Читать онлайн Честь горца, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Честь горца - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Честь горца - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Честь горца - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Честь горца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Держи его крепче, милая. – Найджел подобрал меч, который он только что выбил у нее из руки и снова сунул Жизели.
– Просто ты изо всех сил пытаешься доказать, что я слабая и глупая. – Жизель была раздражена, но, вцепившись в меч, повернулась к Найджелу лицом.
– Нет, я из кожи лезу, чтобы помочь тебе преодолеть слабость и глупость.
Она выругалась от души, и они снова начали тренировочный бой. Звон мечей повис над небольшой лесной прогалиной, которую они на этот раз выбрали для привала. Прошло три дня, как она сняла швы у Найджела. И теперь каждый вечер, останавливаясь на ночевку, Найджел улучал минутку, чтобы учить ее владеть мечом. Жизель безумно злило, что много времени уходит на простейшие удары и блокировки. И вообще, какая польза от меча, когда его так легко выбить из рук? Она не сомневалась, что Найджел очень хорош как боец, но его искусство скорее подавляло, чем воодушевляло.
– Да провались оно! – Меч снова вылетел из руки. Жизель сунула отбитые пальцы в рот, чтобы унять жгучую боль.
– Ты все принимаешь слишком близко к сердцу. – Найджел вынул ее пальцы изо рта и, еще влажные, поцеловал их, а потом потянул за руку к костру, который уже успел развести до этого.
– Все, урок закончился? – спросила она, усаживаясь. Потом с удовольствием вдохнула аромат жареной зайчатины, мысленно благодаря Бога за охотничье искусство Найджела.
– Если рука устала, нет никакого смысла продолжать занятия. – Он тоже уселся рядом, достал кинжал из ножен и рассек зайца напополам. – Тебе просто нужно крепче держать оружие.
– Или научиться уходить от удара, от которого меч вылетает из рук.
– И это тоже, – согласился он и улыбнулся.
Покончив с едой и умывшись, Жизель уговорила Найджела, чтобы тот устроил с ней еще один бой. Он еще раз повторил ей то, что уже дотошно объяснял: как держать меч, какого удара нужно избегать. На этот раз она хорошо воспользовалась своими знаниями, правда, не совсем так, как он ожидал. Удачно парировав несколько выпадов, она храбро нанесла удар сама и завопила от удовольствия, увидев, как меч вылетел у него из рук. Даже подозревая, что он специально поддался, чтобы на деле показать, как нужно правильно действовать, она была довольна собственным успехом. Угрожающе выставив меч перед собой, Жизель нацелилась Найджелу прямо в сердце. И страшно удивилась, когда он вдруг шагнул навстречу и острие меча уперлось ему в грудь.
– А теперь ты должна убить противника, – тихо произнес он, очень внимательно вглядываясь в нее.
Глаза у Жизели округлились. Она побледнела. Было видно, как задрожала у нее рука. Найджел мысленно рассмеялся, потому что неожиданно получил подтверждение ее невиновности. Жизель никого не убивала, может, оттого что просто не могла этого сделать. Даже в гневе, даже в страхе за свою жизнь она подумала бы сто раз, прежде чем нанести смертельный удар. Об этом говорили ее глаза. Судя по всему, она не солгала, когда сказала, что целила кинжалом в руку последнего из людей Дево, ранившего его и вновь напавшего на него с мечом в руке. Найджел осторожно забрал у нее меч.
– Боюсь, это была не самая хорошая идея, – пробормотала она, удивляясь, как можно забыть, что сражение на мечах подразумевает единственный финал – смерть. Ей нужно научиться защищать себя, но приходилось еще учиться, как убивать людей.
– Нет, у тебя есть на это право. – Он подвел ее к разложенной возле костра постели. – Твоя жизнь в опасности, так что это хорошая идея – если надо, зарубить убийцу.
– Не уверена, что смогу убить человека, – прошептала она. – А ведь это главная цель схватки, да?
– Да, иногда. В особенности когда кто-то хочет прикончить тебя. Но не всегда. Бывает, что одного тычка или немного пустить кровь вполне достаточно, чтобы устранить угрозу. Вдобавок ты сама не знаешь, как поведешь себя, когда на деле столкнешься с выбором – убить или умереть самой. Да и никто не знает.
