие и выгодные браки, люди считали, что семейство все-таки каким-то образом устраивает эти браки и заключает супружеские договоры в форме взаимных обязательств. Чем иначе можно объяснить такое большое количество удачных союзов? И потом, размышлял Саймон, этот клан славится преданными женами и столь же верными мужьями.
Поразмышляв еще некоторое время, Саймон вынужден был признать, что с того момента, как Торманд впервые увидел Морейн Росс, он ведет себя немного странно. Не было никаких обольстительных улыбок или нежной, отработанной долгой практикой лести, которая притягивала женщин к Торманду и завлекала их в его постель. А вот искренняя озабоченность безопасностью и здоровьем Морейн была. Торманд всегда был мил с женщинами, но Саймон вдруг понял, что чуть ли не впервые его друг проявил заботу о здоровье и жизни женщины. Саймон вспомнил, как мертвенно побледнел Торманд, когда, подъехав к дому Морейн, увидел кровь на пороге ее дома. С каким ужасом он смотрел на пятна уже потемневшей и почти высохшей крови. А ведь он без малейших колебаний входил в дома других убитых женщин. Даже в дом своей подруги Мари он вошел не раздумывая, хотя уже имел представление, какое ужасное зрелище ожидает его внутри.
Определенно было нечто возникшее между Тормандом и Морейн Росс. Пока Саймон позволит этому «нечто» продолжать завариваться. Даже забавно будет наблюдать, как его распутный друг начнет прокладывать себе путь к любви и браку. Саймон лишь позаботится о том, чтобы Морейн не слишком пострадала от неуверенной походки Торманда или от его явной неспособности хранить верность одной женщине. К бедной девушке и так подкрадываются убийцы. И лишние переживания ей ни к чему.
Торманд напоил лошадей и вышел из довольно большой конюшни, содержавшейся в безупречной чистоте, как, впрочем, и сам дом, вдруг понял он. Помещик Керр поступил благородно, дав приют девочке-сироте, выброшенной из города суеверными жителями. Торманд был благодарен ему за это, но не переставал гадать, отчего вдруг землевладелец проявил такую заботу. Очень немногие встречались с сэром Керром, а те, кому довелось, ничего не рассказывали о нем. Ходили слухи, что этот человек погряз в грехе. Даже поговаривали шепотком, что у него, как у восточных правителей, есть настоящий гарем. Одна только мысль, что Морейн — одна из наложниц в гареме сэра Керра, заставляла Торманда в ярости скрежетать зубами.
Прежде чем направиться обратно в дом, он глубоко вдохнул, потом медленно, очень медленно выдохнул, пытаясь успокоить метавшиеся в душе чувства. Сейчас было не время копаться в том, на чем именно строятся отношения Морейн Росс с помещиком Керром. Торманд не сомневался, что, выследив Морейн, негодяи прошлой ночью собирались ее убить, причем также зверски, как они расправились с другими женщинами. По многим причинам, в часть которых он не хотел углубляться, Торманд считал своей обязанностью обеспечить безопасность девушки, сделать ее недосягаемой для изуверов. Это надо было сделать хотя бы потому, что необыкновенный дар Морейн мог помочь им найти преступников.
Остановившись на пороге дома, Торманд внимательно осмотрел брызги крови на каменном приступке и вспомнил охвативший его ледяной страх, от которого он буквально оцепенел. Он догадывался, что могло ожидать его внутри, потому что уже стоял перед истерзанными телами трех женщин, и не собирался падать в обморок от вида крови. Но в тот момент одна мысль повергла его в состояние ужаса: он не мог, не хотел себе представить, что сейчас в своей спальне, на окровавленной постели, лежит мертвая Морейн, у которой вместо прекрасных глаз зияют кровавой чернотой пустые глазницы. Торманд тряхнул головой, отбрасывая кошмарные видения, и со вздохом признался себе, что уже почти околдован Морейн — девушкой с глазами цвета морской волны в летний день. Он поборол детское желание сбежать оттого, что вполне могло оказаться его судьбой, и вошел в дом.
Он только собирался спросить, над чем хохочут мужчины в кухне, когда увидел Уолина, который так быстро сбегал по узкой лестнице, что споткнулся на последней ступеньке. Торманд бросился к нему и поймал мальчика, прежде чем тот упал прямо на каменный пол. Мальчишка широко и доверчиво улыбнулся ему, и Торманд почувствовал, как странно сжалось у него сердце. Что-то очень знакомое виделось ему в этом симпатичном пареньке.
— Спасибо, сэр Торманд, — сказал Уолин, когда Торманд отпустил его.
— Ты уж будь поосторожней.
