Читать онлайн Честь горца, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Честь горца - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Честь горца - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Честь горца - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Честь горца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Луи втащил Жизель в главный зал. Жорж следовал за ними по пятам. Она выругалась, когда Луи подтолкнул ее к человеку, который занимал массивное кресло во главе стола. Толчок был такой силы, что она потеряла равновесие и чуть не упала в объятия сидевшего мужчины. Жизель перевела дыхание и посмотрела на него.
Задохнувшись, она похолодела от ужаса. На миг ей показалось, что перед ней ее муж, но этого быть не могло. Она совершенно точно знала, что тот мертв. Она видела его тело. Это, должно быть, Вашель. Но сходство кузенов было такое, что становилось жутко. Вашель был высоким и стройным, даже изящным, и, кроме того, красивым. У него были такие же совершенные черты лица, как и у покойного мужа, такая же чудесная кожа, даже густые длинные волосы цвета воронова крыла были такими же. Когда она через силу заглянула ему в глаза, ей стало не по себе. Эти глаза, прекрасные, темные и холодные, были ей хорошо знакомы. На нее словно смотрел муж своим коварным и порочным взглядом.
– Ну наконец-то мы встретились, кузина, – почти пропел Вашель низким, мягким голосом. – Могу ли осмелиться сказать, что ты выглядишь не самым лучшим образом?
– Ага, я сейчас заплачу от расстройства. – Она вовремя наклонила голову, иначе удар Луи угодил бы в цель.
– Не прикасайся к ней, – скомандовал Вашель.
Даже Жизель невольно сделала шаг назад, услышав этот ледяной тон. Краем глаза она увидела, как побледнел Луи. Он отступил на несколько шагов и отвел руки за спину, демонстрируя полную покорность.
Между Вашелем и мужем обнаружилось по крайней мере одно отличие. В такой ситуации Мишель набросился бы на человека и избил бы его до полного бесчувствия. Интуитивно она поняла, что Вашель так же склонен к насилию, просто научился действовать более утонченно, не переходить на крик и не размахивать кулаками. Это делало Вашеля более опасным, чем покойный муж, и более страшным. Жестокость Мишеля была проявлением гнева или особого вида безумия, была спонтанной и не спланированной заранее. В отличие от него Вашель оставался холоден, действовал, прекрасно сознавая, насколько жестоко он поступает, и старался запугать жертву до смерти.
– Испугался, что он убьет меня раньше тебя? – осведомилась она, решив, что не будет пасовать перед этим Дево. Она уже спасовала раз и поняла, что это не только горько, но и бесполезно.
– С чего ты взяла, что я собираюсь тебя убить? – Вашель смотрел на нее поверх чеканного серебряного кубка, из которого пил.
– Разве меня не приговорили к смерти, когда я исчезла из поместья твоего кузена? Неужели приговор отменили, пока я находилась в бегах?
– Приговор и наказание за то, что ты отняла жизнь у бедняги Мишеля, вынес я.
Внутри у Жизели все затряслось. Она лишь надеялась, что ее страх не отразится на лице. В душу закралось подозрение, что Вашель устроит так, что долгая, мучительная смерть на виселице покажется ей спасением. Очень трудно было сохранять бравый вид. Вашель пугал ее больше, чем когда-либо покойный муж.
– Мой господин, – выступил вперед Жорж. – Мне обещали выкуп за голову этой женщины.
– Разумеется, сначала надо покончить с делами, а уж развлечения оставим на потом, – промурлыкал Вашель и сделал знак человеку с непроницаемым лицом, который сидел от него по правую руку. Тот молча встал и быстро вышел.
Развлечения? Жизель обдумала слово, прокрутив его в голове. Оно прозвучало зловеще. Ей стало немного не по себе, когда она попыталась успокоить себя тем, что Вашель принадлежал к тем не вполне здоровым людям, которым нравится наблюдать, как вешают женщин. Если это самое ужасное, что ей грозит, тогда лучше не думать о более страшных вещах. Иначе мужество покинет ее.