Она ничего не ответила. Стянув сорочки и лосины, они улеглись и укрылись одеялами. Найджел привлек ее к себе, и она уютно устроилась у него под боком, старательно пытаясь подавить широкий зевок. Он тихо засмеялся и ласково поцеловал ее в макушку. Жизель не так давно стала его любовницей, но уже понимала, что означает этот жест – то, что он совсем не против, если они просто улягутся спать. Их путешествие стремительно приближалось к концу, и хотя Жизель не собиралась упускать момент насладиться страстью – она не знала, как долго они еще пробудут вместе, – тем не менее ей тоже показалось, что лучше как следует выспаться.
Постепенно отдаваясь во власть сна, она вдруг задумалась о своем решении научиться владеть мечом: нужно это или нет? Людей, которые охотились за ней по всей Франции, было не сосчитать. Если ее не убьет кто-нибудь из-за выкупа, тогда ее поймает и убьет какой-нибудь родственник Дево. Глупо было бы заколебаться и не прикончить их. Вот в этом и есть главная причина. Ей нужно освоить все приемы, уметь применять их. И Жизель твердо решила, что завтра она снова обязательно начнет заниматься.


– Теперь не сомневаешься? – спросил Найджел, вытаскивая свой меч и вставая перед ней.
Он чуть не засмеялся, когда посмотрел на нее. Она стояла лицом к нему, удерживая в маленьких руках тяжелый меч решительно и с завидной сноровкой. Лицо было упрямым и серьезным, но выражение суровости смягчалось, когда она начинала покусывать пухленькую нижнюю губу. Найджел знал, что Жизель разозлится и, наверное, жутко обидится, если он скажет ей, что она – восхитительна. В ее внешности не чувствовалось никакой угрозы, и если она как следует научится владеть мечом, такое сочетание обеспечит ей неоценимое преимущество.
– Не сомневаюсь, – ответила она и пошла на него.
– Вчера вечером ты не была такой уверенной, – напомнил он ей, когда они осторожно пошли кругами, изготовившись к бою.
– То была минутная слабость.
– Итак, убить или быть убитой?
– Дево загнали меня в угол.
– Я надеялся, что ты в конце концов поймешь эту горькую правду. Самое главное для приличной девушки быть милосердной, но когда она оказывается лицом к лицу с мужчинами, которые хотят ей смерти, милосердие превращается в слабость, в недостаток, которым мужчины пользуются как преимуществом.
– Знаю. Поэтому у меня не дрогнет ни рука, ни сердце.
– Умница! Только не забывай: сейчас будешь сражаться не с ними, – усмехнувшись, добавил он, а потом нанес удар.
Жизель легко блокировала его, и он удовлетворенно кивнул. Какое-то время сдерживался и не давал себе воли. Его удивляло, как быстро она освоилась с приемами. Найджел вдруг сообразил, что она не только решила продолжать учиться, но и поняла, что сражаться означает выжить, что меч можно использовать для убийства, а можно и для того, чтобы остаться в живых. Вряд ли Жизель когда-нибудь станет по-настоящему сильным бойцом, в особенности если для схватки потребуется сверхвыносливость, но у нее хватит стойкости и решимости сражаться как следует.
Он усилил натиск. Каждый раз, блокируя ее выпад, он объяснял, как он это сделал и что можно противопоставить ему в ответ. Она начала уставать, и он понял, что ее нужно учить коварству и хитрости, чтобы восполнить нехватку сил. На ее стороне должны быть искусство вести бой, острый глаз и ум. Тогда она победит. В ней сил было больше, чем в любой другой женщине, но она все равно никогда не сможет выдержать длинную, тяжелую схватку со взрослым мужчиной, если не будет иметь в рукаве какой-нибудь хитрый финт.
Она чертыхнулась, когда Найджел снова выбил у нее меч.
– Может, я ошибаюсь, и на самом деле существуют вещи, для которых женщины не предназначены.
– Нет, милая, ты все делаешь лучше, чем можно себе представить.
– О Господи! Ненавижу ошибаться. – Она улыбнулась, когда он расхохотался, затем подняла меч и вложила в ножны. – Ты, конечно, очень любезен, но я постоянно теряю меч.
