Читать онлайн Горсть мужества, автора - Хауптманн Габи, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горсть мужества - Хауптманн Габи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.94 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горсть мужества - Хауптманн Габи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горсть мужества - Хауптманн Габи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауптманн Габи

Горсть мужества

Читать онлайн

Аннотация

Неужели будущее для немолодого мужчины – это старость, пенсия и смертная скука?..
О нет!
Для него, как утверждают газеты и ток-шоу, психологи и телеведущие, ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ! Новая жизнь… Новые возможности… И конечно, НОВАЯ ЛЮБОВЬ!
Кто откажется начать все с нуля? Кто предпочтет стареющую жену юной блондинке?
Только не Гюнтер, имевший несчастье последовать советам бесчисленных ток-шоу и забывший о том, что “надоевшая” жена ТОЖЕ СМОТРИТ телевизор и читает глянцевые журналы!..




Шестьдесят лет – это совсем не возраст! Именно так решил Гюнтер в самый разгар празднования своего юбилея, исподволь наблюдая за своим другом и ровесником Клаусом. Тот танцевал с Региной, крепко прижимая ее к себе. Еще сегодня утром все было как обычно. Просто Гюнтер стал еще на год старше, ничего больше. То есть почти ничего. Потому что когда он спускался к завтраку, ему в глаза бросился приготовленный к юбилею огромный торт с кремовой надписью «60» на слое шоколада. Что-то неприятно кольнуло в сердце, настроение сразу упало, но в этот момент еще ничего не было решено, даже мысли что-то изменить не возникало. Однако сейчас, после того как уже шестьдесят раз прозвучали избитые слова типа «сердечно поздравляем с юбилеем» или «добро пожаловать в клуб ветеранов, старик», Гюнтеру стало вполне ясно: он не будет играть по этим правилам, а найдет собственный выход. И в тот самый момент, когда он размышлял, чему посвятить себя, какое новое хобби придумать, ему и бросилась в глаза эта парочка. Внезапно решение пришло само собой: ему срочно нужна новая жена!
Мысль пронзила Гюнтера словно молния. От волнения он даже прикрыл глаза. Сердце бешено забилось в груди.
Клаус, смеясь, крикнул ему:
– Эй, Гюнтер, что с тобой? Ты застыл как экспонат музея восковых фигур!
Гюнтер очнулся от раздумий и кивнул другу:
– Мне кое-что пришло в голову. Я должен срочно задать тебе один вопрос!
– У человека в голове только работа! – Клаус удрученно покачал головой, а его партнерша заразительно рассмеялась.
«Мне надо спросить у него, как это ему удалось все провернуть с Региной», – подумал Гюнтер и направился к буфету, поглощенный своей идеей. Еще не стерся в памяти скандал, разразившийся год назад, когда неожиданно для всех Клаус в одночасье расстался с прежней женой и женился на своей секретарше Регине двадцатью шестью годами моложе его. Все были тогда шокированы. Все женщины, входившие в так называемую лигу, решили объявить новой парочке бойкот, лишить их права принимать участие в светских мероприятиях и вообще отлучить от высшего общества. Все тогда были на стороне покинутой и несчастной Моники, брошенной Клаусом ради смазливой Регины. Но прошел всего год… И что теперь? Где эта Моника? И где Регина и Клаус?
Да иначе и не могло быть.
С чувством глубокого удовлетворения Гюнтер налил бокал шампанского и, чокаясь как бы сам с собой, поздравил себя со своим секретным подарком.
Затем взял маленький бутерброд с семгой и обвел взглядом сад, где собрались гости. Конечно, его жена, Марион, как всегда, устроила все безукоризненно. Прекрасный буфет с холодными закусками, превосходный бар, музыка, собственный синтезатор. Повсюду развешаны гирлянды разноцветных лампочек, и так далее и тому подобное. Все, что принято в высшем обществе маленького города во время таких мероприятий.
Гюнтер зевнул. Все такое скучное. Совсем как его жена. Правильная и педантичная. Он взял еще один бутерброд и задумчиво оглядел гостей. Вот та малышка, танцующая с сыном обер-бургомистра неподалеку от Клауса и Регины, пожалуй, как раз его размерчик. Стройненькая, сексапильная, на вид нет еще и тридцати. Наверное, в постели она огонь! Он пристальнее всмотрелся в девушку. Ее безукоризненно сшитое платье подчеркивало каждый изгиб стройной фигуры. Она то и дело смеялась, откидывая назад головку. Гюнтер не мог оторвать взгляд от великолепной груди, то и дело мелькающей в вырезе платья.
Кто-то хлопнул его по плечу, и Гюнтер едва не подавился бутербродом.
– Ну, старина, как ты ощущаешь себя в свои шестьдесят?
Это Манфред, старый друг Гюнтера по совместной работе в партии. Он пытается держаться так, словно сам намного моложе.
– Да почти так же, как и вчера. Может, стал чуть беднее, потому что вы вот-вот разорите меня, если будете так много пить!
Манфред захохотал и, словно в подтверждение только что сказанных слов, залпом опустошил пивную кружку.
– Ты это серьезно? – утирая пену с губ, спросил он и сделал жест в сторону нового, недавно построенного особняка стоимостью в три с половиной миллиона.


Уже стемнело. Погода стояла словно по заказу, хоть накануне и передавали, что будет гроза: Марион удовлетворенно обвела взглядом сад и гостей. Ландшафтный дизайнер, оформлявший сад, сдержал слово. Все подобрано и устроено на самом высоком уровне. Марион глубоко вздохнула. Кажется, все довольны. Развлекаются по полной программе: кто-то танцует, кто-то угощается в буфете или за расставленными в саду столиками. Марион радостно улыбнулась. Она организовала все, как всегда, блестяще и может гордиться собой. И Гюнтером, конечно! Марион поискала глазами супруга. Он стоял рядом с Манфредом. Марион послала мужу воздушный поцелуй. Сегодня ему – шестьдесят. Они женаты тридцать пять лет. Сколько всего было в их совместной жизни! Все время рядом. Гюнтер поднимал свое дело, она была его опорой и тылом. Придавала ему сил и уверенности в себе. Теперь они достигли всего. Пора насладиться заработанным и построенным. Чувство удовлетворения переполняло ее. Она выбрала верный жизненный путь, у нее отличный, уважаемый всеми муж, он любит ее и всегда был верен ей – что еще желать женщине?


Линда все еще танцевала, хотя музыка не слишком нравилась ей. Но лучше уж танцевать какой-нибудь фокстрот, чем стоять с бокалом шампанского и слушать бессмысленную болтовню гостей. Чувствуя на себе взгляды собравшихся, Линда замечала все, что происходило в саду. И оценивающий взгляд Гюнтера не ускользнул от ее внимания. Но это не раздражало ее. Скорее наоборот. «Чего может хотеть этот старый тюфяк?» – подумала она и еще крепче обвила руками шею своего партнера.
Ощутив это, Дирк потянулся к ее губам. Он собирался сделать предложение Линде уже этим летом. Сделать не так, как принято сейчас, на бегу, а в старинных традициях. Он повезет ее куда-нибудь на природу, к берегу реки, поставит там стол, накрытый белой скатертью до земли. На столе будут ведерко с шампанским, два хрустальных бокала, серебряный подсвечник с горящими свечами и огромный букет красных роз. А он в своем белом костюме упадет перед Линдой на колени, будет читать ей стихи и попросит стать его женой. А потом они будут любить друг друга прямо там, на траве… Хотя нет, ни в коем случае, Дирк не позволит себе этого. Он должен быть настоящим мужчиной, всегда готовым сделать для любимой женщины все, что она пожелает. В порыве нежности Дирк прижал Линду к себе, нежно поцеловал ее, сбившись при этом с такта и наступив девушке на ногу. Линда рассмеялась, встретилась с взглядом Гюнтера и дерзко посмотрела на него: «Завидуй, старик, я так молода, у меня впереди вся жизнь, я еще могу веселиться как хочу».
* * *
Марион пригласила на юбилей Гюнтера ровно шестьдесят гостей. И ровно шестьдесят человек пришли поздравить ее мужа. Никто не посмел ни отказаться от приглашения, ни привести с собой кого-то, кто не был приглашен. Все знали, что Марион всегда разрабатывала стратегию проведения праздников и относилась к этому весьма серьезно. Иногда она сама посмеивалась над собой, но по-другому не могла. Марион родом из старинной прусской семьи, ее отец и дед посвятили жизнь военной карьере и достигли высоких постов, заслужили множество наград. Они всегда являли собой образец дисциплины, целеустремленности и порядка. Марион, единственный ребенок в семье, к сожалению, появилась на свет девочкой. Это очень огорчало предков, но порядок и дисциплина, царившие в доме, приучили ее относиться к жизни по-особому: уметь ставить цели и добиваться их. Ее умению планировать жизнь могли бы позавидовать стратеги генерального штаба!


Гюнтер завел беседу со своим новым соседом, и Манфред удалился в сторону дома. Тоже мне. Он стал довольно чванлив. Но тем не менее… Манфред не мог не признать, что во многих отношениях Гюнтер на голову выше его. Зависть, черная зависть. Манфред вообще-то всегда хорошо относился к своему другу. Долгие годы они вместе работали в местном совете, пока Гюнтеру не пришлось из-за недостатка времени оставить общественную работу. В эти годы они постоянно подыгрывали друг другу, занимаясь спекуляциями на фондовом рынке. Но когда последние сделки Гюнтера оказались едва ли не убыточными, Манфред заметил, что с каким-то злорадством радуется неудачам старого друга. Когда Гюнтер, сразу после объединения, решил за счет инвестиций удвоить продажи своей строительной техники на Востоке, все, в том числе и Манфред, были уверены и даже с каким-то упоением ждали, что это предприятие потерпит крах. Но Гюнтер оказался прозорливее. Прежде всего, в том, что касалось техники для ведения проходческих и подземных работ. В новых землях она была весьма востребована. Что ж, Гюнтер достоин того, чего достиг, подумал Манфред и усилием воли попытался подавить чувство зависти.


Гюнтер Шмидт не получил какого-то особого образования, но природа наделила его выдержкой, волей и проницательностью. Долгое время фраза «Learning hy doing»
type="note" l:href="#n_1">[1]
оставалась единственным английским выражением, известным ему. Но он, ребенок военных лет, был наделен от природы хитростью, даже скорее крестьянской расчетливостью; в сочетании с острым умом и способностью не поддаваться эмоциям это заменило Гюнтеру недостаток образования.


Его идеалами на протяжении всей жизни оставались деньги и власть – лояльным же он мог быть только по отношению к себе. Гюнтер не чувствовал себя обязанным ни государству, ни своей семье. Он сделал себя сам. И только то, что позволяет ему двигаться к деньгам и власти, для него важно и нужно.
Родной отец Гюнтера сгинул во время Второй мировой где-то на просторах России. Как и тысячи других, он был отправлен на фронт простым пехотинцем, и через некоторое время письма от него перестали приходить. Гюнтеру тогда было четыре года, а уже полгода спустя он перестал вспоминать отца. Причина была не только в том, что мальчик почти не знал его, но и в том, что новый муж матери – Эрих – сделал все, чтобы Гюнтер как можно скорее забыл родного отца.
Эрих занимался продажей муки, и это приносило ему, особенно в первые послевоенные годы, совсем неплохой доход. Уже очень скоро у отчима появился автомобиль, один из первых в городе, а у матери Гюнтера – стиральная машина. Для Гюнтера наняли учителя, который должен был обучить мальчика хорошим манерам. Но эта наука угнетала его. Гораздо больший интерес вызывали у Гюнтера занятия отчима. Тот, кстати, и преподал Гюнтеру основы бизнеса: держать всегда нос по ветру, прислушиваться и присматриваться ко всему, что происходит вокруг, и всегда быть на шаг впереди конкурентов.
Гюнтер внимательно перенимал опыт Эриха. Вначале тот внушал ему немое восхищение, позднее появилось желание во что бы то ни стало добиться большего, опередить отчима. В 1973 году Эрих продал свое мукомольное предприятие и вложил деньги в недвижимость, открыв несколько центров по продаже строительного оборудования в окрестных городах. Когда и на этом рынке наступило насыщение, он предпринял еще один ход. В 1980 году шестидесятидвухлетний Эрих основал фирму по переработке вторсырья. Это произошло как раз в тот момент, когда понятие «зеленый» перестало быть просто обозначением цвета, а превратилось в название одной из мощнейших политических сил. Германия же к тому времени была переполнена промышленными отходами. И уже через год в торжественной обстановке Эрих вручал представителям «Гринписа» чек на круглую сумму, чтобы поддержать их борьбу за чистоту окружающей среды. Это спонсорство в последующем позволило ему освободиться от уплаты налогов, а следовательно, еще более увеличить прибыль – свою и руководимой им фирмы.
Обмениваясь любезностями с соседом, Гюнтер искал глазами Линду. Но она уже ушла с танцпола и затерялась среди гостей. Гюнтер поднялся на несколько ступеней по лестнице, ведущей в дом, чтобы лучше видеть всю площадку перед домом. Ага, Линда и Дирк направляются к буфету. Ее походка легка, плавные изгибы тела, подчеркнутые черным вечерним платьем, словно дразнили Гюнтера. Он проглотил слюну, словно слыша, как эротично шуршит при каждом шаге ее платье. Он почувствовал, как в нем закипает кровь, и в этот же миг откуда-то изнутри прозвучал голос отчима: «В любой жизненной ситуации прежде всего надо сохранять ясную голову!» Но Эрих, к несчастью, уже мертв. И какая нелепость! Умри отчим на два года позже, Гюнтер с полным правом показал бы ему, что был хорошим учеником. Что, прекрасно усвоив науку вести дела, превзошел своего учителя! У него много денег, он ворочает миллионами, а совсем скоро будет владеть, прекрасной молодой женщиной. Это будет его триумфом!
* * *
Линда шла с Дирком к буфету, чувствуя на себе восхищенные взгляды гостей. Ее лицо сияло.
– Ты самая красивая, – шептал молодой человек ей на ухо. – Это, несомненно!
– Ты гордишься мной? – нежно спросила Линда, а Дирк обнял ее за талию чуть ниже, чем это предусмотрено приличиями.
– Еще как!
Линда посмотрела ему в глаза и с любовью прошептала:
– И что это дает тебе?
– Все!
– А мне?
– Все, что захочешь! Линда весело рассмеялась:
– Будь осторожен, делая такие заявления!


Марион, глядя на молодых людей, невольно сравнивала их с собой. Они с Гюнтером никогда не были такими – беззаботными, счастливыми, не ведающими никаких сомнений. Марион поправила салфетки и разложенные на них приборы.
– Я очень рада, что вы оба пришли сегодня к нам и, – она кивнула Дирку, который взял тарелку, – что ваши родители почтили нас своим присутствием!
Молодой человек поднял глаза и дружелюбно улыбнулся Марион.
– Вряд ли можно найти человека, который отказался бы участвовать в таком празднике!
– Вы создали замечательную атмосферу для гостей и так хорошо все организовали. – Линда обвела сад движением руки. – Ваш дом сказочный! Он вызывает зависть!
Марион слегка пожала плечами.
– Да, все это прекрасно. Но ваша молодость и красота еще прекраснее. И это главное ваше богатство!
Линда кивнула:
– Вы правы. – Ее рот слегка искривился в усмешке. – Но молодость, так или иначе, дается всем, а вот многое другое…
Марион обернулась к Дирку и, положив руку ему на плечо, засмеялась:
– Вы, мой юный друг, построите для нее дворец, правда?
В этот момент щелкнул включившийся микрофон, и все повернули головы в ту сторону где он был установлен. На маленькой трибуне стоял обер-бургомистр. Совершенно очевидно, что он собирался произнести поздравительную речь в адрес юбиляра.
– О нет, этого я уже не перенесу, – прошептал Дирк. Линда увидела, как Гюнтер слегка выступил вперед, а Марион поспешила к мужу. Гости замолкли и подошли ближе к трибуне. Обер-бургомистр пару раз кашлянул в микрофон, но не спешил начинать речь, потому что видеокамеру еще не установили на штатив. Когда, наконец все было подготовлено и в видеокамере предусмотрительно заменили аккумулятор, Иоахим Веттерштейн еще раз оглядел гостей и сконцентрировал взгляд на Гюнтере.
– Мой дорогой старинный друг! – начал бургомистр. – Хотя, наверное, в этот особенный день я должен был бы сказать: «Мой дорогой нестареющий друг!»
Некоторые гости начали улыбаться, раздались аплодисменты.
– Унесите меня отсюда! – со стоном выдохнул Дирк.
– Но почему? – спросила Линда. – Это же так забавно. И к тому же в таких случаях совершенно необходимо говорить то, что приятно слышать юбиляру!
– Но я не хочу это слушать!
Линда цепко взяла молодого человека за локоть.
– А я хочу! Представь себе!


У Гюнтера возникло чувство, что за спиной у него стая шакалов. Они вовсе не рады его успеху. Ни тому, что у него такой прекрасный дом, ни его удачам в бизнесе. Пожалуй, они рады, злорадно рады, только тому, что рядом с ним такая недалекая и скучная женщина, его жена. Да еще тому, что его голова день ото дня лысеет, а силы, его мужские силы, уходят. Клаус как-то саркастически заметил по этому поводу, что лысеющая голова – признак растущей потенции. Ему-то хорошо говорить, когда у него такая молоденькая женушка! Гюнтер невольно начал искать глазами Линду. Ах, она все еще рядом с буфетом. С этим бездельником, сынком бургомистра. Вечный студентишко с амбициями преобразователя мира. Иоахим мог бы вырастить кого-то и получше. А Линда? Гюнтер улыбнулся бургомистру, совершенно не вслушиваясь в то, что тот говорит.


В этот вечер, отправляясь спать, Марион чувствовала себя совершенно счастливой. Жаль, что ее отец не дожил до этого дня. Это был великолепный праздник, все удалось на славу, никто не переборщил с выпивкой, собрались лучшие люди Ремерсфельда. Она наденет на себя новый, почти прозрачный пеньюар, чтобы соблазнить Гюнтера. Это будет прекрасным завершающим аккордом сегодняшнего праздника. Марион сделала легкий ночной макияж, взяла дорогой крем и, намазав себя с головы до ног, внимательно осмотрела в зеркале свое тело. Приходится констатировать, что бикини уже не для нее, хотя никаких особых проблем с фигурой нет. «Что ж, через три недели тебе исполнится пятьдесят пять», – успокоила она себя. Зато лицо ее выглядело свежо и привлекательно, у Марион почти не было морщин, а волосы до сих пор сохранили блеск и естественный цвет. Марион провела за ушами кончиками пальцев, смоченными духами, чтобы отбить запах шампанского, неприятный Гюнтеру. Она надела пеньюар, несколько раз повернулась перед зеркалом, удовлетворенно кивнула, еще раз провела расческой по волосам и, полная ожидания, тихо открыла дверь, ведущую из ванной в их общую спальню.
Ее встретил громкий храп. Марион обескуражено застыла рядом с дверью, потом прокралась на цыпочках к кровати. Гюнтер действительно уже спит! Разочарованная Марион включила ночник на своей тумбочке и села на кровать. Такого еще никогда не случалось. В их семье существовал неписаный закон, что по праздникам и в дни рождения никто не засыпал, не дождавшись другого. Ни разу за все тридцать пять лет совместной жизни. Марион размышляла, не разбудить ли Гюнтера: ведь если они нарушат традицию, в дом придет несчастье. Но и разбудить мужа тоже нехорошо. Несколько минут Марион смотрела на Гюнтера в раздумье. Он спал в позе младенца, повернувшись к ней спиной. Наконец, решившись, она залезла под одеяло и прижалась к Гюнтеру всем телом.
Гюнтер слышал, как она вошла. Каждое движение жены в ванной, каждый шорох за долгие годы супружества стали своеобразным ритуалом, повторяющимся изо дня в день. Он и сам стал частью этого ритуала. Поэтому когда дверь, наконец, открылась, Гюнтер притворился, что спит. Сейчас он не хотел даже прикасаться к жене. Гюнтер вообще больше не желал к ней прикасаться. Ему сегодня исполнилось шестьдесят, и он заслужил право на то, чтобы жить иначе, внести свежую струю в свою застоявшуюся жизнь. Гюнтер чувствовал, как Марион сначала в задумчивости рассматривала его, затем забралась под одеяло. «Только не трогай меня», – подумал он, мысленно видя Клауса с молодой женой. Марион прижалась к Гюнтеру, и ее прикосновение вызвало неприязнь. Боже, почти увядшее дряблое тело, грудь, которая скоро совсем потеряет форму. Он уже не может видеть это каждое утро, не желает больше близости с этой женщиной. Он вообще не хочет видеть ее в старости. Она должна исчезнуть из его жизни. Как можно скорее. Гюнтер начал думать о Линде, вспомнил, как она танцевала сегодня вечером в своем сногсшибательном платье. Мысль, посетившая Гюнтера во время праздника, снова заполнила его сознание, и он с наслаждением погрузился в свои грезы. Утопая в них, Гюнтер представил себе, как Линда приходит к нему, как он срывает с нее платье и она стоит перед ним почти нагая, в одних черных колготках и туфлях, он бросает ее на кровать, Линда извивается и стонет под ним, а он все входит и входит в нее. Гюнтер видел перед собой ее полные сочные губы, лицо, искаженное гримасой сладострастия, и чувствовал, как напрягается его член. В следующий момент он повернулся и со злостью набросился на Марион.


Воскресенье. Празднование юбилея у Шмидтов продолжалось почти до самого утра, поэтому напрасно церковные колокола призывали элиту города на утреннюю службу. Все первые люди веселились на дне рождения всю ночь, и наутро у каждого из них была отговорка, чтобы не пойти в храм.
Клаус Раак тем не менее нашел в себе силы подняться вовремя. Регина проснулась от звука велотренажера, доносящегося из комнаты, где стояли спортивные снаряды. Она посмотрела на часы и вздохнула. Восемь! Слишком рано, чтобы подняться после такой бурной ночи. Но Регина прекрасно знала, что будет дальше. Сейчас Клаус целый час прозанимается на всевозможных тренажерах, чтобы затем, приняв душ, свежим и бодрым тихо скользнуть к ней в постель и предаваться любви все утро; почти до десяти часов. Она натянула одеяло на голову, чтобы не слышать монотонного жужжания тренажера. Этот звук раздражал Регину, напоминая ей, что Клаус в отличие от многих более молодых людей, да и самой Регины, продолжает следить за собой. Но она воздержалась от комментариев и, плотнее закутавшись в одеяло, закрыла глаза и погрузилась в так некстати прерванный утренний сон.


Рёмерсфельд с его почти пятидесятитысячным населением долгое время имел статус маленького образцово-показательного городка, который развивался стабильно и поступательно. С одной стороны, это было обусловлено прекрасным географическим положением и ландшафтом, благодаря чему на протяжении столетий в этом районе процветало виноделие. С другой, а именно это так нервировало жителей близлежащих городов, две крупные фирмы в Рёмерсфельде занимались поставками в автомобильной и строительной индустрии и приносили городу постоянный и высокий доход. В конце восьмидесятых годов к этим фирмам добавилась еще одна, компьютерная. Таким образом, население получило новые рабочие места и уверенность в будущем, а городская казна еще один стабильный источник доходов. Провинциальный город, веками считавшийся лишь центром виноделия, в одночасье получил статус «гимназии авангарда», а местная молодежь – все, что нужно для прекрасного образования и развития личности, включая два бассейна – открытый, с подогревом воды, и закрытый. Чуть позднее открылись огромный многофункциональный Дворец культуры, которому завидовали жители всех окрестных городов, современный конноспортивный комплекс, теннисный клуб… И уже всерьез начинали задумываться о создании гольф-клуба. В это время Рёмерсфельд, прежде едва различимый на федеральной карте, благодаря своим автомобильным и компьютерной фирмам, а также строительным рынкам, расположенным поблизости, стал почти райским местом. Теперь пришло время Шмидтов, которых сама райская идиллия интересовала меньше всего; их вполне устраивали отношения, сложившиеся с местной властью и позволявшие им идти выбранным путем, своевременно отслеживая все изменения в конъюнктуре бизнеса.
Услышав телефонный звонок, Регина подскочила в постели. Она потянулась к телефонной трубке, но в это время муж в соседней комнате уже начал разговор. Ну и хорошо, потому что Регина очень хотела досмотреть чудесный сон, прерванный этим звонком. Она уже закрыла глаза, предвкушая продолжение, но доносящийся из соседней комнаты голос мужа не позволял ей сосредоточиться.
– Почему тебе пришла в голову мысль немедленно развестись? – услышала Регина громкий голос мужа. И после короткой паузы: – Это будет стоить тебе головы или как минимум твоего нового дома! – Регина села на постели. – Оставь свои бредовые идеи! Заведи любовницу, и дело с концом!
«С кем это он?» – спросила себя Регина и внезапно пришла в ярость. А ведь и она была когда-то любовницей. И как это мерзко звучит: «Заведи любовницу, и дело с концом!»
Немного погодя Регина услышала, как Клаус идет в ванную. Видимо, его тренировка закончилась. Регина тоже встала и пошла к нему. Клаус, фыркая, стоял под душем. Регина слегка приоткрыла дверцу душевой кабины и оглядела обнаженную спину мужа. Клаус обернулся:
– Радость моя, как ты меня напугала!
– Ты сегодня так рано поднялся! Доброе утро, мое сокровище!
Она поцеловала мужа и начала чистить зубы, ожидая, пока Клаус, завернувшись в полотенце, выйдет из душа.
– Меня разбудил телефон, – почему-то приврал он, а Регина улыбнулась ему ртом, полным зубной пастой.
– Я слышала, – пробормотала она, прополаскивая рот. – Кто это решил развестись?
Клаус, запнувшись на мгновение, ответил:
– Этого я тебе, к сожалению, сказать не могу. Профессиональная тайна!
– Все равно скоро об этом узнает весь город. – Регина пожала плечами и выскользнула из своего прозрачного пеньюара. – Точно так же, как было у нас с тобой тогда.
– Но у нас все было совсем не так!
Регина открыла дверь душевой кабины и бросила мужу через плечо:
– Развод в любом случае – развод. А то, что ты женатому мужчине так грубо советуешь завести любовницу, говоря, что и дело с концом, я нахожу безвкусным. Это пренебрежение к женщинам и звучит так, словно ему следует купить у мясника килограмм вырезки!
Клаус взял свой халат.
– Ты передергиваешь, мое сокровище. Я только хотел сказать ему, чтобы он не действовал так опрометчиво и не ставил под удар свою карьеру.
– Ты считаешь это для себя важным!
Регина открыла душевую кабину, но на секунду задержалась, прежде чем войти, чтобы увидеть реакцию мужа на последнюю фразу. – Регина, прошу тебя!
Значит, большего он не скажет, подумала Регина и, войдя в кабину, начала принимать контрастный душ.
Клаус в задумчивости направился в кухню. Его дом, конечно, не такой роскошный и огромный, как у Гюнтера, но тем не менее. Это фамильное бунгало в стиле семидесятых годов. После развода Клаусу пришлось многое переделать в нем и слегка расширить площади. Однако из-за возраста крупная переделка показалась нецелесообразной. Тем не менее, кухню и спальню переоборудовали. Регина ни за что не хотела не только спать и постели, где прежде спала Моника, но и готовить на той же самой кухне.
«Ну, Гюнтер, – покачал головой Клаус, насыпая кофе, – из-за развода ты понесешь большие убытки, даже если взамен получишь какую-нибудь молоденькую куколку. Такой поступок оттолкнет от тебя очень многих». С самим Клаусом все было несколько иначе. Моника в отличие от Марион имела свои деньги. Причем даже большие, чем Клаус. Несколько лет назад она взяла на себя управление предприятием родителей и стала совершенно независима от Клауса в финансовом вопросе. Однако при разводе Моника потребовала свою долю имущества. Не столько из-за денег, сколько для того, чтобы защитить свою честь и достоинство. Клауса добило тогда то, что дети сочли его полным идиотом. Впрочем, всерьез они не вмешивались в отношения родителей, так как были вполне самостоятельны. Их тридцатипятилетний сын совместно с матерью руководил фирмой, доставшейся Монике по наследству, а дочь, получив третье образование, занялась дизайном одежды, и им было не до родительских распрей.
Все усложнил отец Регины. Он моложе Клауса на два года и до сих пор считает такие отношения самым настоящим инцестом. Клаус пытался переубедить его, приводя в пример собственную дочь и говоря, что такое могло случиться и с отцом Регины. Но Карл-Хайнц лишь укоризненно посмеялся над этими доводами. Впрочем, зла на Клаусаон не держал. Однако каждый раз, когда Регина отправлялась к родителям, Клаус находил предлог, чтобы остаться дома.
Приготовив кофе, Клаус накрыл стол в новом зимнем саду, который Регина по своему вкусу обставила мебелью из бамбука и разместила там несколько пальм. Она называла это место в доме «Солнечный остров». Вообще-то Клаус считал, что такое помещение в доме – глупость. Он снова направился в кухню. По существу, заплатить за оборудование кухни и столовой цену хорошего автомобиля – идиотизм. И. это в то время, когда вот-вот должны грянуть перемены, связанные с объединением Европы, когда рынок может заполниться дешевой рабочей силой, а продукция процветающих пока фирм Рёмерсфельда может стать неконкурентоспособной. И как тогда поддерживать все эти Дворцы культуры, теннисные клубы и бассейны? Могут понадобиться деньги, чтобы открыть новое дело или вкладывать их в старые предприятия.
И тут эта кухня за 60 тысяч марок.
Клаус вздохнул. К сожалению, он не знал, как пойдут дальше его дела. Да, среди первых лиц во всех фирмах у него есть клиенты. Но если они повернут свои дела несколько в иное русло и он потеряет их, что тогда предложить Регине?
Клаус открыл холодильник, поставил на поднос тарелки с маслом, джемом, пластиковые коробочки с колбасой и понес все в зимний сад. В дверях он остановился. Утренний свет проникал в помещение, освещал пальмы. Тени от листьев живописно падали на стол. Дом действительно преобразился с приходом Регины, подумал Клаус. И все же такая перестройка была лишней. Вздохнув, он поставил поднос на стол. Да, вот у Понтера нет таких проблем с деньгами. Предпринимательские способности у него в крови. А сейчас эта идиотская идея с разводом. Хотя каждый знает, что переживания, особенно любовные, очень вредят делу.
Клаус сел, налил кофе. Как же ему поступить? Отговорить Гюнтера от этой авантюры или наоборот?
Если он начнет отговаривать друга, Гюнтер может найти Клаусу замену на посту консультанта по имущественным вопросам. Это сомнительно, но в таком случае Клаус вряд ли найдет иной источник доходов, сравнимый с работой у Гюнтера.
Напротив, помогая Гюнтеру, он сохранит свои козыри. Можно закрутить дело так, что сам Гюнтер потеряет в какой-то момент контроль над происходящим. Тогда Клаус окажется незаменим. У него перехватило дыхание. Такая мысль никогда еще не приходила в голову Клаусу. Он сидел неподвижно, восхищаясь своей идеей. Потом по его лицу пробежала усмешка. «Рука руку моет, – подумал он, – и ты, дорогой Гюнтер, скоро поймешь это, а заодно и то, что молоденькие женщины стоят очень дорого».
– Добро пожаловать в клуб, – прошептал Клаус, поднимая чашку с кофе.


Гюнтер бродил по дому с раннего утра. Несколько чашек крепкого черного кофе он выпил на ходу, а тревога все не оставляла его. Гюнтер никак не мог дождаться, когда же наконец наступит восемь часов. Ему казалось, что в воскресенье вполне допустимо позвонить в восемь утра. А позвонить Клаусу было необходимо. Клаус предложил ему план сражения, с помощью которого он, Гюнтер, выйдет победителем в предстоящем процессе. Речь не пойдет о деньгах, во всяком случае, явно. Это означает, что необходимо время, чтобы спрятать концы. Это означает также, что Марион не должна ничего знать – до поры до времени. Поскольку Марион ничего не понимала в его делах, это не казалось Гюнтеру особенно сложным. Труднее играть роль примерного мужа, делать вид, что ничего не произошло. Он с большой радостью уже сегодня снял бы номер в какой-нибудь гостинице, чтобы с самого утра уединиться там с Линдой.
Подумав о Линде, Гюнтер сообразил, что не знает ни ее фамилии, ни где она живет. Но тем интереснее. Игра! И один должен стать победителем в этой игре! А победителем будет, конечно, он, Гюнтер Шмидт!
Разговор с Клаусом, которого он с таким нетерпением ждал, разочаровал Гюнтера. Почему Клаус так колебался? И чего стоила его болтовня о какой-то любовнице? Он, Гюнтер Шмидт, не намерен прятаться по углам, словно мальчишка. Он хочет греться в лучах своего нового счастья. Весь мир должен видеть его завоевание. Весь мир будет завидовать ему!
Гюнтер собирался пойти на кухню, чтобы налить себе еще чашечку кофе, но тут услышал шаги Марион, спускающейся по лестнице. Сейчас следует разыграть роль примерного мужа. Эта игра уже начинала нравиться ему.


Марион, кстати, тоже уже давно не спала. Она лежала в кровати, закрыв глаза и прислушиваясь к тому, как бесцельно бродит по дому муж. Марион лежала и думала. Думала вчерашнем празднике, о сцене, которая разыгралась ночью в их спальне. Марион не находила объяснений такому поведению Гюнтера. Сначала она приняла это за внезапный порыв страсти. Потом, когда все так же неожиданно закончилось, как и началось, а Гюнтер сразу отвернулся от нее и захрапел, Марион сочла это оскорблением. И вот, лежа в постели, она рассматривала произошедшее и так и эдак и не находила объяснений. Праздник был организован блестяще, все прошло без единого сбоя. Авторитет мужа теперь еще больше вырастет. Что же вызвало недовольство Гюнтера?
Несколько раз за это время Марион решала подняться с постели, подойти к мужу и прямо спросить его, что случилось. Но какой-то необъяснимый страх удерживал ее от этого шага. Потом послышалось щелканье кнопок телефона. Он кому-то звонил! В такое время! Кому? Что заставило его звонить кому-то в восемь утра в воскресенье?
Марион спускалась по лестнице, намереваясь вести себя так, словно ничего не случилось. Она не спеша накроет на стол, и непринужденно поболтаете мужем о вчерашнем празднике. А там будет видно.


Моника Раак тоже провела не самую лучшую ночь в своей жизни. Поднявшись с постели, она довольно долго сидела перед накрытым к завтраку столом, но не притронулась к пище. Вот уже целый год почти каждое утро начиналось так – одна в пустой трехкомнатной квартире. Ухоженные цветы на подоконниках, книги, аккуратно расставленные на полках. Моника встала и начала ходить из угла в угол, злясь на себя, на весь белый свет и даже на уборщицу, буквально вылизывающую каждый угол в ее доме. Потом мысли Моники переключились на события вчерашнего дня. То, что Клаус был приглашен на праздник к Шмидтам вместе с Региной, невероятно разозлило ее. Ах, с каким удовольствием Моника подмешала бы им обоим в коктейли яд! Какой разразился бы скандал! Подумайте, эта парочка откинула лапки прямо во время праздника в доме Гюнтера Шмидта! Моника, так или иначе, привыкла быть одна. Более того, Клаус ей теперь не нужен ни за какое золото мира! Монике повезло: она отстояла хоть кое-что из добра, нажитого совместно, и уже этим была довольна. Но она потеряла свое место в обществе, за что ей хотелось линчевать бывшего мужа. Ведь это не просто общество. Это их общие друзья, традиции, общий театральный абонемент, новогодние каникулы с лыжными прогулками в Церматте. Двадцать лет подряд они ездили в один и тот же отель. И вот Клаус по-прежнему живет во всем этом, а ее выкинули на обочину той жизни. Он теперь сидит в театре рядом с Региной. Регину приглашают на каждый праздник к их общим друзьям. Как ни в чем не бывало Клаус ездит со своей новой супругой в Церматт, и они от всей души развлекаются там. И все это словно, само собой разумеется. Монике же пришлось искать для себя новую гостиницу, потому что в обществе не поймут, как это нынешняя и бывшая фрау Раак внезапно встретились в холле одного отеля. И на вечеринки к друзьям ее не приглашают из тех же соображений. Да, Моника теперь неизлечимо больна. И диагноз ее болезни звучит как приговор: она навсегда останется «бывшей».
Прекрасно отыграв спектакль под названием «Воскресный завтрак в кругу семьи», Гюнтер вернулся в свой кабинет. Оттуда он наблюдал, как Марион руководит уборкой сада после вчерашнего праздника. А сам раздумывал, как узнать фамилию и адрес Линды. На ум приходит Иоахим, обер-бургомистр. Уж он-то наверняка знает, как зовут пассию сына и где она живет.


Гюнтер порылся в своих записях. У Иоахима есть секретный номер телефона, только для близких друзей и родных. Гюнтер записывал его. Но где? Гюнтер просмотрел свои личные записи, переложил на столе отдельно лежащие бумаги, прочитал их. Одни он вернул назад, другие порвал и выбросил. В записных книжках полно номеров, напротив которых нет ни имен, ни фамилий владельцев. Нет, так ничего не найти! Но Гюнтер хорошо помнил прямой номер в кабинет бургомистра в ратуше. И еще раздумывая, позвонить ли по этому номеру, поймал себя на том, что пальцы сами начали набирать нужные цифры. К его удивлению, трубку сняли сразу.
– Веттерштейн.
– Вот это да! Вот уж никак не ожидал! Приветствую тебя, это я!
– Гюнтер!
– Ты ждал другого звонка?
– Не от тебя… Но все равно здорово, что ты позвонил. Я собирался сам позвонить тебе попозже, чтобы поблагодарить за прекрасный праздник!
– Я тоже хочу сказать тебе спасибо за твое выступление перед гостями. Ты говорил так сердечно. У тебя здорово получилось. Это заметили все!
– Я рад. Да, Марион умеет устраивать мероприятия такого масштаба!
– Ах да! Вот о чем я хотел спросить тебя, Иоахим… Девушка, что приходила вчера с твоим сыном, она…
– Ты имеешь в виду Линду?
– Да, наверное, ее. Понимаешь, мы нашли чью-то косметичку, и Марион считает, что она принадлежит Линде. Может, у тебя есть номер телефона девушки? А еще лучше адрес. Тогда я отправил бы ей эту вещицу.
Гюнтер зажал трубку между плечом и ухом и подвинул листок, готовясь записывать.
– Да, конечно, она обрадуется. – Голос Иоахима утратил прежнюю настороженность, тон стал более мягким и доброжелательным. – Только незачем оказывать ей такую честь. Я скажу сегодня сыну, и он сам приедет и заберет косметичку у Марион. Еще раз большое спасибо, Гюнтер. Все было великолепно!
– Рад слышать это.
Иоахим положил трубку.
– Черт! – прошипел Гюнтер. Карандаш в его руках сломался. Где теперь взять косметичку и как объяснить это Марион? Примерно так: «Посмотри, сокровище мое, что забыла вчера в мужском туалете малышка сына нашего обер-бургомистра».
А если придется объясняться еще и с сыном Иоахима? Надо как-то предотвратить этот позор. Но как?
Гюнтер листал телефонную книжку. Он сам позвонит Дирку Веттерштейну. Может, парню проще принять услугу Гюнтера, чем тащиться за вещью подружки через весь город.
Гюнтеру повезло. Номер телефона Дирка нашелся в записной книжке. Вдруг юноша, польщенный такой честью, даст ему координаты девушки? Гюнтер набрал номер.
Прошло довольно продолжительное время, прежде чем сняли трубку.
– Аппарат Веттерштейна.
Женский голос. Неужели она?
– Это Гюнтер Шмидт. Добрый день!
– Добрый. Вы хотите поговорить с Дирком?
– Ну… – Гюнтер от волнения ломает грифель второго карандаша, так дрожит его рука. – Скажите, это вы были вчера с Дирком у меня на юбилее?
– Да. Было очень мило, спасибо большое!
Гюнтер судорожно соображал, что говорить дальше, но в голову не приходит ничего подходящего.
– Это, случайно, не вы забыли у нас косметичку? Сегодня утром мы нашли ее.
– Нет. Точно нет. Передать трубку Дирку?
– Спасибо, не надо, фрау… фрау…
Но Линда уже сунула телефон дружку.
– Господин Шмидт? Вот так честь!
– Я… собственно, хотел позвонить вашему отцу, но нашел только этот номер с вашей фамилией…
– У него же есть специальный номер. Для определенного круга лиц. Запишите, если угодно: 6– 06–06.
– Спасибо, я записал!
6– 06–06. Гюнтер нацарапал номер обломком карандаша на клочке бумаги. «Теперь ситуация стала еще глупее. Иоахим расскажет Линде историю про косметичку, а та вспомнит, что я сам спрашивал ее об этом».
Злясь на себя, Гюнтер встал и направился в сад. Двое рабочих убирали мусор и начали разбирать сцену и буфет. Марион убирала пепельницы и составляла пакеты с мусором в одно место, чтобы их можно было вывезти. Гюнтер какое-то время наблюдал за ней. Потом вспомнил, что был список приглашенных. Ну конечно! Там должны быть данные на каждого из них. Как он раньше не догадался!


А Линда в это время нежилась в постели Дирка в его комнате. Погруженная в мечты о светлом будущем, она в который уже раз разглядывала книги, расставленные на простых деревянных полках и сложенные в стопки на полу. Вдоль стены напротив в такие стопки сложены политические журналы. Книги и журналы лежат и на письменном столе. Среди этой массы литературы, словно нечто сверхъестественное, – две кофейные чашки. Дирк восседает на складном стуле, вокруг которого также разбросано огромное количество книг. Окутанный облаком сигаретного дыма, он пишет работу к предстоящему семинару. «Чертова юриспруденция», – бормочет он время от времени.
– Скоро ты станешь известным адвокатом и сможешь смотреть на всех этих Шмидтов свысока! – Линда мечтательно прикрыла глаза.
– Скорее всего, я уже сегодня смогу посмеяться над ним.
– Возможно. – Линда умолкла на какое-то время, потом продолжила: – Однако если подумать, сколько стоила вчерашняя вечеринка и сколько всего мы могли бы купить себе на такие деньги…
Дирк потушил сигарету.
– Линда! Нельзя относиться к жизни так потребительски. Есть же в мире и другие ценности. Ты тоже зарабатываешь неплохо!
– Все относительно, мой дорогой! – Линда с наслаждением потянулась и запустила руки в свои роскошные темные локоны. – Может, мне стоило забрать эту косметичку. Тем более что это было так срочно. Там наверняка много хорошей косметики. «Диор», «Ланком», «Шанель», или что там еще!
– Слушай! – Дирк обернулся к Линде. – Что на тебя нашло? Пойми же ты! Гюнтер звонил не из-за косметички. Он просто неправильно набрал номер! И давай покончим с этим!
– Хорошо. – Линда оглядела свое тело. – Мне не помешало бы немного позагорать. Составишь мне компанию? Может, покатаемся на велосипедах? А может, еще кое-что?
Дирк пристально всмотрелся в подругу, и в его глазах вспыхнуло вожделение.
– «Еще кое-что» – с удовольствием! Но на все остальное у меня сегодня нет времени, прости.
– Но ты принесешь мне потом завтрак в постель? – подзадорила его Линда, соблазнительно поглаживая свой животик.
– Все, что даст нам холодильник! – Дирк захлопнул тетрадь.
– О, этого может не хватить!
* * *
Спустя два часа Линда ехала на своем стареньком «поло» к себе домой. Она снимала квартиру в квартале новостроек на окраине города. Этот квартал состоял из шести многоэтажных домов, построенных таким образом, что между ними расположились уютные зеленые дворики, прекрасно приспособленные для прогулок с детьми, спортивных игр и вечерних посиделок. Линде по вкусу такой образ жизни. В этом микрорайоне есть ощущение уединенности, и вместе с тем все здесь очень практично. Из подземного гаража лифт поднимается на этаж, где находится квартира. Линда может купить все, что захочет, и при этом не придется тащить сумки через улицу, а потом затаскивать их на этаж пешком, как в доме у Дирка. Да еще в старом квартале, где снимает жилье Дирк, намучаешься в поисках места для парковки. А не дай Бог, машина окажется в пешеходной зоне в выходные! Тогда только один штраф превысит сумму, которую Линда платит за гараж в месяц.
Линда повернула с улицы к своему «гетто», но со двора навстречу вылетел «мерседес» серебристого цвета. Линда едва успела свернуть в сторону, чтобы не столкнуться с роскошным лимузином. «Что это за деятель появился в нашей дыре?» – подумала девушка, бросив взгляд на номерной знак: GS1 —государственный чиновник. В это время машины поравнялись, и она увидела, кто сидит за рулем «мерседеса»: Гюнтер Шмидт собственной персоной. В этот момент и он заметил Линду, остановил машину и опустил стекло со своей стороны.
– Ну и ну! – воскликнул господин Шмидт, высовывая голову в приоткрытое окно. – Вот так сюрприз! Вы тоже живете здесь?
Линда пожалела, что в ее машине нет кондиционера, поэтому ей приходится ездить с открытыми окнами в такую жару. Но ее узнали, поэтому ей пришлось остановить машину и кивнуть:
– Да, а кто еще?
– Кто еще!
– Думаю, вы-то не живете здесь. То есть вы были у кого-то. Или нет?
– Ах, вы об этом! Да, конечно. Я хотел навестить одного из своих деловых партнеров. Но его не оказалось дома.
– Делового партнера? В воскресенье?
– Да, срочное дело, знаете ли. – Он еще больше высунулся из окна. – И вот я думал, где подождать его. Здесь есть какое-нибудь кафе?
Линда задумалась, потом покачала головой.
– Поблизости нет. Только пиццерия. Но она откроется ближе к вечеру.
Гюнтер приподнял на лоб солнцезащитные очки.
– Нельзя ли пригласить вас куда-нибудь? А через часок мы вернемся назад. Может, к тому времени объявится и мой компаньон.
– А почему бы вам не съездить домой и не пообедать?
– Да, почему бы и нет… – пробормотал Гюнтер, и его очки упали на нос.
– Вот и прекрасно! Уверена, вы обязательно встретитесь. Чао! – Линда кивнула ему с улыбкой, надавила на педаль газа и уехала.
– Вот и прекрасно! Вот и прекрасно! – Гюнтер в ярости ударил кулаком сначала по клаксону, а потом себя по лбу. – Да ты полный идиот! Так опростоволоситься! Как сопливый мальчишка! Такое трудно было представить. Тридцать лет супружеской жизни, и ничему так и не научиться в обращении с женщинами! Но в этом виновата только Марион!
Все еще вне себя от ярости, он надавил на педаль газа. Однако уже на первом светофоре у Гюнтера появился новый план. Он не сдастся. Он пойдет другим путем. Сейчас надо только выяснить, достаточно ли он привлекателен в шестьдесят лет. Не переоценил ли себя? Чушь! Гюнтер снял очки, повернул к себе зеркало заднего вида. Совсем не дурен. Зрелый мужчина. Зрелый не значит старый!
Гюнтер решительно затормозил возле ближайшего кафе.
Через час он снова вернулся к кварталу, где живет Линда. На заднем сиденье лежал огромный букет. Теперь ему было известно, где живет девушка. Знал он и ее фамилию. Все это благодаря пунктуальности жены, составлявшей списки приглашенных.
Гюнтер поставил машину во дворе и медленно пошел к двери подъезда. Маленькие колокольчики радостно звучали где-то внутри его. Звон становился все громче и торжественнее. Он украдкой взглянул наверх. Вон тот балкон под пентхаусом должен принадлежать ей. Жаль, что парапет закрыт непроницаемыми щитами. Из-за этого не видно, есть ли кто-нибудь на балконе. Может, она загорает там.
Обнаженная.
Сладко растянувшись в шезлонге и лениво потягиваясь время от времени.
Полная желания.
Желанная.
Представив себе Линду, Гюнтер почувствовал напряжение в паху. Шестьдесят! Ха! Смешно!
Стоя перед дверью подъезда, он не решался сделать последний шаг. С балкона никто не помахал ему. Понтеру становится не по себе. Можно попросить передать цветы. Это только кажется, что все так просто. Помог бы случай, если бы Линда неожиданно появилась сама. Но случай не помог. Внутренний дворик был пуст. Ни одного прохожего, ни одного ребенка, играющего поблизости. Конечно, погода хорошая, все разъехались кто куда. Как глупо было притащиться сюда снова.
Гюнтер вернулся к машине, бросил букет на сиденье и резко тронулся с места.


Линда медленно поднималась наверх из прохлады подземного гаража. Она выкатила велосипед на улицу и в тот же миг замерла на месте, словно наткнувшись на невидимую стену. Во дворе Линда увидела тот же самый серебристый «мерседес», который встретила час назад у въезда во двор. К кому он приехал? С цветами? Так или иначе, желания встречаться с этим господином снова у нее не было. К счастью, он пока не заметил ее.
Линда прыгнула в седло велосипеда и что есть силы начала крутить педали. Надо поскорее скрыться. Вот это по ней! Движение, солнце, теплый ветерок в лицо. Волшебные ощущения. И как только Дирк способен в такую погоду оставаться в прокуренной насквозь конуре! Линда решила поехать к своей подруге Ирэн и убедить ту покататься вместе.


Ирэн в этот момент находилась у своей мамочки. Вместе с Ричи. Оба они не без оснований полагали, что Монике очень плохо после вчерашнего дня, да и ночь она провела бессонную. Поэтому брат и сестра решили немного приободрить мать.
– Хочешь, я все точно узнаю у Дирка, – предложил Ричи матери. – Он был вчера на вечеринке.
Ирэн бросила на брата уничтожающий взгляд и стукнула себя по лбу кулаком. Моника в соседней комнате откупоривала бутылку вина:
– Ричи! Я не расслышала, что ты хотел рассказать мне?
– Что дела на фирме идут замечательно! – ответила Ирэн за брата.
– Спасибо за информацию. Но мне об этом известно не хуже, чем вам. – Моника вошла с бутылкой и тремя бокалами. – Очень мило, что вы так заботитесь обо мне. – Она поставила бокалы на маленький столик, осторожно наполнила их и протянула детям. – Выпьем за нас! – Моника села рядом с Ричи на диван. – Так что же там все-таки было?
– Где?
– На юбилее. Дирк наверняка рассказал тебе об этом…
Ричи бросил на Ирэн тревожный взгляд.
– Еще не успел. Мы ведь сегодня не общались. Но я могу позвонить ему, если хочешь…
– Мешать тебе не стану.
Ричи направился к телефону. Ирэн покачала головой.
– Мама! Зачем так терзать себя?
– Я промучилась всю ночь и половину утра. Хочу посмотреть фактам в лицо!
– Мама! Эта Регина вообще тебе не ровня.
– Но она делает очень хорошо то, что должна делать женщина в ее положении.
Взяв свой бокал, Моника внимательно посмотрела на дочь. Хорошо, что они вместе, держатся друг задруга и помогают друг другу. Ричи с курносым носом, небесно-голубыми глазами, совершенно не соответствующими его мужественной внешности. И Ирэн, стригущая свои каштановые волосы по моде двадцатых годов, совсем не современная девочка. Но отчаянная и всегда имеет какой-нибудь секрет, словно непослушный ребенок.
Ричи вернулся и сел на диван рядом с Моникой.
– Итак, – начал он, – Дирк говорит, что это был выдающийся праздник. Как всегда, собрался весь бомонд. Как всегда, его отец произнес какую-то бредовую речь. Как всегда, Гюнтер не проявлял никакого интереса к своей жене.
– Повествование, достойное твоего друга, – улыбнулась Ирэн. – Ему следовало бы стать не юристом, а поэтом. Мама же только хотела узнать, как вела себя Регина. Жалась ли она к папочке или нашла себе кого-то еще? Не тискалась ли по темным углам с каким-нибудь горячим молодым человеком? И не тискал ли сам Клаус тайком чью-нибудь грудь? И не встала ли вся женская половина приглашенных в шеренгу, скандируя: «Мы хотим Монику!»…
– Ну, Ирэн! Не делай из меня полную идиотку! Я просто хотела узнать, жив ли он еще.
Ричи хмыкнул:
– Мне надо было заказать его Дирку? Мамочка! Ведь это наш папуля!
– Ладно-ладно. Давайте сменим тему. Кстати, а что за платье было на Регине?


Линда долго звонила в квартиру Ирэн. Никто не открывал. Через какое-то время из квартиры напротив высунулась голова соседки:
– А ее нет.
– Спасибо, я так и поняла!
– Она уехала на велосипеде. Должно быть, не очень далеко.
– Ах да! – Линда повернулась, чтобы уйти.
– Скорее всего Ирэн у матери. Но точно она ничего не говорила.
– Да-да.
– Может, зайдете через полчаса?
– Огромное спасибо за совет!
– Мы обязательно передадим ей, что вы заходили.
– Очень любезно с вашей стороны!
Да, это следовало предусмотреть. Моника после вчерашнего публичного выражения презрения могла впасть в депрессию, и ей, конечно, была необходима поддержка. Неписаное правило гласило, что тот, кто лишен права бывать в доме Марион, мог считать себя изгнанным из Рёмерсфельда. А это самая горькая пилюля, какую можно было подложить такой активной и деловой женщине, как Моника. Ведь она настоящая бизнесвумен. Ее деловые качества не шли ни в какое сравнение со способностями большинства собравшихся вчера у Шмидтов. Но порядок, установленный в доме Марион, не позволял женщине приходить на мероприятия такого уровня одной, без мужчины.
Надо найти к следующему празднику для Моники настоящего мачо, решила Линда, нажимая на педали с удвоенной силой. Тогда с ней будет такой мужчина, что все от удивления вытаращат глаза. Желая немедленно рассказать Монике об этой идее, Линда неслась по городу, предвкушая свой триумф. Через десять минут она стояла у парадного элитного дома в соседнем районе и звонила и дверь. Линда заметила, что на стоянке припаркован кабриолет Ричи, на багажнике которого закреплен оранжевый спортивный велосипед Ирэн. Да, можно было сразу догадаться, что брат и сестра сегодня у матери. Хорошие дети всегда поддержат мать в трудную минуту. Посмотрим, может, и ей, Линде, удастся внести свою лепту в эту поддержку.


У Понтера на вилле все вещи снова заняли свои привычные места. Все так, словно и не было никаких праздников. Подарки, еще вчера расставленные и разложенные на большом столе, распакованы и нашли свои места в доме. В ответ на каждый подарок Марион подготовила персональную открытку с благодарностью. Все эти открытки Гюнтеру предстояло подписать. Часть подарков была разыграна в традиционной благотворительной лотерее, другая часть – бутылки с вином – пополнит изрядно опустевший вчера винный погребок. Один подарок, газету, вышедшую в день рождения Гюнтера в 1938 году, Марион решила пока убрать с его глаз, чтобы лишний раз не травмировать мужа напоминанием о его возрасте.
Марион услышала скрип открывающихся ворот гаража. Гюнтер очень долго загонял машину внутрь и копался там. Марион огляделась. В доме все безупречно. Она пошла через кухню в гараж, построенный по американскому образцу, с входом на кухню. Открыла дверь. Гюнтер закрывал дверцу автомобиля. В руках он держал букет цветов.
– О, Гюнтер, как это мило с твоей стороны!
Он вообще-то хотел выбросить букет в мусорный бак по дороге, но уж если все так сложилось, придется разыграть роль благодарного мужа.
– Ты так великолепно все организовала. Ты у меня действительно мастер на такие дела!
Марион обняла его, поцеловала в губы. Однако его рот остался бесчувственным. Марион взяла букет, сняла упаковку, подрезала стебли цветов и поставила их в вазу на обеденный стол. Все это время Гюнтер, усевшись в кресло, перелистывал телефонный справочник.
– Ты ищешь кого-то? Помочь тебе?
– Нет, это я так.
Но он уже нашел то, что искал. Номер Линды есть в справочнике, он не засекречен. Поэтому можно позвонить ей.
– Ты не голоден? – Марион обошла вокруг стола и остановилась перед мужем.
– Есть что-нибудь вкусненькое?
Марион хотела кокетливо ответить: «Я!», но осеклась, вспомнив о странных переменах в настроении мужа в последнее время.
– Что бы ты хотел? – улыбнулась она, легко теребя складки на скатерти.
– Хорошо бы свиные хвостики с квашеной капустой. У тебя есть?
– У меня? Нет…
– Так я и думал. Придется идти в ресторан!


