Читать онлайн Честь горца, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Честь горца - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Честь горца - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Честь горца - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Честь горца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

– Чем это ты занимаешься?
Жизель споткнулась, вздрогнув от неожиданности, когда прямо за спиной у нее прозвучал этот низкий голос. Думая, что Найджел все еще спит, она взяла его меч и стала размахивать им, безуспешно пытаясь подражать мужчинам. Улучив удобную минутку, она занималась этим уже не первый раз после той ночи два дня назад, когда столкнулась с волками. Ей казалось, лучше ничего не говорить Найджелу, чтобы не раздражать его. Сейчас, судя по всему, скандала было не избежать. Она медленно повернулась к нему лицом. Жизель знала, что покраснела, и это от смущения за свою неумелость, а не от стыда за то, что занимается мужским делом. Поэтому она спокойно посмотрела ему в глаза. Невозможно было заставить его понять или согласиться с этим, но она не могла позволить ему остановить себя.
– Пытаюсь научиться владеть мечом, – ответила она.
Найджел выхватил у нее меч.
– Это занятие не для девушек.
Жизель выхватила у него меч. Он вскинул брови, и она поняла, насколько он поразился ее поступку.
– Девушки тоже не хотят умирать.
Он потянулся, чтобы забрать у нее оружие, но она быстро спрятала его за спину, и Найджел решил не ссориться с ней из-за меча.
– А я здесь для чего?
– Не обижайся, но ты болеешь, ты ранен и слаб. Несколько дней у меня не было никакой защиты, кроме молитвы, чтобы с нами не случилось худшего несчастья, пока ты снова не выздоровеешь. Не можешь представить, как ужасно чувствовать себя беспомощной. Может получиться, что я окажусь в опасности, а тебя не будет рядом. Поэтому я решила научиться защищать себя сама. Мне прекрасно известно, что я не настолько большая и сильная, чтобы биться так же хорошо, как мужчины. Но это не значит, что я должна сидеть на заднице и не пытаться ничему научиться.
– И когда тебя посетила эта потрясающая мысль?
Жизель прищурилась, потому что услышала насмешку в его словах.
– Когда ездила в деревню и увидела людей Дево. Они за мной не погнались, ну а вдруг? А если бы они приперли меня к стенке? А если бы выследили меня и оказались тут?
– Но ведь этого не случилось, – настороженно произнес он. А потом – пусть сама идея, что Жизель будет держать меч в своих изящных, нежных ручках, казалась ему отвратительной – он вдруг оценил преимущество того, что она научится по крайней мере каким-нибудь простым приемам.
– Нет, конечно, нет. Слава Богу! Может, он помог нам и тогда, когда волки рыскали у пещеры. Что еще я могла думать, когда несколько часов в упор смотрела на них? До меня тогда дошло, что хотя я и вооружилась мечом, но не знаю, как с ним обращаться. Так что если бы они накинулись на меня, я уповала бы только на то, чтобы отмахаться и порубить этих тварей или хотя бы прогнать.
– Волки были так близко? Ты мне не рассказывала.
Мысленно выругав себя за то, что забыла, как не хотела беспокоить его в ту ночь, и за маленькую ложь, Жизель пожала плечами.
– А что бы это дало? По правде говоря, если бы ты пришел ко мне и сел рядом, волки прекрасно учуяли бы, что ты ранен, и тогда бросились бы на тебя.
Найджел чертыхнулся и запустил пальцы в волосы.
– Верно, у них отличный нюх на слабых и раненых. Это их любимая пожива. Ладно, будь по-твоему. Сегодня, когда остановимся на ночевку, я начну тебя учить.
Только вот возникшее воодушевление сразу пропало, когда до нее дошло, что он сказал.
– Что значит «остановимся на ночевку»? Мы уже стоим – здесь и сейчас. Зачем откладывать урок?
– Потому что мы уезжаем. Мы бросаем это место и отправляемся дальше.
У нее отвисла челюсть, и она кинулась за ним, когда он пошел седлать ее лошадь.
– Ты еще плохо себя чувствуешь.
