Читать онлайн Горец-грешник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-грешник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16



От негромкого шороха в низком кустарнике сердце Морейн остановилось, а затем забилось с такой силой, что у нее перехватило дыхание. Ей не следовало выходить из дома, каким бы соблазнительным ни казалось это солнечное утро. Конечно, Саймон и другие рыцари заверили ее, что скоро поймают или просто уничтожат убийц, но, возможно, они просто пытались приободрить ее или себя, а значит, и нынешняя погоня может окончиться ничем. Стараясь не поддаваться панике, Морейн прикинула, по какой тропинке сможет быстро скрыться в лесу.
Неожиданно черно-коричневая собака вышла из кустарника и уселась на расстоянии фута от нее. Она тяжело дышала и виляла хвостом. У Морейн немного отлегло от души: собака явно не представляла никакой угрозы, и к тому же она узнала животное. Это была ищейка Саймона. Неужели она сорвалась с привязи и по запаху Саймона вышла к ее дверям?
— Бонегнашер? — удивленно произнесла она, и мохнатая гостья радостно тявкнула, услышав свое имя, которое совсем не подходило такой добродушной псине.
В кустах вновь раздался шорох, но на этот раз он не испугал Морейн, да и собака сидела, по-прежнему повиливая хвостом. Конечно, сообразила Морейн, ни Ада, ни Смолл не станут ранним утром прятаться в кустах ежевики. К тому же огромный Смолл просто не смог бы скрыться в этих чахлых зарослях.
Однако, увидев того, кто наконец выкарабкался из кустов, она пришла в такое изумление, что на мгновение потеряла дар речи и лишь молча смотрела на неожиданного гостя.
— Уолин! — наконец выдохнула она, не в силах вымолвить что-либо еще, поскольку в голове у нее царил полный хаос.
— Мне необходимо было найти тебя, Морейн, — сказал мальчишка, стараясь высвободить свою донельзя грязную рубашонку, зацепившуюся за острые колючки ежевичного куста; наконец раздался мягкий треск рвущейся ткани и мальчик подошел ближе. — Они мне все время говорили, что ты в безопасности и что не нужно беспокоиться, что скоро ты вернешься, но никак не хотели сказать, где ты. Я знаю, что тебе приходится прятаться от плохих людей, но ведь господа могли бы шепнуть, где ты прячешься. Я бы никому не сказал.
Морейн вздохнула, окончательно придя в себя. Мужчины, оказывается, не слишком хорошо следили за мальчуганом, но она не могла обвинять их в этом, ведь они искали убийц. Без сомнения, они считали, что Уолину ни к чему знать лишнее, а тот, стараясь выглядеть старше, чем на самом деле, не слишком докучал взрослым своими страхами.
Ей давно следовало предупредить Торманда и Саймона, что Уолин панически боится потерять ее. Конечно, когда он повзрослеет, страх станет слабее и в конце концов покинет его совсем. Но сейчас, после того как убийцы ворвались в их дом — единственное жилище, когда-либо имевшееся у мальчика, его страхи только усилились, тем более что бедняжка слышал угрозы и проклятия, которые эта страшная женщина посылала в адрес Морейн. Однако отправившись в такое путешествие ночью, и к тому же в одиночку, Уолин подвергал себя большой опасности, и поэтому она была немного сердита на него.
— Как ты меня нашел? — спросила она, стараясь, чтобы ее голос звучал сурово.
Это далось ей нелегко, поскольку ей не терпелось обнять его, так сильно она соскучилась по Уолину.
— Я отправился за Саймоном и другими рыцарями, — сказал он.
Увидев, что Морейн по-прежнему хмурится, Уолин виновато посмотрел на нее.
— Но ведь они отправились верхом, Уолин, и сомневаюсь, что они ехали шагом. Надеюсь, ты не украл лошадь?
— Нет, я не умею ездить верхом, было темно, и они ехали медленно, но я все равно их потерял. Хорошо, что я взял с собой Бонегнашера. У него хороший нюх, и он привел меня сюда. Здесь Бонегнашер начал кружить, будто потерял след, и я понял, что сэр Саймон и сэр Торманд тут останавливались, а потом я увидел тебя. Что ты ищешь? Давай я тебе помогу.
