Читать онлайн Благородный защитник, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородный защитник - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородный защитник - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородный защитник - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Благородный защитник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

— Кто-нибудь знает, куда подевался Пейтон? — спросила Кирсти, обведя взглядом главный зал.
Она посмотрела на Бретта, затем на Харкурта, которые немедленно подошли к ней, и лишь вздохнула. Молодые люди были примерно того же возраста, что и она; Бретту недавно исполнился двадцать один, а Харкурту всего восемнадцать. Оба красивые, черноволосые, только у Харкурта глаза светло-карие, а у Бретта зеленоватые.
— Мы, в общем-то, полагали, что он с тобой, — нарушил наконец молчание Харкурт.
Улыбка этого юноши, вне всяких сомнений, заставляла трепетать девичьи сердца. Кирсти прищурилась, давая ему понять, что на нее подобные штучки впечатления не производят.
— Может, он и сейчас со мной?
— Не ищи его здесь! Родерик захватил его, — подбежав к ним, выдохнул запыхавшийся, едва державшийся на ногах Каллум.
Кирсти усадила Каллума, велела Бретту принести воды, намочила тряпочку в чашке для полоскания рук и принялась обмывать его лицо. Кирсти охватил леденящий душу страх, но она как могла успокаивала себя. Каллум — перепуганный маленький мальчик, ему мерещатся чудовища под собственной кроватью. Но не могла она в это поверить. Она отметила про себя, что Элис и детей выпроводили из комнаты.
— Я пошел в сад поговорить с Пейтоном, — начал Каллум рассказывать, покосился на Кирсти и вдруг покраснел, — но он оказался занят, и я решил немного погулять по саду. — Он наклонился поближе к Кирсти и сказал: — Я ничего не видел, кроме одежды и голого Пейтона. Потом заглянул еще раз, посмотреть, может, ты голая тоже. Извини.
Мальчик, видимо, думал, что говорит шепотом, но Кирсти понимала, что мужчины слышали каждое его слово, но ее это нисколько не трогало.
— Все это не имеет никакого значения, дорогой мой. Так ты вернулся туда потом?
— Да, ты как раз уходила, и я залез на дерево, чтобы переждать там. Засмотрелся на что-то, а когда обернулся, увидел, что Пейтон стоит у садовой стены. Я уже собрался было слезать вниз, как вдруг кто-то накинул ему веревку на шею. — Увидев, как побледнела Кирсти, Каллум поспешил ее успокоить: — Нет, нет, он живой. По крайней мере был живой. Когда я видел его в последний раз.
— Продолжай!
— Итак, я забрался еще выше на дерево, чтобы посмотреть, кто бросил веревку, и увидел Джиба и Уотти, которые спускались со стены и тащили Пейтона за собой. Родерик тоже был там. И еще человек Родерика, а также Колин. Остальных я не узнал, но их было четверо.
— Молодец, — похвалил его Йен. — Что они сделали с Пейтоном?
— Увезли. Ранальд перекинул его через седло. Я испугался, думал, они убили его.
— Но они не убили, — сказала Кирсти.
— Нет-нет, — подтвердил Каллум. — Я побежал за ними. Они ехали не галопом, но довольно быстро. Я побежал по их следу, как ты учил меня, Йен. Когда они остановились, я спрятался. Ранальд лежал на земле, и Джиб сказал, что Пейтон его убил. У Пейтона текла кровь из плеча, но он был живой, — повторил мальчик, снова покосившись на Кирсти. — Они заспорили, а затем Родерик обнажил меч и направил его на Уотти, но Джиб как-то всех помирил. Затем Родерик пнул Пейтона в лицо, отчего Пейтон вырубился. Они связали его, закинули на седло Уотти и поехали дальше.
— Молодец, Каллум, очень хорошо, — похвалил Йен и потрепал мальчика по плечу.