Человек с непроницаемым лицом возвратился с небольшим мешочком монет и передал его Жоржу. Она обратила внимание, что тому хватило ума не заглядывать внутрь и не оскорблять Вашеля недоверием. Жорж повернулся, чтобы уйти, и встретился со взглядом Жизели.
Она снова заметила сомнение в его глазах, но он быстро отвел взгляд и заторопился из зала. В общем, это не имело значения. Даже если бы она смогла обернуть его сомнения в свою пользу, ей не удалось бы сделать это сейчас. Жорж вышел вон, а Луи смотрел ему вслед, с нетерпением ожидая, когда Вашель отпустит его, и явно переживая, что это обойдется ему в его долю от выкупа.
– Тебе лучше поторопиться, Луи, – протянул Вашель. – Жорж может позабыть поделиться с тобой заработанными денежками. – Он холодно улыбнулся, когда Луи чуть ли не бегом выскочил из зала, а потом повернулся к своему человеку, который снова уселся справа от него: – Как ты думаешь, сколько их выживет в споре из-за выкупа, Ансель?
– Половина, – откликнулся Ансель. У него оказался необычный голос. Даже не голос, а тонкий сиплый шепот.
Вашель снова повернулся к Жизели и перехватил ее удивленный взгляд, с которым она рассматривала плотного, мускулистого Анселя.
– Это мой отец так схватил его за горло, что Ансель навсегда остался с таким голосом. Ансель предан мне абсолютно. Он старался остановить моего отца, который решил забить меня до смерти из-за того, что я спал с его третьей женой.
Проклятое любопытство чуть не подвело ее и в этот раз. Но Жизель вовремя остановилась и не стала спрашивать, что случилось с отцом и почему тот не убил Анселя.
– Если захочешь поразить меня рассказами о разврате, не трать время. Вспомни, что я была замужем за твоим родственником.
– Мишель был всего лишь бледной тенью меня самого.
– В особенности сейчас, – буркнула она. Его мягкий смех заставил ее вздрогнуть.
– Да, Мишель был слабаком. Ты, должно быть, привязала его к кровати, пока он был пьян в стельку. Иначе даже Мишель мог бы справиться с такой крохой, как ты.
Она закатила глаза, показывая, как ей надоели такие разговоры.
– Я не убивала Мишеля.
– Мне кажется, ты не скрывала, что он тебе противен.
– От разговоров о том, что он был омерзителен, до того, чтобы связать его, потом оскопить, а потом засунуть ему в рот его мужское достоинство да еще и перерезать ему глотку, – очень большое расстояние.
– Правда? Мне всегда казалось, что омерзение и убийство идут рука об руку. А для жены это вполне приемлемый способ убить мужа.
– Думай что хочешь. – Она понимала, что не имело смысла разговаривать с человеком, находившимся во власти своих темных, дьявольских помыслов, которые трудно было вообразить.
– Разумеется. Это намного интереснее, чем отравить мужа или нанять кого-нибудь, чтобы его ударили кинжалом в спину. – Он посмотрел на Анселя: – Отведи ее, пусть помоется и достань ей платье.
– Желаешь, чтобы меня вздернули чистую и прилично одетую? – не удержавшись, спросила она, когда Ансель подошел, развязал связанные за спиной руки и взял за руку.
– Ты действительно выглядишь просто неприлично, Жизель. Никому не хочется неприятно поразить бедняг, которые будут присутствовать при твоей казни, так ведь?
– Знаю одного, кому захотелось бы, – пробурчала она, когда Ансель потянул ее из зала.
Жизель не понимала, что происходит, и это пугало. Если Вашель собрался ее казнить, зачем ее мыть и переодевать? Его объяснение она пропустила мимо ушей. Это была шутка ненормального. Как ей показалось, для него существовала только одна причина, чтобы вымыть и одеть ее женщиной. Вашелю, как и его кузену, наверное, нравилось насиловать женщин.