– Может, не так уверенно, как хотелось бы, но швы скоро можно будет снимать, и, на мой непросвещенный взгляд, рана уже вряд ли откроется.
– Согласна. Но это не значит, что у тебя хватит сил целый день скакать по полям.
– Тогда будем ехать понемногу каждый день.
– Не понимаю, почему просто не провести здесь еще пару дней, а потом скакать целыми днями, если потребуется?
Найджел повернулся к ней, привлек к себе и поцеловал быстро и крепко.
– Очень трогательно, что ты так заботишься обо мне. Но сейчас это ни к чему. Да, сегодня я, может быть, проеду не так много. Но завтра проеду больше, а послезавтра – еще больше. И пусть мы будем двигаться не очень быстро, все равно каждый день будет приближать нас к порту, к Шотландии и к спасению. Я не могу сидеть и ждать, когда наши враги нас здесь отыщут.
– Я не видела их с того дня, как ездила в деревню.
– Это прекрасно, но совсем не означает, что мы в безопасности. Может, те идиоты просто не поняли, как недалеко от нас они крутились, но ведь они могли поговорить еще с кем-нибудь, кто поумнее, а тот смог обнаружить их ошибку и отправиться по тому же пути. Нет, милая моя, мы уезжаем. Торчать долго в одном месте – неправильно, особенно, если за тобой гоняется чуть ли не вся Франция.
У Жизели не было никакого веского довода, чтобы остановить его. Он был прав. Конечно, всадники, которые ей встретились, или один из них, с которым те тогда разговаривали, могут нагрянуть сюда – такой шанс существовал. Достаточно было по душам поговорить с кем-нибудь из торговцев, у которых она делала покупки, чтобы понять, что она наведывалась в эту деревню. Их с Найджелом план заключался в том, чтобы уехать из Франции и спрятать ее в Шотландии. Пока этот план оставался самым лучшим. Жить в пещере было удобно, даже безопасно какое-то время. Но очень скоро это место могло превратиться в смертельную ловушку, и уж совершенно точно Шотландия не становилась от этого ближе. Найджел не разделял ее опасений по поводу его раны, недостатка сил или всего того, что напоминало ему о неспособности путешествовать дальше.
– Если мне покажется, что тебе плохо, что ты устал и не можешь скакать дальше, ты послушаешься меня, если я прикажу остановиться? – Найджел молчал. Видя, что он колеблется, она добавила: – Мы теперь снова будем на виду. Нас могут выследить и погнаться за нами. У тебя еще недостаточно сил провести целый день на лошади и выдержать галоп, чтобы уйти от преследования. Нужно будет обязательно делать передышку.
– Мы будем отдыхать, если и когда ты решишь, – неохотно согласился он.
Жизель принялась помогать ему собирать вещи и седлать лошадей. Страшно не хотелось бросать пещеру, страшно не хотелось целыми днями снова трястись в седле. И хотя тяжело было смотреть на Найджела, раненого и беспомощного, остановиться и провести какое-то время в одном месте все-таки не мешало. Каким-то странным образом пещера стала восприниматься как дом, которого у нее не существовало уже целый год. Это было глупо. Пещера, конечно, не могла стать домом. Целая Франция не могла стать домом, а только могилой. Найджел был абсолютно прав. Надо снова двигаться вперед. Придется только беспокоиться за каждый его шаг на этом пути.
Они поехали медленно, не торопясь, словно направлялись к родственникам на семейный праздник. Жизель настояла, чтобы они устроили долгую передышку в полдень, не обращая внимания на ругательства, которые Найджел бормотал себе под нос. Она с невозмутимым видом выслушала возражения по поводу того, что ему нужно поспать не меньше часа, прежде чем они тронутся дальше. Тем не менее, несмотря на все заботы, он выглядел бледным и стал немного неуверенно чувствовать себя в седле ближе к вечеру.
В первую очередь Жизель распаковала постель и заставила его прилечь, затем занялась лошадьми и костром. Потом пришел черед Найджела. Она осмотрела рану и помогла ему смыть дневную грязь и пот. Поев, он повеселел, и она с облегчением перевела дух. Впереди у них было несколько дней такого неспешного передвижения, и она начала склоняться к мысли, что для него это обойдется без каких-либо серьезных последствий.
