Читать онлайн Благородный защитник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородный защитник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородный защитник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородный защитник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Благородный защитник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Он просто хочет залезть к тебе под юбку.
Кирсти чуть не упала — хорошо, успела опереться о неровную каменную кладку здания, возле которого они стояли. В изумлении она уставилась на хмурого Каллума. Мальчик был переодет, и большая шапка, скрывавшая его яркие волосы, затеняла зеленые глаза. Кирсти призадумалась. Как давно Каллуму запала в голову эта мысль? Уже восьмой день они выходят вдвоем в город и каждый вечер сообщают добытые сведения Пейтону и Йену. Но только сегодня мальчик сказал, что Пейтон пытается ее соблазнить.
А между тем Пейтон соблазнял ее весьма старательно, подумала она, заставляя себя успокоиться. Постоянно дотрагивался до нее, ненавязчиво, но с чувственным видом. Старался сорвать поцелуй-другой, говорил слова, от которых кровь быстрее бежит по жилам. Кирсти поморщилась — разумеется, ей следовало быть готовой к подобному. Каллум был сообразительным мальчиком, к тому же рано понабравшимся уличной премудрости, — как же ему было не понять, что происходит на его глазах?
— Мало ли что он хочет, еще неизвестно, что он получит, — сказала она. И они двинулись дальше.
— Говорят, он и камень может соблазнить.
— Ну, это чересчур. Мужчина он красивый, нравится женщинам, умеет соблазнять. Лучше или хуже других мужчин, этого я тебе сказать не могу. Но не забывай, что я — мужняя жена и дала перед алтарем обет.
— Это с Родериком-то?
— Да, не такого мужа я хотела, и гореть ему в аду, этому извращенцу, убийце, негодяю! Но он все равно мне муж, и обет я дала перед лицом Господа. Пейтон же, судя по всему, привык к женщинам, которые на подобные вещи не обращают внимания. Слишком долго он пробыл при дворе.
Какое-то время Каллум шел молча, затем, глядя на свои новые мягкие сапоги, заметил:
— Но он же не возвел тебя на супружеское ложе. Родерик, я имею в виду. Значит, никакой он тебе не муж.
— Я нашего супружества не расторгала.
— Зато он расторг — если за пять лет ни разу не исполнил супружеский долг. Ничто тебя не связывает с этим человеком — просто надо найти какого-нибудь церковника, который признал бы, что ваш брак никакой не брак, и подписал бы тебе о том документ, или что там положено. Думаю, ты и сама это прекрасно знаешь, так же, как и сэр Пейтон. Так что нечего упираться.
— Пейтон мне не муж.
Каллум что-то буркнул, наверняка ругательства, и покачал головой:
— Какое это имеет значение? Тебе ведь нужен мужчина, я знаю.
В голосе его прозвучали мрачные нотки, и Кирсти призадумалась: а не переживает ли Каллум сейчас свою первую влюбленность — в нее? Если так, то ей следует быть очень осторожной в словах. Если мальчик испытывает к ней подобные чувства, то нельзя ни открыто признавать их существование, ни игнорировать. Придется продумывать каждый свой шаг.
— У сэра Пейтона было очень много женщин, если даже принять на веру только половину того, что о нем рассказывают. Я не хочу быть одной из них.
Каллум ухмыльнулся:
— Он, конечно, ходок еще тот. Но думаю, к тебе относится не так, как к другим. — Он пожал плечами. — Повидал я и мужчин, и женщин, знаю, что они вместе выделывают, но ни разу мне не случалось видеть, чтобы мужчина и женщина играли в такие игры, в какие играете вы. В местах, где я вырос, мужчина, если ему приглянулась девчонка, берет ее, и все, а потом платит за удовольствие или пощечин надает, чтоб не выла, ну, или женится. А вы и целуетесь-то, и намекаете, и краснеете, и спорите. Глупость какая-то.
Кирсти с трудом сохраняла спокойствие. Ее привел в ужас рассказ Каллума о нравах, которые он наблюдал в его прежней жизни. В то же время ей показалось смешным, как Каллум воспринял их с Пейтоном любовные отношения.
— Существуют правила, Каллум. Правила эти гласят: замужняя женщина должна хранить верность мужу. И еще: девица должна дарить свою невинность только супругу, с которым обвенчана. Вынуждена признать, что в обществе сэра Пейтона мне очень хочется наплевать на эти правила, но тогда я окажусь ничем не лучше всех этих прелюбодеек, куртизанок и распутных вдов, которых он укладывал в постель.
