Читать онлайн Горец-грешник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-грешник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19



Влажные губы коснулись ямочки на шее, и Морейн вздохнула. Она не в состоянии была убрать Торманда из своих снов, но никогда ее сны не были столь похожи на явь. Сильные и в то же время нежные руки обхватили ее грудь, и она выгнулась дугой навстречу его объятиям. Она думала о том, чтобы в последний раз заняться с Тормандом любовью, перед тем как вернуться в свой домик, но пока не решила, разумно ли это. Прошла уже неделя, она все быстрее шла на поправку и все ближе знакомилась со своим братом. А до этого были четыре дня, проведенных в полузабытьи, потом еще три, когда она уже могла бодрствовать по нескольку часов. Боже, как же она изголодалась по ласкам Торманда.
— Морейн, — прошептал ей на ухо. Торманд, — проснись, я хочу, чтобы ты смотрела на меня, когда мы будем любить друг друга.
Этот голос совсем не похож на голос из ее сна, решила Морейн. Он явно звучал у нее в ушах, и каждое произносимое слово тепло щекотало ухо. Морейн открыла глаза и увидела улыбающегося Торманда. Они оба были обнаженными. В такой ситуации отступать поздно. Теперь, когда она была в его объятиях, она просто не могла уклониться от ласк. Уже совсем скоро вместо него она будет обнимать пустоту, которая останется с ней навсегда.
— Какой ты коварный, — прошептала она.
— Скорее уж страстно желающий стать счастливым, — сказал он, покусывая ее губы. — Как долго мне пришлось ждать этого.
— Ох, ты прав, — согласилась она, отвечая на его поцелуй.
Единственное приглашение, в котором нуждался Торманд, — ответ на его поцелуй — было получено, и в этом жесте чувствовалось такое же сильное желание, какое испытывал он сам. Пока Морейн поправлялась, он сдерживал свою страсть, но теперь Торманд хотел отпустить поводья. Ему не терпелось с жадностью наброситься на Морейн и полностью раствориться в ней. Потом он хотел устроить небольшой перерыв для романтического завтрака с хорошим вином и после этого повторять их головокружительный танец вновь и вновь. Однако на этот раз ему придется утолить свой голод только один раз, по крайней мере до ужина, после которого они вновь разделят постель. Ему необходимо было принять кое-какие меры, касающиеся их совместного будущего, наметить планы, и все это нельзя было больше откладывать.
На самом деле все, чего он желал, — это быть любимым ею, но ему не хотелось ждать, когда она сама скажет, что принадлежит ему. Он любит ее. Она разделяет его любовь. В этом у него нет никаких сомнений. Пока этого достаточно. И сейчас он будет заниматься с ней любовью, напомнит обо всем, что между ними было, и напомнит так, чтобы она закричала от страсти.
Он целовал ее, пока она не начала задыхаться я не прильнула к нему. Затем он начал покрывать поцелуями ее стройное тело. Он с наслаждением ласкал ее упругие девичьи груди, и когда дыхание Морейн участилось, Торманд начал опускаться вниз, целуя по пути к самому заветному месту каждую отметину, оставшуюся на ее восхитительной коже. Этими поцелуями он словно говорил, что никакие следы ран на теле девушки не смогут умалить его любовь.
Он очень нежно и неторопливо поцеловал шрам на внутренней стороне ее правого бедра, потом на левом. Когда он целовал мягкие завитки волос ее лона, она вздрогнула и стыдливо попыталась отодвинуться, но его крепкие руки удержали ее. Мгновение спустя он почувствовал, как ее напряжение спадает и она раскрывается его жадным, таким греховным, но таким восхитительным ласкам. Торманд вновь и вновь подталкивал Морейн к высотам блаженства, ни на секунду не позволяя ей отвлечься.
— О, Торманд, — со стоном произнесла Морейн его имя, — умоляю, прекрати эту восхитительную пытку.
Он улыбался, прижимаясь к ее упругому шелковистому животу, несмотря на то что все его естество изнывало от желания поскорее оказаться внутри ее.
— Ты называешь это пыткой? — спросил он, вновь покрывая поцелуями ее тело.
