Читать онлайн Честь горца, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Честь горца - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Честь горца - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Честь горца - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Честь горца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Она была готова запеть от удовольствия, когда погрузилась в горячую ванну. Найджел привел ее на постоялый двор, переговорил с хозяином, а потом показал ей комнату с мягкой постелью, с ванной, которую очень быстро наполнили горячей водой, пахнувшей розами.
Она понимала, что сюрприз был задуман в ту секунду, когда они выходили из аллеи, но не собиралась спорить на этот предмет.
Когда хозяйка и ее дочери налили ванну, Жизель обуяло такое желание залезть в нее, что она едва дождалась, пока за Найджелом закроется дверь, и начала сбрасывать с себя одежду. На короткий миг ее обеспокоило, что она раскроет свою тайну. Вдруг всем станет известно, что она не мальчик-паж? Впрочем, на лицах женщин не видно было никакого удивления. Они уже сообразили все касательно ее пола.
– Мне нужно понять, что же я делаю не так, – забормотала она, намыливая голову. – Самое ужасное, если окажется, что я напрасно постриглась.
Жизель стала лить воду на волосы, чтобы смыть мыло, а потом нащупала чистую одежду, которую оставили женщины на стуле рядом с ванной. Вытерев лицо, она отжала волосы и огляделась. Комната, должно быть, обошлась Найджелу в добрую часть его тяжкими трудами заработанных денег. Отдельная комната – дорогое удовольствие. В большинстве постоялых дворов таких комнат обычно бывало одна или две. Не всякий мог себе позволить заказать и ванну с горячей розовой водой. А уж мыло с ароматом розы!.. Замечтавшись, она понюхала кусок мыла и начала мыться.
Чем больше она размышляла о своем положении, тем больше оно беспокоило ее. Ей уже не раз приходила мысль о том, чем они будут платить, если потребуется. Из-за того, что Ги был ранен и находился почти без сознания, когда они расставались, он вряд ли мог дать Найджелу денег. Она тоже ничего не дала ему. У нее их просто не было. Это означало, что Найджел не только рискует жизнью, защищая ее, но еще и платит за это сомнительное удовольствие.
Жизель посмотрела на амулет, который она аккуратно положила на стул. Пожалуй, можно будет выручить деньги за эту вещицу. Потом покачала головой. Она не сможет продать его. Даже подумать об этом было невозможно без содрогания. Это все, что у нее осталось от бабушки, которая значила для нее больше, чем мать. Нужно будет найти какой-нибудь другой способ восполнить Найджелу его расходы. Если родственнички решили раскрыть для нее объятия, не будет ничего зазорного получить с них хоть какие-нибудь деньги.
Окунувшись поглубже, чтобы насладиться последним теплом остывающей воды, Жизель улыбнулась собственной глупости. Расставаться с амулетом не хотелось совсем не потому, что он был фамильной драгоценностью. Бабушка сказала, что он принесет ей удачу, и Жизель беспрекословно приняла это на веру. Иногда ей казалось, что она слышит ее тихий смех.
Закрыв глаза, она лежала и лениво думала о том, как та отнеслась бы к Найджелу. И тут же рассмеялась в голос. Ей пришло в голову, что они очень быстро стали бы друзьями. Ее бабушка наверняка получала бы удовольствие от его странного чувства юмора.
Холодная струйка тревоги нарушила покой. Им только что удалось обставить Дево, целый день ушел на то, чтобы ускользнуть от их лап. Сразу делать остановку и наслаждаться роскошью мягкой постели и горячей ванны было безумием. Она тихо выругалась и выкинула эту мысль из головы. Найджел пока делал все так, как надо. Она доверяла его чутью и знанию, что было безопасно, что – нет. Постоянно напоминать себе об этом совершенно не хотелось. Ставить под сомнение каждое его действие, отдавало вероломством. Пока ей не удастся избавиться от недоверия, приобретенного за минувший год, она ни за что не покажет Найджелу, что у нее возникают какие-то сомнения. Жизель вновь целиком отдалась удовольствию, решительно приказав себе не беспокоиться, потому что Найджел держит ухо востро и внимательно следит за ситуацией.