Ансель привел ее в огромную спальню, где, схватив за руку робкую служанку, на ухо прошептал ей какие-то инструкции, и вытолкал ее за дверь. Не обращая внимания на статного молчаливого Анселя, стоявшего на страже, Жизель огляделась. Ситуация все больше пугала ее. Эта комната принадлежала мужчине. Не хотелось об этом думать, но здесь обитал Вашель.
На один миг показалось, что он предложит ей свободу в обмен на благосклонность. Затем она напомнила себе, с кем имеет дело. Обхватив себя руками за плечи, Жизель попыталась сдержать внутреннюю дрожь, но ничто не могло прогнать ледяной страх. Если она правильно поняла Вашеля, то он собрался попользоваться ею, пока она не надоест. Потом он казнит ее за убийство кузена. Это совсем неплохой способ – завести наложницу, а потом освободиться от нее, когда она надоест. Для Вашеля простота комбинации наверняка будет иметь особый вкус.
Жизель снова оглядела комнату. Вырваться отсюда не было возможности. С одного взгляда стало понятно, что от Анселя она не дождется помощи. Вашель предупредил, что тот ему целиком предан, и она не сомневалась: это правда. Единственной надеждой оставался побег, потому что Вашель не пощадит ее. Если не случится чуда, она останется в заточении. От отчаяния захотелось разреветься, но Жизель пересилила себя, чтобы Ансель не увидел ее слабости. Он обязательно расскажет об этом Вашелю, а тот будет смаковать ее горе и страх.
Когда внесли ванну и стали наливать в нее горячую воду, она пригляделась к служанкам. Все они были молчаливы, покорны и держали головы опущенными. Они были бесполезны для нее. Наполнив ванну, служанки выскользнули из комнаты, Жизель обернулась и посмотрела на Анселя.
– Мог бы по крайней мере повернуться спиной, – резко заявила она. От страха терпение быстро иссякло. Он что, тоже собирается насладиться ею?
– Нет, – просипел тот.
– Перед тобой я не стану раздеваться.
– Раздевайтесь, или я сам вас раздену.
Жизель заколебалась на мгновение, и Ансель сделал шаг в ее сторону. Дрожа от смущения, она повернулась к нему спиной и сбросила одежду. Когда Жизель приготовилась ступить в ванну, он схватил ее за руку и повернул к себе. Выпрямившись, она замерла, пока Ансель оглядывал ее с ног до головы, как мясную тушу, которую собирался подать к столу своего повелителя. Она так разозлилась от унижения, что страх прошел. Он отпустил ее, а она выругалась ему в лицо и вошла в воду. Потом вообще перестала обращать на него внимание, словно его не было в комнате.
После ванны, когда Жизель вытерлась мягкой простыней, Ансель указал ей на одежду, которую на кровати разложила одна из служанок. Ей не хотелось переодеваться, потому что этим самым она словно показывала, что согласилась со своей участью. К сожалению, служанки уже унесли костюм пажа, так что нужно было либо одеваться в эту одежду, либо оставаться голой. Когда Жизель покончила с одеванием, Ансель снова оглядел ее, одобрительно кивнул и ушел, оставив ее одну. Она нахмурилась, услышав, как на двери тяжело прогремел засов.
Задыхаясь от страха и отчаяния, Жизель кинулась на постель и разревелась от души. Легче от этого не стало, но теперь ей не скоро снова захочется пролить слезы. Самое последнее дело – показать свою слабость перед Вашелем или одним из его приспешников.
Впереди ее ждало изнасилование. У нее росла уверенность, что именно такую участь ей уготовил Вашель. Тот, кто не знал его, мог бы подумать, что он вот-вот дарует ей прощение, что, может, даже выпустит на свободу, но она-то прекрасно знала этих людей. Ансель осмотрел ее, чтобы убедиться, что она ничем не больна. Он сделал это, чтобы быть уверенным, что она чистая и ничем не заразит его хозяина, когда тот уляжется на нее.
