Читать онлайн Горец-грешник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горец-грешник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горец-грешник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Горец-грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14



Торманд буквально подскочил в постели, когда громкий крик разорвал тишину ночи. Маленькая ножка больно ударила его по бедру, и Торманд, окончательно проснувшись, повернулся к Морейн. Девушка металась в постели, словно боролась с кем-то не на жизнь, а на смерть. Он склонился над ней и осторожно прижал к себе. Вот еще одна причина, подумал он, по которой нужно как можно скорее разыскать убийц. Морейн должна спать спокойно в его объятиях и не видеть в своих снах изуродованных женщин или безумных чудовищ.
— Проснись, милая, — прошептал он, обнимая ее и прижимая к постели, чтобы она случайно не причинила себе вреда. — Это всего лишь сон, Морейн. Всего лишь сон. Очнись, моя милая колдунья. Все хорошо.
Как и раньше, звук его голоса успокоил ее, и она затихла в его объятиях. Торманд ласково погладил девушку по щеке, и она наконец открыла глаза; короткое мгновение в ее взгляде сквозило смятение, потом Морейн сообразила, кто удерживает ее. Ее улыбка была столь искренней и нежной, что Торманд всей душой почувствовал, как прекрасна его спутница. У него промелькнула мысль, что до конца своих дней он готов видеть эту улыбку, но когда к нему вернулось самообладание, он подумал, что надо держать себя в руках и не поддаваться минутным слабостям.
Но улыбка Морейн быстро угасла. Воспоминания о тех ужасах, что она увидела в своем сне, быстро стерли румянец с ее щек, породив сполохи страха в ее глазах. Поняв, что Морейн никак не может прийти в себя, Торманд встал, зажег свечу и налил ей немного вина.
Пригубив терпкий напиток, Морейн взглядом поблагодарила Торманда и немного подвинулась, приглашая его лечь. Торманд поставил кружку на сундук и снова забрался в постель. Вчера, ложась спать, Морейн полагала, что ей повезло. Целых четыре ночи прошло с тех пор, как ей приснился последний сон об убийцах, которых они пока так и не смогли поймать. Но, к сожалению, ее нынешний сон был настолько страшнее предыдущего, что эта передышка предстала в новом, пугающем свете. Казалось, что после подобных перерывов сны становятся более реальными и более кошмарными.
В этом сне ей привиделось нечто такое, о чем никому, особенно Торманду, не следовало рассказывать. Тот настолько решительно настроен обеспечить ее безопасность, что если каким-то образом узнает, что ей приснилась собственная смерть, то немедленно запрет ее в одном из замков Мюрреев, окружив ее тюрьму самыми лучшими своими рыцарями, а сам очертя голову ринется на поиски убийц и тем самым подвергнет себя огромному риску, а этого Морейн никак не могла допустить.
— Это был ужасный сон, — наконец призналась она, грустно улыбнувшись.
— Да, я это понял. — Торманд обнял ее и крепко прижал к себе. — Похоже, тебе было очень больно и страшно, ты явно сражалась с кем-то. Не просто брыкалась, как раньше, а действительно боролась с опасным врагом.
Она не осмеливалась посмотреть ему прямо в глаза, потому что была уверена, что в ее глазах он прочитает правду. Отчасти он догадался, какой кошмар ей пришлось пережить в своем сне, и Морейн боялась, что, начав говорить, она не выдержит и либо разрыдается от пережитого шока, либо расскажет Торманду все, что увидела, без всяких прикрас. Морейн все еще чувствовала веревки, стягивающие ее руки и ноги, ужас ледяными волнами все еще прокатывался по ее телу, ей хотелось, как в датском детстве, свернуться калачиком под одеялом и, крепко зажмурившись, забыть об увиденном. Единственное, что ее удерживало от этого, — понимание, что не каждый сон становится точным предсказанием. Что же касается догадки Торманда, то, наверное, любой человек предположил бы то же самое, увидев мечущуюся во сне девушку.
— Мне приснилось, что очень скоро произойдет еще одно убийство, — тихо сказала она, надеясь, что сумеет поведать ему все, что видела, и в то же время умолчать о том, кого именно эти чудовища планируют убить следующим.