* * *
Найджел пробормотал под нос какое-то ругательство и быстро вытерся досуха. Лишь на мгновение он позволил себе возмутиться тем, что ему приходится купаться в холодном ручье, а Жизель сейчас нежится в горячей ванне. Она заслужила такое обхождение и нуждалась в нем больше его. Решение остановиться на постоялом дворе пришло моментально. И хотя это было дорогое удовольствие, он о нем не жалел. В ее глазах было столько печали, когда она провожала взглядом уходящего кузена, что он вынужден был что-нибудь придумать, чтобы поднять ей настроение.
Найджел повертел головой, надевая чистое белье. Его изводила неопределенность. Временами он чувствовал, что поступил правильно, забрав ее с собой, что так лучше для них обоих, а временами начинал сомневаться в своих мотивах. Было ясно, что эта загадка еще долго будет мучить его.
Он стоял на коленях над ручьем и пытался отстирать одежду, надеясь, что та высохнет за ночь. Закончив выжимать из нее воду, Найджел вдруг напрягся. Он услышал за спиной мягкие шаги, но услышал поздно. Медленно поднимаясь на ноги, Найджел подумал: либо дар оставил его, либо преподносит ему новый урок. Развернувшись и увидев Дэвида, он с облегчением чертыхнулся. Ему не почудилось никакой опасности только потому, что ее и не было. Дэвид мог не доверять ему, мог не любить его, но Найджел не сомневался, что юноша не причинит ему зла.
– Я думал, что вы уже отправились домой. – Он присел и принялся зашнуровывать сапоги.
– Придется задержаться до утра. Надо заново подковать коня, – ответил Дэвид.
– С нашими лошадьми те же заботы. Значит, решили немного пройтись у воды?
Дэвид уставился на него:
– Вы всегда даете понять собеседнику, что не принимаете его всерьез как противника?
– А разве я так делаю? – Найджел внимательно посмотрел на него, поднимаясь вновь. – Вы представляете угрозу, сэр Люсетт?
– Вполне возможно, и очень опасную. Я не верю, что вы – тихая пристань, как полагает кузина. Время от времени она бывает жутко наивной.
– Она – вдова, а не девица, которая ничего не понимает в мужчинах.
– И поэтому нужно попользоваться ею?
– Наконец-то вы озаботились благополучием родственницы. Только что это вы так разгорячились?
Дэвид выругался, прошелся по шелковой траве и остановился напротив Найджела.
– Понимаю ваш намек и могу согласиться с обвинением, потому что знаю, что заслужил его. Вдобавок я вспыльчив, об этом знают все. И отходчив. Признаюсь, мне не удалось уговорить ее, как, впрочем, и другим моим родственникам. Но это касается только нас и ее. Мы сможем договориться. Вам здесь не место. Это не означает, что я плохо отношусь к вам.
– Обо мне можете не беспокоиться.
– Неужели? Хотите сказать, что у вас не текут слюнки, глядя на нее?
Найджел улыбнулся:
– Нет, я не настолько великий лжец.
Он чуть не расхохотался, услышав, как Дэвид начал браниться снова. Юнца было очень легко изводить. Поэтому Найджел понял: пора остановиться. Может настать такой час, когда ему потребуется воспользоваться добрым расположением родственников Жизели. С другой стороны, то, что Дэвид и остальная родня отвернулись от нее, не заслуживало никакого уважения. Он не собирался прощать их раньше, чем на это пойдет Жизель. Хотя было не вполне ясно, почему его это так злит.
– Мне кажется, честность должна вознаграждаться. Если вы весь из себя такой честный, тогда, может, расскажете, что вы готовите моей маленькой кузине?
– С трудом верится, что вам до этого должно быть дело, но скажу. Я собираюсь перевезти ее в безопасное место – в мой замок в Шотландии. – Он пронзительно глянул на Дэвида. – Как полагаете, вам удастся восстановить ее доброе имя и сбить этих гиен со следа?
– Удастся, я уже говорил.
– Да-да, я слышал. Только вот что удивительно, вы так уверенно об этом говорите, а за целый год ничего не сделали. – Он хмуро посмотрел на покрасневшего Дэвида. – Наверное, никто палец о палец не ударил, так ведь? Они все решали, виновата она или нет, и больше ничего. А что, если предположения о том, что Жизель сделала со своим мужем, не лишены оснований?
У Дэвида округлились глаза.
– Вы думаете, она это сделала?