— Ничего хорошего: я не проследил за ними дальше. Хотел, но затем подумал, что лучше вернуться и рассказать о случившемся. А может, стоило побежать за ними?
Йен покачал головой:
— Нет, ты поступил правильно. След, говоришь, отчетливый?
— Да. Они и не пытались замести или запутать его.
— Ты помнишь, как добраться до места, где ты оставил след? — Мальчик кивнул. — Все ясно. Полагаю, они потребуют выкуп. — Йен взглянул на Кирсти. — Нетрудно догадаться, какой выкуп они потребуют. Надо составить план прямо сейчас, чтобы в любой момент начать действовать.
— Разве есть для этого время? — спросила Кирсти, взяв себя в руки. Пейтон жив, и Родерик пока не собирается его убивать.
— О да, девочка моя, — ответил Йен. — Совершенно очевидно, что этот глупец не в силах уехать отсюда, не в силах бежать, дабы спасти свою жалкую шкуру, и хочет заставить тебя и Пейтона страдать.
— Он полагает, что мы виноваты во всех его бедах.
— Люди вроде него никогда ни в чем не винят себя. Вот что нам следует сделать: убедить его, что он получит то, что хочет, а потом отнять это у него, да так, чтобы никто из наших людей не пострадал. — И он жестом позвал всех мужчин к другому концу стола.
Кирсти налила себе большую кружку вина и сделала большой глоток. Это был такой прекрасный день! Она думала, что все ее несчастья позади. Родерик стал изгоем, дети в безопасности, а сама она наконец-то позволила себе освободиться от всех сомнений и наслаждаться любовью Пейтона. Ей в голову не могло прийти, что этот день станет их последним днем.
— Во всем виновата я, — прошептала Кирсти.
— Не вини себя напрасно, — возразил Бретт и сел рядом с ней.
— По-моему, на том конце стола обсуждают план действий. Разве тебе не следует быть с остальными? Да и мне тоже. Впрочем, меня не звали.
— Ты пойдешь, куда прикажут, и станешь делать то, что прикажут. Так же как и я. А твоя роль еще не совсем ясна, поскольку нам неизвестны требования этого негодяя. Но ты ни в чем не виновата.
— Виновата. Это я навлекла на Пейтона все несчастья. Заставила его встать на пути опасного безумца, который с легкостью убивал людей по пустяковым поводам. Это я привела Пейтона в ту часть сада, где его схватили.
— Ну да, вела ты его силком, а он отбивался как мог. А ты гораздо сильнее, чем я думал.
— А ты гораздо зловреднее, чем можно было предположить.
— Стараюсь. — Бретт подмигнул Каллуму, и мальчишка рассмеялся, но тут же снова стал серьезным. — Никто не считает тебя виноватой, и меньше всех — Пейтон, поверь мне. Ты обратилась к нему за помощью, привела к нему в дом детей, втянула его в это дело, ему пришлось вступить в борьбу, поскольку он человек честный и джентльмен. — Бретт посмотрел в сторону двери. — А вот и Коннор с Джиллианной. Хорошо иметь такого союзника, как Коннор. — И юноша поспешил навстречу вновь прибывшим, а затем вместе с Коннором присоединился к группе мужчин. Джиллианна села рядом с Кирсти и обняла ее.
— Все будет хорошо. Пейтон вернется домой, может, в сильно помятом виде, но обязательно вернется. И ты тоже вернешься.
— У тебя опять было, гм, предчувствие? — спросила Кирсти Джиллианну.
— Не знаю. Могу лишь сказать, что не почувствовала страха, когда мне сообщили эту новость.
— Ах, если бы я могла сказать то же самое!
— Надо верить. Пейтон не дурак, и потом, разве можно проиграть с такими союзниками? — добавила она, кивнув в сторону мужа и остальных.