Когда Жизель легла рядом с ним, он привлек ее к себе и поцеловал. Она улыбнулась, когда Найджел чертыхнулся, просто удерживая ее. Он выздоровел достаточно, чтобы думать о том, как бы заняться любовью, но явно недостаточно, чтобы заняться ею на деле. От его большого тела веяло теплом. Свернувшись калачиком рядом, она закрыла глаза. Сейчас, когда ему больше не грозила смерть, когда он уверенно шел на поправку, ей все чаще приходила мысль о том, как прекрасна страсть, которой они могут поделиться друг с другом. Несколько следующих ночей станут, наверное, жутко длинными.
На третью ночь их путешествия Жизель сняла ему швы. Найджел настаивал, что это давно надо было сделать, но она колебалась. Меньше всего ей хотелось зашивать ему рану заново, потому что двигались они очень быстро и, кроме того, она могла ошибиться, оценивая его состояние. Внимательно осмотрев его, Жизель все-таки пришла к выводу, что рана затянулась. Кожа была розовой и тонкой, но опасности, что рана откроется, не существовало.
Теперь он выздоровел вполне достаточно, чтобы начать учить ее управляться с мечом. Сначала из-за долгих каждодневных переездов на это не оставалось сил. Тем не менее Найджел кое-что объяснил ей, например как держать меч, как двигаться в разных ситуациях, как делать выпад и отражать удар. Поначалу было очень непривычно, что она крутится туда-сюда, а он, растянувшись на постели, только подсказывает ей направление, но потом обвыкла. Сейчас он мог уже и сам показать кое-какие приемы. После дня, проведенного в пути, его стало хватать не только на занятия с ней, но и на тренировочные бои.
– Все, я поправился, – заявил Найджел, прервав ее раздумья и поглаживая свежий шрам.
– Почти поправился, – пробормотала Жизель. Она сидела на нем верхом, и это ее отвлекало. Меньше всего ей сейчас хотелось думать о сражении на мечах. – В швах больше нет нужды. Но это не значит, что мышцы смогут выдержать сильный удар. Поэтому будь осторожен.
Найджел провел руками по ее бокам, погладил бедра.
– Знаешь, о чем я думал, когда начал выздоравливать?
– Интересно о чем? – Хотя можно было не спрашивать, видя, как темнеют, наполняясь лаской, его янтарные глаза.
– О том, чем было не так легко заниматься, пока я был слабым, беспомощным и раненым. – Он тихо бормотал слова, а сам целовал ее в нежный изгиб шеи.
Улыбнувшись, Жизель наклонилась над ним, приложилась губами к шраму и почувствовала, как он поежился от поцелуя. В первый раз за три последние ночи она не могла не подумать, как прекрасно будет заняться с ним любовью. Это отвлекло ее от более насущного занятия – от сна. Она попыталась остудить себя, напомнив себе о женщине в Шотландии, которую Найджел явно любил до сих пор. Но той сейчас не было здесь. Она также попыталась уцепиться за его слова, которые он сказал перед тем, как его ранили, по поводу выкупа и того, что никакой мужчина от него не откажется. Но с легкостью отбросила их в сторону, потому что было понятно: он сказал так, чтобы раздразнить противника.
Жизель невольно покачала головой, недовольная, что не может прийти ни к какому выводу относительно Найджела, кроме того, что хочет его. В этот момент она действительно желала его. Ей до боли не хватало связывавшего их наслаждения, которое грело ее и с легкостью помогало забыть обо всех несчастьях, всех сомнениях и страхах. Ласково и с удовольствием целуя его плоский живот, она услышала, как он тяжело задышал, и ощутила в себе проснувшуюся смелость.
Ей вдруг стало интересно, что произойдет, если не он, а она будет любить его. Смутившись, Жизель все равно не могла избавиться от этой мысли. Он на деле доказал, какой прекрасной может быть страсть. Он всегда сам начинал склонять ее заняться любовью, учил ее, направлял ее. Так почему же теперь, когда она стала такой желанной, ей самой не воспользоваться обретенными знаниями и не вернуть ему хотя бы часть радости, которой он одаривал ее?