— Ах, вот оно что. — Каллум понимающе кивнул. — Гордость!
Кирсти только плечами пожала:
— Скорее всего гордость.
— А как ты думаешь, что в конце концов возьмет верх — гордость или вожделение?
— Сама не знаю, — тихо призналась Кирсти.
— А если ты станешь жить с ним, то будешь счастлива?
Кирсти поколебалась, затем, вздохнув, сказала:
— Думаю, да.
— Тогда поступай так, как тебе хочется. Ты заслужила счастье.
— Может быть, и так. Но с мужчиной вроде сэра Пейтона счастье будет быстротечным. А потом страдания. — С этими словами она скользнула в тень стены, окружавшей сиротский приют. Каллум быстро присоединился к ней.
— Ну, я тебе только одно скажу насчет этого самого дела, — прошептал Каллум. — Если вдруг решишь, что пора тебе наконец узнать немного радости и веселья, я возражать не стану. Это чистая правда. И убью любого, кто посмеет оскорбить тебя нехорошим словом.
— Спасибо тебе, Каллум. — Не обращая внимания на то, как он, ссутулив худые плечи, весь сжался, отстраняясь от нее, она поцеловала его в щеку. — Какое бы решение я впоследствии ни приняла, твое мнение для меня очень ценно. — Она принялась внимательно вглядываться в большое, крытое тростниковой крышей строение приюта, в который Родерик, жаждавший утоления своих темных страстей, частенько наведывался. — Что-то здесь очень тихо. Придет ли злодей сегодня? Пейтон говорит, что многие родители без лишнего шума увозят своих детей подальше от него. И с каждым днем число их растет. Очень скоро Родерик отправится на охоту за новыми жертвами.
Каллум наблюдал за слишком худеньким для своего возраста, одетым в лохмотья мальчиком, который, спотыкаясь, брел к колодцу с двумя огромными бадьями.
— Кажется, я знаю этого мальчишку…
Каллум бросился было за ним, но Кирсти схватила его за плечо:
— В этом наряде ты, конечно, мало похож на себя, но я не позволю, чтобы ты рискнул показаться этим людям на глаза. Ведь они приспешники Родерика!
— Они и не увидят меня, Кирсти. Верь моему слову.
Каллум вырвался от нее и двинулся к колодцу, где худенький мальчишка возился с бадьями, пытаясь их наполнить. Двигался Каллум так, что даже Кирсти трудно было уследить за ним, и у нее отлегло от сердца. Вскоре он и вовсе пропал из виду, но по тому, как вдруг насторожился худенький мальчишка, как стал озираться, Кирсти поняла, что Каллум добрался до цели. Если ему удастся завербовать союзника в стенах приюта, спасти живущих там детей от Родерика станет значительно легче.
Ей казалось, что прошла целая вечность, прежде чем появился Каллум.
— Этот мальчишка — Саймон, сын ткача, — сообщил Каллум. — Он здесь совсем недавно. Сирота, заботиться о нем некому. Но сэр Родерик вряд ли на него польстится — уж очень он некрасивый. Нос преогромный, все лицо в прыщах.
— К тому же он, кажется, чуть постарше тебя?
— Да, ему двенадцать. Он сказал, что сэр Родерик не появлялся здесь уже несколько недель. И еще сказал, что дядька, который обделывает делишки для сэра Родерика, последнее время что-то нервничает и сильно боится. Он тут подслушал разговор этого дядьки с его женой — на редкость скверной бабой! — так вот, они шептались про какие-то слухи и подозрения и еще о том, что какое-то время надо быть начеку.
— Ага. Очень хорошо. Стало быть, слухи оказывают свое действие.
Каллум кивнул:
— Саймон говорит, что она, жена-то, плачется и плачется, что и деньги-то они так теряют, и сэр Родерик расстроится.
— Господи, ну почему я не мужчина! Ворвалась бы сейчас сюда и втоптала этих гнусных людишек в грязь! — У нее болезненно сжалось сердце, когда она услышала тихий смех Каллума. — А может он нам помочь, этот мальчик?
— Сказал, сделает все, что в его силах. Я пообещал, что мы будем приходить сюда каждый день — как раз в это время он обычно ходит за водой. Если у него будет что сообщить нам, он кивнет. На всякий случай я не сказал ему, где мы будем прятаться, а то еще выдаст нас, если на него надавят.