Клаус разбирал деловые бумаги Гюнтера. Сразу после завтрака он заперся в своем кабинете. Регина, правда, долго возмущалась, потому что в такой день можно было бы найти более приятное занятие, чем сидеть одной в саду. Но Клаус возразил, что до этой работы руки не доходили целую неделю, а дело очень сложное. Поэтому Регина лежала теперь одна в шезлонге между кустами роз, перелистывая дамские журналы. Удовольствия от этого занятия – никакого! Напротив! Со страниц журналов на псе смотрели лица загорелых фотомоделей в умопомрачительных бикини. Они позировали на фоне пляжа Сен-Тропеза: стройные загорелые фигуры на волейбольной площадке и рядом с морем. Безукоризненно белые улыбки. В руках бокалы с коктейлями. В жилах горячая кровь. А она, Регина Раак, в девичестве Меерман, должна лежать здесь, в Рёмерсфельде, в каком-то шезлонге, рядом с розовыми кустами! То, что изображено в других журналах, раздражало ее еще больше. Это реклама различных уголков земного шара. Там фотографии солнечных островов с райскими уголками. Одна заманчивее другой. И каково ей, Регине, вынужденной проводить лето здесь! Клаус сказал ей вчера на празднике у Гюнтера, что не имеет ни времени, ни денег, чтобы сейчас путешествовать с ней по свету. Развод и раздел имущества, а также перестройка дома потребовали очень больших затрат. Так что поездки им пока не по карману. Надо накопить хоть какую-то сумму на счете, а потом думать об отпуске. Когда Регина возразила, что у нее есть немного своих денег и она могла бы поехать одна, Клаус взбесился. Это вообще не обсуждаемый вопрос, потому что он женился не для того, чтобы сидеть одному в Рё– мерсфельде, пока его молодая жена крутит неизвестно с кем шашни на другом конце света!
Регина захлопнула журнал и взяла следующий. «Экономия средств семейного бюджета» – главная тема этого издания. К черту! Регина в ярости бросила журнал в кусты.
Клаус несколько часов разбирал бумаги Гюнтера и выписывал интересующие его цифры. Сама фирма «Восток – Запад», недвижимость, акции в различных банках, представительские средства были тщательно прослежены, а их стоимость просуммирована. Получилось в общей сложности двадцать один миллион марок. Очень нелегко будет все это скрыть, не привлекая внимания. Клаус набил трубку, раскурил ее, расхаживая по комнате из угла в угол. В окно ему было хорошо видно, как Регина листает журналы, лежа в шезлонге под розовыми кустами. «Довольно живописная картинка, – подумал Клаус, и легкая улыбка тронула его губы. – Эта девочка вернула мне мою молодость, и надо хорошо заботиться о ней. Она должна иметь возможность наслаждаться жизнью. Так, как делает это сейчас, беззаботно развалившись в шезлонге. О лучшей жене нельзя было и мечтать!» Клаус погрузился на несколько секунд в созерцание этой идиллии, но мысли снова возвратили его к делам. Ему внезапно пришло в голову, как решить проблему со средствами Гюнтера. Несколько лет назад в Лихтенштейне для одного из клиентов было организовано акционерное общество. До сих пор это акционерное общество не ликвидировано. Все акции и собственность оформлены на имя Гюнтера. Эта финансовая структура, пожалуй, могла бы послужить основой для перекачки средств. Клаус немедленно сел за компьютер и набросал первоначальный план.


А Моника вместе с дочерью колдовала в это время над новым соусом для спагетти. Больше часа они перемывали кости Регине, рассуждая и о том, что придумала Линда. Монику предложение девушки рассмешило, однако она предложила всерьез заняться подбором кандидатуры на роль жгучего мачо. Потом у всех заурчало в животах, и Моника водрузила на плиту кастрюлю для варки макарон. Итак, Линда следила за процессом варки, Ричи готовил салат, а Моника и Ирэн трудились над соусом. Неожиданно Моника заявила, что их развод с Клаусом вовсе не вина Регины.
– Если бы Клаус не был склонен к такого рода авантюрам, ничего подобного не случилось бы. Все сложилось одно к одному. И Регина, честно говоря, довольно милая девушка. Вполне возможно, что такой тип, как Клаус, ее вообще не стоит.
Ирэн чуть не выронила из рук ложку при этих сломах.
– Как ты можешь так рассуждать, мама?
– Виновата Марион. Это она постаралась показать, что есть только Регина, а меня будто бы уже и не существует. А может, это Гюнтер запретил своей жене пригашать меня.
– Брось, мама! Все равно это был идиотский праздник! – Ричи боролся со слезами, нарезая лук для салата.
Моника подала сыну чистый носовой платок. Глаза ее выражали сочувствие к страданиям мальчика.
– А, по-моему, дело не в Гюнтере. – Линда бросила макароны в кипящую воду, включила таймер и взяла нож, чтобы нарезать паприку. – Этот, скорее всего, даже и не задумывался над такими деталями. Или вы полагаете, что он знает всех, кто у него вчера был? Думаю, нет!
– Да закончите вы наконец обсуждать эту тему, черт побери! – Ричи повесил фартук на вешалку. – Устрой и ты вечеринку и не приглашай ни Марион, ни Гюнтера. И вы квиты. А еще лучше – пригласи Гюнтера с какой-нибудь другой дамой. С – он оглядел присутствующих женщин, – Ирэн, например!
Сестра взвизгнула от негодования и, развернувшись, замахнулась половником:
– Идиот! Ты хочешь свести меня с этим стариком! Да он мне в отцы годится!
Моника, захохотав, кивнула на бутылку с вином.
– Дети, я накрою на стол, а вы следите за соусом!


Уже совсем стемнело, когда Линда вернулась домой. Ричи подвез ее на своей машине, потому что велосипед не оборудован фарами. В приподнятом настроении девушка пошла в ванную и встала под душ. Потом медленно, с наслаждением вытерлась. В этот момент зазвонил телефон. Ах, это, конечно, Дирк. Он, наверное, совсем извелся, пытаясь дозвониться ей. Глупость какая! Надо было хоть раз позвонить ему от Моники.
Линда обернулась полотенцем и пошла в гостиную.
– Привет, сокровище мое! – промурлыкала она в трубку и села на диван.
– Сокровище? Это хорошо звучит! – Голос тихий и низкий, но это не Дирк.
Линда подскочила на диване.
– Кто… Я думала, это мой друг.
– Что еще не произошло, может произойти в любой момент. – Смех. – Нет, извините, это была лишь шутка. Я пообщался, наконец с коллегой, который живет рядом с вами, и подумал, как было бы хорошо выпить с вами по стаканчику вина и тем самым достойно завершить сегодняшний день. У Линды перехватило дыхание.
– Господин Шмидт? – спросила она дрожащим голосом.
– Не так официально, прошу вас! Гюнтер. Так гораздо лучше!
– Где… Где вы?
– В машине, у вашего дома. Если выйдете на балкон, я включу габаритные огни. Видите? Я хотел уже уезжать, но тут увидел у вас свет, и мне пришла в голову эта идея.
Действительно, во дворе стояла его машина.
– Но я ничего не понимаю. Полагаю, вы знаете, сколько сейчас времени?
– Зачем мне думать о времени? В такую ночь? «Несказанный идиотизм», – подумала Линда и решила поскорее закончить разговор.
– Мне рано вставать на работу!
– Подарите себе завтрашнее утро, и вы успеете прекрасно выспаться. Я возмещу вам издержки. Кем мы работаете? Сколько зарабатываете? Полагаю, пятьсот марок прекрасный гонорар за прогул? Нет?
Линда, застыв, стояла на балконе и вглядывалась в свет галогенных ламп стоящей посреди двора машины. Пятьсот марок? За стакан вина? Он, должно быть, спятил.
– Что, я не прав? Вы зарабатываете больше за одно утро? Шестьсот марок? Для моего бюджета это вполне приемлемая сумма за час приятной беседы. Подумайте, и я выйду из машины и десять раз обойду вокруг нее. Если согласитесь с моим предложением, то дважды на короткое время включите и выключите свет. Тогда я позвоню в дверь. Разве не заманчивое предложение?
У Линды вспыхнули щеки. Она отключила телефон, но продолжала держать трубку в руке и заворожено смотрела, как мужчина медленно прохаживается вокруг своей машины. Он что, рехнулся? Принимает ее за проститутку? Какое бесстыдство! Надо немедленно позвонить Дирку. Нет, лучше Марион! Да, Марион. Открыть этой добродетельной даме глаза на ее мужа! Но тут Линда вспомнила о разговоре за ужином у Моники и о том, как Ричи предложил поквитаться с Марион. Можно пригласить Гюнтера и тайно записать разговор на магнитофон. Кто знает, что наболтает этот Гюнтер! За один стакан вина! За шестьсот марок. Из своего бюджета! Только одно это одним ударом уничтожит Марион. Как минимум эмоционально. В этом можно не сомневаться.
Линда дважды включила и выключила свет. Потом побежала в ванную, быстро натянула джинсы и футболку, провела помадой по губам. В этот момент раздался звонок. Линда успела еще провести расческой по своим роскошным черным локонам.
– Да, пятый этаж, направо, – произнесла она в домофон, открыла замок, достала из сумочки диктофон, нажала на кнопку «Запись» и сунула аппарат под кресло.
Сердце ее неистово стучало. Через мгновение раздался стук в дверь. Босиком, не надевая туфель, она пошла открывать.
Гюнтер стоял перед ней; он был выше и массивнее, чем запомнился на празднике. На нем белая льняная сорочка и голубые брюки. В полутемном коридоре Гюнтер выглядел вполне ничего, а улыбка показалась Линде симпатичной.
– Надеюсь, что не напугал вас, – сказал он, когда Линда пригласила его войти. – Мне пришло в голову, что все происходящее удивило вас. Но, пожалуйста, отбросьте все опасения. Я действительно ничего не имел в виду, кроме стакана вина в приятном обществе. Предыдущий визит несколько утомил меня, и я хотел отвлечься от него в вашем обществе. – Гюнтер искренне рассмеялся, демонстрируя прекрасные белые зубы.
– Ах да, да. – Линда судорожно соображала. – А с кем же вы встречались?
– Так, партнер по бизнесу. Для меня важно, но для нас с вами не имеет никакого значения. – Гюнтер стоял в прихожей, оглядываясь вокруг.
Линда указала ему на кресло.
– Может, присядете? Кресло очень удобное.
– Ах, я бы с удовольствием присел с вами вон за тот стол! Это не так официально. Кроме того, можно лучше расставить бокалы.
Черт, подумала Линда, диктофон лежит не на том месте!
– У вас есть вино? – Гюнтер прошел мимо нее на кухню. – А бокалы? О, интересно обставлено! У вас есть вкус. И неплохой!
Остановившись на кухне, он осмотрел ее. Линда следила за его взглядом, замершим на шкафчике, где должен быть бар, но за стеклом которого стояли лишь бутылки из-под вина, наполненные разными полезными жидкостями.
– Да, я видел нечто подобное во время последней поездки в Рим. Это в известном смысле даже интересно, так хранить подсолнечное масло и уксус… Итак…
– О, а где вы были в Риме? Я тоже люблю Рим!
– Ну, где обычно бывает человек, приезжающий в Рим.
Может, он сменит эту тему? Ведь не Рим же волнует его, в конце концов. Линда никогда не была там и не могла поддержать этот разговор.
Гюнтер медленно провел указательным пальцем по бутылочным этикеткам.
– Вот в этой было прекрасное бордо. Неудивительно, что люди оставляют себе на память такие бутылки, напоминающие о прекрасных минутах.
– Кроме того, это еще и практично!
– Верно.
Гюнтер бросил на Линду взгляд, смутивший ее. Зачем он пришел к ней на кухню? Ей двадцать семь лет. Откуда у нее деньги на сверхсовременный кухонный гарнитур со встроенной техникой? Старый холодильник она выпросила у родителей, кухонный шкаф приобрела на распродаже, а плита приобретена в прошлом году, когда в магазине электротоваров, расположенном рядом с домом Дирка, проходила распродажа по случаю закрытия. Если у нее появляются деньги, Линда с большей охотой тратит их на путешествия, чем на мебель.
– Как вы думаете, – Гюнтер ободряюще улыбнулся ей, указывая на холодильник, – у вас есть там бутылочка вина?
– Ах да! Конечно, есть! – Линда открыла холодильник. – Красное, белое, шампанское. Что вы хотите?
– Позвольте! – Он взял бутылку красного. – Хорошее итальянское. Но лучше хранить его не в холодильнике. Выньте эту бутылку оттуда.
Классическое кьянти. Последнее подношение ее родителей. Линда и не считала его особенно хорошим. Ведь кьянти пьют почти все.
– Но кто же пьет летом теплое вино? Ведь и без того жарко!
– Несколько лет назад я рассуждал бы так же. Но таковы правила. Белое вино пьют охлажденным, а красное должно быть комнатной температуры.
«Это тебе объяснила Марион», – едва не сорвалось у Линды. Но вместо этого она достала бутылку белого вина.
– Тогда это более подходящее.
Гюнтер, глядя на этикетку, молча ухмылялся. Потом сказал:
– Ничто не мешает нам продегустировать его. Есть штопор и бокалы?
Открыв бутылку, он огляделся.
– Чего-то не хватает? – спросила Линда с легким вызовом в голосе. – Может, термометра или льда?
– На будущее: к шампанскому, конечно, надо иметь лед. А еще я подумал бы о свечах на стол.
«Никакого будущего не будет, – поклялась себе Линда. – То, что я согласилась на этот визит, более чем идиотизм». Однако пошла в спальню, чтобы принести свечи.
«Скоро туда войду и я, – подумал Гюнтер, провожая ее взглядом. – У Линды прекрасная фигура, даже в этих обносках. Ах, эти ягодицы в старых джинсах!»
«Полегче, полегче, – успокоил он себя. – Пусть все идет, как идет», Гюнтер улыбнулся.
– Что-то не так?
– Нет, я просто радуюсь, что вы согласились принять меня. А не присесть ли нам?
– Да, пожалуйста. – Линда указала на стул и расположилась напротив.
Столик маленький, предназначенный для завтраков на двоих. Линда зажгла свечи. Что теперь говорить? И как только она позволила втянуть себя в эту авантюру! Может, наконец позвонит Дирк?
– Кем же вы работаете, если не секрет?
Ах, теперь он хочет поторговаться.
– Это по поводу так называемого гонорара?
– Боже сохрани! Нет, это мы уже забыли. Из обычного любопытства. Вы, я полагаю, занимаетесь чем-то связанным с красотой. Вы не модель?
Линда размышляла, что бы ей приврать. Ее работа действительно имеет отношение к красоте. Она продавщица в парфюмерном магазине. И с модельным бизнесом ее тоже что-то роднит. По совместительству Линда торговала женским бельем. Но может, навешать ему лапшу на уши?
– Да, связана. В качестве дополнительного заработка.
Это почти правда.
– Сразу бросается в глаза. Но вам надо попасть в профессиональные руки. В руки хорошего агента. Ведь у вас природная красота. Вы красивее всех моделей на обложках, даже в обычной жизни.
Похоже, он хотел польстить ей. Ну и ладно. Ведь Линде все равно, что говорит Гюнтер.
– Мне двадцать семь, слишком много, чтобы начинать по-настоящему. Кроме того, мой рост 169 – слишком мало для модели. И это было всегда. Поэтому ни единого шанса я не имела. Но мне хорошо и без этого.
– Ваша скромность еще более украшает вас. Да, пожалуй, Рёмерсфельд потерял бы тогда одну из своих самых ярких звездочек!
Говнюк!
– По-моему, достаточно, что одна из звезд сияет на капоте вашей машины. – Линда подняла бокал.
– Ха-ха-ха! – засмеялся Гюнтер. – Вы остроумны. Вы действительно интересная женщина, Линда. – Он поднял бокал. – Неординарная.
Затем Гюнтер достал бумажник и выложил на стол шесть сотенных купюр.
– Можно я еще как-нибудь приду? У вас очень хорошо.
– Вы… Вы же хотели посидеть часок? Вы и не побыли почти…
– Лучше сегодня я уйду пораньше, чтобы в следующий раз пораньше прийти, ха-ха.
Линда заставляет себя не смотреть на деньги, лежащие на столе. Это, в самом деле, шестьсот марок. За полчаса разговора. Такие деньги она зарабатывает за неделю! О небеса! Как же богат этот человек! Сказочно богат!
Линда медленно встала. Гюнтер поднялся мгновением раньше и подал ей руку.
– Итак, до свидания. Желаю вам хорошего утра завтра. Спасибо за вино.
Линда шла за ним к двери словно загипнотизированная. Он едва пригубил из своего бокала! Как можно благодарить за вино?
– А что вы больше любите пить? – Гюнтер повернул голову не останавливаясь.
Так быстро и не сообразить. А, в самом дел, е что? Томатный сок? Эти как-то по-детски.
– Шампанское, – наобум отвечает Линда.
– У вас есть вкус. – Гюнтер кивнул и направился к лифту.
Линда закрыла дверь, погасила свет во всех комнатах и в полной темноте подошла к окну гостиной. Она увидела, как Гюнтер идет к машине, садится, дважды мигает фарами, прощаясь, и медленно выезжает со двора. Он догадался, что Линда стоит у окна.
Дрожа от волнения, Линда зажгла свечу и в ее мерцающем свете рассмотрела банкноты, лежащие на столе. Зазвонил телефон. Дирк! Что сказать ему? «Слушай, тут заходил Гюнтер Шмидт и просто так оставил мне шестьсот марок»? Да в это ни один нормальный человек не поверит! Сначала она послушает, что записалось на магнитофон. Если вообще что-нибудь записалось.
– Да. – Линда сняла трубку.
– У вас было очень хорошо, я хотел пожелать вам спокойной ночи!
Гюнтер Шмидт! Из машины!
– Да, спасибо. Большое спасибо, – тихо ответила она и повесила трубку.


Гюнтер торжествовал, сидя за рулем своего автомобиля. Теперь она долго будет смотреть на деньги, словно прирученная мышь, и раздумывать, что же делать. Сначала Линда решит, что следует вернуть деньги, затем выпьет еще стаканчик и, уже направляясь в постель, убедит себя, что эти деньги получены честно! Откинув солнцезащитный козырек, Гюнтер открыл на ходу встроенное в него маленькое зеркальце.
– Пф, шестьдесят, – ухмыльнулся он отражению в зеркале. – Свежая молодая кровь как омолаживающий массаж. Да еще приносит ни с чем не сравнимое удовольствие! – Гюнтер вставил кассету в магнитофон и начал громко подпевать: – Прекрасная девушка, у тебя ведь есть сегодня минутка для меня…
Затем он повернул, чтобы сделать маленький крюк и проехать мимо дома своего советника. Смотри-ка! В кабинете еще горит свет. Кажется, Клаус серьезно подошел к поставленной перед ним задаче. Гюнтер удовлетворенно кивнул: игра начинает идти по его правилам.


На следующее утро Линда проснулась в шесть часов. Гораздо раньше, чем следовало. Она испытывала какое-то необъяснимое беспокойство. «Что же произошло?» – подумала Линда спросонья и бросила взгляд на будильник. Она забыла завести его? И тут Линда подскочила. О Господи, деньги! От этого Шмидта! Или ей это приснилось? Она спрыгнула с кровати и побежала в гостиную. Нет, на столе стоят два бокала с остатками вина и свечи, а рядом лежат купюры. Линда ничего не тронула, думая перехитрить себя, надеясь, что все это исчезнет как дурной сон. Но ничего не получилось.
Она вернулась в постель, отодвинула подушку в угол и укуталась одеялом. Она поднялась на час раньше только из-за того, что какой-то Гюнтер Шмидт оставил на ее столе шесть сотен марок. Но Линда никогда не вставала на час раньше ни для кого и ни для чего. За всю свою жизнь. И сегодня она не сделает этого. Этот час она доспит как положено! Совершенно спокойно! Как всегда!


Регина только что поднялась, чтобы приготовить завтрак для себя и Клауса. Конечно, потом она снова ляжет и постель, но они приняли с Клаусом неписаное правило – каждое утро проводить вместе, спокойно завтракая за столом. Ставя варить кофе, Регина слышала, как Клаус идет в ванную. Регина достала газету из ящика и перелистала страницы. Июль, все в отпусках. Ничего интересного в этот летний период не происходит. Она перевернула газету. Последняя страница кишит предложениями турпоездок. С раздражением Регина закрыла газету и положила ее рядом с тарелкой Клауса именно этой страницей кверху. Наверное, надо поговорить с ним еще раз. В конце концов, она могла бы поехать с кем-нибудь из подруг. Тогда, не опасаясь за ее нравственность, он мог бы спокойно заниматься своими делами. Клаус вышел из ванной, и Регина заметила, что выглядит он неважно. Ей даже показалось, что он постарел за одну ночь. Поэтому она не решилась сразу начать разговор на интересующую ее тему.
– Ты плохо спал? – озабоченно спросила она.
– Я почти полночи проработал. Когда я пошел в ванную, было уже три часа!
Клаус поцеловал Регину и придвинул к столу свой стул.
– Похоже, я все-таки старею. Раньше такой режим работы ничего мне не стоил! Ты еще не пожалела о своем выборе?
– Но, милый, как ты можешь говорить такое! – Регина налила ему кофе и подвинула тарелку с нарезанной колбасой. – Я могу снова пойти работать, чтобы ты так не надрывался. Вдвоем мы одолеем эти проблемы гораздо быстрее!
«Тогда и прав у меня станет побольше и я смогу пойти в отпуск когда захочу», – подумала она при этом и отрезала пару кусочков хлеба.
– Пока ты рядом со мной, тебе незачем думать о работе. Я уже был женат на женщине, которая только и думала о своей карьере. Мне этого хватило на всю жизнь! Никогда ее не было дома, никогда у нее не было времени, даже завтрак мне приходилось готовить самому. В доме постоянно находились чужие люди – гувернантки, уборщицы, репетиторы для детей и бог знает кто еще.
– Но это же не так плохо, – возразила Регина. – Зато все хорошо функционировало.
– Функционировало! Ты совершенно точно сказала. Все функционировало. И я сам, как некий главный механизм, тоже «хорошо функционировал». Я никогда в своей жизни не функционировал лучше. Но я больше не хочу функционировать. Я хочу жить!
«Только этого мне еще не хватало, – размышляла Регина, намазывая бутерброд маслом. – Теперь рядом со мной эгоист. И все потому, что Моника никогда всерьез не занималась его воспитанием! Она просто испортила Клауса!»


Рёмерсфельд окутал зной нового летнего дня.
Все шло заведенным порядком, Гюнтер направился к одной из своих строительных площадок, чтобы проверить ход работ. Марион собиралась сесть на традиционный послеобеденный бридж. Дирк ближе к одиннадцати часам начал искать свой автомобиль, потому что опять не мог вспомнить, где оставил его в последний раз. Моника обсуждала с Ричи письмо из налогового ведомства, в котором их фирму извещали о предстоящей финансовой проверке.
Только Линда была словно сама не своя. Проснувшись утром, она проверила сразу, что записалось вчера вечером на диктофон. Но, как назло, только какой-то шум и невнятные голоса. Ничего такого, чем она могла бы разозлить Марион, не говоря уже о том, чтобы иметь возможность в случае чего объясниться с Дирком. А эти купюры все так же лежат на ее столе. Наконец Линда, запихнув деньги в кошелек, поехала на работу, а в обеденный перерыв вошла в отделение общества защиты животных. От имени Гюнтера Шмидта Линда перевела всю сумму на счет общества и просила направить письменное подтверждение о поступлении средств на домашний адрес Гюнтера. Уладив это дело, она вернулась в магазин, но все равно никак не могла сконцентрироваться на работе и на клиентах. У нее перед глазами постоянно стояло лицо Марион. Линда словно наяву видела, как та получает благодарственное письмо из общества защиты животных. Кроме того, девушке не терпелось поскорее поделиться своей проделкой с Ирэн.


Гюнтер закончил объезжать свои строительные объекты около шести вечера. Настроение у него было приподнятое, дела шли, его машины полностью загружены работой.
Все время, что сидел в автомобиле, Гюнтер почти не выпускал телефон из рук, созванивался с партнерами по вопросам форсирования работ, договорился с Клаусом о встрече завтра после обеда, сообщил Марион, что хотел бы поужинать ровно в семь, поэтому пусть она заканчивает свой бридж и начинает накрывать на стол. Наконец, в качестве своеобразного десерта Понтер позвонил своему поставщику вин и просил направить по адресу Линды ящик лучшего шампанского. Причем еще сегодня и желательно до восьми вечера. Тогда часов в девять он позвонит ей и поинтересуется, угадал ли с выбором сорта. Потирая руки в предвкушении этого разговора, Гюнтер свернул на свою улицу.


Марион накрывала к ужину на террасе, чтобы еще немного насладиться прекрасной летней погодой. Желая доставить Гюнтеру удовольствие, она приготовила самое любимое его блюдо: жаркое с клецками и квашеной капустой. Гюнтер сначала пропустил кружечку холодного пива и только после этого занял свое место за столом.
– И ты считаешь это подходящей едой для мужчины, который провел за рулем целый день в такую жару?
Марион, едва не выронив из рук тарелку, замерла перед ним.
– Что ты этим хочешь сказать?
– Полагаю, ты могла бы готовить более продуманно. Какой-нибудь летний салат больше соответствовал бы такой погоде и моему состоянию.
– Что? Но ты же терпеть не можешь…
– Тебе следовало бы хоть немного подумать о моей фигуре!
Марион опустила ложку в блюдо с жарким.
– Но у тебя прекрасная…
– Больше никакой пищи с холестерином, – прервал ее Гюнтер на полуслове. – Ведь с таким же успехом ты могла бы положить передо мной пистолет, чтобы я немедленно застрелился!
– Что, во имя всех святых, на тебя нашло? – Марион села рядом и сокрушенно покачала головой.
– Марион, мне исполнилось шестьдесят, если ты не забыла, и я хотел бы прожить еще несколько лет! Жить, а не существовать, понимаешь?!
– Хорошо. – Марион встала, чтобы убрать со стола блюдо с поджаркой и клецки. – Мне ничего не стоит поменять блюда. Просто я думала… – Звонок в дверь прервал ее на полуслове. – Кто бы это мог быть? – Она вопросительно посмотрела на мужа. – Ты ждешь кого-нибудь?
– Возможно. – Внезапно Гюнтеру пришло в голому, что это Линда, и его пульс участился. Глупость, успокоил он себя, у нее нет повода прийти сюда.
Марион открыла дверь. Перед ней стояла незнакомая дама лет тридцати и широко улыбалась.
– Я не могла отказать себе в удовольствии зайти к нам, чтобы поблагодарить вашего мужа!
– Да? – Марион мучительно вспоминала, знакомо ли ей лицо этой дамы. – За что же?
– Как за что? За щедрое пожертвование. Не каждый день случается, что совершенно посторонний человек приходит к нам с открытым сердцем и дарит его тепло. Простите, он дома? Я могу войти?
Марион отступила в сторону, совершенно не понимая, что происходит. Так или иначе, но все пожертвования Гюнтера проходят через ее руки. Может, это был какой-то партийный взнос? Но и об этом следовало бы сказать, чтобы не злить и не расстраивать ее.
По лицу Гюнтера она видела, что тот тоже не совсем понимает, в чем дело. Дама протянула ему руку, и он встал, чтобы пожать ее, но Марион заметила, как дрожит рука мужа.
– Я хочу выразить вам сердечную признательность от имени общества охраны животных. Ваши деньги позволят нам развивать наши программы. Продолжить строительство нашего приюта для бездомных животных. И если в ближайшее время, благодаря таким щедрым пожертвованиям, мы приблизимся к открытию приюта, я приглашаю вас, – она повернулась в сторону Марион, – и вас, конечно, тоже, на это торжество. И заверяю вас, что таблички с вашими именами займут самое почетное место на фасаде нашего объекта.
Гюнтер не знал, как ему реагировать. Эта дама странно возбуждена. Может, произошла какая-то ошибка?
– Да, спасибо, – осторожно ответил он и попытался высвободить руку, которую дама по-прежнему сжимала в своих ладонях.
– Да, так, а здесь ваши квитанции, чтобы все было правильно! – Она кокетливо засмеялась, опустила руку в свою сумочку, достала конверт и положила его на стол. – Если возникнут какие-то вопросы, в следующий раз вы можете обратиться прямо ко мне. Меня зовут Аннемари Розер. Я председатель местного отделения общества защиты животных.
– Ах да. Да, спасибо!
Марион попыталась угадать, что в конверте. Бомба? Но тогда конверт выглядел бы иначе. И дама постаралась бы сунуть его прямо в руки Гюнтеру. Или это Клаус внес какие-то деньги? Но со своими деньгами они могли бы выкупить это общество полностью. И обеспечить ему безбедное существование.
Аннемари Розер положила рядом с конвертом свою визитку.
– Не стану более мешать вам. Было очень приятно познакомиться. И еще раз огромное спасибо. Всего хорошего, и надеюсь на скорую встречу!
Марион поспешила проводить ее до дверей. Ей не хотелось оставлять Гюнтера наедине с этим подозрительным конвертом. Марион заинтересовало, о какой сумме идет речь. Когда она вернулась, Гюнтер вскрыл конверт. С первого взгляда он догадался, о каких деньгах идет речь.
«Ага, – подумал он, – маленькая бестия».
– Ах, Боже! – рассмеялся Гюнтер, когда Марион пошла на террасу. – У меня совсем вылетело из головы. И из-за этого они устроили такое представление!
Марион взяла из его рук лист бумаги.
– Шестьсот марок, – удивилась она. – Шестьсот марок для общества защиты животных? Почему столько? Есть какая-то причина именно для такой суммы?
Гюнтер налил себе еще пива и не спеша выпил.
– Пари, из-за Клауса я проиграл пари. Все просто, но я совсем забыл об этом!
Марион помахала квитанцией у него перед носом.
– Но на квитанции стоит сегодняшняя дата. Как можно забыть то, что было сегодня?
– О чем ты, Марион, просто Клаус все уладил. Думаешь, у меня есть время заниматься такой ерундой? Подавай-ка мне лучше клецки!


Линде так и не удалось поделиться с кем-нибудь своей новостью. Ирэн уехала в Мюнхен на курсы повышения квалификации, а Дирк вряд ли подходящий партнер для таких разговоров. Он почти наверняка отнесется ко всему этому слишком серьезно, и все удовольствие от затеи, таким образом, пропадет. Конечно, Моника от души повеселилась бы над проделкой Линды. Но Моника, в ее теперешнем положении, не совсем годилась на роль человека, которому можно доверить такие тайны. Нет, кроме самой близкой подруги, делиться своим и приключениями Линда ни с кем не будет.
* * *
Линда не нашла ничего лучше, чем заехать после работы к Дирку. Он, как и вчера, корпел над учебниками. Предложение пойти в кино не вдохновило молодого человека.
– Кино… – застонал он. – Конечно, если бы мне не хватало кино здесь! Я сегодня уже насмотрелся кино во время лекций. Одно интереснее другого! И если я не сдам экзамен, мой старик задаст мне!
– Что значит – твой старик задаст тебе! – Линда села к нему на колени и обняла за шею. – Ты должен бояться меня, в конце концов! Наша связь может так когда-нибудь разрушиться!
– Что?! – Дирк откинул назад свои длинные волосы, глаза у него были усталые.
– Любовная связь, – уточнила Линда, встала и одернула свою короткую юбку. – Мы что, не можем даже выпить по стакану вина? Обещаю оставить тебя после этого в покое.
Дирк повернулся к ней и зевнул.
– Если хочешь, – ответил он и снова отвернулся. – Посмотри в холодильнике, может, там есть бутылка.
Линда пошла в соседнюю комнату, превращенную в маленькую кухню.
– Красное вино не хранят в холодильнике! – крикнула она оттуда Дирку.
– Что за идиотское правило? – возмутился Дирк и закинул ноги на письменный стол. – Ты говоришь сейчас почти так же, как мои старики! Кто же пьет летом теплое, словно моча, вино?
Линда вернулась с бутылкой и двумя стаканами.
– Ну да, знаток, тоже мне! – Она засунула ледяную бутылку ему между голых колен.
– А—а, ты сошла с ума! – Дирк резким движением скинул ноги со стола и вскочил. – Ты что, решила сегодня поиграть в садо—мазо?
– Да, если тебе это понравится, – засмеялась Линда и начала щипать его за волосы на голых лодыжках.
– Реакция исключительная. – Дирк указал на свои шорты.
– Что может сделать с человеком холодная бутылка с красным вином! – Линда взяла его указательный палец и провела им по своему животу.
– Прекрати это немедленно, если всерьез хочешь связать свою жизнь с будущим адвокатом!
– Ах, бросьте, я же, в конце концов, и сама хорошо зарабатываю. – Линда расстегнула «молнию» у него на шортах.
– Как скажете. – Дирк зарылся лицом в ее волосы и начал медленно покусывать мочку уха.


Ровно в половине одиннадцатого Линда загнала свой автомобиль в гараж. Она была слегка навеселе. Это все Дирк. Он вдруг пожелал пойти вместе с ней и выпить по кружечке пива. Сам-то пошел домой пешком, а ей пришлось ехать в свою новостройку, хотя лучше всего в таком состоянии не садиться за руль. Линда вошла в лифт.
Когда двери лифта открылись, она тотчас заметила: у дверей квартиры что-то лежит. Этого здесь быть не должно. Ей собирались принести какую-то посылку? Что-то не припоминается. Подходя к двери, она поняла, что это не пакет, а картонная коробка. Линда нагнулась и прочитала надпись на ней. Шампанское. Шесть бутылок. Она выпрямилась, замерла над коробкой и почувствовала, как по телу побежали мурашки. Теперь все ясно. Понтер Шмидт приезжал вчера не к деловому партнеру. У Гюнтера Шмидта совершенно другие намерения. Его деловой партнер – это она, Линда Хаген!


А на другом конце города Гюнтер Шмидт уже, наверное, в десятый раз набирал номер телефона Линды. И снова впустую. Но должна же она когда-то вернуться домой! Он, было, попытался поехать к ней сам, но испугался, как бы Марион что-то не заподозрила. Ему кое-как удалось замять эту историю с обществом охраны животных, но Марион лучше, чем кто-либо, знает, что ее муж скорее пожертвует деньги обществу ветеранов войны, чем даст хоть пфенниг на постройку собачьей будки.
Поэтому он уселся рядом с Марион в кресло перед телевизором, где шли «Новости», начал ругать политиков. Гюнтер делал это почти всегда, когда случалось смотреть «Новости», и тем самым его поведение было вне подозрений. Вот глупость! Он послал девчонке коробку шампанского, а той до сих пор нет дома. Где ее, черт возьми, носит?
В его голове пробуждались самые дикие фантазии, тогда как взгляд бездумно застыл на экране.
– Бедная женщина, – услышал вдруг Гюнтер голос Марион.
– Что? – Гюнтер попытался сконцентрироваться на передаче.
– Ты не слышишь, о чем идет речь? – Марион лежала, укрывшись мохеровым пледом, на диване и задумчиво смотрела на мужа, сидящего в своем любимом кожаном кресле. Это кресло подарили ему на последнее Рождество. Между ними стоит сервировочный столик. На нем бутылка белого вина и два чистых бокала.
– Что ты сказала? – Гюнтер вернулся к реальности. – Я не совсем понял тебя.
– Ну, женщина, которая должна одна растить близнецов. Это же ужасно!
– Откуда тебе об этом знать? Ты же не рожала!


Линда затащила коробку с шампанским на кухню и нерешительности стояла перед ней, не зная, что делать дальше.
Что, собственно говоря, он о себе возомнил? Он же знает, что у нее есть Дирк.
С другой стороны, еще никогда в жизни ни один мужчина не присылал Линде шампанское. И уж точно никто – целый ящик.
Лучше всего погрузить все это в машину и отвезти прямо к дверям дома Шмидта. С самыми добрыми пожеланиями от Мэрилин Монро с того света. А еще лучше ставить каждую ночь по одной бутылке между белыми колоннами его виллы. Причем каждый раз надевать на горлышко бутылки новый кондом. Один раз черненький, следующий раз красненький, потом с банановым вкусом, а под конец с пупырышками.
Ухмыльнувшись, Линда начала искать в шкафу презервативы. Там должна быть еще одна упаковка, это она помнила точно. Но та, которую она нашла, вызвала у Линды вздох разочарования. Это обычные презервативы, безо всяких приколов. И срок годности истек. Она выбросила упаковку в мусорное ведро и задумалась, что делать дальше, но потом решила оставить проблему на утро. Линда пошла в ванную, после чего сразу легла в постель. И когда, после полуночи, телефон позвонил еще раз, она уже крепко спала.


В двух километрах от дома Линды в своей постели рядом с Региной лежал Клаус и никак не мог уснуть. Он еще и еще раз прокручивал в голове свой план. План действительно гениален, но муки совести не оставляли Клауса. Никогда он не поступал так по отношению к друзьям. Даже в мыслях. Клаус вздрогнул и перевернулся на другой бок. В слабом свете он увидел жену, укрывшуюся до макушки одеялом. Черты ее лица расслаблены, она похожа на ребенка. Клаус подумал о прежних временах, когда укладывал своих детей по выходным в кроватку и подолгу просиживал рядом, пока они не угомонятся и не заснут. Тогда он не мог насмотреться на их радостные, счастливые даже во сне лица. Они были как маленькие ангелочки с пухлыми губками. Разум подсказывал ему еще в ту пору, что когда-нибудь все это останется только в воспоминаниях, но сердце не хотело прислушиваться к голосу разума, и чувства переполняли его.


Планы у Гюнтера на сегодняшний день были поистине наполеоновские. После обеда он должен встретиться с Клаусом, чтобы вместе с ним разработать стратегию на новый жизненный этап. А вечером Гюнтер отметит этот поворот в своей судьбе. Отметит шампанским. С Линдой. Со своей маленькой Линдой. Правда, она еще ничего не знает о предстоящем празднике, но все поправимо. Настроение у Гюнтера приподнятое. Начало десятого утра. Время позволяло заехать в парикмахерскую. Прическа теперь должна стать несколько короче – более стильной и динамичной, если угодно. Гюнтер улыбнулся своим мыслям, подыскивая место для парковки в центре города. В этот момент перед парфюмерным магазином неподалеку освободилось одно. Тоже знак судьбы. Не мешало бы сменить и свои парфюмерные пристрастия. Ароматы одеколонов за последние годы изменились. Определенно. И та туалетная вода, которой Гюнтер пользовался прежде, наверняка уже не в моде.
Гюнтер припарковал машину, подумал, стоит ли платить за парковку, но решил рискнуть.
Не подходя к парковочному автомату, он направился к открытой двери магазина.
Линда в дальнем углу зала консультировала покупательницу. У нее подкосились ноги, когда она увидела, как со стоянки к магазину направился Гюнтер Шмидт. Он быстрым шагом прошел к отделу в другом конце магазина и обратился к продавщице. Какое нелепое положение, подумала Линда, что будет, если он увидит ее здесь, в этом идиотском халате. Словно шпалоукладчица какая-то! Линда решила скрыться в подсобке.
– Ради Бога, извините меня, – слабым голосом прошептала она покупательнице. – Мне что-то нехорошо. Я покину вас на несколько минут.
Она выскочила в соседнюю дверь. Здесь Линда остановилась, перевела дыхание и попыталась привести в порядок свои мысли. Собственно, она могла бы сейчас выйти, подойти к нему и прямо дать ему понять, чтобы он раз и навсегда исчез из ее жизни вместе со своим дурацким шампанским. У нее есть все основания поступить так. Но что-то удерживает ее. Линда приоткрыла дверь в торговый зал. Рядом с Гюнтером появилась еще одна продавщица. Теперь она выставила на демонстрационный столик флаконы с мужской парфюмерией. Вторая между тем разложила рядом пробные флаконы. Все очень озабочены и заняты. Только брошенная Линдой на произвол судьбы покупательница одиноко топталась в углу и требовательно оглядывалась. В конце концов, не сказав ни слова, она просто ушла. Однако и Гюнтер тоже не слишком задержался у прилавка. Через четверть часа он покинул магазин, унося с собой пакетик с покупками.
– Почаще бы нам таких покупателей, – заметила Рената, одна из продавщиц, закрывая кассу. – Этот один купил сегодня товаров на сумму, которую мы заработали за весь вчерашний день!
Линда рассматривала чек. Два флакона женских духов на девяносто марок, лосьон для тела и гель для душа еще на сто и мужской одеколон за двести пятьдесят.
– Да, вчера было вообще отвратительно, – согласилась Линда.
– Еще бы. – Рената убрала на витрину оставшиеся образцы. – Так он еще и расплатился наличными. Значит, не будет никаких процентов на налог. Это же чертовски здорово!
– Не иначе как старичок завел себе подружку. – Вторая продавщица посмотрела на свои длинные ноготки. – В таких случаях они всегда платят наличными! Никаких кредитных карточек, никаких чеков, никаких следов!
– Ну, ты у нас спец по таким делам! – Рената сморщила носик. – Давайте лучше оприходуем новый товар. И даст Бог, этот дядечка окажется не единственным нашим клиентом сегодня!


Марион тоже отправилась в город. У нее возникло предчувствие, что не все из происходящего вокруг понятно ей. В их отношениях с Гюнтером было нечто подобное сразу после объединения, в 1989 году. Тогда муж тоже постоянно находился в дурном настроении, часто срывался. Марион предположила, что на горизонте появилась другая женщина. В конце концов тогда она узнала через Клауса, нет, даже через Монику, что Гюнтер вложил все их средства в рискованные финансовые операции на Востоке. И не сказал ей ни слова! Моника в ту пору еще не развелась с Клаусом. Она позвонила Марион как-то вечером и, не слишком не церемонясь, спросила, вполне ли независимо от Понтера в финансовом плане чувствует себя Марион. Независимо от денег и бизнеса Понтера. Марион нашла такое поведение Моники хамским. С чего это вдруг та сует нос в их личную жизнь? Но она получила тогда хоть какую-то информацию и потому никогда не припоминала Монике о том случае.
Сейчас из головы Марион не выходила история с пожертвованием в фонд общества защиты животных. Гюнтер никогда не жертвовал денег ни на какие мероприятия без веских на то оснований. Но что крылось за этим шагом? Никакого пари не было, это точно. Ни Клаус, ни Гюнтер, даже в самом сильном опьянении, не стали бы спонсировать общество защиты животных. Только если эта организация стала бы одной из фигур в их новой финансовой игре и использование этой фигуры могло принести доход. Марион решила во всем разобраться.


Расстроенная Регина Раак тоже в дороге в этот утренний час. Начиная с воскресенья Клаус каждый вечер запирался у себя в кабинете и работал всю ночь напролет, а утром сидел за столом разбитый и молчаливый. И отказывался отпустить ее в отпуск. Даже на собственные деньги и с подругой.
«Для чего я выходила замуж?» – в который раз спрашивала себя Регина. Она убрала дом, и ей было нечем заняться. Какое-то время она смотрела в окно, потом решительно сняла трубку и позвонила Клаусу в офис.
– Клаус, ты хотел бы ребенка?
– Что?!
– Чтобы мы завели ребенка! Тогда я немедленно перестану пить таблетки.
– Регина, извини, у меня переговоры!
– Я спрашиваю, ты хотел бы?
– Прошу тебя!
– Хотел бы?
– Нет!
– Нy, тогда хотя бы собаку!
– Что?!
– Я так одинока! Тебя никогда нет рядом!
– Я…
– Если бы был ребенок!
– Регина!
– Ну собака!
– Хорошо, если хочешь…
Как с родителями! Регина покачала головой. Какое унижение! Все время быть в роли просительницы и не иметь возможности решать что-либо самостоятельно.
Тем не менее, она хоть чего-то добилась! И к тому времени, когда Клаус вернется домой, там будет собака! И она не позволит ему отыграть назад. Регина взяла ключи, завела машину и отправилась в питомник общества защиты животных выбирать себе четвероногого друга.


Марион и Регина встретились на том самом перекрестке, от которого вела грунтовая дорожка к питомнику.
«Интересно, ей-то что здесь надо?» – удивилась Марион. В ее голове зароились подозрения. Вполне вероятно, что Регина посвящена в планы своего мужа. Как и Моника в былые времена. Только Марион, как всегда, выглядит дурой! Она вообще не в курсе происходящего!
Регина кивнула Морион из своей машины и, улыбаясь, сделала жест рукой, означающий, что она готова уступить дорогу. Да Марион умрет, если из-под колес машины Регины вылетит хоть один камешек и поцарапает краску на капоте ее машины. Регина пристроилась следом, и они поехали к питомнику. Камешки с дороги стучат по капоту и по днищу Регининой машины, но ей все равно. Главное, что в ее доме появится собака! Как давно Регина мечтала об этом! Но сначала не позволяли родители, потом ей приходилось много работать и не было времени. Но теперь мечта наконец сбывается. «Что же ищет в этом районе Марион?» – думала Регина. Она не могла себе представить, что Шмидты интересуются животными бескорыстно – разве что из них можно что-то приготовить: пожарить или запечь в гриле кусочек мяса.
Женщины припарковали машины рядом с огромными чугунными воротами и поздоровались.
– Теперь наши мужья станут почетными членами, – сказала Марион, пожимая руку Регины.
– Вот как? – изумилась Регина. – А я думала, они заняты бизнесом.
Значит, все-таки бизнес. Марион решила еще немного подождать. Может, откроются еще какие-то детали.
Почетные члены, вздохнула Регина. Марион постоянно использует военный сленг. Почетный член, торжественный салют, Почетный легион. Гюнтеру впору вывесить над домом флаг, словно он единственный победитель всех войн. Она позвонила в ворота питомника.
Тотчас раздались многоголосый лай, рычание и чавканье. После второго звонка калитка открылась, и молоденькая девушка жестом пригласила их войти, но дальше калитки не проводила.
– Осмотритесь здесь пока спокойно сами, – сказала она, стараясь перекричать шум. – Я должна закончить работу.
С этими словами она исчезла в одном из вольеров.
«И таким людям мы отдали шестьсот марок». Марион радовалась, что у Гюнтера все же совсем иные планы, чем строительство нового вольера или еще что-то в этом роде. Она осмотрелась: площадь большая, вдали виднеется что-то похожее на ангар для самолетов. Повсюду загоны и вольеры для животных. Ну, ясно, Гюнтера и Клауса привлекло место. Они прозондируют почву, подождут разрешения и снесут эту богадельню для нового строительства. Можно спокойно уходить.
Кажется, на этот раз нет ничего угрожающего. Так, небольшая коммерческая тайна.
– Поскольку до нас здесь никому нет дела, я, пожалуй, пойду, – сказала она Регине, отряхивая свое светлое платье, и направилась к воротам.
В этот момент из домика, очевидно, служащего офисом, вышла Аннемари Розер.
– О, госпожа Шмидт, подождите минуту, постойте!
Но Марион была уже за воротами.
– Ах как жаль, я с таким удовольствием показала бы нашей благодетельнице, как мы намерены использовать ее пожертвования, – разочарованно протянула Аннемари.
– Благодетельница, пожертвования? – озадаченно спросила Регина, в недоумении глядя на закрывшуюся за Марион калитку. Регина уверена, что ослышалась. – Это была Марион Шмидт.
– Да, именно. Как глупо, что Соня не сказала мне сразу, что вы пришли! Какое теперь у фрау Шмидт сложится о нас впечатление!
– Да такое же, как и у меня. Но я-то хотела бы приобрести у вас собаку. Средних размеров, ласковую, но умеющую защитить хозяина. Есть у вас такой песик?
Через два часа в машине Регины сидел огромный пес. Его зовут Бобби, ему около трех лет, у него длинная светлая шерсть, его нашли во время пасхальных праздников на велосипедной площадке возле супермаркета. Узнав между делом, что Шмидты пожертвовали питомнику шестьсот марок, что общество охотно арендует землю с постройками для размещения там состарившихся животных, Регина пообещала, что поможет решить эту проблему. У нее есть на это время. Это куда лучше, чем считать у себя в саду шипы на розовых кустах!
* * *
У Клауса в офисе все было готово. Но когда ровно в четыре Гюнтер появился на пороге его кабинета, Клаус с трудом скрыл напряжение.
– Так, давай посмотрим! – Гюнтер остановился перед большим столом, на котором Клаус разложил бумаги. – Тебе удастся потом скрыть все концы? – Он сделал в направлении бумаг характерный жест рукой.
– Это даже не обсуждается. – Клаус подошел и встал рядом. – Я сейчас все объясню тебе. Во всяком случае, готов гарантировать; что на некоторое, пусть и короткое, время ты станешь беднейшим человеком! Ха-ха-ха!
– Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь. Мне очень хотелось бы посмеяться вместе с тобой!
– А в противном случае ты заплачешь? Они сели за стол.
– Итак, у тебя есть недостроенное офисное здание в Берлине, в его строительство ты инвестировал некоторое количество своих акций. Ты решаешь продать эту стройку некоему акционерному обществу и на этой сделке прогораешь.
– Что мы при этом получаем?
– Никто не может проконтролировать стоимость этой сделки, выяснить, что цена продажи соответствует действительности. Твой бизнес несет огромные убытки.
– Звучит хорошо! А это… акционерное общество принадлежит тебе? – Гюнтер сделал глоток воды.
– Да, совершенно легальное «Брифкастен АГ», записано на мое имя, – успокоил его Клаус.
– Ага! – Гюнтеру все еще не по себе. – А как я получу потом деньги назад и что будет с моим строительным бизнесом?
– Акционерное общество в Лихтенштейне тотчас же купит твой уцененный строительный бизнес и дочерние предприятия в Восточной Германии. Да и чего стоит прогоревший бизнес? – рассмеялся Клаус.
Гюнтер кивнул.
– Хорошо, – согласился он. – А деньги?
Клаус понизил голос:
– Ты получишь нотариально заверенную доверенность на право управления всеми акциями «Брифкастен АГ». Об этой доверенности не будет знать никто.
– Тогда все акции перейдут через какое-то время ко мне.
– Абсолютно верно! – Клаус кивнул. – И именно по той цене, которую мы сейчас определим. Ну, как тебе мой план?
Гюнтер встал и начал ходить по комнате, обдумывая услышанное. С помощью этой сделки он сведет свой капитал до символической стоимости. Клаус прав. Все продумано очень здорово. И с налогами никакой проблемы. Это еще один плюс, еще один трамплин на пути к свободе. Он остановился перед Клаусом.
– O'k, let's go!
type="note" l:href="#n_2">[2]


Клаус встал и пошел к компьютеру.
– А остаток? – спросил Гюнтер. – Что делать с наличностью?
– Это около миллиона. Прогуляй его. Например, Вадуц, очень неплохое местечко. Почему бы хоть раз не побывать там?
– Если все получится, я предоставлю возможность посетить Вадуц тебе и пожелаю получить удовольствие!
Гюнтер, слегка прищурившись, улыбнулся Клаусу и еще раз обдумал все сказанное. В соответствии с планом Клауса капитал удастся вывести из страны легко. А Гюнтер через какое-то время последует за ним со своей куколкой. На Марбеллу, на Малибу или еще куда-нибудь, где ее прекрасное тело почти не потребует одежды. И они будут наслаждаться жизнью на полную катушку.
Клаус украдкой наблюдал за ним.
– Кажется, план тебе понравился.
– Что, заметно?
– Да.
– Ну тогда, мой друг, открой бутылочку коньяка, и давай выпьем за всех Регин и… – у него едва не сорвалось с языка «Линд», – и всех юных дам этого мира!
– И за нас! – добавил Клаус, направляясь к бару.
В зеркале стойки бара он увидел свое изменившееся, осунувшееся лицо. Но глаза снова блестели, и Клаус испытывал неимоверное облегчение. Он словно светился изнутри. Клаусу понравилось свое отражение. Итак, первый пласт отработан! Как хорошо сказал Гюнтер: «За всех Регин этого мира!»
Клаус раскрыл свой ноутбук, и оба склонились над монитором, вникая в детали плана. Раздался стук в дверь, и Клаус поднял взгляд.
– Где эта фрау Целлер? Гюнтер посмотрел на часы.
– Должно быть, отправилась домой, ведь рабочий день закончился!
Снова стук.
– Да! Войдите!
Дверь медленно приоткрылась. Огромная собачья морда просунулась в щель, но тут же исчезла.
– Это еще что такое? – Клаус уставился на дверь.
– Вперед, Бобби, смелее, – послышался из-за двери звонкий голос.
– Регина?
– Нет, Бобби! – Дверь распахнулась, в проеме появилась Регина с огромным псом на поводке. – Разреши представить тебе нашего нового члена семьи. Бобби, мобильный берберовский ковер!
– Ага. – Клаус растерялся.
– А он не слишком большой? – спросил Гюнтер и встал, приветствуя Регину. – Я могу пожать тебе руку, не рискуя быть покусанным?
Регина вошла в комнату.
– А вот мы и проверим сейчас!
Клаус уже поднялся и подошел к жене.
– Гюнтер прав. Я вообще-то представлял себе собачку чуть поменьше. Репинчера, например.
– Но мне больше всех понравился Бобби! – Регина почесала пса за ухом. Ей даже не пришлось для этого наклоняться.
– Но с такой большой собакой надо много заниматься, – заметил Клаус.
– Кто у нас домохозяйка, я или ты? – Регина покачала головой. – Что же теперь? Ты совсем не рад? Не хочешь приветствовать Бобби?
Клаус бросил умоляющий взгляд на Гюнтера.
– Ну почему?
Гюнтер расхохотался.
– Подожди, что-то еще принесет домой твоя жена! – бросила Регина.
– Что такое? – смех Гюнтера оборвался. – Что ты имеешь в виду?
– Она тоже была в питомнике. Кое-какие планы у нее наверняка есть.
– Марион в питомнике? – Гюнтер непонимающе посмотрел на Регину.
– А тебе это кажется невероятным?
Шея у Бобби длинная, и он без труда дотянулся до Гюнтера, желая обнюхать.
Гюнтер взглянул на собаку, затем снова на Регину.
– Нет. Уже нет. Только удивительно все это.
– А ты разве просто так купил сегодня новую парфюмерию?
– Я? G чего ты взяла?
Пес чихнул и попятился.
– Ты пахнешь иначе. Много смешанных ароматов. Бобби тоже не выносит этого.
Мужчины переглянулись.
– Ну ладно. Пойдем, Бобби. Вы можете еще немного поработать спокойно. Мы погуляем по парку. – Регина поцеловала мужа.
– Но я уже готов.
– Не торопись… – Регина и пес исчезли за дверью.
– Как она изменилась! До сих пор сердилась, когда я опаздывал хоть на минуту. – Клаус, покачав головой, вернулся к компьютеру.
– Ты получил отличного охранника. И практично и безопасно!
– И это говоришь ты!
– Во всяком случае, лучше, чем любовник! Нет?
– До того момента, пока мы не столкнемся с ним ночью в коридоре!


Через полчаса Гюнтер уже сидел в машине и размышлял о жене. Вполне возможно, что Марион шпионит за ним. А если она поговорила с этой Розер, то, вероятно, уже знает, как выглядела девушка, приносившая деньги. Во всяком случае, точно не как Клаус.
Светофор на перекрестке перед Гюнтером переключился на красный. Гюнтер затормозил, продолжая думать. Ну, допустим, что деньги приносила одна из сотрудниц Клауса. Как бы там ни было, но семейный кризис необходимо предотвратить. Еще не пришло время. Позади просигналили. Дьявол! Гюнтер поднял взгляд и увидел, что горит уже зеленый. Он тронулся с места и посмотрел в зеркало заднего вида. Регина махала ему рукой. И ее нельзя исключать. У Регины слишком много свободного времени. Она многое замечает, каждую мелочь. Действительно, следует быть более чем осторожным. Помахав ей в ответ, Гюнтер свернул к дому.