Найджел так искусно освободил ее от страхов, так осторожно убедил, что страсть может быть чем-то прекрасным. Но все равно она не забыла жестокость и грязь, в которые окунулась из-за мужа. И, наверное, никогда не забудет. Найджел помог ей сгладить остроту воспоминаний. Зато теперь еще один Дево снова готов разрушить то, что удалось восстановить. Ей вновь придется пройти через ужас и унижения. Все, что было у нее с Найджелом, будет изгажено. Прекрасные воспоминания заменят новые, полные злобы и боли. Жизель поняла, что это самое горькое.
Загремел засов, и дверь медленно открылась. Жизель подавила острое желание спрятаться где-нибудь в огромной комнате, как испуганный ребенок. Она стояла, выпрямившись, и смотрела, как в комнату входил Вашель. За ним молчаливой тенью проскользнула служанка, которая поставила на столик у кровати поднос с фруктами и вином и, не издав ни звука, выскользнула из комнаты. Когда дверь закрывалась, Жизель краешком глаза увидела, что там снаружи стоял Ансель.
Она напряглась. Вашель подошел поближе и длинными бледными пальцами дернул ее за отросшие кудри. Было странно видеть перед собой потрясающе красивое лицо и знать, что оно принадлежит дьявольски жестокому человеку. Жизель не обманывалась на счет его настоящей натуры. Мишель, кстати, тоже был красив. Ей подумалось, что такова, наверное, природа справедливости, потому что, если бы у таких людей лица были уродливыми, как и души, тогда их можно было бы легко распознать.
– Ты даже обрезала волосы, – промурлыкал Вашель. – Это модно – завивать волосы, когда они отрастают?
– Я их не завиваю. – Оттого, что он рассматривал ее, словно она была каким-то невиданным созданием, встреченным им в лесу, ей стало неуютно. Жизели казалось, что быть объектом интереса такого человека, как Вашель, просто опасно. – Они сами так растут.
– Как интересно. Догадываешься, что я сделаю с тобой? – Он взялся руками за ее грудь, глядя ей в глаза. – Скучно тебе не покажется.
С превеликим трудом Жизель изобразила, что ей безразличны его прикосновения, что она ничего не чувствует, даже отвращения, которое отозвалось тошнотой.
– Я сразу поняла, что ты не захвалишь меня до смерти, – процедила она.
– Могу очень сильно тебе польстить. Я уверен, что мой покойный кузен ничему тебя не научил. Но очень интересно, чему мог научить тебя грубый шотландец?
– Он показал, как нужно скрываться от твоей семьи и как сражаться. Дай мне меч, и увидишь сам.
Вашель отступил, медленно обошел ее вокруг и холодно улыбнулся ей.
– Нет, не дам, но я запомню твою похвальбу. Если ты не врешь, тогда можно будет устроить забавную игру.
Жизель даже боялась подумать об этом.
– Очень трудно устроить забаву, если меня не будет в живых. Ты ведь меня скоро повесишь, правда?
– Неправда, – буркнул он. – У меня другие планы. Моей родне не терпится отомстить тебе, но пусть они подождут. Им ни к чему знать, что ты нашлась. Пока отдыхай здесь у меня, в этой комнате. Давай как-нибудь доставим удовольствие друг другу.
– Полагаешь, я буду разыгрывать из себя шлюху, чтобы спасти от виселицы свою шею?
– Я не сказал, что это тебе поможет. – Он легко обхватил ее шею длинными холодными пальцами одной руки.
Жизель стала задыхаться, когда он сильнее сжал пальцы. Ей вдруг показалось, что Вашель убьет ее прямо здесь и сейчас. Еще она подумала, что скорая смерть – хороший выход, когда ничего другого не остается, но все-таки сообразила, что больше всего ей хочется жить. Жизель схватила его за руку, но он молча только усиливал захват и, судя по всему, не обратил внимания, как она вонзила ногти ему в кожу. Затем так же неожиданно и спокойно, как схватил, он отпустил ее. Прижав руки к посиневшему горлу, она наконец глубоко вдохнула, наполняя легкие воздухом.