Кирсти вспомнились эти слова Джиллианны, когда она ехала верхом к месту, указанному Родериком, для передачи выкупа. Она была не одна, так же как и Пейтон. И хотя точно не знала, что задумали мужчины, ей было известно, что за ними обоими наблюдают и в случае необходимости придут на выручку. Оставалось надеяться, что они правильно оценили характер Родерика, и он не кинется сразу же перерезать ей горло, а вступит в разговор, начнет злорадствовать. Именно таким он был раньше, но сейчас оказался в отчаянном положении.
Едва она въехала в маленькую рощицу, где поджидал ее Родерик, Уотти немедленно выхватил из ее рук поводья. Джиб стащил ее с седла и поволок к хозяину. Мгновение спустя появился и Уотти, с мешком, который был приторочен к ее седлу. Как только он открыл мешок и все трое заглянули внутрь, Кирсти про себя произнесла коротенькую молитву, чтобы они не стали изучать содержимое слишком пристально. Деньги в изрядном количестве действительно засверкали под солнцем, но под толстым слоем монет были спрятаны камни.
— Что ж, похоже, что твоя связь с этим глупцом принесла мне кое-что помимо унижений, — насмешливо протянул Родерик и закрыл мешок прежде, чем Уотти успел сделать то, что ему, очевидно, очень хотелось сделать, а именно — коснуться этих денег. — Только теперь его вряд ли назовешь красавчиком, — добавил он, кивком указав на Пейтона.
Кирсти едва сдержалась, чтобы не броситься к Пейтону. Рубашка его была залита кровью, а шея покрыта синяками. И не только шея. Он весь был в кровоподтеках. На мгновение она встретилась взглядом с Пейтоном и увидела в его глазах проблеск надежды и в то же время отчаяние. Она злобно уставилась на Родерика, уверенная, что это он довел Пейтона до такого состояния.
— Ты получил свои деньги, — сказала она. — Теперь можешь его отпустить.
— Ты разрешаешь? Как любезно с твоей стороны. — Родерик покачал головой. — Неужели ты рассчитывала, что вы уйдете отсюда живыми, а?
— Нет, конечно. Я не так глупа, чтобы думать, будто ты способен держать свое слово, как подобает джентльмену.
Она догадывалась, что он ударит ее за эти слова, но удар кулаком по щеке застал ее врасплох, и Кирсти рухнула на колени, но тут же поднялась на ноги.
— Ты, как всегда, галантен, — промолвила Кирсти.
— А почему это я должен проявлять галантность по отношению к шлюшке? — спросил Родерик с любезностью, от которой у Кирсти мурашки побежали по телу. — Надо же, прошла путь от девственницы до потаскухи всего за какой-то месяц! Впрочем, ты всегда все схватывала на лету. Да, такая маленькая, худющая, невзрачная девчонка — а до чего бесстыжая, ненасытная! И ты, кажется, пристрастилась к этому молодцу, верно? Я было подумал заставить тебя продемонстрировать кое-что из усвоенных тобой навыков. Надо же! У девки такой острый и ядовитый язык, а как понравился этому господину!
Кирсти охватил ужас. Значит, перед тем как похитить Пейтона, он подглядывал за ними в саду! И если она правильно поняла значение ухмылок, появившихся на рожах Джиба и Уотти, они занимались тем же. Кирсти пришла в ярость. Они не имели права! То, что происходило между ней и Пейтоном, было прекрасным и очень личным. А эти скоты отравили такие чудесные воспоминания.
— Чем больше я об этом думаю, тем сильнее разгорается мое любопытство, — промолвил Родерик. — Я и не предполагал, что женщину можно обучить кое-каким трюкам. Пожалуй, рискну тебя испытать и, если ты действительно настолько хороша, как полагает сэр Пейтон, оставлю тебя в живых еще на некоторое время.
— Вряд ли это получится. Видишь ли, я пью только доброе вино. — Он снова ударил ее, и проклятие сорвалось с его губ, но на сей раз она удержалась на ногах. — К тому же если я вздумаю засунуть себе что-то в рот, то оно должно быть внушительных размеров, а не какая-то там фитюлька, — добавила она злобно.
