Читать онлайн Горец-грешник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-грешник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-грешник

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 20



Морейн смотрела на свой сад и понимала, что пройдет еще немало времени, прежде чем она вновь сможет с прежним удовольствием ухаживать за растениями. Коты разлеглись на своих любимых местах. Уолин пинал тряпичный мяч, осторожно огибая клумбы и хрупкие цветы. Кузина Норы так хорошо ухаживала за садом, что даже в прополке не было никакой необходимости. Сад всегда был гордостью и радостью Морейн, но сейчас, глядя на него, она не испытывала никаких чувств.
Все это вина Торманда, сердито подумала она, отмахиваясь от слабого шепота внутреннего голоса, который бранил ее за необоснованные надежды. Глупо было мечтать о таком мужчине, как Торманд Мюррей. Он занимал настолько высокое положение, что над ее мечтами завоевать его сердце можно было только посмеяться. Этот человек спас ей жизнь, защищал ее и доставил ей такое удовольствие, какого она никогда не знала. Разве могла она потребовать от него чего-то еще?
Но, несмотря на все сомнения, в глубине души ей хотелось вернуться в дом к Торманду и решительно потребовать от него объяснений. Любит ли он ее, или она ему безразлична? Не поборол ли он свое отвращение к браку? Можно ли предположить, что наступит день, когда он поклянется в верности единственной женщине — ей? Пожалуй, лишь одно обстоятельство удерживало Морейн от этого поступка: ведь его ответы могли совсем не понравиться ей.
И еще Уолин. Он сын Торманда. Она не имеет никаких прав на этого мальчугана, хотя ухаживала и заботилась о нем целых четыре года. И нет вины Торманда в том, что он ничего не знал о рождении сына. Но сейчас он хочет, чтобы ребенок остался с ним. Из него получится очень хороший отец, в этом у Морейн не было никаких сомнений. И она не имела права даже пытаться лишить ребенка жизни лучшей, чем та, которую она могла ему дать. Хотя Торманд сказал, что они будут вместе воспитывать ребенка, Морейн понимала, что это возможно только в его доме.
«А если наступит время, когда он не захочет делить со мной постель?» — спросила она себя. Тогда она просто станет нянькой Уолина и будет молча наблюдать, как мужчина, которого она любит, возвращается к прежнему распутному образу жизни. И поскольку Уолина будут воспитывать как сына рыцаря, то очень скоро Торманд может решить, что его сыну не нужна нянька-простолюдинка.
Но ведь они с Тормандом могут пожениться, подумала она, переходя в тень и усаживаясь на грубую бревенчатую скамейку. Она была почти уверена, что именно это имел в виду Торманд, но она проигнорировала его намек. А ведь даже ее брат посчитал, что это неплохая идея.
Морейн вздохнула. Она не хотела, чтобы Торманд женился на ней только потому, что Уолин не захочет расстаться со своей приемной матерью. Такой брак не заставит мужчину хранить верность жене, особенно такого ловеласа, как Торманд, который давно избалован женским вниманием. А ей было совершенно необходимо, и именно это она пыталась объяснить своему циничному брату, чтобы он любил ее всем своим сердцем, разумом и душой, так, как она сама любит Торманда. И только в этом случае она может быть уверена, что спустя некоторое время ей не придется гадать, в какую постель сейчас ложится ее муж.
Конечно, она слышала, как Торманд обещал решительно покончить со своим распутным прошлым, но как долго он сможет продержаться, прежде чем вернется к своим старым привычкам? Человеку, привыкшему к разносолам, вряд ли понравится, если каждый вечер ему на ужин будут подавать только одно блюдо. Если она выйдет за него замуж, а он возьмется за старое, сердечная мука просто раздавит ее. Она знала это так же твердо, как свое собственное имя, и никакие раздумья, разговоры и убеждения никогда не смогут изменить этого очевидного упрямого факта. И чем больше она размышляла о всех возможных хитросплетениях своей судьбы, тем сильнее голова у нее шла кругом и тем более несчастной она себя чувствована.