Линда накрыла на стол в своей маленькой квартирке в «гетто». Она хотела поговорить с Дирком о Гюнтере Шмидте, поэтому пригласила его на ужин. Дирк, правда, дважды переспросил ее, не лучше ли поужинать у него, потому что из-за предстоящего экзамена совсем нет времени. Но Линда настояла на своем, точно зная, что в своей берлоге молодой человек ни на минуту не оторвется от книжек и вряд ли даже толком выслушает ее.
– Я приготовлю тебе настоящее ризотто с грибами и сыром и со всем, что еще к этому полагается, – пообещала Линда.
– А что еще к этому полагается? – настороженно поинтересовался Дирк.
– Увидишь…
– Ты продемонстрируешь мне нечто новое в моде на женское белье?
– Ты мог бы заметить, что старым бельем я не торгую!
Это верно, на своей дополнительной работе она не слишком усердствовала. У нее был контракт с крупнейшим в Рёмерсфельде бутиком женского белья, и Линда иногда демонстрировала новые коллекции во время приватных показов. А дальше сведения о новых коллекциях распространялись уже по цепочке. Главным образом дамы, которые присутствовали на показе, передавали информацию своим подругам. Как правило, делалось это ко всеобщему удовольствию, а ей магазин за это регулярно выплачивал деньги. Последний раз Линде удалось продать во время такой акции семь комплектов. Это надо было видеть! Может, как-нибудь попробовать раскрутить этих дам еще раз?
Линда пошла на кухню., чтобы приготовить ризотто. В очередной раз ей пришлось обходить стоящую посреди комнаты коробку с шампанским, которую очень хотелось пнуть. Линда взяла из шкафа две коробки с полуфабрикатами (Дирк все равно не заметит разницы) для ризотто, достала из холодильника четверть головки сыра «Пармезан» и шампиньоны.


Гюнтер приехал ужинать домой. Марион успокоилась, настроение у нее улучшилось. Она посвящена теперь в планы Гюнтера и поэтому не зависит от перепадов его настроения. Марион похвалила новую прическу мужа и рассказала свежие городские сплетни. О своем посещении приюта для животных она не обмолвилась ни словом, и Гюнтер решил, что тема закрыта. Марион приготовила витаминный салат и к нему специальное блюдо с нарезанными кусочками колбасы, грудинки и сыра. Гюнтер съел уже третий бутерброд с колбасой, но так и не притронулся к салату.
– Не хочешь попробовать салат? – Марион наполнила его тарелку. – Я подумала…
– Чуть позже, – оборвал ее Гюнтер.
Он знал, откуда такая забота о его здоровье – все это из-за вчерашнего разговора.
С завтрашнего дня он начнет строго следить за своими поступками.


Клаус до сих пор еще не покинул свой офис. Проводив Гюнтера до двери, он с удивлением отметил, что офис действительно пуст, все уже давно ушли. Он остался совсем один, наедине со своими мыслями. Находясь в приподнятом настроении, Клаус налил себе еще коньяку, удобно расположился в своем широком кожаном кресле и положил ноги на стол.
– За будущее! – громко воскликнул он, сделал большой глоток, откинулся назад и закрыл глаза.
Сделка с Гюнтером сулила ему большие деньги. Он заработает очень неплохой капитал. При этом Клаус даже не брал в расчет те проценты, которые получит в качестве гонорара за услуги. Это само собой разумеется.
Страхи, финансовые проблемы, не оставлявшие Клауса с момента развода и раздела имущества с Моникой, теперь останутся позади.
Чувство освобождения переполняло его, но вдруг он представил себе, что случится, если Гюнтер не получит назад свои права на переводимые средства. Такой расклад в игре стал бы для Клауса вершиной его финансовых успехов. Но это случится, если с Гюнтером что-то произойдет.


Линда ходила по квартире взад-вперед. Затем вышла на балкон и посмотрела на дорогу, ведущую к «гетто». В восемь часов она открыла коробку и достала одну бутылку. Ей нужно сделать пару глотков: необъяснимый страх охватил Линду. Дирк уже давно должен быть у нее. Неужели он решил обмануть ее? Хорошо еще, что она не начала готовить ужин сразу. Иначе вместо ризотто получилась бы липкая масса. В половине девятого зазвонил телефон. Линда схватила трубку:
– Да?
– Сокровище, мне очень жаль, я повсюду искал свою машину, но опасаюсь, что ее оттащили на штраф-стоянку!
Линда глубоко вздохнула.
– Где же ты припарковал ее?
Дрожащим голосом Дирк ответил:
– Я это… я… забыл…
Линда мяла в руках телефонный провод.
– Такое могло случиться только с тобой. Тогда садись на велосипед и приезжай!
– Линда! Такое расстояние на велосипеде? Это же несерьезно!
– Тогда вызови такси!
– Ты сошла с ума? Сколько это стоит!
– Но это важно, понимаешь?
– Сокровище, но ты можешь с таким же успехом рассказать мне об этом завтра, когда придешь ко мне!
– Тогда иди к черту!
В ярости Линда бросила трубку и, уже не сдерживая слезы, метнулась к холодильнику. Вот гадкий мальчишка! Она так нуждается в нем, а его никогда нет рядом. Машину увезли на штрафстоянку! Дешевый треп! Линда готова держать пари, что тотчас же нашла бы машину. Она открыла шампанское. Ну и ладно, выпьет его сама! И будь прокляты все мужчины на свете!
Зазвонил телефон.
Даже если это он, Линда не снимет трубку. Если у Дирка есть хоть какое-то чувство к ней, он найдет возможность добраться.
Включив телевизор, Линда рассеянно переключала программы. Она не могла сосредоточиться ни на одной из них, потому что мысли ее были очень далеко. Может, навести порядок в платяном шкафу? Линду охватила такая злость, что она была готова сбросить все на пол и рассортировать все по-новому. Но она остановила себя, опасаясь, что запал пройдет, прежде чем вещи снова займут свое место в шкафу, и вес останется на полу.
Телефон снова зазвонил, долго и противно. Линда допила шампанское из бокала, прислушалась и наконец, рывком выдернула из розетки штекер. Если Дирку нечего делать, и он висит на телефоне, пусть наслаждается гудками в трубке. Она налила себе еще бокал и снова села перед телевизором. Шампанское пенилось и бодрило, с каждым новым глотком Линда чувствовала прилив сил. Переключая программы, она наткнулась на какую-то любовную дребедень и оставила телевизор на этой программе. Может, в этом фильме не будет хеппи-энда. Линда не перенесла бы сейчас этого.
Во время рекламной паузы она пошла на кухню, чтобы наполнить бокал. Линда так ничего еще и не съела, и алкоголь ударил в голову. Она посмотрела на часы. Десять, самое подходящее время для порции ризотто. Линда включила плиту. «Так! Будем наслаждаться в одиночку!»
В этот момент раздался звонок в дверь.
Ну что ж! Предвкушая веселый разговор, Линда направилась к двери с бокалом в руках и нажала кнопку домофона, но стучали уже в дверь.
Линда открыла дверь и с громким «Вот тебе на!» вытянула руку с бокалом.
– Вот это прием! – Гюнтер взял у нее из рук бокал.
– Вы? – Линда оцепенела.
Она подумала, что следует немедленно захлопнуть дверь, но сделать это сразу не решилась.
– Как вам шампанское?
Линда все еще не знала, как поступить. На лестнице почему-то не было света.
– Свет включается на очень короткое время. Странная система в вашем доме.
Его белая рубашка выделялась в темноте коридора. Линда так и не произнесла ни единого слова.
– Вы ждали кого-то другого? – Гюнтер поднял бокал и улыбнулся. Его лоск и холеный вид разозлили девушку.
– Вообще-то да! Друга!
– Ага, и где же он?
Хороший вопрос.
– А что, собственно, хотите вы? – Линда даже не сделала попытки отступить в сторону, чтобы впустить Гюнтера.
– Спросить, понравилось ли вам шампанское. Вы, кстати, еще не ответили на мой вопрос.
– А разве нельзя было позвонить, чтобы выяснить это?
– Я пытался дозвониться несколько раз, но никто не брал трубку.
Значит, это он названивал весь вечер. А Дирк даже не потрудился еще раз набрать ее номер!
– Входите. – Линда отступила в сторону.
Он, продолжая улыбаться, вошел.
– Большое спасибо! – Гюнтер остановился посреди коридора и принюхался. – М– м, как вкусно пахнет!
– О да! – Линда наконец очнулась. – Я готовлю ризотто. Вы едите такие блюда? Присоединитесь ко мне?
– Если можно.
«Тупоголовый сынок бургомистра! Ты сам во всем виноват. Теперь из твоей миски будет есть другой!»
– Ну да! Проходите!
– Помочь вам?
– Налейте мне еще шампанского. – Линда указала на бокал, который Гюнтер все еще держал в руке.
– С удовольствием!
Он быстро наполнил бокал, подошел к коробке, взял вторую бутылку и поставил ее охлаждаться. Все это Гюнтер делал так изящно и непринужденно, что Линда испытывала удовольствие, наблюдая за ним. Дирк, наверное, уже несколько раз что-нибудь уронил бы, опрокинул, за что-то зацепился.
– Почему вы все это делаете? – помолчав, спросила Линда.
– Что вы понимаете под «все это»? – Он поставил бокал на стол.
– Вы прекрасно знаете, что я имею в виду. Деньги, шампанское – все это!
– Ну, насчет денег это вы напрасно. – Гюнтер ухмыльнулся. Линда молчала, помешивая макароны. – Фрау Розер очень обрадовалась пожертвованию и пришла сама; чтобы отдать квитанцию и выразить благодарность.
– А ей-то что за радость?
– Вы такая любительница животных или есть еще какое-то объяснение вашему поступку?
Гюнтер разглядывал девушку. Короткое летнее платье зеленого цвета так плотно облегало ее тело, что казалось, будто это не материя, а вторая кожа. Цвет платья подчеркивал красоту ее черных волос. У нее длинные стройные ноги, на ногтях темно-красный лак.
– О каких причинах вы говорите? – Линда быстро обернулась. – Ответ на все вопросы написан сейчас на вашем лице. – Она отложила ложку. Гюнтер понял, что его застали врасплох, и смущенно почесал затылок. – Вы же прекрасно знаете, что я живу с Дирком Веттерштей-ном, люблю его и хочу выйти за него замуж!
«Хочу ли?» – спросила себя Линда, произнося последнюю фразу.
– Я ни в коем случае не собирался обидеть вас. – Гюнтер поднял руки, как бы защищаясь. – Вы мне нравитесь, и я хотел провести с вами немного времени, поболтать.
Среди прочего, подумал он, не меняя выражения лица.
– Ну да. – Линда нахмурилась и сняла кастрюлю с плиты. – Этим мы сейчас и займемся. Ужин готов.
Гюнтер осмотрелся в поисках обещанного ему еще в прошлый раз красного вина, но не увидел бутылки.
– Жаль, что классическое кьянти закончилось. – Он огорченно пожал плечами. – Разрешите прислать вам как-нибудь хорошего красного вина. У меня прекрасные поставщики.
Линда зажгла свечи, оставшиеся на столе с прошлого раза. Она промолчала, не зная, что следует ответить в данной ситуации. Сказать «да» – значит, открыть ему дверь в свою жизнь. Если сказать «нет», то ситуация станет еще более двусмысленной. Да и не хочется отказываться от того, чтобы тебя немного побаловали. Тем более что выглядит это так красиво.
Она наполнила тарелки, а Гюнтер налил шампанское в бокалы и поставил на стол красиво упакованную коробочку. Линда хорошо знала эту упаковку. Так оформляют покупки в ее магазине.
– А это не слишком щедрая благодарность за то, чтобы немного поболтать? – Указательным пальцем Линда прикоснулась к коробке.
– У меня нет привычки приходить в гости с пустыми руками, – заметил Гюнтер. – Это мелочь. Вместо цветов.
Линда знала, сколько стоит эта мелочь. Это были те самые духи, два флакона за девяносто марок. Она хотела сказать ему, чтобы в следующий раз, приходя в их магазин, он делал покупки у нее в отделе. Потому что за это она получает процент к зарплате. Но, оставив колкость при себе, Линда развернула упаковку и грустно заметила:
– Вообще-то день рождения у меня в апреле.
– Тогда пусть это будет подарок вдогонку…
Линда поблагодарила Гюнтера и для пробы нанесла капельку духов на запястье. Ее коллеги дали Понтеру хороший совет, это один из самых новых ароматов. Не сказать ли им завтра спасибо за такую заботу? Вот они обрадуются!
Гюнтер и в этот раз ушел, проведя у нее не больше часа. Линда наблюдала, как он направлялся к машине. Как и в прошлый раз, Гюнтер поставил ее посреди двора. Однажды кто-нибудь обратит на это внимание. Ведь таких «мерседесов» серебристого цвета в Рёмерсфельде не слишком много. И уж точно больше ни одного с таким номером: GS1. Но, судя по всему, ему нет до этого никакого дела.
Линда вышла на балкон и помахала рукой, когда он отъезжал. Гюнтер, как и в прошлый раз, посигналил ей фарами. Да, этот человек хорошо делает то, за что берется! Этого у него не отнять!
Линда смотрела вслед машине со смешанными чувствами.


История с приютом для животных не оставляла Марион в покое. Гюнтер уже давно храпел рядом с ней на кровати, а она никак не могла уснуть. От кого бы получить информацию? Когда часы на башне ратуши пробили четыре, Марион наконец приняла решение. Манфред Бушельмейер, вот кто должен все знать. Он член местного совета и наверняка наведет для нее справки. Перспектива хоть раз оказаться в курсе всех событий так окрылила Марион, что желание спать совсем улетучилось.
Едва Гюнтер покинул дом, Марион села за телефон и набрала номер строительного супермаркета, где директорствовал Манфред. Ей повезло, он был уже на месте.
– Марион? – удивился Манфред.
– Да. Это покажется тебе странным, Манфред, но у меня есть вопрос, ответить на который можешь только ты.
– Да? – Манфред озадачен. – И что же это за вопрос?
– Ты знаешь район, расположенный рядом с приютом для животных?
– Конечно. Довольно отдаленный, много пустырей, несколько ветхих построек. А почему ты спрашиваешь?
Марион откашлялась. Не будит ли она сейчас спящую собаку? Гюнтер просто сживет ее со света за эти происки.
– А нет у тебя информации насчет застройки этого района? Я имею в виду строительство жилья или каких-то промышленных объектов.
Манфред нахмурился.
– Промышленных? Там, где все моментально подмоют грунтовые воды? Я это не слишком хорошо представляю.
Ответив Марион, Манфред заподозрил, что этот разговор неспроста. Неужели Гюнтер затеял новую авантюру, о которой он ничего не знает? И если да, то когда это произошло? Последний раз его не было на заседании совета. Может, тогда все и решилось?
– Считаешь, что это невозможно? – продолжала допытываться Марион.
– Возможно… возможно все. Но только я ничего про это пока не знаю.
– А если я попрошу тебя прозондировать почву? – Голос Марион звучал напряженно.
Так, речь, кажется, действительно идет о каких-то проектах. И не затеял ли Гюнтер строительства замка? Нужно срочно все выяснить.
– Марион, можешь на меня положиться. Но почему звонишь ты, а не сам Гюнтер?
Она понизила голос:
– Ты же знаешь моего мужа, Манфред. Я не хочу еще раз оказаться в том же положении, как тогда, понимаешь?
– Ясно, – задумчиво отозвался Манфред. Если она боится того, что случилось после объединения, значит, речь и впрямь идет о грандиозном проекте. – Спасибо за информацию, Марион! Я позвоню тебе.
– Да, Манфред, лучше с утра, после восьми, но до обеда. Понимаешь?
– Понимаю.


Аннемари Розер собралась отправиться по делам. Воодушевленная обещанием Регины помочь в поисках подходящего места для расширения приюта, она еще раз просчитала финансовые возможности общества защиты животных и пришла к выводу, что средств для этого достаточно. Небольшая общественная акция, возможно, несколько шефов, готовых поддержать бедных старых животных, сочувствие кого-то из сильных мира сего, и можно было бы запустить проект в действие. В качестве рекламы можно будет использовать фамилию Шмидт, это наверняка, окажет соответствующее воздействие: «Смотрите же все, господин и госпожа Шмидт не пожалели для бедных животных целых 600 марок, неужели вам безразлична судьба бедных лошадок, собачек и кошечек?»
Да, этот взнос действительно был подарком судьбы!
Аннемари позвонила фермеру, которому принадлежали участок земли и старые постройки. Чтобы произвести лучшее впечатление на его жену, она решила заехать в кондитерский магазин и купить хорошую плетенку белого хлеба. В ее детских воспоминаниях понятие «крестьянский двор» тесно переплеталось с ароматной хлебной плетенкой. Так же, как горячее молоко с толстой пенкой, а зимой – поднимающееся тесто на кухонном столе и узоры на окнах. Но сейчас на дворе лето, крестьянская жизнь времен ее детства давно в прошлом. Они просто выпьют кофе и поговорят.


Макс Дреер удивился. Он никогда еще не задумывался над тем, чтобы продать свой участок земли и старые постройки. Раньше, когда Макс активно обрабатывал землю, а его сыновья вовсю помогали ему, он нуждался в мощных машинах, чтобы повысить производительность труда и добиться более высоких показателей. Но те времена уже давно в прошлом. Сыновья живут в городе, Максу скоро семьдесят, и он с некоторых пор размышляет о том, не сдать ли свою землю в аренду, но Берта, его жена, не желает об этом слышать. Она живет здесь со дня их свадьбы, здесь родились ее дети, и она хочет умереть здесь.
Аннемари Розер пытается повернуть разговор таким образом, чтобы продажа участка пришлась по душе жене Макса Деера.
– С такими деньгами вы могли бы ездить на курорты. Немного отдохнуть и позаботиться о себе и своем здоровье.
Хозяйка, утомившая Аннемари, решительно покачала головой:
– Не нужны мне никакие курорты. Тоже мне новомодная ерунда! Раньше не помышляли ни о каких курортах, а люди были не в пример здоровее! Кроме того, если я буду ездить на курорты, кто позаботится о моих телятках?
Хороший вопрос. Откуда бы это знать Аннемари?
– У вас есть дети?
– В городе. – Макс Дреер кивнул, взяв у Берты чашку с кофе.
Аннемари угадала с плетенкой. Хозяйка аппетитно нарезала хлеб, поставила на стол масло и домашнее малиновое варенье. Само собой, в честь гостьи стол был накрыт не на кухне, а в зале.
– А что вообще вы хотите делать с постройками? Они же ни на что уже не годятся. – Берта макнула кусочек плетенки в кофе и посмотрела на Аннемари темными прищуренными глазами.
Аннемари разъяснила свою идею, но в ответ Берта лишь покачала головой:
– Просто оттянуть естественный конец для нескольких старых кляч. Все ведь рано или поздно попадут на бойню.
– Да, – попыталась спасти ситуацию Аннемари. – Но здесь идет речь о животных, которые еще могут пожить, а из-за алчности их хозяев отправляются на живодерню.
– Если животное не приносит пользы и дохода, то и нужды в нем нет. Чего же его держать и кормить?
Аннемари помешивала свой кофе. Так не хватит никаких нервов.
– Мы хотим помочь животным или в крайнем случае защитить их. Именно поэтому мы и называемся обществом защиты животных.
Берта макнула в кофе следующий кусок плетенки.
– Помочь! А кто поможет нам? – спросила она. – У каждого животного своя задача. Собака лает, кошка ловит мышей, остальные приносят яйца и дают мясо. Это закон. Богом устроено так!
Аннемари растерялась.
Хозяин попросил жену налить ему еще кофе и, покачав головой, сказал:
– А теперь давай спокойно рассудим, Берта. Нам больше не нужна эта земля. Но нам необходимо отремонтировать силосную башню еще до начала зимы. По-моему, это очень хорошая возможность, поскольку вам тогда не придется обращаться за кредитом в банк.
Взгляд маленьких колючих глазок Берты почти испепелял председательницу общества защиты животных.
– Сколько вам нужно земли, сколько вы намерены заплатить? На этой земле есть кое-какие постройки. Они тоже чего-то стоят!
– Но это же все старое и ветхое, Берта, – урезонил хозяин жену и громко отхлебнул кофе.
– Но они еще стоят!
– Мы могли бы сейчас поехать и посмотреть? – Аннемари хотелось поскорее прийти к какому-то решению. – Тогда я покажу, какие земли имела в виду. Мы оценили бы их площадь, а вы назвали бы свою цену. Если эта сумма в пределах моих возможностей, я сразу начала бы готовить договор.
– Честные люди просто ударяют по рукам, – бросила Берта и смахнула со стола хлебные крошки.
– Само собой разумеется, – поспешила согласиться Аннемари. – Но я обязана привести с собой нотариуса, чтобы все ваши права были соблюдены.
– Больше одного гектара мы не продадим, – сверкнула глазами Берта. – Обо всей земле даже не мечтайте!
– Хорошо, Берта. Хорошо! Давай поедем с госпожой. – Макс Дреер со вздохом встал со своего места.


Дирк посмотрел на часы. Уже четвертый час дня, а Линда все еще не позвонила. Неужели всерьез обиделась за вчерашнее? Он обманул ее, это так. У него не было настроения ради обычного ужина ехать на другой конец города. Кроме того, он так настроился на занятия, что не хотел прерывать этот процесс. Это Линда должна понять, потому что, в конце концов, речь идет и о ее будущем.
Дирк закурил сигарету, откинулся на стуле и посмотрел в окно. Нельзя же быть такой бестолковой. Он глубоко затянулся. Тем не менее, ему не по себе. Не в привычках Линды не давать о себе знать в течение дня. Уже давно закончился обеденный перерыв. Может, она решила показать характер и дать ему понять, что женская психология отличается от мужской? Дирк встал и пошел к книжной полке. Очень скоро он нашел то, что искал: советы о том, как вести себя с женщинами. Ему нужна глава «Бойкот». Что стоит за этим, что хочет сказать женщина и как мужчина должен реагировать на это? Дирк погасил сигарету и погрузился в чтение.


Аннемари Розер вернулась к себе в офис очень взволнованная. Сумма, названная ей, просто смехотворна. За один квадратный метр одна марка – эта цена превзошла самые смелые ее ожидания. Цена оказалась настолько низкой, что она поспешила принять все условия. 10 000 марок за гектар земли, да еще и с постройками, такое надо поискать! Половину они возьмут из кассы общества. Для остатка Шмидты уже сделали задел. Таким образом, недостает каких-то 4400 марок. Немного поколебавшись, она позвонила Регине Раак.
– Как вам Бобби? Все идет нормально? – начала Аннемари, но не успела произнести ни слова, как Регина пригласила ее в гости.
– Приходите и посмотрите сами, мы будем вам очень рады. И я и Бобби.
Не раздумывая, Аннемари села в машину и отправилась в путь. Поставив машину на теневой стороне улицы, она причесалась и вышла. Спина у нее взмокла от пота, в машине душно, но она не обратила на это внимания. Блузка, в конце концов, высохнет.
Она позвонила. Регина встретила ее в футболке и коротких брючках. Бобби появился из глубины дома и, виляя хвостом, приветствовал Аннемари. У нее особое расположение к большим псам. Будь у Аннемари возможность, она забрала бы собаку себе. Но маленькая квартира в многоэтажном доме – это не бунгало с собственным участком земли.
– Входите же. – Регина повела гостью в глубину сада, где накрыла под навесом маленький столик.
– О, мой Бог, какая же у вас тут идиллия! Можно позавидовать. – Аннемари села на стул и осмотрелась. – Дом с садом, о таком можно только мечтать!
Регина кивнула:
– Точно! А как хорошо здесь Бобби! Позвольте предложить вам глоток кампари-оранж? В такую жару это то, что надо. Он освежит вас!
Аннемари кивнула и рассказала Регине об успешных переговорах с четой Дреер.
– Черт побери! – воскликнула Регина. – Удивительно! Они казались совершенно несговорчивыми и упрямыми. Как вам удалось убедить их?
Аннемари описала встречу и посмотрела на Регину.
– Истинная причина, по которой я пришла сюда, это, конечно, не Бобби, а ваше обещание чем-нибудь помочь нашему обществу. Нет ли у вас связей с теми, кто согласился бы спонсировать нас, или какой-то идеи, как организовать акцию по сбору средств?
– Как насчет митинга в пешеходной зоне? Еще я могла бы немного активизировать круг своих знакомых. Что скажете на это?
Аннемари раскрыла свой блокнот, они набросали план действий и все, что им понадобится для его воплощения. В конце разговора Регина ушла в дом и вернулась оттуда со своей чековой книжкой.
– Знаете что? Я вообще-то хотела отправиться в отпуск, но это неосуществимо и, – она бросила ласковый взгляд на Бобби, – теперь мне этого уже и не надо. Я обрела столько радости от общения с Бобби, что решила сделать свой взнос в нашу акцию и дать ей старт!
– И как это будет выглядеть?
– Вот так! – Регина вписала несколько цифр в чек и протянула его Аннемари. – Я обязана внести свою лепту в это начинание. В конце концов, не многим животным так повезет, как Бобби!
Аннемари, посмотрев на чек, залилась краской.
– Тысяча марок? Но это же безумие!
– Это всего неделя отпуска в не очень дорогом месте. Я решила, что лучше вложить деньги в благое дело, чем прогулять их где-то.
– Наверное, вы правы. – Аннемари положила чек в сумку. – У меня не так много денег, но и я, пожалуй, откажусь от мысли провести отпуск в Баварии. Путешествовать можно и здесь. Так что я добавлю к вашей тысяче свои пятьсот, и нам останется собрать всего 2900 марок.
– Надеюсь, соберем. – Регина засмеялась и погладила Бобби. – Если женщины за что-то берутся, они достигают того, чего хотят!


Прошло несколько дней. Линда не делала попыток связаться с Дирком. Дирк же, прочитав свою замечательную книгу, решил последовать содержащимся в ней советам. Как оказалось, женщин надо время от времени отпускать на свободу. Женская психика, говорилось там, устроена таким образом, что страх потерять любимого человека заставит ее взглянуть на проблему с особой точки зрения, а потом сделать для избранника как можно больше хорошего. Женщины, как правило, постоянны в своих привычках. Значит, подумал Дирк, бояться ему пока нечего. Остается ждать, что Линда вот-вот сделает для него что-то очень хорошее.
* * *
Регина в прошедшие дни не теряла времени и сумела раскрутить своих бывших коллег по работе еще на пятьсот марок для покупки новой земли для приюта. Марион с нетерпением ждала звонка от Манфреда, но пока он не звонил. Манфред решил изучить вопрос досконально. Земля, о которой шла речь, относилась к сельскохозяйственным угодьям. Постройки тоже имели сельскохозяйственное назначение. Это было ему известно точно. Следовательно, цена квадратного метра земли составляет от одной до трех марок, в зависимости от места. Для Гюнтера это ничто. И если он каким-то образом узнал, что эти земли можно скупить, то прибыль от такой сделки чрезвычайно велика. Гюнтер продаст их уже как земли для промышленного строительства или жилой застройки. И городу придется выложить за каждый квадратный метр уже совсем другие деньги. Тридцать пять – сорок марок. При средней цене тридцать семь марок прибыль с двух гектаров составит 700 тысяч. А если Гюнтер сам начнет там какое—то строительство и инвестирует в него еще некоторую сумму, то о размере прибыли можно будет только догадываться. «Ах ты, хитрый лис, – подумал Манфред. – Но не хитрее меня. На этот раз победа будет за мной!»


Линда закрылась от внешнего мира. Ей не хотелось видеть ни Гюнтера, ни тем более Дирка. За все эти дни он ни разу не позвонил, ни разу не заехал к ней на работу, что раньше делал регулярно. Немыслимо! При этом Линда точно знала, что он нагло соврал ей. На следующее утро после ссоры она специально сделала небольшой крюк по дороге на работу и заметила, что его машина припаркована на обычном месте возле дома. И никакой квитанции о штрафе за парковку в неположенном месте на лобовом стекле не было. Не говоря о том, что автомобиль куда-то увезли! С каким удовольствием она нацарапала бы сейчас на грязном капоте машины Дирка что-то вроде: «Я – большая свинья». Но Линда не хотела позориться, опасаясь, что ее застигнут за этим занятием.


Гюнтер в эти дни разрабатывал стратегию поведения на предстоящий период. Он уже снял обещанный миллион со своего счета и передал деньги в маленьком кейсе Клаусу. Теперь это задача Клауса – переправить кейс в Лихтенштейн и пустить в дело. Пока все шло гладко, никаких особенных препятствий не предвиделось и в обозримом будущем, кроме, пожалуй, одного: неприступности самой Линды. Но Гюнтер должен пробить этот лед. Он постоянно звонил ей, но никто не снимал трубку. Он дважды приезжал к Линде, но никто не открыл дверь, хотя в квартире горел свет. Гюнтер уже задумывался, нужна ли ему Линда, но быстро отбросил эти мысли. Теперь завоевать Линду стало для него делом чести. Он целеустремленный человек, всегда добивается поставленной задачи и хочет видеть себя таким и теперь. Значит, бастион должен пасть. Не важно, какую цену придется за это заплатить!


В понедельник Регина пошла в банк и сняла с общего счета три тысячи марок. Тянуть с деньгами нельзя. Дрееры могут передумать с продажей земли, если не увидят денег в ближайшее время. Регина отправилась с этой суммой к Аннемари. Та чем-то вдохновенно занималась в своем офисе. Она чуть не упала со стула от радости.
– Как же я счастлива, Бог мой! Как же я счастлива! – восклицала она. – А то почти каждый день одни разочарования!
– Скажите, а вы разве не замужем? – спросила Регина, взглянув на письменный стол, словно там обязательно должна стоять, как это принято, семейная фотография в рамке. Счастливые родители и как минимум двое детишек на фоне фамильного особняка.
– Нет, и пока не собираюсь, – резко ответила Аннемари, но затем голос ее стал мягче и она виновато улыбнулась. – Просто мне до сих пор непонятны преимущества семейной жизни…
– Ну, – Регина самодовольно ухмыльнулась, – я, например, сняла сегодня с нашего общего с мужем счета три тысячи марок. При моей зарплате в той, незамужней жизни такое вряд ли можно было себе позволить. Если задуматься, то никогда!
– Все это ясно. – Аннемари вертела в руках конверт с деньгами. – Но разве это достаточное основание для того, чтобы выходить замуж? Я всегда надеялась, что сама сумею достичь такого положения в жизни.
– А есть ли надежда у женщины, занимающей такое положение, как вы, подняться столь высоко? Стать руководителем федерального ведомства вы можете лишь теоретически. Нет?
Аннемари от души расхохоталась.
– Но это же политика. А на политическом поприще мне точно ничего не светит.
– Тогда вам надо попытаться найти какой-то другой путь.
– Возможно, вы правы. Но я боюсь потеряться где-нибудь на перепутье. Боюсь оказаться никому не нужной. Прежде всего, самой себе!
– О'кей. – Регина повернулась, собираясь уходить. – Мне хорошо советовать. Я– то последнее время только трачу деньги, ничего не зарабатывая. Кстати, когда мы закончим все наши акции, деньги мне надо будет вернуть на счет. Но сейчас самое главное, чтобы договор о покупке земли был наконец подписан!


В фермерском хозяйстве Дрееров, знававшем лучшие времена, чем нынче, Берта накрыла стол. Она в целом довольна, хотя надеялась получить за землю чуть больше денег. Это все Макс. Он назвал окончательную цену, даже не поторговавшись.
– Что же делать, Берта, – сказал муж. – Они ведь тоже не так богаты. А 10 тысяч – очень приличные деньги за такую неплодородную землю.
Берта хотела поднять цену до 12 тысяч, но когда Регина и Аннемари всего через полчаса после переговоров положили на стол 10 тысяч наличными, успокоилась.
Макс Дреер поставил на стол молодое домашнее вино и толстопузые стаканы. Затем сел и начал не спеша читать договор, подготовленный старинным другом Аннемари, нотариусом Петером Лангом. Когда-то он был влюблен в нее и ради этой давно забытой юношеской любви бросил все свои дела и приехал с ними к Дреерам.
– Итак, дамы, – кивнул Макс, – и вы, господин нотариус, нам пора произнести тост за успешную сделку. Берта, наливай!
Петер Ланг распрощался тотчас после подписания договора. Его ждали другие клиенты.
Регина и Аннемари уехали в город минут через двадцать.
– Нам надо хорошенько отметить это дело. Причем немедленно! – Аннемари выглядела так, словно приобрела не заброшенный пустырь, а дом своей мечты.
– Да, надо выпить и за сделку, и за тебя, – поддержала ее Регина. – Время пришло!
– Но где бы нам это сделать? – Аннемари огляделась.
Регина, посмотрев на часы, лукаво подмигнула подруге.
– Сейчас – начало седьмого. Идеально. Клаус сегодня не придет домой раньше восьми. Так что заедем к нам, достанем из погребка бутылочку холодного шампанского, возьмем бокалы и обмоем нашу покупку и дружбу! Прямо на месте! Ясно?


После работы Линда направилась на почту. У нее было два пакета для клиенток бутика нижнего белья. Ей очень хотелось освободиться от них сегодня. По улице навстречу ей шел Гюнтер Шмидт. Прохожих вокруг много, и Линда прикинула в уме, не повернуть ли назад и не раствориться ли в толпе. Может, он не заметит ее. Но кажется, уже поздно. Гюнтер, радостно кивнув, поспешил к девушке.
– Вот это сюрприз так сюрприз!
Не в правилах Линды вести себя невежливо. Она не так воспитана. Значит, придется остановиться и ответить на приветствие. Хотя с большим удовольствием она провалилась бы сейчас сквозь землю.
– Очень грустно, что мы так давно не виделись, – проговорил Гюнтер.
– Всего несколько дней. – Линда недоуменно пожала плечами.
– У вас подавленный вид!
Линда считала, что вполне хорошо держится и совсем не так плохо выглядит. Да, настроение у нее препоганое. Да, она никак не может смириться с тем, что Дирк столько дней не дает о себе знать. Но ее лицо не выражает той печали, о которой, кажется, говорит Гюнтер. Оно потемнело от загара, веснушки на носу придают ему весьма задорный вид. Светлые глаза контрастируют с черными волосами. Так что о подавленности не может быть и речи!
«Это она, – подумал Гюнтер, – это именно она! Та женщина, которая нужна мне! Надо что-то немедленно предпринять!»
– Позвольте пригласить вас на ужин. В самый лучший ресторан, на ваш выбор.
Линда размышляла: а почему бы и нет? Пора немного развлечься. Иначе и сегодняшний вечер пройдет с мыслями о Дирке. Снова переживания. К тому же в ресторане ничего не может случиться.
– Я не знаю ни одного хорошего ресторана.
– Ладно, я сам выберу подходящий и заеду за вами, скажем, в половине восьмого.
– Чуть позже. В восемь?
– Линда, я очень рад, что вы согласились. Гюнтер светился от счастья. Ему оставалось только деликатно предупредить Марион, что он не сможет пойти с ней сегодня в театр. Она именно на сегодняшний вечер забронировала два места на спектакль по пьесе Карла Валентина. Кажется, пьеса называется «Полуночная серенада». А может, что-то еще полуночное. Гюнтер улыбнулся.
Линда кивнула и сделала шаг, чтобы уйти. Но вдруг остановилась и быстро обернулась:
– Вот еще что, господин Шмидт! Поймите правильно: я никогда и ни у кого не была содержанкой! И совсем не склонна к авантюрам!
Гюнтер оцепенел. Дай Бог, чтобы никто из прохожих этого не слышал. Он вплотную подошел к ней.
– Я тоже не склонен к авантюрам, уверяю вас. Не беспокойтесь. Я заеду, как договорились, привезу вас домой – и все. Моего слова достаточно?
Она кивнула и, не промолвив ни слова, ушла. На самом деле Гюнтер планировал завтра вечером привезти Линде букет роз прямо к двери. Но раз уж судьбе было угодно, чтобы они вот так встретились, с розами он пока повременит. А букет купит для Марион.
– Фурия, – язвительно пробормотал Гюнтер, укладывая букет на сиденье машины.


Регина и Аннемари оставили машину на площадке перед воротами приюта и, взяв с собой сумку-холодильник с бутылкой и стаканами, ушли на пустырь неподалеку. Тот самый, который только что купили. Они приблизились к одной из построек. Судя по всему, это была когда-то мастерская. Вокруг и внутри сарая полно всякого технического мусора: старые детали машин, покрышки, сгнившая солома. Бобби крутился рядом, забегал в кусты, потом в сарай.
– Эх, хозяин! – воскликнула Регина. – Кругом один хлам. Это не дело. По договору они должны убрать мусор.
– Ну, этого долго придется ждать! Им бы навести порядок рядом со своим домом. Они довольно пожилые люди. – Аннемари, пританцовывая, крутилась вокруг собственной оси. – Плевать. Главное, что у нас есть теперь земля, остальное приложится. Я не беспокоюсь об этом.
– Пожалуй, ты права. – Регина открыла сумку. – Иди сюда, давай выпьем!
Они сели у входа в сарай на запыленный бетонный пол. Регина подперла спиной левый дверной косяк, Аннемари – правый. Бобби лег между ними.
– Открывай! – засмеялась Аннемари.
Они выпили за сарай. Присвоили ему, как живому, имя Ангина (Аннемари плюс Регина). Регина налила еще по бокалу.
– Только не говори про это никому. Иначе нас сочтут маленькими глупыми девчонками. – В потертых джинсах и фривольно декольтированной блузке Аннемари Розер совсем не походила на ту серьезную деловую даму, какой она представала еще сегодня утром в своем офисе.
Вдруг Бобби подпрыгнул и зарычал. Регина схватила его за ошейник.
– Что с тобой, Бобби?
Аннемари с любопытством выглянула из-за угла сарая:
– К нам идет какой-то мужчина!
– Кто?
– Понятия не имею. Я его никогда не видела. Интересно, что ему здесь надо?
Регина выглянула из-за спины Аннемари и тут же отскочила назад.
– Это же Манфред Бушельмейер, – прошептала она. – Друг Гюнтера Шмидта, директор строительного супермаркета, член местного совета и бог его знает кто еще. И всегда в курсе всего…
– Может, он тоже хочет спонсировать наш проект?
– Спонсировать? Этот? Да он любит животных примерно так же, как Шмидты! Их-то шестьсот марок по сей день удивляют меня!
– Может, у них был день социальной помощи?
– Скорее звериной… – Регина еще раз выглянула из-за угла. – Он приближается.
– Что нам делать?
– Последим за ним. – Регина скрылась с Бобби в глубине сарая. – Тсс, Бобби, очень тихо, ни звука!
Аннемари последовала за ними с недопитой бутылкой, стаканами и сумкой.
– Все это очень тревожно! – Она спряталась за старый прицеп рядом с Региной.


А Манфред тщательно обследовал участок. Сарай его не интересовал. Он все равно пойдет на слом. Но стоимость этой старой развалины покроется за счет огромной прибыли. Собственно, все ясно. Ответвление от магистрали уже проложено. Дорогу необходимо лишь чуть расширить и укрепить. Земли находятся на противоположной стороне города относительно восточной промышленной зоны, которую уже не расширить. Здесь же – полный простор! Ничто не мешает делить и использовать эти территории как удобно. И представители партии «зеленых» вряд ли будут противодействовать строительству на этих землях. Никакой природной ценности они не имеют. Даже странно, что город до сих пор осваивал лишь восточные окрестности…
Манфред старательно делал пометки в своем блокноте, промеряя участок в каждом направлении. Перед собой он толкал одноколесный землемер.
Регина, Аннемари и Бобби затаились в глубине сарая.
– Он что, того? – Аннемари покрутила пальцем у виска. – Что он делает здесь с этим смешным колесом? Выглядит как цирковой медведь на репетиции!
– Не знаю, не знаю. – Регина озабоченно покачала головой. – Что-то здесь не так. Он производит какие-то замеры. Только неясно, для чего?


Когда Клаус вернулся домой в восемь часов, Регина призналась ему в своем нападении на их общий счет в банке.
Но у Клауса в голове сейчас засели такие большие суммы, что он лишь посмеивался над проделкой жены.
– По-моему, хорошо, что ты проявила такую заботу о бедных животных. – В знак одобрения он закружил жену на руках по комнате.
– Эй, что это с тобой? – засмеялась Регина.
– Я люблю тебя. – Клаус нежно поцеловал ее и опустил на пол.
Бобби, весело повизгивая, крутился вокруг них.
– И ты совсем не испугался? Я думала, тебя хватит удар.
– По-твоему, я уже совсем старый мерин?
Регина, танцуя, повела мужа в сад, где накрыла все к ужину на столике с бело-голубой скатертью.
– Нет, – ответила она. – Только я посмотрела состояние счета и была немного напугана!
Клаус сел к столу и с наслаждением откупорил бутылочку холодного пива, глядя с улыбкой на жену.
– Не бери в голову. Многое в этом мире меняется очень быстро. У меня есть теперь сказочно богатый клиент! И мы можем смело отправляться в отпуск. На Карибы, в Шри-Ланку, на Мальдивы, да куда захочешь! Вот только, – Клаус указал на Бобби, который вытянулся рядом со столом, – с ним мы сможем отправиться не дальше Брегенцервальда.
– А я как раз очень интересовалась Брегенцервальдом!


В это время Гюнтер был на пути к Линде. Позади него только что закрылись гаражные ворота, а перед ним открывались все соблазны и возможности наступающей ночи. Он рассказал Марион о необычайно важной деловой встрече, обещающей в ближайшее время принести ему баснословные деньги, и врал ей, пока не убедился, что она поверила каждому его слову. Марион отменила поход в театр, понимая, что сегодня предстоят важные переговоры. Однако Манфред до сих пор не продвинулся ни на сантиметр в своих расследованиях.
В ярости она позвонила Манфреду в офис, едва Гюнтер покинул дом, но трубку никто не взял. Марион попыталась дозвониться ему домой, презрев все правила хорошего тона. Там сработал автоответчик. Это еще более обозлило ее. Неудивительно, что Манфред до сих пор не женат и занимает должность директора в этом дурацком супермаркете – кому он нужен такой непутевый! Но времени, чтобы войти в курс дела, у него было предостаточно.
Марион ходила по комнате, не в силах обуздать злость, и в голову ей пришла ужасная мысль. А что, если Манфред в курсе всего происходящего и тоже присутствует на этой деловой встрече? Все, что ей говорил Гюнтер, совсем не исключает вероятность этого. Не потому ли Манфред до сих пор не позвонил, что сидит там сейчас вместе с Гюнтером и смеется над глупостью его жены?
Надо непременно проследить за Гюнтером и выяснить где состоится эта конспиративная встреча и кто принимает в ней участие. Это дело ее чести! Немного поколебавшись, Марион взяла ключи от автомобиля и пошла в гараж. Если повезет, она догонит мужа.
Дорога от квартала особняков до города длинная и прямая как луч. Марион мчалась, выжимая из машины все, что можно, пока не заметила вдали фонари стоп-сигналов. Вполне вероятно, что это именно «мерседес» Гюнтера. Марион прибавила скорость, чтобы приблизиться к этой машине. Стрелка спидометра перевалила за отметку восемьдесят километров в час. Машина, идущая впереди нее, свернула. Марион снова прибавила скорость. Никогда еще она не позволяла себе ездить по Рёмерсфельду со скоростью сто километров. Но и повода для этого у нее никогда не было. Резкая вспышка ослепила Марион. Испугавшись, она резко затормозила. Сердце у нее неистово колотилось, когда она съехала к тротуару. На их улице радарная установка! Только этого еще не хватало!
Марион оглянулась назад, туда, где установлен прибор. Стационарно смонтированный на мачте радар был хорошо замаскирован между деревьями и совершенно незаметен с дороги. Теперь, когда полиция просмотрит пленку, можно гарантировать, что Марион лишится своих прав. Но это еще полбеды. Главное, сколько материала для падкой на скандалы прессы: Марион Шмидт – злостная нарушительница правил дорожного движения! Со скоростью сто километров гоняет по городу! Как объяснить все это Гюнтеру?
Марион осмотрелась. На улице почти никого, но еще слишком рано и слишком светло, чтобы открыто покушаться на государственную собственность. Ко всему прочему прибор, кажется, весьма надежно закреплен и его не снять голыми руками. Марион задумалась. Для нее такая ситуация была слишком необычной, сейчас надо сохранять холодную голову. Она медленно направилась в сторону центра города. Гюнтера она, конечно, потеряла из виду. Но это в данный момент – наименьшее из зол. Марион посмотрела на часы. Почти восемь вечера. Хорошо бы иметь пилу по металлу, маленькую, ручную, но пригодную для того, чтобы перепилить толстую металлическую штангу. Ближайшее место, где можно приобрести такую вещь, – идиотский строительный супермаркет Манфреда. Марион нажала на педаль газа и через несколько минут оказалась перед входом в торговый зал. Очень надеясь, что ей повезет, она обратилась к продавцу:
– Скажите, господин Бушельмейер еще здесь?
Удивленный взгляд замер на ее лице.
– Шеф давно ушел. – После довольно продолжительной паузы продавец без особого энтузиазма осведомился: – Не могу ли чем-то помочь вам?
Конечно, Марион хотела, чтобы он помог ей. Кроме того, она теперь была уверена, что Манфред держит ее за дурочку. Но ничего, она еще покажет себя в этом деле.
– Мне нужно приобрести для мужа пилу по металлу. Маленькую, легкую, ручную, на аккумуляторах. И еще алюминиевую лестницу-стремянку. Устойчивую, но легкую. Понимаете?
Продавец посмотрел на нее так, словно она попросила его провести с ней ночь.
– Чтобы продемонстрировать вам всю нашу продукцию, уже слишком поздно. У нас очень большой выбор товаров. – Он глубоко вздохнул. – Может, придете завтра утром?
– Ни в коем случае. – Марион покачала головой. – Принесите мне самое лучшее, что есть из этих товаров. Я подожду у кассы.
В четверть девятого она отъехала от магазина. В багажнике лежали пила и лестница. Как кстати, что Манфреда не было на месте. Иначе весть о том; что Марион в восемь вечера покупала в строительном супермаркете пилу и лестницу, долетела бы до Гюнтера раньше, чем она вернется домой. Мужчины склонны к сплетням еще больше, чем женщины!
Одно только вполне удовлетворило Марион. Теперь она точно знала, что есть мужское сообщество, в которое входят и ее муж, и Манфред. В конце концов, она узнает, где они проводят свои посиделки, и припрет Гюнтера к стенке. Он совершил большую ошибку, принимая ее за дурочку и обделывая свои делишки.


Гюнтер заказал столик на двоих в ресторане «У озера». «Озеро» – маленький искусственный прудик, а рыбу в него запускали специально, но в Рёмерсфельде это было лучшим местом, а Гюнтер часто посещал его, приходя туда с деловыми партнерами и, как правило, раз в год с женой. Стол был оформлен празднично, на нем стояла ваза с красными розами. Директор ресторана, Катрин Христиансен, сама выходила в зал, чтобы приветствовать гостей и зажечь две свечи в серебряном подсвечнике.
Хотя Линда и не показала этого, но подобная встреча произвела на нее впечатление. Этот ресторан среди людей ее круга считался элитным клубом, местом, где собирались сильные мира сего. Едва ли кто-либо из ее друзей хоть раз в жизни держал в руках меню этого заведения. А вот она сидела сейчас в зале, но никому не сможет рассказать об этом.
Гюнтер вел себя по-хозяйски. Чувствуя, что в этой ситуации импонирует Линде, он заказал для начала два бокала шампанского. Тем временем шеф-повар собственной персоной перечислил блюда сегодняшнего дня. Гюнтер выбрал на закуску заливное из кролика с листьями салата и томатным соусом, на первое дынный суп с эстрагоном, а на второе – филе налима в кляре с зернами тмина и молодой картофель с петрушкой; на десерт – мороженое.
Сделав заказ и выбрав вино, Гюнтер устремил взор на Линду.
– Откуда вы так хорошо все это знаете? – Линда пригубила аперитив, который уже поставили на стол.
– Это называется просто – «манеры», – насмешливо ответил Гюнтер и поднял бокал для тоста. – У одних есть манеры, у других нет.
Конечно, он ни за что не расскажет Линде, как Марион таскала его с одних курсов на другие, чтобы привить эти самые «манеры». И что он познал наконец правила хорошего тона только под давлением своего тестя, старого солдафона.
И вот теперь Гюнтер сидит напротив Линды и улыбается ей, учение не прошло даром. Как занятия музыкой в детстве. Человек вспоминает все уроки только тогда, когда ему кажется, что он забыл почти все, чему его учили.
Линда решила извлечь пользу из сложившейся ситуации. Что толку переживать из-за Дирка, если тот за все время ни разу не счел нужным ей позвонить? И почему она должна противиться ухаживаниям Гюнтера, если сейчас только он проявляет о ней хоть какую-то заботу? Линда надела облегающее летнее платье из темно-красного шелка и черные босоножки – то, что купила во время последней сезонной распродажи и спрятала в дальний уголок платяного шкафа для особо торжественных случаев.
Предусмотрительность оказалась не напрасной. Как и почти забытое правило хорошего тона, внушенное ей матерью: «Помни о том, что столовые приборы лежат рядом с тарелкой в той последовательности, в которой подают блюда. Для закуски возьми приборы, лежащие с краю. И никогда не забывай промокать губы салфеткой, прежде чем начнешь пить». Тогда Линда считала мать занудой. А теперь…
– Что ж, жизнь не так уж плоха, – заметил Гюнтер, когда подали вино.
– Свежайший козий сыр, – сообщил официант. – Специально для вас от нашей кухни.
«А разве мы это заказывали? – подумала Линда и покачала головой. – Что значит «мы»? Он заказывает, он платит. И ни о каком «мы» не может быть и речи!»
Но она признает, что Гюнтер прав. Жизнь не так уж плоха. Как будто у нее день рождения.
Еще раз!


Марион объезжала город. Сначала она направилась к приюту, потому что идея провести встречу на месте, которое станет предметом сделки, кажется ей наиболее вероятной. Но, не обнаружив там ни одного знакомого автомобиля, Марион двинулась дальше. Следующая ее цель – зал совещаний на местном футбольном стадионе, где зачастую продолжаются до утра заседания местного совета. Стоянка перед стадионом заполнена машинами и иногородними автобусами. Похоже, сегодня проходит какой-то футбольный матч, предположила Марион и увидела на афише: «Команда первого дивизиона Рёмерсфельда против команды Кеннихнихта. Вполне возможно, что Гюнтер обманул ее и подался на матч. Потому что с годами его любовь к этому плебейскому виду спорта так и не прошла. В былые годы Марион неоднократно устраивала ему скандалы, пытаясь отучить от дурной манеры орать на трибунах стадиона, но сейчас вспомнила, что за последнее время ни одного подобного случая с мужем не было. Это, конечно, не означает, что он перестал ходить на футбол. Просто он перестал говорить ей об этом. Марион объехала ряды припаркованных машин. Что ж, это будет вечер разоблачений. Где-то она все-таки найдет его!


Гюнтер и Линда приступили к супу. Развеселившись, они смеялись над всем подряд, даже над тем, над чем, казалось бы, смеяться не принято. Катрин Христиансен, открыв вторую бутылку вина, спросила, все ли по душе ее гостям. Линду рассмешил даже этот вопрос, показавшийся ей нелепым. Интересно, задал бы его когда-нибудь Джованни, подавая свою недопеченную пиццу? Линда решила, что в следующий раз непременно бросит в него куском этой пиццы, если она будет хоть чуточку сыроватой. Подумав об этом, девушка снова расхохоталась. Она откинула назад свои роскошные черные волосы, щеки у нее пылали, глаза блестели. Гюнтер решил, что его цель почти достигнута. Он поднял бокал.
– Ты великолепна, Линда! Я с удовольствием баловал бы тебя всегда. Дай мне хоть один шанс.
Линда заметила, что он перешел с ней на ты, просто так, без подготовки. Гюнтер тотчас уловил перемену ее настроения. «Не так резво, старый жеребец, – сказал он себе. – С молодыми девушками надо поосторожнее».
– Не перейти ли нам на ты? – Он поднял бокал еще выше. – Ведь я много старше…
Гюнтер улыбнулся, но Линда все еще держалась напряженно. Она тоже подняла бокал, но ей было совсем не просто перейти с этим человеком на ты. Гюнтер на тридцать три года старше ее. Кроме отца и нескольких близких родственников, ни к кому из мужчин такого возраста Линда никогда не обращалась на ты.
– Что значит баловать? – спросила она, чокаясь с ним.
– Ну, – Гюнтер попытался улыбнуться загадочно, но улыбнулся скорее многозначительно, – это значит, что ты будешь получать от жизни гораздо больше радости. Тебе доставит удовольствие то, что я буду делать для тебя. Я дам тебе возможность наслаждаться жизнью.
– Я и так получаю радость от жизни. – Линда поставила бокал рядом с пустой тарелкой, которую тут же убрали со стола. – Я радуюсь жизни каждый день, – продолжала Линда. – Я молода и здорова, у меня хорошая работа, любящий друг, все идет прекрасно – чего мне еще желать?
«Что ты несешь, безмозглая девица? – подумала Линда. – Тебе приходится подрабатывать, чтобы сводить концы с концами, твой друг – идиот, ты ему безразлична. И может, именно сейчас тебе представился уникальный шанс. Ты могла бы воспользоваться своей молодостью, начать дело, приобрести собственную квартиру и ездить на спортивном «альфа-ромео». И заканчивать свой день, погружаясь в огромное джакузи…»
– Линда?
– Что?
– Ты мечтаешь?
Она очнулась от грез. Гюнтер ласково поглаживал ее руку. Линда автоматически отдернула руку и снова взяла бокал.
– Давайте выпьем за жизнь!
– Это мне нравится. – Гюнтер чокнулся с ней. – Ты когда-нибудь была в Париже?
– В Париже?
– Да, это доставляет большое удовольствие. Бродить в Париже по магазинам, смотреть летние коллекции, зимние коллекции – все, что попадется по пути. Забраться на Эйфелеву башню, пойти в Центр имени Жоржа Помпиду, в Сакре-Кёр.
Гюнтер Шмидт и шопинг? Как-то не вяжется.
– Нет, не случалось!
Он засмеялся с видом победителя. Но тут его взгляд, брошенный через огромное окно ресторана, задержался на одном из подъехавших на стоянку автомобилей. Несмотря на сгустившуюся темноту, Гюнтер узнал эту машину. Кабриолет «БМВ»! Машина его жены!
От испуга он поперхнулся и начал судорожно соображать. Почему Марион здесь? У нее есть кто-то другой? Или она шпионит за ним?
Гюнтер не мог допустить скандала.
– Пожалуйста, не нервничай. – Он перегнулся через стол к Линде. – Подъехала моя жена. Она не знает, что мы здесь вместе. Нам лучше скрыться на некоторое время в туалете!
В туалете?
Именно так или примерно так Линда и представляла себе любовные авантюры. Только что был Париж. И вот лишь через мгновение – туалет!
– Но ведь ничего такого не было, – попыталась она успокоить Гюнтера, хотя понимала, что говорит явную глупость.
Естественно, что-то такое было. Они сидят здесь, в лучшем ресторане города, пьют и едят при свечах. Что может подумать добропорядочная жена, если не это!