– Теряешь, потому что устаешь. Тебе нужно как следует набить руку. А еще научиться быть коварной. Думаю, твое главное оружие – ум и скорость. И победа за тобой.
– Значит, мне нужно внимательнее выбирать противников, чтобы они были тупыми и неповоротливыми, – протянула она.
Жизель покачала головой и, не удержавшись, улыбнулась. Конечно, было немного обидно услышать, что у нее мало силенок, чтобы драться с мужчинами, но понимала, что это правда. Даже по сравнению с другими женщинами она была хрупкой. Если придется схватиться с мужчиной, поединок не начнется – противник просто расхохочется ей в лицо. Так что у нее было мало шансов победить, уповая лишь на силу. Она двинулась вслед за Найджелом, который отправился разводить костер, и стала думать об уме и скорости, про которые он упомянул. Он собирается показать ей какие-то особые приемы?
– Ум и скорость помогают выигрывать схватку? – Она стала доставать еду из седельной сумки.
– Разумеется. Все рыцари не могут быть прекрасными бойцами, такими, которые ловко передвигаются и просчитывают каждый шаг. Большинство накидываются на противника, навалившись, зажимают в угол, а потом рубят в фарш.
Насупившись, она расстелила постель и уселась на нее.
– Звучит не обнадеживающе и не благородно.
– Ничего не поделаешь. Зато действенно и помогает уцелеть. – Он сунул ей в руку хлеб с сыром и опустился рядом. – Такой рыцарь хорошо понимает, что ему не хватает умения и всегда будет не хватать, поэтому остается использовать свои преимущества перед другими – рост, вес и физическую силу. Ты, к примеру, не можешь полагаться на них. Значит, нужно научиться ясно мыслить, следить за каждым движением противника, не выпуская его из виду, и двигаться самой быстро и аккуратно, чтобы не подставиться под его меч, но при первой удобной возможности нанести удар точно и молниеносно. Еще очень важно, как наносишь удар. Нельзя просто тыкать в человека. Если уж нападаешь, тогда делай все, чтобы противник не смог отбиться. Только так и уцелеешь.
– То, что ты говоришь, означает лишь одно: я должна научиться защитить себя, чтобы потом убить противника, – пробурчала она, забрав у него бурдюк и сделав большой глоток.
– Да, моя милая. Звучит не очень красиво, но именно так ты должна поступать. Пойми свои слабости и найди способ их обойти. – Он откинулся на локти и улыбнулся ей. – Уверен, ты научишься вертеться так, что у твоих врагов голова пойдет кругом, когда они попытаются уследить за тобой. Тебе уже очень хорошо удается принимать удар и блокировать его. Нужно только натренировать рабочую руку, чтобы не терять меч и не оставаться беспомощной.
Она поморщилась и помяла руку. Та ныла от занятий, которым Жизель с радостью отдавалась последние дни. Не было никакой уверенности, что рука разовьется и при этом не пострадает. Но все равно она была полна решимости. Спорить нечего, у нее не получится выигрывать, уповая только на силу. Поэтому нужно нарабатывать навыки и приобретать скорость. Но она отказывалась поверить, что навсегда останется слишком слабой, чтобы сражаться.
– Тогда, наверное, этому лучше научиться. – Она робко улыбнулась, когда он привлек ее к себе. – Надеюсь, не потребуется пользоваться этим умением на деле. Мне не нравится убивать и калечить. Но не хочется вновь почувствовать себя беззащитной.
– Ты же не будешь биться с первым встречным. – Найджел стал потихоньку освобождать ее от одежды, начав с пояса, к которому пристегивались ножны с мечом. – Будем и дальше убегать и прятаться. – Его немного беспокоило, что, когда он научит ее кое-каким навыкам владения оружием, она начнет безудержно бравировать этим знанием.
– Я понимаю, что это мой главный шанс. Не переживай, я не начну кидаться на всех, кто гоняется за мной. С мечом я не буду беззащитной, но это не вскружит мне голову.
Жизель улыбнулась, когда Найджел принялся распускать завязки на сорочке и целовать в шею. Эти ласки заставляли ее чувствовать себя такой желанной.
Нежности, которые он шептал, когда поцелуями покрывал ей грудь, нравились, но в общем-то были не нужны. Он мог возбудить ее молча в тишине, одними только прикосновениями. Она не переставала удивляться, как руки, привычные к тяжелому мечу, руки, которые с легкостью убивали, как эти же самые руки могли быть такими ласковыми и полными соблазна.