– Будешь делать то, что я хочу, потому что умереть ты точно не хочешь, – только и сказал он.
– Но ты же сказал: чего я хочу, чего не хочу – безразлично. Ты все равно повесишь меня. Вопрос в одном – когда?
– Небезразлично, сколько страданий ты выдержишь, прежде чем я получу от тебя то, что хочу. Вдобавок существует еще такая сладкая, но бесполезная штука, за которую хватаются люди, когда потеряно все. Я говорю о надежде. Не сомневаюсь, за нее ты сейчас и вцепилась. Ты хочешь жить, потому что надеешься сбежать отсюда. – Он слегка улыбнулся. – Или убить меня.
Она молча смотрела, как он направился к двери.
– Мне кажется, я могу сделать много больше, чем просто надеяться убить тебя, – проскрежетала она, когда он уже выходил из комнаты. – Могу молиться об этом, могу мечтать об этом.
– Вот и прекрасно. Такие переживания возвратят тебе румянец, а то ты выглядишь нездоровой. Отдохни. Я приду в твои объятия после ужина.
Дверь за ним захлопнулась. Жизель опустилась на край кровати, не зная, чего ей хочется больше – вытошнить или разреветься. Сначала этот человек чуть не задушил ее, а потом предложил отдохнуть, чтобы она смогла ублажить его, когда он вернется. Сумасшествие, как эпидемия, бушевало в семействе Дево. У нее были все основания считать Вашеля более опасным и безжалостным, чем его покойный кузен.
Посмотрев на поднос с едой, она прикинула, что можно было бы заморить себя голодом. Но потом взяла кусок хлеба и стала жевать. Вашель был прав. Пока она жива, в ней по-прежнему будет жить надежда. Придется вынести унижения, пережить боль, и все равно надежда не должна покидать ее. Нужно надеяться на то, что удастся сбежать отсюда, что ее семья наконец поверит в ее невиновность и поможет освободиться, и на то, что Вашель Дево будет умирать долго и с позором.
За едой Жизель от души выпила вина. Она тупо подумала напиться до безобразия, чтобы не чувствовать, что Вашель будет с ней делать, или еще лучше, чтобы он потерял к ней интерес, хотя бы на одну ночь. Обдумывая такие перспективы, Жизель решила еще раз налить себе вина, но графин неожиданно оказался пустым. Она потрясла им над наполовину наполненным кубком и, выругавшись, кинула его в конец комнаты.
Надо же, он предусмотрел даже это! У нее появилось просто неодолимое желание забиться в истерике. Как можно бороться с человеком, который не только жесток, но еще и умен? Если он предугадывает все, о чем она только собирается подумать, тогда нет способа перехитрить его.
Чтобы остановить этот поток жалости к самой себе, она поднялась и стала методично обыскивать комнату. Настроение не поднялось, оттого что ей не удалось найти ничего, что можно было бы использовать как оружие. Ей показалось это удивительным, так как она не сомневалась, что это его комната. У такого человека, как Вашель, наверняка имеется столько врагов, что он был обязан иметь оружие под рукой, даже когда ложился в постель.
Она снова внимательно осмотрела спальню и чертыхнулась. Это была не его комната. Она только производила впечатление личной спальни. Жизель еще раз подивилась коварству этого человека, скрытности его натуры. Наверняка все, кто приезжал с визитом к Вашелю, а также те, кто жил и работал в замке, искренне полагали, что это и есть спальня их господина. Но Жизель сомневалась, что Вашель вообще спал здесь. Даже поимев удовольствие с какими-нибудь бедняжками женщинами, он оставлял их. Настоящее жилище Вашеля располагалось там, где никто не смог бы его найти. Единственным человеком, который знал, где обретается хозяин замка, мог быть только Ансель. И этот человек скорее умрет, чем предаст Вашеля.