Неожиданная тишина вывела Морейн из ее мрачных мыслей и жалости к самой себе. Она поняла, что не слышит больше возни Уолина. Обернувшись, чтобы окликнуть мальчика, она увидела в саду высокую и такую знакомую фигуру. Сердце Морейн екнуло, на мгновение возникло желание убежать, но, собравшись с духом, она внушила себе, что нельзя быть такой малодушной. Морейн понимала, что предстоящий разговор вполне может перерасти в упорное противостояние, но жалела лишь о том, что не успела толком подготовиться к нему. Когда она услышала смех мальчика и стук лошадиных копыт, ей стало совершенно ясно, что произошло. Казалось, она слышит, как разрывается ее сердце.
— Ты приехал, чтобы забрать Уолина? — спросила она, когда Торманд остановился прямо перед ней.
— О, святые угодники, как же ты глупа! — выпалил он и, разведя руками, уселся рядом с ней.
Обидное восклицание почти не затронуло Морейн, ибо все свои силы она собрала, чтобы не расплакаться. И не только из-за Уолина. Торманд был одет в свою шотландку и свободную блузу из прекрасного льняного полотна. Он был так красив, что на него было больно смотреть, тем более что этот мужчина никогда не будет принадлежать ей.
— Я приехал вовсе не для того, чтобы отнять у тебя Уолина, — сказал он после довольно длительной паузы, во время которой невидящим взором оглядывал ее сад. — Я просто отослал его с Уильямом, чтобы мы могли спокойно объясниться. Одни. Не взвешивая каждое слово из-за того, что рядом находится шестилетний паренек. И вообще, чтобы мы могли поговорить без помех.
Его слова прозвучали почти угрожающе, и Морейн напряглась; положив руки на колени, она до боли сцепила пальцы.
— О чем?
— Давай для начала выясним, почему ты уехала.
В его голосе звучал гнев, и Морейн подумала, не обидела ли она его своим внезапным отъездом.
— Я поправилась, убийц мы нашли, ты теперь в безопасности, а значит, больше нет необходимости оставаться в твоем доме, не так ли?
— Понятно. Значит, ты получила отмени все, что хотела, и спокойно уехала. Так?
Торманд побледнел, чувствуя что разговор никак не клеится. Он говорил, как обиженная девица, или, скорее, как одна из тех его женщин, которые считали себя такими искушенными, такими красивыми, что были уверены, что он не сможет высвободиться из расставленных ими сетей. Он мог бы почувствовать себя виноватым, но ему искренне казалось, что ни одна из его бывших подружек не изведала той боли, которую он испытывал сейчас. Он всегда старался держаться подальше от женщин с нежными сердцами или завышенными ожиданиями. И что же, роли переменились?
— В чем ты упрекаешь меня? Насколько мне помнится, это ты пришел ко мне в постель, я тебя не искала. И если я взяла то, что хотела, и то, что мне так щедро было предложено, отчего же ты рассердился? Разве не то же самое ты делал в течение многих лет?
Это было обидно, но она была права. И все же гнев его не утихал. Морейн не должна была быть такой, как остальные женщины, которых он знал. И в душе он понимал, что она другая. Он почему-то произносил не те слова, и это сердило ее, возможно, даже причиняло боль. Теперь, изучив Морейн достаточно хорошо, он принял к сведению, что она горда и потому с ним сейчас так насторожена и говорит так резко. Ему просто необходимо контролировать свое настроение, не поддаваться эмоциям и тщательно взвешивать каждое слово. Они ничего не добьются, если начнут выяснять отношения, да еще на повышенных тонах. Он ехал сюда с твердым намерением держать себя в руках, но когда увидел ее, обида и боль вновь всколыхнулись.
Разговор не будет легким, понял он. Вскочив, Торманд начал нервно ходить взад-вперед. Он готов предложить ей все, что у него было, а ей это скорее всего не нужно. Он ухаживал за ней, но так и не смог завоевать ее сердце. Впервые в жизни его по-настоящему волновало, какие чувства испытывает к нему его женщина, а он не знал, какой надо сделать следующий шаг. Повернувшись и взглянув на нее, он увидел, что она с настороженностью наблюдает за ним. Наверное, сейчас он похож на растерянного юнца.
— Я думал, что мы сможем пожениться и воспитывать Уолина вместе.
По лицу Морейн скользнула тень, и он понял, что обидел ее этими словами. Как ни странно, это дало ему надежду. Если бы он был ей безразличен, его слова не причинили бы ей боли.