— Не пытайся меня отвлечь, ты сам прекрасно понимаешь, что заслужил хорошую взбучку.
Его худенькие плечики опустились, и Морейн подумала, что никогда не видела, чтобы ребенок выглядел таким грустным. Однако Уолин чуть не с младенчества был хорошим артистом.
— Мне просто очень хотелось тебя увидеть, а они не давали мне навестить тебя.
— А тебе не приходило в голову, что для этого есть очень серьезная причина? Ты должен находиться в безопасном месте, мой милый. Неужели думаешь, что я смогла бы покинуть тебя?
— Нет. Ты прямо сейчас отведешь меня обратно?
Морейн невольно хмыкнула. Мальчуган так умело изображая печаль, что хотелось обнять его, прогнать прочь все его страхи и вернуть на лицо улыбку. Если бы последние четыре года она не занималась его воспитанием, то именно так бы и поступила. Но она знала, что это было бы огромной ошибкой. Наверное, мальчишке действительно было обидно, что его оставили одного, возможно, он был даже немного напуган. Но Морейн заметила его быстрый хитрый взгляд из-под удивительно густых ресниц — Уолин явно проверял, как ему удалась роль «несчастного бедняжки».
— Но ведь ты знаешь, что я не могу этого сделать, не так ли? — сказала она, сделав вид, что не заметила радости, мелькнувшей в его глазах. — Я должна оставаться здесь.
— Значит, мне тоже придется остаться с тобой?
— Конечно, и ты будешь вести себя очень смирно, поскольку и так уже сильно провинился.
Громко и якобы печально вздохнув, Уолин пошел за Морейн, следом за ними потрусила собака. Мальчишка старательно поднимал пыль босыми ногами, продолжая изображать глубокую печаль, но Морейн делала вид, что ничего не замечает. Она знала, что пока ее молчания достаточно, чтобы мальчик понял, что поступил глупо, а значит, еще раз бранить его не было никакой необходимости.
Войдя в дом, Морейн начала приводить Уолина в порядок, одновременно объясняя мальчишке, какой опасности он подвергался. Собака улеглась перед очагом и, положив морду на лапы, не сводила с Морейн глаз. Отмыв Уолина, Морейн подогрела для мальчика тушеное мясо, не забыв и про пса, которому достались кроличьи потроха. Радуясь, что мальчуган вновь находится рядом с ней, Морейн тем не менее оставалась сдержанной. Когда Уолин поел, она ясно дала ему понять, что как только вернутся рыцари, он отправится обратно в дом Торманда и никакие уговоры не заставят ее изменить свое решение.
Продолжая хлопотать по хозяйству, Морейн думала о Торманде. Ей очень хотелось верить, что с ним все в порядке, что они с Саймоном уже схватили убийц и скоро вернутся. Только вот мысли об их победном возвращении почему-то не приносили Морейн особой радости, скорее всего потому, что на этом и закончится их с Тормандом любовь. На минуту она устыдилась собственного эгоизма. Ада и Смолл — злодеи, хладнокровные убийцы, и никакие сердечные дела не должны остановить охоту на этих нелюдей. Ведь, оставаясь на свободе, они продолжат совершать свои кровавые преступления.
— Как ты думаешь, Морейн, когда господа вернутся? — спросил Уолин, усаживаясь рядом с собакой, которая заснула сразу же после того, как начисто вылизала миску.
— Понятия не имею, милый, — ответила она. — Если все пройдет хорошо, они скоро появятся, но могут и задержаться.
— Как было бы здорово, если бы они поймали этих ублюдков, но все-таки пусть они не спешат, чтобы я остался здесь подольше.
Слегка шокированная бранным словом, слетевшим с губ мальчика, Морейн тем не менее не стала ругать его, решив, что Уолин наверняка слышал подобное от кого-нибудь из своих временных опекунов, которые выглядели в его глазах настоящими героями. Но, решила она, когда они вернутся домой, кое-какие слова ему придется забыть.
— Уолин, когда они поймают убийц, мы с тобой вернемся на старое место. — Она была немного озадачена, когда мальчик не обрадовался, услышав эту новость. — Разве ты не хочешь вернуться домой?
— Ну да, хочу, но я буду скучать по дому сэра Торманда. Ведь там господа учат меня всяким интересным штукам.