– У меня нет мнения на этот счет. Я знаю только то, что мне рассказали. После того как я услышал всю историю в первый раз, у меня не было времени самому докапываться до истины.
– Тогда почему вы так стараетесь защитить женщину, про которую думаете, что она убила мужа?
– Потому что негодяй заслужил то, что получил. И этого еще было мало, – холодно ответил Найджел.
– Согласен, он был дурно воспитан. Нам многое стало известно.
Найджел презрительно рассмеялся:
– Дурно воспитан? Тогда вы ничего не знаете.
Не вдаваясь в подробности, насколько было возможно, он рассказал молодому человеку все, что открыла ему Жизель. От себя добавил свои наблюдения о том, как она иногда ведет себя. Он с сочувствием смотрел, как юноша побледнел от ужаса и ярости. Дэвид опустился на траву и закрыл лицо руками. Найджел молча присел напротив него, терпеливо дожидаясь, пока тот придет в себя.
– Мы должны были заметить это, – наконец едва слышно произнес Дэвид.
– Конечно, кто-то должен был знать, что происходит, – согласился Найджел. – Объяснения Жизели могли быть немногословными, обвинения не вполне откровенными, но шрамы можно ведь было заметить. Стоило лишь захотеть. Я видел их. Как же их не заметили родственники?
– Что родственники? Почему она ничего не рассказала мне? – Дэвид поморщился. – Это я сейчас пытаюсь оправдать свою слепоту. Не уверен, что стал бы обращать на нее внимание или более ясно представлять ситуацию, чем тот, к кому она обратилась. Я даже не уверен, что отношение к ней поменялось бы, если бы все вдруг узнали об этом. Конечно, кто-нибудь поднял бы крик. За ней и ее мужем стали бы внимательно приглядывать. Но мне кажется, что те же самые люди не стали бы забирать ее назад домой. Мерзавец, каким бы он ни был, все-таки был ее мужем. Брак не так-то легко разорвать. Откровенно говоря, убийство было крайним способом решить проблему, и видите, к чему это привело.
– Уж лучше это, чем терпеть его.
– Может быть. Если бы мы знали, на какие гнусности он способен, нам наверняка было бы еще труднее поверить в ее невиновность, чем сейчас.
– Боюсь, я никогда не пойму, почему родственники вообще поверили в ее вину. Да, девчонка остра на язык и частенько говорила такие вещи, которые не хочется слышать из женских уст. Но быть убийцей?.. Нет, не верится. Я сомневаюсь, потому что понимаю все, что ей пришлось пережить. Ладно, положим не все, но хотя бы часть. Когда мужчина обращается с женщиной подобным образом, она становится слабой, запуганной до смерти и в конце концов смиряется. Или преодолевает свой страх и кидается в бега. А если некуда бежать, то тогда, могу поверить, она становится убийцей. Но я не стал бы обвинять ее в этом.
– Мне тоже так кажется. Хотя было бы легче уговорить Дево не мстить, если бы она и на самом деле была невиновна, – протянул Дэвид, коротко улыбнулся и снова стал мрачным. – Нет свидетелей ни того, как она убила этого выродка, ни того, как он над ней издевался. Так что они как бы одного поля ягоды. Мы просто не хотели слушать и верить в то, каким дьявольским было это поле. Конечно, лучше всего было бы найти тех, кто совершил убийство.
– Не уверен, что они должны понести наказание. Но все-таки пусть лучше пострадают они, чем Жизель, если она не виновата. Она не вынесет, если вы отправите на виселицу кого-нибудь вместо нее. В особенности тех, кто этого не заслужил. – Найджел слегка улыбнулся, встал и подал руку Дэвиду, помогая ему подняться. – Так что выкиньте эту мысль из головы. Не делайте скоропалительных выводов. Девушка со мной в безопасности.
– Да неужели? Даже если мне придется забыть о том, что вы наверняка попытаетесь соблазнить ее?
– Наверняка? – пробормотал Найджел.
Дэвид не обратил на него внимания и продолжил:
– Есть несколько мест, где она сможет укрыться от Дево и тех, кто позарится на выкуп за ее голову. Думаю, что даже кое-кто из ваших земляков может соблазниться на него. И не рассчитывайте, что ваш план увезти ее в Шотландию не раскроют. Все уже знают, что ее сопровождает шотландец.