— Торманд, — выдохнула она и, почувствовав его напряженную плоть, нетерпеливо упирающуюся в ее лоно, обхватила его своими ногами.
Он прошептал что-то нежное ей в ушко и почувствовал, как она охнула от удовольствия, когда их тела соединились. Торманд пытался продвигаться медленно, но желание Морейн растворило остатки его самоконтроля, который ему с таким трудом удалось сохранять. С нетерпеливостью, ранее неведомой ему, и с глухим, почти звериным рычанием он начал двигаться все быстрее и быстрее, увлекая обоих к высотам блаженства.
Морейн посмотрела на мужчину, расслабленно лежащего рядом с ней. Ее нутро все еще замирало от его ласки, но лишь раз взглянув на это сильное тело, она ощутила, что внутри ее вновь поднимается желание.
Торманд Мюррей превратил ее в настоящую распутницу, подумала она, но эта мысль ничуть не огорчила ее. Она вспомнила, как он, шатаясь, поднялся с кровати, принес влажную ткань, вытер их обоих, а затем рухнул на постель, словно на это несложное дело ушли последние его силы. Это пощекотало ее гордость — только подумать, она привела в такое состояние известного любовника — мужчину, прославившегося своей неутомимостью. Морейн повернулась на бок и положила руку на его плечо. Он открыл глаза, и она улыбнулась ему.
— Мы все же должны поговорить об Уолине, — сказал он слегка охрипшим голосом.
Страсть, которую они только что разделили с Морейн, все еще мешала ему связно говорить.
В данный момент этого Морейн хотелось меньше всего. Она легко провела пальцами вверх и вниз по его бедрам. Краешком глаза она сразу заметила его пробуждающийся интерес, но Торманд проигнорировал реакцию своего тела на ее неторопливые ласки. Вскоре ему предстояло отправиться ко двору, где он намеревался узаконить пребывание Уолина в своем доме. Сейчас было не самое подходящее время для обсуждения того, каким он видит их будущее, не время было рассказывать Морейн о своих планах и надеждах, но с другой стороны, обсуждая будущее Уолина, они, наверное, смогут обсудить и свою судьбу.
— Я подумал, что мы оба могли бы участвовать в его воспитании. — Он почувствовал, как она вся напряглась. — Уолин считает этот план замечательным. Он хочет, чтобы мы оба были с ним.
— А чего хочешь ты? — спросила она.
«Я хочу, чтобы эта маленькая ручка чуть-чуть сдвинулась вправо», — подумал он, но прикусил язык и вместо этого сказал:
— Ребенку нужна семья.
— Значит, она у него будет. Не сомневаюсь, ты станешь хорошим отцом.
Ему пришлось ненадолго задержать дыхание, чтобы не ринуться в омут наслаждений, когда Морейн, словно читая его мысли, отодвинула его руку и взволнованно сказала:
— Я думаю, ты многое сможешь для него сделать.
Девушка все еще мечтала о замужестве, о будущем, о любви и об их совместных детях. Но Морейн заставила себя отбросить в сторону эти мечты. Не было предложения о замужестве и не прозвучали слова о любви. Она не станет делать себе еще больнее, забивая голову глупыми надеждами и мечтаниями. Кроме того, если она неправильно истолковала его слова и сейчас рассчитывает на большее, чем Торманд собирается предложить ей, она может разрушить всю свою жизнь.
Чувствуя, как твердеет в ее руке его плоть, превращаясь в сталь, она решила, что пора отвлечься от разговора об Уолине и его семье. Морейн коснулась губами его живота и услышала, как он застонал. Оказывается, поняла она, отвлечь Торманда очень легко, почти так же легко, как и ее. И пусть все идет как идет.
Торманд намеревался обсудить их совместные планы на будущее до того, как отправится ко двору короля, чтобы там, среди вельмож и приглашенных рыцарей, переговорить с представителями тех кланов, которые могли бы оказаться полезными Мюрреям в каком-либо коммерческом предприятии или в образовании некоего союза. Посмотрим, посмотрим…
Когда она поцеловала внутреннюю поверхность его бедер, все его тело напряглось в жаждущем и полном надежды предвкушении. Девушка прижалась своими нежными губами к его эрегированной плоти, он резко выгнулся от удивления и усилившегося наслаждения.