«Вроде неприличных выражений», — подумала она.
— И чему же?
.— Рассказывают о ножах, показывают, как их бросать, учат сражаться на мечах, правда, меч у меня пока деревянный. А несколько раз я даже сидел на лошади. Еще сэр Саймон учит меня разгадывать головоломки. Он говорит, что я смышленый.
— Что есть, то есть. Но иногда совершаешь глупости, как сегодня. А тебе нравится решать головоломки?
— Да, но если господа считают меня смышленым, почему они меня не послушали?
— Ты о чем?
— Когда вчера они собирались ехать за убийцами, я. сказал сэру Саймону, что не надо ехать туда.
Морейн решила, что рыцарям определенно удалось завоевать доверие мальчика, в противном случае Уолин никогда бы не осмелился говорить с вельможей так смело.
— И что же сказал Саймон?
— Он сказал, что должен проверить такой хороший след. Я хотел сказать ему, что знаю кое-что, чего он не знает, но потом господа уехали, и мы так и не поговорили. — Уолин вздохнул.
— А что ты знал такое, чего не знал он?
— Да я все придумал.
Мерзкий голос, который так ненавидела Морейн, раздался за ее спиной, Бонегнашер зарычал. Когда Морейн медленно повернулась, чтобы увидеть свой самый страшный кошмар, ей захотелось, чтобы рядом оказалась целая стая собак. Жалеть о незапертой на засов двери было поздно.
Ада и Смолл стояли в дверях ее скромного убежища. Огромный Смолл нависал над худощавой, невзрачной женщиной, словно прикрывая ее от возможного нападения. Именно в этот момент Морейн осознала, что она и Уолин оказались в ловушке.
Хищная улыбка женщины неожиданно страшно разозлила Морейн. Она поняла, что это исчадие ада уже представляет себе, как будет терзать тело очередной жертвы. Страх неожиданно исчез, уступив место кипящей ярости. Ей захотелось, чтобы эта женщина на собственной шкуре почувствовала, что боль и смерть не приходят с улыбкой.
— Кто помог тебе устроить эту ловушку? — спросила она, довольная тем, как спокойно звучит ее голос. — Саймон умен, и ввести его в заблуждение достаточно сложно. Наверное, у тебя есть способный сообщник?
— Старуха Ида, — ответила женщина — очевидно, ее переполняло желание похвастаться.
— Саймон никогда бы не поверил ей.
— Нет, но он верит ее кузену, от его имени Ида и послала письмо, которое так легко одурачило Саймона.
— Ее вы тоже убили?
Смешок, который сорвался с уст женщины, был таким же холодным, как и ее голос.
— Нет, мы не убили ее. Пока не убили. Когда Саймон узнает, что она натворила, то сделает это за нас, хотя я и сама с удовольствием выпустила бы ей кишки. Отвратительная старуха, слишком злобная, слишком завистливая.
«А что же тогда говорить о тебе?» — мысленно спросила ее Морейн, понимая, что неразумно произносить эти слова вслух. Не рассчитывая, что ей каким-то образом удастся узнать, куда направились рыцари и есть ли у нее шанс на спасение, Морейн решила перевести разговор на другое.
— Я прошу не причинять вред мальчику, — сказала она.
— Я и не собираюсь.
Морейн не понимала, как эта убийца может так хладнокровно совершать свои ужасные преступления. И при этом еще подшучивать над своими жертвами, которые не имели ни малейшего шанса вырваться из железных рук Смолла. Но в смертельный капкан бедняжек заманивала эта невзрачная особа с ледяной улыбкой. Тут лицо женщины исказила ухмылка, которую можно было принять за презрительную усмешку, если бы не безумие, застывшее в ее взгляде.
— И уж тем более я не способна навредить ребенку Торманда Мюррея.
Потрясение было настолько сильным, что какое-то время Морейн лишь молча смотрела на женщину. Она постаралась овладеть собой, сознавая, что должна контролировать ситуацию, дабы использовать любую возможность спасти хотя бы Уолина. Морейн смотрела прямо в жестокие, бездушные глаза женщины и не могла определить — лжет она или говорит правду. Но кто знает, можно ли уличить безумца во лжи, ведь он обычно совершенно искренне верит своим словам.