– Правда? – Это была плохая новость. Найджел надеялся, что их секрет какое-то время будет оставаться в тайне.
– Правда. Поэтому если они не найдут ее во Франции, они станут искать ее повсюду. Они отправятся за вами или пошлют кого-нибудь еще. Деньги, которые они выставили за нее, будут с каждым днем все сильнее подстегивать охоту.
– Награда действительно впечатляет?
– Да, и может вырасти еще. У Дево мошна толще, чем у короля.
– Тогда лучше принимайтесь за работу, юноша, и докажите ее невиновность. Я пошел назад на постоялый двор. Ни к чему оставлять ее так надолго.
– Вы остановились с ней в одной комнате?
Найджел рассмеялся в ответ на возмущение Дэвида:
– Ага.
– Джентльмен расположился бы на ночь в каком-нибудь другом месте.
– Нет, не расположился бы. Тем более что у него нет выбора. И еще, сэр Люсетт, было бы очень трудно охранять ее как должно, если меня и моего меча не будет под рукой. – Он потрепал молодого человека по плечу и двинулся в сторону селения. – Наверное, не нужно лишний раз упоминать о том, что Жизели хватит ума и сил сказать мне «нет», если она того пожелает.


У нее хватило сил только на то, чтобы приоткрыть один глаз, когда Найджел вошел в комнату. Жизель ждала его, но сразу после ванны ее разморило, и она едва добрела до кровати. Сон навалился, но тут принесли легкую еду. Борясь с дремотой, она поднялась, немного поела, а потом снова поспешила в мягкую, теплую постель.
– Вас не было очень долго, – пробормотала она, глядя, как Найджел развешивает выстиранную одежду для просушки. Закончив, он уселся на край постели и принялся за еду.
– Мне показалось, что надо сполоснуться, а потом мы еще раз встретились с вашим кузеном.
– Вы ведь не устроили побоище?
– Нет, барышня, хотя, думаю, пару раз ему хотелось кинуться на меня.
– Вы над ним издевались.
– Совсем немного. Он признался, что заслужил это. Родственники должны были быть на вашей стороне с самого начала.
Жизель вздохнула.
– Я знаю. Их равнодушие задело меня, но все равно мне понятно, почему они так поступили. Дево могущественны, почти как сам король. По крайней мере в этой провинции. Их боятся все. Встать на мою защиту означало выступить против них. Мало у кого хватит сил и решимости так поступить. При этом нужно помнить, что Дево близки к королю. Так что, выступая против них, можно оказаться в числе противников короля. А это опасно.
Найджел кивнул и, отставив в сторону поднос с едой, стал расшнуровывать сапоги. Он не обсуждал с Жизель, как они расположатся на ночь, поэтому внимательно наблюдал за ней, пока готовился ко сну. Когда она не стала задавать никаких вопросов, а просто закрыла глаза, Найджел решил, что на сегодня избавлен от разговоров на эту тему. Чтобы вдруг не оскорбить ее чувства приличия, он не стал раздеваться совсем. Скользнув в постель и улегшись рядом с ней, Найджел почувствовал, как напряглась Жизель, и невольно поморщился. Он не собирался домогаться ее.
– Я не стану кидаться на вас, барышня, – шепнул он, борясь с острым желанием схватить ее в объятия.
– Знаю. Во мне все замирает от страха, но вы здесь ни при чем. Был только один мужчина, который ложился со мной в постель, и лучше бы он этого не делал. Он давно уже не прикасался ко мне. Но я думаю, что ужас, который он посеял, переживет меня.
– Неправда! Вы пока не сделали ничего, чтобы покончить со своим страхом.
Она посмотрела на него, сдвинув брови. Найджел был прав. Но она не могла не удивиться, что за дело было ему до ее страхов, откуда они взялись, почему так сильны? Оставалось надеяться, что он не станет соблазнять и уверять, что вылечит ее. Инстинкт подсказывал, что он может так поступить. Но до нее вдруг дошло, что ей хочется, чтобы он желал ее, просто потому что она есть, а не из мужского тщеславия, пытаясь восстановить в ней то, что другой мужчина постарался уничтожить.
– Барышня, пора прекратить думать обо мне всякие глупости, – недовольно заворчал он. – Это плохо сказывается на моей самооценке.