Морейн говорила, тщательно выверяя фразы, стараясь, чтобы Торманд не заметил в ее словах недоговоренности. Ведь заподозрив нечто неладное, он станет требовать от нее ответов, давать которые ей очень не хотелось.
— Похоже, эта безумная неистовствует, она явно вошла во вкус крови, ей доставляет удовольствие причинять боль, она приходит в восторг от возможности решать, кому жить, а кому умереть.
— Саймон уже высказывал опасения на этот счет, и мне придется поверить, что такое возможно. А ведь он повидал много тяжелого, так что к его словам стоит прислушаться. — Он обнял ее и прижал к своей груди. — Видеть такое зло, пусть даже и во сне, должно быть, настоящая пытка, Сниться должны приятные вещи, а не кровь и смерть.
— Пока это не прекратится, боюсь, все мои сны будут такими кошмарными. Мучение видеть все это, еще ужаснее — чувствовать. Но больше всего меня беспокоит то, что, судя по всему, эта женщина знает, что я наблюдаю за ней и вижу, что происходит. — Морейн содрогнулась, хотя рядом с ним было так спокойно. — Такое ощущение, словно она каким-то образом пробралась ко мне в голову.
— О Боже, неужели ты думаешь, что она тоже обладает даром?
— Это, конечно, объяснило бы; почему она так неуловима. Я не знаю. Может быть, у нее действительно есть дар, а может быть, это мои сны втягивают ее в наше незримое противоборство. Раньше такого не было. Я никогда не слышала голоса так отчетливо, как с тех пор, когда начались сны и видения об этой дьявольской парочке.
— Тебе не кажется, что огромный выброс эмоций, который происходит в момент смерти жертвы, так влияет на твои сны? Ведь, судя по твоей реакции, ты и сама испытываешь очень сильные переживания.
— Верно. Этим можно объяснить, почему мои сны становятся все более отчетливыми. Но сейчас эта гадина обращается непосредственно ко мне, смотрит мне прямо в глаза и, произнося свои угрозы, улыбается своей змеиной улыбкой.
— Ты никогда не рассказывала, что встречалась с ней взглядом и что она угрожала тебе.
— Она угрожала мне почти с самого начала. Я тебе об этом говорила. Но какое это имеет значение? Я пытаюсь найти хоть что-то, что наконец поможет нам продвинуться в поисках или подскажет, где могут скрываться убийцы. Я уверена: если правильно растолковать сон, он подскажет нам, кто может стать очередной жертвой, где произойдет следующее убийство и кто ее сообщник — гигантского роста мужчина.
Торманд понимал все это и раньше, но сейчас его не покидало ощущение, что она что-то скрыла от него. Он вздохнул, стараясь унять растущее беспокойство; но ему это не слишком удалось. Нападение на Морейн красноречиво говорило о том, что парочка, за которой они охотятся, хочет смерти девушки. Не было смысла постоянно напоминать себе об этой опасности, ведь все, что он мог сделать сейчас, это молиться и удерживать Морейн вне пределов досягаемости убийц.
— Скажи мне, Морейн, может, в этот раз ты видела их лица или слышала какие-нибудь имена?
— Ее, по-моему, зовут Ада. Однажды она произнесла это имя вслух, как будто говорила о ком-то другом. Но было понятно, что она говорит о чем-то, что сделала сама. Думаю, она становится все безумнее, хотя, зная, что уже сотворила эта женщина, я сомневаюсь, что такое возможно. Она не в силах контролировать свое состояние. Это уже не холодная жажда мести, ее безумие становится настолько диким и необузданным, что сообщнику, даже приходится прилагать усилия, чтобы сдерживать ее. На этот раз я видела его чуточку отчетливее. Будто тень, которая всегда окружает его, на мгновение отступила, так луч солнца пробивается сквозь тучи. Он большой, очень большой, скорее даже огромный, и очень сильный. Хотя она придумала для него кличку Смолл — «маленький».
— Думаю, что это прозвище, чтобы отличить от других с такими же именами, как, например, молодая Мэри и старая Мэри.
Морейн кивнула, думая о том, как приятно от Торманда пахнет. Как же она его хочет! Девушка почувствовала, что слегка покраснела. Они были любовниками меньше недели, а она уже превращается в настоящую распутницу.