— И правильно сделал, — сказала Кирсти, и они медленно тронулись в обратный путь, пригибаясь и тщательно выбирая самые темные переулки. — Пока будем действовать по твоему плану.
— Хороший парень, этот Саймон. Он постарается нам помочь. Ему все известно про сэра Родерика. Отец рассказал. Незадолго до смерти.
— А отчего умер его отец?
— Его пырнули ножом в пивной. Он ходил в пивную по субботам, завел себе там девушку. Как-то он вернулся с тугим кошельком — отвез сэру Родерику несколько штук отличного сукна. Вернулся, сказал сыну, чтоб тот подальше держался от этого лорда, и пошел в пивную. И умер. — Каллум нахмурился. — Наверняка этот ткач что-то заметил. Точно.
— Думаю, да. И его заставили замолчать навсегда. Что-что, а это Родерик умеет — или с помощью тугого кошелька, или пырнув ножом в спину. Должно быть, он узнал, что ткачу не заткнуть рот золотом. Думаю, нам стоит рассказать об этом Йену. Может, он сумеет разговориться с какими-нибудь соседями ткача и узнать подробности его смерти. Может, даже узнает, что к этому убийству причастен Родерик.
Некоторое время они шли в молчании, петляя по узким улицам и темным переулкам. Пора было возвращаться в дом Пейтона, но они всегда принимали особые предосторожности, чтобы никто никогда не видел, как они входят в этот дом и выходят из него. И вот, когда они пробирались по какому-то заваленному отбросами проулку, Кирсти вдруг услышала странный звук и схватила Каллума за руку.
— Ты слышал? — спросила она мгновение спустя, так тихо, что он едва разобрал слова.
— По-моему, кто-то плачет, — прошептал Каллум, обшаривая глазами все вокруг.
Кирсти сдержалась и не стала его удерживать, когда он вдруг направился к куче грязного тряпья, сваленной возле одной особенно грязной, замшелой стены. Двигаясь осторожно, она последовала за мальчиком, который, сжимая в руке нож, склонился над кучей и принялся разгребать тряпье. Под тряпьем они увидели сжавшегося в комочек маленького мальчика. Кирсти опустилась на колени рядом с ним и, шепча ласковые слова, повернула ребенка лицом к себе. А когда слабый луч света, с трудом проникавшего в узкий проулок, упал на лицо ребенка, Кирсти ахнула и едва не задохнулась от волнения. Несмотря на толстый слой грязи, в которой слезы промыли узкие дорожки, и ужасные ссадины и синяки, она сразу узнала это лицо.
— Робби? — позвала она, еще не смея верить, что маленький мальчик смог выжить на улице так долго один, несмотря на раны.
— Миледи Кирсти? — прошептал мальчик.
— Ведь ты Робби. Верно?
— Что с Мойрой?
— С ней все в порядке, — ответила Кирсти и, сняв плащ, закутала в него ребенка. — Мы отнесем тебя к ней.
— Она в безопасном месте?
— Да. Мне удалось увести ее от него. Ты зря не дождался меня.
— Мне нужно было идти искать Мойру.
Он стал задыхаться, когда Кирсти взяла его на руки, а потом потерял сознание. Каллум пошел вперед, и вскоре они подошли к дому Пейтона.
— Иисусе милосердный! — воскликнула Крошка Элис, когда Кирсти и Каллум вошли в кухню. — Что же это ты такое притащила, девочка моя?
— Это брат Мойры, — ответила Кирсти. — Не знаю, как ему удалось выжить и как он очутился там, где мы его нашли, но сейчас главное — помыть его и заняться его ранами.
Следующий час прошел в напряженном молчании: они мыли мальчика, прочищали раны, смазывали ссадины и туго перевязывали его ребра, так как Крошка Элис решила, что хоть они вроде и не сломаны, а перевязать их не помешает. Кирсти смазывала целебным бальзамом рану за раной, и с каждым взглядом на маленькое, искалеченное тело Робби гнев ее все возрастал. Нет прощения тому, кто мог так поступить с ребенком!
Мойра робко приблизилась к краю кровати, как раз когда Робби открыл глаза.
— Мойра? — тихо окликнул ее мальчик.
— Я здесь, Робби, — ответила она и взяла его руки в свои. — А я думала, тебя ангелы забрали.
— Нет. Пока еще нет.