Чем больше Жизель думала об этом, тем смелее становилась. Вместе со смелостью росло желание. Она вспомнила, как он заставлял бежать жар по жилам, и неожиданно ей захотелось то же самое сделать для него. Для нее не было секрета в том, что он желает ее. Но сейчас ей захотелось окунуть его в лихорадочную, слепую страсть, что он часто проделывал с ней. Это будет сладкая и пленительная месть, если он согласится.
Только одно удерживало ее от того, чтобы сразу осуществить задуманное. Что, если ее смелость вдруг почему-то оскорбит Найджела? Что, если из-за этого он плохо подумает о ней? Жизель отбросила в сторону неожиданные сомнения. Если она заметит у него хоть какой-нибудь признак отвращения или неудовольствия, она остановится и признается в собственном невежестве. И это было бы правдой. Потому что никто, включая мужа, не учил ее, что можно делать с мужчиной и что нельзя.
От прикосновения ее длинных пальцев Найджел задрожал. Она расстегнула на нем лосины. Только беспомощность не позволяла ему заняться с ней любовью с того момента, как прошла лихорадка. Было бы грустно и обидно, если бы в разгар всего вдруг разошлись швы и он залил бы ее кровью или, хуже того, сил не хватило бы, чтобы все закончить. Иногда ему приходила мысль, чтобы она сама взяла на себя инициативу, но он не решался предложить, боясь, что напугает ее. Хотя Жизель была вдовой, ему с первого момента стало понятно, как мало она узнала об искусстве любви от своего мужа – этой гнусной свиньи. И вот сейчас ему показалось, что она собирается откликнуться на его мысленную просьбу. Поэтому он затаился, боясь сказать или сделать что-нибудь, что могло бы смутить или обидеть ее.
Когда она спустила с него лосины, покрывая легкими и жаркими поцелуями его бедра и голени, Найджел пришел к выводу, что оставаться неподвижным в такой ситуации – форменные танталовы муки. Он одобрительно простонал, когда она обхватила своими тонкими пальцами его мужское орудие.
От первого прикосновения ее губ он застонал от удовольствия. А затем тихо выругался, потому что она отодвинулась. Ее побледневшее лицо подсказало ему, что она приняла стон удовольствия за отвращение. Промычав что-то подбадривающее, он погрузил пальцы ей в волосы и ласково пригнул ее к себе. В голове все поплыло, но его тянуло сказать ей, что она все делает правильно и чтобы не останавливалась. Когда она подчинилась и взяла его в рот, Найджел задрожал. Наслаждение, которого он так долго желал, пронзило все тело.
Он вдруг отстранил ее, и Жизель нахмурилась в недоумении. Ей казалось, что ему понравились все ее действия, но, может, при этом она все-таки перешла какую-то черту? Может, ее готовность быть послушной оттолкнула его? Собственное желание было настолько велико, что разумом она не могла понять его. Весь вид его говорил о том, что он сейчас в плену у страсти, а вот она боялась, что принимает желаемое за действительное.
Найджел потянул ее к себе вверх. Она остановилась, когда очутилась на нем сверху, расставив ноги, но он потянул ее еще выше. Жизель поняла, что сейчас последует, и уже собралась отвергнуть такую интимную ласку, но его губы коснулись ее разгоряченной кожи раньше, чем она смогла что-либо предпринять.
Одного поцелуя хватило, чтобы она вся раскрылась ему. Жизель потеряла ощущение пространства, не понимала, где находится и что делает. Реальным оставалось только одно – наслаждение, которое пульсировало во всем теле. Когда она достигла максимума, выкрикнув его имя, Найджел сдвинул ее вниз, и они соединились. Дрожащая, охваченная желанием, Жизель двигалась на нем с удвоенной силой и наконец рухнула к нему в объятия. Найджел прижал ее к себе, крепко стиснув. Она стонала, она звала его, пока он выплескивался в нее, наполняя теплом. Потом он ослабил объятия, не отпуская ее от себя. Дыхание стало ровнее. Он легонько, почти сонно чмокнул ее.