Пейтон даже застонал от сознания собственного бессилия. Ну зачем она старается вывести этого негодяя из себя? Ведь он может ее убить, доведенный до крайности.
Может, никто и не спешит им на подмогу, вдруг подумал Пейтон и почувствовал, как холодок страха змейкой пробежал по позвоночнику. Но он тут же тряхнул головой, отогнав эту мысль. Нет, их обязательно попытаются освободить. Рядом с Родериком были только Джиб и Уотти, остальные пятеро оставались в примыкавшем к роще лесу, и друзьям, спешившим на выручку, не составит труда справиться с тремя негодяями. Ее словесная схватка с Родериком может оказаться чрезвычайно опасной. За последние недели муж ее очень изменился, почти окончательно потерял рассудок и буквально озверел.
Пейтон с ужасом увидел, что Кирсти сильным ударом сбила Родерика с ног, но негодяй быстро вскочил и бросился на нее. Кирсти упала, юбки вихрем взметнулись и уже невозможно было понять, кто кому наносит удары. Родерик прижал Кирсти к земле, и в руке у него блеснул нож. Пейтон чувствовал, как по запястьям, стянутым веревками, течет кровь, — с такой силой он пытался их разорвать.
Крик Пейтона заставил Кирсти поднять глаза, и она увидела нож. Девушка рванулась в сторону, но избежать удара ей не удалось. Кирсти завизжала, не столько от боли, сколько от ярости, когда нож вонзился ей в бок. Неожиданно Родерик поднялся. Она лежала на спине, пытаясь собраться с силами, и словно завороженная смотрела на детей, окруживших ее плотным кольцом.
— Господи Боже мой, это дети, — прошептал Йен. — Ох, Элис нас не похвалит за это.
— Как они здесь оказались? — спросил Бретт, ползком подобравшийся к Йену и вместе с ним наблюдавший за тем, что происходит на поляне.
— Проследили за нами, потом встретились с Каллумом там, где мы его оставили. Что с людьми Родерика, теми, что в лесу?
— Двое выбрали смерть в бою. Трое решили, что стоит рискнуть и отдаться на милость правосудия. Глупо, конечно, с их стороны рассчитывать на то, что им удастся избежать виселицы. Но это их проблемы. А что нам с этим делать?
— Подберемся к ним как можно ближе. — Йен повернулся к Юдарду, который как раз подполз к нему с другой стороны. — Прикажи всем начать окружение лагеря. Я не хочу, чтобы кто-то из детей пострадал. Скажи, что каждый имеет право либо начать действовать, когда сочтет нужным, либо ждать моего сигнала. — Как только Юдард уполз, взгляд Йена вновь обратился в сторону лагеря.
— Думаю, дети просто хотели посмотреть, но когда увидели, что Кирсти ранена, не смогли усидеть в засаде, — заметил Бретт.
— Они у меня получат, неделю не смогут сидеть, — прошептал Йен. — Давай подползем поближе.
В какой-то момент Пейтон подумала, что от боли и потери крови у него начался бред и галлюцинации. Но к его ужасу, оказалось, что это не бред, а реальность. Дети стояли возле Кирсти, как маленькие часовые! На клинке Каллума играли солнечные лучи.
Пейтон напрягся и усилием воли заставил себя не оглядываться по сторонам. Если дети узнали, где они, то это должно быть известно и взрослым. Дети просто вбежали на поляну, и не раздалось ни одного предупредительного окрика часовых, расставленных Родериком вокруг лагеря, и никто не преследовал детей. А это означало, что часовых сняли или вот-вот снимут. Что-то должно произойти, прямо сейчас, прежде чем пострадает кто-то из детей и Кирсти потеряет слишком много крови.
— Что ты здесь делаешь, Каллум? — сердито спросила Кирсти и испугалась, таким слабым был ее голос.
