Читать онлайн Горец-грешник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-грешник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17



Увидев распахнутую дверь, Торманд осадил лошадь. Поборов охвативший его холодный страх, он вошел в комнату, которую еще вчера они делили с Морейн. Комната была пуста — ни тел, ни залитого кровью пола, только следы борьбы — перевернутый стол, сбитые тростниковые циновки, несколько капель крови на самом пороге да Бонегнашер, который, тихо поскуливая, лежал у самой двери. Сжав зубы, Торманд постарался собраться, чтобы не позволить страху перерасти в бессмысленную панику.
Тихий стон раздался из-за кровати, и Торманд не мешкая бросился туда. За кроватью у стены лежал Уолин, по бледной щеке мальчика стекала тонкая струйка крови. Торманд поднял парнишку на руки, недоумевая, как и почему он оказался здесь. Подоспевшие братья приняли мальчика из его рук и, найдя чистую холстину, перевязали Уолину голову. Вскоре он окончательно пришел в себя и уже самостоятельно сидел на стуле, потягивая шипучий сидр из небольшой кружки.
Видя, насколько бледен и потрясен мальчик, Торманд отбросил мысль тотчас броситься на поиски Морейн.
— Парень, — обратился к мальчику Саймон, подойдя к ним, — как вы с Бонегнашером оказались здесь?
— Я хотел увидеть Морейн, — ответил мальчик, по щекам которого медленно катились слезы. — Я скучал по ней, а вы мне не разрешали навестить ее, хоть ненадолго.
— Что здесь произошло, Уолин?
— Эти убийцы пришли сюда, как и тогда в наш дом. — Уолин проговорил это прерывающимся от рыданий голосом, и его слова трудно было разобрать. — Эта женщина говорила ужасные вещи, а потом мужчина сказал, что они должны уходить, чтобы вы их не застали, когда вернетесь. Он попытался схватить Морейн, но Бонегнашер прыгнул и вцепился ему в руку.
Уолин посмотрел на пса, который, приволакивая лапу, подошел к Саймону и лег у его ног.
— Успокойся, малыш, — мягко произнес Торманд. — Нужно, чтобы ты подробно рассказал нам обо всем, что здесь случилось.
— Когда вы уехали, я отцепил Бонегиашера и пошел за вами, Морейн меня очень ругала. Но я просто хотел ее увидеть. Мы поели, а потом пришли эти плохие люди, и эта женщина и Морейн разговаривали о разных вещах, а потом мужчина схватил Морейн, а Бонегнашер прыгнул и укусил его за руку. Великан швырнул собаку о стенку, как он это сделал с Уильямом, я попытался с ним бороться, но он и меня отшвырнул тоже. А Бонегнашер поправится?
— Обязательно. — Саймон погладил пса за ушами. — Думаю, и ты тоже. Так что нам осталось лишь найти Морейн и привезти ее обратно.
— Они хотят убить ее, — сказал Уолин. — Эта женщина говорила об этом и о том, что знает, кто я, и даже однажды собиралась меня придушить, но мужчина, который должен был это сделать, оставил меня у Морейн, и тогда она убила его. — Он посмотрел на Торманда. — И еще она сказала, что ты мой отец, а мою мать зовут Маргарет Маколи. Ее отправили в монастырь, а там была эта убийца, и она хотела сказать своим родителям, что я ее ребенок, чтобы они заставили тебя жениться на ней. — Уолин посмотрел на мужчин. — Я думаю, что она и их убила. Вы должны забрать Морейн от них.
От всплеска гнева и страха у Торманда все поплыло перед глазами. Он даже слегка пошатнулся, но Харкурт тут же поддержал его. Потрясение было вызвано не тем, что Уолин оказался его сыном, он подумал о том, сколько же раз жизнь этого бедного мальчика подвергалась опасности из-за ревности какой-то сумасшедшей. Он мог потерять своего ребенка прежде, чем узнал бы о его существовании.