Она улыбнулась в ответ на этот вздор, но все равно ей стало не по себе, оттого что он так легко читает ее мысли.
– Я вот только что мечтала, чтобы вы не предлагали вылечить меня.
– Значит, вам не понравилось бы, если бы я воспользовался таким предлогом, так ведь?
– Именно. Это показало бы, что вы не такой умный, как я думаю.
Найджел усмехнулся:
– О да, я очень умный. Разве я не оставил вас одну в комнате, на мягкой постели?
– А сейчас пытаетесь вызвать у меня подозрения. Наверное, это странно, но только я с самого начала не сомневалась, что вы задумали улечься со мной в постель. Она влетела вам в копеечку, в чем нет никакого сомнения. Поэтому, естественно, захочется понежиться. Это напомнило мне про одну важную вещь, которую нам нужно обсудить.
– Вы собираетесь сказать какую-то гадость.
– Ничего, такой большой и сильный рыцарь все выдержит. – Натолкнувшись на его прищуренный взгляд, она ответила ему самой сладкой улыбкой. – Вы оплачиваете мое спасение из своего кармана, да?
– Я не бедный человек, – ответил он.
– Для меня это не важно. Просто я считаю, что это неправильно: вы рискуете и еще и платите. Я, кстати, тоже не бедная. Печально, но сейчас моими деньгами невозможно воспользоваться. Как только смогу, я все верну.
– В этом нет необходимости.
– Есть, – не согласилась она. – Может, это от гордости. Скорее всего так и есть. Меня немного мучает сознание того, что я сама не могу решить свои проблемы, что приходится от кого-то зависеть, чтобы уцелеть.
Он осторожно протянул руку и погладил ее по плечу.
– Вы еще совсем ребенок. И так много сумели сделать. И так много выдержали. Нет ничего зазорного, что в какой-то момент вы поняли, что вам требуется помощь.
Она кивнула:
– Я это понимаю. Но временами гордость противится разумным доводам. Позвольте мне эту слабость. Я оплачу все расходы, чтобы довезти меня до Шотландии.
– Как хотите.
Найджел решил, что сейчас не самое лучшее время спорить на эту тему. Ему было понятно, что она чувствует. Должно быть, трудно полностью зависеть от чьей-то доброты, в особенности если ты так долго пытался выжить, и выжил только благодаря себе. От этого оставалась горечь, как от поражения.
– Почему мне кажется, что вы не согласились по-настоящему? – проворчала она, закрывая глаза.
– Вы чересчур много переживаете из-за этого, милая. – Он осторожно убрал несколько вьющихся прядей у нее со лба. – Отдохните. Это сейчас нужнее. Насладитесь минуткой покоя и комфорта и выкиньте из головы заботы и тревоги.
– Не думать о плохом, не заглядывать далеко.
– Будете думать о чем-нибудь дурном – не заснете. А выспаться просто необходимо.
– Вы так говорите, потому что сами вот-вот заснете.
– Точно. – Он усмехнулся, когда она негромко засмеялась.
– Спите и ни о чем не беспокойтесь, сэр Мюррей.
Он решил, что это очень хорошее пожелание, и тихо пожелал ей того же самого. Приятно было лежать и ни о чем не думать, просто спать, а не бодрствовать наполовину. Найджел вдруг почувствовал, как устал от войны, от необходимости выживать. Все более заманчивой становилась мысль вернуться в Донкойл, туда, где найдется много людей, которые прикроют ему тылы, и можно будет расслабиться.
Для Жизели это тоже удачный выход, подумал он и осторожно обнял ее со спины. Ги был прав. Будет трудно обеспечить ей защиту так, как ему хотелось. Но по крайней мере сейчас она спокойно отоспится. В какой-то момент, он засомневался, правильно ли поступает, доставляя своему клану столько хлопот? Потом отбросил сомнения. Они будут рады помочь женщине в таком отчаянном положении.
Вот и еще один раз он не воспользовался шансом, чтобы рассказать Жизели о своем доме и о том, что его там ждет. Найджел собственными руками создавал себе проблемы. Зная, что ему нужно хотя бы вскользь дать ей понять, почему ему пришлось уехать оттуда, он все равно проявлял малодушие. Сюда еще примешивалась гордость. Его смущало, что нужно будет признаться: причиной его отъезда и расставания с родными стала страсть к жене своего брата. Он не доверял себе. Тогда ему казалось, что он не сумеет с честью выдержать ее постоянное присутствие. Такого рода признание не привлекло бы Жизель на его сторону.