— Вы думаете, что Уолин — сын Торманда? — спросила она, стараясь, чтобы нотка недоверия прозвучала в ее голосе. — Он признал бы ребенка, если бы тот вдруг нашелся.
— Конечно. Мюрреи могут проявить благородство, хотя и не всегда. Он не знает о мальчике. Маргарет Маколи была глупой маленькой шлюшкой. Думаю, когда она обнаружила, что носит его ребенка, эта дурочка поверила, что Торманд женится на ней. К сожалению, проверить все это невозможно, потому что, как только семейство узнало о беременности Маргарет, девчонку отправили в монастырь замаливать грехи, ибо душу шлюхи может очистить только раскаяние перед Господом. Я встречалась с ней в те времена, и она сама поведала мне о своей великой любви к Торманду Мюррею. — В голосе женщины слышалось растущее раздражение.
— Почему она не послала ему весточку? — спросила Морейн. — Он бы помог ей.
— А она пыталась. Но эти сладенькие любовные письма, в которых говорилось, что под сердцем, которое бьется только для него, она носит его ребенка, так и не попали к Торманду.
— Потому что она доверилась тебе?
— Ты очень сообразительная девушка. — Похоже, Аде это не слишком понравилось. — Впрочем, все это не важно, ведь бедняжка умерла вскоре после рождения сына. Она истекла кровью. Случается при родах, ты же знаешь.
«Особенно когда роженице помогает безумная», — подумала Морейн. Она посмотрела на Уолина и увидела, что побледневший как полотно мальчуган, широко раскрыв глаза, смотрит на женщину. Должно быть, все, что он слышал, причиняло ему боль. Уолин очень смышленый мальчик, и Морейн была уверена, что он понял все, о чем говорит эта женщина. Морейн молила Бога, чтобы у него достало смелости рассказать обо всем Торманду, если ей не суждено вырваться из этой западни.
В данный момент не имело значения, кто был настоящим отцом Уолина и какая участь постигла его несчастную мать. Единственное, о чем следовало думать сейчас, — это как спасти мальчика от этих кровожадных чудовищ. Нельзя было прямо приказать ему бежать. Морейн была уверена, что с виду неуклюжий Смолл схватит Уолина, прежде чем тот проскользнет в дверь, а тайный выход она так и не успела ему показать. Ей придется положиться на сообразительность мальчугана, надеяться, что он сам поймет, когда бежать и куда направиться, но разве можно требовать так много от ребенка?
— А как же Уолин оказался у дверей моего дома? — спросила Морейн.
Ей на самом деле было любопытно, хотя большинство вопросов она задавала только для того, чтобы заставить женщину говорить и выиграть несколько минут, а за это время все-таки придумать, как спасти Уолина.
— Ну, я подумала, что из-за ребенка Торманд скорее обратит на меня внимание, поэтому я взяла мальчишку с собой, — она пожала плечами, но в этом жесте была такая напряженность, что Морейн поняла: воспоминания о тех днях раздражают женщину.
— В любом случае мне не нравился монастырь. Мои родители решили, что ребенок мой, и собирались заставить Торманда жениться на мне. Но потом мой отец, видимо, почувствовал, что я лгу, и решил позвать повитуху, которая и рассказала ему о моей девственности. Я, к сожалению, не подумала об этом, и моя хитрость была раскрыта. Они отобрали ребенка и отдали на воспитание одной из служанок, а меня заставили выйти замуж за эту толстую свинью.
Злоба Ады распалялась все сильнее, и Морейн почти ощущала острый запах ее ненависти. С одной стороны, Морейн хотелось дослушать эту отвратительную историю, но с другой — было очень рискованно продолжать расспрашивать эту опасную особу, которая напоминала ядовитую змею, по недоразумению принявшую человеческий облик.
— Что ж, они за это заплатили. Все они. И служанка, и мой слуга, и этот жирный вонючий хряк, за которого отец заставил меня выйти. Кстати, он теперь уже не такой жирный, правда?