Марион не предполагала, что найдет мужа в ресторане «У озера». Вообще-то она собиралась поехать и разобраться с этим радаром на дороге, так как уже совсем стемнело. И тут серебристый лимузин мужа бросился ей в глаза. Гюнтер, как обычно, оставил машину на самом виду, у входа в ресторан, словно и не существовало рядом парковочных карманов.
Он еще и глупец, подумала Марион, подыскивая место на стоянке. Или не собирается ничего скрывать. Она осмотрелась. Больше ни одного знакомого ей автомобиля представителей местной бизнес-элиты Марион не увидела. С кем же здесь Гюнтер?
Марион припарковала машину, слегка поправила прическу, взяла сумочку и направилась к двери.
Катрин Христиансен поспешила ей навстречу.
– Как жаль, что вы разминулись с мужем. Он только что ушел, – тихо сказала она и разочарованно развела руками.
– Как это? – спросила Марион, обводя взглядом зал. Ресторан был почти пуст. Она насчитала пять занятых столиков и один маленький, видимо, только что покинутый. – И куда же он направился? – осведомилась Марион, пристально оглядев столик.
– Он вызвал такси и уехал десять минут назад с другими господами. – Катрин Христиансен указала на уже убранный и накрытый свежей скатертью стол.
Гюнтер может выпить столько, что в крови у него будет десять промилле алкоголя. Но он никогда не вызовет такси, подумала Марион.
– Вы уверены, что это был именно мой муж? – настойчиво допытывалась Марион.
– Позвольте предложить вам что-нибудь? – Хозяйка ресторана сделала приглашающий жест.
– А кто ужинает за этим маленьким столиком? – поинтересовалась Марион.
– Здесь ужинала молодая пара, они неожиданно захотели уединиться, понимаете?
– Нет, не понимаю. – Марион еще раз внимательно оглядела столик.
Но там не было ничего такого, что указывало бы на присутствие за этим столиком Гюнтера. Да и в самом деле, почему что-то должно быть? Марион удивили собственные подозрения.
– Извините меня, – сказала она Катрин Христиансен. – Спокойной ночи!
Через две минуты ее «БМВ» выехал со стоянки, а еще тремя минутами позже Гюнтер стоял в кухне ресторана. Катрин Христиансен достала из холодильника графин с водкой и понесла его вместе с пустой рюмкой Гюнтеру.
– Господин Шмидт, вы наш лучший клиент. Но такие ситуации не могу осилить даже я. А мне так не хочется скандалов!
– А что, у вас никогда не было проблем с парковочными местами?
Катрин Христиансен резко поставила рюмку на стол:
– У нас достаточно мест для парковки машин!
– Да, но только по числу мест в ресторане, согласно нормам федеральной земли. А у вас их несколько больше. Нет?
– Мы знаем это, господин Шмидт, и мы очень высоко ценим ту помощь, которую вы нам тогда оказали. И все же я больше не хотела бы выступать в роли обманщицы в подобных ситуациях!
Гюнтер повернулся к двери и пожал плечами.
– Мне кажется, госпожа Христиансен, пора подавать горячее.
* * *
Марион медленно ехала домой по ночному городу. Сейчас она прочитает в гараже инструкцию по использованию этой пилы и испытает ее в деле. Так необходимо поступить ради Гюнтера, ради чести их семьи. Муж не переживет такого позора.
В доме темно. Марион так и предполагала. Гюнтер Шмидт поехал на такси не домой. Госпожа Христиансен сказала неправду. Но почему? Может, он отправился на такси куда-то, где его машину не должны видеть? Что это значит? Ночной бар? Публичный дом?
При этой мысли Марион разобрал хохот. Став членом городского совета, Гюнтер как одержимый боролся со всеми притонами, возникавшими на окраинах города. Мораль настоящего бюргера превыше всего, провозглашал он. Молодежь сбивается с пути истинного из-за такой безнравственности, а почтенные отцы семейств наносят непоправимый вред своей репутации. Неужели Гюнтер не побоялся нанести вред своей незапятнанной репутации?
Марион открыла гараж с помощью пульта дистанционного управления, въехала туда и распаковала свое приобретение. Очень симпатичная машинка. Она взяла ее в руки и, сделав несколько движений, имитирующих распил, вскарабкалась с ней на лестницу. Никаких проблем, у Марион хватит сил управиться с такой штуковиной. Она посмотрела на часы. Половина девятого. Рановато для нанесения удара. Но надо переодеться во что-то более практичное. Марион решила надеть черный брючный костюм, легкую спортивную обувь и черную шапочку. После чего выехала. Вскоре пробило девять, и жизнь в Рёмерсфельде почти замерла. Большинство жителей города в это время уже в постели.
Марион оставила машину на параллельной улице, на площадке, со всех сторон окруженной деревьями. Если она рассчитала все правильно, то отсюда точно выйдет к месту, где установлен радар. Ближайшие дома стоят более чем в ста метрах отсюда. Если она будет действовать быстро, то успеет отпилить коробку с радаром и камерой раньше, чем кто-либо услышит звук инструмента и проснется.
Но продираться сквозь кустарник с лестницей и пилой в руках в темноте совсем не просто. Марион постоянно цеплялась за что-то и уже вспотела. Оказавшись наконец перед целью, Марион подумала, что нести назад лестницу, ящик с радаром и пилу будет вообще невозможно.
Но лиха беда начало!
Она поставила лестницу, взобралась на нее, взяла пилу на изготовку. Марион уже собиралась включить мотор инструмента, как вдруг увидела приближающийся свет автомобильных фар. Она пулей спустилась вниз и укрылась с лестницей и пилой в кустах. Нечто подобное ей пришлось проделать трижды. И, уже начав сомневаться, что осуществит свою акцию в течение ближайших двух часов, Марион увидела проезжающий мимо серебристый «мерседес». Он не просто быстро ехал, он пролетел мимо. Вероятно, Гюнтер побывал за это время дома и теперь направился на поиски жены. Марион закрыла глаза, когда сработала фотовспышка. Как и она, несколько часов назад, Гюнтер резко затормозил и, включив заднюю передачу, начал медленно сдавать назад. В трех шагах от затаившейся в кустах Марион он вышел из машины и внимательно рсмотрел радар. Интересно, что предпримет теперь он, хранитель больших секретов? Сейчас Гюнтер выглядел по меньшей мере озадаченно. Помешкав несколько секунд, он сел в машину и уехал.
Как порядочная жена, Марион должна бы теперь приложить двойные усилия, чтобы уничтожить и радар и камеру, чтобы спасти и себя, и прежде всего своего благоверного от неминуемого позора. Но надо ли при нынешних обстоятельствах делать это? Он ехал как минимум с такой же скоростью, как и она. Значит, его неминуемо лишат прав, так же как и ее. То есть Гюнтер останется без автомобиля. А без автомобиля он как птица без крыльев. И Марион будет легче контролировать его. Таким образом, вся эта история с превышением скорости ударит не столько по ее престижу, сколько по его. Нечего было скрывать от жены свои планы!
Марион сложила лестницу, забрала пилу и потащила все это через кусты к машине. Через полтора часа, уже лежа в постели, она услышала звук открывающихся ворот гаража. А если муж спросит ее, где она была? Тогда она тоже поинтересуется, как его машина попала в их квартал от ресторана «У озера», если незадолго до этого он уехал куда-то от ресторана на такси.


Хорошее настроение Линды мгновенно улетучилось после визита Марион в ресторан. Какой позор отсиживаться в туалете, пока ревнивая женушка инспектирует зал! При этом Линда могла дать руку на отсечение, что между ней и Гюнтером ничего не было, кроме одного бокала вина, выпитого «на брудершафт». Гюнтер вел себя после этого так, как будто он все держит под контролем. Но уже на стоянке, рядом с машиной, когда он осматривался, словно воришка, стало ясно, что Гюнтер сильно напуган.
– Ты так боишься жену? – спросила Линда, когда принесли десерт.
Гюнтер возмутился:
– Это, по меньшей мере, странно! Разве есть такая женщина, которую должен бояться мужчина?
– Может, его жена?
– Не забивай свою прелестную головку такими глупостями.
– Ты очень мил, Гюнтер Шмидт, но временами ты склонен к надменности и чванству.
Гюнтер не задумывался об этом. Ему никто никогда не говорил ничего подобного. Сейчас он заказал две мирабелевые водки. Он не надменен, а занимает значительное место в этом мире. А это разные вещи. Но Линда почему-то заметила именно надменность.
Когда Гюнтер обнял ее перед дверью дома, чтобы поцеловать, она так резко дернула головой, что удалось поцеловать ее только в щеку.
– Ужин был великолепен, Гюнтер, большое спасибо! Но мы же договорились, что я не включена в стоимость.
– Вот теперь я обиделся. – Он отступил на шаг. – Неужели я так противен, что даже не имею права на безобидный поцелуй перед сном?
– Отчего же? Ты получишь его. – Линда, слегка прикоснувшись к его губам, исчезла за дверью.
«Ну подожди же, – подумал Гюнтер. – Жеманься и ломайся сколько хочешь. Ты все равно будешь моей!»


Через несколько минут после того, как машина Гюнтера выехала со двора, зажглись фары другой машины, припаркованной неподалеку. Дирку было достаточно того, что он увидел. Он ждал не зря. Ничего удивительного, что Линда не общалась с ним все эти дни, – Гюнтер Шмидт, этот отвратительный жирный делец, крутится теперь вокруг нее. «Они оба заплатят мне за это», – поклялся себе Дирк, когда сам не свой от увиденного, злой и беспомощный возвращался назад, в свою квартиру в центре города.


Следующее утро принесло долгожданный дождь. Деревьям в саду это на пользу, решила Марион, чистя зубы. Она совсем не выспалась и прилегла бы с удовольствием на часок-другой, но не могла позволить себе расслабиться. Это уже давно вошло у нее в привычку. Гюнтер тоже поднялся. Спросит ли он ее о том, что случилось прошлой ночью? Ложась вчера в постель, Гюнтер даже нигде не включил свет. Чтобы потрафить ему, Марион притворилась спящей. Но сейчас любопытство должно заговорить в нем. Да и она сгорала от нетерпения. Завеса секретности над приобретением земли рядом с приютом для животных, завеса секретности над вчерашней встречей. Но она, в конце концов, его жена, она имеет право знать, что происходит.
Накрывая стол к завтраку в гостиной, Марион услышала шаги на лестнице.
– Мне не накрывай, – крикнул Гюнтер, схватив на бегу свой макинтош. – У меня срочная встреча!
Находись она сейчас в кухне, ей удалось бы остановить его.
– Гюнтер! – окликнула мужа Марион, но услышала, как открываются ворота гаража. – Но так нельзя! – Разозлившись, она бросилась вслед за мужем в гараж, но он уже сидел за рулем и сразу выехал, словно не заметив ее.
Ворота медленно закрылись. Марион стояла в темном гараже, и ненависть одолевала ее. Гюнтер же видел, как она пыталась задержать его! Просто не хотел встречаться с ней. Но почему? Что он замышляет?
Марион уже направилась в кухню, но что-то остановило ее. Она почувствовала, даже почти ничего не видя в темноте, что в гараже появилось нечто, чего здесь быть не должно. Во всяком случае, еще вчера этого здесь не было. Марион нажала на выключатель. Ее разобрал хохот. Это просто идиотизм! В углу гаража лежал ящик с радаром и злобно поглядывал на нее глазом фотокамеры.
Ну что ж, сам того не ведая, муж сделал ей величайшее одолжение. Но самому себе, конечно, еще большее. Поэтому он и пришел так поздно.
Только поступил Гюнтер с этой штуковиной с чисто мужской прямолинейностью. В отличие от Марион он не полез наверх, а просто спилил стойку радара под корень. Целиком!
Однако устройству для отлавливания нарушителей не место в доме серьезного предпринимателя. Марион вернулась в гостиную и позвонила секретарше Гюнтера.
– Когда приедет мой муж, передайте ему, что он поставил скворечник слишком поздно и не на то место. Время высиживания яиц давно прошло!


Манфред Бушельмейер с побагровевшим лицом и ушами сидел перед телефоном. Он только что узнал, что общество охраны животных опередило его. Эти глупые «тусси», у которых ничего нет в головах, кроме «фрискасов» и «лескерлисов», оставили его не удел. Макс Дреер дал ему четко понять, что дело уже улажено. Он получил свои деньги и больше ничего не хочет знать! А о большем количестве земли в данный момент речь даже не может идти!
А еще он не пожелал назвать Максу цену квадратного метра этой земли.
Можно сойти с ума. Остается, правда, один шанс, что эта Розер ничего не знает о счастье, свалившемся ей на голову. Именно за эту ниточку необходимо ухватиться. Ведь если Гюнтер уже начал свое дело, то и для Манфреда, и для его денег может оказаться слишком поздно.
Зазвонил телефон, и Манфред увидел на дисплее вызов по внутренней линии. Это один из продавцов желал сообщить Манфреду, что некая госпожа Шмидт вчера, незадолго до закрытия магазина, спрашивала его.
Манфреда прошиб холодный пот. Скорее всего именно об этом она и хотела сказать ему вчера вечером. Может, она сама стоит за спиной этой Розер и таким нехитрым способом пытается взвинтить цену на землю. Это на нее похоже. Шмидты остаются Шмидтами, о ком бы ни шла речь: о муже или жене.
– Мне необходимо срочно уехать, – бросил он на бегу секретарше. – Через два часа буду на месте. Меня ни для кого нет. Даже по сотовому. Вообще ни для кого! – С этими словами Манфред покинул кабинет.
Сначала он собирался заехать в банк, чтобы узнать о возможной сумме кредита, который мог бы получить. Но, покружив вокруг здания банка и не найдя места для парковки, отправился прямо к приюту для животных. Однако, как сообщила ему молоденькая девушка из персонала приюта, Аннемари Розер сейчас нет и она появится только в 16.30. Впрочем, на это время у нее тоже запланирована встреча. Поэтому раньше 17.30 она не освободится.
Это сказало Манфреду обо всем. Значит, придется идти другим путем.
– Скажите, а госпожа Розер работает не на бензоколонке?
– На бензоколонке? Нет, в ведомстве по вопросам труда!
Через двадцать минут Манфред остановил машину перед зданием ведомства по вопросам труда. Он может сразу сказать ей, что нуждается в людях, которые умеют хорошо работать за хорошие деньги. Не в тех, что жмутся по углам и ждут удобного случая. Но может, это и к лучшему, ему не придется говорить ничего.
Не обратив внимания на длинную очередь перед кабинетом номер 25, Манфред громко постучал и вошел, не ожидая ответа.
Его встретил очень недовольный взгляд.
– Пожалуйста, подождите за дверью. Как и все остальные.
– На это у меня нет времени. Я потенциальный работодатель, и мне нужно с вами кое-что обсудить.
– Как видите, в данный момент я занята. Я приглашу вас.
Как он ненавидел этих эмансипированных дамочек, заполнивших всю страну, начиная со времен Алисы Шварцер.
type="note" l:href="#n_3">[3]
Манфред вышел в коридор и остановился перед дверью, ловя на себе осуждающие взгляды посетителей. Хорошо, первый раунд он проиграл, ну и что? Последним смеяться будет он.
Манфред ждал двадцать минут. Если бы речь не шла о таких огромных деньгах, его и след давно бы простыл. Она приняла уже двоих мужчин и одну женщину.
Следующим «Да, заходите!» она имела в виду, очевидно, его.
Манфред вошел, стараясь держаться как можно дружелюбнее. В ее руках все козыри, поэтому ему следует пока попридержать свои эмоции. Лицо его расплылось в широкой улыбке, когда он подал ей руку.
– Итак, значит, вы – потенциальный работодатель,– проговорила Аннемари, и в его ушах это прозвучало так, словно речь шла об особой разновидности человеческих существ.
– Да, но я здесь не по этому поводу.
– Ах, не по этому? Вы сами ищете работу?
– Я могу сам себя взять на работу!
– Простите, тогда о чем идет речь?
Аннемари указала на старенький коричневый стул, стоящий перед ее рабочим столом. Черта с два он сядет на эту развалюху. Манфред кивнул, но не сел.
– Речь идет о земле, которую вы купили у Макса Дреера. Мне доставило бы удовольствие сделать вам одно деловое предложение.
– Предложение? – изумилась она. – Что за предложение? Зачем?
Идиотский вопрос, подумал Манфред.
– Я хочу получить эту землю, – благодушно ответил он.
– Для чего?
Да, для чего? Что же ответить на это? Да просто так, от нечего делать.
– Чтобы выполнить пожелание моей матушки. Я хочу построить для нее дом.
– Рядом с приютом для животных? Вы представляете, что это означает? Собаки! Шум! Вы же не поместите пожилую женщину в такие условия!


Да, сморозил явную глупость. Надо было раскинуть мозгами, прежде чем ляпнуть такое.
– Однако она хочет иметь дом именно в этом месте. Аннемари Розер задумчиво вертела в руках карандаш.
– Интересно, – наконец заметила она.
Теперь Аннемари узнала его. Это тот самый господин, что приходил измерять землю, когда они с Региной Раак прятались в сарае. Что же ему надо на самом деле? Ведь то, что история про старую маму – явная ложь, видно сразу.
– К сожалению, земля не продается. – Аннемари мило улыбнулась ему.
– Даже если я предложу вам очень хорошую цену? – Манфред затаил дыхание. Это последний шанс. Нельзя упускать его.
– Насколько хорошую?
Это звучит лучше.
– Десять марок за квадратный метр!
Аннемари старается не выдать чувств. Там что, месторождение нефти? Или источник минеральной воды? Или еще что-то, о чем она не подозревает? Они купили землю, в которой зарыт клад? Надо немедленно позвонить Регине!
– Десять марок? – повторила Аннемари, растягивая каждое слово.
– Пятнадцать, – ответил Манфред, краснея от напряжения. – Но тогда вы должны немедленно поехать со мной к нотариусу!
– Вы уже уведомили его?
Манфред схватился за спинку стула. Сердце вот-вот выскочит из груди. Если она сейчас скажет «да», значит, он предложил высокую цену. Но эта цена сулит ему колоссальную прибыль. И если Розер пойдет на эти условия, это будет означать, что за ней никто из профи еще не стоит. Это самое главное. Он надул Шмидтов!
– Нет, не уведомил, но не волнуйтесь на этот счет.
– Но за дверью ждут приема другие люди, и они тоже имеют право…
– Это все делается очень быстро. – Манфред огляделся в поисках телефона.
– Уж не боитесь ли вы, что я умру до завтрашнего дня?
Аннемари считала про себя, что сулит ей эта сделка. Пятнадцать марок за квадратный метр означает, что гектар будет стоить 150 тысяч. То есть она заработает за один день, не сходя с места, 140 тысяч марок! Но почему? За что такие деньги?
Она поднялась.
– Я должна подумать.
Манфред протянул ей руку, прощаясь.
– Когда позвонить вам?
– Завтра утром!
– У мамы завтра день рождения, семидесятилетие. Я хотел бы порадовать ее с утра. Вы же знаете, пожилые люди обычно встают рано.
Аннемари крепко пожала ему руку.
– Я тоже не залеживаюсь в постели. Позвоните мне рано утром, в шесть часов. Моя фамилия и телефон есть в справочнике.
Сев в машину, Манфред вместо задней передачи включил первую. Такого с ним еще не случалось. Но никогда в жизни перед Манфредом не открывалась возможность переиграть великого Гюнтера Шмидта. Только пригласит ли его после этого Марион хоть на одну вечеринку в свой дом? Улыбаясь этим мыслям, он поехал в магазин.


Моника Раак увидела из окна своего кабинета, как во двор их предприятия въезжает маленький, сильно помятый автомобильчик. Она наблюдала за ним, думая, что машина сильно нуждается в ремонте и покраске. Но владелец такого рыдвана вряд ли в состоянии заплатить сумму, необходимую для этого ремонта. Иначе машина не имела бы столь плачевного вида. Тем не менее водитель вел себя не просто самоуверенно, а нагло. Он припарковал машину прямо перед входом в офис, на директорском месте, и вышел. Теперь Моника узнала этого человека. Это друг Ричи, Дирк Веттерштейн. Насколько ей помнилось, молодой человек никогда еще не бывал здесь, друзья общались обычно в приватной обстановке. А с тех пор как Дирк засел за подготовку к экзамену, и вовсе не встречались.
Моника еще не успела отвести взгляд от окна, а в дверь уже постучали. На пороге кабинета стоял Дирк, мокрый, бледный, под глазами круги, словно он не спал несколько ночей.
– Вот так сюрприз! Здравствуй, Дирк! – Моника приветствовала его крепким рукопожатием.
– Да… – Он осмотрелся. – А Ричи нет?
– У Ричи свой кабинет, напротив. Но он в отъезде. Вернется через полчаса. Не могу ли я тебе помочь?
– Едва ли. – От взгляда Дирка веяло такой тоской, какой не бывает даже в холодную зимнюю ночь в глухом лесу.
– Проходи, присядь! – Моника подвела молодого человека к стоящему в углу комнаты дивану. – Кофе? Может, перекусишь? Круассаны, например. Очень свежие, только из пекарни!
– Нет, спасибо, мне и так плохо. Что бы это могло означать? Зазвонил телефон.
– Извини, пожалуйста. – Моника сняла трубку. Это Ирэн. Ей не терпится поделиться с матерью своими впечатлениями от новой постановки в театре мод. – Ирэн, не сердись, но мне некогда. У меня посетитель. Это Дирк!
– Дирк? Не спросить ли у него, где пропадает Линда? Я постоянно пытаюсь дозвониться ей, но никто не берет трубку. Он что, ото всех ее спрятал?
– Спроси его об этом сама. – Моника передала трубку Дирку.
– Замечательная у тебя подруга! – крикнул молодой человек в трубку вместо приветствия.
Ах, вот откуда дует ветер, подумала Моника, заказав по внутреннему телефону кофе и круассаны в кабинет.
– Меня это все не интересует! – слышит Моника продолжение разговора Дирка с ее дочерью. – Для меня это все в прошлом! Было и нет, понимаешь? Все, прошлогодний снег, вообще не интересно; она для меня не существует, эта женщина для меня умерла, ты понимаешь? Нет? Но тогда мне с тобой не о чем говорить! – Он передал трубку Монике. – В данный момент у меня нет сил для разговоров с бестолковыми женщинами. Если Ричи еще не пришел, я ухожу!
– Но я попросила сварить для тебя кофе. Выпей, тебе это поможет.
– Что значит поможет? Мне и без кофе хорошо, просто супер, никогда не было лучше. Если Ричи не придет скоро, я уйду!
Моника задумалась. В таком состоянии из него ничего не вытащишь. Пока ясно только одно: Линда, похоже, дала ему отставку. Жаль, конечно, но такой поворот не удивил Монику. Это было лишь вопросом времени. Такой роман не мог длиться долго. Пай-мальчик и продавщица парфюмерного магазина. Он слишком юн для такой женщины, как Линда.
Открылась дверь, вошел молодой человек с подносом, на котором стояли тарелка с круассанами и кофе.
– У вас что, нет приличной секретарши? – съязвил Дирк.
– А я вам, чем не нравлюсь? – обиделся молодой человек.
– Марк – наш офис-менеджер, – засмеялась Моника. – Я не думала, что ты так старомоден, Дирк!
– Я… – Дирк выпрямился, но затем снова откинулся на спинку дивана и закрыл лицо руками. – Ах, мы же совсем забыли! Да мне, в самом деле, все равно. Женщины уже везде управляют нами. На работе, в любви, а теперь еще и вместо секретарши – офис-менеджер. Посмотри на себя, Моника! Ты еще не забыла, что женщина?
– Надеюсь. – Моника налила ему кофе.
– А это предприятие принадлежит тебе?
– Как посмотреть.
Когда через десять минут автомобиль Ричи въехал во двор, Дирка уже и след простыл. Моника побежала к машине сына и, не дав ему выйти, захлопнула дверцу со словами:
– Поезжай и разыщи Дирка! Мне показалось, что он пьян. Он совсем не в себе. Может, даже наглотался наркотиков!


Гюнтер сидел в своем кабинете. Настроение хуже некуда. Он пытался сконцентрироваться на бумагах, лежавших на письменном столе. Какая нелепость! Вчерашний вечер начинался так хорошо. И так по-дурацки закончился! Спасибо женушке. Испортила, можно сказать, ночь любви, ради чего он приложил столько усилий. Да еще эта история с радаром. Дурацкое занятие – демонтировать стойку с камерой! Хорошо, что у него был с собой разводной ключ. А все из-за того, что его старуха потащилась в город на ночь глядя, и он опасался, что она начнет штурмовать квартиру Линды. Ведь, возможно, Марион спряталась за кустами и проследила, как они уходили из ресторана. Дочь офицера – что с нее возьмешь!
Хорошо, что деньги уже переведены. Поэтому у нее скоро не будет возможности следить за ним. Скоро она подрастеряет свой энтузиазм. Без денег не повоюешь.
Гюнтер посмотрел в окно. Шел дождь. Он был так близок к цели! С ума сойти! А что стоит один звонок старухи его секретарше! Надо было бы выбросить этот скворечник с радаром сегодня после обеда. Но днем не стоит ехать по городу с торчащей из багажника стойкой. Чего доброго, завтра все газеты будут пестреть заголовками об этом.
Гюнтер сортировал запросы, письма и записки. Но ни одна из этих бумаг сейчас не интересовала его. В мозгу Гюнтера крутилась одна и та же мысль: уже сегодня ночью он мог быть в постели Линды. Он снял телефонную трубку и попросил секретаршу соединить его с самым лучшим в Рёмерсфельде цветочным салоном, где заказал для Линды букет из тридцати красных роз с длинными стеблями.


Едва Регина успела спрятать от начавшегося ливня под навес садовую мебель, зазвонил телефон. Она побежала из сада в дом. Бобби – за ней следом.
– О нет! – воскликнула Регина, сняв трубку.
– О нет? – спросила Аннемари. – Это ты мне?
– О нет, это я Бобби! Он примчался из сада следом за мной, весь мокрый, и отряхивается здесь! Думала, никогда не уберу эту мебель.
– Ты уже сидишь?
– Теперь да.
– Как тебе нравится возможность заработать за один день 140 тысяч марок?
– Русская мафия сделала денежный перевод на счета ведомства по труду?
– Я не шучу, Регина!
И Аннемари в лицах рассказала о своем сегодняшнем визитере.
– Манфред Бушельмейер? Смотри-ка! – Регина задумалась. – Может, спросить мужа, что кроется за всем этим? Он все-таки советник по имущественным вопросам. Наверное, имеет представление, какие могут быть здесь подводные камни.
Аннемари вздрогнула при упоминании о муже Регины. Она очень хорошо знала, по какому принципу строятся отношения этих людей. Ты – мне, я – тебе. Она не хотела сама увязнуть в этом гнилом болоте. Да и нет уверенности, что Клаус Раак разберется в этом вопросе. Скорее всего – нет.
Регина поняла подругу без слов. Они начали играть вдвоем и теперь не должны доверять эту игру больше никому.
– Встретимся у меня? – спросила она.
– Давай, – согласилась Аннемари. – Я приду с удовольствием.
– Так, Бобби. – Регина положила трубку. – Неси ведро и швабру. Смотри, сколько воды натекло с твоих боков. А я тем временем поставлю в холодильник шампанское. Потому что теперь понимаю, зачем Марион приходила в приют. Где-то здесь зарыт большой куш, и они подбираются к нему с двух сторон. И мы с Аннемари оказались, сами того не ведая, между двух полюсов. Теперь нам надо угадать, как долго можно блефовать в этой игре. И тогда мы поставим на уши весь Рёмерсфельд!


Ричи поехал к Дирку. Как обычно, все места для парковки рядом с его домом были заняты, и пришлось оставить машину за ближайшим перекрестком прямо у обочины. Но Ричи, почти уверенный, что Дирка нет дома, полагал, что за пять минут с его машиной ничего не случится. Он нигде не заметил автомобиля Дирка, однако настойчиво звонил несколько минут в дверь квартиры. Тщетно.
Повернув за угол дома и подходя к перекрестку, Ричи увидел, что барышня в полицейской форме заполняет рядом с его машиной штрафную квитанцию.
– Я слишком часто вижу эту машину припаркованной в неположенном месте, – бросила она на него из-под козырька намокшей фуражки укоризненный взгляд.
– В Рёмерсфельде много кабриолетов!
– Но не с этим номером!
– Позвольте, я хотя бы объясню…
Она продолжала невозмутимо писать, потом подложила квитанцию под щетку стеклоочистителя.
– Если непременно хотите объясниться, сделайте это в письменной форме.
Короткая улыбка, и она перешла к другой машине.
Ричи, скрипя зубами, забрал квитанцию и сел в машину. Ничего себе, спас друга! Уже лишился тридцати марок!
Еще минут двадцать Ричи катался по центру города, но нигде не нашел машину Дирка. В какой-то момент он проезжал мимо парфюмерного магазина Линды. Не спросить ли у нее? Но после короткого раздумья Ричи отверг эту мысль. Что ему, собственно, за дело до любовных похождений Линды. Кроме того, дождь разошелся не на шутку. В конце концов Ричи направился в офис.


Аннемари Розер добралась до Регины. Она оставила возле двери свой мокрый зонт и сняла туфли.
– Прошу тебя. – Регина бросилась ей навстречу. Аннемари рассмеялась.
– Достаточно одного мокрого Бобби! Женщины расположились в зимнем саду и начали рассуждать, что же все-таки делать с землей.
– Мы не можем позволить себе упустить 140 тысяч марок. Земля – это еще туда-сюда. Лужок для наших животных мы где-нибудь найдем, а на такие деньги можно построить нормальный комплекс с вольерами из бетона. И много чего еще. Приют у нас станет образцово-показательным! – Аннемари все еще не могла до конца осознать, что произошло с ней за сегодняшний день.
– Загвоздка в одном: Манфред Бушельмейер никогда не вложит 140 тысяч ни в какое дело, если точно не будет знать, что здесь пахнет еще большими деньгами. Он не последний человек в местном совете. Он знает все про все и про всех! – Регина открыла бутылку и налила шипящее шампанское в бокалы. – Кажется, меня осенило. – Она внимательно следила, чтобы шампанское не перелилось через край. – Этот район в скором будущем освоят. И Марион об этом тоже откуда-то знает. Поэтому она и всплыла у вас в приюте. Идет состязание между Шмидтом и Бушельмейером! Это еще та штучка!
Они посмотрели друг на друга.
– И между ними – мы! – Аннемари расхохоталась. – Мы выхватили у них кусок из-под носа! Держу пари, что они звонили Дреерам. Но мы оказались у стариков раньше.
– Наверняка звонили.
– Без сомнений. Выпьем!
Они подняли бокалы.
– За нас!
Обе сделали по хорошему глотку.
– О, какое наслаждение! – Аннемари поставила на стол полупустой бокал.
– Это точно, – поддержала ее Регина. – Но что нам делать дальше?
– Хороший вопрос!
Капли дождя монотонно барабанили по крыше зимнего сада, нарушая тишину. Регина смотрела, как струйки воды скатываются по стеклянному куполу.
– Надо приложить усилие в нужном месте и в нужное время, – сказала она.
– Но где?
– А сколько вообще может стоить этот кусок земли? – Регина снова наполнила опустевшие бокалы до краев.
Аннемари, сделав глоток, начала рассуждать как бы сама с собой:
– Нет сомнений, что очень много! Иначе они не влезли бы в это дело!
– А что, если столкнуть их лбами?
– Неплохо бы. Но нам надо бы знать как минимум, что же все-таки так привлекает их к этим землям. – Повисла тишина. – Подарок маме на семидесятилетие, тю-тю-тю! – Аннемари покачала головой. – Кого он хочет одурачить?
Регина подняла глаза.
– Ты навела меня на прекрасную мысль! Я позвоню моей маме. Она же у меня работала раньше в местном самоуправлении и точно имеет обо всем этом представление.


Дирк направился в Штутгарт, решив выместить зло на какой-нибудь проститутке. Тогда и Линда узнает, что она теперь значит для него. Он приехал в город сразу после полудня, но толком не знал, где находится пресловутый квартал красных фонарей. Кроме того, Дирк задался вопросом, есть ли вообще в это время суток хоть одна работающая жрица любви. Он миновал не спеша несколько перекрестков в центре города, решил припарковать машину на многоярусной стоянке на Кёнигштрассе и попытать счастья, отправившись пешком. Но один взгляд на тариф за парковку лишил его желания оставить машину в этом месте. Это, должно быть, самая высокая цена за парковку, и удовольствие обещает стать просто золотым. Дирк покачал головой и вышел на Кёнигштрассе сквозь сплошную пелену дождя. В ближайшем банкомате он снял на всякий случай четыреста марок, тем самым навсегда распрощавшись со своим счетом. Дирк осмотрелся, свернул на другую улицу. Линда еще узнает, что он кое-что собой представляет. Шмидт! Кто такой Шмидт? Кроме как швыряться бабками, он больше ни на что не годен!


Регина дозвонилась матери и знала теперь все о рыночных ценах на землю. Ухмыляясь, она положила листок с записями на стол и задумчиво потерла лоб.
– Собственно говоря, следовало бы немного подождать, пока город не обратится к нам.
Если городские власти проявят интерес к этой земле, то цена одного квадратного метра поднимется до тридцати пяти марок. То есть гектар будет стоить 350 тысяч.
– А если город не заинтересует эта земля? – Аннемари схватилась за сердце. – Это в высшей степени напрягает. Ведь если город не заинтересуется этой землей, мы вообще ничего не получим. Сделать самую высокую ставку и остаться ни с чем. Если же мы продадим землю завтра, денежки будут у нас в кармане, а дальнейшее для нас ничего не значит.
– А если из-за этого твой приют начнут притеснять?
Аннемари откинулась на спинку стула.
– Тогда мы откупимся и построимся где-нибудь в другом месте. – Она вздохнула полной грудью, порылась в сумочке, достала визитку Манфреда Бушельмейера и попросила у Регины телефон. Регина вопросительно посмотрела на нее. – Я сокращу наши терзания, потому что, по мне, синица в руках… Ну и так далее!
Аннемари набрала номер.
– Прекрасно, господин Бушельмейер, что я вас так быстро нашла. Это Аннемари Розер, и у меня небольшая проблема. Есть еще одна дама, проявляющая живой интерес к этому участку земли. Она хотела бы построить там конюшню, что гораздо больше соответствовало бы задачам нашего приюта для животных, чем фамильный домик для вашей матушки. Я надеюсь, вы понимаете, что при таких обстоятельствах мы вынуждены вам отказать.
Регина прикрыла рот рукой и рассмеялась.
– Даже не знаю, пожелает ли эта дама вступать в переговоры с кем-то еще, – серьезно продолжала Аннемари. – Но непременно поговорю с ней и сообщу вам о результатах нашей беседы.
Она улыбнулась Регине.
– Нет, этого я вам сказать не могу. Дама из высшего общества, но имени я не назову. Я не решила пока окончательно и сохраню в тайне предложенную мне ею цену, господин Бушельмейер. Я позвоню вам, всего доброго! – С этими словами Аннемари положила трубку. – Он предлагал уже семнадцать марок. Думаю, надо соглашаться.
– Он считает, что Марион вступила в игру. – Регина подняла бокал. – Это было мастерски! Но если немного дожать, он заплатит и двадцать марок!


Дирк нашел пивной бар, показавшийся ему подходящим. Кабаки, пользующиеся дурной репутацией, вообще-то не его стиль жизни, но сейчас ему было плевать на это. Он подошел к стойке. Дирк не мог разглядеть, что происходило в помещении, глаза еще не привыкли к полумраку, царящему здесь. Двое мужчин стояли у одного конца стойки. Совсем не обязательно, что они имеют отношение к интересующему его бизнесу, но, несомненно, в курсе.
Дирк сел на табурет у бара и ждал. Один из этих двоих повернулся наконец к нему.
– Чего тебе?
– Одно пиво и девочку, – отважно ответил Дирк.
В ответ раздался хохот.
– Не, парень, здесь не бордель. Девочек мы не поставляем.
Дирк помолчал, медля с ответом.
– Ну и что теперь?
– Одно пиво!
Здесь он вряд ли получит девочку. Поэтому надо быстро допить пиво и пойти поискать что-то другое.
– У тебя есть здесь телефонный справочник? – обратился Дирк к кельнеру с лицом боксера и короткой стрижкой, который подал ему пиво.
– Хочешь заказать девочку по телефону? Послушай, парень, я лучше дам тебе один адресок, если уж так приспичило!
Дирк и сам не знал, в какой графе в телефонном справочнике искать необходимую ему услугу. В разделе «Бары»? В разделе «Предприятия сферы услуг», «Заведения»?
– Хорошо, – сказал он и протянул руку.
– Как? Даром? – осведомился второй тип. – Стоящая фифа, парень! Куколка первый класс. Получишь наслаждение! Но за информацию надо платить!
Наслаждения Дирку уже не хочется. Пятьдесят марок за справку?
– Сколько будет стоить эта… мышка?
– Все зависит оттого, чего ты захочешь!
Сейчас Дирку уже ничего не хотелось. Все действовало ему на нервы. Чего можно хотеть от женщины, которую он никогда не видел и не знает, как она выглядит! Дирк в упор посмотрел на мужчину, стоящего напротив него. Похоже, парень не всегда выходил победителем в боксерских поединках. Но приплюснутый нос говорит о том, что занимался он этим делом весьма серьезно. Дирк не знал, как ему теперь выпутаться из ситуации.
– Ну что? – Парень принял угрожающий вид. Его дружок подошел ближе.
– Я… я подумаю! – Дирк поморщился.
– Тогда не приходи больше сюда, дерьмо!
Дирк обрадовался, что Линда не видит его в этот момент. Наверное, эта выходка была не самой лучшей идеей.
Он напряженно перевел дыхание. Последовал легкий толчок в плечо, который, пожалуй, следовало рассматривать как сигнал к обороне. Но Дирк, во-первых, совсем не боец и, во-вторых, по убеждениям пацифист.
– Ладно, оставим это! – примирительно бросил МайкТайсон из Штутгарта, и это прозвучало обнадеживающе.
Дирк вздохнул.
– Еще пива?
– Нет, давайте рассчитаемся.
– Пятнадцать марок.
Дирк понял, что его облапошили, но с другой стороны, был рад, что выкрутился из этой авантюры так легко. Он готов заплатить двадцать и не брать сдачи. Дирк пошарил в заднем кармане брюк, но ничего не нашел. Бумажник исчез. Он ухватился за темную стойку бара. Может, он уже выложил его? От подозрений его бросило в холодный пот. Дирк поискал в левом кармане. Ничего!
Оба парня настороженно уставились на него.
– Что за номер? – наконец спросил мужчина с лицом боксера и оскалил в полутьме бара зубы.
– Я не могу заплатить. – Дирк вытянул перед собой дрожащие руки. – У меня украли кошелек!


Гюнтер Шмидт больше не в силах оставаться в офисе. Все равно как, но он должен сегодня же избавиться от этой радарной установки. Он взял один из маленьких фургончиков, используемых для доставки небольших грузов, и поехал в свой квартал. Он должен вынуть пленку, упаковать прибор и позднее выбросить его в реку. Гюнтер надеялся, что нигде не наследил, когда снимал этот скворечник, потому что работал в перчатках, а если даже фотографии попали в полицию по кабелю через компьютер, у него есть пара влиятельных знакомых, которые помогут решить эту проблему. Так что в любом случае он застрахован со всех сторон.
А сегодня вечером он увидит, какое впечатление произвели его розы на длинных стеблях. И мечты о Париже, о бутиках с модными коллекциями, о лучших кабаре мира типа «Мулен Руж». или «Лидо», о самом роскошном отеле с королевскими кроватями и Аленом Деловом в соседнем номере.
Гюнтер погрузился в размышления, и это немного отвлекло его, а когда он увидел, что, вероятно, Марион нет дома, настроение его заметно улучшилось. Он подъехал задним ходом, открыл ворота и поставил машину вплотную к гаражу. Эта смелая выходка начала нравиться ему. Если история со спиленным радаром завтра появится в газетах, он при случае похвастается Линде, что еще совсем не стар, раз способен на подобные авантюры, и вообще во всех отношениях классный парень.


– Мальчик, гони деньги! Сначала разыгрываешь крутого, а теперь пытаешься одурачить нас – смотри, это плохо для тебя кончится!
Дирк увидел перед своим носом огромный кулак парня с боксерской внешностью.
Он проглотил слюну, подумав о своих зубах. Они – украшение его лица. Ровные и белоснежные от природы. В голове Дирка возникает навязчивая картинка из боксерского матча по телевизору – вместо рта липкая бесформенная масса от одного такого удара.
– Мой кошелек украли. Мне нечем заплатить вам, я ничего не могу поделать, – попытался он успокоить парня. – Я готов расплатиться, просто в данный момент не знаю как!
В следующий момент Дирк почувствовал на своем запястье крепкий захват.
– Что вы себе позволяете?
Но прежде чем он успел сделать какое-либо движение, его наручные часы оказались на стойке бара.
– Так, часики останутся здесь, покаты не принесешь бабки. А нет, так мы быстро разотрем их по полу. Всего-то за пятнадцать марок. Понял, щенок?
Кровь бросилась Дирку в лицо.
– Но эти часы стоят пятьсот марок! А здесь речь идет о пятнадцати. Это вымогательство с применением насилия или по меньшей мере применение несопоставимых с угрозой методов воздействия. – Видя перед собой лицо своего обидчика, Дирк продолжил значительно тише: – Статьи 253 и 255 Уголовного кодекса.
– Ах, перед нами маленький знаток юриспруденции! Дерьмо! Может, ты арестуешь нас?
У Дирка перехватило дыхание, потому что Сплюснутый Нос придвинулся к нему совсем вплотную.
– Хорошо, хорошо, вы сохраните часы до завтра, и я заберу их. Но не могли бы вы одолжить мне хотя бы пятьдесят марок. У меня нет даже бензина, чтобы доехать до дома!
Но вместо ответа чьи-то мощные руки вцепились в его воротник, за этим последовал удар в спину, и Дирк оказался на улице. Дверь захлопнулась за его спиной. Двое прохожих отшатнулись от Дирка так, словно он был мертвецки пьян. Дирк поднялся с асфальта, пытаясь отряхнуть от грязи мокрые брюки. Часы были подарком Линды. Дар любви, как она тогда сказала. Что значит тогда? Это было всего два месяца назад. Из глаз Дирка начали капать слезы. Лучше всего ему упасть сейчас в сточную канаву и захлебнуться нечистотами.


Ричи уже хотел уходить домой из офиса, как раздался звонок от Дирка. Дирк очутился в полиции, но у них нет времени на сантименты, поэтому излагают только факты. Украли бумажник, ясно, обычное дело, случается ежедневно с десятками людей. Полицейский открыл книгу учета обращений потерпевших. Дирк может взглянуть сам, сколько человек сидело за последние дни на этом стуле по тому же поводу. Карманники процветают. Ошибкой Дирка было то, что он засветил свои деньги. Ему следовало быть наблюдательнее и… следовало задуматься над тем, как вести себя в дальнейшем, чтобы больше не попадать в такие истории. Но что бы там ни говорилось, результат налицо. Его счет пуст, деньги украдены, часы, видимо, тоже уже не принадлежат ему, как, впрочем, и Линда. Осталось только провалить экзамен, быть выселенным из квартиры и убедиться, что машину тоже украли. Но нет, хотя бы этого не случится. Машина Дирка даром никому не нужна, это его последний бастион в борьбе против несправедливости мира. И если уж из-за отсутствия денег он не сможет больше ездить на своей машине, в случае нужды он будет в ней спать.
Но для начала он должен попасть домой, и ему никто не приходит на ум, кроме Ричи. Служащий полиции записал номер телефона и попросил междугородную станцию соединить с Ричи, а когда тот снял трубку, представился: – Полицейский участок Центрального района. Ричи от неожиданности едва не выронил трубку из рук. Почему ему звонит служащий полиции из Штутгарта? Он с быстротой молнии прокрутил в голове все возможные нарушения правопорядка, которые мог совершить за последние дни, но в этот момент еще одно убийственное сообщение вывело его окончательно из равновесия. Полицейский сказал, что речь идет о Дирке Веттерштейне.
Он покончил с собой, с ужасом подумал Ричи. Но в этот момент он услышал на другом конце линии голос Дирка.
Попытка самоубийства, с облегчением решил Ричи.
– Ричи, прости, но не мог бы ты выручить меня?
Меня ограбили!
Ограбление! Ричи подскочил на стуле. В голове его начали возникать картины бандитского нападения на друга, одна ужаснее другой.
– Нет никаких сомнений! – крикнул в трубку Ричи. – Я немедленно спасу тебя! Ты сам в порядке? Можешь двигаться? Все цело?
– Все не так страшно, Ричи, только деньги украли, а у меня нет бензина, и я не могу заправиться.
– Ах вот в чем дело! – Ричи сел, успокаиваясь, на край стола. – Ты чуть не довел меня до инфаркта. Не проблема, я немедленно выезжаю, только точно скажи, где тебя искать.
Дирк объяснил ему и чуть тише добавил: – И привези немного денег, чтобы я выручил свои часы.
– Из ломбарда?
– Хуже. Из кабака, который держит какой-то бывший боксер или кто-то вроде этого.
– Кто-то вроде… – нервно повторил Ричи, кладя трубку.


Гюнтер избавился от радара, утопив его в реке, отогнал назад фургон, пересел в свою машину и в прекрасном настроении направился в квартал новостроек. Время близилось к восьми вечера, дождь прекратился, воздух свеж и прозрачен, и фонари светят, словно умытые дождем, совсем по-другому. Настроение у него улучшилось, Гюнтер включил радио и начал весело подпевать, думая о Линде.
Линда, расположившись на балконе, красила ногти на ногах. В этот момент с улицы во двор свернул его автомобиль. Первым желанием девушки было сделаться невидимой или такой маленькой, чтобы ее никто не заметил, и не реагировать на происходящее. Но тут она вспомнила огромный букет роз, стоящий на маленьком столике на кухне, и весы отклонились в другую сторону. Тридцать роз баккара в одном букете Линда видела лишь однажды в жизни, в витрине цветочного магазина. Но никогда и нигде в частной обстановке. Просто так, без повода.
Она вздрогнула и осторожно выглянула через балконный парапет. Конечно, следует поблагодарить Гюнтера, пригласив на бокал шампанского. Но что значит выразить свою признательность таким образом, если и шампанское это тоже от него?
Зазвонил телефон. Ну ясно, это он, старая игра. «Я сижу в машине, посмотри хоть краешком глаза вниз».
«А если у меня сейчас нет настроения?» – подумала Линда, но уже поднялась, чтобы подойти к телефону.
Она нажала два раза на выключатель в комнате в ответ на мигание фар «мерседеса». После этого машина исчезла в подземном гараже. Телефон перестал звонить, прежде чем Линда подошла к нему. Черт побери, он впервые прячет свою машину! Линда быстро взглянула на ноги: не смажется ли только что нанесенный на ногти лак, – запихнула в шкаф разбросанные по комнате вещи и нажала кнопку домофона.
Гюнтер выскочил из лифта с юношеской грацией, подбежал к двери квартиры, поцеловал Линде руку и, улыбаясь, спросил:
– Разве сегодня не прекрасный день?
– Прекрасный день? – переспросила она, закрывая дверь. – И это притом, что весь день шел проливной дождь!
– Я этого вообще не заметил! Так радовался предстоящему вечеру!
– А откуда вы знали, – в этот момент Линда вспомнила, что они перешли на ты, и быстро поправила себя, – откуда ты знал, что я буду дома?
Гюнтер остановился перед роскошным букетом.
– Внутренний голос нашептал мне это!
– Большое спасибо за потрясающие розы. – Линда наградила его легким поцелуем в щеку. – Я никогда в жизни не видела таких роскошных букетов! Это просто фантастика!
– Для меня это удовольствие, и я рад, что угодил тебе – впрочем, в ведре они смотрятся не очень стильно. Нет? – ухмыльнулся Гюнтер.
Линда взглянула на ведро, в которое поставила букет.
– Но это была единственная возможность, потому что я…
– Завтра я привезу тебе специальное ведерко для охлаждения шампанского, – прервал ее Гюнтер, – которое подходит для всех подобных случаев: кроме прямого назначения, его можно использовать как цветочную вазу и даже как ночной горшок.
Он громко засмеялся над своей шуткой. Линда откашлялась.
– Хочешь чего-нибудь выпить?
– Красное вино из холодильника?
– Можно и шампанское…
– У нас есть что праздновать? – спросил Гюнтер, бросив на Линду один из тех взглядов, про которые его жена много лет назад сказала, что они способны растопить лед.
Линда задрожала, зная, к чему это приведет, если она сейчас скажет «да». Она посмотрела на него. Он, конечно, не Леонардо Ди Каприо, но Гюнтер, кажется, уже перерос переходный возраст. Мысли об этом посещали ее чуть ли не каждый день последнее время.
– Может быть, – ответила она, наконец, с грустной улыбкой. – Кто знает, какую игру сыграет с нами жизнь в следующий момент.
«Бред, – подумала Линда, – вполне очевидно, какая это будет игра».
«Это будет игра по моим правилам, – решил Гюнтер и кивнул ей.
– Давай тогда просто удивлять друг друга.
Он открыл бутылку и наполнил бокалы, пока Линда поставила на балкон второй стул. «Здесь, на полуоткрытом месте, он не предложит мне тотчас начать раздеваться», – убеждала себя Линда, улыбаясь Гюнтеру, который вышел на балкон с двумя полными бокалами.
– Очень романтично, – обронил он.
– Вчера было не менее романтично, пока не случилась одна маленькая непредвиденная погрешность, – парировала она, взяв свой бокал.
– Жены обычно имеют очень слабое представление о романтике. – Гюнтер поднял бокал.
– О романтике с посторонними женщинами? – Линда сделала глоток и села на стул.
– Почему ты сегодня такая строгая? – Гюнтер расположился напротив нее.
Его лицо покрыто ровным красивым загаром, голубая рубашка-поло с белыми полосами на расстегнутом вороте придает ему свежесть, он весь светится изнутри, от него идут волны такой жизненной энергии, что не заразиться ею нельзя.
Линда подумала о Дирке, о том, как желает его, о постоянном влечении к нему, – но было ли ответное влечение? Ей приходилось обо всем заботиться, по возможности за все платить, быть предупредительной и готовой услужить, если Господин имел время. Но нашел ли он в нужный момент время для нее? То, что было у Линды на душе, не интересовало Дирка, ното, что интересовало его, должно было интересовать ее.
Собственно, она была лишь инструментом. Удовлетворенным, но инструментом.
– Думаю, – она взглянула на Гюнтера, – думаю о том, что будет дальше.
У Гюнтера перехватило дыхание. Все развивается быстрее, чем он предполагал. Гюнтер слега подался к Линде и положил свою руку поверх ее.
– Это будешь решать ты, – тихо ответил он. – Я влюбился в тебя с первого взгляда, когда увидел на моем дне рождения. Мысли о тебе не дают мне спокойно спать, у меня пропал аппетит, я не могу сосредоточиться даже на работе. Но ты решишь все сама!
Линда не знала, что сказать, и взяла бокал. Она-то нисколечко не любит его. Но можно ли признаться в этом? Не оскорбит ли это Гюнтера, особенно после того, как он так искренне и доверчиво раскрыл ей свои чувства?
– Я, – начинает Линда, но умолкает и делает глоток. Она смотрит на него сквозь бокал и чувствует себя как кролик перед удавом. – Я не знаю. – Линда поставила бокал. – Все это для меня слишком неожиданно. Ты женат, у меня – любовная связь. А я не люблю двусмысленностей, мне нужна ясность.
– А для меня ясно, что ты женщина, о которой я всегда мечтал!
– Но что это может означать? Я имею в виду для меня? – Линда подняла колени и обхватила их руками. Что она делает? Это же все равно, что спекулировать своей жизнью?
– То, что я буду носить тебя на руках, если ты позволишь!
«Если ты позволишь»? Ясно, что для этого должны быть предпосылки.
– Я должна подумать, Гюнтер, вот так, в один момент, я не способна решить этот вопрос. Да и о чувствах, я думаю, нельзя…
– У меня есть оно, это чувство, – прервал ее Гюнтер, – глубокое, искреннее чувство.
Линда освободила свою руку.
– Но речь идет и о моих чувствах! Гюнтер скрестил руки на груди.
– У тебя есть время. Я же сказал, что все будешь решать ты.
Они смотрели друг на друга в полном молчании, пока Линда не перевела взгляд в сторону улицы. Она смотрела на крыши домов. Там, в центре, под одной из крыш живет Дирк. Что же он творит? Почему не звонит ей больше?
– Ты все еще любишь его? – спросил Гюнтер внезапно и задержал дыхание. Если она скажет «да», можно убираться восвояси. Против этого бессильно самое мощное в мире оружие.
Но Линда медлит.
«Люблю ли? – размышляла она. – Не имею понятия. Я даже не знаю, какие чувства испытываю к нему. Злость? Нет, только глубокую обиду. Тоску?» Но прежде всего, хотелось бы узнать, что на него нашло, почему за одни сутки, с вечера до утра, Дирк совершенно забыл о ней, даже не попрощался, словно между ними ничего и не было.
Нет, это не любовь. Или уже не любовь.
Но вместе с тем Линда не могла вот так сразу перенести это понятие на Гюнтера.
Она оставила вопрос без ответа, и Гюнтер не настаивал.
– Ты свободна завтра вечером? – спросил он. Завтра Клаус отправится с его миллионом в Лихтенштейн. Вот он, великий поворотный момент! – Есть что отпраздновать, и я с радостью вывел бы тебя погулять. – Гюнтер засмеялся; глаза его лучились от удовольствия. – Отчасти это будет маленькой репетицией экскурсии по Парижу.
Линда промолчала и, сделав еще один глоток из бокала, с благодарностью кивнула.
– Это наверняка, будет великолепно!
– Это будет еще прекраснее, если ты купишь к завтрашнему вечеру красивое платье. – Гюнтер извлек из бумажника купюру в пятьсот марок и положил ее на стол рядом с бокалом.
– Это… – попыталась возразить Линда, но Гюнтер уже встал, чтобы уйти.
– К сожалению, у меня назначена деловая встреча, поэтому нет времени дискутировать. Принимай все как есть и считай, что это делается для нас обоих. – Гюнтер обошел вокруг стола, наклонился к ней и поцеловал в лоб.
Линда встала. Гюнтер заключил ее в объятия; она прижала голову к его плечу, вдыхая аромат одеколона, и подумала, что было бы неплохо стать чуточку мягче.
Отстранившись от Гюнтера, Линда поцеловала его в обе щеки.
– Большое спасибо. До завтра!
Через несколько минут она увидела с балкона, как его машина выехала из подземного гаража.


Марион сидела за накрытым к завтраку столом, когда на следующее утро, в семь часов, спустился Гюнтер. Не говоря ни слова, она положила перед ним местную газету. На первой странице большими буквами красовался заголовок: «Кто спилил радар?»
– «Очевидно, радарная установка подверглась нападению заезжих хулиганов», – улыбаясь, прочитала она. – А в роли хулигана – сам Гюнтер Шмидт. Это здорово!
Марион начала чистить яйцо.
– Что ты хочешь? – Гюнтер подвинул к столу свой стул.
На Марион небесно-голубой брючный костюм, и выглядит она для этого времени суток очень свежо и нарядно. Так же как и сам Гюнтер, у которого привычка выглядеть хорошо выработалась годами. К этому обязывало занимаемое в обществе положение.
– Да ничего я не хочу. – Марион подвинула ему коробочку с только что испеченными булочками. – Я просто развлекаюсь, В тебе, оказывается, есть черты, о которых я даже не подозревала. И это притом, что мы женаты так давно!
– Скажешь тоже, – пробормотал Гюнтер, взяв булочку. Он бросил на нее быстрый взгляд. «Что же ты хотела этим сказать? – подумал он. – Неужели ты снова следила за мной?» Гюнтер размышлял, не просмотрел ли чего.
– Оказывается, ты способен спилить радарную установку.
– Ах это! – Успокоившись, он разрезал булочку.
– А что ты подумал? – Марион бросила на мужа задумчивый взгляд и почувствовала необъяснимую тревогу. Название ей она уже знает: подозрение.
– Я думал, что ты имеешь в виду мои последние сделки. – Гюнтер попытался перевести разговор, прикидывая при этом, о каких сделках он расскажет жене, если она вдруг попросит его объяснить, что он имеет в виду.
Но Марион поняла: он говорит об этом участке земли. Видимо, успеет произойти очень многое, пока Манфред наконец придет к ней. Или пожелает сообщить. Сегодня она отправится в архив и выяснит, кому принадлежит эта земля. И разберется во всем сама. В конце концов, часть денег с их общего счета принадлежит ей. Она привнесла эти деньги, вступая в брак, и имеет право распоряжаться ими, не спрашивая у мужа разрешения. Деньги, с которыми она может делать все, что захочет. Даже если тем самым ущемит интересы мужа.