На мгновение ей захотелось прервать этот разговор и заняться любовью. Морейн подавила смешок. Какая из нее соблазнительница! У нее не было подобного опыта. И к тому же неправильно будет отвлекать его таким способом. Они охотятся за хладнокровными, беспощадными убийцами. Сейчас неподходящее время для любовных игр.
— Ты сказала, что если правильно понять сон, можно узнать многое. А что натолкнуло тебя на эту мысль?
— Была одна странная картина, — тихо проговорила она, уступив желанию погладить его упругий живот и мысленно пытаясь сосредоточиться на том, что видела в своем сне. — На этот раз мне удалось увидеть некоторые детали, связанные с местом. Я видела овец.
— Овец? Милая, в Шотландии полно овец.
— Я знаю. Но то были овцы, сгрудившиеся возле небольшого каменного домика с соломенной крышей. Это какая-то очень старая хижина с земляным полом и примитивным очагом посередине. Может быть, хижина пастуха, хотя, пожалуй, несколько великовата. Или маленькая ферма? В округе их достаточно, но искать стоит только в тех, что расположены неподалеку от города, ведь убийцам нужно в течение одной ночи похитить свою жертву, убить ее и вернуться домой до восхода солнца.
— А что насчет жертвы? Тебе удалось что-нибудь увидеть?
— Ты же знаешь, я общаюсь лишь с немногими горожанами, а уж знатных лиц среди моих знакомых и вовсе единицы. Даже если бы я вполне отчетливо увидела бедняжку, то вряд ли смогла бы узнать ее. Все, что мне удалось рассмотреть, это то, что она невысокая, с темными волосами.
Она почувствовала себя виноватой из-за того, что солгала, и еще более виноватой из-за того, что ложь далась ей так легко.
Торманд кивнул в ответ, он пытался не обращать внимания на ее невольные прикосновения, но у него это никак не получалось. Ее длинные изящные пальцы поглаживали полоску волос внизу живота, возбуждая его до боли в паху. Стоило Морейн взглянуть вниз, и она бы поняла, насколько сильно его желание. Одеяло, которым были укрыты его бедра, не могло скрыть его возбуждения. Испытывая легкое смущение, он тем не менее хотел, чтобы она заметила его плохо скрываемую страсть и удовлетворила его.
— Я жалею, что мне пришлось услышать ее ледяной голос, — пробормотала Морейн, краешком глаза заметив неожиданно вздыбившееся одеяло.
Секунду спустя она поняла, что это ее прикосновения возбудили Торманда, и ее тело, отвечая на его возбуждение, само оказалось во власти желания, которое, впрочем, никогда не покидало. Она велела себе смотреть в сторону, но ее взгляд, казалось, был прикован к этому выступу под одеялом. Удивляясь самой себе, Морейн вдруг почувствовала, что ей хочется прикоснуться к этому возвышению. Но нет, она скромная девушка и не должна дотрагиваться до его плоти, несмотря на то, что он уже касался ее тела даже в самых тайных местах.
Морейн видела, как ее рука, словно начав жить собственной жизнью, замерла на восставшем одеяле. Тотчас ее голову заполнили мысли о том, как ей нравится эта часть его великолепного тела, как ей хочется чувствовать эту часть внутри себя. Может, тогда ей понравится касаться ее, и, может быть, Торманду будет приятно, если она будет ласкать его так, как он ласкает ее.
Она покраснела от своих собственных мыслей, которые требовали от нее смелости, которой, как она считала, у нее не было. Продолжая гадать, сможет ли она быть такой дерзкой, Морейн сунула руку под одеяло и слегка коснулась его напряженной плоти. Шок от своей собственной смелости мгновенно улетучился, когда он со свистом втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Она верно истолковала этот звук: Торманду понравилось ее прикосновение.
Торманд не осмеливался произнести ни слова. Он боялся, что если он что-нибудь скажет, Морейн прекратит свои ласки, а этого ему хотелось меньше всего. Считанные дни прошли с той ночи, как они стали любовниками, и пока он желал лишь одного: чтобы Морейн, которая совсем недавно лишилась девственности, научилась получать удовольствие от любовных игр. Похоже, ему повезло, и Морейн оказалась способной ученицей, довольно быстро открывающей в себе женскую силу. Он очень надеялся на это, потому что уже не раз в своих мечтах предавался с ней самым безумным и неистовым любовным играм, в которых не было места стеснительности и неуверенности.