— Я что-то делаю не так? — спросила она, отстраняясь.
— Нет, — ответил он, запустил руку в ее густые волосы и молча заставил ее вернуться к тому, что она начала. — Все правильно. Очень хорошо.
Морейн продолжала ласкать его своими губами. Ориентируясь на стоны и вздохи Торманда, она безошибочно определяла, какое прикосновение, какой поцелуй, какое поглаживание языком ему было приятнее всего. С удивлением Морейн вдруг обнаружила, что, занимаясь с ним любовью таким образом, она будит собственную страсть, становится более смелой, готовой идти к самым вершинам небывалого удовольствия. Несколько секунд спустя она, испытав даже некоторую гордость, поняла, что обладает такой же властью над его телом, как и он над ее. Он обнял ее и, подняв выше, привлек к себе. Он начал входить в нее так медленно, что она лишь стонала от нетерпения, наконец громкие возгласы нарастающей страсти слились в одну, самую прекрасную песню.
Нехотя просыпаясь, Морейн улыбалась, вспоминая, как они с Тормандом занимались любовью. Она протянула руку и, ощутив холодную пустоту льняного полотна там, где раньше было его большое теплое тело, вздохнула. Это и к лучшему, решительно сказала она себе и потянулась в постели. Теперь не надо будет спорить или что-то доказывать друг другу. Она может просто собрать свои пожитки и отправиться домой.
Заставив себя выбраться из-под одеяла, она приготовилась встретить новый день, который, как она знала, будет очень длинным. Спускаясь в зал, чтобы перекусить, она пыталась решить, что же сказать Уолину. Морейн не удивилась, когда увидела мальчика сидящим за столом с полной тарелкой еды. Уолин никогда не страдал от отсутствия аппетита, а родственницы Норы оказались очень хорошими поварихами. Но, увидев в столовой Адама, она растерялась. С того дня как она узнала, что у нее есть брат, Адам несколько раз приходил навещать ее, но раньше он никогда не появлялся так рано. Она бросила на него настороженный взгляд, села за стол и наполнила свою тарелку.
— Чем ты собираешься заняться сегодня? — спросил Адам, подавая ей кружку козьего молока.
То, как он смотрел на нее, подсказало Морейн, что у него уже есть ответ на этот вопрос. Вдруг в голову ей пришла мысль, что Адам никогда не интересовался ее видениями. Похоже, у брата есть все-таки какие-то секреты. И почему вдруг он налил ей козьего молока? Она не так часто его лила, но сейчас именно этого напитка ей захотелось, едва молоко попалось ей на глаза, и Адам словно прочитал ее мысли. А ведь возможно, подумала ока, вовсе и не от матери, а от отца ей передались необычайные способности.
— Я собираюсь вернуться в свой дом, — ответила она, и на его лице не промелькнуло ни тени удивления.
— Тогда я пойду собирать вещи, — сказал Уолин.
Морейн открыла рот, чтобы объяснить мальчику, что у него есть выбор, но, передумав, молча склонилась над миской с кашей, которая была обильно полита ароматным медом. Ей не хотелось обсуждать этот вопрос. Пусть это было и эгоистично с ее стороны, но она надеялась, что он отправится домой вместе с ней, ни о чем не спрашивая. Она ела и чувствовала на себе пристальный взгляд своего брата. Наконец Уолин, извинившись, вышел из-за стола и отправился собирать свои вещи. Положив ложку, Морейн взглянула на Адама и с удивлением увидела, что тот улыбается.
— Весьма разумно, — пробормотал он.
— Что вы имеете в виду?
— Увезти мальчишку с собой, чтобы Торманд оказался у твоего порога.
— Неужели вы думаете, я собираюсь использовать Уолина в качестве наживки?
К своему стыду, ей пришлось признаться самой себе, что такая мысль у нее промелькнула: если Уолин будет с ней, это заставит Торманда помедлить с расставанием, но она тотчас ее отмела.
— Почему же тебя так оскорбляет мое предположение?