Мысленно Торманд едва не чертыхнулся: он сделал замечание мальчику точно так же, как раньше ему делал его отец.
— Конечно, сэр, но мне нужно дать Уильяму сливок. Он вел себя очень храбро.
Бросив быстрый взгляд на лестницу — не идет ли Морейн — и не обращая внимания на укол разочарования, который почувствовал, когда не увидел ее, Торманд прошел за Уолином на кухню. Оглядевшись, Торманд понял, что эта кухня лишь подтверждает: помещик довольно щедро одарил Морейн, предоставив в ее распоряжение такой хороший дом. Ребенок повитухи, которую убила разъяренная толпа, объявив ведьмой, скорее должен был довольствоваться жалкой лачугой с холодным чердаком вместо спальни.
Он наблюдал, как Уолин наливает густые сливки в деревянную миску. Крупный кот с глухим стуком спрыгнул со скамьи и направился наслаждаться своей наградой. Словно по волшебству в кухне неожиданно появились еще три кошки, но низкое горловое урчание заставило их замереть в отдалении. Довольно улыбаясь, Уолин взял еще одну миску и, наполнив ее сливками, поставил перед кошками.
— Так Уильям скоро совсем растолстеет.
Звук этого приятного, с легкой хрипотцой голоса заставил Торманда немедленно обернуться к его обладательнице. Морейн несколько смущенно улыбнулась ему, и от этого его тело, как хороший охотничий пес, моментально приняло стойку. Несмотря на то что он не спал с женщиной уже несколько месяцев, Торманд с тревогой понял, что слишком бурно реагирует на эту девушку.
— Спасибо, что накрыли на стол, — сказала Морейн, чувствуя себя немного неловко под внимательными взглядами шести красавцев. — Уолин, — сказала она, с улыбкой повернувшись к мальчугану, — пожалуйста, садись за стол.
Она испуганно вздрогнула, когда Торманд неожиданно положил ей руку на плечо, но, сдержавшись, лишь вопросительно посмотрела на рыцаря.
Подняв руку, Торманд осторожно отодвинул ее густую косу, открыв кровоподтек, который он заметил, когда Морейн обратилась к Уолину.
— Откуда это у тебя? Похоже на след от пальцев.
— А, это. Разбойник схватил меня за шею, когда я выбегала из комнаты, но я ударила его ножом, и ему пришлось отпустить меня.
Почувствовав, что кто-то подходит к ней сзади, Морейн, чуть повернув голову, взглянула через плечо и увидела Саймона, который внимательно рассматривал кровоподтек, веером развернувшийся по тыльной стороне шеи.
— Выглядит ужасно, но болит не слишком сильно, — сказала девушка.
На самом деле боль была весьма ощутимой, но Морейн знала, что если бы ей не удалось вырваться, могло быть гораздо хуже.
— Рука у этого человека огромная, — пробормотал Саймон.
— Ох, правда, огромная, — сказал Уолин, садясь за стол. — Он был громадный, как бык. Просто великан!
— Садитесь, госпожа Росс, — произнес Саймон вежливо, но с некоторыми командными нотками в голосе. — За трапезой вы можете спокойно рассказать нам обо всем, что здесь произошло. Уверен, что вы голодны.
Морейн села за стол, слегка смутившись, когда Торманд занял место рядом с ней. От того, что он находился совсем рядом, все ее тело пощипывало, как после целого дня, проведенного на солнцепеке. От этих мыслей ее отвлек Харкурт, занявший место по другую руку Морейн, по-хозяйски начавший накладывать ей на тарелку целые горы еды. Оказавшись между двумя красивыми крупными мужчинами, Морейн почувствовала себя немного смущенной, тем более что близость одного из них вызывала в ее теле жар и желание. Окинув взглядом стол, она увидела, что Уолин сидит между Саймоном и Рори, и оба заботливо подкладывают мальчику самые аппетитные кусочки. Ей стало неловко, она уже давно отвыкла от такой заботливости, но Уолин, похоже, чувствовал себя превосходно; единственное, чего опасалась Морейн, что потом ребенку будет недоставать мужской теплоты и заботы, и, в одночасье лишившись их, мальчик будет страдать.
— Прежде чем вы начнете свой рассказ, — сказал Рори, и его янтарные глаза засветились улыбкой, — я бы хотел узнать одну вещь. Как вам удалось прятаться под деревом?
— Очень просто сэр. Когда я… переселилась сюда, еще слишком живы были воспоминания о том, как умерла моя мать, — ответила Морейн. — Я боялась, что в конце концов горожане придут и за мной, и в соседнем лесу стала подыскивать себе убежище, чтобы укрыться там в случае опасности. На краю оврага нашла старое дерево, корни которого вышли на поверхность, образовав нечто вроде шалаша. Оставалось лишь немного углубить нишу, и получилась небольшая, совсем неприметная пещера, в которой вполне можно спрятаться.