— И не заберут, — твердо сказала Кирсти, поднося ко рту мальчика чашку с жидкой кашей, которую наспех сварила для него Крошка Элис.
— Тебе очень больно? — спросила Мойра.
— Нет, не очень. Старые раны почти зажили. А вот те, что я заработал несколько дней назад, здорово болят.
— А что случилось несколько дней назад? — спросила Кирсти.
— Я едва снова не угодил в лапы к этому негодяю, — ответил мальчик. — Его люди схватили меня и сильно поколотили. А потом взвалили на лошадь и повезли. Но я сумел свалиться с лошади и убежал обратно в город, чтобы спрятаться.
— Какой же ты храбрый и находчивый мальчик!
— Мне нужно было найти Мойру. — Несмотря на то что разбитые губы его сильно распухли, он сумел улыбнуться сестренке. — Я должен заботиться о ней. Я мамке обещал.
— Твоя мама смотрит на тебя с неба и гордится тем, что у нее такой славный, храбрый сынок, — сказала Крошка Элис, присаживаясь на край кровати и подавая мальчику травяной отвар.
— Что случилось?
Кирсти подняла глаза на Пейтона, который остановился в дверях, и на хмурого Йена за его спиной.
— Видимо, ангелы в конце концов решили пока не забирать братика Мойры.
Пейтон негромко выругался и подошел к постели. Несмотря на ссадины и синяки, Пейтон сразу заметил его сходство с Мойрой. Те же темные волосы, только невьющиеся, те же темные глаза. Пейтону просто не верилось, что жестоко избитый ребенок, мальчик всего-то семи лет, сумел прожить на улице несколько недель. Но тут он вспомнил, что Каллум прожил так много лет.
— Я позабочусь о Мойре, сэр, — пробормотал мальчик, засыпая.
— Конечно, позаботишься. Нисколько не сомневаюсь в этом, — сказал Пейтон, глубоко тронутый тем, что маленький мальчик думает прежде всего о своей младшей сестренке, несмотря на все тяготы, которые ему пришлось пережить. — Но сначала позволь женщинам поухаживать за тобой. Надо, чтобы твои раны зажили, а силы восстановились, тогда ты сможешь как следует заботиться о сестренке.
Мальчик закрыл глаза.
— Я так устал…
— Он просто заснул, — испуганно сказала Мойра, забираясь на постель к брату.
Пейтон погладил ее густые кудри.
— Он и в самом деле заснул, деточка. Крошка Элис дала ему лекарство, чтобы он выспался и не чувствовал боли.
— Спасибо тебе, Крошка Элис, — сказала Мойра, укладываясь рядом с братом. — Я останусь с ним.
— Хорошо, деточка. Останься. — Пейтон взял Кирсти за руку и повел к себе в кабинет.
Там он налил ей в кубок вина и, когда она выпила, стал задавать ей вопросы.
Кирсти рассказала ему все, что им с Каллумом удалось узнать за сегодняшний день. Глядя на нее, Пейтон встревожился. Девушка была как туго натянутая струна. Пейтон подумал, что это, должно быть, шок. Какое сердце не дрогнет при одном взгляде на Робби, этого несчастного ребенка?
— Я немедленно велю Йену разузнать все, что можно, о смерти ткача, — сказал Пейтон. — Возможно, эта история поможет нам разоблачить Родерика.
— Разоблачить, но не накинуть ему петлю на шею?
* * *
— Нет. Если не он орудовал ножом, если убийцы представили дело так, словно это была обычная пьяная драка, тогда за убийство будут отвечать те, кто его совершил. Разумеется, если кто-нибудь вспомнит, кто именно убивал. Не исключено, однако, что Родерик все же опасается, как бы его не предали его же люди и правда не выплыла наружу.
— Думаю, те, кого он опасается, мертвы.
Они поговорили о том, какую пользу можно извлечь из знакомства с Саймоном, но очень скоро обнаружилось, что Кирсти не в состоянии сосредоточиться. Понимая, что сейчас потеряет над собой контроль, она извинилась, и, сославшись на усталость, пошла к себе.
Оказавшись одна в своей спальне, она опустошила еще один кубок вина. Это ее немного успокоило. Она стала размышлять. План Пейтона хорош, но рассчитан на длительное время. А дети продолжают страдать. Этого нельзя допустить.
Она подождет, пока все улягутся, незаметно выйдет из дома и сделает то, что ей давно следовало сделать, — убьет Родерика.