Найджел стянул с нее последнюю одежду и на миг наклонился над ней, пристально разглядывая ее в неверном свете костра. Этот теплый, проникновенный взгляд возбуждал, и, откликаясь, она распласталась под ним. Жизель тихо засмеялась, когда он, немного поколебавшись, пришел к ней в объятия. Удивление сменилось возбуждением, когда Найджел стал пылко целовать ее. Она больше не удивлялась тому, как он может любить, поэтому легко отдалась на его волю, когда он целовал и гладил ее от макушки до кончиков пальцев ног и потом обратно. Откликаясь с жаром на его интимные поцелуи, она выгибалась навстречу, запустив пальцы ему в волосы, пока Найджел доводил ее до экстаза.
Жизель не успела перевести дыхание, как он снова начал ласкать ее. Прохладный воздух студил разгоряченную кожу. Найджел сел и стал раздеваться. Она вздрогнула от предвкушения. Когда на нем ничего не осталось, Жизель наклонилась над ним и взяла его в рот. Ей уже было известно, что ему нравится. И не испытывая никакого смущения и стыда, она наслаждалась, слушая, как он стонет от удовольствия.
Жизель тихо засмеялась, когда он неожиданно прервал ее занятие. Смех превратился в прерывистый вздох, потому что Найджел вошел в нее. Сидя на постели, он медленно нанизал ее на себя. Широко раздвинув ноги, она начала двигаться вверх и вниз, стараясь не терять голову, чтобы продлить восхитительное чувство приближающегося освобождения. Наконец, откинувшись ему на руки, она заставила его взять затвердевший сосок в рот.
Мгновение спустя Жизель уже находилась за гранью. Ей показалось, что Найджел испытывал то же самое.
– Если будем продолжать так и дальше, – сказал Найджел, когда они без сил рухнули на постель, – мы с тобой не выдержим.
– Окончательно потеряем голову, – поддакнула Жизель. Стремительно остывая, она натянула одеяло на себя и на него.
Уткнувшись ей в плечо, Найджел усмехнулся. Перевернулся на живот, обняв ее рукой за узкую талию, и придвинул к себе. Он чувствовал себя опустошенным, и ему нравилось это состояние. Сейчас нужен был какой-нибудь самый малый толчок, чтобы захотеть ее снова.
– Пожалуй, ты права. – Он оглядел их стоянку. – Мне иногда кажется, что, окажись здесь вся королевская рать, мы и ухом не поведем.
– Ты хочешь сказать, нам нужно вести себя осторожнее? – Она усмехнулась, посмотрела на него и не удивилась, когда он поморщился, задумавшись. Жизель не могла знать, как глубоко она запала ему в сердце, если такое было вообще, но не сомневалась, что ему тоже нравится заниматься с ней любовью.
– Было бы неплохо, – промычал он. – В особенности если твои страстные крики доносятся до Италии.
Она сделала вид, что не заметила насмешку в его взгляде, и ответила как ни в чем не бывало:
– Нет, там не знают, куда деваться, когда орешь ты.
В отместку он начал ее щекотать, а она, захихикав, шлепнула его по руке.
– Отдохни, детка, – сказал он, когда они успокоились, и поцеловал в щеку. – Надо набираться сил. Мне кажется, что пришла пора наверстывать время и расстояние, которые мы потеряли, пока я лежал в лихорадке.
– Это означает, что ты собираешься скакать с рассвета дотемна.
– Боюсь, что так.
– Как знаешь. И куда?
– Что – куда?
– Куда мы поскачем?
– Я же говорил – в порт. А оттуда – в Шотландию.
Жизель выругалась сквозь зубы.
– Это я знаю. Но в какой? Полагаю, во Франции не один порт?
– Вообще-то я и сам не знаю точно. Наверное, в Шербур. Я приплыл туда семь лет назад. Около него много городков и деревень, где мы смогли бы найти кого-нибудь, кто нас переправит в Шотландию. Это если мы ни с кем не договоримся в Шербуре.
– Или если там в большом количестве окопались мои недруги. – Нахмурившись, она безуспешно попыталась вспомнить, где же находится этот самый Шербур и как далеко от него лежат владения Дево. Все было тщетно, поскольку Жизель совершенно не представляла, в каком месте они находились сейчас.