— Уолин для меня как родной сын. Когда его оставили у порога моего дома, я пыталась отыскать его мать или отца, любых родственников. Но не очень расстроилась, когда выяснилось, что никто не знает, откуда он появился. — Она вздохнула и опустила глаза, словно погружаясь в воспоминания. — У меня никого не было, и вдруг появился Уолин. Он стал для меня бесценным подарком. С одиночеством было покончено. Ведь теперь со мной был человечек, который любил меня, нуждался во мне, малыш, которому я могла отдать свою любовь и для которого не имело значения, что живу я очень скромно. Мы не расставались с того самого дня, когда я подобрала его у своего порога. Но я не стану выходить замуж только ради того, чтобы он остался со мной.
— Почему нет?
— Потому что для замужества нужны более веские причины.
Торманд схватил ее за руки, привлек в свои объятия и начал целовать, пока она не прильнула к нему.
— А что ты скажешь на это? Разве можно забыть о том огне, который горит теперь в наших сердцах?
Она мягко, но решительно отстранилась.
— Ты множество раз согревался у разных очагов, но так до сих пор и не женился. И вот сейчас пытаешься поймать меня в ловушку страсти? Ты, который так много лет уходил из западни брака?
— Если к алтарю идешь добровольно, то страсть — это то, на чем держится брак, а не ловушка. Чего ты от меня требуешь? Объясни наконец, чтобы я перестал бродить в потемках.
Морейн внимательно смотрела на Торманда, ее губы еще хранили тепло его поцелуя. Скорее всего он говорил о своих чувствах искренне. Он женится на ней, чтобы у Уолина была семья и потому что они любят друг друга. Это было много, гораздо больше, чем она мечтала, но все же недостаточно.
— И ты будешь верен мне?
Торманд постарался не показать, как его обидел этот вопрос. Конечно, он вполне заслужил свою репутацию, к тому же она видела этот непотребно длинный список его любовниц, но Морейн ничего не знает о том, как свято соблюдаются в его семье некоторые моральные правила. И хотя ее сомнения вполне обоснованны, нынешний Торманд Мюррей не собирался, да и не хотел поступаться честью семьи.
— Я верю в то, что надо соблюдать данные перед Господом клятвы, — сказал он, надеясь, что эти слова не покажутся ей излишке высокопарными.
Когда она нахмурилась, он спросил:
— Почему ты не веришь мне? Из-за моего прошлого?
— Оно, конечно же, не прибавляет девушке уверенности в твоих клятвах верности. Но дело не в этом. Просто я подумала: отчего же тебя так обидело, что я не поверила тебе тотчас? Большинство мужчин не соблюдает клятв верности. Думаю, ты и сам можешь вспомнить множество примеров. Защищая свою честь, рыцари готовы сражаться на дуэли из-за одного резкого слова, но они не задумываясь нарушают клятву, данную перед алтарем.
— Я не отношусь к таким мужчинам, Морейн. И я решительно настроен оставаться здесь до тех пор, пока мы окончательно все не выясним. Я хочу, чтобы ты стала моей женой, помогла мне воспитать Уолина. Я поклялся быть верным тебе. И все же ты колеблешься. Почему? Клянусь, я готов находиться здесь всю ночь, пока не получу правдивого ответа на этот вопрос.
Сказать ему правду — значит отбросить свой и без того ненадежный щит и остаться открытой тому, что может смертельно ранить ее. Сказать ему правду — значит дать ему понять, какую большую власть он имеет над ней. И все же она не может вести это сражение с помощью недомолвок. Даже с братом, который появился в ее жизни всего неделю назад, она напрямую говорила о своих чувствах. И возможно, это совсем не страшно — открыть душу человеку, с которым она делила постель, с человеком, который навсегда останется в ее сердце. Кроме того, где-то в глубине души Морейн надеялась, что в ответ на ее откровенность Торманд скажет о своих чувствах и не станет много и сбивчиво говорить о страсти и о том, что Уолину нужна семья. Глупо было не воспользоваться таким шансом. В конце концов, ей нечего терять, кроме своей гордыни.
— Тогда я скажу правду. Я люблю тебя, — призналась Морейн.
Она подняла руку, останавливая бросившегося к ней Торманда, который торопился заключить ее в объятия. По всему было видно, что ее слова привели Торманда в восторг.