— Охраняю тебя, — ответил Каллум, бросил на нее предостерегающий взгляд, который должен был сказать ей, что мальчик говорит не все: ведь слишком много посторонних слышали их разговор. Она быстро взглянула на Саймона — мальчик смотрел на нее с тем же многозначительным выражением. Значит, взрослые тоже здесь, прячутся в засаде, а дети незаметно ускользнули и побежали к ней, когда увидели в руке Родерика нож. А может, дети просто обогнали взрослых, сообразив, что ей необходима помощь. Как бы то ни было, детям грозила опасность.
— Что здесь делают эти сорванцы? — рявкнул Родерик.
— Мы здесь, чтобы защитить миледи, — решительным тоном ответил Каллум. — И сэра Пейтона тоже, — добавил он торопливо.
— Робби, — позвала Кирсти слабым голосом и улыбнулась, когда мальчик поспешил к ней. — Помоги мне сесть. Только осторожно, — попросила она: от неловкого движения мальчика раненый бок пронзила невыносимая боль. — Есть у тебя нож? — спросила она его шепотом и, когда мальчик кивнул, продолжала: — Проберись потихоньку к сэру Пейтону и помоги ему освободиться от веревок. Сэр Пейтон ранен, так что оставайся рядом с ним, чтобы в случае чего помочь ему выбраться отсюда.
— Я все сделаю, — сказал Робби. — Но ведь ты тоже ранена.
— Рядом со мной есть другие помощники, больше, чем нужно, а рядом с сэром Пейтоном — никого.
Мальчик кивнул и тихо шмыгнул в сторону. Кирсти заметила, что Уотти и Джиб не сводят с нее глаз, и вздохнула с облегчением. Пока внимание Родерика целиком сосредоточено на ней и детях, Робби успеет выполнить ее просьбу, не подвергая себя особой опасности.
— Не нравится мне это, — сказал Джиб.
— Верно. Мелочь эта путается под ногами, — согласился Уотти.
— Путается под ногами — слабо сказано.
— Думаешь, Каллум умеет пользоваться этим своим ножиком?
— Пораскинь мозгами, Уотти. — Джиб даже зубами заскрежетал, досадуя на товарища. — Откуда появились эти дети? Почему их не остановил Колин или кто-то еще из наших людей? Откуда они, собственно, узнали, где мы? — Уотти изумленно округлил глаза и стал испуганно озираться по сторонам, Джиб энергично закивал. — Вот именно. В чаще вокруг лагеря засели союзники этой сучки. Или Пейтона.
— Надо предупредить Родерика.
— Он не станет слушать нас, Уотти, даже если нам и удастся предупредить его по-тихому. И кто бы там ни прятался в лесу и на опушке, они сразу сообразят, что дело нечисто, если мы все трое драпанем. Старина Родерик не уйдет. Он думает, что убьет всех, уедет во Францию и будет жить там, как подобает лорду. Нет, парень, пора нам самим о себе позаботиться.
— Деньги-то как жаль оставлять!
— Сдается мне, их там не так много, как показалось. Уотти кивнул:
— То есть нас надули. Что ж, этого следовало ожидать. А куда нам бежать?
— Ну, — начал Джиб, медленно пятясь к опушке леса, где привязаны были их лошади, — я подумывал о том, чтобы двинуть к границе. Говорят, там, в приграничных землях, живут вполне подходящие люди. Выберем какой-нибудь приграничный клан, Армстронгов, например, я слышал, это настоящая шайка воров и убийц. Разберемся что к чему… — Он посмотрел на Родерика, который, не сводя свирепого взгляда с Каллума, осторожно подбирался к нему. — Прощай, Родерик, увидимся в аду.
Бренда вышла из-за развесистого, тенистого дерева, которое выбрал для нее в качестве укрытия Саймон. Посмотрела вслед двум мужланам, которые в свое время избили Саймона, и, как только те скрылись в чаще, плюнула на то место, где они только что стояли. Она посмотрела на своего брата, который натягивал тетиву лука, и, решив, что очень скоро они отправятся домой, стала потихоньку двигаться к лагерю.