По тому, как женщина произнесла «все они», Морейн поняла, что и родители Ады заплатили самую высокую цену за то, что вынудили дочь подчиниться их воле. Похоже, Ада не очень старалась скрыть, что убила служанку и, возможно, собственную мать, отца и своего слугу, который, как она считала, предал ее. Морейн совершенно не представляла, как вести себя, столкнувшись с подобным безумием. Исподтишка взглянув на Смолла, она поняла, что в отличие от Ады, которая, казалось, целиком ушла в воспоминания, гигант был настороже и внимательно следил за пленниками.
— В чем же состояло предательство? — вынуждена была она спросить.
— Этот идиот должен был убить мальчишку и подбросить его к дому Торманда. В одежде ребенка должны были найти очень убедительную записку, в которой я объясняла Торманду, что его сын лишился жизни из-за грехов отца. Я была уверена, что тем самым причиню немалую боль этому вельможному болвану. Ему, возможно, наплевать на женщин, от которых ему ничего не нужно, кроме плотских утех, но детей этот пройдоха любит. Но проклятый недоумок разрушил такую отличную комбинацию. Ну почему Господь всегда окружает меня тупицами? Мой замечательный Смолл, пожалуй, единственное исключение — он меня никогда не подводил.
— Достаточно, миледи, — произнес мужчина низким раскатистым голосом. — Нам пора уходить.
— О, господа простофили еще не скоро вернутся. Коль скоро эта ведьма хочет перед смертью кое о чем узнать, я окажу ей такую любезность, пусть она услышит то, что должна. — Она похлопала гиганта по груди. — Мы скоро уйдем, Смолл. Я понимаю, что тебе не терпится рассчитаться за наши раны. — Ада посмотрела на Морейн и усмехнулась. — Старуха Ида на удивление умело залечила все порезы и царапины. Кстати, в разговоре с ней довольно быстро выяснилось, что она страшно ненавидит тебя, так что заручиться ее помощью мне было совсем нетрудно. Старая дура на самом деле верит, что именно ты повинна во всех этих убийствах, хотя думаю, она просто убедила себя в этом. Спит и видит, как тебя повесят. И поверь, ведьма, чтобы этого добиться, старуха сделает все, что я скажу.
Женщина, убивавшая людей из-за надуманных обид, высмеивает другую женщину, которая выдумала себе врага. Женщина, которая хотела убить невинного ребенка, чтобы причинить боль отвергнувшему ее мужчине, а потом убила человека, который не смог заставить себя выполнить ее дьявольский приказ, вдруг с презрением относится к желанию Иды избавиться от конкурентки. Морейн понимала, что подобный разброд в мыслях этой женщины лишний раз доказывает ее явное помешательство. Не следовало удивляться и готовности Иды пойти на все, чтобы убрать Морейн с дороги: ведь в свое время именно из-за старухи погибла мать девочки. Что ж, похоже, и на этот раз старая карга одержит победу.
Смолл поднял свою огромную руку, чтобы схватить Морейн. Она отшатнулась, лихорадочно соображая, куда бежать и как спасти Уолина, и в этот миг Бонегнашер с угрожающим рыком бросился на Смолла. Клыки пса впились в руку великана, и Смолл взревел от боли. Морейн бросилась к Уолину, но тут, словно разъяренная кошка, на нее накинулась Ада. Спасая свои глаза, Морейн уворачивалась от длинных ногтей Ащл и как могла отбивалась от ее бешеных наскоков.
Вдруг жалобный визг перекрыл шум борьбы. Морейн на мгновение обернулась — отважный Бонегнашер, жалобно поскуливая, лежал у стены. Собрав все силы, Морейн отшвырнула от себя женщину. Падая, та буквально врезалась в стену и завизжала так громко, что у Морейн заложило уши. В этот момент Уолин с криком отчаяния бросился на Смолла. Чуть не лишившись чувств от страха за малыша, Морейн ринулась к нему, но опоздала. Смолл размахнулся и своей огромной окровавленной дланью ударил Уолина. Маленькое тельце мальчика, словно перышко, взлетело в воздух. Упав на кровать, Уолин утонул в пуховой перине и мгновение спустя с глухим стуком упал на пол.
Морейн хотела броситься к мальчику, но Смолл тут же схватил ее за руку и сжал так, что Морейн едва не закричала от боли. Тем временем Ада окончательно оправилась от удара; встав и приведя в относительный порядок свое изрядно пострадавшее в схватке платье, она подошла к Морейн, которую все еще удерживал Смолл.