— И именно потому, что я люблю тебя, я отказываюсь выйти за тебя замуж.
— Но это лишено всякого смысла. Хуже пощечины!
— Позволь мне закончить, и ты все поймешь. Я люблю тебя, и если я выйду за тебя только ради Уолина и из-за страсти, я буду уязвима для боли, о которой мне и думать не хочется. Я отдам тебе свое сердце, свой разум, даже свою душу, но получу только твою страсть, пока она будет гореть, и твое слово чести. Наверное, ни с одной женщиной ты не оставался так долго, как со мной, и думаю, ты вряд ли хранил верность своим возлюбленным. Да, сейчас ты хочешь меня, но что будет, когда твое желание угаснет? И как ты думаешь, что будет со мной, когда ты начнешь пропадать в поисках женщин, которые смогут удовлетворить твою похоть? Я буду страдать, потом начнет разрушаться все то хорошее, что возникло между нами за это время. И с чем я останусь в конце концов? С разбитым сердцем и скорее всего с горечью в душе, которая омрачит мои мысли и отравит мою жизнь. Я вижу это так же ясно, как в самом ярком из моих видений. Я люблю тебя и люблю Уолина, но в результате все мы станем несчастными.
Торманд не сводил с Морейн глаз. Замолчав, она села и закрыла лицо руками. Несколько секунд он мог думать лишь о том, что она его любит. Затем ее тихий плач вырвал его из очарования этих слов. Он сел рядом с ней и привлек девушку к себе. Морейн все еще была напряжена и никак не отреагировала на его прикосновение, тогда Торманд крепко обнял ее и нежно поцеловал в макушку.
— Все, что ты говоришь, верно, милая, — тихо начал он. — Я знавал некоторых супругов, у которых отношения складывались именно так, как ты сказала, но на этот раз твое видение тебя обманывает.
— Я не уверена в этом, — запротестовала она, не в силах вырваться из его объятий.
— Нет, теперь ты меня послушай. Готовя свою замечательную и в чем-то правильную речь, ты не приняла во внимание один очень важный факт: я люблю тебя, и именно поэтому ты должна выйти за меня замуж.
Морейн оторвалась от его груди и растерянно, даже скорее потрясенно посмотрела на него. Торманд улыбнулся. Такая реакция на его объяснение устраивала его полностью, ведь подобное он не говорил еще ни одной женщине. Ее красивые глаза слегка припухли от слез, а нос покраснел, но для него она оставалась самой прекрасной женщиной мира.
— Ты любишь меня? Ты уверен? — спросила она, хотя понимала, что задает глупый вопрос, ломится в открытую дверь.
Торманд коснулся губами ее губ.
— Абсолютно уверен.
— Тогда я выйду за тебя, Торманд Мюррей.
— Я рад, что ты наконец образумилась.
Прежде чем Морейн смогла возмутиться, Торманд поцеловал ее. У Морейн тут же закружилась голова. Его поцелуй пробудил ее желание. Она почти не заметила, как он поднял ее на руки и быстро зашагал по направлению к дому. Ее разум был до предела заполнен тремя короткими словами, которые все в ее мире наконец-то расставили по своим местам. И только когда Морейн уже полностью обнаженная, лежала на своей постели и смотрела, как Торманд быстро скидывает свою одежду, она немного пришла в себя.
— А если войдет Уолин? — спросила она, уже принимая Торманда в свои объятия.
— Он дожидается нас дома. А сейчас мы с тобой отпразднуем нашу помолвку.
Он ласкал и целовал ее тело, и она чувствовала себя красивой и желанной, как никогда в жизни. Теперь Морейн не уклонялась в смущении от его ласк, она купалась в них, она наслаждалась ими. Торманд признался ей в любви, и эти слова окончательно растопили ее сдержанность и стыдливость. Ощущение освободившейся страсти, которое она сейчас испытывала, лишь подогревало ее желание.
Торманд с упоением отдавался ее ласкам и поцелуям, а у Морейн буквально кружилась голова от восторга и от того, что именно в ее объятиях Торманд стонет от страсти.