Клаус в этот ранний час сидел в своем автомобиле: ему предстояло отправиться в Лихтенштейн. В багажнике лежал маленький чемоданчик-сейф, который Гюнтер торжественно вручил ему накануне в офисе. Вместе они пересчитали купюры, рассортировали их по номиналам, уложили в кейс и ввели код замка. Так или иначе, они придумали очень ловкий трюк. Как английские почтовые грабители в 1963 году или Гекльберри Финн и Том Сойер. Общая тайна – это великая сила. Для друзей – тем более, независимо от того, взрослый ли ты мужчина или маленький мальчик.
Некоторое время это героическое чувство еще наполняло Клауса, но вот он поставил в магнитолу компакт-диск с записью классической музыки и начал наслаждаться ощущением того, что у него за спиной лежит огромное богатство. А что он мог бы сделать с этими деньгами? Сесть в ближайший самолет, улететь в Южную Америку и провести беззаботно и в удовольствиях остаток своих дней в обществе какой-нибудь местной прелестницы. Только хватит ли этих денет, чтобы спокойно прожить остаток дней? И позволит ли ему Гюнтер спокойно жить?
По трассе А8 Клаус направился к Ульму, а оттуда выехал на автомагистраль, ведущую на Брегенц. Он уже очень давно не был на Боденском озере и, проезжая мимо, решил во что бы то ни стало на обратном пути завернуть в Линдау и посидеть там в самом лучшем ресторане. У него есть полное право позволить себе все самое лучшее. В туннеле Пфендер, в Австрии, он попал в пробку, оказавшись запертым среди других машин. Через некоторое время ему пришло в голову, что затор инсценирован с целью совершить нападение на него и завладеть его деньгами. Что ему делать, если вдруг появятся вооруженные люди и нападут на него? Спасаться бегством? Даже и думать не стоит! Отбиваться? Но он же не Пирс Броснан. Клаус ослабил галстук, включил кондиционер и начал наблюдать за теми, кто находился в соседних машинах. Перед его машиной стоял зеленый «опель-кадет» неопределенного года выпуска, а позади – мини-вэн. Мало оснований опасаться нападения со стороны таких соседей. Или все-таки нет? Общее количество мест в мини-вэне как минимум равно шести. Клаус пытался разглядеть в зеркало заднего вида лицо водителя мини-вэна. Это женщина. Как хорошо! Клаус на время расслабился. Но стоп! Разве в сценах с террористическими актами не женщины показаны как самые кровожадные и беспощадные участницы? А разве не они оказываются зачастую вдохновителями и руководителями террористических актов? Тут он увидел, как дверца пассажира, сидящего рядом с водителем мини-вэна, открылась и из нее вышел мужчина. Пульс Клауса начал зашкаливать; этот тип направлялся прямо к нему. Клаус нажал на кнопку центрального замка и заблокировал все двери. Потом подумал, что стекла его машины не бронированные, поэтому такая мера предосторожности не спасет его от нападения. У этого парня есть что-то в руках? Клаус увидел бородатое лицо, приближающееся к его двери.
– Прочь! – заорал он, закрывая лицо руками. Потом надавил на кнопку сигнала. Помповое ружье разнесет стекло двери и его лицо в клочья за один момент! Но он же не стащил эти деньги. Он ничего плохого не имел в виду. Только пожить еще пару лет вместе с Региной под ясным небом, ничего больше! Парень начал что-то орать. Все! Вот и конец!
– Да заглушите вы наконец мотор! Вы, вонючка!
Клаус сидит как парализованный.
Мужчина начал стучать кулаком в стекло.
– Заглуши мотор, это же пробка, ты, алкоголик!
Заглушить мотор? До Клауса доходит, что это не он стал жертвой бандитов. Это люди в соседних машинах могут стать жертвами выхлопных газов его машины.
– О да, само собой разумеется, конечно, немедленно, простите меня. – Сердце его продолжает колотиться.
Показав ему характерный жест средним пальцем правой руки, мужчина пошел к своей машине. Но успокоиться быстро не удалось.
– Это не было покушением, – сказал Клаус себе. – Конечно, нет!
Потом увидел, что машина впереди него тронулась с места. Дрожащей рукой он повернул ключ и еще долго боялся посмотреть в зеркало заднего вида.


Манфред Бушельмейер сидел в своем кабинете и точил карандаши. Эта корова из ведомства по труду до сих пор не позвонила. Она что, хочет обломать его? Больше семнадцати марок он все равно не предложит. Потому что тогда зарежет себя без ножа. Платить больше семнадцати марок – огромный риск.
Зазвонил телефон.
Наконец! Манфред быстро снял трубку.
– Что нового на окрестных фронтах?
Тьфу ты, словно сама когда-нибудь служила, тупоумная генеральская дочка. И словно она уже тоже все точно разузнала. Тогда это конкуренция. И Марион прикинется, будто ничего не знает, чтобы как можно больше выведать у него.
Он постарался отвечать равнодушно:
– Это, кажется, не очень привлекательный объект. По крайней мере, в местном совете еще никто этот вопрос не обсуждал!
«Ого, – подумала Марион, – сейчас он попытается одурачить меня». Она посмотрела через окно в сад, день обещает быть замечательным, и в этот момент Марион заметила, как во двор вошел садовник.
Марион почему-то считала, что все садовники – убийцы.
– Значит, пустое колебание воздуха? – спросила она.
– Абсолютно, – ответил Манфред, сломав кончик карандаша. – Забудь об этом, Марион. Мне очень жаль!
А если она уже набавила цену? А если она действительно предложила больше семнадцати марок? А если Марион известно, что он ее тайный оппонент в этой игре? А если она только и ждет его краха, уже зная, что он неминуем?
– Жаль, – проговорила Марион. – Может, в следующий раз, Манфред. Играй и выигрывай. Ты знаешь.
«Я вообще ничего не знаю, – подумал он, со злостью бросая трубку. – Я знаю только, что эта дрянь из ведомства по труду до сих пор не позвонила. И она скорее всего не позвонит, потому что дело уже, похоже, улажено. Играй и выигрывай. Партия за Марион! Потерять столько денег! А как легко можно было их заработать. Да, они мастера своего дела! Надо их просто уничтожать, этих Шмидтов!»


Аннемари Розер расслабленно сидела в своем кресле и мечтала. Вот так иногда можно заработать деньги. 160 тысяч марок за один вечер. 160 тысяч марок. Чтобы получить такие деньги при ее теперешней зарплате, нужно не есть, не пить три года и восемь месяцев. 160 тысяч марок означало бы еще и новую мебель, новую кухню и новую машину. Или новую квартиру. Может, даже маленький домик в ближайших окрестностях города. Или отпуск каждый год, проведенный в путешествии по миру, а зимой – горные лыжи. Это понравилось ей больше. Она закрыла глаза, положила ноги на стол и погрузилась в мечты, пока вдруг в голове не сработал какой-то будильник. Ах да, в коридоре сидят люди, которые ищут работу. Аннемари с удовольствием предложила бы им свое рабочее место, а сама пустилась бы по волнам новой жизни.


Клаус приближался к границе. При подъезде к австрийской таможне сердце снова сильно забилось от необъяснимого волнения. Почему, он не мог понять, ведь ему ничто не угрожало. Он направляется в Лихтенштейн. Наличные деньги при пересечении границы в данном случае не декларируются. Только если Клаус захочет положить их там на счет. Тогда это придется сделать для предоставления информации в статистические органы. Необходимо будет заявлять и доходы с такого счета. Клаус также знал, что это декларирование затрагивает только внешнеэкономические активы, касающиеся международных обменных операций. То есть заявлять ввоз таких средств надо совсем в других ситуациях. И это известно всем: финансовому ведомству и другим органам.
Несмотря на осведомленность, нервы у Клауса на пределе. Потому что самые темные лошадки в его представлении – это служащие таможни. Как отреагирует простой таможенник, обнаружив в его кейсе некоторое количество пестрых денежных пачек на общую сумму в один миллион марок? Ему-то самому ничего в этой ситуации не угрожает, поскольку с помощью банковских документов он готов доказать легальное происхождение этих денег. Но тем не менее могут возникнуть неприятности, потому что служащий таможни имеет право проверить, не стоит ли за этими деньгами история с вымогательством, похищением или ограблением, не отмывание ли это денег от торговли наркотиками. Вот таким проверкам совсем не хотелось бы подвергаться, несмотря на то, что все налоги с миллиона, лежащего в кейсе, уже уплачены и это строго задокументировано.
От таких мыслей Клауса прошиб пот, и он решил немного успокоиться. Ему казалось, что знаки доллара прыгают у него перед глазами. Любой пограничник и таможенник тотчас заметят это, и тогда проблем не миновать. Клаус остановил машину на одной из стоянок и начал ходить вокруг нее, стараясь взять себя в руки. Отойти далеко от машины он не мог, боясь, что ее угонят. «БМВ» пользуются у населения большой популярностью – даже если в багажнике и не лежит миллион.
«Я должен думать о чем-то отвлеченном, не касающемся моей акции», – начал Клаус сеанс аутотренинга. Но ничего, кроме имущественного спора с первой женой, желания Регины поехать в отпуск, суммы на его опустевшем счете, на ум не приходит. И мысли возвращаются к лежащему в багажнике миллиону. После третьего круга возле машины Клаус почувствовал, что ему ничего не помогает. Рубашка прилипла к спине. На улице к тому же нестерпимо жарко.
Он снова сел в машину, вставил компакт-диск с вариациями на тему произведений Гайдна и начал постепенно успокаиваться. Через восемнадцать минут музыка закончилась, и Клаус запустил воспроизведение еще раз. К началу третьего прослушивания он готов был завести мотор и продолжить путь к границе. С музыкой Гайдна он пересек таможенный пост с австрийской стороны и через минуту с излишне любезной улыбкой, как у Алисы в стране чудес, приветствовал швейцарского таможенника.
– Ничего облагаемого пошлиной, – произнес Клаус и спокойно проехал границу поста.
Когда он вырулил на дорогу, ведущую в Вадуц, лицо его побелело, но широкая улыбка еще долго не сходила с него. Да, он сделал это. Деньги движутся по пути в «никуда».


Услышав, что ее зовут к телефону в парфюмерном магазине, Линда испугалась. Только бы не Гюнтер. Не хватало еще, чтобы он узнал, где она зарабатывает себе на хлеб.
Но это оказалась Грета Кремер, которая напомнила Линде, что ждет ее к себе на демонстрацию очередной коллекции белья.
– Я не забыла про вас! – обрадовалась Линда.
– Я пожелала еще раз убедиться, что вы придете. Собирается прекрасная компания, думаю, будет очень весело, и вам удастся выгодно продать большую партию.
– Спасибо, мне было бы это очень кстати!
– Надеюсь, все получится.
Линда положила трубку. Гюнтер вынул двумя пальцами из бумажника и дал ей то, ради чего она должна будет полночи кривляться непонятно перед кем, выслушивая глупые шутки, и улыбаться, делая при этом счастливое лицо.
«Ты опускаешься до уровня проститутки, – сказала она себе, – смотри же, Линда, не упади еще ниже, вместо того чтобы взлететь!»


Дирк провел бессонную ночь. Ричи, как настоящий друг, примчался вчера ему на помощь, забрал из полицейского участка и пошел вместе с ним в злополучный кабак в качестве группы силовой поддержки. Дирк, как и в прошлый раз, сразу разыскал это место и, исполненный энтузиазма, вошел внутрь. Как и в прошлый раз, глаза его не сразу привыкли к темноте. Но, едва освоившись, он узнал помещение, где был вчера.
– Это здесь!
– Ну, тогда вперед!
– Вот ваши пятнадцать марок, – подойдя к стойке, обратился Дирк к мужчине, стоявшему к нему спиной.
Тот обернулся, оглядел Дирка и протянул руку.
– Спасибо!
Дирк выжидал. Мужчина щелкнул пальцами и сделал требовательный жест рукой.
– Ну что же ты? Раздумал? Я, честно говоря, не знаю, за что ты хочешь дать мне денег, но если предлагаешь, отчего не взять? А, малыш?
Это что, плохая шутка?
– Я оставил вашему коллеге в залог свои часы, потому что у меня украли кошелек и я не мог расплатиться. – Дирк пытался скрыть напряжение. – Я задолжал пятнадцать марок. Вот они. А сейчас я хотел бы получить мои часы.
– Моему коллеге? Что за ерунда! У меня нет никакого коллеги, парень, в этом заведении работаю я один.
– Но это же неправда! – воскликнул Дирк. – Несколько часов назад здесь был парень с лицом боксера, который обслуживал меня. И отобрал часы. Я хочу вернуть их!
Парень холодно посмотрел на него прищуренными глазами, потом натянуто улыбнулся.
– Если я передам ему твои слова, то и у тебя скоро будет нос как у боксера, мошенник! Это же был Эдди по прозвищу Малыш, и если ты ему что-то задолжал, то и разбирайся с ним сам. Он здесь такой же гость, как и ты!
– Эдди – это кто? – вмешался Ричи.
– Эдди – это Эдди. Он может зайти, может не зайти. Если у него теперь есть дорогие часики, то какое-то время он не будет заходить. Но вы можете подождать его. Мне, собственно говоря, все равно, кто проводит здесь время.
– Я иду в полицию! – Дирк повернулся.
– Тогда оставь деньги, мальчик, или ты отправишься к этим ищейкам как не уплативший по счету.
Дирк не пошел в полицию, сочтя это нелепым, и лежал теперь в постели, чувствуя себя жалким и ничтожным. Будущий юрист, обязанный разбираться в таких делах и предотвращать их! Преступления против жизни, какая ирония судьбы. Вчерашние сцены не выходили у него из головы: тип со своими прищуренными глазками и отчетливое чувство, что этот Эдди во время их разговора сидел в соседней комнате и наблюдал все сквозь приоткрытую дверь. Дирк – посмешище. Да, были в его жизни куда лучшие дни. Но во всем этом виновата Линда.
Она больше не давала о себе знать.
Вела себя так, словно он не существует!
Дирк ворочался, отрешенно смотрел в потолок; внутри у него все кипело и бурлило.
Внезапно он сел.
Ему не следовало так поступать с Линдой, когда она пригласила его на ужин. Может, ей действительно было очень плохо в тот момент. Значительно хуже, чем он предполагал.
Дирк вцепился руками в волосы.
Может, позвонить ей?
Взглянув на часы, он понял, что у нее сейчас обеденный перерыв. Может… Одним рывком Дирк спрыгнул с кровати, побежал в душ, встал под струи воды и, не успев толком вытереться, натянул джинсы и футболку. Но затем снял эту одежду: черные джинсы и черная рубашка с короткими рукавами показались ему более подходящими. Небритое лицо тоже не его стиль. От напряжения Дирк два раза порезался; потом побежал вниз по лестнице через три ступеньки. Кто знает, почему Шмидт привозил ее домой? В конце концов, для этого могли быть совсем особые причины. Надо выбросить эту книжку про женскую психологию на помойку. Откуда автору книги знать, что представляет собой его Линда? Уже на улице, которая вела к магазину Линды, Дирк заметил, что она идет по другой стороне. У него перехватило дыхание. Линда восхитительна! Как она движется, как прекрасна ее походка, как великолепны черные волосы! Вся она словно неразгаданная тайна, даже' ритм шагов у нее особенный. «И это совершенство принадлежит мне», – с гордостью подумал Дирк и радостно устремился к ней. Но Линда подошла к одному из магазинов и не заметила его. Даже не почувствовала, что он рядом. Разве у влюбленных не должно быть седьмого чувства?
Сделав еще несколько шагов вперед, Дирк остановился на противоположной стороне улицы, удивленно оглядел вывеску над входом в магазин. «Индра» – самый дорогой в Рёмерсфельде бутик верхней одежды. Что Линде там нужно? Неужели она потеряла работу, а он ничего об этом не знает?
Стоя на другой стороне улицы, Дирк не мог узнать, что нужно Линде в этом магазине. Он перешел улицу и замер рядом с огромной витриной.
В тот момент, когда он заглянул через витрину в магазин, Линда вертелась перед огромным зеркалом и рассматривала себя со всех сторон. Она заметила его отражение в зеркале, их взгляды встретились, и они несколько секунд смотрели друг на друга. Линда повернулась к витрине, держа перед собой платье и прикрываясь им как щитом. Дирк словно прирос к месту и неподвижно уставился на нее. Линда ждала его реакции, но ничего не угадала по лицу Дирка. Отвернувшись, она направилась к длинной штанге, на которой развешаны платья, и начала перебирать их.
Замерший Дирк чувствовал себя как побитая собака, но не понимал почему. Почему Линда не выскочила к нему из магазина? Что пролегло между ними, кроме толстого стекла огромной витрины бутика? «Мне, наверное, следовало бы зайти и прямо спросить ее об этом, – размышлял он, – но будет ли это правильным шагом? Она, похоже, больше думает сейчас о новом платье, чем обо мне».


Линда краем глаза заметила, что Дирк уходит. «Вот так, оказывается, и заканчивается большая любовь. Он даже не попытался подойти и поговорить со мной о том, что происходит. Его совсем не беспокоит, что со мной, что я чувствую и думаю. Он посмотрел на меня и пошел прочь. Вот так просто».
Приподнятое настроение Линды улетучилось. Она вышла на улицу, но нигде не увидела Дирка. Боль, нестерпимая боль где-то под сердцем. Ему, в самом деле, нет до нее никакого дела. От осознания этого боль усилилась. Наверное, Дирк завел себе другую подругу, которая приходит к нему теперь в его лачугу, а ей остается сказать ему только последнее «прощай». Идиот!
Линда вернулась в парфюмерный магазин. Лучшее лекарство от любовных страданий – работа. Поэтому осталось только паковать и сортировать товар.
Клаус открыл в одном из банков Вадуца счет и положил на него привезенный миллион. Это было не самой серьезной проблемой. Сумма в один миллион марок принимается в банках Лихтенштейна без каких-либо затруднений. Вот встреча с коллегой из Лихтенштейна, таким же, как и он, советником по имущественным вопросам обещает быть куда сложнее. Тот должен был временно принять управление акционерным обществом Клауса, чтобы обеспечить анонимность, их мероприятия. Потому что обнаружить, куда ведут следы, было очень просто. И это Клаусу предстояло предотвратить.


Когда часы пробили четыре, Аннемари Розер сняла трубку телефона. Вот он, конец рабочего дня! Ей даже незачем смотреть на часы, чтобы определить это время. За многие годы ощущение времени вошло в подсознание. Аннемари набрала номер Манфреда Бушельмейера. Трубку сняли после первого гудка. Аннемари усмехнулась. Он все-таки ждал ее звонка.
– Господин Бушельмейер? Да, в принципе на пути нашей сделки никто не стоит.
Она услышала в трубке напряженное молчание.
– Но? – наконец спросил он.
– Как было сказано, у вас есть соперница в этом деле. – Аннемари напряженно уставилась в точку на противоположной стене кабинета.
Бушельмейер помолчал, потом спросил, затаив дыхание:
– И что все это означает?
– За небольшое вознаграждение я могла бы решить вопрос в вашу пользу.
– Насколько небольшое?
Аннемари показалось, что она ведет себя нагло, но решила довести игру до конца. Выигрывает тот, кто рискует.
– 10 тысяч марок.
– Разве вам мало того, что вы получите от этой сделки?
– Я лишь посредник между вами и обществом защиты животных. Или между…
Манфред Бушельмейер знал, что она хочет сказать. Между обществом и Марион Шмидт. Значит, Марион Шмидт не станет платить за посреднические услуги? Но он не мог ее об этом спросить. Это было бы опасно.
– Подождите секунду, – сказал Бушельмейер, подвинув к себе калькулятор.
При средней цене продажи тридцать семь марок за квадратный метр, при условии покупки земли по семнадцать марок и посреднических деньгах в сумме 10 тысяч марок он заработал бы все еще приличную сумму – около 190 тысяч. Однако он проговорил:
– Ваши посреднические несколько высоковаты.
– Маклеры берут больше! Это тоже верно.
– Ну ладно… – Он ухмыльнулся. – Вопрос в том, стоит ли вообще эта земля таких денег. – Но вы же знаете, моя матушка… А желание пожилой матери для почтительного сына превыше всего!
– Да, даже слишком!
– Что вы сказали?
– Надеюсь, она будет счастлива в своем домике рядом с приютом для животных.
– Это и мое искреннее желание. – Бушельмейер откашлялся. – Где и когда мы составим и заверим договор?
– Питер Ланг, мой адвокат, подготовит необходимые документы, и, если вы согласны, мы уладим дело в его присутствии уже завтра вечером. Кстати, господин Бушельмейер, деньги только наличными.
– Вы имеете в виду наличные за ваше посредничество?
– Наличные и за посредничество, и за землю. Если же вы выпишете мне чек, я должна буду сначала проверить его подлинность и лишь затем подпишу договор. Тогда все затянется не на один день. Полагаю, вы не хуже меня осведомлены в этих вопросах.
«Наличными? Но где я сейчас наскребу столько денег?» Манфред Бушельмейер складывал цифры столбиком на листочке бумаги: 180 тысяч.
– Конечно, – сказал он и нарисовал снизу три жирных восклицательных знака.


Доктор Юрген Бергер – профессионал высочайшего класса. Это Клаус увидел с первого взгляда. Они договорились встретиться в офисе Бергера в Вадуце, и Клаус едва не опоздал, потому что не сразу нашел нужный адрес. Офис располагался в современном здании. Среди множества табличек с именами и названиями значилась и фамилия Бергера. Когда Клаус, стоя посреди огромного коридора перед нужной дверью, нажал звонок, доктор Бергер встретил его и провел через довольно узкий проход в дверь своего кабинета. Клаус не видел, что происходит в соседних помещениях, но по количеству телефонных звонков понял, что объем работы в этом офисе очень велик. Доктор Бергер – типичный представитель делового мира. На нем серый костюм и галстук скромных тонов. Он – сама серьезность. На мизинце его левой руки маленький перстень. «Тоже мне украшение для мужчины», – скептически подумал Клаус. Но мысль о том, что перстень может быть семейной реликвией, успокоила Клауса. В целом господин Бергер выглядит безукоризненно. Густые, коротко подстриженные волосы, высокий лоб, энергичный подбородок и несколько женственный рот. Полные губы у мужчин неприятны Клаусу. Такой рот, по его мнению, был характерен для инфантильных, склонных к сентиментальности мужчин. Тем не менее, Бергер казался Клаусу, по крайней мере на первый взгляд, вполне подходящим человеком для той разновидности бизнеса, в которой был занят.
Бергер сразу перешел к делу. Он предложил Клаусу сесть, а сам занял место напротив. Затем попросил Клауса еще раз кратко повторить то, о чем они уже беседовали по телефону, и сделал какие-то пометки. Наконец он поднял взгляд.
– Не вижу никаких проблем в том, чтобы реактивировать ваше акционерное общество, – сказал Бергер. – Вы, господин Раак, единственный акционер и, кроме того, состоите вместе с двумя гражданами Лихтенштейна, которых я намерен сегодня принять, в наблюдательном совете. Я председатель и тем самым управляющий делами акционерного общества, поэтому буду осуществлять скупку и продажу. – Бергер листал свой блокнот. – Уставной капитал составляет на сегодняшний день 100 тысяч франков, верно?
– Абсолютно!
– Порядок. – Юрген Бергер снова взял ручку. – Следующий шаг таков: акционерное общество берету некоего банка ссуду, чтобы финансировать фирмы и недвижимость, которые мы будем скупать у Гюнтера Шмидта.
Клаус кивнул.
– О какой сумме идет речь? – Юрген Бергер снова поднял взгляд.
– Примерно 500 тысяч франков.
Бергер сделал еще одну запись, захлопнул блокнот и бросил на Клауса короткий взгляд.
– Моя зарплата, как председателя акционерного общества, составляет 1000 франков в месяц, господа из наблюдательного совета получают по 3000 на служебные расходы. Это раз в год единовременно.
– Если мы уже об этом, – заметил Клаус, – то вам следует знать, что я, как председатель наблюдательного совета, рассчитываю на 10 тысяч франков в год.
Бергер, кивнув, записал информацию.
– Хорошо, если мы договорились об этом, то я могу внести свое имя как председателя АО в регистр предприятий.
– Много ли времени уйдет на это? – Клаус бросил взгляд на часы, о чем тут же пожалел, поняв, что в данной ситуации это неуместно.
Юрген Бергер нетерпеливо кивнул:
– Здесь, в Лихтенштейне, это совсем не долгая процедура. В Германии, – он снова заглянул в блокнот, – вы быстро организуете для меня и для Гюнтера Шмидта встречу с нотариусом. Впрочем, господин Шмидт должен сначала создать необходимые условия для продажи, урегулировать дела с банками, чтобы такая продажа стала возможной. Я не знаю, дорого ли стоят недвижимость и земля, о которых идет речь. Как только это выяснится, акционерное общество скупит у господина Шмидта фирмы и недвижимость по согласованной цене. Если все будет проделано быстро, уже через неделю наше АО станет сказочно богатым. – Бергер засмеялся, обнажая большие неровные зубы.
Клаус тоже засмеялся. Предложение понравилось ему, а еще больше то, что за всем этим может последовать. Например, Гюнтер перестарается с Линдой в постели и получит на этой почве инфаркт или еще каким-либо образом лишится жизни. В таком случае господина председателя, доктора Юргена Бергера, можно очень быстро отправить в отставку.
* * *
Около пяти часов вечера Гюнтера охватило неопределенное беспокойство. Он думал с нарастающей радостью о предстоящей ночи. Гюнтер забронировал номер в «Паласе» – отеле первого класса, с трехзвездочным рестораном. Отель находился не близко от Рёмерсфельда, поэтому там едва ли встретятся деловые знакомые, но и не так далеко, чтобы на обратном пути утратить хорошее настроение. Или лучше провести там вою ночь? Линда показалась ему вчера чертовски доступной и близкой, почти готовой исполнить все его желания. Гюнтер мысленно проигрывал ситуацию, но каждый раз останавливался, вспоминая о Марион. Если он не придет ночевать домой, то завтра она будет следовать за ним повсюду как фурия. Ему необходимо алиби. Что могло бы послужить причиной его внезапного исчезновения на всю ночь? И кто мог бы подтвердить это алиби? И каким образом он мог бы на основании этого алиби не назвать Марион место, где провел ночь?
Гюнтер направлялся с одного из объектов к себе в офис. Но никаких результатов эти размышления не дали. Кого бы из друзей-приятелей привлечь на помощь? Он подумал о Манфреде Бушельмейере. Но друг ли он ему? Что, кроме совместного членства в местном совете и информационных игр, связывает их?
Впрочем, Гюнтер всегда выигрывает. На подъезде к Рёмерсфельду скорость транспортного потока резко упала. Впереди Гюнтер увидел медленно движущийся трактор. Его водитель, похоже, не мог сместиться ближе к обочине или съехать на нее, поэтому никакой возможности обогнать трактор не было. А уж сделать это в веренице машин вообще невозможно. Гюнтер несколько раз попытался, но, поняв, что это бессмысленно, включил радио, желая хоть как-то отвлечься. Послушать новости и напоследок передачу о пробках на дорогах. Он прослушал только половину сообщений о пробках, и тут его прошиб пот.
На трассе А81 в направлении Штутгарта, перед населенным пунктом Зиндельфинген, движение застопорилось на протяжении двух километров.
Если сегодня ночью у него что-то застопорится, вот будет позор.
Гюнтер судорожно вспоминал, как это происходило у него последний раз с Марион. В день его рождения все еще было в порядке. Но этот орган весьма своенравен. Что, если он не захочет? Такого бесчестья Гюнтер не переживет. Но стоит ли чего-то опасаться? Он вообразил Линду обнаженной. Или в подвязках для чулок. «Эй, совсем недавно тебе достаточно было только подумать о том, как она после душа, еще не обсохнув, ждет тебя на балконе, и от этого ты приходил в неописуемое возбуждение. Хотя на балконе тебя никто не ждал. А теперь?» Гюнтер удрученно посмотрел на свой пах.
Ничего не произошло, разве что трактор наконец свернул на боковую дорогу. Вперед, транспорт снова двинулся!
Затем Гюнтер начал утешать себя: «Просто я еще не в настроении. Целый день на объекте, измученный, злой, у кого же в таком состоянии встанет? Но сегодня ночью все будет совсем иначе!»
Он проехал указатель на Рёмерсфельд. А если нет? Второе «я» не выпускает Гюнтера из плена сомнений. Может ли он проявить слабость?
Гюнтер схватил телефон и позвонил своему аптекарю. Но трубку сняла госпожа Матушек, которую он совсем не хотел бы посвящать в личную жизнь.
– Скажите, госпожа Матушек, ваш муж еще принимает?
– О чем идет речь?
Идиотизм!
– О, простите, похоже, я попал в зону неуверенного приема, видимо, связь вот-вот прервется, я перезвоню позже еще раз!
Гюнтер слегка потер трубку о брюки, постукал по колену, изображая помехи, потом отключил. Госпожа аптекарша вряд ли очень хорошо разбирается в мобильной связи, а уж тем более в зонах неуверенного приема радиосигнала. Если вообще имеет какое-то представление о радиосигналах.


Повесив трубку, Манфред начал радостно танцевать вокруг стола. Он сделал это! Теперь можно, наконец, спокойно заняться своими делами. Сначала он совершил обход супермаркета, чтобы психологически настроиться на работу, потом попросил секретаря принести ему кофе и рассказать какую-нибудь новую сплетню о жизни его подчиненных – таков особый метод работы Бушельмейера с людьми, – и сейчас, часом позже, он снова был в своем кабинете. Манфред бросил взгляд на стол, где скопились не просмотренные письма, факсы и статистические отчеты, и на секунду замер перед этой горой документов. Теперь у Манфреда остался один неразрешенный вопрос – его кредитоспособность. Речь идет о довольно срочном деле, это следует ясно дать понять ответственному исполнителю. Только он не знал, что думают о таких срочных делах представители банка. Аннемари Розер позвонила слишком поздно, так что сегодня ничего уже не получится. После четырех часов дня он сможет только получить выписку со своего счета, но это не продвинет его в решении дела.
Вздохнув, Манфред снова сел за стол, взял один из факсов и пробежал его глазами. Резюме. По факсу. Никаких вариантов. Но молодой человек, приславший это резюме, прав в одном. А именно в том, как обратился к нему, Манфреду, в своем послании: «Глубокоуважаемый господин Управляющий». Так и написано. И в этом парень, черт возьми, прав. Манфред – управляющий самого большого строительного супермаркета в Рёмерсфельде. Какой банк откажет ему в таком незначительном кредите?


Гюнтер уже в пятый раз объехал центральную часть города, стараясь найти место для парковки как можно ближе к аптеке и как можно скорее: время летит быстро. Ему следует так подойти к господину Матушеку, чтобы при этом не было его жены – не то, не дай Бог, подслушает, о чем они будут говорить. Звонок Гюнтера был весьма некстати. Ну, в крайнем случае, можно утверждать, что это был не он. Кто-то пошутил, подделав его голос. Может, кто-то из «зеленых», давно мечтающий превратить аптеку в магазин, торгующий мюсли.
Третий звонок принес Гюнтеру удачу: Арно Матушек сам подошел к телефону. Обмениваясь с ним дежурными любезностями, Гюнтер вдруг догадался, как вывести себя из-под огня.
– Господин Матушек, вы знаете, что у нашего обер-бургомистра скоро день рождения?
– Вот как? Скоро?
– Да. Мы придумали один не совсем обычный вариант усиления!
– Да, больше в направлении витаминов или…
– Секса, господин Матушек, больше в направлении секса!
На другом конце провода тишина. Или он опять попал в зону неуверенного приема? Гюнтер с тревогой посмотрел на дисплей телефона – нет, все нормально.
– Господин Матушек, вы понимаете меня?
– Это не… – Господину Матушеку, очевидно, такое никогда не приходило в голову, а может, его жена стоит сейчас рядом.
Гюнтер подъехал к тротуару и, остановившись, включил аварийную сигнализацию. Он опасался, как бы связь действительно не пропала.
– Знаете, для этого необходим рецепт.
– Пожалуйста, как сюрприз для бургомистра! Господин Матушек, прошу вас. Мы все серьезные инвесторы, мы соберем необходимую сумму за одну упаковку. Сколько она может стоить?
– 1100 марок за тридцать пилюль.
– Ну видите… – В этот момент Гюнтер заметил в заднее зеркало автомобиль дорожной полиции, который явно намеревался подъехать к нему и разобраться, почему его машина остановилась в неположенном месте. – …как высоко мы ценим нашего бургомистра! Позвольте мне зайти сейчас?
Гюнтер тронулся с места прежде, чем полицейская машина остановилась позади него, и кивнул стражам порядка, как бы извиняясь за то, что потревожил их. Полицейские, очевидно, совещались, стоит ли им реагировать на это нарушение. Гюнтер снова посмотрел в зеркало. Одного из полицейских он знал. Должен же тот понять, что бывают ситуации, когда необходимо на секунду остановиться.
– Да, здесь есть проблема, – услышал Гюнтер голос Матушека в телефонной трубке.
– И даже не одна!
Неужели он покажет ему сейчас красный жезл? Еще не хватало!
– Что вы имеете в виду?
– Ну, обер-бургомистр пожелал ко дню рождения виагру, а у нас сразу возникла проблема с рецептом. Если его жена узнает, представляете, как она расстроится? И все это может вылиться на вас.
– Ах, его жена…
– А вы подумали о том, что мы хотим сделать это сюрпризом для него?
Полицейская машина обогнала Гюнтера, и он с облегчением вздохнул.
Голос Матушека звучал приглушенно:
– То есть вы имеете в виду ночь любви ко дню рождения?
– Именно!
– А я и не подумал об этом.
Гюнтер ухмыльнулся и представил себе следующий визит Ильзе Веттерштейн в аптеку.
– Мы тоже не подумали, но следует доставить ей маленькую радость.
– С заднего входа, господин Шмидт, через десять минут. И пожалуйста, наличными!


Манфред просмотрел почту и составил план работы на завтра. Сегодня он уже не мог сконцентрироваться. В голову постоянно приходили посторонние мысли. Он подпишет еще несколько документов и уйдет. Часть бумаг, которые принесла ему для ознакомления и подписи секретарша, это письма, вторая часть – документы, содержащие коммерческие предложения, и, наконец, – несколько денежных переводов. Предложениями Манфред решил сегодня не заниматься; это на завтра, для такой работы нужна ясная голова. Письма в порядке, он уверенно поставил под ними свое МБ. Наконец, переводы. Здесь речь идет о новых проектах в реконструкции приусадебных участков, сулящих его фирме приличный доход. В Рёмерсфельде люди охотно занимаются обустройством своих приусадебных участков, каждый старается отличиться перед соседом и хоть в чем-то опередить его. И если в силу причин экономического характера некоторые хозяева имеют сейчас больше свободного времени, всю свою нерастраченную энергию они тратят на обработку участков. К этому Манфред пришел путем долгих наблюдений и рассуждений. Он уверен, что все правильно рассчитал в этом отношении. Манфред размашисто поставил свою подпись под первым чеком, затем отложил его в сторону.
Несколько секунд после этого он сидел неподвижно, затем просмотрел все чеки и пересчитал в уме примерную сумму. Около 240 тысяч марок.
Отодвинув стопку с чеками, Манфред задержал дыхание, пока мысль, промелькнувшая в недрах мозга, не сформулировалась окончательно.
Он посмотрел на даты, когда выставлялись счета. Бухгалтерия реагировала очень быстро, потому что повсюду гарантировалась скидка в случае платежа наличными. И, тем не менее, какая фирма оплатит уже в начале срока? Шесть недель – это норма, то есть платежи будут проходить еще как минимум от трех до четырех недель.
За три-четыре недели он провернет свою сделку с землей.
Манфред взволнованно схватил калькулятор.
Заем в размере 180 тысяч марок при ставке в шесть процентов обойдется в месяц около девятисот марок. Не бог весть какая сумма, но и этого можно избежать, если он перенаправит прохождение денег с этих чеков в сумме 180 тысяч на свой счет. Поскольку Манфред имеет право подписи, это будет для него нетрудно. После того как совет оплатит землю, он тотчас выровняет счета.
От волнения Манфред начал рисовать в своем блокноте самые фантастические фигуры. Ему следует обдумать все это в спокойной обстановке. Такая акция могла бы стать великолепной. Надо только обмозговать все проблемы с прохождением денег через его счет немного похитрее, чем он только что походя, набросал. Он отодвинул стопку со счетами, захлопнул папку и откинулся на спинку кресла.
«Но окупится ли риск? – спросил себя Манфред и тут же ответил: – Только если банк выдаст мне кредит».


Едва Гюнтер увидел Линду, идущую к его машине от подъезда через дворик в новом черном платье, с обнаженными великолепными плечами, все страхи и опасения, преследовавшие его, показались ему смешными. Как она соблазнительна, как она двигается, как великолепно облегает ее стройные ноги длинное платье, как выделяется под тонкой тканью потрясающая грудь! Гюнтера удивило, что еще несколько минут назад он сомневался в своей потенции. С того момента, как он увидел Линду впервые у себя в саду, ни в чем другом он не сомневался. Гюнтер вышел из машины и устремился навстречу девушке.
– Ты так хороша, что дух захватывает, – сказал он, целуя ей руку.
– Спасибо, – улыбнулась Линда. – Ты тоже неплох!
Это, конечно, не горячее любовное приветствие, но надежда есть, подумал Гюнтер, открывая для Линды дверцу машины.
– Прости, что я немного опоздал. – Он помог ей сесть. – Сегодня не мог выйти раньше из офиса.
Должно быть, этот офис зовется Марион, размышляла Линда. «Нет» она успеет сказать всегда.
Сев за руль, Гюнтер еще раз с наслаждением оглядел Линду сверху донизу, прежде чем завести машину.
– У тебя хороший вкус, – сказал он. – Где у нас в Рёмерсфельде можно приобрести такое сногсшибательное платье?
– В бутике «Индра».
О том, что ей пришлось дважды пойти в магазин, Линда умолчала. Как и о встрече с Дирком. Зачем? Он потерял свой последний шанс, хотя и имел его.
Они медленно выехали со двора. Линда заметила, что Гюнтер сразу свернул налево, чтобы как можно скорее покинуть пределы города, но это не смутило ее. Она наслаждалась комфортом, возможностью спокойно наблюдать из окна, как мимо проплывают местные ландшафты. Шум мотора почти не слышен, выхлопные газы в салон не попадают, кондиционер освежает воздух, и все вокруг кажется совсем другим.
Как хорошо иметь деньги, подумала Линда и откинулась на спинку сиденья.
Маленькая пантера становится ласковее. Гюнтер наблюдал за ней краем глаза, надеясь, что слишком ласковой она тоже не будет. Немножко дикости было бы совсем неплохо.


Клаус свернул с автобана и направился самой короткой дорогой к Рёмерсфельду, еще раз прокручивая в голове сегодняшний день. Он сильно устал, поэтому заметил серебристый «мерседес», когда он уже проскочил мимо него по встречной полосе. В зеркале заднего вида он успел рассмотреть номер машины. GS1. Шмидт. Куда это он направился в такое время? И с кем? Или он со своей малышкой уже так далеко зашел? Ну что ж, с него станется. Клаус снова сконцентрировал внимание на дороге, и в горле у него застыл крик ужаса. Он начинал входить в поворот, который не просматривался с этого места дороги, а навстречу ему, прямо по разделительной линии, несся маленький красный автомобиль. В последнее мгновение Клаус нажал на тормоз и вывернул руль вправо, уводя машину из-под удара, потом бросил ее влево, чтобы не столкнуться с дорожным ограждением, и, едва удерживая руль, затормозил на противоположной обочине дороги. Мотор заглох. С трясущимися руками Клаус долго стоял на обочине, не в силах пошевелиться. Счастье, что в это время на трассе почти нет транспорта и она свободна по всей ширине. Иначе он на полном газу улетел бы в кювет. Клаус с удовольствием развернулся бы, догнал этого недоумка и сказал все, что думает о нем, но его возбуждение таково, что он не в состоянии даже завести мотор.


Марион сидела дома перед телевизором и злилась. Она побывала сегодня в городской управе, в архивном отделе, желая узнать все об участке земли, прилегающем к территории приюта для животных. Но узнала лишь, что человек, отвечающий за записи о землепользовании, будет на месте завтра. Никто, кроме него, не смог дать Марион справку, и это еще больше усилило ее подозрения, что все происходящее – крупная тайная игра. Завтра рано утром она подкараулит этого господина и не оставит в покое до тех пор, пока не выяснит все до последней детали. Иначе она даст поручение своему адвокату привести в порядок все документы, касающиеся ее части имущества. Тогда, если Гюнтер, не дай Бог, снова, как несколько лет назад, ввяжется в аферу и потерпит крах, сама Марион не останется у разбитого корыта.
Кроме того, ей уже действовали на нервы его постоянные совещания. Вполне возможно, что сегодня какому-нибудь члену боулинг-клуба и будут вручать очередной знак отличия, что-то типа почетного боу Лингиста, но почему именно Гюнтер должен произносить там торжественную речь и потом еще оставаться на этом идиотском торжестве, ей совершенно непонятно. Мужчины все такие, сказал ей Гюнтер, прежде чем уехать. Им нужно время от времени потусоваться среди своих.
Почему он всегда говорит за других, если сам в чем-то таком нуждается? Если бы ему это было не нужно, Гюнтер никогда не пошел бы туда.
А зачем взрослому мужчине такое ребячество, спросила его Марион, увидев, что под свой темно-синий костюм он надевает трусы бирюзового цвета.
– Потому что мы играем очень охотно, – огрызнулся он.
Еще один момент, который Марион совершенно не понимает. Девочки заканчивают играть самое позднее в восемнадцать лет, мужчины же в большинстве своем остаются детьми до глубокой старости. И эти игры прекращаются, когда они просят священника к своему одру.
Марион включила телевизор, чтобы хоть немного отвлечься от своих мыслей. На часах двадцать минут девятого. Она переключала программы до тех пор, пока не остановилась на каком-то художественном фильме. Это фильм с Гюнтером Штраком в главной роли. Название фильма – «Обманутый». «Моя задача позаботиться о том, чтобы это название не имело отношения ко мне. "Обманутая"», – думает Марион, наливая бокал вина и настраиваясь на очередной одинокий вечер.


Гюнтер припарковал машину на стоянке перед празднично украшенным входом в «Палас» среди прочих лимузинов, уверенно поднялся с Линдой по парадной лестнице к роскошной двустворчатой двери и остановился в начале широкого коридора в ожидании, пока подойдет метрдотель и сопроводит их к столику. И вот он идет позади Линды через заполненный зал ресторана и наслаждается тем вниманием, которое привлекает к себе его спутница. Гюнтер совсем не хотел бы сейчас узнать, сколько мужчин готовы занять его место рядом с ней. Или, пожалуй, все-таки хотел бы. Это еще более подняло бы его в собственных глазах. Наверняка среди собравшихся здесь многие задались вопросом, почему именно он идет рядом с такой прекрасной девушкой. Да потому что он еще парень хоть куда, такова жизнь!


Дирк выжимал из своей машины все, что можно было выжать, чтобы не отстать от серебристого «мерседеса», на котором Шмидт, эта старая свинья, увозил Линду, коварную изменщицу. Но в этом идиотском городе, где Дирк так и не научился толком ориентироваться, он потерял их. На перекрестке, где их разделяло всего несколько машин. И вот «мерседес» Шмидта исчез. Уже полчаса Дирк бесцельно кружил по городу. Где же они?
Еще через пять минут он остановил машину. «Дирк, – сказал он себе, – ты должен действовать последовательно. Нужно понять цель этих двоих. Для театра уже поздно; значит, кино или ресторан. Кино – слишком повседневно. Значит, ресторан, а если ресторан, то какой-то особенный». И такой ресторан ему могут указать люди здесь, вокруг него.
«Если это будет еще и в отеле, я убью обоих».


Гюнтер заказал два бокала шампанского. Он поднял в честь Линды бокал, щеки его порозовели от возбуждения. Линда, заметив это, весело чокнулась с ним. Гюнтер не только заказал столик рядом с окном, но и попросил официанта принести букет из двадцати роз с длинными стеблями и поставить рядом на приставном столике.
– Здесь великолепно, Гюнтер, большое спасибо! Линда посмотрела в окно. Гюнтер проследил за ее взглядом. На террасе с мраморной балюстрадой, за накрытым белой скатертью столом сидят несколько гостей. Но Гюнтер, еще заказывая столик, отказался от мысли ужинать на балконе. Он не хотел, чтобы Линда куталась в куртку.
– Правда, парк чудесный? – Линда с удовольствием побегала бы сейчас по густой, коротко подстриженной сочной траве босиком. – Сочетание культурного и дикого просто восхитительно!
Она разглядывала прилегающий парк с его старыми сучковатыми деревьями, идеально подстриженным кустарником и разбросанными повсюду пятачками с цветами и камнями.
– Согласен, это сочетание поистине гениально! Гюнтер поставил бокал. «Все-таки стоит, пожалуй, принять одну пилюлю, – подумал он при этом. – Кто знает, выдержу ли я эту смесь. Да еще алкоголь…»
– И номера, наверное, несказанно дорогие!
Что, уже? Неужели она умеет читать мысли? Линда поставила бокал.
От этого намека у Гюнтера началось головокружение.
Она радостно засмеялась.
– Впрочем, эти цены не должны нас интересовать. У нас, слава Богу, у каждого есть крыша над головой!
То, что это «слава Богу», Гюнтер совсем не считал. Он уже очень подробно поинтересовался ценами, более того, сделал кое-какой выбор.
Официант прервал его размышления. Он принес меню, карту вин и перечислил блюда дня.
– А нет ли у вас меню с любовным сюрпризом? – спросил Гюнтер, порадовавшись своей удачной мысли.
Именно так спросила когда-то Марион у одного из слуг во время их с Гюнтером медового месяца. И этот вопрос произвел на молодого супруга очень сильное впечатление. Он до сих пор не забыл этого.
– Наши повара с удовольствием приготовят для вас что-нибудь в этом духе, – кивнул официант и забрал меню.
– Это тебе по душе? – спросил Гюнтер.
Мягкий вечерний свет, преломляясь в огромных окнах ресторана, падал на бронзовое от загара лицо Линды, делая его невероятно, прекрасным. Линда откинула назад копну чёрных волос и посмотрела в глаза Гюнтеру.
– Это прозвучало великолепно!
Она охотно поинтересовалась бы, что к этому прилагается. Но вот незадача, Линда не знала французского, а выказывать свое невежество совсем не входило в ее планы. Да и Гюнтер совсем не казался ей неотесанным мужчиной, для которого она лишь объект удовлетворения страсти. Тем не менее, Линда отлично знала, чего он хочет, но еще не знала, чего хочет она. Что ж, может, все пойдет само собой и вечер разрешит ее сомнения.


Дирк нашел «Палас». В сгустившейся темноте он пробрался на стоянку и первым делом помочился на номер серебристого «мерседеса». Он может воткнуть себе свой номер куда-нибудь, со злостью подумал Дирк и спрыгнул через небольшую ограду в парк. Он поцарапал плечо, но не ощутил боли. Его чувства оскорблены куда больше.
Шаг за шагом он крался к зданию отеля. Окна ярко освещены, людей хорошо видно с улицы, а через открытые окна террасы, кажется, доносится запах денег и жадности, тщеславия и всевластия. Дирк стоял неподвижно. Его трясло: меньше чем в двадцати метрах от него сидели Гюнтер Шмидт и Линда. Они смеялись, болтали, поднимали бокалы. Итак, все это правда.
Дирк бросился на землю, увидев, как с той стороны огромного окна официант подает горячее.


Официант принес Гюнтеру и Линде утку с инжиром. К горячему Гюнтер заказал красное вино. Так они наслаждались и обсуждали разные мелочи, чтобы не говорить ни о чем серьезном: ни о Марион, ни о Дирке, ни о зарплате и работе. Гюнтер не сводил глаз с губ Линды; ему было все равно, что она рассказывает. Он переспрашивал, прикидывался, что не понимает, и пытался угадать ее настроение. Уже пришло время? Она готова идти с ним наверх? Тогда не следует тянуть с десертом, иначе будет слишком поздно. И, чего доброго, Марион, придет в голову мысль отправиться поискать его в боулинг-клуб.
– Как ты чувствуешь себя? – спросил он Линду после того, как она закончила с горячим, и взял ее руку в свою.
– Как в сказке, – ответила она.
И это правда. Еда фантастическая. Качество и вкус такой пищи до сегодняшнего дня оставались за пределами ее воображения. Вино привело ее в состояние умиротворенности и уравновешенности. Обстановка зала с его старинной мебелью, цветы, стоящие рядом, свечи в серебряных подсвечниках – все очаровывало Линду. Все это и в самом деле нереально, как сказка про Золушку, которая получила лишь на одну ночь золотую туфельку, но знает, что на следующий день ей придется снова драить босиком полы в доме злой мачехи.
– Не поднять ли еще планку, как, по-твоему? – Гюнтер сжал ее руку.
Линда удивленно посмотрела на него.
– Ярче и удивительнее этого, наверное, только Париж!
– Да, мы переживем это потрясение вместе – обещаю тебе. И сейчас, сегодня, здесь! – Гюнтер умоляюще взглянул на Линду.
Она отвела взгляд к окну. Что это там лежит в траве? Трудно разобрать, стекло отражает свет, она лучше видит в нем себя, подбородок Гюнтера и то, что находится позади них в зале, который постепенно пустеет. Тем не менее, прежде этого темного пятна там не было. Большая собака?
– Линда! – снова начал Гюнтер. – Ты так прекрасна, это невыносимо для меня!
«Для меня тем более, – подумала Линда, начиная мало-помалу трезветь. – Похоже, господин хочет теперь получить процент со своего вклада».
Она пожала его руку, которая все еще лежала на ее руке, и тотчас отдернула ее. Гюнтер пришел в смятение. Линда хочет этим сказать, что согласна?
– У тебя нет настроения? – Он попытался зайти с фланга.
Линда оглядела зал, этот роскошный зал с королевской мебелью, и подавила вздох разочарования. Она потеряла золотую туфельку быстрее, чем думала.
– Знаешь, – начала Линда свою успокаивающую оборонительную речь, – ты необычайно интересный мужчина и для своего возраста непостижимо энергичен. – Гюнтер чувствует спад в паху. – Но для меня все это слишком быстро!
Теперь уже нельзя отступать, решил Гюнтер, цель совсем рядом.
– Лишь немного прижаться друг к другу и завершить прекрасный вечер также прекрасно: немного нежности и ласки, ничего больше, просто побыть наедине, в объятиях друг друга… – Полный ожидания, он посмотрел ей в глаза.
– Может, ты и прав. – Линда улыбнулась ему. – После десерта еще один десерт, я уже поняла. Давай посмотрим. Но сейчас мне надо выйти. – Она поднялась.
Глядя, как Линда идет по залу в своем черном, невообразимо соблазнительном платье, которое при каждом шаге подчеркивает все прелести ее фигуры, Гюнтер лезет в нагрудный карман и вынимает голубую пилюлю. В течение часа она начнет действовать, похоже, на свое счастье, он выбрал правильный темп. Линда получит в постели тигра, изголодавшегося волка. И вот тогда она нанесет смертельную рану своему рыцарю печального образа, этому донкихоту от юриспруденции.


Дирк ждал, когда Линда вернется к столику. Едва она собралась сесть, он вскочил и со всей силы бросил в окно камень. По стеклу расползлись тысячи трещин, но оно не взорвалось и не разлетелось на осколки. Так и не успев усесться на стул, Линда вздрогнула и отступила на безопасное расстояние. То же сделал и Гюнтер. В полном недоумении они посмотрели на стекло, которое, не будь оно безопасным, разлетевшись на осколки, изрезало бы их на куски.
Другие гости тоже вскочили со своих мест. Тут же прибежали все сотрудники ресторана.
– Это снаружи! – с дрожью в голосе констатировал метрдотель. – Быстро посмотрите, что это было!
Но снаружи уже никого нет.
– Руководство гостиницы уже, к сожалению, ушло, – сообщила молодая женщина в форменной одежде.
Она поспешила к Гюнтеру и Линде, которые стояли, тесно прижавшись друг к другу.
– Приносим вам глубочайшие извинения, ничего подобного в нашем заведении прежде не случалось. Я немедленно проинформирую о происшествии нашего директора. Вам, разумеется, будет предоставлен на выбор любой свободный столик, и сегодня вечером вы гости нашего отеля! – Она попрощалась, коротко кивнув.
Линда дрожала всем телом. Если бы это огромное стекло разбилось, лежать бы ей сейчас, истекая кровью, с изрезанными лицом и грудью, рядом с этим столиком. Она была на волосок от смерти. Настроение есть десерт пропало. Линда попросила принести ей водки. Гюнтер последовал ее примеру. Он прикинул в уме, был ли этот камень случайностью или удар предназначался ему, Гюнтеру Шмидту. Если это так, можно не сомневаться, что за всем этим стоит Марион.
Гюнтер бросил взгляд на стекло, но оно покрыто трещинами и за ним ничего не видно.
Подали водку; Линда и Гюнтер выпили ее стоя. – Я ничего больше не хочу. – Линда с сожалением посмотрела на Гюнтера. – Все настроение пропало! По-моему, лучше всего сейчас поехать домой.
Гюнтер же думает о его настроении. Пройдет час, да какой час, меньше пятидесяти минут, и у него будет стоять как колонна! И что ему делать с ним!


Дирк возвращался домой, чувствуя себя триумфатором лишь отчасти. Он все же был удручен, поскольку не мог теперь понять, что такое совершил. Он напугал их, это точно. Они шарахнулись в разные стороны и прижали уши как кролики. Но что было бы если бы они остались лежать на полу, истекая кровью? Как твердо убежденный пацифист, Дирк не смел себе этого представить. «Что бы вы стали делать, если бы в лесу на вашу девушку напали и на ваших глазах начали насиловать? Наблюдать? Кричать? Действовать?» Когда речь шла о том, чтобы его приняли в ряды противников применения силы, Дирк должен был дать один из трех возможных ответов на этот вопрос. Тогда это казалось игрой.
«Правда, в конце концов, ничего не произошло, – успокаивал он себя. – Но я ведь хотел, чтобы что-то произошло, – появляется у него новая мысль, – только не могу себе в этом признаться». И эта мысль утешила его.


Гюнтер и Линда уже через двадцать минут на пути домой. Линда молчалива, происшествие совсем испортило ей настроение. Она погрузилась в размышления. Что она здесь делает? Неужели это то, что ей нужно? Отношения с женатым мужчиной, которого она даже не любит, но который может ей дать все, о чем раньше она не могла мечтать.
Гюнтер понял, что фортуна отвернулась от него. Он попытался развеселить Линду.
– Это был почтальон, клянусь, – сегодня утром я отправил тебе любовное послание, и, похоже, он решил доставить его с максимальной точностью…
Гюнтер бросил на Линду взгляд, но она отрешенно смотрела на габаритные огни идущего впереди автомобиля, словно в них было скрыто решение загадки.
– Это был несчастный случай, Линда, почему ты так переживаешь? Полиция уже в курсе, все остальное нас не касается.
– Но осколки могли смертельно ранить нас. И тебе не кажется странным, что такое случилось одновременно с нами обоими?
Линда говорила агрессивным тоном, более агрессивным, чем мог предположить Гюнтер.
Он успокаивающе положил руку на ее плечо.
– Я намерен оформить наши отношения официально.
– Какие отношения? – словно выстрел пистолета.
Реальность разрушила его мечты. Все это было далеко не так счастливо. Проехав указатель, Гюнтер свернул на шоссе.
– Если бы все подошло к каким-то отношениям, – уточнил он чуть мягче, – это дало бы мне основания изменить свою жизнь.
– Это может означать очень многое, – равнодушно ответила Линда.
Она неподвижно смотрела вперед, чувствуя себя подавленной, словно кто-то полностью лишил ее энергии.
В этом она, конечно, права, подумал Гюнтер, прибавив скорость. Трасса впереди пустая, он включил дальний свет. Свет мощных фар простирался далеко вперед, выхватывая из темноты стоящие по обочинам большие деревья.
– Это означает лишь то, что я не приемлю компромиссов, – проговорил он, наконец.
Линда смотрела в боковое окно на проплывающий мимо темный ландшафт.
– Ты решил развестись? – Она открыто провоцировала его, чтобы перекрыть все пути к отступлению.
– Если ты меня любишь, да!
К такому ответу Линда не была готова. Она в изумлении взглянула на Гюнтера.
Гюнтер уверенно улыбнулся ей – так, словно это спонтанно произнесенное предложение и есть решение, на пороге которого он сейчас стоит. Он человек слова. Но Гюнтер улыбается и кое-чему еще: ему хорошо известна подоплека этой фразы. Раздумывая над этим, он вспоминает проглоченную пилюлю, которая должна уже начать действовать.
Спустя полчаса Линда вышла из машины возле своего дома. Чувства ее в смятении.
– Можно подняться к тебе? Только на чашку кофе? – Гюнтер обошел вокруг машины, приблизился к Линде и положил руки ей на плечи.
Линда посмотрела на него.
– Не понимаю! Ты действительно намерен развестись? Почему? Неужели только из-за меня?!
– Других причин в моей теперешней жизни нет.
– Не злись, но сейчас всего этого для меня слишком много. – Линда поцеловала его в обе щеки. – Большое спасибо за все, за этот вечер и за это. – Она обвела глазами свое новое платье. – Но сейчас мне нужно немного воздуха!
– Воздуха? – удивился Гюнтер.
– Чтобы вздохнуть свободно. Свободное пространство. Время, чтобы подумать. Назови это как хочешь!
– Жаль! Я бы охотно обсудил с тобой все эти вопросы!
– Если можно, в другой раз. Не сердись, но сегодня мне выпало слишком много переживаний.
Гюнтер обнял ее за плечи и проводил до двери подъезда.
– Ты можешь еще все обдумать у себя наверху. Номер моего мобильного телефона у тебя есть. Я сразу приду, обещаю!
Линда сейчас вообще не уверена, что она может что-то обещать. Открыв дверь подъезда, она вошла в дом.