Ее нежное, ласковое прикосновение вызывало желание, от которого можно было сойти с ума. Тишина теплой ночи, нарушаемая лишь далеким стрекотанием цикад, только усиливала это желание, в котором чувствовался восхитительный привкус чего-то скрытного, того, что предпочитаешь делать втайне. Он подумал, как же долго сможет удержаться, чтобы самому не начать ласкать ее.
Его контроль улетучился в одно мгновение, когда она просунула руку ему между ног и мягко обхватила его плоть. С тихим стоном он привлек Морейн в свои объятия и перевернул ее так, что она оказалась под ним. Румянец на ее щеках и взгляд, исполненный неуверенности, могли бы обеспокоить его, но он ясно понимал, что это прикосновение также разбудило и ее страсть.
— Мне следует отправиться к Саймону и рассказать ему о том, что ты видела в своем сне, — сказал он, целуя округлые холмики ее груди.
— Но до рассвета еще несколько часов, — сказала она, негромко застонав от восторга, когда он с возрастающей страстью лизнул кончик ее соска.
— Это радует, потому что я не собираюсь уезжать, пока ты не устанешь от любви так, что и пошевелиться не сможешь.
— Ты ослабеешь раньше меня.
Торманд улыбнулся и провел кончиком языка по теплой шелковой коже между грудями.
— Сейчас мы это проверим.
Торманд, обессиленный и пресыщенный, лежал рядом с Морейн и пытался заставить себя встать. Он должен первым пошевелиться, чтобы заявить о своей победе. Хотя он всегда старался доставить своей партнерше удовольствие, ему никогда еще не приходилось прилагать столько усилий, чтобы раньше времени не сорваться в пропасть удовольствия, как это было сейчас с Морейн. Слыша ее неистовые возгласы удовольствия, он, почти потерявший голову от желания дать наконец выход собственной страсти, рыча и ругаясь про себя, как английский пират, дал ее телу освобождение, о котором оно так долго молило. Это было испытание самоконтролем, которое вконец измотало его.
Он посмотрел на Морейн, расслабленно лежавшую на животе. Ее лицо все еще горело от разделенного с ним восторга, ее глаза были закрыты. После тога как первобытная сила оргазма сотрясла их обоих, она из последних сил перекатилась на живот и затихла. Торманд пошевелился первым, но он проявит великодушие и не будет провозглашать себя победителем.
И только когда, уже одевшись, он надевал перевязь с мечом, то почувствовал на себе ее взгляд. Торманд обернулся — Морейн, так и не подняв головы, смотрела на него с видом удовлетворенной женщины, и он снова испытал веселую, почти мальчишескую гордость.
— Ты уже уезжаешь? — спросила она голосом, обворожительная хрипотца которого едва не заставила его вновь забраться в постель.
— Да, — ответил он. — Мне не нравится, что приходится оставлять тебя одну, но Саймон должен узнать о том, что ты видела в своем сне.
— Я понимаю. Со мной все будет хорошо.
— Ты ведь сможешь спрятаться, если поблизости кто-то появится?
— Да, я научилась этому еще десять лет назад. Не беспокойся. Поезжай, может, Саймону пригодится то, что я видела.
Он открыл было рот, собираясь сказать, что не может не волноваться, оставляя ее одну, но слова застряли у него в горле. Торманд неожиданно осознал, что научился быть осторожнее в своих высказываниях, дабы не дать женщине повод расценить его слова как обещание или намек на глубокие чувства. И хотя ему совсем не хотелось быть с Морейн таким осмотрительным, требовалось некоторое время, чтобы избавиться от этой привычки. Торманд нагнулся, поцеловал ее и направился к двери.
— Отдыхай, моя милая. Ты много работала и очень устала. Тебе нужно отдохнуть, чтобы восстановить силы.
— Ха. Я уступила лишь затем, чтобы твое бедное мужское достоинство не было в синяках.