— С каким удовольствием я убью тебя, ведьма, — сказала Ада.
— Миледи, нам действительно пора уходить, — вновь напомнил Смолл. — Мюрреи могут вот-вот вернуться, и тогда вы не сможете получить то, что хотите.
— Пожалуй, ты прав.
Ада направилась к двери.
— Уолин, — буквально выдохнула М. орейн, желая убедиться, что мальчик жив, хотя и понимала, что нельзя рассчитывать на милосердие этих людей.
— Иди тихо, и тогда Смоллу не придется возвращаться, чтобы перерезать мальчишке горло.
Выбора не было, и Морейн послушно пошла за Смоллом, который, видя покорность жертвы, принялся оживленно обсуждать со своей госпожой, какой дорогой быстрее добраться до лачуги, в которой они намеревались убить колдунью. Когда Смолл распахнул дверь, Морейн изо всех сил уперлась рукой в дверной косяк и, обернувшись, крикнула:
— Я люблю тебя, Уолин! Передай Торманду, что он всегда будет мне сниться.
Дернув девушку за руку, Смолл, грязно ругаясь, потащил ее прочь, Морейн оставалось только молиться. Она молилась о том, чтобы рана Уолина оказалась легкой, чтобы Торманд и рыцари поскорее вернулись и помогли мальчику, чтобы Уолин услышал ее слова и, наконец, чтобы ее любимый понял переданное ему послание. Грубо волоча Морейн, Смолл вытащил ее наружу. Ярко светило солнце, и Морейн взмолилась о том, чтобы не пошел дождь, который мог смыть следы похитителей. А потом, когда Смолл легко, как куклу, перекинул ее через седло, она начала молиться о собственном спасении.
— Кто такой Джорди? — спросил Торманд Саймона.
Торманду необходимо было поговорить; ему нужно было отвлечься, чтобы перестать думать о том, в какой опасности может оказаться Морейн. Внутренний голос не говорил, а кричал ему, что нужно спешить, но отряд вынужден был остановиться, чтобы напоить лошадей и дать им хоть немного передохнуть. Он понимал, что это необходимо. Запасных лошадей у них не было, и если бы одна из них пала, не выдержав бешеной скачки, их маленький отряд мог задержаться в пути. Но от понимания этого не становилось легче, и Торманд, маясь в нетерпении, ожидал окончания привала.
— Он мой сводный брат, — ответил Саймон.
— Вот как? Значит, он тоже сын лорда?
Торманд подумал, что на лице у него появилось изумление, какое он и в самом деле испытывал, поскольку Саймон никогда не рассказывал о прошлом своей семьи, разве что упоминал мельком. А сейчас он, очевидно, затеял этот разговор, чтобы отвлечь его от грустных мыслей.
— Вторым сыном. Мой старший брат Генри сейчас лэрд. Джорди уехал вскоре после меня. Три моих младших брата, — Саймон помолчал и пожал плечами, — сейчас находятся неизвестно где. Две мои сестры вышли замуж, едва достигнув детородного возраста, хотя их жизнь вроде бы сложилась неплохо. Время от времени я получаю от них весточку. Генри не из тех людей, с которыми хочется общаться. Жестокий, особенно с женщинами. Я знаю, что по крайней мере двоих он извел до смерти своей «любовью». Я считаю, что он также убил и нашего отца, и однажды я докажу это.
— Иисусе, Саймон, — пробормотал Торманд, он выглядел совершенно потрясенным. — Неудивительно, что ты никогда ничего не рассказываешь о своих родственниках.
Саймон слегка улыбнулся:
— А зачем? Я уехал оттуда, когда мне исполнилось десять лет. А через три года приехал на похороны отца.
— И ты действительно считаешь, что Генри убил его? — спросил Харкурт.
— Я уверен в этом настолько, насколько можно быть уверенным в детских воспоминаниях. Думаю, именно из-за того, что руки моего брата обагрены кровью отца и нескольких женщин, я уже много лет делаю все, что в моих силах, чтобы покарать тех, кто нарушает закон, и не имеет значения, носит ли преступник сутану священника или расшитый золотом камзол вельможи. Подозреваю, что Генри не слишком изменился за те годы, что мы с ним не виделись. Однажды, уже после того, как Джорди разыскал меня, он рассказал, почему оставил родовое гнездо. Без твердой руки отца Генри становился все более жестоким, и Джорди решил, что не должен приносить клятву верности такому человеку. Джорди порядочный, — сказал Саймон, оглянувшись на Мюрреев и Уолтера. — Он во всем этом не замешан.