Тайная дверь должна быть где-то в стене, решила она, и стала не торопясь дюйм за дюймом осматривать комнату и ощупывать стены. Жизель не знала точно, что она ищет – какую-то небольшую штуку, которую можно нажать или повернуть, чтобы открыть дверь. Если настоящая спальня не находится за стеной, тогда должен существовать какой-нибудь проход, чтобы Вашель мог незаметно входить и выходить из этой комнаты.
– Чем это ты занимаешься? – вдруг холодно прозвучал голос у нее прямо над ухом.
Жизель тихо ахнула от удивления и, обернувшись, натолкнулась на Вашеля. Она даже не слышала, как он вошел, а за его спиной она увидела Анселя, который бросал последний взгляд, прежде чем закрыть за собой дверь. Вашель, вероятно, научился такому же приему, как и Найджел. Она подумала, что в этом нет ничего удивительного. Для подобного человека уметь бесшумно передвигаться – вещь неоценимая.
– Я искала потайную дверь.
– Что ты имеешь в виду?
– Только то, что сказала.
– Зачем мне такая дверь?
Он заговорил холоднее и тише. По ее наблюдениям, это означало, что он начинает гневаться. Было очень глупо давать ему понять, что она догадалась о его главном секрете. Но это уже было не важно. Ей, наверное, повезет, и она скажет или сделает что-нибудь такое, от чего он выйдет из себя и убьет ее. И все закончится.
– Потому что тебя ненавидят. У тебя тысячи врагов. Больше всего ты не хочешь, чтобы узнали, где ты укладываешься спать. Ведь спальня – место, где человек совершенно беззащитен.
– Ум не всегда привлекательная черта у женщин.
– Твой кузен любил это повторять, а потом бил меня. Либо бил до того.
– Мой кузен бил тебя недостаточно часто или недостаточно сильно.
– Он старался, как мог. – Она отошла от него и подобрала с пола графин.
– У Мишеля ничего не получилось.
Жизель поставила графин на столик у кровати и почувствовала, что Вашель вплотную подступил к ней. Он зажал ее между столиком и кроватью. Жизель выругала себя за глупость. Надо было внимательнее следить за ним.
– Ты прислал мало вина. – Голос слегка задрожал, когда, обернувшись к нему, она чуть не соприкоснулась с ним.
– Я прислал столько, сколько было нужно. – Он погладил ее по щеке.
Его прикосновение было почти ласковым, но Жизель понимала, что все может измениться в один момент. Он уже показал, как прикосновение в мгновение ока превращается в нечто жесткое и жестокое. И, ласковый или нет, умелый или не умелый, он все равно намерен был взять у нее то, что она никогда не отдала бы добровольно. Она отступила, упершись в столик, чтобы только не касаться его.
Хотя ей нравилось ощущать свою правоту, в случае с вином это не утешало. Вашель действительно прислал ей тщательно отмеренное количество. Он предусмотрел, что она может напиться до бесчувствия. Когда Вашель погладил ее по щеке, ей изо всех сил захотелось, чтобы он не был таким умным. Как прекрасно было бы сейчас ничего не соображать, находясь в пьяном угаре.
Она испуганно вскрикнула, потому что Вашель вдруг схватил ее в охапку и бросил на постель. Ей хотелось всем телом вжаться в мягкую пуховую перину, когда он взгромоздился на нее. Выражение лица у него было таким, словно он что-то просчитывал в уме, разглядывая ее.
– Значит, ты ощупывала стены, чтобы найти тайный ход, – пробормотал он, начиная медленно расшнуровывать на ней платье.
– Ты прекрасно знаешь, чем я занималась.