Он засмеялся и поспешил оседлывать лошадь. Морейн вздохнула и перекатилась на спину, бездумно рассматривая потемневший потолок их убежища. Ее тело все еще гудело от полученного удовольствия, и ей совсем не хотелось выбираться из постели. Торманд, конечно же, заслужил свою репутацию искушенного любовника, но с каким бы удовольствием она забыла о том, каким образом он достиг такого умения.
Она любит этого распутника! Нора была права не только в этом. Когда Торманд оставит ее, ей придется испытать боль, равной которой она еще не испытывала, но печаль не опустошит ее душу. Ведь у нее останутся воспоминания — прекрасные, наполненные радостью и удовольствием. Она вздохнула и закрыла глаза. Хотя, возможно, эти воспоминания лишь заставят ее сердце болеть еще сильнее.
Когда Саймон наконец вышел к Торманду, у него был вид совершенно не выспавшегося человека, хотя Торманд, приехавший затемно, сидел в зале уже два часа, не желая будить друга так рано. У него было достаточно времени все обдумать, и ему совсем не понравились выводы, к которым он пришел в результате своих размышлений. Но как бы ни хотелось ему начать разговор, он терпеливо ждал, а слуги тем временем накрывали на стол. К его удивлению, несколько минут спустя в зал вошли столь же сонные кузены. Ни слова не говоря, они начали усаживаться.
— Вы что, все-таки решили остаться здесь? — спросил Торманд.
— Только на одну ночь. Было слишком поздно, чтобы возвращаться домой, да и дом Саймона был ближе, — отозвался Харкурт. — Поверишь, не было сил проехать даже сотню ярдов.
— Так вы провели ночь в поисках? — Торманд, которому не довелось принять участие в выслеживании преступников, вздохнул.
— Больше наблюдали, не попытается ли кто-нибудь проскользнуть в дом, где осталось тело.
— Почему ты здесь? — спросил Саймон. — Что-нибудь случилось?
— Морейн приснился очередной сон, — ответил Торманд, не притронувшись к еде. — Она говорит, что сны становятся отчетливее.
— Ага, значит, есть кое-что, что могло бы нам помочь.
Торманд передал им рассказ Морейн. Сейчас, повторяя его вслух, он почувствовал еще большую уверенность в своих выводах, которые сделал в ожидании Саймона. Теперь он был твердо уверен: Морейн не солгала ему, хотя и не рассказала всего, возможно, потому, что не хотела волновать.
Харкурт чертыхнулся.
— Значит, снова придется объезжать всю округу в поисках этой хижины.
— Надо искать такую, где есть овцы, а крыша покрыта соломой, — сказал Торманд.
— Это существенно сужает круг поисков, — заметил Беннет.
— Я мог бы… — начал Торманд.
— Нет, — сказал Саймон, — хватит того, что ты приехал сюда. Не исключено также, что убийцы следят за моим домом и попытаются узнать, куда ты поехал. Ты можешь привести их к Морейн, а они ведь жаждут ее смерти.
— Я знаю. Эта женщина прямо говорит об этом в ее снах. Морейн кажется, что эта тварь каким-то образом проникла в ее разум.
— Возможно, так оно и есть. Мы мало знаем о таких способностях. Тебе известно гораздо больше, но, готов поспорить, и ты не знаешь всего, хотя бы потому, что твои способности гораздо скромнее, ведь тебе не снятся вещие сны.
— Ты действительно считаешь, что у меня есть такие способности?
— Без сомнения. Ты очень неплохо улавливаешь скрытые эмоции, словно чуешь их в воздухе.
Торманд некоторое время обдумывал его слова, испытывая странное желание возразить другу, несмотря на то что раньше ему не раз доводилось демонстрировать перед ним свои способности, затем медленно кивнул:
— Наверное, ты прав. Я просто никогда не считал это умение настоящим даром.
— И напрасно…
— Многие Мюрреи обладают таким даром, — сказал Харкурт. — Например, мой отец всегда чувствует приближающуюся опасность. Говорит, что это не раз спасало ему жизнь. Иногда я тоже ощущаю ее приближение. Очень полезная особенность. Не такая сильная, как у женщин нашего клана, но весьма необходимая.
— А я-то думал, что ты таскаешь меня за собой, потому что я сообразительный парень, — протянул Торманд, улыбаясь Саймону.