Он молчал еще и по другой причине. Стоит ему открыть ей всю правду, как у нее сразу появится масса вопросов, на которые у него не было ответов. Вернее, не было ни одного ответа, чтобы успокоить подозрения, которые возникнут у нее. Когда она узнает, что он бежал из Шотландии, потому что влюбился в жену брата и эта женщина один к одному похожа на Жизель, Найджел должен будет честно посмотреть ей в глаза и поклясться, что он хочет только ее одну. Сейчас он не мог такого сделать. Больше всего беспокоило, что ему трудно будет решиться на такой разговор, пока они не окажутся у самых ворот замка и пока женщины не увидят друг друга. Поэтому он страшился этого момента, страшился, что никогда не сможет все объяснить Жизели.
Она что-то тихо сказала во сне и обернулась к нему в поисках тепла. Найджел вздохнул и обнял ее. Она позволяла так обнимать себя только во сне. Это был хороший знак.
То, как его тело откликнулось на нее, когда он прижал ее к себе, говорило само за себя. Он видел перед собой только Жизель и произносил только ее имя. Но неуверенность занозой сидела у него в сердце. Он никогда так не любил женщину, как Малди, и не был уверен, что можно забыть такую любовь.
До той поры, пока он не получит ответа на этот вопрос, нужно оставить Жизель в покое. Но Найджел понимал, что не согласится на это. Ему нравилось, как она лежит у него в объятиях, нравилось касаться ее, нравился ее запах. Ему хотелось стать ее любовником, насладиться ее страстью. У него не хватит сил оттолкнуть ее от себя только потому, что он не мог разобраться в собственном сердце.
Существовало еще одно решение его проблемы. Он невольно поморщился, почувствовав укол совести, оттого что вспомнил о нем и не смог отбросить в сторону. Если к тому времени, когда они прибудут в Донкойл, он так и не расскажет все Жизели, если он честно не признается себе, кто же держит его сердце в своих маленьких ручках, он обманет ее, когда она увидит Малди и обратится к нему за объяснениями. Он прямо посмотрит ей в глаза и скажет все, что ей захочется услышать. Ему стало неспокойно, потому что поступить так было неблагородно. Но это был самый щадящий путь. В конце концов, он окажется перед выбором: либо не поступаться честью, либо сделать больно Жизели. Найджел знал, каким путем он пойдет в этом случае. Жизель заслужила, чтобы с ней обошлись по-доброму. И если он станет ее любовником, не зная, любит ли ее по-настоящему, тогда сам и расплатится за это.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Честь горца - Хауэлл Ханна



замечательный роман как и все остальные красивая история любви читайте не пожалеете
Честь горца - Хауэлл ХаннаЛюбовь
17.03.2013, 19.49





Красивый роман!! Прекрасное описание не поддельных чувств, переживаний, сомнений... Заставляет окунуться с головой во все эмоции описанные в книге... хочется читать и читать не останавливаясь...
Честь горца - Хауэлл ХаннаАтинка
26.11.2013, 21.52





книга очень интересная
Честь горца - Хауэлл Ханналена
4.07.2014, 1.24





Начала читать как обычно, а потом не могла оторваться! Всем советую!
Честь горца - Хауэлл ХаннаНаталья 66
14.07.2014, 13.40





А мне не понравилась эта чушь . Весь сюжет герои едут , пустые диалоги .. Многие места просто проглядывала не читая. Нет смысла , к тому же непонятно как гг оправдалась .. Моя оценка 3/10
Честь горца - Хауэлл ХаннаVita
15.08.2014, 7.43





Книга замечательная мне понравилось
Честь горца - Хауэлл Ханнасвелана
31.10.2014, 0.41





Книга замечательная мне понравилось
Честь горца - Хауэлл Ханнасвелана
31.10.2014, 0.41





Книга понравилась
Честь горца - Хауэлл Ханнаюля
12.04.2015, 1.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100