Эта мысль, как ни странно, успокоила ее. Она понимала, что сама тоже погибнет, но это ее не тревожило. Стоило посмотреть на Робби, и становилось ясно, что никакая жертва не будет слишком велика, чтобы положить конец этому кошмару.
— Что думает твоя жена о состоянии мальчика? — спросил Пейтон Йена, едва тот вошел в контору.
— Мальчик поправится, если только у него не начнется лихорадка, — со вздохом ответил Йен и сел в кресло напротив Пейтона. — Ребенка надо подкормить, он сильно истощен. Просто не верится, что он смог пережить то, что выпало на его долю.
— Его поддерживала мысль, что надо найти и защитить сестренку.
— Вполне возможно. Да, так что удалось разузнать нашей девице?
— Есть кое-что полезное. Но этих сведений, возможно, окажется недостаточно. — И Пейтон передал Йену все, что рассказала Кирсти.
— Обязательно выведаю всю правду о смерти ткача. Тут действительно попахивает убийством. Но доказать это вряд ли удастся, по крайней мере то, что к преступлению причастен этот негодяй Родерик.
— Я так и думал.
— Девице-то нашей это, небось, не понравилось!
Пейтон нахмурился — тревожное чувство вновь охватило его.
— Да нет, она выслушала мои соображения довольно спокойно. Видимо, состояние мальчика так потрясло ее, что ни о чем другом она просто не могла и думать.
— Что-то это на нее не похоже. Я нашу девицу успел хорошо изучить за это время. Она должна была прийти в неописуемую ярость.
— Ярость на время уступила место другим чувствам.
— Она прямо так и сказала, что, мол, не пойду сейчас убивать этого человека?
— Да. — Пейтон припомнил разговор, который состоялся у них с Кирсти, и негромко выругался. — Нет. Прямо не говорила. — Он тряхнул головой, пытаясь отогнать все нарастающее чувство тревоги. — Чего только Кирсти не пришлось пережить. И она ни разу не потеряла головы и продумывала свои действия с большой тщательностью. Не думаю, что она решит вдруг выкинуть какую-нибудь глупость именно сейчас.
— Может, конечно, все и обойдется. Она и вправду девица умненькая…
— Но? Мне послышалось в твоем тоне отчетливое «но», мой друг. Впрочем, зачем ей, после того, как она столько лет соблюдала осторожность, именно сейчас совершить опрометчивый поступок?
— Так уж устроен человек. Наступает в жизни момент, когда нет сил больше терпеть.
— К тому же она очень любит детей, — сказал Пейтон, поднявшись с кресла и направляясь к двери. — И не раз рисковала жизнью, чтобы уберечь их от беды.
Йен последовал за ним.
— Уж не решила ли она, что сейчас самое время принести себя в жертву?
Пейтон влетел в спальню Кирсти и остановился как вкопанный. Постель Кирсти была пуста.
В сопровождении молчаливого Йена, который не отставал от него ни на шаг, Пейтон обошел все остальные спальни. Даже заглянул в свою собственную, в надежде что, может быть, Кирсти, захотелось выговориться и утешиться в его обществе и она ждет его там. Пейтон обошел весь дом, напоследок заглянул на кухню и, обнаружив, что и там ее нет, нашел наконец в себе силы посмотреть правде в глаза.
— Она пошла убивать его, — сказал Пейтон.
Нечего и думать отыскать ее след. Пейтон знал, с какой ловкостью Кирсти умеет прятаться, и потому полагал, что, окажись она даже на расстоянии вытянутой руки, он вполне мог пройти мимо, не заметив ее. И сейчас она шагает навстречу собственной смерти! Как ни сильна была ненависть Пейтона к Родерику, он все же считал, что смерть злодея не стоит жизни Кирсти.
Он выругался и провел ладонью по волосам.
— Попробуй догадайся, какой она выбрала путь, — пробормотал он. — Господи, куда же она могла отправиться первым делом?
— Она отправилась ко двору короля.
Пейтон резко повернулся и увидел стоявшего в дверях Каллума. Мальчик был полностью одет, за пояс заткнут нож. Было совершенно очевидно, что мальчишка решил отправиться на помощь Кирсти.
— Ты уверен? — спросил Пейтон.