— А что же в нем хорошего? Поступить так было бы нечестно с моей стороны.
— Но тогда почему бы тебе просто не остаться здесь?
— Потому что я предпочитаю уйти первой.
Морейн не знала, почему она так откровенна с ним, но что-то в его взгляде, казалось, просто вытягивало из нее эту откровенность.
— Гордыня. Это чувство способно охладить самые пылкие отношения.
— Гордецом может быть и мужчина, который держит тебя в объятиях, а помышляет о другой женщине. — Она вздохнула. — Я не стану дожидаться, когда ему надоем и Торманд найдет себе другую. И пусть гордыня — грех, но иногда это единственное, за что следует держаться.
Он пожал плечами.
— Торманд знает, что мальчик относится к тебе как к матери. Возможно, он женится на тебе, и тогда все вы станете одной семьей. Для тебя это был бы настоящий подарок.
— Кто же спорит? — У нее было ощущение, что он подталкивает ее к определенному решению. — Такой же, как и жирный лосось, попавший на удочку рыболова.
Она удивленно закатила глаза, когда он рассмеялся, потом отодвинула тарелку в сторону и положила локти на стол.
— Шутки шутками, но я люблю его, Адам.
— Я так и думал. Поэтому-то и не возражал против того, что ты стала его любовницей. Так зачем же отказываться от возможности заполучить его?
Морейн не стала напоминать Адаму Керру, что двадцать три года она понятия не имела о существовании брата, и он не имеет права указывать ей, как поступать. Эти советы раздражали ее еще и потому, что слишком долго она жила так, как ей хотелось.
— Я не отказываюсь. — Она поморщилась, когда он вопросительно изогнул свою изящную бровь. — А если он вежливо скажет «нет»? Вы представляете, какую боль это может мне причинить?
— Почему ты считаешь, что он поступит именно так?
— Потому что он меня не любит. Даже обычный мужчина, не прославившийся своими любовными похождениями, как Торманд, если не любит свою жену, легко может лечь в постель с другой женщиной. Да, я понимаю, что любовь не является непробиваемым щитом, защищающим от всех соблазнов, но она помогает устоять перед ними. И я искренне считаю: если любишь, то никакие неприятности, маленькие или большие, не заставят тебя броситься в объятия человека, за которого можно ухватиться как за соломинку. Я бы не пережила, если бы вышла за него замуж, а потом долгими ночами гадала, в чьих постелях он кувыркается. Такое отношение с его стороны меня бы медленно убивало. Но что об этом толковать? В любом случае он не заговаривал со мной о замужестве. Этот мужчина ценит свою свободу. Сейчас, возможно, он не против видеть меня рядом, но все может измениться уже завтра.
— Поэтому ты и не хочешь выяснять с ним отношения. Справедливо. Но если ты уйдешь, ты потеряешь возможность заставить его полюбить тебя.
То, как произнес Адам слово «полюбить», показало Морейн, что ее брат не слишком-то верит в это чувство, но сейчас было неподходящее время спорить на эту тему.
— Невозможно заставить полюбить насильно. Человек или любит, или нет. А если Торманду потребуется слишком много времени, чтобы принять наконец решение? Или пока я жду его объяснения, у него появятся другие женщины? Что в конце концов останется от моей любви? Да, возможно, я как дурочка буду продолжать любить его, что бы он ни делал и как бы ни обманывал меня. Но я не смогу доверять ему, и в конце концов боль и горечь обиды разрушат все. Мне нужна его любовь, его верность. Каждый раз, когда он будет оказываться в объятиях другой женщины, он будет отрывать кусочек моего сердца, моей души. Глупо надеяться, что моей любви и любви маленького мальчика достаточно, чтобы изменить образ жизни такого человека, как Торманд. Должна существовать какая-то более прочная связь, иначе он будет продолжать, как выражается Нора, скакать из одной постели в другую, словно обезумевший кролик.
Морейн терпеливо ждала, пока Адам перестанет посмеиваться. Он выглядит очень обаятельным, когда смеется, подумала она. Улыбка смягчила несколько жестковатые черты его привлекательного лица. Морейн подумалось, что веселым он бывает не так уж часто, и эта мысль огорчила ее.