— Очень изобретательно, особенно если учесть, что в то время вы были почти ребенком, — похвалил Саймон.
— Даже самый маленький ребенок вынужден стать изобретательным, если захочет выжить.
— Верно замечено. Итак, миледи, если вы можете кушать и говорить одновременно, мне бы очень хотелось услышать, что с вами произошло.
— Боюсь, что ваших убийц как минимум двое, совершенно определенно это мужчина и женщина.
Морейн принялась за еду, в коротких паузах довольно подробно рассказав о ночном происшествии, предусмотрительно опуская диалоги злодейской парочки. Она понимала, что подслушанные ею реплики могут навести на след убийц, позволив хотя бы приблизительно определить, кто они такие. Но все услышанное необходимо было тщательно обдумать и обсудить. Не сейчас, не в застольной беседе перед очагом. У нее не было ни малейшего сомнения, что потом Саймон попросит ее вспомнить каждое слово, которым обменялись эти чудовища.
— У этого мужчины очень большие ноги, — сказал Уолин, когда Морейн закончила свой рассказ, — а лошадь у него тоже огромная, и у нее одна нога белая.
Морейн пристально посмотрела на мальчугана:
— Так ты подглядывал!
От внезапного приступа страха у Морейн потемнело в глазах. Убийцы могли заметить Уолина, и в этом случае у нее не было бы шансов спасти мальчика.
Уолин виновато покраснел.
— Только одним глазком, Морейн. И я совсем не двигался и даже голову ни капельки не поднимал.
— На какой ноге у лошади были белые отметины? — спросил Саймон.
— На передней правой, — быстро и уверенно ответил Уолин.
— Отлично, малыш, А еще что-нибудь ты видел своим одним глазком?
— Нет. Разбойник был очень-очень большой и сидел на очень большой лошади, и мне надо было подвинуться, чтобы его получше разглядеть.
— Значит, они были совсем рядом с тем местом, где вы прятались. — Саймон посмотрел на Морейн. — Вы сказали, что слышали их разговор, но не сказали, что именно они говорили. Значит, вы все-таки не разобрали слов?
— Нет, я все ясно слышала. — Морейн внутренне содрогнулась, вспомнив ледяной, пронизанный безумием голос женщины. — Думаю, самое важное — это то, что у обоих шла кровь. Уильяму удалось довольно прилично подпортить этой негодяйке лицо. Своего рода Божье возмездие, — пробормотала она, старательно отгоняя от себя мысли о том, что сотворили эти изверги с другими женщинами. — Кот вцепился ей в волосы и здорово исцарапал ее; вы видели, какие у него когти, думаю, ее раны долго не заживут. У сообщника два ножевых ранения, хотя не могу сказать, насколько они опасны. Одно на ладони или на предплечье. Второе, вероятно, на теле. У меня нет никакого сомнения, что я его дважды ранила, но куда и насколько сильно, не могу сказать точно. Впрочем, коль скоро они пустились в погоню, значит, раны не слишком опасны. Правда, громила беспокоился о ее царапинах, которые, по его словам, сильно кровоточили и оставляли на земле след. Может быть, этот след сумеет взять ищейка?
Саймон кивнул.
— Что-нибудь еще?
— Они выслеживают сэра Торманда.
Она посмотрела на Торманда и быстро перевела взгляд на свою почти пустую тарелку. Пристальный взгляд его красивых двуцветных глаз будил в ней некий женский голод, а Морейн хотела, чтобы до конца рассказа ее голос оставался спокойным и ровным.
— Они знали, что вы приезжали ко мне, и уверены, что вы используете мои способности, чтобы выследить их. Поэтому женщина безумно желает моей смерти. — Морейн посмотрела на Саймона. — Еще она сказала, что обязательно расправится с ним, добьется, чтобы его повесили.
— Но почему, — нервно проведя по волосам, спросил Торманд, — почему они затеяли все это?
Морейн сделала несколько глотков сидра, пытаясь прогнать дух жестокого безумия, который витал в ее комнате с ночи.
— Она хочет, чтобы вы заплатили за все ее страдания, сэр Торманд, и за ее, как она утверждает, унижение и позор. Она сказала, что если бы не вы, ее бы никогда не заставили выйти замуж, и за это вы должны пострадать. Она также хочет, чтобы вы пострадали за то, что предпочли ей других женщин. Называла их всех шлюхами.