— Да, — ответил Каллум. — Когда мы шныряли сегодня по городу, то случайно услышали, что сэр Родерик будет сегодня при дворе короля. Он должен вернуть ее семье земли, которые взял за ней в приданое, Кирсти считается погибшей, а детей у нее, понятное дело, нет. Но этот подонок надеется, что связи при дворе помогут ему оставить эти земли за собой. Она не рассказывала вам об этом?
— Нет.
— Видимо, обо всем на свете забыла, когда мы нашли беднягу Робби.
— Может быть.
— Мы отправляемся за ней?
— Ты остаешься здесь, — строго сказал Пейтон.
— Но…
— Тебе нельзя идти в замок. Тебя могут узнать. Мне придется все время приглядывать за тобой, и я не успею разыскать Кирсти, прежде чем окажется слишком поздно.
После недолгого колебания мальчик с недовольным видом кивнул. Пейтон потрепал его по плечу:
— Я вернусь вместе с ней.
— Родерик ничего ей не сделает?
— Ничего. Зато я сделаю. Как она посмела сбежать из дома, да еще ночью!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородный защитник - Хауэлл Ханна



Интересный роман. Без сильных страстей, но есть и любовь, и муж-злодей, и хороший конец.
Благородный защитник - Хауэлл ХаннаКэт
20.12.2012, 15.45





прекрасная история любви читайте
Благородный защитник - Хауэлл ХаннаЛюбовь
16.03.2013, 21.35





Незамысловатый роман - он - благородный рыцарь-красавец, она - красавица, угнетаемая безнравственным ублюдком, короткая борьба, счастливый конец. Не верю в любовь героя - скорее в его взыгравший инстинкт защитника и охотника одновременно. Люблю исторические романы, но этот меня разочаровал: 4/10.
Благородный защитник - Хауэлл Ханнаязвочка
18.03.2013, 14.15





Серия "Мюрреи и ихrnокружение"-rn1.Судьба горца- БалфурrnМюррей и МолдиrnКиркольдиrn2.Честь горца- НайджелrnМюррей(брат Балфура) и ЖизельrnЛюсеттrn3.Обещание горца- ЭрикrnМюррей(брат Балфура и Найджела) и БеттияrnДраммондrn4.Клятва рыцаря- КормакrnАрмстронг и ЭлспетrnМюррей(дочь Балфура)rn5.Дама моего сердцаrn-rnКамерон Макалпин иrnЭйвери Мюррей(дочь Найджела)rn6.Невеста горца- КонорrnМакенрой и ДжилианнаrnМюррей(дочь Эрика)rn7.Благородный защитник-rnПейтон Мюррей(сын Найджела) и КирстиrnКинлохrn8.Жених горец -ДэрмотrnМакенрой(брат Конора и Фионы) и ИлзаrnКамеронrn9.Бесстрашный горец-rnЭван Макфингел-Камеронrnи Фиона Макенрой(сестра Конора и Дэрмота)rn10.Горец завоевательrn-rnСигимор Камерон(брат Илзы) иrnДжолин Джерардrn11.Горец победительrn-rnЛайам Камерон(Кузен Сигимора,Эвана и Грегора) и КайраrnМюррей(дочь Балфура)rn12.Горец любовникrn-rnГрегор Макфингел-rnКамерон и АланаrnМюррей(дочь Балфура)rn13.Горец варвар- АртанrnМюррей(сын Балфура) и СесилияrnДоналдсонrn14.Горец дикарь- ЛукасrnМюррей(сын Балфура) и Кэтрин Элдейнrn15.Зеленоглазый горец-rnДжеймс Драммонд(племянник Беттии и Эрика) иrnАннора Маккейrn16.Горец грешникrn-rnТорманд Мюррей(сын Эрика) иrnМорейн Россrn17.Горец защитникrn-rnСаймон Иннез и ИлзбетrnМюррей(дочь Элспет,внучка Балфура)
Благородный защитник - Хауэлл ХаннаФиона
26.08.2013, 3.16





Могу уточнить, что Алана, Артан и Лукас внуки Балфура.Очень интересная серия книг, прочитала на одном дыхании все 16 книг.Рекомендую читать с самого начала серии.
Благородный защитник - Хауэлл ХаннаМария
23.03.2014, 8.00





Ну, не знаю... Все понравилось. Не шедевр, но один раз почитать можно. Жаль, что нет продолжение про Каллума...) 7/10
Благородный защитник - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
3.08.2014, 16.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100