— Не могу полностью согласиться с тобой, — наконец произнес он, в его голосе все еще звучала смешинка, — но решать тебе.
— Вот именно, — твердо произнесла она. — Ведь мой уход не означает, что завтра я под покровом ночи проберусь на какой-нибудь корабль и отплыву во Францию. Я всего лишь отправляюсь к себе домой, и Уолин по его собственному желанию возвращается со мной. А Торманд, если захочет, всегда сможет найти меня там. Думаю, домашняя обстановка пойдет мне на пользу. В этом доме, полном Мюрреев, просто голова идет кругом.
— Что ж, ладно. Я тебе помогу. Я пригласил бы тебя в Дабстейн, но знаю, что ты скорее всего не примешь мое приглашение.
— Не сейчас. Но когда-нибудь позднее я с удовольствием побываю у вас.
— Договорились. — Он посмотрел на Уильяма, сидевшего на скамье возле Морейн. — Полагаю, помочь тебе собраться означает рассадить весь твой зверинец по клеткам.
Морейн погладила кота по мягкой шерстке и улыбнулась:
— Мои звери будут шипеть и, возможно, вырываться, но вреда никакого не причинят. А я соберусь быстро, вещей у меня не много.
Несколько часов спустя Адам стоял перед домом Торманда, наблюдая за уезжающей Морейн. В небольшой двухколесной тележке, запряженной неказистой лошадкой, уместился весь нехитрый скарб Морейн, там же разместились и клетки с мохнатыми любимцами. Она не убедила его своими разговорами о любви, но он понимал, что девушка грустит, что Торманд каким-то образом причинил ей боль. Адаму хотелось заставить этого человека дорого заплатить за печаль на лице Морейн, но не вызывать же его на поединок из-за этого. Пусть решает сестра.
— Ему такое дело не понравится, — сказал стоявший рядом Уолтер, нахмурившись и глядя вслед Морейн. — Чепуха какая-то… Понимаешь, девушки от него еще никогда не уходили.
— Возможно, это пойдет ему на пользу.
К удивлению Адама, на простодушном лице Уолтера появилась улыбка.
— Пожалуй. Иногда следует хорошенько встряхнуть глупца, чтобы вправить ему мозги.
— Думаешь, он глупец, если позволил моей сестре уйти?
— Самый большой из всех, которых я знал. Хоть последние несколько лет Торманд вел себя как сорвавшийся с привязи жеребец, он из хорошей семьи. У Мюрреев прочные браки и много здоровых детишек. А он будто бы противится этому, словно пытается отринуть все, чему его учили. Впрочем, через одно испытание он уже прошел.
— Какое же?
— Ему по настоянию Саймона пришлось составить список всех своих возлюбленных. Тогда-то он и понял, какую жизнь вел. Порхал по жизни как мотылек.
— Морейн сказала, что ее подруга называет это «прыгать из постели в постель, как обезумевший кролик».
Уолтер расхохотался:
— Хорошо сказано. Он действительно никакого удержу не знал. Но похоже, девушка накинула уздечку на этого бабника. Пора ему остепениться, время пришло. И угомониться он должен с ней.
— А его семья не станет возражать? Ведь она незаконнорожденная, у нее нет ни земли, ни состояния.
Уолтер хмыкнул и пожал плечами:
— Думаю, что нет. Скорее всего с ее видениями и прочими штуками ее примут в клане как родную. Ведь среди Мюрреев тоже есть барышни с такими способностями. Этим даже, гордятся. — Он посмотрел на Адама, они уже шли к дому. — Я вот только одного не понимаю: откуда это у нее?
— Продолжай гадать, старина. — Адам постарался скрыть усмешку, заметив, что Уолтер что-то бормочет с досадой себе под нос. — Так ты думаешь, что сэр Торманд влюбился в мою сестру?
— Рухнул как подкошенный. Вы бы и спрашивать не стали, если бы увидели, что с ним было, когда эти мерзавцы захватили ее и ранили. И он догадывается о своих чувствах, уже давно ни на одну другую не смотрит. Ведь этот ловелас мог заполучить любую девушку, какую хотел, что он и делал, особенно в последние несколько лет. Но вот ничего подобного не было за последние три, может, четыре месяца.