Прошло довольно много времени, прежде чем Жизель смогла что-то сказать. Еще больше потребовалось времени, чтобы посмотреть на него без стыда. Она вела себя похотливо. Многие могли бы сказать, что она вела себя хуже какой-нибудь потаскухи. Жизель подумала, что Найджел, когда остынет, тоже засомневается в ее нравственности.
Повернувшись на бок, она коснулась шрама, чтобы убедиться, что их занятия любовью не принесли ему вреда. Потом посмотрела на него и тихо засмеялась. Все ее страхи улетучились. У него были закрыты глаза, черты лица разгладились в полудреме, в уголках губ застыла улыбка. Найджел Мюррей выглядел так, как выглядит полностью удовлетворенный мужчина.
– Найджел? – Она лениво провела рукой по его широкой гладкой груди.
– Что, моя прелесть? – Он чуть крепче прижал ее к себе, поцеловав в лоб.
– У меня стойкое ощущение, что впереди нас с тобой ждет кара.
– О да, мы ведь жуткие бесстыдники.
– А я не жалею. – Она пристально посмотрела на него. – И не сомневаюсь, эта кара не будет так велика по сравнению с тем, что потребуется сделать, чтобы смыть кровь с моих рук.
Найджел приоткрыл один глаз и глянул на нее:
– Ты жутко испорчена, если так думаешь, Жизель.
Она хмыкнула.
– Благодарю вас, сэр.
Жизель не удивилась тому, что Найджел так легко разгадал женскую хитрость, чтобы заставить его сказать про ее невиновность и тем самым развеять ее беспокойство. Удивительно, но она с каждым днем все меньше переживала по этому поводу. Она перестала считать это жестокой обидой. Она стала считать это просто небольшим недоразумением. Жизель решила, что не стоит злиться на то, что он считает ее убийцей, тем более что он не осуждал и ни в чем не обвинял ее. И еще она удивлялась вот чему. Хотя и не совершив преступления, она продолжала мысленно наслаждаться, вспоминая об убийстве мужа. Церковь назвала бы такие мысли греховными.
Она нахмурилась, потому что сообразила, что, даже если Дево признают ее невиновной, этого все равно будет недостаточно, чтобы очистить ее имя. Охоту за ней прекратят, но вот прекратятся ли разговоры? Вряд ли. И от этого ей стало немного грустно. Радовало вновь стать свободной, вновь не озираться по сторонам каждую минуту, но жизнь никогда не станет такой, какой была прежде. Она приняла как данность, что все, через что ей придется пройти, чтобы уцелеть, может разрушить ее репутацию и поставить под сомнение ее целомудрие, и сейчас в глубине души понимала, что будет все так же страдать от обвинения в убийстве. Пути назад, к той блаженной невежественной девочке, какой она была до замужества, не было.
– Меня мало волнует, что об этом подумает церковь, – протянул Найджел, отрывая ее от грустных мыслей, и снова закрыл глаза.
– Как можно говорить такое? – Она слегка шлепнула его по груди. – Тебя не волнует твоя душа? Собираешься отправиться в ад?
– Нет, просто мне кажется, что Господу совсем не угодно забивать адские подземелья молодыми греховодницами, когда существует множество больших грешников, настоящих дьяволов во плоти, которым туда самая прямая дорога. Но чтобы тебя успокоить, как только мы окажемся в Шотландии, можешь отправиться в какой-нибудь храм, чтобы преклонить свои изящные колена перед алтарем и попросить отпущения грехов.
– Найджел! Такие дерзости могут дорого тебе обойтись. Ты не боишься остаться без отпущения грехов? – Она попыталась изобразить ужас таким пренебрежением к благочестию, хотя внутренне соглашалась с ним.
– Нет. Я делаю все, чтобы следовать его заповедям. Славлю его, почитаю и стараюсь поступать, как требует он, насколько мне позволяет моя бренная плоть. Я так понимаю, что большего ни один человек сделать не может.