Саймон улыбнулся в ответ:
— Это так и есть, уж потешу твое непомерное тщеславие. Тем не менее скажу еще: ты способен по-особому смотреть на вещи, а это может быть очень полезным.
— Хотя и не таким полезным, как сны и видения Морейн. Она удивлялась, почему ты не дал ей очередную заколку.
— Я думал об этом, но потом мы обнаружили Эдварда Маклина и у нас появился след. И он медленно ведет меня к убийцам, поэтому я и не хотел, чтобы девушка вызывала новое видение. Теперь у меня есть имя — Ада, — и след становится еще более ясным. Я склонен думать, что ее зовут именно так, хотя не могу сообразить, что склоняет меня к этому. Мне трудно понять, каким образом она, будучи замужем за Эдвардом, смогла остаться практически неузнаваемой, а значит, нам еще предстоит найти того, кто мог бы вспомнить ее имя и внешность. — Он нахмурился. — Я, к сожалению, не могу этого сделать, хотя всегда гордился своей способностью подмечать все, даже самые мелкие и незначительные детали.
— Никто не может видеть все. Может быть, тот факт, что никто не замечал ее, лишь подпитал безумие этой женщины.
— Возможно. По крайней мере одно мы знаем определенно: ее сообщника-исполина зовут Смолл Ян. Информация получена из очень надежного источника. Сейчас нам важно знать, кто станет следующей жертвой. Трудно предотвратить убийство, если не знаешь, кого собираются убить.
Торманд отхлебнул эля и объявил:
— Я думаю, что жертва, которую Морейн видела в этот раз, — она сама. — Он кивнул в подтверждение своих слов. — Она этого не сказала, но пока я ждал тебя, Саймон, я тщательно обдумал то, что она говорила и как ответила на вопрос о следующей жертве.
— Она говорила уклончиво?
— Весьма. Она долго объясняла, что знает немногих в городе, что не смогла узнать бы жертву, даже если бы хорошенько рассмотрела ее, а в конце сказала, что женщина была не очень высокой и у нее были темные волосы.
Беннет выругался.
— Похоже, что она что-то скрывала. Меня удивляет, что ты сразу об этом не догадался, ведь всегда был способен распознать ложь.
— Я отвлекся. — Он проигнорировал саркастические смешки мужчин. — Возможно, она сделала это намеренно, хотя я не могу в это поверить.
.— Я тоже, — сказал Уильям. — Она не из тех женщин, которые способны хитрить.
— Да, можно и так сказать. Она, наверное, почувствовала, что дала тебе ответ, который был тебе нужен, Торманд, и сама… отвлеклась, — улыбнулся Рори.
— Это гораздо приятнее, чем целый день сидеть в седле, — пробормотал Харкурт, отмахиваясь от насмешливых замечаний своих сородичей.
Когда Торманд собрался уезжать, был уже почти полдень. Они так подробно раз за разом обсуждали сон Морейн, что ему уже начало казаться, что он сам его видел. Каждый раз, когда он повторял, что она ему сказала, и слушал подробности других ее снов и видений, он понимал, насколько Морейн сильная женщина. Ей приходится быть такой, чтобы вынести все тяготы жизни. И ему хотелось сделать все, чтобы убийцы исчезли из ее снов как можно скорее. Новые сведения, раздобытые Саймоном, зародили в нем огонек надежды, но он все еще был разочарован тем, как медленно продвигаются их поиски. Особенно теперь, когда Морейн увидела во сне собственную смерть.
— Мы обязательно их схватим, — обнадежил друга Саймон, провожая его в убежище. — Теперь мы знаем, кто они.
— Мрачный исполин по имени Смолл Ян и женщина, облик которой никто не может вспомнить?
— Женщина и ее сообщник, у которых больше нет дома, в котором они могли бы скрываться. Да, нам не известны их имена, у нас нет точного описания их внешности, но мы, полагаю, сможем узнать их, когда встретим.
— Может быть, Морейн лучше вернуться сюда? Здесь она хотя бы будет под надежной охраной.
— В глазах людей, Торманд, она стала твоей соучастницей, ее считают тем человеком, который помогал тебе незаметно убивать, а теперь спасает тебя от справедливого возмездия. Если Морейн вернется сюда, обеспечить ее безопасность будет так же сложно, как и твою — в случае твоего возвращения.