Адам даже остановился и удивленно посмотрел на Уолтера:
— Ты хочешь сказать, что Торманд, этот великий любовник или великий грешник — это уж как посмотреть, — воздерживался так долго?
Уолтер кивнул с самодовольным видом:
— Так оно и есть. Укладывался в свою собственную постель каждый вечер в течение нескольких месяцев, и можете мне поверить, в одиночестве, без девицы. Он их в свой дом никогда не водит. Он просто дожидался достойной девушки.
— И этой девушкой оказалась Морейн?
— Я в этом нисколечко не сомневаюсь. Так вы что, собираетесь здесь задержаться, чтобы посмотреть, как наш рыцарь будет беситься, когда увидит, что птичка упорхнула из гнезда?
— Пожалуй, да.
— Может, пока в кости перекинемся?
— Почему бы и нет, если вы готовы проиграть пару монет?
— Располагайтесь в зале, а я принесу эль и кости. Посмотрим, кто из нас ловчее и на чьей стороне удача. Думаю, что скоро вы станете молить Бога, чтобы сэр Торманд вернулся поскорее, иначе вам придется снять с себя последнюю рубашку.
Адам покачал головой и отправился обратно в зал. Он был наслышан о сквайре сэра Торманда, который в свое время отказался от рыцарского звания. К этому относились по-разному: кто-то считал его трусом, кто-то — глупцом, но и те и другие ошибались. Уолтер относился к числу тех редких людей, которые точно знают, чего хотят и в чем состоит их счастье. Их не так-то легко свернуть с выбранного пути.
Усаживаясь за стол, Адам думал о том, что Уолтер очень хорошо знает своего господина. Интересно будет увидеть, как Торманд воспримет новость об отъезде Морейн. Ощупав рукой документы, аккуратно сложенные в кармане камзола, Адам решил, что внесет в них небольшие изменения. Если Торманд действительно питает такие чувства, как сказал Уолтер, если он любит Морейн, тогда то, что Адам собирался представить как братский подарок своей единственной сестре, превратится в замечательное приданое.
— Где Морейн? Где Уолин? Где эти чертовы коты?
Каждый вопрос звучал все громче, а последний прогрохотал с такой силой, что Адаму показалось, что вот-вот обвалится потолок, Он сдержал усмешку и, подмигнув Уолтеру, жестом предложил продолжить игру, Когда в очередной раз выигравший Уолтер с торжествующим смешком сгреб деньги Адама, тот, скрипнув зубами от досады, наконец обернулся к Торманду.
Доблестный рыцарь метался, как разъяренный лев. Было видно, что он обеспокоен и даже напуган. Это совсем не походило на реакцию мужчины, лишившегося одной из своих женщин. Еще совсем недавно Торманд в такой ситуации просто бы выругался и тут же отправился искать другую. Но нынешний Торманд выглядел так, словно собирался вырвать у кое-кого ответы на свои вопросы. Чего бы это ему ни стоило.
— Моя сестра решила, что пора отправляться домой, — ответил Адам, с удовлетворением наблюдая, как кровь отхлынула от лица Торманда. — Уолин поехал вместе с ней.
Мгновение Торманд не мог даже вздохнуть, словно ему нанесли удар в самое сердце. Как она могла уйти после всего, что было между ними? Ни с одной женщиной он не испытывал такого блаженства, как с ней этим утром, и, уходя, он надеялся снова увидеть ее, готовую выслушать все, что он собирался ей сказать. Он даже покинул двор раньше обычного, передав обязанность отстаивать интересы клана своим родственникам, потому что ему не терпелось сказать Морейн все самое главное. Но оказывается; как только он ушел, она собрала свои пожитки и сбежала.
Гнев захлестывал его, заглушая боль. Она даже не дала ему шанса. Он ходил вокруг нее на цыпочках, нежно ухаживал, потому что хотел показать, что он совсем не тот человек, каким был раньше и которого теперь стыдился. В затуманенной гневом голове пронеслась мысль: раз так легко она смогла уйти от него, значит, так тому и быть. В конце концов, для него никогда не составляло труда найти женщину. Но он тут же отогнал эту мысль. Пусть он разгневан, пусть ему больно, но другой женщины ему не нужно. Ему необходима только Морейн. На всю жизнь!