Жизель боялась сделать лишнее движение. Жестокость мужа научила ее не сопротивляться, потому что это обернулось бы новой болью. У нее не было оружия, чтобы убить или изуродовать Вашеля. И он был больше и сильнее. Понятия чести требовали, чтобы она сопротивлялась ему. Но эти понятия не защитили бы от ударов и боли, начни она сопротивляться.
– Если бы у меня было укромное место, ты должна была бы догадаться, что я захочу оставить его в секрете. Если ты скажешь, что выведала мою тайну, тогда не удивляйся, что я решу заставить тебя хранить молчание.
– Разве не бессмысленно угрожать мне смертью? Ты уже ясно дал понять, что я и так ничего не смогу сделать, чтобы спасти жизнь.
– Человека можно по-разному заставить замолчать. – Он сунул руку ей под корсаж и взял за грудь. – Ты не сопротивляешься.
– Твой кузен приучил меня, иначе будет еще больнее.
– Значит, ты так и будешь лежать подо мной как труп.
– Если тебя это сильно беспокоит, иди поищи удовольствие где-нибудь в другом месте.
Он рассмеялся:
– Я не сказал, что меня это беспокоит. Просто думал, что в тебе больше смелости.
– Смелость не означает безрассудство. У меня нет оружия, и я не могу помериться с тобой силой. Преступление, в котором ты меня обвиняешь, принесло мне лишь боль и унижение. Попытайся я остановить тебя, будет то же самое, если не хуже. Я приберегу мою смелость до момента, когда смогу перерезать тебе горло.
– Как ты сделала с моим кузеном?
– Еще раз говорю, я не убивала Мишеля. Можешь гордиться, ты будешь первым, кого я убью.
– Наверное, веришь, что шотландец придет тебе на помощь, – сказал он.
– Нет, я уехала от него. И он не приедет.
– Тогда он уцелеет. Мы ищем его, ты же знаешь.
– Если Найджел захочет пробраться к тебе в крепость, ты никогда не увидишь, как он войдет. Он как дымок от угасающего костра. Проскользнет сюда и перережет тебе горло, а ты даже не сообразишь, что дверь открылась.
– Похвальба очумевшей любовницы.
– Я тебе напомню эти слова, когда будешь лежать в луже собственной крови.
– Хватит болтать. Я пришел сюда не за этим.
– Знаю. Ты пришел сюда завладеть тем, что тебе никогда не отдадут по своей воле.
– Именно. В конце концов, разве кто-нибудь осмелится мне помешать?
– А вот я попытался бы, – вдруг пророкотал низкий голос с чудовищным шотландским акцентом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Честь горца - Хауэлл Ханна



замечательный роман как и все остальные красивая история любви читайте не пожалеете
Честь горца - Хауэлл ХаннаЛюбовь
17.03.2013, 19.49





Красивый роман!! Прекрасное описание не поддельных чувств, переживаний, сомнений... Заставляет окунуться с головой во все эмоции описанные в книге... хочется читать и читать не останавливаясь...
Честь горца - Хауэлл ХаннаАтинка
26.11.2013, 21.52





книга очень интересная
Честь горца - Хауэлл Ханналена
4.07.2014, 1.24





Начала читать как обычно, а потом не могла оторваться! Всем советую!
Честь горца - Хауэлл ХаннаНаталья 66
14.07.2014, 13.40





А мне не понравилась эта чушь . Весь сюжет герои едут , пустые диалоги .. Многие места просто проглядывала не читая. Нет смысла , к тому же непонятно как гг оправдалась .. Моя оценка 3/10
Честь горца - Хауэлл ХаннаVita
15.08.2014, 7.43





Книга замечательная мне понравилось
Честь горца - Хауэлл Ханнасвелана
31.10.2014, 0.41





Книга замечательная мне понравилось
Честь горца - Хауэлл Ханнасвелана
31.10.2014, 0.41





Книга понравилась
Честь горца - Хауэлл Ханнаюля
12.04.2015, 1.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100