Марион уже спала, когда в ее сознание проник шум открываемых ворот гаража. Сначала ей показалось, что это происходит во сне. Но потом сон стал явью. Марион посмотрела на часы. Полночь уже миновала, но еще не так поздно. Это говорит в пользу мужа и в пользу того, что он не оказал ей с этим боулингом медвежью услугу. Во всяком случае, можно уже успокоиться. Она решила притвориться спящей, чтобы не дать мужу повод думать, будто не спала из-за его похождений до столь позднего времени.
Гюнтер радовался, что, наконец, добрался до гаража. Кажется, эксперимент с этой голубенькой пилюлькой сыграл с ним дурную шутку. Его сердце билось как сумасшедшее. Moors in coitu, пришло ему на ум, когда он вылез из машины. Смысл этой фразы даже Гюнтеру, не знавшему латыни, понятен без перевода. Внезапная смерть во сне. То, над чем он прежде смеялся: кто умер во время полового акта, тот сам виноват. Но с этой голубой пилюлей в крови? Может, он умер уже до этого. Не было ли от этой виагры смертельных случаев? Неужели он будет следующим, так и не достигнув цели, не сумев овладеть юным телом Линды?.. Гюнтер пытался отделаться от этих мыслей, поднимаясь наверх.
А если пилюля вообще не действует? До сих пор Гюнтер ничего особенного не чувствовал. Вот был бы провал, если бы он остался с Линдой! Может, все и изменилось только от одного взгляда на нее. Значит ли это, что плоть реагирует на пилюлю, только когда есть внешний раздражитель? Лежа в ванне, Гюнтер начал фантазировать, слегка поглаживать себя, хотя такие вещи ему неприятны, и вскоре, исполненный гордости, заметил, что его достоинство шевелится и постепенно твердеет. «Ох, Линда, – подумал он, – теперь у меня есть кое-что для тебя». Гюнтер встал, повернулся к зеркалу одним боком, потом другим, посмотрел сверху и пришел в восхищение. Но какая досада! Линды здесь нет. И его суперэрекции никто не оценит. Остается лишь запечатлеть ее на фото, чтобы продемонстрировать потом всему миру. Или Марион?


Не успел Гюнтер свернуть за угол дома, как Линда спустилась в гараж, села в свою машину и отправилась в центр города. Стремление оказаться рядом с Дирком гнало ее к нему домой. Сначала она искала его машину и прочесывала одну за другой близлежащие улицы. Но нигде не нашла его рыдван. В конце концов, Линда припарковала машину прямо перед подъездом Дирка, под знаком, запрещающим даже останавливаться в этом месте, достала ключ от двери, который все еще оставался у нее, и вошла в подъезд. Ее сердце билось все сильнее, пока она шаг за шагом поднималась на его этаж. Что, если Дирк посмеялся над ней, не хочет ее больше знать и в его постели теперь лежит другая? Ей, наверное, следовало переодеться, прежде чем ехать к нему. Это платье может вызвать у него шок. Но думая об этом, Линда уже открыла дверь и вошла в квартиру. Он подумает, что это взломщик.
– Дирк! – прошептала Линда, шаря рукой по стене в поисках выключателя. – Дирк, не пугайся, это я, Линда. Мне нужно с тобой поговорить.
Линда пробралась к кровати и пощупала покрывало. Может, он лежит под ним? Разочарованная, она села на пустую кровать. Где, черт возьми, он в такое время? Поразмыслив, Линда встала, пошла к холодильнику и заглянула внутрь. Блюдце с нарезанными кусками колбасы и ветчины, края которых давно засохли, полпачки масла, несколько баночек с йогуртами, бутылка белого вина и бутылка красного. Линда подумала, не выпить ли стаканчик белого, но решила отложить это и направилась в ванную. Там Линда осознала, насколько она неуместна в этой обстановке в своем дорогом платье. Дирк с неприязнью стоял бы напротив нее, и никакого разговора не получилось бы. Тем не менее, Линда никак не может решить, уйти ей или остаться. В конце концов, она легла, не раздеваясь, на кровать. Линда размышляла о себе, о жизни, о Дирке, о будущем, обо всем, что приходит в голову. И незаметно заснула.


Марион перестала понимать этот мир. Все последнее время Гюнтер обходился с ней так, словно она покрылась сыпью или, еще того хуже, заразилась чумой. И что теперь! Следует ли воспринимать это как проявление любви? Как искупление? Как мольбу о прощении? Или он просто успокоился? Едва оказавшись в постели жены, Гюнтер начал уговаривать ее. Сначала погладил по очереди груди, затем его рука скользнула ниже и стала двигаться более властно. Наконец он прошептал:
– Иди ко мне, Марион, иди же – ведь ты моя жена!
Марион не знала, как реагировать. Выкинуть его из постели? Но что последует за этим? Мысли о будущем удержали ее от этого шага. Когда Гюнтер начал стимулировать ее, скорее больно, чем приятно, Марион подумала, что ее недовольство еще более разозлит его. И уже поворачиваясь, чтобы отдаться мужу, она решила, что и в самом деле они давно не были близки и что она имеет на это право.


Дирк был слишком возбужден, чтобы сразу поехать домой. Он направился в бар, куда обычно заходил выпить пива, и обнаружил, что там еще есть несколько припозднившихся посетителей. Дирк заказал одну кружку, потом вторую, а на третьей все только что пережитое начало медленно отступать и забываться. Он почти все время оставался у стойки один, но время от времени кое-кто из посетителей подходил к нему, и вот Дирк вступил в разговор с какой-то темноволосой девицей, почему-то напомнившей ему Линду, хотя она и не была такой симпатичной, как та. Она представилась ему как Петра, оказалось, что она тоже студентка, сразу нашлась общая тема, полились истории о профессорах, экзаменах, студенческих проделках, переполненных лекционных залах.
В четыре утра хозяин объявил, что закрывает заведение.
– Я хотел бы пригласить тебя на кофе, – сказал Дирк уже на улице. – Я живу совсем недалеко отсюда.
Петра помахала рукой своим друзьям. Молодые люди ухмыльнулись, и Дирк понял, о чем все подумали. Ну, так что ж, сказал он себе, раз она такая отчаянная голова, это совсем не так плохо.


Очнувшись, Линда не сразу сообразила, где она. У Дирка? Затем постепенно вспомнила, что вошла в квартиру Дирка в его отсутствие. Это случилось под воздействием спиртного или от чего-то еще – не важно. Линда спрыгнула с кровати, оправила платье и начала искать свои туфли. Как ей могла прийти в голову мысль попытаться что-то изменить? Или спасти их отношения? Или… Она сама не знает, что «или». Надеялась на прощение? Прощение за что? Хотела начать все сначала? А это должно было исходить от нее?
– Она направилась к двери и, выйдя на лестничную площадку, протянула руку к выключателю, но внезапно свет включился сам. Линда отступила назад. С первого этажа доносились голоса. Один низкий, мужской, второй высокий, оба смеялись. Линда стояла как завороженная и прислушивалась. Она пыталась что-то рассмотреть сверху сквозь лестничные пролеты, но увидеть ничего нельзя, шахта очень узкая. Проклятие! Линда наклонилась еще ниже, но тщетно. Фигуры были недоступны ее взгляду, но голоса звучали все ближе. Впрочем, до того момента, как парочка вступила на последний лестничный марш, Линде стало ясно: это Дирк. С женщиной. Линда глубоко вздохнула, размышляя, как поступить. Пойти им навстречу и влепить ему пощечину? Или пройти мимо, словно он для нее никто? Но такие сцены не ее стиль общения, к тому же Линде интересно, что тут происходит. Не дыша, она поднялась на этаж выше. Там затаилась и осторожно наблюдала за ними через перила. Вслушиваясь в то, о чем и, главное, как они говорят, Линда почувствовала озноб. Ведь она могла еще, и сейчас лежать в постели Дирка! Как же наивна она была, надеясь, что разговор с Дирком все решит и исправит. Она выставила бы себя на посмешище.


Дирк впервые за последнее время почувствовал себя более или менее нормально. Он снова обрел способность от души смеяться, и, даже если в основном это обусловлено спиртным, ему все равно хорошо. И у него есть девушка, конечно, не совсем похожая на Линду, но тоже довольно милая и, кажется, не слишком закомплексованная. Преодолевая с ней этаж за этажом, не переставая сыпать шутками и анекдотами, Дирк задумался: а что, если те ребята, которые были с ней, оказались бы правы в своих предположениях? Что, если Петра хочет его? Интересно, у него осталось дома хоть несколько презервативов? Уже перед самой дверью, когда Дирк шарил по карманам в поисках ключа, эти мысли внезапно оборвались: он уловил запах духов. Обескураженный, Дирк на мгновение замер: он не мог поверить своему открытию. Точно, пахло именно духами. Линда? Дирк огляделся. Петра игриво ткнула его пальцем в грудь.
– Что-то не так, Робин Гуд? На горизонте обозначился шериф?
Она весело рассмеялась своей шутке, Линда вжалась в стену, а Дирк открыл дверь.
– Нет, все чисто, ночь принадлежит нам, – говорит он больше для себя, словно заклинание, чтобы победить в себе злого колдуна.
* * *
Линда еще несколько минут стояла в своем углу этажом выше, дожидаясь, пока автоматика не отключит в подъезде свет. Она все еще не могла осознать увиденное. Ну, то, что Дирк завел себе другую подругу, так или иначе, объяснимо. Но она же гораздо хуже ее, Линды, по всем параметрам. «Что он в ней нашел?» – спрашивала она себя, тихо спускаясь вниз и с ужасом представляя себе, что происходит сейчас за дверью, из которой несколько мгновений назад вышла. Интересно, на нем неизменные серые трусы? Или по случаю этой высокоэротичной ночи Дирк нацепил что-то поновее? Предложит ли он ей красное вино, которое стоит в холодильнике, или она сама нальет себе, без особых церемоний? Переполненная злобой и горечью, Линда спустилась еще на один этаж в полной темноте и только после этого включила свет в подъезде. Через секунду ее посетила мысль, от которой в крови забушевал адреналин. Где ее связка ключей? Что, если она забыла их в квартире Дирка, а дверь в подъезд окажется заперта изнутри? Тогда раньше шести часов утра ей из подъезда не выбраться. Но ключи нашлись в сумке Линды, а рассеянность Дирка сказалась и здесь: он забыл закрыть дверь в подъезде. Теперь Линде ничто не мешало уйти из жизни Дирка.


От удара грома рано утром в четверг Марион подскочила в постели. Что это было? Грабитель? Потом она услышала тихий рокот в отдалении и сразу вслед за этим – еще один мощный раскат. Должно быть, центр грозы прямо над Рёмерсфельдом. Марион встала с постели и раздвинула плотные шторы на окнах спальни. Темные, тяжелые тучи нависли прямо над садом. С неба посыпался град. Вот незадача, подумала Марион, видя, как крупные градины начали молотить по цветочным клумбам. Все, цветам конец. Раздраженно задернув занавески, она посмотрела на часы. Через двадцать минут прозвенит будильник. От ночного столика ее взгляд переместился на ту половину кровати, где спит Гюнтер. Но его место уже опустело. Как ни удивительно, но он встал раньше ее. Марион накинула халат и поспешила в ванную. Гюнтер уже брился и бросил на нее не совсем дружелюбный взгляд.
– Доброе утро. – Марион заставила себя произнести эти слова весело и ласково, подходя к туалетному столику.
Слов Гюнтера она не разобрала.
– Ты бурчишь, словно гроза на улице. Что-то не так? Он стоял в пижаме перед зеркалом, широко расставив ноги, и морщился при каждом движении бритвы.
– Ты же видишь, что я бреюсь.
– Что заставило тебя подняться так рано? – спросила Марион, взяв в руки зубную щетку.
Он брызгал в лицо лосьоном после бритья. Марион посмотрела на флакон.
– Ага, «Холодная вода», лосьон после бритья для мужчин с атлетическим телосложением! – Она бросила на мужа иронический взгляд, потому что в пижаме он при всем желании не в состоянии спрятать живот, который заметно выпирал из-под широкой резинки.
– Я же постоянно говорю тебе, чтобы ты не готовила такую калорийную пищу. В этом и ты виновата. – Кивнув на живот, Гюнтер взял расческу, смочил ее и начал зачесывать назад свои короткие волосы.
Марион внимательно наблюдала за ним.
– Что-то не так? – спросил он более дружелюбно.
– Я имею право хоть иногда посмотреть на своего мужа внимательнее, чем обычно. В конце концов, я твоя жена, – ответила Марион, удивляясь своему любезному тону.
Но Гюнтер не заметил этого и пошел в спальню, чтобы одеться.
– Через пять дней у меня день рождения, Гюнтер, как мы отметим его? Устроим продленные выходные для двоих? Позовем гостей? Или поедем вечером поужинать?
Гюнтер обернулся к ней. Она стояла, опустив руки, в проеме двери. «Что с ней произошло»? – подумал Гюнтер и, выбирая в шкафу белую сорочку, вдруг понял, откуда такая перемена в ее настроении. Она была там, с камнем, он сразу заподозрил. Она видела его вместе с Линдой и решила вернуть в семью, чего бы это ни стоило. Но Марион заблуждается.
– Может, ты думаешь о «Паласе»? – заискивающим голосом поинтересовался Гюнтер.
– Хорошая мысль. – Марион непринужденно улыбнулась. – Там мы действительно не были очень давно. Я сейчас же забронирую столик на следующий вторник.
Гюнтер промолчал, не зная, как расценивать все это. Она что, играет с ним? Или ему только кажется, что играет?


Ровно в восемь утра Манфред стоял у дверей банка. Он первый клиент – решетка, преграждающая вход, еще даже не открыта. Манфред не похож на нуждающегося, поэтому, чтобы получить заветные 180 тысяч, ему надо идти в отдел кредитования. Манфред более пунктуален, чем ответственный сотрудник отдела, которого приходится ждать десять минут. Господин Бибер, в темно-коричневом костюме, желтом галстуке и с прической, закрепленной лаком для волос, извинился за опоздание, произнеся неожиданный для такого случая монолог. Из чего Манфред сделал вывод, что все это время господин Бибер провел в туалете. Потом разговор перешел в серьезное русло. Господин Бибер сосредоточился на экране монитора, разыскивая там информацию, которую содержит база данных о Манфреде Бушельмейере.
– Как вы можете подтвердить возврат 180 тысяч марок? – спросил он, наконец, и по тону Бибера Манфред сразу понял, что за этим последует.
– У меня нет собственности, которая стоит 180 тысяч марок, – ответил он, – иначе я не стал бы обременять вас. Деньги мне необходимы на очень короткое время, самое большее на восемь недель. Я инвестирую их в гарантированно прибыльное дело!
Взгляд Бибера сказал ему все.
– Возьмите их не в частном порядке, господин Бушельмейер. Гарантированно прибыльные сделки в наше время либо очень редки, либо, скорее всего, вообще не осуществляются. – На какое-то время воцарилась гробовая тишина. Манфред, слегка подавшись вперед в своем маленьком кресле, рассматривал календарь за спиной Бибера. – Но я могу сделать вам, учитывая ваш постоянный доход, одно предложение.
– Что за предложение? – скептически осведомился Манфред.
– Вы сообщите мне, какова ваша зарплата и какие дополнительные доходы вы получаете ежемесячно, включая сведения об автомобиле, квартире и страховках, а мы просчитаем ваши возможности и предложим соответствующую сумму.
– Потрясающее предложение, – саркастически заметил Манфред.
– Исходя из того, что мы знаем о вас на данный момент, речь может идти о сумме от 25 тысяч до 30 тысяч марок.
Манфред поднялся.
– Очень любезно. Я, пожалуй, подумаю над этим.
Покидая здание банка, Манфред уже совершенно точно знал, что будет действовать совсем иначе.


Когда Гюнтер вырвался из дома, его охватило ощущение, словно он повис в воздухе. К тому же его терзала головная боль. Почти полночи он не мог уснуть, потом выслушал странные намеки Марион. Надо предъявить иск этому идиоту аптекарю. В Америке он наверняка имел бы кучу шансов получить возмещение за то, что ему пришлось проверять действие пилюль совсем не на той женщине.
У себя на фирме Гюнтер появился гораздо раньше, чем обычно. Здесь было еще так тихо и спокойно, что он спросил себя, почему ему никогда раньше не приходило в голову приезжать на работу пораньше. Ковер на полу в коридоре приглушал шаги, дверь между секретариатом и его кабинетом была открыта. Гюнтер вошел, но заготовленное «доброе утро» застряло у него в горле. На письменном столе Гюнтера спиной к двери, как всегда безукоризненная и милая, сидела секретарша и беседовала по телефону на английском языке. Гюнтер замер и прислушался. Похоже, она звонит в Америку. Очень жаль, что он не владеет языком: было бы весьма интересно узнать, о чем она рассказывает. Судя по всему, разговор приятный. Секретарша оживленно жестикулировала и смеялась. Гюнтер легонько коснулся ее плеча, и она, вздрогнув от неожиданности, быстро положила трубку.
– Вы делаете это каждый день? – осведомился Гюнтер, когда она, красная от смущения, соскочила со стола и суетливо начала поправлять костюм.
– Это, – заикаясь, пробормотала секретарша, – касалось ваших интересов, и мы кое о чем договорились!
– Я могу проверить, что это был за звонок. Куда, какое время он длился и сколько стоит. Но надо ли нам знать все это так точно?
Побледнев, секретарша пристыжено опустила глаза.
– Мне очень жаль. Я оплачу счет за разговор.
– С кем же вы так мило беседовали?
– С моим другом… Он в армии.
– Как долго?
– Мы познакомились три года назад в Нью-Йорке.
Гюнтер обошел стол.
– И с этого времени вы ежедневно звоните ему отсюда? Полагаете, вашей зарплаты хватит, чтобы возместить все расходы? – Секретарша всплеснула руками. Гюнтер опустился в кресло. – Я подумаю о том, что произошло. А пока принесите мне кофе.


Марион тоже пила в это время кофе, с молоком. Свой ежедневный утренний кофе, с которого она начинала каждый день, когда Гюнтер уходил из дому. Марион перелистывала страницы ежедневной городской газеты: никаких статей про радар больше в прессе не появилось. Но и торжественное мероприятие в боулинг-клубе газетчики почему-то оставили без внимания. Марион открыла страницу с экономическими материалами, бегло просмотрела ее и решила начать день спокойно, не выходя из дома, поскольку после утренней грозы дождь продолжал моросить.
После восьми часов она вспомнила про господина из архива, который должен появиться сегодня на своем рабочем месте. Марион позвонила в городскую управу, и там действительно сняли трубку.
Часто дыша, господин заявил, что для получения справки о владельце соответствующего участка земли должны быть веские основания.
– Основания достаточно веские, – заявила Марион. – Я собираюсь купить этот участок.
Возражение, что подобные вещи не обсуждаются по телефону, Марион пропустила мимо ушей.
В конце концов, служащий сказал, что для получения сведений должен просмотреть книгу записей. Марион расценила это как успех.
– Я подожду. – Она потянулась к чашке кофе. Спустя некоторое время из трубки снова раздался голос:
– Госпожа Шмидт?
– Да-да. Слушаю вас.
– Госпожа Марион Шмидт?
– Да.
– По моим сведениям, этот участок земли, регистрационный номер 4377/3, принадлежит Максу и Берте Дреер. Но это сведения не сегодняшнего дня, должен сказать. Вчера я не был в офисе, и многое могло измениться.
Что могло измениться? Марион поблагодарила собеседника и повесила трубку. Макс Дреер, бормотала она, листая телефонный справочник. Ага, пограничные территории. До этого ей следовало додуматься и самой. Позвонить? Нет, с такими людьми лучше общаться непосредственно. Марион быстро поднялась, чтобы немедленно приступить к выполнению этой задачи.


Такого с Гюнтером еще не случалось. Во всяком случае, подобные вещи бывали не столь часто. Как знать, кто еще в фирме подставляет его и какие деньги утекают со счетов, если особы вроде его секретарши допущены к бухгалтерии? Гюнтер все больше склонялся к мысли уволить ее, но не знал, достаточное ли основание для этого такой поступок. Кроме того, чтобы найти и обучить новую, нужно много терпения, нервов и денег. Так что, возможно, ее телефонные звонки обойдутся значительно дешевле. Но отступать было не в его правилах. Все должны знать, что Гюнтер Шмидт никогда не меняет принятых решений.
Зазвонил телефон. Гюнтер, не желая, чтобы ему мешали, недовольно снял трубку.
– Просят вас соединить.
– Кто это?
Не хватало еще, чтобы она сказала, будто не расслышала фамилии. На сегодня это было бы слишком.
– Женщина… – Секретарша помедлила. – Хаген.
– Хаген?
– Да, госпожа Хаген.
Сердце Гюнтера едва не выскочило из груди.
– Соедините!
– Здравствуй, Гюнтер!
– Доброе утро, Линда. Как хорошо, что ты позвонила…
Гюнтер замер от напряжения. Неужели Отставка, полная отставка после вчерашнего фиаско?
– Я хочу спросить, когда мы полетим в Париж.
– В Париж? – Он оцепенел.
– Да, в Париж…
Линда говорит совсем иным тоном, чем прежде. Мягче, ласковее. Многообещающе!
– Да, Господи, когда ты захочешь! – Его бросило в жар. Неужели он у цели? – Ты где?
– Дома.
Гюнтер посмотрел на часы.
– В рабочее время? Что случилось? Ты больна?
– Я подумала, что, может, ты придешь на ленч…
«Ленч?».
Потрясенный Гюнтер замер в своем кресле.
«Возможно ли это? Что это значит? Почему так внезапно?»
Он откашлялся.
– Что принести?
– Ничего. Все есть. Все-е-е!
Это все Линда произнесла таким голосом, что Гюнтер пулей вскочил с места. У него перехватило дыхание.
– Еду!
Приехав в свой офис, Манфред устроил себе беспроцентный кредит. Три из подписанных им вчера платежки на общую сумму 182 350 марок он переписал на свое имя. Как только деньги за землю вернутся назад, он выровняет счета. И подлог никто не заметит, если только не начнет внимательно анализировать учет. А к этому ни у кого не будет никаких оснований. Успокоившись, в хорошем настроении, Манфред позвонил Аннемари Розер и сообщил, что она может получить деньги сегодня вечером и считать сделку оформленной.
– Но вы же еще не читали условия договора, – возразила она.
– Я прочту договор сегодня вечером, времени будет достаточно.
Манфред удовлетворенно потирал руки. Наконец и этот супермаркет принес хоть какую-то пользу. Руководителя фирмы на государственной службе предприниматели считают чем-то вроде собаки на цепи. Это источник дохода для любого, кто хитрее. Но теперь Манфред покажет всем, что он не пес на цепи, а господин и хозяин.
Теперь надо только открыть счет в банке, где его никто не знает. Перенаправить туда средства с платежек и какое-то количество собственных средств, тогда он сможет снять деньги со счета и станет первым человеком в Рёмерсфельде.
* * *
Линда решила выбросить из дома все, что связывало ее с прежней жизнью, было дорого и близко ей.
Едва прозвенел будильник, она выключила его, собираясь еще час поспать. Затем позвонила в свой парфюмерный магазин и сообщила, что заболела. Острые боли в животе – грипп или что-то еще, но, наверное, все-таки не аппендицит. Так как коллеги знали, что Линда тонкая и чувствительная натура, объяснять истинные причины своего прогула было бы глупо. Они замучили бы ее нелепыми советами.
Линда сунула в холодильник бутылку шампанского, встала под душ, уложила волосы и позвонила Гюнтеру. В том, что он придет сразу, она не сомневалась. И что он будет ожидать от этого визита, тоже. Линда собиралась дать ему то, чего Дирк теперь никогда больше не получит, и не только это – все, о чем Дирк мог только мечтать. Она заставит ползать его на коленях и бросать перед ней деньги, потому что все мужчины – свиньи!


Ночь с Петрой прошла у Дирка именно так, как он предполагал. Она выпила кофе, а потом с такой же легкостью отдалась ему. Это было как бальзам на душу. Наконец появился кто-то, кого он смог, по-видимому, удовлетворить. Но потом, когда рассвело, Дирк понял, что Петра совсем не Линда, и боль подступила снова. Он сел к письменному столу, намереваясь поработать, однако его мысли были далеко, и Дирк поймал себя на том, что делает какие-то пометки на листе бумаги. «План мести», – написал Дирк большими буквами по всей ширине листа, а внизу – перечень мероприятий, которые, как он полагал, помогут ему уничтожить Гюнтера. Начинался этот перечень с пункта «Проинформировать Марион», а заканчивался словом «пристрелить».
Но тут Дирку пришло в голову, что он попал в замкнутый круг, из которого никак не может вырваться. Вспомнив о своей вчерашней выходке и о том, чем все могло кончиться, он решил пока закрыть тему. Дирк скомкал лист бумаги и швырнул его в мусорную корзину. Какой смысл ломать из-за Гюнтера свою жизнь? Взяв ключи, он встал. Надо пройтись. Свежий воздух поможет ему. Следует также подумать о том, что сказать Петре, если та позвонит. «Мне очень жаль, было так хорошо, но все это в прошлом»? Или стоит сохранить ее на тот случай, если снова станет невмоготу? Дирк открыл дверь и вышел на лестницу. «Это было бы нечестно, – подумал он. – И это не мой стиль поведения. Или?..» Дверь захлопнулась за ним, и он побежал вниз по лестнице.


Марион сидела в машине и ломала голову над тем, что произошло. Берта Дреер дала ей от ворот поворот. В своих дырявых резиновых калошах, засаленной юбке и перепачканном пуловере она держалась безапелляционно и заявила, что землю продала, а с ворьем из города не желает больше иметь никаких отношений. Продолжать разговор Марион не стала. Она не поручилась бы, что в этот ранний утренний час хозяйка не пьяна и находится в здравом уме. Марион еще немного постояла рядом со своей машиной, надеясь, что кто-то даст ей информацию, но Макса Дреера нигде не было видно, а Берта наградила ее злобным взглядом, в очередной раз проходя по двору. Марион стояла одна, окруженная атрибутами фермерского хозяйства: полуразрушенными сараями, конюшнями и прочим. Все это контрастировало с ее шикарным кабриолетом «БМВ». В розовом платье с позолоченными пуговицами она казалась инопланетянкой, прилетевшей на эту Землю из далекой галактики.
Марион пыталась упорядочить свои мысли. Невозможно! Разве несколькими часами раньше этот рохля из архива не сказал ей, что земля принадлежит старикам? Либо старуха совсем выжила из ума и не знает, чем владеет, либо кто-то побывал у нее незадолго до нее.
Наконец Марион завела машину. Пора внести ясность во все. Она сейчас же поедет в архив к этому недоумку и прямо спросит его, что происходит.


Бросив взгляд на календарь встреч, Гюнтер подошел к секретарше, которая занималась какими-то подсчетами.
– Не могу припомнить свой распорядок на ближайшие два-три часа, – сказал он. – Перенесите мои встречи! – С этими словами Гюнтер направился к двери, но, обернувшись, великодушно добавил: – Об истории с вашим другом пока забудем. – Он открыл дверь, вышел, но снова обернулся: – За это вы сделаете для меня кое-что доброе! В какой форме – мы решим! – По выражению ее лица Гюнтер понял, о чем она подумала, но ему это безразлично. О сексуальных домогательствах речь не идет, только об искуплении вины.
Заехав в цветочный магазин, Гюнтер купил вазу с цветами.
– Не вынимайте, упакуйте так, как есть. – Он забрал свою покупку и, строго следя за тем, чтобы стрелка спидометра не переходила отметку шестьдесят километров в час, направился к Линде в «гетто».


Клаус не верил своим ушам. Он же только вчера провернул, можно сказать, сделку своей жизни, а Гюнтер отказался с ним встретиться. Клаус пытался дозвониться ему по сотовому телефону, но там работала только голосовая почта. Тогда Клаус произнес: «Перезвони мне срочно», – потому что не собирался доверять сотовой телефонной сети в своей стране какие-либо секретные сведения.
– Ты что? Разве можно быть таким невежливым? Регина появилась у него за спиной, забрала трубку и начала массировать мужу затылок.
– Твоя поездка вчера была такой напряженной?
– Напряженной, но очень успешной. – Клаус поцеловал ей руку.
Они все еще сидели за столом, накрытым для завтрака в зимнем саду позже, чем обычно. Регина роскошно сервировала стол: цветная посуда, соответствующая скатерть, корзиночка для хлеба, наполненная свежайшими рогаликами и булочками, домашний джем, блюдо с мясным ассорти и кусочками сыра, только что выжатый морковный сок. А по случаю столь редкого праздника, как совместный неторопливый завтрак, еще и омлет с шинкой и грибами. В этот момент солнечные лучи пробились наконец через стеклянную крышу, и все растения преобразились. Непогода постепенно угомонилась, страшный град закончился, да и дождь постепенно затихал. Клаус притянул Регину к себе и усадил на колени.
– У меня есть к тебе предложение: я принесу из холодильника бутылку шампанского, а ты пока подумай, куда хотела бы вместе со мной поехать или полететь. Я имею в виду небольшое, но красивое путешествие в какой-нибудь из восхитительных городов вроде Милана, Парижа, Рима, Венеции или Амстердама. Выбирай!
– Это серьезно? – Регина бросилась мужу на шею, а Бобби встревожено поднял морду от пола, где он по привычке растянулся и настороженно тявкнул.
– Конечно, серьезно. И к тебе это тоже относится, пес! Только смотри! – Клаус поцеловал Регину, что сопровождалось очередным тявканьем Бобби. – Я должен следить, чтобы он не украл у меня мое семейное счастье, – засмеялся Клаус, высвободился из объятий Регины, потрепал собаку по загривку и пошел на кухню.
– Bay, Бобби, ты слышал это? Поездка по лучшим городам мира! – Она восхищается своим псом, который внимательно слушает, что Регина говорит об Италии, о каналах Венеции, о модах Милана, культуре Рима. Но тут ей пришло в голову, что Бобби не сможет лететь с ней. – Мы выберем Париж, – утешает она его. – Туда мы поедем на машине. Места хватит всем!
– Думаю, ты можешь доверить эту метлу своей подруге Аннемари Розер. С ним у нее не будет никаких проблем. – Клаус вернулся и поставил на стол бокалы и бутылку.
– В приют? – изумилась Регина.
– Back to the roots,
type="note" l:href="#n_4">[4]
– улыбнулся Клаус, но по лицу Регины заметил, что шутка ей не по душе. – Мы найдем ему хорошую девочку, – успокоил он жену и, повернувшись к Бобби, добавил: – Симпатичную…


Манфред положил три исправленные платежки в свой портфель и туда же – чековую книжку. Оставшиеся документы отдал в секретариат. Их следовало сегодня же провести через банк. Что касалось недостающих чеков, Манфред объяснил это тем, что сегодня после обеда должен обсудить кое-какие детали прохождения денег. Надо также посмотреть, как работает один из конкурирующих с ними супермаркетов в Штутгарте. Очень уж много о последнем шло разговоров.
Все выразили понимание того, сколь необходима его командировка, или изображали понимание, и Манфред в прекрасном расположении духа отбыл из офиса. По пути в Штутгарт он раз за разом продумывал свой план. Снять деньги наличными было бы для него менее опасно, чем рассчитываться при помощи чека. На проверку подлинности чеков уйдет время, в течение которого в бухгалтерии могут обнаружить подлог. Тем более что эта мымра хочет получить свои деньги уже сегодня, а проверка может затянуться надолго.


Рубашка прилипла к спине Гюнтера, хотя он включил кондиционер в своем лимузине на полную мощность. Мысли роились в его голове, пока он загонял машину в подземный гараж. Вдруг он не так понял слова Линды? До сих пор она вела себя очень осторожно и не выказывала готовности лечь с ним в постель. Может, дело в утренней непогоде – в том, что она чутко реагирует на электрические поля, магнитные бури, метеозависима и ее поведение непредсказуемо?
«Ты еще совсем ребенок, моя хорошая», – сказал про себя Гюнтер, поднимаясь с огромным букетом в лифте. В сущности, она может быть самой собой. Он хочет владеть ею, быть с ней. Хочет показать всем, что все еще соответствует ее молодым запросам. Это должен видеть каждый, как и то, что ему не нужна никакая виагра. Кстати, где упаковка с таблетками? Стоит ли еще раз пробовать? Что, если он сейчас примет пилюлю, а потом выяснится, что у Линды совсем другие намерения? И что делать, если ему придется вернуться в офис с выпирающим из брюк пенисом?
Гюнтер ухмыльнулся. Мысль о том, что он покажется подчиненным половым гигантом, польстила ему. Жаль, что женщины обладают собственной волей. Мир затрещал по швам с тех пор, как не стало настоящих лидеров. Наверное, он, Гюнтер, один из тех людей, в которых нуждается Германия: авторитарный, с железной волей, непреклонный, солидный.
Лифт остановился, и Гюнтер вышел. Опустив свободную руку в карман, он слегка пошарил там. «Мой дорогой дружок, мой проныра говорит, что мы, наконец, у цели».


Марион до смерти рассердилась. Этого болвана, этого бумажного червя снова нет на месте. Коллега, с которой он делит свой кабинет, показала на его заваленный бумагами рабочий стол и с сожалением заметила, что под ворохом бумаг скорее всего и отыщутся сведения, интересующие Марион, но она не может позволить себе залезть в чужие документы. Коллега, оказывается, отбыл на очень важную встречу и сегодня будет вести прием только после обеда. Потом с легким ехидством добавила, что о визите следует договариваться предварительно по телефону.
– С человеком, которого постоянно нет на месте, трудно договориться по телефону, – возразила Марион, закрывая за собой дверь.
Она сама просмотрела бы почту этого бездельника. Ей понадобилось бы не более пяти минут, чтобы найти интересующие ее документы. Марион задумчиво стояла посреди длинного коридора городской управы. Может, дождаться, пока эта женщина выйдет из кабинета и быстро заскочить туда? Будь у Марион с собой сотовый телефон, она позвонила бы в кабинет и попросила эту мадам подойти к выходу. Времени хватило бы. А что, если кто-нибудь зайдет в кабинет? Как тогда оправдываться? Рыться в бумагах государственного служащего? Попытка подлога? Кража государственных документов? Или шпионаж? Отвергнув эту идею, Марион пошла к широкой лестнице, ведущей к выходу из городской управы. Она так и не узнала, кто и за сколько купил этот участок земли, но не сомневалась, что если бы это был Гюнтер, то еще сегодня утром он сказал бы ей об этом – не словами, так поведением. Может, она еще успеет вбросить в игру свои карты, может, купивший эту землю даже не догадывается, что у него в руках. Пожалуй, стоит рассчитывать на этот вариант, но прежде чем вступать в игру, хорошо бы понять, как высоко она может поднимать ставки. Марион посмотрела на часы. Времени еще хватит, чтобы спокойно оценить свои возможности.


Линда увидела через глазок Гюнтера, подходящего к ее двери. «У тебя есть еще время одуматься, – сказала она себе. – Можешь не открывать дверь, если у тебя нет настроения!» Но, похоже, желание иметь мужчину, который ухаживает так изящно, как Гюнтер, у нее давно уже есть. Тем более что он готов положить мир к ее ногам. Это ее шанс в игре, и первый ход тоже за ней. Линда решительно открыла дверь еще до того, как он нажал на кнопку дверного звонка.
– Добро пожаловать, Гюнтер, хорошо, что ты так быстро приехал. – Линда отступила в глубину коридора.
– Мать честная! – воскликнул Гюнтер.
Он выглядел таким озадаченным, что Линда едва сдержала смех. Но уже через мгновение озадаченность сменилась его обычной уверенностью в себе, и Гюнтер перешел к комплиментам:
– Ты выглядишь, как Афродита! – Он преподнес Линде огромный букет. – Маленький знак внимания и уважения от дома Шмидта!
– Надеюсь, он не украден из цветочной вазы твоей жены? – съязвила Линда.
Но Гюнтер только улыбнулся и расцеловал ее в обе щеки.
– Скоро ты станешь моей женой, – прошептал он, но так тихо, что Линда не знала, не ослышалась ли она.
Линда пошла впереди него в комнату. Из-под короткой черной юбки видны стройные длинные ноги, а кофточка так коротка, что и живот почти открыт. Линде ясно, что это вызов, но она хочет проверить, способна ли на это. Так она решила сегодня ночью.
Гюнтер удовлетворенно ухмыльнулся, следуя за ней. Это чертовски здорово, думал он и не отрываясь смотрел на ее юбку, которая при каждом шаге поднималась, почти открывая трусики. Есть ли они вообще на ней?
Линда вошла в кухню, взяла ведерко, наполнила его водой и поместила туда букет. Гюнтер, морща лоб, помог ей расставить цветы.
– Совсем забыл, я же хотел принести ведерко для льда, даже два. Потому что для шампанского тоже нужно.
– А как насчет цветочной вазы? – спросила Линда, наклоняясь перед холодильником, чтобы вынуть оттуда бутылку.
Ага, думает Гюнтер, это ее первое требование с момента их знакомства. До этого Линда лишь благодарила за то, что сделано для нее. Теперь все стало совсем иначе.
Вот озвучено первое желание. Значит, игра началась.
– Хрусталь, голубое дымчатое стекло? Или оранжевое? Что предпочитает дама?
– Главное, чтобы как можно больше.
У Гюнтера в брюках началось шевеление. Как можно больше? Пожалуйста!
– У меня есть определенные претензии. – Линда повернулась к нему и протянула бутылку.
Неясное сомнение закралось в душу Гюнтера. Что этот Дирк, этот студентишко, способен делать лучше, чем он? Больше, толще, тверже? Надо было все-таки принять эту чертову таблетку, идиот. Вчера он был страшнее атомной бомбы. Но это было вчера. Марион скорее всего, ничего не почувствовала.
– Пойдем, – сказала Линда, взяв бокалы. – Пойдем в комнату. Диван там, конечно, не самый новый, но, уверяю тебя, очень удобный.
Диван, думает Гюнтер, направляясь следом. Следующим шагом станет автомобиль. Торг начался.
Линда села и посмотрела на него снизу вверх. Как отчетливо выражает лицо Гюнтера все его мысли и желания, подумала она улыбаясь.
– Проходи же, садись, – сказала Линда, легонько разглаживая покрывало. – Ты откроешь наконец бутылку? Нам надо выпить за нашу вылазку в Париж. Я уже предвкушаю все очарование этого путешествия!
«Может, все-таки ей нужен не новый диван, а я?»
Гюнтер сел рядом с ней.


Марион потеряла дар речи. Она думала, что ее хватит удар. Кровь ударила ей в голову, через мгновение прошиб озноб. С последней выпиской со своего счета в руках она стояла перед банкоматом, не в силах пошевелиться. «Соберись, – сказала она себе, – это какая-то ошибка. Скорее всего, компьютер, а может, и вся банковская сеть дали сбой. Миллионы со счетов не исчезают. Миллион, исчезнувший просто так, – такого не бывает!» Она повернулась, чтобы пойти и задать вопрос операционисту банка, а еще лучше – самому директору.
Позади Марион стоял пожилой мужчина и внимательно наблюдал за ней.
– Вам нужна помощь? – спросил он. – Со мной часто бывает здесь что-то подобное. Пенсия настолько…
– Беспокойтесь о своих проблемах! – в сердцах бросила ему Марион и направилась прямо к кабинету директора. Миллион пропал! За такую ошибку банк ответит ей сполна. Они заплатят за это такие проценты! Если она расскажет Гюнтеру, тот примчится сюда пулей и устроит им!


Гюнтер снова налил себе и осушал уже второй бокал, тогда как Линда не торопясь допивала первый. Он рассказывал ей о сегодняшнем утре, но Линда ничего особенного в этом не нашла.
– Другие фирмы вынуждены оплачивать своим секретаршам дорогие курсы английского, а твоя секретарша сама повышает свой образовательный уровень. Она должна получать за свои знания прибавку к жалованью! – Взглянув на Гюнтера, Линда заразительно засмеялась. – Тебе надо бы изменить свое первое впечатление.
– Вот это да! – Он покачал головой. – У тебя революционный подход! Я немедленно введу его в практику у себя на фирме.
Линда продолжала смеяться. Гюнтер словно невзначай положил руку ей на бедро.
– Готова проводить для тебя занятия. – Тон Линды насторожил Гюнтера.
– На какую тему? – спросил он и сильнее сжал ее бедро.
– Вот на такую! – Линда положила свою руку поверх его и сдвинула его ладонь чуть выше.
Сердце Гюнтера забилось с удвоенной силой. Он почувствовал дрожь ее тела: для него недвусмысленный намек. Рука Гюнтера двинулась дальше, и его бросило в жар. Хорошо еще, что не прошиб пот. Испарина на лбу в подобных обстоятельствах не слишком возбуждает. Он все еще чувствовал руку Линды на своей, она сжала ее и положила голую ногу ему на колено. Гюнтер судорожно сглотнул, кровь у него вскипела. Вместо трусиков – тонкая полоска ткани. Его это возбудило сильнее, чем, если бы на ней вообще ничего не было. Дрожащими пальцами Гюнтер нащупал сквозь полоску ткани то, о чем мечтал с самого начала. Сдвинув тонкую преграду, он провел кончиками пальцев по влажной теплой коже. Тихий стон подсказал ему, что он прикоснулся к той самой точке ее тела, к которой следовало. Гюнтер опустился на колени и начал стимулировать Линду языком. Ее пальцы гладили его голову, ласкали за ушами, ее бедра двигались все быстрее. Он должен действовать, пока поезд не ушел. Гюнтер прошептал:
– Сними трусики.
А сам тем временем расстегнул брюки, сбросил ботинки. Трусы вопреки привычке он швырнул на пол вместе с брюками, лег на Линду и погрузил свое достоинство, слава Богу, достаточно твердое, в ее лоно. Гюнтер почти потерял рассудок, чувствуя лишь, как все в нем пульсирует, напрягается. Линда услышала, как упали бокалы, которые он в порыве страсти столкнул со столика, и в этот момент Гюнтер кончил. Секундой позже, проклиная себя, он воскликнул:
– Как же скверно, слишком быстро! – Гюнтер расслабленно и тяжело замер на Линде. – Тебе было хоть немного хорошо? – с виноватой улыбкой на губах задал он Линде вопрос, который задают все мужчины.
– Да, это было прекрасно, – солгала Линда так же, как врут все женщины.
Гюнтер встал, пошел на кухню и вернулся с рулоном бумажных полотенец.
– Ты сказочная женщина! – Он протянул ей бумагу. – Но в следующий раз мы сделаем все иначе – я хочу видеть тебя обнаженной и еще хочу, чтобы у меня было больше времени. – Гюнтер легко коснулся ее блузки. – Ты пойдешь в ванную?
Линда, кивнув, поднялась. Гюнтер смотрел, как она в одной блузке идет в ванную комнату. Ее ягодицы симметричны и упруги. Не девические недоразвитые, но и не отвислые, крепкие и гладкие, как у хорошо тренированной скаковой лошади. Гюнтер гордо улыбнулся. Его взгляд упал на осколки бокалов, и он осторожно собрал их. Безумство, как у юнца, с удовольствием думает он о себе. И смотрит на сморщившийся пенис.
– Хорошо сработано, – гладит он свое мужское достоинство и чувствует себя лет на двадцать моложе.
С сегодняшнего дня начинается его вторая жизнь. И никому не следует становиться у него на пути!


Директор подтвердил Марион то, во что она отказывалась верить. Гюнтер снял все деньги со счета. Она видела дату и подпись, и никакого сомнения в подлинности этой подписи у нее не возникло: именно Гюнтер обнулил этот счет! Включая и ее деньги.
– А что с моими акциями? – дрожащим голосом спросила Марион.
Акции оказались распроданы, срочные вклады закрыты; большего не мог сказать даже советник банка по операциям с вкладами, специально приглашенный в кабинет директора.
Директор и сам был неприятно удивлен.
– Не мог ли ваш муж сменить банк? Появились какие-то основания для недовольства нашей работой?
И это прозвучало как предупреждение служащему, сидящему в кабинете.
– Не знаю, – ответила Марион, уже близкая к истерике.
У нее закружилась голова, отделанная деревом комната поплыла перед ее глазами. Марион собрала все свое мужество и сказала с самообладанием, которого даже не подозревала в себе:
– Я должна спросить обо всем мужа.
Ее голос звучал холодно и отстраненно, и оба мужчины тотчас поднялись, чтобы попрощаться с ней. Марион, покинув кабинет директора, направилась через холл к выходу. Значит, она была права.
Гюнтер ради какой-то сделки поставил на кон все. Не спросив у нее, собрал все их средства и использовал. Но это зашло слишком далеко; даже если прибыль покроет все издержки многократно, он не имел права так поступать с Марион. С ее деньгами! Это настолько чудовищно, что она и в автомобиле ехала полностью погруженная в свои мысли. Ее пульс успокоился, но Марион овладела апатия. Она уже не чувствовала ни возмущения, ни гнева. Что, если Гюнтер поставил не на ту лошадку и проиграет все? Что, если с этого момента наступит конец света? Да, может наступить. Она стиснула зубы. Если бы об этом узнал ее отец, он перевернулся бы в гробу!


Линда стояла под душем и рассуждала. «Ты действительно хочешь, чтобы все происходило так? – спросила она себя, подставляя тело под струи воды. – Гюнтер настолько старше, он годится тебе в отцы!» При этой мысли Линда вздрогнула. Она постаралась не прикасаться к нему под рубашкой, боясь обнаружить там вместо мышц дряблое тело. К чему приведет все это? Почему она пошла на это? Желая отомстить Дирку? Ее манила перспектива easy living?
type="note" l:href="#n_5">[5]
Линда не могла найти ответов на эти вопросы, ее душа была опустошена, в голову не приходили мысли о будущем. Линда вытерлась и с полотенцем на бедрах хотела выйти из ванной, но Гюнтер подошел к ней с двумя бокалами шампанского.
– За прекрасное будущее, моя хорошая, – сказал он, подавая ей бокал. – С завтрашнего дня все начнет меняться!
Линда остановилась на пороге ванной и сделала глоток.
– Что – все? – недоверчиво спросила она.
Гюнтер широко развел руки.
– Ты увидишь сама очень скоро.
Линда проследила за движением его рук. «Он имеет в виду мою гостиную. Хочет по-новому обставить ее?»
– Тебе что-то не понравилось? – осведомилась Линда.
– Мне все понравилось, но будет еще много, много лучше! – Он понизил голос. – И у нас все получится гораздо лучше, если мы проведем вместе хоть одну ночь.
«Что может означать это "мы"?» – подумала Линда, но не решилась ничего сказать.


Марион уже успокоилась настолько, что могла завести машину и тронуться с места. Она не будет звонить Гюнтеру. Она поедет к нему в офис. Там он даст ей полный отчет. Марион давно не была на работе у мужа, потому что, как говорил ей время от времени Гюнтер, ничего там не забыла. Теперь она злилась на себя за то, что из-за своей доверчивости до сих пор не прояснила свое финансовое положение. Гюнтер, конечно, исходил из того, что Марион вряд ли пойдет снимать деньгах их общего счета. Но он просчитался, и как только деньги вернутся на место, она изменит все, что касается его прав на них.
Марион снова ехала по городу быстрее, чем положено. Она вспомнила историю со спиленным радаром. После дня рождения Гюнтера ее жизнь, словно поезд, сошла с рельсов. А потом эта неожиданная атака сегодня ночью. Без малейших признаков нежности, без любви, грубо и эгоистично. Ничего оттого, что бывало раньше. Как отдельные части мозаики. Без возможности составить цельное впечатление. Марион вертела их и так и эдак, но картинки не получалось. В промышленной зоне города она пересекла большой двор фирмы мужа. Корпуса построены без особых затрат, функциональны, никаких украшающих деталей. Стены из бетонных панелей, оконные рамы из темно-коричневого пластика, участок земли перед главным корпусом – без единого деревца, кустика или цветочка – заасфальтирован и превращен в стоянку для автомобилей. Марион подумала, что это здание очень похоже на ее мужа. Безвкусное, бездушное. Когда Гюнтер проявляет теплоту в отношениях с людьми – это тонкий расчет. Когда бывает великодушным – это притворство. Его полуинтеллигентность выпирает отовсюду, несмотря на величие и власть, к которым все привыкли. Еще никогда это не бросалось в глаза Марион так отчетливо.
Погруженная в свои мысли, Марион только в последний момент заметила, что машины мужа на стоянке нет. Так его вообще нет на месте! Тогда зачем он поднялся утром в такую рань? Состоится ли сегодня снова эта одиозная встреча? И не пущены ли уже в этот момент в оборот ее денежки?
Марион быстро вышла из машины и направилась к входу. В стеклянной двери она увидела свое отражение, вызвавшее у нее горькую улыбку. Розовое платье с золотыми пуговицами. Находящаяся на содержании у мужа жена тратила бы время на дорогие покупки и косметику. Марион же надела бы сейчас с большим удовольствием черный брючный костюм, соответствующий ее теперешнему настроению. Марион быстро прошла по длинному коридору и, не постучав, открыла дверь в приемную мужа. Стул секретарши пуст, дверь в кабинет шефа закрыта. Ну не с этой же белобрысой девицей он, подумала Марион, понимая, что мужа здесь нет. Чтобы окончательно убедиться в этом, она открыла дверь в кабинет. Там пусто.
Постояв в нерешительности, Марион решила пойти поспрашивать у сотрудников. Она должна выяснить, где Гюнтер. Закрыв дверь кабинета, Марион хотела открыть дверь в коридор, но та распахнулась сама. На пороге появилась секретарша с большой чашкой, из которой выплеснулся кофе и начал расползаться темным пятном по ковролину.
– Как вы меня напугали! – воскликнула секретарша и осмотрела свой короткий красный костюм, опасаясь, не попал ли на него кофе. Потом бросила на Марион недовольный взгляд, который та проигнорировала.
– Где мой муж?
Секретарша, предусмотрительно поставив чашку, пожала плечами:
– Был звонок, и он сразу заторопился и уехал.
Марион в упор уставилась на нее.
– Вы его секретарша и должны знать, где ваш шеф. Посмотрите в его рабочий календарь. Это срочно!
– В календаре нет этой встречи, могу вам и так сказать.
Ее своенравный взгляд поверг Марион в сомнения.
– Что это значит?
– То, что он ничего не сказал. После звонка встал и быстро уехал. Это все!
Марион не понимала почему, но второй раз за сегодняшний день ее охватила тревога.
– Кто ему звонил?
– Какая-то женщина. – Секретарша вытерла чашку, залитую кофе.
Марион вскипела от гнева. С каким удовольствием она вылила бы кофе на голову этой дуре.
– Господи, да говорите же быстрее! Как фамилия этой женщины?
– Я не записала. Мне очень жаль!
Марион задумалась. Могла ли звонить секретарша его партнера по бизнесу? Или – у нее перехватило дыхание – Гюнтер завел себе любовницу? Но тогда зачем ему так много денег? Предположение о том, что речь идет о большой сделке, вероятнее. Тогда понятно, почему Гюнтер ничего не сообщил этой красной козе.
Марион попрощалась, чуть заметно кивнув, и решила отправиться к Манфреду. Если и это не поможет, она спросит у самого Веттерштейна. Он-то уж должен знать, что за игрища происходят в городе, вверенном ему.
Возможно, подумала Марион, именно там и обнаружится это осиное гнездо заговорщиков, где пропадает ее муж.


Манфреда удивляло, насколько легко все ему удавалось. За пятьсот марок он открыл в одном из крупнейших банков Штутгарта счет на свое имя, положил на этот счет деньги по чекам на сумму 182 350 марок и уже укладывал в свой портфель необходимые 180 тысяч марок. И вот Манфред не спеша шел по Кёнигштрассе. Каждый прохожий мог бы догадаться, что перед ним триумфатор, если бы кому-то было до него дело. Как нелепо, что нельзя отпраздновать это событие! Манфред испытывал мучительное желание хоть кому-то рассказать о своей победе, о том, какой он герой. Он совершит теперь сделку, перед великолепием и блеском которой померкнут достижения всех финансовых бонз Рёмерсфельда. Однако это приходится хранить в тайне. Как только Манфред перепродаст городу этот участок земли и выравняет баланс, он будет иметь право небрежно похлопать любого из них по плечу. Манфред, ухмыльнувшись своим мыслям, купил бутылку шампанского, чтобы отметить этот день дома.
Положив портфель и шампанское на сиденье автомобиля, он посмотрел на дисплей своего сотового телефона. Ему звонили из офиса. Прежде чем завести машину, Манфред позвонил в магазин. К нему приходила Марион Шмидт, хотела срочно поговорить и просила перезвонить ей. Инстинктивно Манфред ухватился за портфель. Что она надумала? Неужели Марион оказалась проворнее? У Манфреда участился пульс. Он быстро набрал номер телефонной компании и попросил соединить его с ведомством по труду. Только после того, как Аннемари Розер подтвердила, что договоренность остается в силе, пульс нормализовался и Манфред с облегчением откинулся на спинку кресла.
– Нельзя ли несколько ускорить процесс? – спросил он. – Я способствовал бы этому всеми своими силами.
– Договор лежит передо мной. Если вы позвоните перед выходом, адвокат будет у меня одновременно с вами.
– А он не наделает никаких ошибок? – Манфред еще никогда не встречал адвоката, приходящего сразу по первому зову.
– Это мой школьный друг, и я обо всем с ним договорилась. Так что приходите, когда вам будет удобно.
«Так быстро, как смогу». Манфред глубоко вздохнул и завел мотор.


Линда снова села на диван рядом с Гюнтером. Он рассказывал ей, как организовывал и развивал свое дело.
– С нуля до сотни за три секунды, как в гонках «Формулы-1», – улыбнулся Гюнтер и выразил желание узнать, чем занимается Линда.
Линда задумалась. Она ведь уже обмолвилась, что имеет отношение к модельному бизнесу, и теперь назвать свое место работы не казалось ей таким постыдным.
– Пока не сотня, – уклонилась она от ответа. – Но я достигну еще своей планки.
Линда сделала глоток из бокала, чтобы не продолжать.
– Почему же ты не пошла сегодня утром на работу? – Гюнтер бросил многозначительный взгляд на свои золотые часы «Ролекс».
– Мне хотелось доставить тебе удовольствие, – ответила она и с удивлением заметила, что даже не покраснела от этой лжи.
– Тебе это удалось, – усмехнулся Гюнтер и погладил ее колени. – Мне действительно было очень хорошо!
Судя по его взгляду, он был бы не прочь продолжить удовольствие. Линда быстро встала.
– Но у меня есть еще кое-какие дела, ты совершенно прав, иначе день для меня пропадет.
Гюнтер пригладил волосы.
– И у меня сегодня есть несколько дел, которые надо уладить. – Он поднялся и потянулся, разминая суставы. – Я оставил для тебя в ванной маленький подарочек. На десерт, так сказать. – Гюнтер поцеловал ее в лоб. – Надеюсь, мы скоро увидимся. Обдумай, что ты выберешь на завтрашний день… – Он кивнул Линде. – И достаточно ли шампанского. Иначе я привезу еще. И что-нибудь…
– Что «что-нибудь»? – Линда откинула голову назад.
– То, что не бросается в глаза, но позволит тебе получить еще большее наслаждение! – Гюнтер слегка приподнял ее полотенце.