Морейн подняла глаза и сразу же увидела, как внезапно побледнел Торманд, которого потрясли ее слова; у нее неожиданно возникло желание обнять этого большого и сильного мужчину, утешить его, но, тихонько вздохнув, девушка подавила этот порыв.
— Значит, дело все-таки во мне, — наконец произнес он хриплым сдавленным голосом, в котором слышалась нотка искреннего изумления. — Значит, на мне лежит вина за смерть этих женщин.
— Нет, — выпалил Харкурт, — их убивают, потому что эта тварь потеряла рассудок, она расправляется с теми, кого считает виновными в своих выдуманных ею же самой несчастьях. Черт возьми, сколько в этом мире девушек, переживших несчастную любовь или насильно выданных замуж, но ни одна из них не начала зверски убивать женщин, в которых видела соперниц. Если эта ненормальная ищет виновника своих несчастий, почему же она не преследует своего мужа или родственников, которые вынудили ее согласиться на это замужество?
— Насколько мы знаем, она уже это сделала, — сказал Саймон; — И Харкурт прав, Торманд. Эта женщина безумна. Ты не можешь винить себя в том, что она делает. — Он посмотрел на Морейн: — А теперь она охотится за вами, Морейн Росс. Она боится, что вы увидите ее в одном из ваших видений, не так ли?
— Да, но не только, — ответила девушка. — Она не сомневается, что я колдунья и действительно могу помочь вам найти ее. — Морейн слегка покраснела. — И еще она почему-то думает, что с некоторых пор я делю ложе с сэром Тормандом.
— Да я ведь только что вас встретил, — развел руками Торманд.
Морейн искренне сомневалась, что продолжительность знакомства имеет какое-то значение для мужчины, охваченного вожделением. Выражения лиц сидевших за столом мужчин говорило о том, что они думают так же, но она лишь сказала:
— Эта дама верит в то, о чем говорит, хотя верзила, похоже, в этом сомневается. И еще, ей кажется, что у дома Редмондов вы как-то по-особому смотрели на меня. Я думаю, что еще совсем недавно она была к вам неравнодушна, но сейчас она хочет лишь одного: чтобы вы были, опозорены, осуждены и повешены.
— Святые угодники! — прошептал Уильям, младший из кузенов Торманда. — Теперь тебе придется уехать, Торманд.
— Нет! — Торманд понял, что сейчас закричит, и на целую минуту замолчал, чтобы успокоиться. — Нет, я никуда не поеду, потому что эта тварь все равно потащится за мной, но, честное слово, если Саймон скажет мне, что нужно скрыться, я так и сделаю, без всяких возражений. Это все, что я могу вам обещать. — Он видел, что его слова не обрадовали младшего брата, Уильям лишь сдержанно кивнул. Торманд повернулся и посмотрел на Саймона: — И можешь меня не спрашивать — я не знаю, кто она такая. Я никогда не намекал на женитьбу никакой девушке и всегда избегал тех, кому такая мысль могла прийти в голову.
— Это вовсе не означает, что какая-нибудь из девушек не надеялась на это, — тихо сказала Морейн, гадая, почему слова Торманда так ранили ее сердце. Многие холостяки пренебрежительно говорят о женитьбе. — Еще одна маленькая деталь. Эта женщина говорила тоном очень избалованного ребенка. Если она решила для себя, что вы, сэр Торманд, должны стать ее мужем, то уже не имеет значения, что вы реально сделали или не сделали. Она могла даже совершить какую-то явную глупость, чтобы привлечь ваше внимание. Поэтому ее вынудили выйти замуж за человека, которого она не любила. А вы могли и не знать обо всем этом.
— И следовательно, вина за все ее страдания лежит на мне? Не вижу в этом никакого смысла.
— Не забываете, что эта женщина безумна.
— Они не упоминали каких-либо имен? — спросил Саймон.
— Нет, — ответила Морейн. — Один раз она назвала его Смоллом, но не думаю, что это его настоящее имя. Звучит немного по-английски, и он определенно наш соотечественник. Сам великан обращался к ней «миледи». Предложив пустить по нашему следу собаку, она называла ее Дунстан. К счастью, мужчина ответил ей, что потребуется слишком много времени, чтобы привести пса, так что в конечном итоге она прислушалась к его уговорам, и они уехали. — Морейн грустно улыбнулась. — Вот, пожалуй, и все. К сожалению, совсем немного, верно?
— Вам не за что извиняться. Все-таки это гораздо больше, чем у нас было. Если не будет дождя, мы возьмем мою собаку и ее пустим по следу.
— Вы, похоже, не слишком уверены, что это поможет.