— Я тоже так думаю, — сказал Торманд. — Это все мерзкая Ида. Ты напугал ее до смерти, но она заслуживает гораздо более сурового наказания. Ума не приложу, что бы это могло быть. Жаль, что ты сказал Джорди, что не отправишь ее на виселицу.
— Разве? — Саймон слегка улыбнулся. — Но ведь я не обещал оставить ее безнаказанной. Понимаешь, у Иды есть все основания опасаться, что Морейн займет ее место повитухи и знахарки. Старуха не очень искусна в своем ремесле. От ее «лечения» уже умерли несколько человек, она темная, безграмотная дура, которая до сих пор считает мыло дьявольским творением.
— Ты хочешь обвинить ее в смерти этих людей?
— Нет, по такому обвинению ее скорее всего повесят, а, как ты уже сказал, я намекнул Джорди, что Ида не будет болтаться в петле. Но кто запретит мне устроить так, чтобы среди горожан пошли разговоры, что обращаться за помощью к этой старухе — значит рисковать своей жизнью.
Торманд восхищенно покачал головой:
— Умно. Мне это нравится.
Не удержавшись, он бросил взгляд в сторону стойла. Саймон проследил за его взглядом и согласно кивнул:
— Лошади уже достаточно отдохнули. Даже если поедем легкой рысью, скоро будем на месте.
Саймон еще не успел договорить, а Торманд уже был в седле, еле сдерживаясь, чтобы не вонзить шпоры в бока своего скакуна. Ему так хотелось как можно быстрее оказаться возле Морейн, что следовать совету Саймона и ехать ровной неторопливой рысью казалось невозможным. Он хотел, пришпорив лошадь, лететь к Морейн, ведь внутреннее чутье подсказывало ему, что они опоздали, что ловушка уже захлопнулась и его возлюбленная в страшной опасности.
Его возлюбленная. Это слово так поразило Торманда, что он едва не свалился с седла. Он любит Морейн! Это стало ему ясно именно сейчас, когда заветные слова прозвучали у него в голове. Они поселились в его сердце с того момента, когда он первый раз увидел ее, впервые заглянул в ее красивые, цвета морской волны глаза. Торманд сам не понимал, почему же он так долго противился этому чувству, почему старался не замечать его, даже после того как осознал, что не хочет возвращаться к своей прежней распутной и разгульной жизни. Он любит Морейн, и лишь она одна ему нужна. Он молился лишь о том, чтобы у него появился шанс сказать ей о своей любви.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-грешник - Хауэлл Ханна



Очень хорший роман.Читается на одном дыхании.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаЛюбовь
23.01.2012, 18.22





Роман просто отпад!!!!
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.31





Читайте
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМаруся
15.02.2013, 14.52





Не понравилось. Маньяки, кровь. Объяснение героев в конце романа оставляет желать лучшего.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаКэт
22.08.2013, 12.23





Отпишусь за всю серию. Когда начинала читать первый роман, думала, долго буду осиливать 16 книг, но оказалось, что все читается на одном дыхании. Все романы увлекательные,даже жалко было читать последний. Читайте всю серию с самого начала, не пожалеете.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМария
13.03.2014, 7.30





перечень серии из 15 книг в комментариях к "зеленоглазому рыцарю",кто знает,пожалуйста, подскажите название 16ой книги о которой говорится в комментариях к "горцу грешнику".
Горец-грешник - Хауэлл Ханнаприятной бессоннице
21.03.2015, 17.31





......Благородный защитник - где-то в начале серии.....искать можно еще так:входим в ДАМСКИЙ КЛУБ Ty amor каталог средневекового любовного романа (эмблема его такова: большую голубую букву L пересекает по горизонтали club) и ищем по автору все что желаем,
Горец-грешник - Хауэлл Ханнав дополнение к Бессоннице
21.03.2015, 18.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100