— Когда она уехала? — спросил он, мимоходом подумав, что не прочь поколотить этого Адама за огонек насмешливого изумления в его глазах.
Но обойтись подобным образом со своим будущим родственником перед свадьбой, еще до того как он сделал предложение, конечно, было бы не слишком разумно.
— Нынче утром. Часа три-четыре назад. Собираешься поехать за ней?
— Разумеется.
— Из-за мальчишки?
— Нет, хочу хорошенько встряхнуть эту дурочку, чтобы в ее голове все встало на место.
— Это будет до или после того, как ты сделаешь ей предложение?
Несмотря на то что в глазах Адама все еще искрились смешинки, в его голосе звучала решительность. И хотя он пока ничего не сказал об отношениях между своей сестрой и Тормандом, было ясно, что период любезностей закончен. Торманду хотелось напомнить этому человеку, что он лишь совсем недавно заявил об их с Морейн родстве, но он прикусил язык. У Адама, были свои причины умалчивать об этом, и Морейн приняла его объяснения.
— Я сделаю ей предложение и не оставлю в покое, пока она не ответит мне согласием.
— И будешь верен своим супружеским клятвам?
— Да, — процедил Торманд сквозь зубы. — Могу я наконец отправиться за этой глупой девицей, чтобы научить ее уму-разуму?
— Осталось последнее. — Адам достал из кармана камзола запечатанные документы. — Когда она скажет «да», открой вот это.
Торманд взял бумаги, засунул их под рубашку и торопливо вышел из дома. Он будет мчаться во весь опор, пусть ветер немного остудит его пылающее сердце. Не стоит врываться к ней в дом и сразу требовать ответа. Он даже готов взять на себя часть вины за ее поспешный отъезд. Ему следовало яснее дать ей понять, чего он хочет и что чувствует, а он непростительно медлил. На этот раз он сделает все, чтобы Морейн правильно поняла его, даже если для этого потребуется наступить на собственную гордость. Рядом с ним молча скакал Уильям, помощью которого он решил воспользоваться. Будет лучше, если они с Морейн смогут обсудить свои проблемы без Уолина, который наверняка будет ловить каждое их слово. Торманд был благодарен брату за помощь, но еще больше — за его молчание. Торманд никогда еще не признавался в любви и знал, что ему придется обдумывать каждое произнесенное слово. Потребуется немало сил, чтобы убедить Морейн в том, что он стал другим человеком, что с легкомысленным прошлым покончено раз и навсегда.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-грешник - Хауэлл Ханна



Очень хорший роман.Читается на одном дыхании.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаЛюбовь
23.01.2012, 18.22





Роман просто отпад!!!!
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.31





Читайте
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМаруся
15.02.2013, 14.52





Не понравилось. Маньяки, кровь. Объяснение героев в конце романа оставляет желать лучшего.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаКэт
22.08.2013, 12.23





Отпишусь за всю серию. Когда начинала читать первый роман, думала, долго буду осиливать 16 книг, но оказалось, что все читается на одном дыхании. Все романы увлекательные,даже жалко было читать последний. Читайте всю серию с самого начала, не пожалеете.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМария
13.03.2014, 7.30





перечень серии из 15 книг в комментариях к "зеленоглазому рыцарю",кто знает,пожалуйста, подскажите название 16ой книги о которой говорится в комментариях к "горцу грешнику".
Горец-грешник - Хауэлл Ханнаприятной бессоннице
21.03.2015, 17.31





......Благородный защитник - где-то в начале серии.....искать можно еще так:входим в ДАМСКИЙ КЛУБ Ty amor каталог средневекового любовного романа (эмблема его такова: большую голубую букву L пересекает по горизонтали club) и ищем по автору все что желаем,
Горец-грешник - Хауэлл Ханнав дополнение к Бессоннице
21.03.2015, 18.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100