Она продолжала самозабвенно целовать его, когда он мягко, но требовательно перевернул ее на спину и вошел в нее так медленно, что она чуть не закричала. А когда он застыл внутри ее, она увидела, как ярко горят его глаза от любви к ней. Он встретил ее взгляд, и Морейн заметила легкую дымку, затуманившую его сознание; приближался момент высочайшего наслаждения. Когда этого же момента достигла и она, Морейн воссоединилась с ним в безумном погружении в море блаженства.
Торманду не хотелось выпускать Морейн из своих объятий, но, пересилив себя, он нехотя перевернулся на спину и тут же, улыбнувшись, снова привлек Морейн, которая, обессилев от испытанного удовлетворения, распласталась на его сильном теле.
Наконец дыхание Морейн выровнялось, но голова у нее еще кружилась, а тело, насыщенное удовольствием, не хотело даже пошевелиться, и в то же время она готова была вновь испытать это наслаждение. Но, пожалев Торманда, решила дать ему отдохнуть.
— Когда ты впервые понял, что любишь меня? — спросила она, прижавшись щекой к его груди.
— Ты хочешь знать, когда я стал догадываться об этом или окончательно уверился?
Он улыбнулся, когда она недовольно хмыкнула:
— Вот у меня сомнений не было — я поняла это сразу и окончательно.
— Но ведь ты женщина, а они всегда более уверены в таких вещах. К тому же я чувствовал, что еще слишком молод, чтобы сделать столь решительный шаг. Я этому очень противился. Несмотря на то что мне пришлось воздерживаться целых четыре месяца…
Морейн моментально подняла голову и пристально посмотрела на него:
— Ты способен на такой подвиг?
— Ты говоришь об этом, словно о чуде, — проворчал он и вздохнул. — Да, я просто остановился. Сказал себе, что мне нужна передышка, и не обратил внимания на голос моего сердца, который говорил мне, что мне надоела эта игра, что я даже сам себе неприятен. Но это не означало, что в тот момент я уже готов был жениться.
— Конечно, нет, — пробормотала она, снова прижимаясь щекой к его груди.
— Ты и представить себе не можешь, что я почувствовал, когда впервые заглянул в твои глаза. А потом я и дня не мог прожить, чтобы не попытаться вновь увидеть тебя. Думаю, теперь ты понимаешь, как развивались события, какой путь проделала моя душа.
— Я тоже чувствовала, что просто не могу без тебя.
— Я считал, что мне нужно держаться от тебя как можно дальше, но не мог. А потом я уже об этом и не думал. Прошло совсем немного времени, и мысленно я начал называть тебя «своей женщиной». Хотя и продолжал этому противиться.
— Какой же ты упрямый!
— Очень. Но когда эти чудовища похитили тебя, я все понял окончательно. Моя жизнь без тебя уже не имела смысла. Только Господь ведает, что я пережил, когда подумал, что не успею спасти тебя…
Он глубоко вздохнул и крепко обнял Морейн.
— Я испытывала очень похожие чувства, просто поняла, чего боюсь, гораздо раньше тебя. А как ты думаешь, почему я пустила тебя в свою постель? Я ведь так хорошо научилась стоять за себя, мне слишком часто приходилось защищаться с помощью ножа, быстрых ног или верного друга кота.
Он тихо рассмеялся.
— Торманд, думаю, нам следует вернуться к тебе домой и рассказать всем о нашем решении. Мне кажется, что всем не терпится услышать эту новость.
— Ты права, милая.
Торманд поцеловал ее, затем поднялся с постели, чтобы одеться. Взяв рубашку, он заметил опечатанный свиток, который передал ему Адам, и тогда снова сел рядом, вручив ей документ. Торманд понимал, что именно она должна открыть пакет. Морейн села рядом с ним и взяла бумаги.
— Что это?
— Твой брат просил передать это тебе, когда мы с тобой будем помолвлены.
Подумав, что Адам, вероятно, выделил ей небольшое приданое, она открыла пакет. От удивления у нее глаза чуть не выскочили из орбит. Она дважды перечитала документ, но ей все равно трудно было в это поверить.
— Он передал мне дом, — сказала она, — и земельный участок.
Торманд взял бумаги, которые она протянула ему.
— Ты же знаешь, я бы женился на тебе, даже если бы у тебя ничего не было, кроме ночной сорочки. Но он поступил благородно, как и подобает твоему брату… — Он быстро пробежал документ. — Земельный участок? Иисусе, Морейн, да ты знаешь, сколько акров идет вместе с этим домом?