— Теперь мне все ясно, — пробормотал Харкурт. — Это объясняет, почему мне все время казалось, что он на кого-то похож.
— Проклятие, я не могу сейчас об этом думать!
— Да, конечно, — согласился Уолин со слезами на глазах. — Нам надо найти и вернуть Морейн. Иначе эта плохая женщина убьет ее.
Отогнав мысли о том, что в словах сумасшедшей может быть доля истины и Уолин действительно может оказаться его сыном, Торманд кивнул:
— Да, сейчас это самое главное. Ты не знаешь, куда они могли пойти? Может, ты слышал что-нибудь, что помогло бы нам быстрее добраться до них?
— Нет, — тихо ответил Уолин. — Я почти ничего не помнил, мне было очень больно, даже дышать не мог. Когда они уводили Морейн, она сказала, что любит меня. Ох, еще она велела передать тебе, что ты всегда ей будешь сниться. Я не знаю, почему она произнесла эти слова. А почему она не сказала, что любит тебя тоже?
— Она сказала это, но другими словами. И она пыталась мне дать понять, куда они забирают ее, — тихо ответил Торманд, в душе которого зародилась надежда. Он присел на корточки, так что его глаза оказались напротив глаз мальчика. — Подумай хорошенько, парень. Они говорили что-нибудь о том, как долго им придется ехать или в каком направлении отправятся?
— Нет, но если Бонегнашер ранен не очень сильно, он ведь может показать нам дорогу. Он укусил этого верзилу, и у того было крови, как у раненого кабана. — Уолин нахмурился. — Мужчина говорил, чтобы их не увидели, они должны успеть затемно, и что если они не поторопятся, то даже утренний туман им не поможет, потому что уже совсем скоро взойдет солнце.
— Бонегнашер вполне может взять след, — поднялся со своего места Саймон.
Уильям сделал шаг вперед и потрепал Уолина по волосам.
— Я отвезу парня к тебе домой, Торманд, там мы будем дожидаться вашего возвращения.
Уолтер со своей стороны предложил:
— Я поеду с ними и прикрою, если только ты уверен, что справишься с этими злодеями.
Торманд кивнул и встал.
— Уверен, против нас будет только двое, а я буду спокойнее себя чувствовать, зная, что именно ты прикрываешь Уильяма и Уолина по дороге домой. — Он посмотрел на Уолина и слегка погладил мальчика по залитой слезами щеке: — Мы поговорим позже, когда Морейн будет уже в безопасности. Ладно?
— Конечно!
Когда Торманд и остальные поспешили к лошадям, пес, немного прихрамывая, но все же довольно резво побежал за ними. Быстро взяв след, он уже в нетерпении забегал кругами, ожидая, пока рыцари сядут в седла. Бонегнашеру легко будет идти по следу, подумал Торманд, глядя на алеющие на траве капли крови. На этот раз рядом с этим негодяем не будет Иды, чтобы промыть и залечить раны.
Они скакали вслед за собакой, и Торманд, борясь со своим все возрастающим страхом, старался думать только об Уолине. Конечно, теперь, когда он узнал столько нового, легко было увидеть свои черты в лице мальчика, но в таком важном деле он не мог полагаться только на внешнее сходство. Кроме того, все это он услышал от маленького испуганного ребенка, которому могло показаться что угодно. Единственное, что не позволяло ему немедленно отринуть вероятность того, что Уолин его сын, было то, что Торманд вспомнил красавицу Маргарет Маколи и ее такие же, как у Уолина, большие голубые глаза. Нахлестывая лошадь, он старательно выискивал, в памяти любые подробности об этой женщине, и постепенно образ ее становился все ярче.
— Тебе ничего не говорит имя Маргарет Маколи? — спросил Саймон, когда они на минуту остановились, давая возможность Бонегнашеру обнюхать уходящую в глубь леса тропинку.