— Кто-то использует перепуганных этими убийствами людей, чтобы избавиться от Морейн.
— Именно это и происходит. — Он кивнул, увидев удивление на лице Торманда. — Справедливо или нет, но мы можем понять, почему люди смотрят на тебя с подозрением. Ты знал каждую из убитых женщин. И даже известие о смерти Эдварда Маклина не снимает с тебя подозрений. Тот факт, что исчезла его жена, которую никто не может вспомнить, также объясняют тем, что ты убил ее. Каждый раз шепот становится громче, кто-то снова раздувает костер, и имя Морейн упоминается все чаще и чаще. Даже прошел слух, что убийцу до сих пор не поймали, потому что ему помогают колдунья и ее зелья.
Торманд выругался:
— Это полная чушь!
— Да, но люди теряют мозги от страха, а сейчас многие очень напуганы. — Он нахмурился. — Я хотел бы сказать тебе, что ты ошибаешься, думая, что она видела во сне собственную смерть, но чем больше я думаю о ее словах, тем больше склонен считать, что ты прав. Но даже в этом случае для нее безопаснее пока оставаться с тобой.
— По крайней мере там ей приходится опасаться только двоих людей, жаждущих ее смерти, а не жителей целого города.
— Вот именно. Ты собираешься рассказать ей о своих подозрениях?
— Не знаю. С одной стороны, мне этого хочется, но с другой — не вижу в этом никакого смысла. Морейн думает, что таким образом оберегает меня. — Он пожал плечами. — Посмотрим, в каком настроении я вернусь обратно.
— Скажи мне, как ты решил поступить с Морейн, когда все это закончится?
— Ты имеешь в виду, если эта глупышка останется жива?
Ему неприятно было даже произносить такие слова, и выражение понимающего удивления, промелькнувшее на лице Саймона, вызвало его раздражение. Друг слишком хорошо его знает.
— Еще не решил. Единственное, о чем могу сейчас думать, — с каким удовольствием отшлепаю эту противную девчонку по ее хорошенькой попке за то, что она не рассказала все, что видела во сне.
— Ну что ж, такой способ воспитания мне кажется интересным, — протянул Саймон.
К своему удивлению, Торманд рассмеялся, несмотря на то что его нервы были напряжены, а чувства — далеко не спокойны. Кивнув Саймону на прощание, он начал украдкой выбираться из города, внимательно наблюдая, не следит ли кто-нибудь за ним. Но как бы то ни было, тяжелое испытание близилось к концу. Он это чувствовал и молился лишь о том, чтобы Морейн смогла дожить вместе с ним до развязки страшных событий.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горец-грешник - Хауэлл Ханна



Очень хорший роман.Читается на одном дыхании.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаЛюбовь
23.01.2012, 18.22





Роман просто отпад!!!!
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаТатьяна
28.01.2013, 4.31





Читайте
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМаруся
15.02.2013, 14.52





Не понравилось. Маньяки, кровь. Объяснение героев в конце романа оставляет желать лучшего.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаКэт
22.08.2013, 12.23





Отпишусь за всю серию. Когда начинала читать первый роман, думала, долго буду осиливать 16 книг, но оказалось, что все читается на одном дыхании. Все романы увлекательные,даже жалко было читать последний. Читайте всю серию с самого начала, не пожалеете.
Горец-грешник - Хауэлл ХаннаМария
13.03.2014, 7.30





перечень серии из 15 книг в комментариях к "зеленоглазому рыцарю",кто знает,пожалуйста, подскажите название 16ой книги о которой говорится в комментариях к "горцу грешнику".
Горец-грешник - Хауэлл Ханнаприятной бессоннице
21.03.2015, 17.31





......Благородный защитник - где-то в начале серии.....искать можно еще так:входим в ДАМСКИЙ КЛУБ Ty amor каталог средневекового любовного романа (эмблема его такова: большую голубую букву L пересекает по горизонтали club) и ищем по автору все что желаем,
Горец-грешник - Хауэлл Ханнав дополнение к Бессоннице
21.03.2015, 18.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100