Родерик выхватил меч и прижал его к груди Каллума:
— Что, мальчик мой, коротковат твой кинжал, да? Теперь надо решить вопрос: кого мне следует убить раньше, тебя или мою вероломную жену?
— Родерик, не делай глупостей! — крикнула Кирсти, пытаясь втиснуться между мужем и Каллумом. Краем уха она слышала, как бранится и неистовствует Пейтон, и надеялась только, что ее любимый не успеет наделать глупостей после того, как Робби освободит его от веревок. — Ты проиграл.
— Может, и проиграл, но я еще могу заставить кое-кого дорого заплатить за мое поражение. — Он повернулся, и острие меча коснулось ее груди. — Раз уж я отправляюсь в ад, заберу с собой и тебя, дорогая. Скучно будет там одному.
Воцарилось зловещее молчание, и тут Родерик занес меч. Послышались шум, крики — это сидевшие в засаде ринулись на поляну. Она слышала голос Пейтона, но слов разобрать не могла. Взгляд ее был прикован к сверкающему мечу. Напрягшись из последних сил, Кирсти толкнула Каллума, он упал, а девушка, заслонив его, приготовилась принять удар на себя.
* * *
Внезапно почти у самого ее уха что-то просвистело. Каллум вдруг смолк и перестал брыкаться. Меч в руке Родерика дрогнул, прервав свой смертоносный путь, и стал медленно клониться к земле. Кирсти с удивлением посмотрела на Родерика. Совершенно измученная, плохо соображая от боли, она не сразу поняла, что в глаз Родерика вонзилась стрела. Негодяй стал медленно оседать на землю. Каллум выбрался из-под Кирсти.
— Саймон! — заорал он, вскочив и бросая яростные взгляды в сторону леса. — Ты убил его!
— Да, убил, — спокойно ответил Саймон, выдернув стрелу из глаза Родерика и вытирая ее о траву.
— Но я сам хотел его убить! Я имел на это право!
— Он убил моего отца. Не собственными руками, потому что этот убийца был еще и трусом, но приказал его убить, потому, что отец рассказал мне о том, что этот негодяй делает с мальчиками.
Каллум кивнул:
— Что ж, все по справедливости. Но когда это ты успел научиться так ловко управляться с луком? А что, если бы ты промахнулся и попал в меня или в миледи?
Братья Пейтона подвели его к Кирсти, и он опустился на землю рядом с ней.
— Я еще ни разу не промахивался, — заявил Саймон.
— Ни разу?
— Ни разу. И точно так же бросаю камни. Отец говорил, что в жизни не видел такого меткого глаза. — Он нахмурился, заметив, что Бренда, пробившись сквозь толпу мужчин, идет прямо к нему. — Я же велел тебе оставаться в укрытии, пока все не кончится.
— Я видела, как ты целился, и поняла, что можно выходить из укрытия, — сказала Бренда, застенчиво улыбаясь окружившим ее людям — они с удивлением уставились на девочку. Впервые с тех пор, как Бренда поселилась в доме Пейтона, она заговорила: — я видела людей, которые били тебя, и плюнула на место, где они стояли, и прокляла их страшным проклятием, от которого они покроются бородавками и фурункулами.
— Так ты видела их, деточка? — спросил Пейтон, обнимая Кирсти. Он успокоился после того, как убедился, что ее рана хоть и болезненна, но не опасна. — Эти негодяи ускользнули, да?
— Да, — ответила Бренда. — Они догадались, что взрослые прячутся в засаде, и решили уехать в другое место.
— Ты не слышала, куда именно? Бренда кивнула:
— В пограничные земли. Собираются там разбойничать. Присоединиться к каким-то Армстронгам.
— Ты уверена? — Все вокруг захохотали. Пейтон едва сдержал смех, опасаясь за свою рану.