Саймон поморщился:
— Безумна она или нет, но эта парочка очень хитра. Пока они не оставили мне ни малейшей зацепки. Мне удавалось проследить их до того места, где они совершали свои злодеяния, но затем все их следы исчезают.
— Морейн, надеюсь, вы понимаете, что теперь вам здесь опасно оставаться? — спросил Торманд.
Она понимала, но не знала, что ей делать. Увидев Торманда у дверей своего дома, она напрочь забыла о том, что хотела просить у него помощи. Рыцари смотрели на нее, а Морейн не могла произнести ни слова. Собственная нерешительность настолько злила ее, что теперь Морейн раздражала сама необходимость просить у кого-то помощи. Она понимала, что это глупо — едва не простившись с жизнью, отвергать предлагаемую поддержку, но в тоже время Морейн знала, что зачастую именно ее гордость служила ей добрую службу. Прожив десять лет надеясь только на себя, она не хотела изменять этой привычке.
— Я не могу просто так взять и уйти отсюда, — сказала она. — У меня здесь цыплята, кошки и корова. Наконец, тут мой сад, и он требует ухода.
— Мы заберем вас в город ко мне домой, — объявил Торманд, и его тон указывал, что он не примет никаких возражений.
Морейн все-таки попыталась высказать одно возражение, но совершено не удивилась, когда он отмел его. И она почувствовала облегчение. Ее гордость была несколько уязвлена, но Морейн пришлось признать, что ей очень страшно оставаться дома вдвоем с маленьким мальчиком, ведь защитой ей мог служить лишь большой кухонный нож да сварливый, хотя и храбрый кот.
Она еще пыталась протестовать, но кузены Торманда уже собирали ее вещи. Даже кошек усадили в две маленькие клетки, которые она использовала, когда относила на рынок цыплят. Затем эти клетки прикрепили к седлам лошадей Рори и Саймона, несмотря на громкие протесты животных. Уолин даже не пытался скрыть своего восторга от предстоящей поездки на великолепной лошади сэра Харкурта. Торманд со всеобщего молчаливого согласия повел Морейн к своей лошади. Остановившись на мгновение, она оглянулась и посмотрела на свой дом, который служил ей пристанищем в течение последних десяти лет, мысленно спросив себя, суждено ли ей вернуться сюда.
Морейн тихонько охнула, когда Торманд, подхватив ее за талию, усадил в седло. Пока она пыталась одернуть нескромно взлетевшие юбки, рыцарь, едва коснувшись богато украшенного стремени, взлетел в седло, легко разместившись позади нее. Каждый раз, когда этот мужчина прикасался к ней, у нее возникало ощущение, словно языки пламени обдают ее своим жаром. Ни слова не говоря, Торманд властно приобнял девушку, твердой рукой подхватил повод и тронул лошадь с места.
Морейн чувствовала тепло его крепкого тела, проникавшее, казалось, в самую ее душу, и гадала: а будет ли она в безопасности у него дома? Скорее всего убийцы не смогут достать ее и Уолина в доме Мюрреев, но ведь там она будет полностью зависеть, от Торманда. А Морейн была уверена, что сэр Торманд Мюррей может быть по-своему опасен. Она останется в живых, когда эти неприятности закончатся, но, возможно, ей не удастся сохранить невредимыми свое сердце и свою душу.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-грешник - Хауэлл Ханна



Очень хорший роман.Читается на одном дыхании.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаЛюбовь
23.01.2012, 18.22





Роман просто отпад!!!!
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.31





Читайте
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМаруся
15.02.2013, 14.52





Не понравилось. Маньяки, кровь. Объяснение героев в конце романа оставляет желать лучшего.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаКэт
22.08.2013, 12.23





Отпишусь за всю серию. Когда начинала читать первый роман, думала, долго буду осиливать 16 книг, но оказалось, что все читается на одном дыхании. Все романы увлекательные,даже жалко было читать последний. Читайте всю серию с самого начала, не пожалеете.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМария
13.03.2014, 7.30





перечень серии из 15 книг в комментариях к "зеленоглазому рыцарю",кто знает,пожалуйста, подскажите название 16ой книги о которой говорится в комментариях к "горцу грешнику".
Горец-грешник - Хауэлл Ханнаприятной бессоннице
21.03.2015, 17.31





......Благородный защитник - где-то в начале серии.....искать можно еще так:входим в ДАМСКИЙ КЛУБ Ty amor каталог средневекового любовного романа (эмблема его такова: большую голубую букву L пересекает по горизонтали club) и ищем по автору все что желаем,
Горец-грешник - Хауэлл Ханнав дополнение к Бессоннице
21.03.2015, 18.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100