— Конечно, я помню. И по времени все совпадает. Примерно семь лет назад я провел неделю с этой девушкой. Она находила забавным то, как легко ей удавалось ускользать из дома. Однажды ночью она даже провела меня в свой дом, потому что ей приспичило отдаться мне в своей собственной постели — в то время как ее родители спали внизу. — Он поморщился. — Вскоре после, этого мы расстались, потому что мне не очень нравится, занимаясь любовью, прислушиваться к скрипу лестницы. И потом в ее глазах всегда стоял эдакий хищный блеск.
— Почему же «хищный»?
— Потому что девица изо всех сил пыталась придумать, как затащить меня к алтарю. Давай за ним! — воскликнул он, когда, негромко взвизгнув, Бонегнашер вдруг резко рванул вперед.
Торманд выбросил из головы все мысли о Маргарет и ее голубоглазом сыне и начал придумывать самые жестокие способы казни тех негодяев, которые похитили его Морейн. Страшными мыслями он пытался отвлечь себя, чтобы не думать о том, каким ужасным пыткам эти сумасшедшие могут подвергать Морейн прямо сейчас. Он видел, что эти мерзавцы творили с захваченными женщинами, но был уверен, что найдет Морейн и убьет тех, кто отнял ее у него.
Морейн сдержала стон и медленно открыла глаза. Только один глаз открылся полностью, левый болел и приоткрывался лишь чуть-чуть; напрягшись, она вспомнила, что Смолл ударил ее в тот момент, когда она попыталась выскочить из пропахшего овощами сарая, в земляной пол которого были вкопаны тяжелые железные кольца. Когда похитители привязывали ее к этим кольцам, она сопротивлялась как могла, но, судя по тому, что руки ее почти не двигались, свое сражение Морейн проиграла.
Пошевелившись, девушка поняла, что лежит обнаженная, и на мгновение ее охватила слепая паника. Морейн пыталась побороть бессмысленный ужас, но потребовалось несколько минут, прежде чем она немного успокоилась. Затем на смену спокойствию пришел гнев, и Морейн отдалась этому чувству, которое могло придать ей столь нужные силы.
Она была уверена, что Торманд обязательно придет к ней на помощь. Судьба уже дала ей шанс на спасение, хотя и удивительно, что надежда пришла в облике пса по кличке Бонегнашер и непослушного мальчишки, который, нарушив запрет, появился в ее убежище. Собака пойдет по следу и приведет Саймона к логову Ады и Смолла. Но тут она вспомнила, что смелый пес ранен, и паника удушливой волной вновь начала подступать к горлу. Но, нет, сказала себе Морейн, верный Бонегнашер, едва живой, приведет Торманда прямо к ней. И с Уолином тоже все будет в порядке, может, появится лишняя пара синяков, но у какого мальчишки их нет? Ей только нужно выжить, любой ценой, назло этим нелюдям остаться в живых и дождаться своих спасителей.
Когда мучители появились рядом со скованной Морейн, она почувствовала, как злость снова захлестнула ее. Морейн только обрадовалась этому, ведь истинная ярость всегда придавала ей силы. Она гневно посмотрела на обоих, несмотря на то что от вида кинжалов в их руках смертельный холод пробирал ее до костей. Морейн заставила себя отвести взгляд от тускло мерцающей стали и пристально посмотрела на Аду. «Невзрачная» — такое слово больше всего подходило для описания этой женщины. Морейн подумала, что никогда раньше ей не доводилось встречать человека — женщину или мужчину, — во внешности которого совершенно отсутствовали бы какие-либо приметные черты, приятные или неприятные. У женщины были неопределенного цвета темные глаза, волосы обычного каштанового цвета, но без оживляющего рыжеватого оттенка. Самые обычные каштановые волосы. Ее кожа была чистой, черты лица правильными, но не более того. То же самое можно было сказать и о ее фигуре — она не была ни слишком высокой, ни слишком маленькой, ни слишком крупной, ни слишком худой. Если присмотреться повнимательнее, то можно было увидеть, что фигура у нее вполне женственная, но для этого нужно было именно присмотреться, а Морейн сомневалось, что у кого-то могло возникнуть желание внимательно рассматривать эту особу, запоминать ее черты. Ада относилась к тому типу женщин, которые не привлекают внимания и не остаются в памяти. Это объясняло, почему Саймону было сложно найти кого-либо, кто мог что-то определенное сказать про эту женщину. Ада Маклин была столь неприметной, что описать ее было довольно трудно. Пристально рассматривая женщину, Морейн поняла, что ростки безумия взошли в ней в момент зачатия, а неприметная внешность, по всей вероятности, оказалась той почвой, на которой они поднялись во весь рост.