– Думаю, что ты прав, хотя священники могут и не согласиться с тобой.
– Могут, но я им мало верю. Я встречал так много священников, которые были такими же слабыми, как любой другой человек, а некоторые так должны были бы гореть в аду вместе с теми, кого они туда отправляли.
– Но ты, должно быть, встречал и хороших?
– Встречал, но редко. Не хмурься так, любимая. – Он поцеловал морщинку между бровей. – Ничего не могу с собой поделать, но я очень осторожен с людьми, у которых столько же власти, сколько у священников. Иногда ее больше, чем у королей. Не спорю, среди них есть прекрасные люди, которые и в самом деле услышали глас Божий, хотят творить добро и спасать души. Но полно и таких, которые используют свое положение, чтобы нахапать побольше, не отказывают себе в земных радостях, борются за власть.
Она кивнула, соглашаясь:
– Я слышала о таких. Слишком много людей идут в монастыри и братства, только потому, что они – младшие сыновья и у них нет других средств к существованию.
– Они могли бы пойти в наемники, добиваться славы и благополучия, честно служа своему сеньору или королю.
– Согласна. – Она тихо засмеялась, прислонилась щекой к его груди и закрыла глаза. – Хорошо, если бы все было так, как ты считаешь.
– Тогда все прекрасно, милая. Вместе мы и отправимся в рай петь с ангелами, а может, в ад – жариться на одной сковородке. А сейчас, если ты не против, закончим этот серьезный разговор и будем спать.
– Хорошая мысль, – промычала она сквозь дрему.
Найджел поцеловал ее в макушку и улыбнулся. Ему вдруг стало понятно, что эта хрупкая, маленькая женщина понимает его так же хорошо, как и его братья. Когда она задавала свои странные, иногда острые вопросы, хотелось отвечать ей с полной откровенностью. Ее страсть была свободна от пут, и от этого кидало в жар. Друзья и семья посчитали бы его сумасшедшим из-за нерешительности по отношению к ней. Он все еще не определил, что чувствует к ней, чего от нее хочет. Без сомнения, они заставили бы его отправиться с ней к алтарю, и как можно скорее. В глубине души он считал, что именно так и нужно поступить. В то же время чувствовал, что его колебания не нравятся Жизели. Как он смог бы попросить ее отдать ему свое сердце, если не был уверен, что сам поступит так же?
Найджел молча покачал головой, понимая, что момент принятия решения приближается с головокружительной скоростью, уклоняйся от него не уклоняйся. Если он ошибется, пострадают они оба. Можно было только молиться, чтобы озарение наступило до того, как он сделает Жизели больно и уже ничего не возможно будет исправить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Честь горца - Хауэлл Ханна



замечательный роман как и все остальные красивая история любви читайте не пожалеете
Честь горца - Хауэлл ХаннаЛюбовь
17.03.2013, 19.49





Красивый роман!! Прекрасное описание не поддельных чувств, переживаний, сомнений... Заставляет окунуться с головой во все эмоции описанные в книге... хочется читать и читать не останавливаясь...
Честь горца - Хауэлл ХаннаАтинка
26.11.2013, 21.52





книга очень интересная
Честь горца - Хауэлл Ханналена
4.07.2014, 1.24





Начала читать как обычно, а потом не могла оторваться! Всем советую!
Честь горца - Хауэлл ХаннаНаталья 66
14.07.2014, 13.40





А мне не понравилась эта чушь . Весь сюжет герои едут , пустые диалоги .. Многие места просто проглядывала не читая. Нет смысла , к тому же непонятно как гг оправдалась .. Моя оценка 3/10
Честь горца - Хауэлл ХаннаVita
15.08.2014, 7.43





Книга замечательная мне понравилось
Честь горца - Хауэлл Ханнасвелана
31.10.2014, 0.41





Книга замечательная мне понравилось
Честь горца - Хауэлл Ханнасвелана
31.10.2014, 0.41





Книга понравилась
Честь горца - Хауэлл Ханнаюля
12.04.2015, 1.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100