—Да, хорошо слышала Джиб сказал, что Армстронги — разбойники и убийцы. А Джиб и Уотти не вернутся?
— О нет, деточка, не вернутся. — Пейтон, не выдержав, рассмеялся и, поморщившись, схватился за раненое плечо.
Кирсти не сразу сообразила, почему все смеются.
— Они тоже твои кузены? — догадалась она наконец и лишь покачала головой, когда он засмеялся в ответ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородный защитник - Хауэлл Ханна



Интересный роман. Без сильных страстей, но есть и любовь, и муж-злодей, и хороший конец.
Благородный защитник - Хауэлл ХаннаКэт
20.12.2012, 15.45





прекрасная история любви читайте
Благородный защитник - Хауэлл ХаннаЛюбовь
16.03.2013, 21.35





Незамысловатый роман - он - благородный рыцарь-красавец, она - красавица, угнетаемая безнравственным ублюдком, короткая борьба, счастливый конец. Не верю в любовь героя - скорее в его взыгравший инстинкт защитника и охотника одновременно. Люблю исторические романы, но этот меня разочаровал: 4/10.
Благородный защитник - Хауэлл Ханнаязвочка
18.03.2013, 14.15





Серия "Мюрреи и ихrnокружение"-rn1.Судьба горца- БалфурrnМюррей и МолдиrnКиркольдиrn2.Честь горца- НайджелrnМюррей(брат Балфура) и ЖизельrnЛюсеттrn3.Обещание горца- ЭрикrnМюррей(брат Балфура и Найджела) и БеттияrnДраммондrn4.Клятва рыцаря- КормакrnАрмстронг и ЭлспетrnМюррей(дочь Балфура)rn5.Дама моего сердцаrn-rnКамерон Макалпин иrnЭйвери Мюррей(дочь Найджела)rn6.Невеста горца- КонорrnМакенрой и ДжилианнаrnМюррей(дочь Эрика)rn7.Благородный защитник-rnПейтон Мюррей(сын Найджела) и КирстиrnКинлохrn8.Жених горец -ДэрмотrnМакенрой(брат Конора и Фионы) и ИлзаrnКамеронrn9.Бесстрашный горец-rnЭван Макфингел-Камеронrnи Фиона Макенрой(сестра Конора и Дэрмота)rn10.Горец завоевательrn-rnСигимор Камерон(брат Илзы) иrnДжолин Джерардrn11.Горец победительrn-rnЛайам Камерон(Кузен Сигимора,Эвана и Грегора) и КайраrnМюррей(дочь Балфура)rn12.Горец любовникrn-rnГрегор Макфингел-rnКамерон и АланаrnМюррей(дочь Балфура)rn13.Горец варвар- АртанrnМюррей(сын Балфура) и СесилияrnДоналдсонrn14.Горец дикарь- ЛукасrnМюррей(сын Балфура) и Кэтрин Элдейнrn15.Зеленоглазый горец-rnДжеймс Драммонд(племянник Беттии и Эрика) иrnАннора Маккейrn16.Горец грешникrn-rnТорманд Мюррей(сын Эрика) иrnМорейн Россrn17.Горец защитникrn-rnСаймон Иннез и ИлзбетrnМюррей(дочь Элспет,внучка Балфура)
Благородный защитник - Хауэлл ХаннаФиона
26.08.2013, 3.16





Могу уточнить, что Алана, Артан и Лукас внуки Балфура.Очень интересная серия книг, прочитала на одном дыхании все 16 книг.Рекомендую читать с самого начала серии.
Благородный защитник - Хауэлл ХаннаМария
23.03.2014, 8.00





Ну, не знаю... Все понравилось. Не шедевр, но один раз почитать можно. Жаль, что нет продолжение про Каллума...) 7/10
Благородный защитник - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
3.08.2014, 16.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100