— Ты готова быть наказанной, Морейн Росс? — усмехнулась Ада.
— За что? Просто за то, что жила? — Морейн заметила, что гнев, звучащий в ее голосе, удивил женщину. — Ах да. Подозреваю, что не многие оплакивали кончину леди Изабеллы и леди Клары, женщин легкого поведения. Но леди Мари? В чем ее вина? Ее единственным «преступлением» было то, что она стала другом Торманда. И по одной лишь этой причине ты заставила страдать благородного мужчину и оставила сиротами двоих ребятишек. А леди Кэтрин Хейс все считали почти святой.
— Она отняла у меня моего пажа! — Ада сделала несколько глубоких вдохов, затем продолжила своим обычным ледяным голосом. — Эта тварь считала, что я жестоко обращаюсь с мальчишкой. А я лишь пыталась научить его послушанию. Она сказала его родителям, чтобы они забрали его. А этот жирный боров, за которого меня вынудили выйти замуж, так и не позволил мне завести другого.
— И из-за этого ты зверски убила ее? Ты лишила сэра Джона любимой женщины, а детей — любящей матери. И это преступление ты называешь наказанием?
— Она была такой же порочной, как и все остальные, и пользовалась своей красотой, чтобы добиться желаемого. Она не имела права вмешиваться в мои дела. Никакого права. И тебе, ведьма, я этого тоже не позволю.
Первый порез не был глубоким, но было так больно, что Морейн едва не закричала. Девушка стиснула зубы и не произнесла ни звука. Она не доставит этим мясникам удовольствия услышать ее мольбы о пощаде.
— Но я уже это сделала, — сказала Морейн, как только почувствовала, что может говорить без страха в голосе. — Теперь они знают, кто ты. Они также знают, что вы похитили меня, и что бы ни произошло здесь, вы проиграете свою мерзкую игру. И не Торманд, а ты будешь болтаться на веревке.
— Нет, ты лжешь, этого не может быть.
Морейн заметила, как в глазах женщины промелькнул страх.
— Я все это видела во сне и знаю, чем все закончится, — солгала она. — Тебя повесят, Маклин. И тысячи людей будут проклинать тебя.
— Заставь ее кричать, Смолл!
Мрачно ухмыляющийся Смолл медленно, сверху вниз провел кончиком ножа по одному бедру Морейн, а потом снизу вверх по другому. Морейн отчаянно хотелось закричать, поскольку боль стала еще невыносимее, чем раньше, но злость на своих мучителей помогла ей сдержаться. Как только Морейн смогла вновь открыть рот, она обрушила на них проклятия. Но вскоре уже Морейн пришлось мысленно молить Бога, чтобы Торманд нашел ее прежде, чем у нее кончится запас гневных слов или она истечет кровью.
Торманд стоял вместе со своими спутниками и смотрел на хижину, к которой их привела собака. Ему хотелось вбежать внутрь, размахивая мечом, но здравый смысл заставил его остаться на месте. Он не имел ни малейшего представления, что там внутри, и если он ворвется туда, его сразу могут убить, а толку в такой смерти нет никакого. Одно они знали точно — Морейн жива. Рыцари услышали ее проклятия задолго до того, как увидели заброшенный домишко.