Когда Марион узнала, что Манфред вернется на работу не раньше вечера, ее гнев достиг предела. Он одурачил ее! Он заодно с остальными. Марион злилась на себя. А чего она ожидала? Плановость стала новонемецким понятием. Еще ее отец предупреждал об этом. Все, кто повязан в этом деле, информированы и хранят секрет. Марион пулей вылетела на своем автомобиле со стоянки супермаркета, перескочив при этом через бордюр, но ей было уже все равно, хотя колесные диски теперь наверняка помяты. Марион готова была идти наперекор собственным принципам. Она не станет больше унижаться перед секретаршами, узнавая, что и как происходит рядом с ней. Она выяснит все про это чертово сборище, даже если Гюнтер встанет на ее пути. Она столько лет убеждала себя в том, что у них хорошие отношения. Но воровать в своей семье?! Да мыслимо ли это?
Охваченная яростью, Марион неслась по городу, не останавливаясь даже на красный свет. Улица была пустая, и она не тормозила на перекрестках. Если у нее больше нет денег, зачем ей права и машина?


Постояв на балконе и посмотрев, как Гюнтер выезжает из гаража, Линда пошла в ванную. Значит, он оставил для нее подарок. Линде не терпелось узнать, что это такое. Скорее всего, деньги. Она огляделась, но ничего не заметила и еще раз внимательно рассмотрела все предметы в ванной комнате. Как на Пасху, когда ищут яйца, подумала она, и в этот момент на глаза ей попался маленький бумажный уголок, подложенный под стаканчик с ее зубной щеткой. Наверное, это то, что она ищет. Опустив руки, Линда стояла перед зеркалом. Во сколько же он оценил ее сегодня? В двести? В пятьсот? Она приподняла стакан и взяла купюру, разгладила. Это тысяча марок. Линда опустилась на край унитаза. Это же безумие, подумала она. Ни один нормальный человек не заплатит за такой блиц тысячу марок. Что же Гюнтер хочет от нее? Может, он извращенец и таким способом пытается склонить ее к исполнению своих прихотей? Что это за «что-нибудь», которое Гюнтер принесет с собой в следующий раз? Да, именно так он ей сказал. Линда встала. Похоже, не следует допускать следующего раза. Пусть он засунет себе эту тысячу туда, куда хочет!


Марион бросила машину прямо под знаком «Остановка и стоянка запрещены» и поспешила по мощеной площади к зданию ратуши. Здание было построено в стиле Ренессанса и открыто с большой помпой десять лет назад. Сегодня вряд ли нашелся бы человек, согласившийся вложить в это строительство такое количество средств, подумала Марион, толкнув изо всех сил массивную деревянную дверь. За стеклянной конторкой у входа никого не было. Тоже хорошо, значит, ей не придется никому сообщать, что она задумала лишить жизни трех человек: обер-бургомистра, обманщика Манфреда и своего мужа-мошенника. Марион взбежала по лестнице так быстро, насколько позволяло ее узкое платье. Ей не нужно указателей, она точно знала, где засела эта банда из трех человек. Стук ее каблуков далеко разносился по пустому коридору, ярость нарастала с каждым шагом. Справа и слева находились служебные помещения, в конце коридора – секретариат и кабинет бургомистра, справа – зал заседаний. Ни одного человека не попалось навстречу Марион, все словно вымерли. Это еще больше раззадорило ее – еще не конец рабочего дня. «И за это я плачу налоги!» – негодовала она, пытаясь открыть дверь зала заседаний. Но дверь не поддавалась. Марион надавила на позолоченную ручку, толкнула дверь плечом, но тщетно. Ничего не поделаешь. Однако там есть люди, она слышит голоса. Они заперлись!
– Открывайте! – закричала Марион и начала стучать.
Уже готовая разнести дверь вместе с замком, Марион услышала, как внутри повернулся ключ.
Она рывком открыла дверь. Перед ней стоял обескураженный Иоахим Веттерштейн.
– Где мой муж? – заорала Марион, забыв о вежливости.
– Ваш муж? – Веттерштейн был совершенно сбит с толку. – Но у меня нет никаких дел с вашим мужем!
– Немедленно отвечайте, где он! – Марион надавила на дверь, пытаясь открыть ее пошире, но, похоже, бургомистр припер дверь ногой. Совершенно ясно, что они сидят внутри, иначе чего бы ему так сопротивляться.
– Поверьте мне… – начал Веттерштейн примирительным тоном, но Марион протиснулась в дверь и оттолкнула ногу бургомистра. Дверь распахнулась, гулко стукнувшись о стену, Веттерштейн отскочил в сторону, но тотчас занял прежнюю позицию и загородил Марион проход.
– Если его здесь нет, почему вы не даете мне войти? – кричит она.
– Тише, вам незачем кричать. – Он приложил к губам указательный палец. – Уверяю, вашего мужа здесь нет!
– Почему же вы так странно ведете себя? – Марион попыталась заглянуть в зал заседаний.
– У меня… совещание. Переговоры. Но не с вашим… – Не успел он продолжить, как Марион удалось оттолкнуть его и ворваться в зал.
Там, скрестив руки на груди и улыбаясь, стояла Моника Раак.
– Ну, довольны? – иронически осведомилась она.
– Как?.. – Марион обалдело уставилась на Монику.
– Он думал, что это не вы, а его жена! – Моника указала на Иоахима, который тихо притворил дверь.
– Успокоились? – спросил он Марион. – Вы не могли бы теперь покинуть нас?
Марион остолбенела от удивления.
– Простите, не хотела вам мешать, но я не уйду. Мне нужно сейчас же кое-что выяснить!
– Я нужна вам для этого? – Моника сделала шаг к двери. – Если нет, я охотно покину вас!
Марион задумалась. Моника Раак никогда не была так глупа, чтобы доверить свои сбережения мужу. С другой стороны, Марион до сих пор не простила ей того телефонного звонка. Пожалуй, одного позора достаточно.
Марион кивнула. Не подав руки, Моника пошла к двери мимо застывшей Марион. Иоахим Веттерштейн, проводив ее, вернулся назад.
– Это совсем не то, о чем вы подумали, – забормотал он.
– До этой минуты я вообще ни о чем не думала, но теперь начинаю догадываться. – Голос Марион выражал нескрываемое отвращение.
Иоахим Веттерштейн, строго посмотрев на нее, решил перевести все в шутку.
– Что я могу для вас сделать? Вы сказали, что ищете мужа?
Марион уже сомневалась, по тому ли адресу пришла. Вполне вероятно, что она нарушит все планы Гюнтера, если о чем-то проинформирует Веттерштейна. Но уж коли Гюнтер до сих пор не счел нужным сообщить ей о том, что касается их обоих, она изобразит полное неведение. Рисковать все равно будет Гюнтер.
– Вы не могли бы дать мне справку насчет одного земельного участка? – спрашивает она. – Может, поговорим в вашем кабинете?
Разговор обещал стать долгим, и вести его стоя показалось ей неудобным.
– Пожалуйста. – Иоахим Веттерштейн открыл дверь. – Что, Гюнтер затеял очередную крутую аферу? – полюбопытствовал он, пропуская Марион вперед.
– Именно это я и хотела узнать у вас!


Гюнтер крайне удивился, услышав, что жена приезжала к нему в офис.
– Что вы ей сказали? – спросил он у секретарши.
– Только то, что вам пришлось срочно уехать. Стоя перед ее столом, он сердито смотрел на нее.
– А куда я уехал, вы тоже ей сказали?
– Как я могла это сделать, если сама не знала?
– Соедините меня с домом. Немедленно!
Захлопнув за собой дверь, Гюнтер остановился посреди кабинета. Да, все это внушает тревогу. Жена снова шпионит за ним! Он бросился к двери.
– Стойте! – крикнул он секретарше. – Сначала я должен поговорить с Клаусом Рааком. Срочно!
С этими словами он вернулся в кабинет, и через несколько секунд зазвонил телефон.
– Ну, наконец-то, – выдохнул Клаус, прежде чем Гюнтер успел что-то сказать. – Ты получил мое сообщение? Я с самого утра пытаюсь тебе дозвониться.
Гюнтер без церемоний перешел к делу.
– Деньги на месте? Вложены в проект? Что с распродажей? Говори же!
– Что, запахло жареным? – осторожно осведомился Клаус.
– Марион была здесь, и я почти уверен, что она ходила в банк. Я хочу знать, могу ли уже сегодня выставить ее или еще слишком рано?
– Пока она разбирается, что к чему, у нее не останется ни одного шанса что-либо изменить. Проект запущен, и процесс уже необратим.
– Это успокаивает. Спасибо, Клаус. – Гюнтер перевел дыхание и присел на край стола. – Что будем делать дальше? Мы можем увидеться? Я хотел бы узнать детали.
– С удовольствием. Когда тебе удобно?
– Я приеду немедленно.


Манфред, уже подъезжая к Рёмерсфельду, прибавил газ. Он впервые заметил, как много водителей едет в левом ряду по автобану с низкой скоростью, затрудняя тем самым движение таким, как он. В обычных обстоятельствах Манфред и сам встраивался в общий поток и спокойно двигался, никого не обгоняя и не подрезая. Но сегодня он спешил, поэтому видел происходящее на дороге совсем в ином свете. Манфред разделял водителей на три категории, которые постоянно занимают левую полосу. Первым кажется, что сто двадцать километров в час – более чем достаточная скорость, поэтому они едут в левом ряду даже тогда, когда справа все полосы на много километров вперед свободны. Вторые – это старички и дамы, которые, попав в левый ряд, словно приклеиваются к дороге и опасаются сместиться хоть на сантиметр вправо. Таких согнать с полосы невозможно, они боятся никогда уже не вернуться на нее и ни за что не освободят дорогу. Третьи – это крутые типы и начальники, считающие, что купили левую полосу раз и навсегда, и не желающие уступать дорогу ни при каких обстоятельствах. Истрепав себе нервы, обгоняя и первых, и вторых, и третьих, Манфред наконец прибыл в Рёмерсфельд.


В кабинете бургомистра воцарилась тишина. Марион высказала свои подозрения, и оба смотрели друг на друга с недоумением. Марион не может поверить, что никакой спекуляции землей возле приюта быть не должно, а Иоахим гадает, зачем кому-то понадобилось распускать такие слухи.
– Вы уверены, что речь идет именно об этом участке земли? С чего возникла мысль развивать на западной окраине города новую производственную зону, если уже есть одна – на востоке?
Он задумчиво потер лоб. Марион наблюдала за ним. Его густые волосы почти закрыли лоб; у Иоахима римский профиль, но губы слишком тонкие. Красивым его не назовешь, но он бесспорно интересный мужчина. Очень красивые серые глаза устремлены сейчас на дверь. Кто-то постучал.
– Войдите!
Принесли кофе, который Иоахим просил приготовить перед началом беседы. Пока они пили его, возникла новая гипотеза, которая лишь в общих чертах приходила прежде в голову Марион. Что, если речь идет не о земле рядом с приютом? Или вообще не о сделке с землей? Кто-то подкинул Марион дезинформацию: Она задумалась. Все началось с этого злополучного чека. Гюнтер пожертвовал обществу защиты животных шестьсот марок и объяснил этот необычный поступок тем, что проиграл Клаусу какое-то пари. На следующий день Марион встретила Регину возле приюта. Регина, как известно, законная жена советника Гюнтера по имущественным вопросам. Все. Дальше логическая цепочка обрывалась.
Иоахим Веттерштейн тоже задумался. Если Шмидт снял со счета такую сумму, как говорит Марион, можно ожидать чего угодно. Но чего-то, о чем его, Иоахима, как обер-бургомистра, должны были поставить в известность. Он просмотрел список фирм, находящихся сейчас на грани банкротства. Хочет ли Гюнтер что-то скупить? Расшириться? Слить фирмы? Все очень маловероятно. Может, речь идет о его предприятиях на Востоке? Скорее всего, ему надо перенаправить средства, потому что там все сложилось не так хорошо, как хотелось бы.
– Не представляю, что стоит за всем этим… – Иоахим Веттерштейн проводил Марион до двери. – Рад был бы помочь, но…
Оставшись один, он подошел к окну и углубился в размышления. Ради чего же была затеяна эта игра, если речь не идет о бизнесе? Иоахим вспомнил о подозрительном телефонном звонке Гюнтера на следующий день после его юбилея. Звонок по поводу косметички, которую якобы забыла у него Линда. Конечно, Иоахиму незачем копаться во всем этом. Дальше этого предположения дело у него не идет. Теряясь в догадках, он подошел к телефону.
– Хорошо, что застал тебя, – сказал Иоахим, когда на другом конце сняли трубку. – История более чем подозрительная. О ней мне только что поведала Марион. – В общих чертах он передал суть разговора.
– Косметичка Линды? – Моника держала под мышкой покупки, прижимая плечом к уху трубку, но в этот момент все выпало у нее из рук, и она замерла от удивления. – Гюнтер звонил тебе из-за забытой косметички? Он уже делал что-то подобное раньше?
– Насколько я в курсе, нет.
– Ты в последнее время общался с сыном? – спросила Моника.
– Он-то при чем?
– Общался?
– Нет, я довольно давно не видел его.
– Дирк выглядит как выброшенный на помойку котенок. Ричи пришлось спасать его в Штутгарте, когда у Дирка украли все деньги и он, не сумев расплатиться в пивном баре, оставил в залог свои часы.
– Жена ничего не говорила мне про это, – изумился Иоахим.
– Даже матери знают о своих детях не все.


Манфред приехал к зданию ведомства по труду. Интуиция подсказывала ему, что решение вопроса будет делом нескольких минут. Когда он парковал машину, раздался звонок сотового телефона.
– Только не сейчас, – буркнул Манфред, подавая еще на полкорпуса назад.
Наконец он остановился и удовлетворенно огляделся. Телефон все еще звонил. Манфред посмотрел на дисплей. Номер ему известен: это Марион Шмидт. Этого следовало ожидать. Он перевел звонок на голосовую почту. Как только у него в руках будет договор, подписанный и заверенный, он непременно позвонит ей, чтобы с бокалом шампанского в руке произнести что-то вроде: «Твое здоровье, Марион, как жизнь? Как тебе роль проигравшей?» Неплохая фраза, думает Манфред, выходя из машины.


Марион направила Манфреду очень лаконичное сообщение: «Приют умер». Теперь она надиктовывала на адрес его голосовой почты то, что хотела сказать по телефону. Зачем человеку сотовый, если он не носит его с собой? – подумала она при этом. В конце концов, эта вещица носит английское название «handy».
type="note" l:href="#n_6">[6]
Сообщение звучало так: «Очень жаль, Манфред, что нигде не могу тебя застать. Хочу сказать, чтобы ты прекратил свои изыскания, связанные с участком возле приюта. Все было большой ошибкой и дезинформацией, эта земля не имеет никакой ценности и не вырастет в цене в будущем. Город не заинтересован в том, чтобы развивать там новую промышленную зону; таким образом, все вернется на круги своя. Это сообщил мне обер-бургомистр, который просил кланяться тебе, Марион».
Эту историю она уладила. Теперь надо найти мужа и призвать его к ответу.


Ознакомившись с договором и подписав его в присутствии Питера Ланга, который тут же и заверил документ, Манфред с улыбкой победителя отсчитал 180 000 тысячными купюрами. Аннемари сложила деньги в маленькие кучки по десять тысяч, чтобы не сбиться со счета.
– И последние десять тысяч, как договорились, – пробормотал Манфред. – Ваша маленькая премия за посредничество. За это нам, пожалуй, стоит выпить!
Аннемари бросила на него короткий взгляд, продолжая пересчитывать деньги:
– Рабочий день еще не закончен!
– У вас нет здесь ни шампанского, ни бокалов? Разве в вашем ведомстве не бывает поводов для праздников?
– У безработных обычно нет ни денег, ни оснований, чтобы устраивать себе праздники!
Манфред ухмыльнулся:
– Ну-ну. Разве мы с вами безработные? Неужели у нас такой вид? Вы получили прекрасную прибыль, а я совсем недорого прикупил хороший участок земли.
Аннемари сложила деньги в большой пакет, убрала в свой письменный стол и поднялась.
– За дверью стоят люди и ждут приема. Они имеют право получить помощь.
– Не будьте такой строгой. Мы найдем возможность выпить с вами по бокалу. – С этими словами Манфред пожал ей руку и вышел.
Едва за ним закрылась дверь, Аннемари вскинула руки и несколько раз торжествующе подпрыгнула.
– Bay! – завопила она и закатила глаза. – В это невозможно поверить! Неужели это свершилось?
Аннемари схватила телефон и позвонила Регине.
– Деньги у меня, – рассмеялась она. – 170 000 марок! Сегодня вечером я устрою по этому случаю прием. У тебя есть настроение? А время?


Сев в машину, Манфред поцеловал договор и положил его перед собой. Так, теперь он, обретя полный душевный покой, поедет в офис, а сегодня вечером напьется. Это его величайший триумф. Он теперь в одной когорте с великим Гюнтером Шмидтом и может при случае небрежно бросить, какие у него для этого основания. Ухмыльнувшись, Манфред взял трубку. Кто знает, а вдруг он где-нибудь застанет его. Секретарша Гюнтера сообщила, что господин Шмидт у своего советника по имущественным вопросам. Это вызвало у Манфреда улыбку. Они скорее всего прорабатывают планы, как сорвать большой куш, тогда как этот куш уже у Манфреда в портфеле. В прекрасном настроении он попросил телефонную службу соединить его с офисом господина Разка.
Гюнтер несказанно удивился этому звонку, но Манфред поспешил успокоить его, что просто нигде не смог застать своего старого друга, а ему так хотелось бы выпить сегодня с ним на их старом месте и, конечно, за его, Манфреда, счет.
Но Гюнтер отказался.
– Сегодня вечером у меня большое и очень ответственное дело.
Манфред язвительно усмехнулся. Это ответственное дело он ему уже, можно сказать, отменил.
– Жаль, тогда в другой раз, – сказал Манфред. Значит, придется испортить настроение Марион. Это надо сделать прежде, чем он отъедет. Он вспомнил про переадресованный вызов. Сейчас он послушает, что она там наговорила, а уж затем нанесет ответный удар. Манфред набрал 3311.
Он прослушал сообщение трижды, и улыбка исчезла с его лица. Он не верил своим ушам. Манфред набрал номер голосовой почты еще раз. И еще. Запомнил текст наизусть. Неужели Марион действительно была у Веттерштейна? Или она блефует?
Дрожащими пальцами Манфред снова набрал номер телефонной службы. Он несколько раз сбивался, и приходилось начинать все сначала. Вскоре Гюнтер был на связи.
– Гюнтер, ты слышал про то, что земля рядом с приютом для животных предназначена для промышленной застройки? – Манфред затаил дыхание. Как-то отреагирует Шмидт?
– Промышленной? – раздраженно переспросил Гюнтер. – Это что, твоя выдумка? Какая-то чепуха. Кто станет там строить? – Манфред судорожно сглотнул. – Откуда ты это взял? – спросил Гюнтер.
– Мне сообщил человек, осведомленный лучше других.
– Бред! Никто не станет инвестировать в эти земли.
Теперь Манфреду все ясно. Он потерял голову.
– А если бы речь шла о каком-то грандиозном проекте? – Он тянул время, боясь осознать свой полный крах.
– Что это за проект? Ни у кого нет таких денег, – отозвался Гюнтер.
– Не знаю. Ну, например, площадка для самолетов?
– Не выставляй себя на посмешище!
– Больница, дом престарелых, промышленный парк, откуда мне знать? – Манфред услышал глубокий вздох Гюнтера. – Может, монастырь? Что говорит на этот счет наш друг Веттерштейн? – Он понизил голос.
– Веттерштейн ничего не знает.
– Ничего об этом не знает? – Гюнтер расхохотался. – Руководитель города не знает ничего о том, что его ведомство собирается начать строительство в зеленой зоне? Брось, забудь об этом!
Гюнтер положил трубку и бросил на Клауса скептический взгляд:
– Ты мог бы представить себе, что земли возле приюта для животных кто-то захотел бы освоить?
Клаус поморщил лоб.
– И что же там должно быть?
– Манфред полагает, площадка для самолетов…
– Площадка для самолетов? – Брови Клауса взметнулись вверх. – Может, у тебя есть разрешение летать?
– Нет!
– И у меня, кстати, тоже. Значит, Рёмерсфельду не нужна площадка для самолетов.
– А если серьезно? – спросил Гюнтер.
– Манфред слышал об этом от кого-то, но Веттерштейн ни о чем подобном не знает.
Клаус кивнул:
– Действительно, в этом мало смысла. Веттерштейн не знает об этом, потому что всем остальным еще очень рано об этом знать.
Гюнтер подошел к бару и, взяв бутылку с коньяком, спросил:
– Будешь? – В зеркало он увидел, как Клаус кивнул. С двумя стаканами Гюнтер вернулся к столу. – И как использовать эту неосведомленность?
– А вот как: купить этот участок и подождать, когда в нем возникнет потребность, – ответил Клаус.


Манфред все еще никак не мог завести машину и тронуться с этого проклятого места на стоянке, потому что боялся врезаться в дерево. Все в нем бурлило и клокотало. Ему оставалось надеяться только на то, что Гюнтер заглотнул наживку. Тогда он продаст ему этот участок через какого-нибудь посредника. В крайнем случае хотя бы за полцены.
Обхватив руками рулевое колесо, Манфред несколько раз стукнулся о него лбом. Какую же глупость он совершил! И как такое случилось?
Тут его посетила другая мысль. Он вернет деньги, потому что знает, где они лежат: в большом пакете в ее письменном столе. Ящик стола легко взломать. Или он последует за Аннемари, когда у нее закончится рабочий день. Она сегодня не сможет положить деньги в банк, поэтому возьмет пакет с собой и пойдет с ним домой. Так или иначе, он доберется до денег. И завтра эта история обретет счастливый конец. Манфред закроет три открытых счета, и все пойдет как прежде.


На Рёмерсфельд опускалась вечерняя прохлада. Марион так и не отыскала мужа, Линда уже который час ходила по квартире. Аннемари Розер бросала взгляды из окна своего кабинета, оценивая обстановку на улице. Под окном находилась огромная стоянка ведомства по труду, откуда сейчас один за другим отъезжали автомобили. Чуть дальше, над крышами стоящих напротив домов, расположилась кирха, а на горизонте в вечерней дымке рисовались неясные контуры Вайнсбергских гор. Аннемари посмотрела на небо. Оно, конечно, не безоблачное, но на улице тепло и, похоже, дождя в ближайшее время не будет. Аннемари собиралась встретиться с Региной и после этого отвезти деньги в какую-нибудь сельскую гостиницу. 170 тысяч марок. 10 тысяч останутся ее маленькой тайной. Из этих денег она оплатит сегодня счета в ресторане. Аннемари открыла письменный стол, достала пакет с деньгами, прижала его к губам и запихнула в сумку. Конец рабочего дня. Теперь жизнь пойдет веселее.


Манфред увидел, что Аннемари вышла из офиса. Он все еще сидел в машине, хотя на всякий случай отогнал ее в самый дальний угол стоянки. Деревья и кусты, растущие по периметру, прикрывали его машину со стороны здания. Аннемари Розер села в свой маленький чистенький автомобиль. У нее хорошая фигурка, подумал Манфред. Но короткая, очень короткая стрижка может означать избыток тестостерона. Женщины с избытком мужских гормонов не привлекали его. Манфред завел машину. Определенного плана действий он пока не составил, рассчитывая на свою находчивость и собранность в критических ситуациях. В предстоящие несколько часов решение придет само собой. Аннемари Розер ехала быстро, не оглядываясь. Манфред, не отставая, следовал за ней в вечернем потоке машин, опустив солнцезащитный козырек на лобовом стекле, чтобы не быть узнанным.


Линда приняла решение. Находившись по квартире, она села за стол, положила перед собой лист бумаги и начала писать какие-то цифры. Собственно, она могла бы сделать это и в уме, так значительно быстрее, но ей хотелось видеть все наглядно:
1000 DM
1000 DM
1000 DM
1000 DM
1000 DM
1000 DM…
Исписав почти всю страницу такими столбиками, Линда остановилась. Получилось бы ровно сто тысяч марок. С такой суммой она сможет переехать в другой город и открыть там свое дело. Салон красоты с солярием, или копировальный центр с машинописным бюро, или что-то еще. Это дало бы ей чувство независимости. Откинувшись на спинку стула, Линда положила ноги на стол. Значит, ей придется отдаться Гюнтеру минимум сто раз. Сто раз – довольно круто для стартового капитала на обретение самостоятельности. Кто знает, какая еще идея придет ему в голову? Вдруг он притащит с собой друга или нескольких. Обслуживай их тогда.
Линда скомкала бумагу и бросила в корзину. Плохо, что ей не с кем посоветоваться. Она подумала об Ирэн, но давно ничего не слышала о ней. Хорошо бы провести вечерок вдвоем, поболтать и обсудить все как следует. Однако Ирэн – сестра Ричи, а Ричи – лучший друг Дирка; его едва ли обрадуют такие посиделки. Значит, свободное время провести не с кем.
Линда пошла к холодильнику. Может, бутерброд с сыром наведет ее на свежую мысль.


Аннемари перестраивалась из ряда в ряд и что-то напевала себе под нос. Она была счастлива. Как быстро в ее жизни произошел судьбоносный поворот. 10 тысяч марок она отложит и, если у нее наберется достаточное количество дней отпуска, совершит круиз по миру. Зачем ей новый диван и новый большой автомобиль? Она хотела увидеть чужие страны, познакомиться с культурой других народов, пообщаться с людьми. Аннемари интересно, чем богата планета Земля. Ее радовала возможность отправиться в путешествие.
Она свернула к своему кварталу. Это район многоквартирных домов, построенных параллельно друг другу и так близко один от другого, что можно видеть с балкона, что происходит в доме напротив. Но район хорошо озеленен и уже пятый год получает премию города за образцовое содержание.
Аннемари припарковала машину на прилегающей к кварталу стоянке, ее парковочный номер 78. Это единственное, зачем здесь следят предельно строго. Чистоту и уборку мусора постоянно контролируют.
Аннемари перекинула через, плечо сумку, закрыла машину и направилась по дорожке к мусорному контейнеру, расположенному в стороне от дороги. Этим маршрутом она ходила регулярно, с того самого дня, как полтора года назад нашла в одной из коробок, прислоненных к ограде контейнера, четырех новорожденных котят.


Манфред припарковал свою машину неподалеку, чувствуя, что у него появился шанс. Взяв с соседнего сиденья бутылку шампанского, он вышел из машины. Аннемари Розер была впереди его, и, если проявить осторожность, она не услышит шаги. Нанести увесистый удар по затылку, быстро схватить сумку и назад, к машине. Это сочтут вполне рядовым грабежом. Наверняка неподалеку живут несколько иностранцев, и любой нормальный немец сразу скажет, что скорее всего именно они напали на беспомощную женщину на пустынной темной улице.
– Манфред внимательно наблюдал за Аннемари, постепенно ускоряя шаг. Та погружена в свои мысли, и он теперь даже слышал, как она бормочет что-то себе под нос. Аннемари подошла к первому контейнеру. Что ей здесь надо, у нее же в руках нет никакого мусора. Может, она хочет спрятать здесь деньги? Или копается в выброшенном мусоре?
Еще три шага, и Манфред решил, что тема для него закрыта. Он взял бутылку за горлышко и высоко поднял ее. Он ударит чуть сбоку, чтобы Аннемари упала на деревянный заборчик и наткнулась на угол одной из перекладин. Но в этот момент откуда-то сбоку наперерез ему выскочил огромный лохматый зверь и радостно бросился на Аннемари. Та совершенно спокойно отреагировала на его появление и, смеясь, начала тискать его. Морда этой бестии достает почти до плеча женщины.
– Бобби, мальчик! Ты уже здесь? А где же твоя хозяйка?
В этот момент она заметила Манфреда, который замер рядом с контейнером с бутылкой шампанского в руке.
– Ну и ну! А что делаете здесь вы? – спросила она и улыбнулась. – Вы тоже живете в этом квартале? Вот это совпадение! – Она потрепала собаку за загривок и, уже не обращая совершенно никакого внимания на Манфреда, начала открывать один бак контейнера за другим.
Манфред размышлял, наблюдая за ней. Она уже увидела его. Если он отнимет у нее сейчас деньги, Аннемари будет знать наверняка, кто это сделал. Значит, ему придется ее убить. Но стоит ли дело того? И как потом забрать пакет, если рядом собака?
– Ах, ты здесь! – раздался женский голос позади Манфреда. Поздно! – А мы стоим у двери подъезда и ждем тебя. – Манфред обернулся. Регина Раак! Ее еще не хватало. Что ей-то здесь надо? – О, Манфред! Вот так сюрприз! – Регина протянула ему руку, он слегка пожал ее. – Вы приехали вместе? – Регина перевела взгляд с Манфреда на Аннемари.
– Вот уж чего не знала, – засмеялась Аннемари. – Он живет здесь!
«Регине Раак известно, где я живу, – подумал Манфред. – Что-то сейчас будет!»
– Здесь? – Регина бросила на него непонимающий взгляд.
– Нет. – Он медленно опустил бутылку. – Признаться, я хотел сегодня после обеда отметить с фрау Розер нашу сделку, но она была занята, и я приехал сюда, потому что надо бы все-таки отпраздновать…
– Правда? – Регина подозрительно посмотрела на него.
– Да… – Манфред пожал плечами. – Но уж если совсем честно, вы мне просто очень понравились.
Цвет его лица не изменился при этих словах, чего нельзя сказать об Аннемари Розер. Такого с ней еще не случалось. Признание в чувствах возле мусорного контейнера.
– Но я же не звала вас, – заметила она.
– Я и сам не был уверен, что вы сразу же не выставите меня за порог. С одной стороны, я хотел удивить вас, с другой – сознаю, что делаю нечто необъяснимое. – Манфред потупил взор. – Но может, вы поймете меня?
– А может, ты хотел просто отнять у нее деньги? – Регина и Бобби внимательно и строго смотрели на него.
– Ты сошла с ума?! – воскликнул Манфред. – Зачем мне это делать? К тому же, – усмехнувшись, продолжил он, – тогда я должен был прийти с оружием, а не с шампанским!
– Оно хотя бы холодное? – Регина указала взглядом на бутылку.
– Теперь уже нет.
Аннемари откашлялась.
– Ну, тогда… – нерешительно проговорила она.
Бобби прижался к Регине, но не выпускал Манфреда из виду. Регина поглаживала его по мощной голове.
– Наша программа слегка изменится? – спросила она у Аннемари.
– Мы хотели немного погулять, – объяснила Аннемари в тот момент, когда Манфред сделал шаг назад.
– Я ни в коей мере не хочу нарушать ваши планы. – Он решительно протянул бутылку Аннемари. – Может, в другой раз. Вы охладите ее как следует. И выпейте вдвоем, как хорошие подруги. Аннемари поблагодарила его и кивнула:
– Да, потом…
Манфред поднял руки в знак прощания, повернулся и пошел к машине.
– Ну и каково твое мнение об этом! – осведомилась Регина, наблюдая, как Манфред садится в машину.
Аннемари прочитала этикетку на бутылке.
– Дорогой сорт. Я, честно сказать, такого никогда и не видела.


Гнев Манфреда выплескивался через край, когда он заводил машину. И надо было этой потаскухе, этой разрушительнице чужих семей появиться на его пути! Этой дуре, которая ничего путного в своей жизни не сделала. Он быстро тронулся с места. С каким удовольствием Манфред разбил бы по бутылке шампанского об ее голову и о голову этого чудовища, которое Регина притащила с собой. Вот уж точно, ничего бы от этого в их головах не изменилось. И что теперь? Ему пришлось ретироваться! Он, Манфред Бушельмейер, ростом сто семьдесят восемь сантиметров, весом восемьдесят восемь килограммов, директор крупнейшего супермаркета, успешный предприниматель, мужчина, полный сил, должен бежать прочь от двух женщин. В следующий момент он почувствовал сильнейший удар и услышал скрежет металла. Его бросило вперед, ремень безопасности впился ему в грудь и отбросил на спинку сиденья. Манфред больно ударился затылком о подголовник. Не понимая, что произошло, он находился в прострации и сидел некоторое время с закрытыми глазами. Затем начал приходить в себя. Оказывается, он въехал в затормозивший впереди автомобиль. Не заметил ни машину, ни светофор. Как же так, в этом квартале тоже есть светофор на пешеходном переходе? Да он никому здесь не нужен! Ярость снова начала закипать в нем. Манфред вышел и направился к стоящей впереди машине. Опять двадцать пять! Женщина за рулем! Уезжать было бы верхом глупости. Он начал что-то кричать ей через открытое окно, но дама не реагировала на его крик. Она взяла сотовый телефон, набрала номер, сказала что-то в трубку и потом вышла. Дама примерно возраста Манфреда, с короткими черными волосами, в джинсах и жакете.
– Полиция сейчас приедет, – заявила она, невозмутимо осматривая повреждения. На асфальте валялись осколки фар, капот машины Манфреда полностью смят, багажник машины, в которую он въехал, тоже серьезно поврежден.
– Похоже, сегодня не ваш день? – заметила она с издевкой.


Марион уже дома. Она ничего не хотела делать. Она не имела понятия, где Гюнтер. В душе ее страх и гнев. Дурные предчувствия охватили Марион, но она не могла сформулировать их. И с мыслями она тоже не могла собраться. До сих пор Марион четко и ясно представляла стоящие перед ней задачи, она была рядом с Гюнтером, опекала мужа, жила для него, делила с ним все проблемы, возникавшие у него на работе, заботилась о том, чтобы он, выходя из дома, всегда выглядел соответственно занимаемому в обществе положению, содержала дом в образцовом порядке, готовила. Марион довольствовалась ролью хорошей жены, имеющей, однако, свои принципы. Женское счастье состоит в том, чтобы помочь состояться мужу. Так воспитали ее в родительском доме, и именно такие отношения были между ее родителями. Марион всегда следовала родительским наказам: ее муж добился успеха, выглядит до сих пор прекрасно, в хорошей форме. Она была этим счастлива. На что еще можно надеяться?
Она вложила душу, чтобы подготовить и организовать юбилей Гюнтера. Это было всего четырнадцать дней назад, и за такое короткое время все развалилось в ее жизни; кажется, она потеряла точку опоры и не знала, для чего и зачем жить.
Марион сидела в большом кресле, и взгляд ее блуждал по стенам большой гостиной. А стоит ли вообще жить, спросила она себя, но, не успев углубиться в эти размышления, поднялась. Она воспитана на строгих принципах Католической церкви, и думать так – страшный грех. Рассуждать о себе самой – все равно, что обнаженной рассматривать себя в зеркале. Вспомнив исповедальное зеркало из детства, Марион открыла шкафчик, где хранились самые дорогие и изысканные напитки, и достала бутылку коньяка. Ничего подобного в это время она себе никогда раньше не позволяла.


Гюнтер удостоверился, что фундамент для его новой жизни стабилен, можно начинать строительство. Если на следующей неделе этот господин из Лихтенштейна приедет заверять сделку, пусть Марион радуется и тому, что он, Гюнтер, даст ей хоть что-то в качестве возмещения ущерба. С голоду она не помрет. Крепко пожав руку Клаусу, он сразу из машины позвонил Линде.
– С завтрашнего дня начнется новая жизнь, – сообщил Гюнтер, едва она сняла трубку.
– Как ты это себе представляешь? – поинтересовалась она.
– С завтрашнего дня весь мир у наших ног!
– Я по-прежнему ничего не понимаю.
Он рассмеялся:
– Ты все увидишь сама. Сегодня вечером я забью последний гвоздь. Ставь охлаждаться шампусик! – Поцеловав трубку, Гюнтер отключился.
Линда снова начала ходить по квартире. С тех пор как Гюнтер вторгся в ее жизнь, она не узнавала себя. Она что, двуликая? Или дошла до того, что готова изменить своим принципам?


Клаус покинул свой кабинет в более чем приподнятом настроении. Завтра он выпишет Гюнтеру первый счет, и деньги, как только они придут – все до последнего пфеннига, – будут вложены в то, чтобы осуществить желания Регины, посетить город ее мечты. Это будет лишь первая, незначительная часть тех денег, которые Клаус, как четко дал понять ему Гюнтер, получит в качестве отката. Гюнтер, некоронованный король Рёмерсфельда, действует почти всегда так, словно осведомлен буквально обо всем, но в финансовых играх он далеко не мастер. Благодаря уловкам Клауса Гюнтер скоро потеряет из виду кое-какие детали перемещения денег. И кто знает, как отреагирует Марион, когда сегодня вечером муж с холодной усмешкой сообщит ей о своих дальнейших жизненных планах. Марион родом из семьи военного, поэтому не исключено, что она убьет его на месте. Тогда, пожалев о старом друге, Клаус произнес бы проникновенную речь, попутно позаботившись о том, чтобы средства, переведенные в Лихтенштейн, совсем исчезли с горизонта.


Марион стояла возле окна, спиной к свету, когда Гюнтер вошел в гостиную. Он не видел лица жены, но догадывался, что в эту минуту она вряд ли улыбается ему. Он решил начать наступление первым.
– Давно ли ты шпионишь за мной? Я не потерплю этого!
Марион не шевельнулась.
– Куда делся миллион с нашего общего счета? – равнодушно осведомилась она.
– Исчез, – холодно ответил Гюнтер.
– Я имею право знать это. Это и мои деньги!
– Смешно! Ни один пфенниг из этих денег не принадлежит тебе! Я заработал их. Я один!
– Ты прекрасно знаешь, что это ложь. В стартовом капитале, вложенном в твой бизнес, была и моя доля! Я внесла ее, вступив с тобой в брак! – жестко возразила Марион.
– Это было твое приданое, Марион, – возразил Гюнтер. – Везде молодые люди получают деньги или что-то еще, беря в жены дочь престарелого отца. С твоим вступлением в брак все это перешло в мое владение. Не знаю, чего ты хочешь.
Марион медленно приблизилась к нему. Гюнтер вдруг заметил, что вопреки обыкновению она надела для разговора с ним строгий черный брючный костюм, а ее волосы зачесаны назад и собраны на затылке.
Остановившись в двух шагах от мужа, Марион спросила:
– Что происходит?
– Я расстаюсь с тобой, Марион. Причина не в тебе, только во мне. Эта часть жизни позади, я еще не стар, хочу пожить и начинаю все сначала.
Она пристально посмотрела на него, и впервые за их совместную жизнь Гюнтер заметил, что у жены такие же глаза, как у ее отца: жесткие и холодные. Голубая сталь.
– Если ты решил уйти, – Марион четко выговаривала каждое слово, – то сделай это, хоть как-то считаясь со мной!
– Не вижу необходимости!
– Тогда объясни почему. Почему так внезапно?
«Не теряй самообладания, – убеждает себя Марион. – Он только и мечтает увидеть, как ты разревешься».
– Я уже сказал, что начинаю новую жизнь.
– А меня ты намерен выбросить, как старый ботинок?
– Если ты хочешь представить это в таком свете… Предчувствия не обманули Марион. Ее душа предвидела то, во что она не желала поверить.
– Ты не находишь, что такая форма расставания не совсем галантна? – спросила Марион.
– Я мог бы сообщить тебе об этом по факсу, или через адвоката, или вообще не говорить, как это делают многие мужчины. – Гюнтер слегка пожал плечами. – Но пришел и сообщаю о том, что наше с тобой время прошло. Это все-таки более порядочно. Все когда-нибудь кончается!
Если бы у Марион был пистолет, эти слова стали бы последними в его жизни. Но у нее нет пистолета, и она не станет жертвовать своей жизнью и свободой. Марион отвернулась от Гюнтера.
– Как ее зовут?
– Это не имеет к делу никакого отношения!
– Она молодая?
– Достаточно, чтобы доставлять удовольствие!
– Что будет дальше?
– Ты уйдешь.
– Когда?
– Как можно скорее. Машину я тебе дарю.
– Пожалуйста, не надо такого великодушия!
– Это мой стиль!
Марион снова вернулась к окну, а Гюнтер молча вышел из дома. До сих пор ей казалось, что в подобных ситуациях пол должен уходить из-под ног, а женщина – падать, теряя сознание. Но она все еще стояла на ногах, и цветы в саду качались на ветру, и облака бежали по небу, как и минуту назад. Наверное, ничего ужасающего не произошло. Земля не сошла со своей оси. Марион удивлялась всему этому. Она не плакала. Она представляла, что сказал бы ее отец. Но и это не может быть критерием оценки случившегося, потому что это произошло с ней.
При этой мысли сердце у нее сжалось от боли. Ее жизнь. Какой вывод надо сделать из всего этого? Как жить дальше? Ей остается только одно. Взяв связку ключей, Марион пошла в гараж. Она поедет к адвокату. Ей известно, где он живет, – на случай если контора уже не работает. Но когда автоматические ворота закрылись за Марион, ей пришло в голову, что это не ее адвокат, это адвокат Гюнтера. Значит, надо искать другого.
И лучше, если это будет женщина.
Но где ее взять? Она не знает ни одной женщины-адвоката.


Гюнтер пошел в ванную и усмехнулся, услышав, как закрылись ворота. Все прошло даже лучше, чем он предполагал. Сейчас Марион помчится к адвокату, который все правильно ей объяснит. Здесь попытки Марион полностью обречены; пусть будет довольна, что осталась без долгов. «Гюнтер, ты старый лис», – сказал он себе и открыл душ.
Марион в нерешительности сидела в автомобиле. Сейчас слишком поздно, чтобы искать женщину-адвоката. Едва ли их домашние телефоны есть в телефонных справочниках, как номера врачей. Поэтому надо знать хотя бы одну фамилию, чтобы найти по справочнику телефон или адрес.
Марион перебрала в уме своих знакомых и вспомнила о Монике, у которой за плечами недавний развод. Но хочет ли она выворачивать наизнанку душу перед этой женщиной? Особых симпатий друг к другу они никогда не питали. Может, из-за того, что никогда не были близко знакомы? Моника всегда держалась как деловая дама, а Марион это претило. Место женщины, по мнению Марион, рядом с мужем, у очага. И никакие ветры эмансипации не разубедят ее в этом. Вот она и получила за это сполна!
Марион выехала на дорогу, ведущую в город. На месте спиленного радара уже установили новый. «Симптоматично для меня», – подумала она. Не успел Гюнтер спилить старую установку, на ее месте появилась новая. Почти тотчас. Ей вспомнилась история с пилой, а вслед за этим жуткие сцены из разных фильмов. Или это не сцены из фильмов, а ее собственные фантазии? Пила, кстати, до сих пор лежит в гараже, готовая к применению.
Отличный инструмент для отвергнутой жены.


Моника посмотрела вечерние «Новости» и переключала программы в поисках какого-нибудь фильма, чтобы уютно скоротать вечерок, когда раздался звонок. Ну и ну! Она посмотрела на часы. Вероятно, примчался кто-то из детей. Забыли ключи, что для них типично! Не спрашивая, Моника нажала кнопку домофона, открыла дверь в квартиру и сразу пошла на кухню: проверить, есть ли что предложить своим птенчикам. В этот момент она услышала робкие шаги в коридоре и «э-э-эй!». Озадаченная, она устремилась назад. Моника дважды закрыла и открыла глаза, прежде чем поверила тому, что увидела перед собой. В дверях квартиры стояла Марион Шмидт. Немного изменившаяся, не столь официальная, как обычно, но именно Марион Шмидт собственной персоной.
– Простите, госпожа Раак, что я вот так, без предупреждения, потревожила вас, – сказала Марион, не входя в квартиру. – Я пыталась позвонить вам по пути сюда, но не нашла номер телефона.
– Мой номер не значится в справочниках, госпожа Шмидт.
– Ах да, конечно!
Моника пригласила свою незваную гостью войти, предложила ей стул и выключила телевизор.
– Что будете пить? – спросила она, покончив с церемониями. – Вино или пиво? Минеральную воду или сок?
– Признаться, – по лицу Марион видно, с каким трудом дается ей каждое слово, – мне нужен от вас лишь совет. Я не могу ждать до завтра, потому что слишком нетерпелива, слишком неугомонна. Я должна действовать!
– Ага! – Моника в нерешительности застыла между кухней и гостиной. – Почему же? – С этими словами она села, так и не подав к столу напитки.
Марион сглотнула, подняла взгляд и посмотрела Монике в глаза.
– Мне необходима хорошая женщина-адвокат, но я не знаю ни одной. Муж только что объявил мне, что решил со мной развестись.
– Просто так, ни с того ни с сего?
– Да, просто так!
Внутри Моники словно прозвучал набат. Неужели все действительно из-за Линды? Она поднялась.
– Тогда я выпью водки! Вы тоже?
Не колеблясь, Марион ответила:
– Да!


Гюнтер, посвежевший после душа, переоделся, прихватил бутылку шампанского из загашника Марион и быстро выехал из дома. Это необходимо отметить уже сегодня, зачем ждать наступления завтрашнего дня! Эта ночь принадлежит ему! По пути к Линде он пытался дозвониться ей, но она не подходила. Линда, должно быть, сидит в ванной и готовится к его приходу. Женское чутье наверняка подсказывает ей, что он сегодня непременно придет. Гюнтер включил радио в машине и наткнулся на одну из тех песенок, наполненных смыслом: «Все мужчины – свиньи». Так сейчас звучат почти все песни, подумал он со злостью и, прослушав еще несколько фраз, нажал кнопку сканирования каналов.
– Идиоты, засоряющие эфир! – воскликнул он, но в этот момент на одном из каналов узнал аккорды «Strangers in the Night»,
type="note" l:href="#n_7">[7]
остановил сканер и начал громко подпевать.
Линда подозревала, что постоянные звонки исходят от Гюнтера. Он сказал, что придет завтра. На это она могла себя настроить, но никак не на сегодняшнюю ночь. Эта ночь принадлежит ей. И даже если Гюнтер всю ночь просидит под дверью, это ничего не изменит. Ей нужны минуты покоя пред началом бури, потому что наконец Линда пришла к окончательному решению, как вести себя в новой роли любовницы. Если Гюнтер так хочет ее, Линда даст ему понять, чего она хочет от него: ей нужен свой бутик в Штутгарте. И не где-нибудь в зоне магазинов «секонд-хенд», а в самом центре города. У него же повсюду связи, вот пусть и поможет. Только тогда она согласится терпеть рядом с собой это дряблое старое тело.
Линда стояла возле окна за занавеской и видела, как автомобиль Гюнтера въезжает во двор. Должно быть, он считает себя героем, если делает такой шаг. Но весь героизм оставим на завтра. Включив воду в ванной на полную мощность, Линда игнорировала все звонки в дверь.


Гюнтер обдумывал сложившуюся ситуацию. Сейчас было бы величайшей глупостью вернуться ночевать домой. Не хочется упасть в глазах Марион. Она, чего доброго, подумает, что его новая пассия сбежала от старичка в горы. Он быстро заедет домой, упакует чемодан и исчезнет на эту ночь в одном из отелей Штутгарта. «Черт возьми, девочка, куда же ты подевалась?» – злился Гюнтер, заводя машину. Уж если она станет его женой, пора прекращать такие шутки. В этом плане ей следует поучиться у Марион.


Марион дала выход горю, накопившемуся в ее душе за эти дни. Сначала робко, а потом не сдерживая эмоций, она высказала все, что думала о Гюнтере и о том, как он поступил с ней. Неизменная услужливость Марион, готовность забывать о своих интересах ради него, ее преданность, все, что она могла отдать ему, он растоптал в один миг.
– И теперь убрал меня, как использованную посуду со стола. Так, словно никогда ничего не было. Словно не было всех этих лет супружества! Тридцать пять лет жизни – вон! – Марион уперлась взглядом в Монику, и внезапно что-то в ней прорвалось, не осталось сил сдерживать себя. Слезы брызнули из глаз, и она зарыдала. – Как может человек быть таким жестоким? – вопрошала Марион.
Моника протянула ей упаковку одноразовых носовых платков.
– Поплачьте, вам станет легче! Нельзя носить все в себе, позвольте чувствам выйти наружу. Я приготовлю чай.
Какое-то время были слышны только всхлипывания, затем до Моники снова донесся ее голос.
– Почему я разревелась? – спрашивала себя Марион.
Моника подала ей чашку с горячим черным чаем и подвинула сахарницу. – Оплакиваю я его, себя, разбитые иллюзии или потерянный дом? Или плачу от страха перед будущим? От страха перед обществом, перед тем, что скажут люди?
– Пожалуй, обоснован только страх перед людьми, – вставила Моника и поднесла к губам чашку.
– Перед людьми? – Марион подняла заплаканное лицо.
– Помните празднование юбилея Гюнтера?
– Как я могу забыть это? – вздохнула Марион.
– Я тоже его не забуду! – Моника положила чайную ложку на блюдце и посмотрела на гостью.
– Вы? Почему? Вас же там не было!
– Именно! – Слово, сказанное коротко и резко, словно повисло в воздухе, прежде чем Моника успела добавить: – Меня туда не пригласили!
Марион опустила глаза и, снова вздохнув, кивнула:
– Да, понимаю, что вы хотите сказать. Это была ошибка!
– Это несправедливость того общества, которое нас окружает!
– Это была моя ошибка. Ведь все мы вместе и каждый в отдельности и есть это общество! – Несколько минут прошли в полном молчании. – Я хочу поблагодарить вас, – наконец сказала Марион. – Разговор очень помог мне, как бы эгоистично это ни звучало!
– Да, эгоистично, но это и хорошо. – Моника улыбнулась. – Некоторых женщин только обстоятельства учат понимать, что они существуют в этом мире. Мы пришли в этот мир не для того, чтобы прислуживать другим. Оказывать услуги – приоритет делового мира. В бизнесе они оплачиваются!
– Ваш взгляд на мир гораздо современнее. – Марион поднялась. – Очень признательна вам за то, что выслушали! И за адрес госпожи Кель!
– Я позвоню фрау Кель завтра утром и предупрежу о вашем визите.
– Спасибо!
Моника тоже встала, но тут же с сожалением покачала головой:
– Неужели вы пойдете домой с таким заплаканным лицом? Хотите, чтобы муж почувствовал себя триумфатором?
Марион провела под глазами пальцами.
– Я выгляжу так ужасно?
Моника наморщила лоб, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.
– Раз уж вы спрашиваете меня, то скажу вам: оставайтесь лучше здесь. Из тактических соображений вам не стоит попадаться мужу на глаза. У меня есть гостевая комната и маленькая душевая кабинка. Душ будет вам сейчас очень кстати. Если понадобится что-то еще, мы подберем все необходимое вместе.


Анна Кель внимательно выслушала рассказ Моники Раак. Она, как и все в Рёмерсфельде, знала семью Шмидт. Алчные, лицемерные и очень влиятельные. Их новая вилла на южной окраине города как фасад, за которым творятся интриги, обман и коррупция. Вступая в контакт с Гюнтером Шмидтом, можно добиться всего и всех победить, но можно и проиграть все, что имеешь. Кто знает, что придется поставить на кон. Может, даже собственную жизнь.
Анна Кель повернулась в своем рабочем кресле к окну и посмотрела, что происходит на главной улице. Пятница, последние рабочие часы недели. Весь Рёмерсфельд отправляется сейчас по магазинам, словно это последняя возможность потратить деньги. Для Анны, которая долго жила в Берлине, картина весьма живописная. В этом городе все совершается с четкостью хорошо отлаженного часового механизма. Каждый день недели имеет свои строго соблюдаемые ритуалы. По субботам обязательное поклонение Мойдодыру. Таких очередей, какие выстраивались перед двумя автомойками в Рёмерсфельде, Анна не видела нигде. Разве что на итальянской границе, где, прежде чем попасть в зону досмотра, ей пришлось простоять два часа. Но еще более примечательно, что свежевымытая машина только тогда займет свое место на уличной стоянке, возле дома или на специальной парковке, когда само это место будет чисто выметено или даже вымыто до блеска. Без еженедельной уборки мусора и чистки всего, что только возможно, паника в Рёмерсфельде, равно как и отставка обер-бургомистра, была бы гарантирована.
Анна ухмыльнулась и закурила сигарету. Сделав глубокую затяжку, она снова откинулась на спинку кресла. Но именно потому, что граждане Рёмерсфельда такие, какие они есть, это поручение может лишить ее всего. А ведь Анна только что купила этот дом старинной постройки с элементами модернизма, требующий совсем небольшого ремонта. Если ее предложения по реконструкции не пройдут, можно считать, что деньги выброшены на ветер, а если банки перекроют финансирование, следует паковать чемоданы. Поэтому надо хорошо подумать, стоит ли начинать тяжбу со «Шмидтом и К». Как ей советовала Моника, разводясь со своим чистильщиком чужой обуви, шмидтовским советником по имуществу? «Прислушайтесь к своему эго, – сказала она тогда Анне. – В конце концов, речь ведь идет о вас. Не об основах права, не обо всех этих «если» и «но», а исключительно о вашей персоне. Есть у вас мужество противостоять вашему эгоизму? Идите на все! За вас будут молиться».
«Классно, Анна, – подумала она. – А что говорит твой «разумный эгоизм» сейчас?»
«Оставь все как есть!»


Вернувшись домой, Марион констатировала, что их кровать не потревожена. Значит, Гюнтер действительно решил покинуть ее в эту первую ночь. Сердце Марион тоскливо сжалось, но она быстро взяла себя в руки. Обидно, он так и не узнал, что она тоже не ночевала здесь. Может, если бы он заподозрил, что у нее есть любовник, это немного остудило бы его прыть? Стараясь не изменять своим привычкам, Марион приготовила утренний кофе и попыталась отыскать выписку с банковского счета. Она собрала чемоданчик, прежде чем пойти в кабинет Гюнтера и забрать кое-какие бумаги. Судя по тому, что в шкафу, там, где раньше стояли документы, зияют бреши, он оказался проворнее ее. Значит, все действительно серьезно. Гюнтер и не помышлял действовать в рамках приличий. Он хочет вышвырнуть ее с кабриолетом и правом ночевать в стогу сена в благодарность за тридцать пять лет супружества.
– Ну, это мы еще посмотрим, – процедила сквозь зубы Марион и набрала номер телефона, который дала ей вчера Моника Раак.
Моника, наверное, уже проинформировала фрау Кель о возможном звонке.
Гюнтер заплатил за отвратительную ночь в отеле двести восемьдесят марок, попытался восполнить это за завтраком, набив себе живот под завязку, и теперь, медленно двигаясь в пробке по центру Штутгарта, злился на себя, что переел. А заодно и на всех женщин.
Они во всем виноваты. Марион сидит в его доме, а Линда пропадает неизвестно где, когда так нужна ему. Ее и сейчас нет. Он много раз набирал ее номер, но никто не брал трубку. Может, она на работе? Но с этим впредь придется завязать: как только она начнет жить с ним, вся ее работа будет заключаться в том, чтобы содержать дом и сад. Все свободное время она будет посвящать тому, чтобы доставлять ему удовольствие. Эти мысли подняли его настроение; Гюнтер радовался предстоящему вечеру, поскольку они уже договорились встретиться, и он снова овладеет ее прекрасным телом. Когда Гюнтер думал об этой части сегодняшнего вечера, ему вспоминались несколько прелестных штучек из секс-шопа, которые следует попробовать. На следующем светофоре он развернул машину и вернулся в центр. Где находится магазин Беаты Узе, Гюнтер помнил с более ранних времен.


Попрощавшись ранним утром с Марион, Моника задумалась о том, каким может быть ее участие во всей этой истории. Вместе с Ричи она пила кофе в офисе, попутно обсуждая некоторые деловые вопросы. Когда он ушел к себе в кабинет, Моника спросила себя, почему не поговорила с Ричи о Дирке. Наверное, для этого нет никаких оснований; точнее, подсознательно она опасалась навредить своим вмешательством. Линда едва ли обречена на встречу с Эросом Рамазотти в парфюмерной лавочке. Он не пойдет покупать туда туалетную воду или лосьон после бритья. Так что ее Эросом Рамазотти стал Гюнтер Шмидт. До чего глупая история! Неужели такие вещи повторяются в жизни? Или Клаус настолько пленил Понтера своим поступком, что тот решил во что бы то ни стало последовать его примеру? Трудно было ожидать подобного от Гюнтера. Хамство – свойство менталитета Гюнтера. Но уж если он хотел изменить свой имидж, мог бы завести себе зубочистку, добытую у племени зулусов. Почему никто не сказал ему, как смешно это выглядит со стороны? Или другие считают это не смешным, а мужским поступком? Мощно? Достойно зависти? Моника не знала этого. Скорее всего, никто не разгадает, что движет ими. Но Линда? Это словно встряхнуло Монику, и она пошла в кабинет Ричи. Он поднял глаза от компьютера.
– Мы о чем-то забыли?
– У меня не идет из головы твой друг Дирк. Что с ним сейчас?
– Я тоже с удовольствием узнал бы это. Не могу его застать. Он будто растворился в воздухе!
– Новая любовь? Ричи усмехнулся:
– Думаю, он все еще пытается разгадать загадку старой.
– А что делает Линда? – допытывалась Моника.
– Об этом лучше спроси у Ирэн. Они не рассказывают мне своих секретов, к сожалению!
Моника бросила на сына насмешливый взгляд, потрепала его за волосы и вышла из кабинета.