– Думаешь, их там много? У Дево земли рядом с Шербуром?
– Понятия не имею. Никак не соображу, где я сама, не то что Шербур. Что меня беспокоит больше всего, я часто слышала похожее название в замке у мужа. Нет, я ошибаюсь. Наверное, это все-таки был Кан.
Найджел чертыхнулся.
– Мы буквально на днях проехали мимо Кана. Просто чудо какое-то, что мы не попали к ним в лапы. И это означает, что в Шербуре будет полно этих мерзавцев и их прихлебателей.
– Какая чудная перспектива, – проворчала она, а потом вздохнула. – Прости. Голова кругом шла, после того как мы оставили Ги, поэтому я и в самом деле не соображала, где мы оказывались каждый день. Вдобавок я не сильна в географии. И до сегодняшнего дня мне как-то не приходило в голову, что будет какой-нибудь прок от того, что мы будем знать, где живут Дево.
– Ладно, не извиняйся. Тут нет твоей вины. Жалко, что у нас появилась еще одна проблема, которой придется серьезно заниматься. – Он нежно чмокнул ее. – Давай спать, дорогуша. Утром двинемся в Шербур. Это уже недалеко – пара дней пути.
– Всего пара дней?
– Если не возникнет осложнений, – тихо сказал он и зевнул.
Она согласно кивнула и безучастно погладила ему руку. Тело Найджела стало тяжелеть, он равномерно и тихо задышал. Жизель понимала, что ей тоже нужно выспаться и как следует отдохнуть перед завтрашним днем. Но сон не шел. Вместо этого она смотрела на звезды, ощущая внутри растущее беспокойство, чуть ли не страх.
Сначала ей показалось, что страх вызван тем, что они так близко оказались у владений Дево. Через день или два они доберутся до порта, где, без сомнения, сидели шпионы, которые высматривали их с Найджелом. Потом, продолжая размышлять об опасностях, которые их подстерегали, она вдруг поняла, что дело не в этом. Да, опасность рождала беспокойство. Но вот когда желудок сводило судорогой, когда тело покрывалось холодным потом, тут скрывалось что-то другое.
Найджел привалился и задвигался, пристраивая руку у нее на груди. Она понаблюдала за ним и собралась было засмеяться, но вдруг замерла. Словно озарение неожиданно снизошло на нее. Причиной ее треволнений был Найджел. А если более точно – чувство, которое она испытывала к нему.
Уже ни в чем не сомневаясь, Жизель поняла, что любит мужчину, в объятиях которого сейчас лежала. Открыть для себя такое было совсем не ко времени, но от правды никуда не деться. Несмотря на все ее попытки просто получать удовольствие от взаимной страсти и держать сердце на замке, пока они были с Найджелом вместе, она как-то умудрилась потерять контроль над своими эмоциями. Появлялись бесчисленные намеки и прямые сигналы, свидетельствовавшие о ее чувстве к нему, к примеру ставшие обыденными размышления о будущем, но она предпочитала не замечать их. Ей даже показалось, что все можно оставить на потом, как какую-нибудь скучную работу по дому, с которой разберешься, когда будет время. Теперь игры кончились.
Это полная катастрофа, подумала Жизель, осторожно высвобождаясь из его объятий. Найджел любит какую-то женщину в Шотландии. А она сама очертя голову отдала свое сердце мужчине, который взамен не дал ничего, кроме наслаждения. Ей не требовалось от него ничего сверх этого, так она сама сказала ему. Но он даже не подумал нарушить правила игры, о которых они договорились. У нее уже был опыт замужества, и притом весьма печальный. Хотя Найджел ничем не походил на ее мужа, она не считала привлекательной перспективу вновь связать себя с кем-нибудь брачными узами.
Вдруг все мечты завладеть сердцем Найджела показались ей не более чем болезненными фантазиями. Было немыслимо глупо стремиться заполучить то, что кому-то уже принадлежало. Жизель почувствовала, насколько она уязвлена и беспомощна, и не собиралась мириться с этим ни минуты. И еще – она больше не смогла бы посмотреть Найджелу в глаза. Ее пугало, что он с легкостью прочтет по ее лицу или по взгляду ее чувства. Она не смогла бы теперь непринужденно разговаривать с ним. Каждую минуту ею овладевал бы страх выдать себя словом или действием.