— Тебе не кажется, что ее отец был моряком? — спросил Харкурт, когда особо изощренное ругательство, касающееся отца Смолла и его противоестественной любви к овцам, эхом отдалось в воздухе.
К своему удивлению, Торманду удалось слегка улыбнуться:
— Вполне возможно. Такое ругательство трудно самой придумать.
— Я ожидал, хотя мне этого и не хотелось, что услышу, как она кричит от боли.
— Они ее мучают. — Торманд слышал боль в ее голосе, он почти чувствовал ее. — Но Морейн сумела превратить ее в неистовую ярость. И думаю, она решительно настроена не дать мерзавцам услышать мольбы о пощаде.
— Да, я понимаю, но если они от нее не добьются этого, чудовища разозлятся и не станут продолжать пытки, а просто убьют ее.
— Они могут, но никакая злость не поможет Морейн долго терпеть боль, значит, они продолжат пытать ее, и поэтому мы должны освободить ее как можно скорее. — Он посмотрел на Саймона: — Как мы это сделаем?
Саймон собрался было ответить, но тут одна из их лошадей, увидев пару коней, пасущихся перед хижиной, заржала. Этот звук разорвал тишину, словно пронзительный рожок. Торманд посмотрел на Саймона, тот понимающе кивнул, и втроем они устремились к дому. Из него выскочил огромный мужчина, за ним, едва поспевая, выбежала невысокая женщина с каштановыми волосами. Жестом велев Беннету бежать в дом, Торманд ринулся к преступной парочке, пытающейся улизнуть от возмездия.
Когда великан уже готов был вскочить в седло, Торманд набросился на него. С пронзительным воплем женщина метнулась в сторону. Торманд пригвоздил Смолла к земле, успев заметить, что Саймон, перелетев через него, сбил женщину с ног. Сверкнул нож, и Торманд понял, что ошибся, женщина вовсе не собиралась бежать, она явно намеревалась вонзить ему в спину нож. Такая ошибка могла стоить ему жизни.
Неожиданно Смолл мощным рывком сбросил Торманда со спины. Выхватив меч, гигант бросился на Саймона, чтобы спасти свою госпожу, которая, выкрикивая проклятия, отчаянно извивалась в руках рыцаря. Торманд выхватил свой меч, но лязг клинка привлек внимание Смолла, который тут же повернулся к Торманду и поднял свой меч. На мгновение у Торманда мелькнула мысль, сможет ли он одолеть верзилу, ведь противник был гораздо крупнее и сильнее, чем он. Но он быстро понял: несмотря на то что Смолл выглядел таким массивным и удивительно быстрым для своих размеров, он был не столь искусен в обращении с мечом, как Торманд. В какое-то мгновение гигант отвлекся на очередной вскрик Ады Маклин, и это дорого ему обошлось. Он оступился, и меч Торманда с глухим хрустом вонзился ему в грудь. Смолл взглянул на свою госпожу и бездыханным рухнул на землю.
Вытерев пучком травы клинок, Торманд подошел к Саймону, стоявшему возле крепко связанной Ады. Женщина пристально смотрела на неподвижное тело Смолла, и на ее невзрачном лице читалось горе. Потом она обернулась к Торманду и посмотрела на него с такой ненавистью, что он отшатнулся. С исказившимся от ярости лицом безумная выплеснула на Торманда поток самых грязных ругательств и отвратительных угроз, которые в наступившей тишине разнеслись далеко окрест. Торманд посмотрел на Саймона.
— Заткни эту тварь, — сказал Торманд. — Я должен посмотреть, как там Морейн.
Саймон так и поступил, а Торманд спешно направился к лачуге.
Морейн смотрела на дверь, в которой так неожиданно и поспешно скрылись ее мучители. Через мгновение раздались вопли Ады, и Морейн испытала такое огромное облегчение, что оно почти заглушило боль. Когда в дверях показался Беннет, она думала лишь об одном: где же Торманд? Только когда Беннет накинул на нее грубую рогожу, она вспомнила, что совершенно обнажена и растянута на кольцах, словно жертва языческому богу, но сил на смущение уже не осталось. Выхватив кинжал, Беннет быстро разрезал стягивающие ее руки и лодыжки веревки.