— Нет, конечно. — Она посмотрела на листок, который держала в руках, развернула его и до конца прочитала послание брата. — Он говорит, что эта земля — приданое его матери, и будет справедливо, если теперь она станет моим приданым.
Она прочитала последние два предложения, которые ее брат написал перед тем, как поставить свою подпись, и покраснела. Она была права, когда думала, что у Адама есть свои секреты, поскольку он сумел немного заглянуть в будущее.
–. Он говорит, что если у тебя есть собственные земли, то это станет неплохой прибавкой к тому, что ты передашь одному из своих сыновей.
— Одному из моих сыновей? Конечно, у нас будут дети, и потом мы должны позаботиться об Уолине. Честно говоря, у меня есть деньги, а земли не так уж много. Но если ты считаешь, что неудобно принимать такой подарок, в этом нет необходимости.
— Нет, я приму его, хотя бы потому, что Адам делает это от чистого сердца. К тому же он достаточно состоятелен, и, приняв этот подарок, я не обделю его детей, которые могут у него появиться. А как же твой дом в городе?
— Он принадлежит моей семье, а не мне. У нас есть дом в каждом городе, где бывает двор. — Он обнял ее и, заглянув в ее глаза, понял, что Морейн чем-то слегка обеспокоена. — Если ты согласна принять этот подарок, то почему у тебя такой смущенный вид?
— Потому что, думаю, я унаследовала свою способность предвидения отчасти от отца Адама. — Она протянула ему письмо. — Прочитай последнюю фразу.
Торманд округлил глаза от изумления.
— Близнецы? Через восемь месяцев? — Он изумленно смотрел на нее. — Так ты носишь ребенка?
— Я этого еще не знаю, но это вполне возможно. Так, значит, мы назовем первенца «Адам», как он просит?
Торманд рассмеялся и бросил ее обратно на постель.
— Мы должны это отпраздновать и сделать все, чтобы его предвидение сбылось.
— Какой же ты грешник, — прошептала она.
— Да, но только с тобой. Отныне мы станем грешить только вместе.
— Что ж, я рада, что ты это сказал, потому что мне показалось, что ты уж слишком быстро исправился. Верить лив такое чудо?
— Безусловно. Я только что обнаружил, что любовь делает небольшой грех еще более восхитительным, — прошептал он прямо ей в ушко. — Да, моя милая, это так.
Морейн обняла его и улыбнулась. Потом она расскажет ему, что ее брат действительно обладает даром. Его предсказание совпало с ее сном. И, погружаясь в омут удовольствия, которое только он мог ей доставить, она решила, что немного подождет, прежде чем открыть ему секрет: близнецы, которые должны у них скоро родиться, будут первыми из их восьми сыновей. Зачем торопить события? Пусть все идет своим чередом.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-грешник - Хауэлл Ханна



Очень хорший роман.Читается на одном дыхании.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаЛюбовь
23.01.2012, 18.22





Роман просто отпад!!!!
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.31





Читайте
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМаруся
15.02.2013, 14.52





Не понравилось. Маньяки, кровь. Объяснение героев в конце романа оставляет желать лучшего.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаКэт
22.08.2013, 12.23





Отпишусь за всю серию. Когда начинала читать первый роман, думала, долго буду осиливать 16 книг, но оказалось, что все читается на одном дыхании. Все романы увлекательные,даже жалко было читать последний. Читайте всю серию с самого начала, не пожалеете.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМария
13.03.2014, 7.30





перечень серии из 15 книг в комментариях к "зеленоглазому рыцарю",кто знает,пожалуйста, подскажите название 16ой книги о которой говорится в комментариях к "горцу грешнику".
Горец-грешник - Хауэлл Ханнаприятной бессоннице
21.03.2015, 17.31





......Благородный защитник - где-то в начале серии.....искать можно еще так:входим в ДАМСКИЙ КЛУБ Ty amor каталог средневекового любовного романа (эмблема его такова: большую голубую букву L пересекает по горизонтали club) и ищем по автору все что желаем,
Горец-грешник - Хауэлл Ханнав дополнение к Бессоннице
21.03.2015, 18.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100