Единственная мысль, которая не отпускала ее, была мысль, что ей необходимо отдалиться от Найджела. Но она была не настолько глупа, чтобы не понимать, что, отдалившись, сможет выбросить его образ из сердца перестанет нуждаться в нем, и все же это наверняка удержит ее от дальнейших глупостей. Идея последовать за ним в Шотландию и в незнакомой стране привязать себя к мужчине, которого она любит, но который не сможет полюбить ее, ужасала.
Натянув одежду, Жизель занялась сборами. Она понимала, что это безумие – бросить все и уехать, особенно среди ночи. В то же время оставаться тоже было безумием. Как нельзя кстати ей припомнилось, что он говорил о любимой женщине, когда метался в горячечном бреду. Более того, она вспомнила, как он говорил о выкупе за ее голову. Получалось, что у нее было только два варианта впереди: либо мучиться с разбитым сердцем от любви к человеку, который не захочет или не сможет полюбить ее, или любить мужчину, который не откажется предать ее, отвезет к Дево и продаст им. И тот и другой варианты обещали столько страданий, что все, что ей удалось пережить в прошлом, покажется детским баловством. С нее довольно и переживаний, и предательств, решила Жизель. Если она бросит Найджела, это тоже разобьет ей сердце. Но она справится с собой.
На цыпочках, озираясь, Жизель повела лошадь подальше от места стоянки. Потом вскочила в седло. Куда направиться – она не представляла. Куда-нибудь подальше отсюда. Пока их пути с Найджелом не пересеклись, ей удавалось уходить от Дево чуть ли не целый год. Этим она и займется опять. По крайней мере сейчас у нее появилась надежда, что сородичи помогут ей перенести все испытания.
Направляя лошадь через темный, призрачный лес, она взялась за рукоять меча и вздохнула. Только что она оставила за спиной, наверное, единственного человека во всем мире, который согласился обучить ее искусству, предназначенному только для мужчин. Вполне возможно, что он был единственным, кто смог вызвать в ней настоящую страсть. Жизель вдруг ощутила, как ее переполняет желание броситься назад, в уютные объятия Найджела. Но, стиснув зубы, она продолжала двигаться вперед. С каждым шагом, удалявшим ее от Найджела, боль и тоска становились все ощутимее, и она уже представляла, сколько ей потребуется сил на борьбу с собой.
Лошадь брела в темноте. Сидя в седле, Жизель молилась, чтобы боль и тоска покинули ее, чтобы Найджел поскорее стал всего лишь приятным воспоминанием. А если нет? Тогда окажется, что она приняла, возможно, самое чудовищное в своей жизни решение, которое будет мучить ее до конца дней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Честь горца - Хауэлл Ханна



замечательный роман как и все остальные красивая история любви читайте не пожалеете
Честь горца - Хауэлл ХаннаЛюбовь
17.03.2013, 19.49





Красивый роман!! Прекрасное описание не поддельных чувств, переживаний, сомнений... Заставляет окунуться с головой во все эмоции описанные в книге... хочется читать и читать не останавливаясь...
Честь горца - Хауэлл ХаннаАтинка
26.11.2013, 21.52





книга очень интересная
Честь горца - Хауэлл Ханналена
4.07.2014, 1.24





Начала читать как обычно, а потом не могла оторваться! Всем советую!
Честь горца - Хауэлл ХаннаНаталья 66
14.07.2014, 13.40





А мне не понравилась эта чушь . Весь сюжет герои едут , пустые диалоги .. Многие места просто проглядывала не читая. Нет смысла , к тому же непонятно как гг оправдалась .. Моя оценка 3/10
Честь горца - Хауэлл ХаннаVita
15.08.2014, 7.43





Книга замечательная мне понравилось
Честь горца - Хауэлл Ханнасвелана
31.10.2014, 0.41





Книга замечательная мне понравилось
Честь горца - Хауэлл Ханнасвелана
31.10.2014, 0.41





Книга понравилась
Честь горца - Хауэлл Ханнаюля
12.04.2015, 1.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100