— Моя одежда, — прошептала она, едва дыша от боли, которая разлилась по всему ее телу. — Что с Уолином?
— С мальчиком все в порядке, — ответил Беннет. Он собрал ее одежду и начал помогать ей одеваться, делая это довольно умело. — Не уверен, что вам стоит надевать все это, пока ваши раны не перевязаны.
— Об этом я позабочусь, когда доберусь домой.
Оторвав полоску ткани от ее юбки, Беннет кое-как закрепил на ней разорванное платье.
— Я же не могу ехать отсюда голой.
Одевание, казалось, отняло у Морейн последние силы, слабость одолела ее, а дыхание стало затрудненным. И тут она услышала лязг мечей.
— Торманд сражается?
— Не волнуйся, он искусный боец. А теперь присядь, ты еще слишком слаба, эти изверги сильно порезали тебя, раны до сих пор кровоточат.
Морейн не стала возражать. Она боролась с желанием закрыть глаза и впасть в забытье, чтобы не чувствовать боли. Несмотря на уверения Беннета в том, что Торманд хорошо владеет мечом, она волновалась за него. Когда он наконец вошел в дом, энергичный и невредимый, девушка едва не расплакалась. Ужас, мелькнувший в его глазах, напомнил ей, что она сама совсем не выглядит в данную минуту красоткой.
— Ничего страшного, — сказала она, когда он осторожно обнял ее. — Слава Богу, они порезали только кожу.
— У тебя все платье в крови, — сказал Торманд. — Необходимо обработать раны.
— Только не здесь. Прошу тебя, не здесь.
— Она настояла на том, чтобы одеться, — сказал Беннет. — Говорит, что обработает раны дома.
— Пожалуйста, — сказала Морейн, опираясь на Торманда и дрожа всем телом, — я хочу поскорее уехать отсюда. Как можно скорее. Все остальное потом.
Ей удалось произнести эти последние слова, прежде чем она потеряла сознание от всего пережитого.
Когда Морейн внезапно обмякла в его руках, Торманд приложил ухо к ее груди и, услышав тихий, но ровный стук сердца, перевел дыхание — она жива, и это самое главное.
— Похоже, ты крепко увяз, — пробормотал Беннет.
— Да, — ответил Торманд, — и нисколько не жалею об этом.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-грешник - Хауэлл Ханна



Очень хорший роман.Читается на одном дыхании.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаЛюбовь
23.01.2012, 18.22





Роман просто отпад!!!!
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.31





Читайте
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМаруся
15.02.2013, 14.52





Не понравилось. Маньяки, кровь. Объяснение героев в конце романа оставляет желать лучшего.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаКэт
22.08.2013, 12.23





Отпишусь за всю серию. Когда начинала читать первый роман, думала, долго буду осиливать 16 книг, но оказалось, что все читается на одном дыхании. Все романы увлекательные,даже жалко было читать последний. Читайте всю серию с самого начала, не пожалеете.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМария
13.03.2014, 7.30





перечень серии из 15 книг в комментариях к "зеленоглазому рыцарю",кто знает,пожалуйста, подскажите название 16ой книги о которой говорится в комментариях к "горцу грешнику".
Горец-грешник - Хауэлл Ханнаприятной бессоннице
21.03.2015, 17.31





......Благородный защитник - где-то в начале серии.....искать можно еще так:входим в ДАМСКИЙ КЛУБ Ty amor каталог средневекового любовного романа (эмблема его такова: большую голубую букву L пересекает по горизонтали club) и ищем по автору все что желаем,
Горец-грешник - Хауэлл Ханнав дополнение к Бессоннице
21.03.2015, 18.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100