Начиная разговор, Анна Кель глубоко вздохнула. Она понимала, что отказать такой женщине, как Марион Шмидт, будет нелегко. Анна подозревала, что муж Марион постарается поставить в этой трудной партии ей шах и мат в несколько ходов. И если бы Анна не опасалась, что эта дуэль нанесет ей лично ущерб, она с удовольствием сыграла бы эту партию до конца. Чтобы бороться с Гюнтером Шмидтом, недостаточно только прекрасного знания своего дела. Здесь необходимо проявлять хитрость и предусмотрительность, чтобы предвидеть все его ходы и уловки.
– Кель, – представилась она. – Добрый день, госпожа Шмидт.
Марион кратко рассказала о том, что Анна уже знала, и напряженно ждала ответа.
– Документов нет, счета обнулены, – вслух рассуждала Анна. – Да, это классический ход. Наверняка он и свои фирмы уже пристроил?
На другом конце линии молчали.
– Госпожа Шмидт?
– Я не знаю этого. – В голосе Марион звучит отчаяние.
– Вы понимаете, что это означает, если…
– Значит, он заранее подготовил разрыв!
На такой случай у Анны нет рецепта. Оставалось только констатировать полный финансовый крах. Но Марион осознала этот факт только что и совершенно внезапно. И это уязвило ее больнее всего. Ей показалось, что она вот-вот потеряет самообладание и расплачется.
Анна догадалась об этом.
– Как же он обосновал свой разрыв с вами? Каждое слово запечатлелось в памяти Марион, и она привела свой диалог с Гюнтером почти дословно.
– «Не будь так великодушен», – сказала я ему в ответ на предложение оставить мне автомобиль, – закончила Марион. – Конечно, это был сарказм.
– А он?
– Он понял это правильно и ответил: «Это мой стиль!»
«Да, это действительно твой стиль, коррумпированный филистер», – подумала Анна, но заговорила о другом:
– Не могу обещать, что мы обыграем его. Он имеет очень большое влияние в Рёмерсфельде. И у него большие связи.
– Да знаю я все это, – отозвалась Марион. Разумеется, «всем этим» она прежде весьма гордилась. Теперь «все это» направлено против нее. А тридцать пять лет назад Гюнтер произносил высокопарные слова о том, что будет оберегать и защищать ее до последних дней жизни. Это было в их первую брачную ночь. Теперь ему оставалось защитить Марион от себя самого. Как порой непредсказуема жизнь! – Я прекрасно понимаю, как рискованно то, что затеяла, – добавила она и подумала: «Но у меня нет выбора».
Голос Анны выразил решимость:
– Я тоже. Если он победит, мы с вами станем отбросами общества. Полагаю, вы отдаете себе в этом отчет. У нас один шанс из ста при условии, что мы будем работать сообща и энергично.
– Я готова делать все, что нужно! Можете на меня положиться, фрау Кель. И спасибо вам…


Манфред, едва проснувшись, позвонил в офис и сообщил, что попал вчера в аварию, после чего снова улегся в постель. Еще немного, и он может считать себя покойником, что в сложившейся ситуации едва ли не лучший выход. Машины нет, денег нет, только один обман и мысли о смерти. Манфред заворочался. Он же почти сделал то, что хотел, с этой обманщицей. Как такое случилось? Вообще во всем виновата Марион Шмидт. Это она сделала его банкротом, а теперь сидит на своих денежках и смеется над его крахом. А он должен придумывать, как спасти свою шкуру. Манфред поднялся и принял две таблетки снотворного. Если в Рёмерсфельде хоть кто-то узнает, что он купил бросовый участок земли за 180 000 марок, над ним будет смеяться весь город… О дальнейшем ему не хотелось даже думать. Хорошо бы хоть немного забыться. Может, во сне придет какое-нибудь решение.


Аннемари Розер развеселилась так, как еще никогда прежде. Сегодня после обеда в приют придут репортер из газеты «Курьер» и редактор местной газеты новостей. Регине удалось подкинуть им тему насчет успехов Аннемари в деле защиты животных. Подлинных фактов об этой истории там, конечно, никто не знает, но сенсационный материал обеспечен. Истории о животных обычно идут на ура, особенно в субботних выпусках «Курьера».


У Иоахима Веттерштейна не выходила из головы история, рассказанная Марион Шмидт. У Гюнтера вся жизнь крутится вокруг бизнеса, поэтому Иоахим сомневался в личной подоплеке его поступка. Связывать происходящее с сыном – слишком смело. Поэтому, прежде чем спросить Дирка, Иоахим решил сам прояснить некоторые моменты этого дела. Он позвонил своему референту, занимающемуся вопросами строительства, и попросил его принести план местности, окружающей приют для животных. Узнав, чья там земля, он получит хоть какую-то информацию.
Часом позже он попросил секретаря соединить его с Максом Дреером и узнал от него, что участок рядом с приютом продан обществу охраны животных.
– Что случилось? – спросил Макс Дреер. – Вчера здесь объявилась некая госпожа Шмидт, которая интересовалась тем же самым. Что в этой земле особенного?
– Скорее всего, ничего, – ответил бургомистр, подумав, что так оно и есть.
«Что можно сделать с этим участком?» – размышлял Иоахим. Он осведомился в строительном ведомстве, не поступало ли предложений по изменению назначения этих площадей. Ему ответили, что ничего подобного не было. Почему же Аннемари Розер купила в интересах общества охраны животных кусок земли? Если вообще в интересах общества. Он углубился в историю распределения и владения граничащих с участком земель. Между фермерским хозяйством и данным участком земли находились пахотные площади, по-прежнему принадлежащие Дрееру, но остаток… Иоахим схватил телефон. На этот раз он не просил соединить его, а позвонил сам. Он застал Монику в ее офисе.
– Скажи, имя твоего отца Бертольд? Бертольд Херцог?
– Да, а что?
– Я так и думал. Херцог – твоя девичья фамилия, но в том, что твоего отца зовут Бертольд, я не был уверен. Ты знаешь, что вам принадлежит гектар земли возле приюта для животных?
– Конечно. Моя мать получила его в приданое. Совершенно бесполезная земля, если я не заблуждаюсь.
– А как эта земля попала к твоей матери?
– Мой дед был тогда одним из крупных фермеров. Мой дядя, брат матери, унаследовал эту землю. Но он уже довольно старый.
– А как девичья фамилия твоей матери?
– Почему ты интересуешься этим?
– Говори же!
– Дреер.
– Сестра Макса Дреера?
– Да, но теперь…
– Мы можем с тобой встретиться? Срочно!
– Все так плохо? – спросила Моника.
– Очень плохо!


Упаковывая товар в магазине, Линда размышляла о том, что делать с деньгами. Нести их в банк она не хотела. Зная тамошних служащих, Линда была почти уверена, что такие суммы вызовут у них по меньшей мере удивление. Она откроет накопительный счет в каком-нибудь другом банке, скорее всего, в Штутгарте, и будет вносить на этот счет все деньги, полученные от Понтера. Это радовало ее. Оставалось надеяться, что Гюнтер не зайдет в своих сексуальных желаниях слишком далеко. Или, что еще лучше, предпочтет нормальный секс, который, вероятно, получал и прежде. Нормальный рацион для мужчины.


Моника немедленно отправилась в путь. Значительно безопаснее встречаться в городской управе, чем в каком-нибудь ресторане, на природе или даже у нее дома. Что делает и с кем встречается обер-бургомистр такого маленького городка, как Рёмерсфельд, знают почти все жители. Их отношения могли дорого ему обойтись, а они оба не хотели этого. Они знакомы еще со школы, входили в одну компанию, очень любили тогда друг друга, вместе сдавали экзамены на аттестат зрелости. Потом вступили в брак. Иоахим влюбился тогда в молоденькую Ильзе, прелестницу из соседнего с Рёмерсфельдом местечка, с личиком цвета спелого персика, а Моника нашла Клауса, даровитого, перспективного, занятого в сфере имущественных отношений. С годами Иоахим и Моника поняли, что все еще желанны друг другу, тогда как любовь к партнерам по браку постепенно прошла. Время от времени они поговаривали, что было бы хорошо возобновить прежние отношения.
Они прошли в зал заседаний, и Иоахим закрыл дверь.
– Надеюсь, сюрпризов, подобных вчерашнему, сегодня не будет. – Иоахим усмехнулся.
– Я могу кое-что рассказать тебе в дополнение ко вчерашнему. – Моника посвятила Иоахима в историю Марион.
– Интересно, – сказал Иоахим. – Значит, это все-таки имеет личный характер. Вот уж не предполагал! Но может, наш друг Шмидт невольно натолкнул всех кое на что!
– О чем ты? – спросила Моника.
Давая понять, что дело касается только их двоих, Иоахим поставил два стула совсем близко, и они сели рядом.
– Речь пойдет о некоей секретной операции X? – прошептала она.
– Вполне возможно, речь идет об огромном количестве денег.


Манфред проснулся часа через два. Он спал в состоянии, близком к коматозному, укрывшись с головой толстым одеялом, и теперь голова раскалывалась от боли. К Манфреду не пришло во сне решение его проблемы. «Я должен заняться делом», – сказал он себе и направился в ванную принять холодный душ и побриться. Он едва не прослушал звонок телефона, но громкий голос на автоответчике привлек его внимание. Манфред поспешил в гостиную, чтобы выяснить, кто звонит. Видимо, с работы, но – нет. Это Моника Раак.
– Мне сказали в офисе, что вы не совсем здоровы. Полагаю, причина вашего недуга – участок земли рядом с приютом для животных. Вы прикупили по случаю совершенно бесполезный кусок земли с сараем за бешеные деньги. Догадываюсь, какая теперь у вас головная боль.
Манфред рухнул на стул.
– Откуда вам это известно? – слабым голосом спросил он, прижав руку ко лбу.
– Думаю, завтра об этом узнает весь город. Журналисты уже там, и сенсационная история о продаже земли завтра появится на первых полосах.
– О нет! Это мой конец!
– Скажете тоже!
Манфреду с трудом удалось взять себя в руки.
– Что вы хотите?
– Выкупить у вас землю по весьма достойной цене!
– Зачем?
– Земля принадлежит моей семье. Макс не имел права продавать этот участок без согласия всех родственников. Ни госпоже Розер, ни кому-то еще!
– Я не совсем понимаю.
– Макс Дреер – мой дядя. Его хозяйственный двор – родительский дом моей матери!
– Ага!
Манфреду все становится понятно. Можно вынуть голову из петли. Он нашел дурочку, готовую вернуть ему деньги.
– Сколько? – осведомился он.
– 90 тысяч марок.
– Но это только половина! – возразил Манфред.
– Половина или вообще ничего. – Голос Моники прозвучал решительно.
– Так не пойдет. Я заплатил за землю 180 тысяч марок!
– Что вам на это сказать? – Моника засмеялась. – Сами виноваты, господин Бушельмейер. Но для меня это еще неприятнее. Я должна сейчас свою, заметьте, свою землю, цена которой 10 тысяч, выкупать за 90 тысяч марок. И все, простите, только из-за вашей глупости. Вам следовало бы благодарить меня за такое предложение. Я могла бы вообще бросить вас на произвол судьбы.
– Но у меня есть проблема, – заметил, помолчав, Манфред. – Мне очень нужно достать оставшиеся 90 тысяч, иначе я погиб!
Довольная собой и жизнью, Моника положила трубку. Она и не ожидала, что Манфред сдаст поле боя так бездарно и без сопротивления. Он, видимо, смертельно боится чего-то. Как и было условленно, очень скоро ей позвонил Иоахим.
– Земля в моих руках, – сообщила ему Моника. – По оговоренной цене. Мы урегулируем все с нотариусом сегодня же. Ты можешь внести во вторник в повестку дня соответствующий пункт.


Больше часа Гюнтер бродил по салону Беаты Узе. Уж коли он попал сюда, то не уйдет, пока не пересмотрит все товары. Когда Гюнтер собрался уходить, в пакете с покупками у него лежали две кассеты с порнофильмами (он посмотрит их вместе с Линдой: надо что-нибудь перенять оттуда) и вибратор на батарейках – такого огромного размера, какого его дружок не достигнет, пожалуй, даже после трех пилюль. Надеясь, что это придется Линде по душе, Гюнтер направился к машине.


Марион принесла в контору Анны Кель все, что удалось найти и показалось важным. К несчастью, все документы о фирмах, недвижимости, земельных участках Гюнтера находились либо у него в офисе, либо у советника по имуществу. А не заодно ли с ним Клаус? Такого Марион не могла себе представить. Достаточно уже страхов за последнее время, к тому же еще конец недели, пятница, и в течение двух последующих дней, так или иначе, ничего путного сделано не будет. А как ей быть в выходные? Остаться дома? Попытаться еще раз поговорить с Гюнтером? Но придет ли он домой? Пожалуй, ей остается только ждать.
Чтобы не терять понапрасну времени, Марион села к столу на террасе и начала записывать на листе бумаги все, что ей известно о деловой жизни Гюнтера. Внезапно она вспомнила, что во вторник у нее день рождения. Как такое могло случиться? Совсем недавно Гюнтер предлагал заказать столик по случаю ее пятидесятипятилетия не где-нибудь, а в роскошном отеле «Палас», а сегодня выставил ее из дома. Марион снова ощутила беспомощность. Ей хотелось бы стать ребенком, забиться куда-нибудь в уголок. Ведь все как-нибудь наладится, все плохое пройдет. А еще лучше закрыть лицо руками и громко сказать: «Меня вообще здесь нет!»
Но Марион преодолела свою слабость. Она отпразднует день рождения – если не с Гюнтером, то со своими подругами по игре в бридж. Устроит вечеринку. Такую, какой еще никогда не устраивала для себя самой. Не по законам семьи Шмидт. А по правилам Марион Шмидт! Она быстро подошла к телефону и позвонила Ульрике Гоерхард.
Одна из ее лучших приятельниц удивлена, она никак не ожидала получить приглашение на день рождения Марион.
– Ты же его никогда не празднуешь, – заметила Ульрике.
– Но в этот раз буду! – заявила Марион. – Это должен быть загул по полной программе, с музыкой и, если сочтем необходимым, с мужским стриптизом!
– Мужской стриптиз и ты?!
– Да, я. Что в этом такого?
– Ну, не знаю…
Ульрике Гоерхард – архитектор. Из-за патриархального характера делового мира Рёмерсфельда она не слишком преуспела на своем поприще.
– Я поделюсь с тобой кое-чем, Марион, и, если у тебя есть настроение, можешь прийти. К сожалению, в день твоего рождения вся наша компания собирается совсем на другой праздник.
Это сообщение разочаровало Марион поначалу, но она все же приняла предложение.
– И я тоже могу с вами?
– Конечно, мы будем очень рады. Вечеринка обещает быть весьма потешной!
– Может, объяснишь в двух словах…
Сначала до Марион доносится лишь веселый смешок.
– Ты хоть раз бывала на приватном показе дамского белья? – наконец спросила Ульрике.
– Даже никогда не слышала, что такие бывают. Что там происходит?
– Мы тоже сначала удивлялись. Грета Кремер пригласила, кроме нас, нескольких дам из Рёмерсфельда и Кирхвейлера. Кого, точно не знаю, но абсолютно уверена, что будет очень весело.
Показ дамского белья. Марион даже не представляла себе, что за этим кроется.
– Мы будем праздновать во время показа? Ульрике заразительно рассмеялась.
– На таких вечеринках демонстрируют и продают товар: всякие дамские шмотки. Я тоже никогда не бывала на таких мероприятиях. Ты только возьми с собой немного наличности на случай, если надумаешь что-то купить, и весь вечер принадлежит тебе!


Линда увидела с балкона, как серебристый лимузин свернул с улицы во двор. Она быстро забежала в ванную, чтобы проверить, как выглядит. На обратном пути остановилась возле телефона и критически оглядела маленькую гостиную. В обеденный перерыв Линда сбегала в лучший в Рёмерсфельдс магазин фарфора и присмотрела там три великолепные большие вазы для цветов. По ее прежним представлениям о жизни, они имели запредельные цены, но прсдставления Линды день ото дня менялись. Поэтому она купила их. С нескрываемой гордостью Линда подумала о том, как будут смотреться в них роскошные букеты, ожидая, когда раздастся звонок телефона.
Перед тем как заехать в гараж, Гюнтер позвонил ей.
– Ты готова?
Она бросила быстрый взгляд в зеркало.
– Тебе понравится, – ответила Линда с легкой эротической интонацией в голосе.
– Опиши себя.
– Сверху на мне короткий топ, плотно облегающий пышную грудь без бюстгальтера, а под моей короткой юбкой… – Бетонные стены подземного гаража не пропустили сигнал, и связь прервалась. Линда с облегчением положила трубку. Пусть лучше сам посмотрит, что она приготовила.
Через несколько мгновений раздался звонок в дверь. Похоже, Гюнтер поставил машину прямо у лифта. Она открыла, и у него перехватило дыхание.
– Ты выглядишь потрясающе! – удовлетворенно констатировал Гюнтер, поцеловал ее и зашел в квартиру, помахивая в воздухе двумя картонными карточками. – Один раз в Гамбург, на разведку, туда и обратно, не очень много?
Много. Линда никогда не была в Гамбурге.
Гюнтер поставил на пол свой кейс, а билеты положил на стол.
Линда бросилась ему на шею.
– Это потрясающе! Классная идея!
– Немного шопинга, небольшая экскурсия, потом покатаемся на канатной дороге. Завтра рано утром вылет, в воскресенье прилет. Не долго, но достаточно… – Ухмыльнувшись, Гюнтер прикоснулся к ее груди.
– С ума сойти! – Линда засмеялась. – Что мне взять с собой?
Гюнтер запустил руку ей под юбку и слегка сжал ягодицы.
– Самое важное у тебя всегда с собой. Обо всем остальном позаботимся по ходу дела. У тебя есть еще что-нибудь выпить, прежде чем я начну лакомиться тобой?
Марион, наверное, даже не представляет, что проделывает ее муж, подумала Линда, идя к холодильнику.
– Основная партия у меня в машине, – услышала она его голос. – Коробочка шампанского, коробочка красного и коробочка белого вина. Как по-твоему, этого хватит на следующую неделю?
Гюнтер громко засмеялся, и когда Линда вернулась с бутылкой, на столе уже стояли два бокала для шампанского.
– Где ты раздобыл их? – удивилась она.
Он указал на свой кейс и заговорщицки подмигнул Линде.
– Это особый ящичек чародеев.
– Что?
– Сейчас увидишь!


В приюте для животных мало-помалу снова воцарился покой. История о том, какую сделку провернула с участком земли Аннемари Розер, быстро разнеслась по округе. Вместе с журналистами в приют явилась целая делегация друзей животных, поддерживающих приют более или менее регулярно финансами или работающих там безвозмездно. Таким образом, набралось больше двадцати человек, и Регине пришлось быстро съездить в город за напитками и бутербродами. Все расселись во дворе, кто на пустых коробках, кто на старых стульях. Настроение было приподнятое, все желали друг другу иметь побольше денег.
– Сначала ты вернешь на ваш общий счет то, что сняла с него, и свое пожертвование, – сразу сказала Аннемари Регине.
– Пожертвование только в том случае, если ты то же самое сделаешь со своим, – возразила Регина.
Тут Аннемари не выдержала и раскрыла Регине свою маленькую тайну.
– Ну и что? – сказала Регина. – Ты заработала эти деньги! По дружбе Манфред ничего не заплатит, не сомневайся.


Гюнтер поставил наполненные бокалы в спальне и пошел в ванную. Линда в нерешительности стояла перед дверью комнаты. Душ она уже приняла, и что будет дальше, тоже ясно. Просто детали несколько смущали ее. Что там, в его волшебном чемоданчике?
Сияющий Гюнтер вернулся, обмотав полотенце вокруг живота. На коже капли воды.
– Где у тебя видеомагнитофон? – Он огляделся.
– У меня его нет.
– Нет? Но это невозможно! – Гюнтер бросил взгляд на телевизор в гостиной. – Почему ты не купила?
– Он мне пока совсем не нужен, – смущенно ответила Линда.
– Если бы я знал! Тебе необходим маленький видеоблок для спальни. Маленькая система со встроенным видеомагнитофоном. Ну, в следующий раз. – Громко вздохнув, Гюнтер добавил: – Если в этом вообще будет смысл.
Линда решила, что ослышалась.
– Что ты имеешь в виду?
– Ну, – он подал ей бокал, – многое может очень быстро измениться. Возможно, ты скоро переедешь отсюда, тогда тебе понадобится большой комплекс с домашним кинотеатром и большое количество разных видеоприспособлений во всем доме.
– Почему это должно произойти? – Линда чокнулась с ним.
– Не спеши!


В это же время Манфред покинул офис Моники с двойственным чувством. С одной стороны, 90 тысяч марок, лежащие в его портфеле, успокаивали Манфреда, с другой – одна мыслишка не давала ему покоя. Он не мог поверить в историю о том, что Моника хотела лишь выкупить у него фамильную землю. То есть в то, что хотела выкупить, поверий он мог. Но за такую бешеную сумму? 80 тысяч сверх реальной стоимости? Что касается остальных 90 тысяч, Манфред получит кредит в ее банке; это она обещала устроить немедленно. Манфреду останется только сходить туда в понедельник. Вся эта история кажется ему слишком прекрасной, чтобы быть правдой. И все же в этой игре он чувствовал себя полностью проигравшим. То, что из долговой ямы его вытаскивала женщина, было совсем не по душе Манфреду.


Линда между тем забавлялась в постели с Гюнтером. Если он считает, что ему необходимы дополнительные возбуждающие факторы и хочет усилить ее наслаждение, пусть применяет их. Она ничего не имела против «дилдо», хотя им с Дирком это никогда не приходило в голову. Пока на пустующее место не придет другой мужчина, Линда была готова терпеть и это. С Гюнтером все происходило довольно легко и быстро. Он, еще не остыв от любовной игры, сел на кровати и оглядел Линду, которая повернулась, чтобы взять со стола бокал.
– У тебя божественная фигура. – Гюнтер провел рукой по се талии. – Стоит мне посмотреть на тебя, я готов начать снова.
Засмеявшись, Линда сделала большой глоток.
– По-моему, ты на это способен. – Она повернулась к нему. – Но мы же продолжим наслаждаться и завтра, или у нас не будет времени?
– Можешь на меня положиться. – Вытянувшись на постели, Гюнтер посмотрел на нее. – Тебе не кажется, что мы неплохо подходим друг другу в сексуальном плане?
– Ты умеешь делать свое дело.
– Спасибо, я знаю. Но и ты тоже ничего.


В субботнее утро Гюнтер и Линда направились в аэропорт Штутгарта, после того как Гюнтер съездил домой и упаковал свои вещи. Марион сделала вид, что ее это ничуть не интересует, и направилась в сад, опасаясь выказать реакцию на его появление. Клаус позвал Регину на прогулку по городу все в тот же Штутгарт, а Моника села в поезд, идущий в Мюнхен. Вечером она пойдет с подругой в оперу. Ричи хотел вытащить Дирка выпить пива, но тот снова углубился в подготовку к экзамену и, по уши зарывшись в учебники, сидел дома. И только Ирэн, как всегда, где-то в дороге.


Линда впервые в жизни летела на самолете. Это доставляло ей наслаждение, хотя она постоянно ловила на себе взгляды окружающих, явно интересующихся тем, дочь она Гюнтеру или любовница. Довольно щекотливое положение, подумала Линда, но потом ей стало все равно. Здесь ее никто не знает, поэтому все эти взгляды не имеют никакого значения.
Гамбург очаровал ее. Уже сама поездка на такси до отеля привела в восторг. Совсем другая архитектура, кругом старинные особняки с черепичными крышами, фонтаны посреди парков, мостики.
– Я бы хотела здесь пожить, – вырвалось у Линды, и она сжала руку Гюнтера.
– Нам очень повезло с погодой, – заметил он, расплачиваясь за такси.
Они остановились перед отелем «Времена года», дверца машины открылась, и мужчина в ливрее сказал:
– Добро пожаловать!
Стараясь держаться непринужденно, Линда поднялась вместе с Гюнтером по широкой лестнице, вошла в шикарный холл, украшенный антикварными статуэтками и застеленный дорогими коврами. У нее перехватило дыхание от всей этой роскоши. Она никогда и мечтать не смела о том, что хотя бы подойдет к дверям такого великолепного отеля. Гюнтер уладил все формальности, и они направились к лифту: Лифт управлялся вручную специально подготовленным молодым человеком. Линда и не думала, что такое возможно. Все напоминало сцены из фильма «Трое на снегу».
– Ну? – спросил Гюнтер, когда они вышли на своем этаже. – Не слишком многообещающе?
– Мечта! – воскликнула Линда.
Гюнтер открыл дверь. Линда прошла вслед за ним в светлый двухкомнатный номер с большой кроватью и чудесным видом из окон. Не успела за ними закрыться дверь, раздался стук. Принесли багаж. Гюнтер достал из бумажника чаевые. Едва они остались одни, Гюнтер обернулся к Линде с многозначительной улыбкой.
– Может, прежде чем гулять по городу, мы немного расслабимся?


Воскресным вечером, когда Линда и Гюнтер летели домой, в доме Ричи зазвонил телефон. К удивлению Ричи, это был Дирк. Он хотел немедленно поговорить с другом.
– Не считай меня безумным, но я во что бы то ни стало должен дать ему нахлобучку, иначе никогда не обрету душевного равновесия.
– Кому же? О ком ты говоришь?
– Хочешь выпить пива? – уклонившись от ответа, спросил Дирк.
– Ладно, я заеду к тебе!
Через полчаса они сидели в единственном в Рёмерсфельде пивном садике, под любимым каштаном Дирка. Столик только что освободился, и Дирк быстро занял его, опередив других посетителей.
– Обещай, что никому не выдашь меня! – сказал Дирк, как только они сели.
– Хочешь поделиться со мной какой-то тайной? – поинтересовался Ричи, попросив официантку принести им две кружки пива.
Дирк огляделся. Пивной садик полон посетителей, хорошая погода многих вытащила из дома. Но поблизости знакомых не видно. Это хорошо. Он наклонился к Ричи через столик и произнес тихо, но отчетливо:
– Я безумно зол на Гюнтера Шмидта и должен поквитаться с ним!
– Прости, если покажусь тебе бестолковым, но причем здесь Гюнтер Шмидт? – Ричи отложил в сторону папку с меню.
Дирк перешел на шепот:
– Это он увел у меня Линду!
Заметив, как тяжело дались ему эти слова и с каким трагическим лицом он их произнес, Ричи едва сдержал улыбку и недоверчиво заметил:
– Ты шутишь.
– Черт побери, нет!
Тут Ричи вспомнил о непонятных пассажах матери. Почему она спрашивала его? Или у женщин чутье на такие вещи?
– Не злись на меня, но я не могу в это поверить! Что общего у Линды с таким противным типом, как Гюнтер?
– Если бы я знал это, мне было бы легче. Правда, Ричи, я думал над этим, но понять никак не могу, и это сводит меня с ума!
Принесли две кружки свежайшего пива, они выпили их почти залпом.
– Уф, хорошо!
Кружки заняли свое место на деревянном столике, и молодые люди вытерли пену с губ. Ричи прикрыл рот; у него легкая отрыжка.
– Извини, – сказал он, икнув, – хорошо бы повторить.
– Понял. – Дирк заказал еще пару пива.
– Как это могло произойти? – поинтересовался Ричи.
– Если бы я это знал! За это время я передумал все, что можно. Началось все с одного ужина. Линда непременно хотела, чтобы я приехал к ней, что-то там приготовила, ну и так далее. Но у меня тогда не было настроения. Было ужасно лень вылезать из конуры, и я лишь спросил, почему она не может приготовить тот же самый супчик у меня!
– Да, парень, – тяжело вздохнул Ричи, – это была твоя роковая ошибка. Она что-то придумывала, готовила, у нее, скорее всего, были просто сумасшедшие планы. Линда хотела почувствовать, что нужна тебе. Что ты сказал ей тогда?
– Что не могу найти свою машину…
– Тебе что, не на чем было доехать? Ты старый немощный дед? Надо было прыгнуть на велосипед, поставить рекорд скорости и примчаться к ней. Вызвать такси, наконец! И что она ответила тебе?
– То же, что сказал сейчас ты!
– То же самое?
– Ну да!
– И ты еще удивляешься?
– Я хотел на ней жениться, правда, Ричи, не смейся. Я уже все это хорошо представлял себе. Предложение руки и сердца на берегу реки, шампанское, ночь любви…
– А о ней ты не подумал!
– О ком?
– О ночи любви, парень! Ну и глупец же ты! Из ничего не возникает ничего!
– У меня есть книга о женской психологии. В ней написано, что женщин иногда надо отпускать на свободу. И будто в них всегда сидит страх потерять то, что они имеют. Так что же случилось?
Принесли новую порцию пива.
– Что случилось, ты видишь уже сейчас, мой дорогой. Что касается свободы, Линда хорошо поняла, но что касается страха потери, про это она, видимо, забыла прочитать!
– Ты считаешь меня дураком? – Эти слова Дирк произнес так громко, что люди, сидящие за соседним столиком, обернулись.
– Мне жаль, но ты сам похоронил свою любовь! А вот то, что гробовщиком стал Гюнтер, не укладывается в моей голове! – Ричи потер лоб. – Он и Линда – нечто несовместимое!
– Я бы с удовольствием отвесил ему хорошую оплеуху!
– Гюнтер сильнее тебя!
– Я думал, ты мне друг!
Ричи наморщил лоб.
– Мы придумаем что-нибудь вместе. Надеюсь, что-то придет в голову. Но сначала я должен поесть!


Следующая неделя началась в Рёмерсфельде безоблачным небом и небывалым всплеском деловой активности. Гюнтеру пришлось провести предыдущую ночь дома, потому что там висели его костюмы, лежали выглаженные рубашки, стояли начищенные ботинки. Все это необходимо ему для очередного рабочего дня в связи с предстоящей встречей с банковскими работниками по поводу продажи недвижимости акционерному обществу в Лихтенштейне. Он ночевал в гостевой комнате, чтобы показать Марион установленную между ними границу, но когда утром начал искать в своем платяном шкафу бело-голубую рубашку для только что подготовленного костюма, почему-то не нашел ее.
– Марион, а где мои рубашки?
– Где они должны быть? – ответила Марион, проходя мимо него в ночной сорочке.
Такого еще никогда не было в их доме.
– Ну, здесь-то их нет! – бросил он ей вслед.
– Как же так? – лениво осведомилась она и, потягиваясь, пригладила свои взлохмаченные после сна волосы. – Уж не думаешь ли ты, что рубашки могут летать?
– Что значат твои слова?
– Ну, например, из корзины с грязным бельем по маршруту стиральная машина – гладильная доска – платяной шкаф. Я иду снова в постель. Ты знаешь, где кофе.
С этими словами она исчезла в спальне.
Взбешенный Гюнтер схватил другую рубашку. Марион еще пожалеет об этом. И первый камень в основание своей мести он заложит уже через несколько часов.


Едва Гюнтер вышел за порог, Марион начала двигаться по дому с быстротой молнии. Она направилась в душ, высушила феном волосы, зачесала их назад, надела удобное легкое платье, туфли на низких каблуках. Собрав вес документы, которые удалось найти, и записи того, что она вспомнила, Марион поехала к Анне Кель. Возле одной из пекарен она остановила машину и купила несколько свежих круассанов. Марион видела у Анны кофеварку. Значит, следует что-то принести с собой для спокойной беседы за чашкой кофе.
А Моника в офисе обсуждала с сыном предстоящие на этой неделе встречи, договоры и стратегические планы на ближайшее будущее.
– Что с тобой? – внезапно спросила она Ричи.
– Со мной? А что такое? – Он невинно посмотрел на мать своими голубыми глазами.
– Ну-ка рассказывай!
– Мать, перестань! Это не связано ни с тобой, ни с нашим бизнесом. Это действительно мои личные проблемы.
– Ну, хорошо! Тогда я тоже кое-что расскажу тебе. – Моника захлопнула свой ежедневник.
– Что значит, тоже!
– То, что я сказала. Тоже! – Она улыбнулась ему.
– Хорошо. Что же это?
Матери бывают иногда невыносимы, подумал при этом Ричи.
– Мы будем строить!
– Ага! – Он посмотрел на нее так, словно сомневался, в здравом ли она рассудке.
– Кузовной цех. Мы начинаем осваивать новую промышленную зону «Запад». И как первая фирма, получившая подряд на строительство, начнем с подъездной дороги. Великолепное местоположение, мой дорогой! Это производство принесет нам те деньги, которые мы прежде уступали другим. – Моника с наслаждением откинулась на спинку кресла.
Ричи потер лоб.
– Ты не бредишь? Как это ни с того ни с сего там возникнет промышленная зона? Эти земли прилегают к приюту для животных. Моника засмеялась.
– Завтра в повестке дня заседания городского совета вопрос о перепрофилировании этих земель. Я проявила своевременный интерес к этой проблеме и внесла в городскую управу соответствующие предложения. И если мы начнем там строительство, город установит для нас режим наиболее благоприятного налогообложения. А мы создадим новые рабочие места. Это, кстати, и в интересах города!
– То есть в интересах твоего бургомистра!
– Что ты хочешь сказать? – строго осведомилась Моника.
– Разве у него нет своего интереса в том, чтобы сделать этот район промышленной зоной?
Да, конечно, пятьдесят процентов от суммы продаж перетекут в его карман, подумала Моника. Но это и справедливо, потому что без Иоахима эти земли так и остались бы непригодными пустырями и не имели бы никакой ценности. Если они сейчас вместе хоть немного встанут на ноги, будет, наверное, правильно, что оба заработают деньги.
– Конечно, у него есть интерес, он пытается развивать город, – парировала она. – Да и следующие выборы он хочет выиграть.
– Итак, мы строим кузовной цех. Разумеется, почему бы и нет. Значит, мы немедленно должны приступить к планированию этого проекта. Завтра заседание городского совета, и, насколько я тебя знаю, послезавтра ты уже начнешь строительство.
Моника расхохоталась.
– Ты все-таки мой сын! – Она сделала несколько выписок из своего органайзера. – Кое-какие важные мысли появились у меня в выходные дни…
– А я думал, ты ходила в мюнхенскую оперу.
– Где же, по-твоему, как не в опере, рождаются гениальные бизнес-проекты?


Дирк сидел за письменным столом и набрасывал текст. После того как они вчера откушали ливерной колбаски, грудиночки и жареных крестьянских сарделек, Ричи подал ему умопомрачительную идею. Так как Дирк в отличие от Ричи не особенно знаком с различного рода операциями с недвижимостью и землей, сейчас он листал соответствующую литературу, формулировал необходимые фразы, перечеркивал то, что написал, и начинал все сызнова. В конце концов он позвонил Ричи.
– Мне кажется, я готов.
Ричи, ожидая, когда мать выйдет из его кабинета, попросил друга прочесть, что у того получилось.
– Получилось так: «Добрый день, господин Шмидт, меня зовут Райнер Хойер, и я покупаю в интересах федерального правительства подходящие участки земли в Берлине. Из архивных документов мне стало известно, что один из таких участков принадлежит Вам. Именно этот участок входит в сферу наших интересов. Сейчас мы определяем для себя разброс цен на участки, которые намерены купить. Что касается Вашего, мы готовы предложить сразу 800 тысяч марок». – Послышался короткий смешок. – Ну как тебе?
– Да, – отозвался Ричи. – А ты уверен, что так будет верно?
– Я же еще вчера сказал тебе об этом. Я исходил из того, что он добивался этого участка через моего отца.
– Ну, хорошо. Тогда попытай счастья. Выбери место для встречи и помни, что надо изменить голос!
– Да-да, я почти все время тренируюсь.
Через несколько минут телефон зазвонил снова. Ричи приготовился выслушать очередное предложение и недовольно снял трубку.
– Он не пожелал со мной разговаривать, сославшись на то, что спешит, но предложение заинтересовало его, и мы должны встретиться. Он захотел узнать номер моего телефона в Берлине. Мне пришлось сказать, что я пока в дороге и позвоню ему сам.
– Понятно. А он, случайно, не узнал тебя?
– Судя по его реакции, нет.
– Ну, еще лучше! Значит, процесс пошел!


Линда в это время обслуживала в магазине очередную клиентку. Та просила дать пояснения относительно четвертого набора косметики. В Линде начало нарастать раздражение, и она поймала себя на мысли, что эта дама вообще ничего не желает покупать. Просто для нее это способ провести время.
– Не порекомендуете ли мне что-нибудь еще? – спросила покупательница. – Вы же видите, как выглядит моя кожа.
Линда вгляделась в ее лицо.
– У вас смешанный тип кожи, – сказала она.
– Нет, такая кожа была у меня прежде. За последнее время она стала значительно суше, – возразила покупательница.
– Простите, но в области носа и на лбу кожа довольно жирная. Это указывает на смешанный тип…
– Я же говорю вам, что кожа стала суше!
– Ну, хорошо. – Линда повернулась к витрине. – Если речь идет все-таки о сухой коже, то у нас есть освежающие, но богатые витаминами кремы от…
– Но здесь написано, что эти кремы для немолодой кожи. Мою кожу пока нельзя назвать немолодой – мне чуть за тридцать!
Линда не дала бы ей меньше сорока, но, может, дело в неухоженных волосах, неровными прядями спадающих не плечи. Лицо у женщины довольно симпатичное.
– Что вы применяете в настоящее время?
– Ну, такую голубую серию – надписи там вроде белые. Я сразу не могу вспомнить…
В магазине полно работы, а Линда не может помочь коллегам, потому что вынуждена торчать здесь с этой бестолковой овцой, которая не помнит, какой пользуется косметикой.
В конце концов, произошло то, что Линда подозревала с первой минуты разговора.
– Я, пожалуй, подумаю, – произносит дама и многозначительно смотрит на продавщицу. – После обеда вы будете здесь?
– Да. – Линда с облегчением кивнула.
– Тогда я зайду сегодня после обеда!
«Больше я не стану иметь с тобой дело», – подумала Линда, расставляя бутылочки, тюбики, баночки, которые пришлось показывать покупательнице. Она и не верила, что еще раз увидит эту даму в магазине.
– Это была выдающаяся клиентка, – съязвила Рената после того, как мадам удалилась.
– Да уж, – ответила Линда. – Кроме пустой болтовни, никакого толка.
– Эх, нам бы еще парочку таких покупателей, как тот господин, что приходил на прошлой неделе. Помнишь его? Того, что ушел с огромным пакетом покупок?
– Так это было уже две недели назад, – заметила Линда, погруженная в свои мысли.
– В самом деле? Однако у тебя хорошая память!
Линда думала о Гюнтере. Да, он умеет сдвинуть дело с места, и, наверное, жить рядом с ним легко. Но у каждой медали есть и оборотная сторона. Похоже, Гюнтер одержим идеей начать с ней новую жизнь. До сегодняшнего дня, однако, он ни разу не спросил, хочет ли этого она. Почему Понтер так уверен в себе?
Неужели до сих пор всегда получал то, чего желал? Неужели не знает, что в жизни бывает иначе? Прямо как девиз: подумал – получил!


Гюнтер не встретил никаких препятствий, обсуждая дело о продаже недвижимости со своими банкирами. Все прекрасно знали его деловую хватку и огромный опыт работы в бизнесе, поэтому понимали, что, продавая свое дело, Гюнтер затевал новую огромную спекуляцию на фондовом рынке, которая принесет ему новые сверхприбыли. Гюнтер сразу позвонил Клаусу.
– Путь свободен, – сказал он. – Можешь дать знать об этом господину доктору Бергеру!


Манфред Бушельмейер тоже довольно быстро уладил в это утро свои дела. Кредит после звонка Моники Раак выдали без проблем, только проценты несколько огорчили Манфрсда. Придется теперь во всем ограничивать себя. Но уж лучше расплачиваться по долгам за 90 тысяч, чем за 180 тысяч марок. Деньги он положил сразу на те счета, с которых перевел, затевая свою аферу, поэтому никаких проблем возникнуть не должно. По пути в свой супермаркет Манфред вздохнул с облегчением. Эта авантюра, можно считать, позади, а волнений хватит надолго.
Марион уже больше часа сидела в кабинете Анны Кель и вводила ее в курс дела.
– Как случилось, что вы совсем не знаете финансового положения мужа? – спросила фрау Кель.
– Он не хотел, чтобы я вмешивалась в его дела. Он всегда говорил, что все урегулирует сам в наших общих интересах…
– Да, скорее всего именно этим он сейчас и занят, – сухо заметила Анна Кель.
– Что вы имеете в виду?
– Например, я опасаюсь, что в решении своих финансовых проблем, связанных с разводом, он как минимум на шаг опережает нас. До начала бракоразводного процесса он может управлять обстоятельствами. Если он откажется добровольно представить справку о своем финансовом положении, нам придется подавать отдельные иски и отстаивать ваши претензии шаг за шагом.
– О! – Марион глубоко вздохнула. – Это все довольно сложно и, похоже, затянется надолго.
– Если вам удастся получить информацию какими-то иными путями, это было бы гораздо лучше, и я признаю ваше право оспаривать имущество.
– А если нет?
– Тогда ваш муж может сильно сократить список принадлежащего вам имущества и под присягой подтвердить его подлинность.
– А как узнать, что из нашего имущества принадлежит мне?
– Ваш имущественный статус и его имущественный статус на начало жизни в браке будут раздельно друг от друга описаны и сопоставлены с его и вашим имущественным статусом перед разводом. Исходя из разницы производится раздел нажитого в браке имущества. То, что вы принесли с собой в брак, достается каждому. Тот, кто заработал разницу, должен отдать другому половину своей прибыли. В вашем случае – это он. Значит, к примеру, если вы вступали в брак, имея по 500 тысяч марок каждый, и сейчас вы по-прежнему имеете те же 500 тысяч марок, а он три миллиона, то есть его прибыль составила за годы жизни в браке 2,5 миллиона марок, вы вправе рассчитывать на половину от его прибыли. То есть на 1,25 миллиона марок. Если исходные позиции в момент вступления в брак отличались друг от друга, то соответственно расчет производится несколько иначе.
– Ох, как это все сложно! Я не хотела, как я не хотела выходить замуж!
– Здесь вы не одиноки!
Марион удрученно прикрыла глаза.
– Я спрошу его, как он все это себе представляет. Мы еще посмотрим!
– Но поскорее. Дорога каждая секунда. С таким человеком, как Гюнтер Шмидт, никогда ничего нельзя знать наверняка. Чем скорее нам удастся проникнуть в его планы, тем лучше. И вернее.
Когда Марион собралась уходить, зазвонил телефон. Марион спросила, не следует ли ей уйти, но фрау Кель попросила ее остаться. Положив трубку, Анна посмотрела на Марион и нахмурилась.
– Что-то случилось? – спросила Марион, охваченная дурными предчувствиями.
– Да, для дела это на пользу, но вам, к сожалению, во вред!
Марион, близкая к обмороку, вцепилась в подлокотники кресла.
– Что вы имеете в виду?
– Теперь я знаю, из-за кого весь сыр-бор. К кому убежал ваш муж.
– Вы имеете в виду… его любовницу?
– Да, некая Линда Хаген. Говорит вам что-нибудь это имя?
– О Боже! – Марион закрыла руками лицо. – Это молодая женщина, которую я приглашала на юбилей Гюнтера вместе с ее молодым человеком, сыном обер-бургомистра. И я еще восхищалась тем, как они счастливы, как хорошо смотрятся вместе! – Марион покачала головой. – Не могу в это поверить! Она же такая молоденькая! Кстати, откуда вам это известно?
– Один из служащих фирмы Моники Раак видел их вдвоем во время посадки на самолет компании «Люфтганза» в аэропорту Штутгарта. Он провожал брата. И он рассказал о вашем муже и Линде Хаген госпоже Раак, потому что это показалось ему очень странным.
Н– да, дела!
– Какой удар! Никак не могла этого предположить. Что он собирается с ней делать? Она же совсем девочка! Разве это не удручает – оказаться на обочине жизни из-за такой молодой девчонки? После стольких лет. Я всегда была рядом с ним, всегда жила для него. И теперь он не хочет с этим считаться. Все годы жизни перечеркнуты. Это в высшей степени несправедливо, и эта несправедливость бьет больнее всего, госпожа Кель! Я не заслужила этого! Нет!
– Я все понимаю и сочувствую вам.
– Как? Вы тоже разведены?
– Нет, я вдова. Мой муж погиб в автокатастрофе.
Марион замерла возле двери, глядя на госпожу Кель.
– Да, это еще вопрос, что лучше!
После обеда Марион позвонила Монике в офис. Она должна, сама должна услышать от Моники все, что та рассказала Анне Кель.
– Я могу передать трубку молодому человеку, который это видел, – предложила ей Моника.
– О нет, для меня это слишком… интимная тема. – Марион стало не по себе. – Однако, госпожа Раак, вам следовало бы основать собственную ежедневную газету. Вы все обо всех знаете!
– Мне расценивать это как комплимент? – усмехнулась Моника.
В гостиной своего дома Марион чувствовала себя теперь совсем плохо. Все такое большое и совершенно чужое. А она – брошенная и одинокая.
– Скажите, а рядом с вами был кто-нибудь, кто во время вашего развода поддержал вас? – спросила Марион и тут же извинилась за то, что позволила себе задать такой вопрос.
– Вам незачем извиняться. Моя проблема урегулирована. Да, мои дети были рядом. Они очень помогли мне!
– Н– да, а у меня и этого нет.
– Далеко не все дети остаются в таких ситуациях рядом с матерями. Когда они вырастают, у них появляются совсем иные интересы.
– Вы думаете…
– Учеба за границей, да. Машины, отпуска и путешествия, что еще? Обычно женщина в финансовом плане не в состоянии…
– Неужели все вертится вокруг денег?
– Это вы должны знать лучше меня.
Марион глубоко вздохнула.
– Да, вы правы. Деньги и власть. Похоже, это краеугольные камни всей теперешней жизни.
– И секс!
– Что?
– Вы забыли секс! Деньги, власть и секс!
– А где же любовь?
– Об этом вам надо спрашивать не меня. Это не относится к моей компетенции. – Моника засмеялась. – Но если у вас есть желание, можно посплетничать об этом сегодня у меня за ужином, около восьми.
– Большое спасибо, госпожа Раак, я бы с удовольствием пришла к вам, но завтра у меня день рождения и хотелось бы подвести кое-какие итоги, подумать о жизни. Мне это необходимо.
– Я понимаю вас. Тем не менее приглашение остается в силе.


Линда накупила в гастрономе самых разных салатов и разложила их в маленькие пестрые тарелочки, чтобы поставить на стол к ужину. Стол на балконе она накрыла новой белой скатертью. Когда ровно в восемь приехал Гюнтер, она выставила все блюда на стол и нарезала свежий ароматный багет. Гюнтер с довольным видом внес в квартиру коробку с телевизором.
– Новейшая модель! – сообщил он. – Частота развертки – сто герц, со встроенным видеомагнитофоном. Все остальное кажется мне слишком затянувшимся.
– Что тебе кажется затянувшимся? Я не понимаю, – произнесла Линда и поцеловала его.
– Марион вот-вот закончит паковать свои вещи, и тогда мы переедем в мой дом!
– Почему она должна сделать это?
– Потому что я развожусь, сердце мое! Что у нас на ужин?


В отличие от вчерашнего дня в пивном саду полно свободных мест. Когда в половине девятого вечера Ричи и Дирк встретились там, небо уже заволокло тяжелыми черными тучами.
– Ясно! Стоит найти здесь свободный столик, и наверняка начнется ливень.
– Ну, значит, судьба.
Они сели за тот же самый стол под большим каштаном, что и вчера, и Ричи начал внимательно рассматривать своего друга.
– Сегодня ты выглядишь значительно лучше.
– Да, я чувствую себя гораздо лучше с той минуты, как убедился, что могу посадить эту свинью в лужу.
– Ну-ну, не слишком ли это резко?
– А он сам ни с кем и ни с чем не считается!
Засмеявшись, Ричи заказал два пива и клецки по-швабски.
– Ты не голоден? – спросил он Дирка, и, не успев получить ответ, заказал вторую порцию. – Я приглашаю тебя. Никаких дискуссий!
Дирк улыбнулся и огляделся. Через несколько столиков позади себя он заметил Петру. Надо объяснить все Ричи, подумал Дирк, но тут девушка обернулась, и он понял, что обознался. Совсем некстати ему пришло в голову, что Петра ни разу не позвонила. И это навело Дирка на размышления. Он что, совсем не привлекает женщин? Или он был так плох?
– Эй! Ты мечтаешь? – спросил Ричи.
– Да, почти! – Дирк тряхнул головой, пытаясь отогнать свои мысли. – Все начинается с раздумий, потом человек разговаривает сам с собой и, наконец, не может вспомнить, как его зовут.
– Ты что, уже дошел до этого?
– Нет, конечно, нет, – рассмеялся Дирк.
Принесли пиво. Друзья чокнулись. После хорошего глотка Дирка посетила новая мысль.
– Кстати, Ричи, а что у тебя с Карин? Вы же были неразлучны.
– Верно. Но Карин кого хочешь сведет с ума. У нее в голове тысячи планов, она, не выполнив одного, бросает его и придумывает что-то новое. С ней не хватит терпения даже у человека, родившегося под знаком Козерога. Когда-то я должен был сдаться.
– Ах, нет! Ты?
– Да, почему нет?
– Потому что мужчины не сдаются!
– Это ты прочитал в своей книге по психологии? Сейчас у нес, во всяком случае, кто-то есть. Кажется, тоже Козерог.
– Ты обманываешь меня. – Дирк расхохотался.
– Нет, это так и есть!
Подали клецки, Ричи заказал еще два пива. Дирк отправил в рот полную вилку кушанья, но сыр расплылся и тянулся в рот со дна тарелки.
– Это прикольно! – заметил Ричи.
– Попробуй сделать это лучше, герой! – Дирк отложил вилку.
Ричи попытался управиться с блюдом как со спагетти, но у него тоже ничего не получилось, так что тянущиеся сырные полоски пришлось обрывать руками.
– Сдаюсь.
Дирк, ухмыляясь, продолжал трапезу. Внезапно он поднял взгляд.
– Повторим еще раз наш план? Я хотел бы до конца недели разделаться с этим.
– Ты способен думать о чем-то другом?
– Только в виде исключения!
– Ты законченный дурак!
Марион надеялась, что Гюнтер хоть сегодня придет ночевать домой. Но очень быстро она заметила, что его маленький чемоданчик исчез, а вместе с ним и несессер. Пропала последняя надежда, что все было невинной шуткой. Придется отказаться и от нее. Он не придет сегодня, в ночь перед ее днем рождения; похоже, не придет и завтра. Надо оценивать положение вещей трезво, не поддаваться эмоциям. «Ты – дочь военного, – сказала себе Марион, вышла в сад и села на теплую, нагретую дневным солнцем каменную ступеньку дома. – Завтра рано утром у меня должен быть стратегический план на уровне генерального штаба. Ради этого надо выбросить из головы все отвлекающие мысли». Она посмотрела на небо. Медленно темнело, над городом нависли грозные дождевые облака, поглотившие последние солнечные лучи. Подул легкий ветерок, предвестник бури, но на улице было все еще тепло и приятно. Марион сняла туфли и поставила босые ноги на ступеньку. Тепло камня успокоило ее. Рассматривая свои ноги, Марион снова вспомнила про зеркало в исповедальне из далекого детства. У нее было так мало возможностей заняться собой. Заметить, как меняется с возрастом. И вот ей пятьдесят пять, а она не может сказать, как выглядит и как чувствует себя. Марион удивленно рассматривает пальцы на ногах. Ноги столько носили ее по жизни, а она ни разу толком не посмотрела на них.
Упали первые тяжелые капли дождя. Это будет теплый дождь. Марион подставила каплям лицо. Она не встала со ступенек, напротив, поудобнее прислонилась спиной к верхней и так, полулежа, приняла на себя удар стихии. Вокруг нес ветер раскачивал деревья, ветки трещали и ломались, небо, словно прорвало. Над горизонтом сверкали молнии, гроза приближалась. Марион знала, что не защищена от удара молнии, но это не пугало ее. Наоборот. Непогода, ураганный ветер и дождь – все это давало Марион ощущение, что она заново рождается на свет и впервые в жизни живет правильно. Свой пятидесятипятилетний рубеж она перешагнет со своей мудростью. Пожалуй, есть на свете вещи поважнее, чем играть роль примерной жены. Рассмеявшись, Марион высоко вскинула руки.
У нее только одна жизнь. И принадлежит эта жизнь ей одной.
Около девяти часов утра в дверь позвонили. Открыв, Марион увидела перед собой огромный букет цветов.
– Я должна вручить это госпоже Шмидт, – сказала молодая женщина, которую почти не видно за букетом, и протянула Марион цветы.
– Спасибо, это очень мило. – Изумленная Марион забыла дать девушке чаевые. Неся букет в дом, Марион посмотрела, из каких он состоит цветов. Гвоздики! Гюнтер прислал на ее пятидесятипятилетие букет гвоздик. Она развернула карточку. Действительно, он поздравляет ее через «Флероп» (европейская организация по доставке цветов) с днем рождения и посылает ей в подарок пятьдесят пять кладбищенских цветов. Это уже слишком! Марион с удовольствием бросила бы букет в компостную яму, но с сегодняшней ночи не принимает близко к сердцу ни поступки, ни слова Гюнтера. Цветы, в конце концов, не предназначены для украшения компостных ям. Марион поставила их в большую вазу и отнесла в гостиную. Наверное, она засушит их после дня рождения. Это будет лучшей благодарностью, потому что в один прекрасный день веничек из этих гвоздик она положит на могильный холмик над гробом Гюнтера.


Вечером в Рёмерсфельде собрались две небольшие группы людей. Одна из них направляется в здание местного совета. Вторая – в Кирхвейлер. Ульрике Гоерхард заехала за Марион.
– Что я вижу! – воскликнула Марион, разглядывая новое авто Ульрике. – Я и предположить не могла, что ты решишься поменять свой маленький автомобильчик на «комби»!
– Но зато у нас теперь больше места для покупок… – Ульрике открыла Марион дверцу машины.
– Я с трудом представляю себе все это, потому что никогда не принимала участия в таких мероприятиях, – сказала Марион. – Я боюсь показаться нелепой!
– Ха, это просто потеха, ничего больше. И чтобы ты сразу знала, наша бридж-компания дарит тебе ко дню рождения полный набор. Можешь выбрать для себя все самое изысканное.
– Да есть ли там хоть что-то моего размера?
– А как ты думаешь? – Ульрике села за руль. – Нижнее белье смотрится красиво только на тех местах, для которых оно предназначено!
Марион рассмеялась.
– Очаровательно, очаровательно. Посмотрим-посмотрим!


Манфред Бушельмейер в растрепанных чувствах встретился со своими коллегами по партийной организации и договорился, где по завершении мероприятия они выпьют пива. Наконец все расселись. Манфред, взяв в руки листок с повесткой дня, прочел последовательно все пункты. Сначала общие вопросы, потом краткую информацию о последнем закрытом заседании президиума, следом за этим пункт три – строительство клуба, пункт четыре – закупка пожарных машин с выдвижными лестницами. Манфред посмотрел на обер-бургомистра. Иоахим Веттерштейн, кажется, в хорошем настроении.
Манфред стал читать дальше: пятый пункт – строительство общественного туалета на Кирхвейлерштрассс, пункт шесть – проверка финансирования детских садов. Затем час отвечают на вопросы. Н– да, сегодня заседание затянется, подумал Манфред и снова посмотрел на Веттерштейна, который уже пять минут медлил с началом. Когда Манфред еще раз просмотрел вопросы, связанные со строительством, у него перехватило дыхание. Не поверив своим глазам, он прочел снова: ходатайство о начале освоения промышленной зоны Рёмерсфельд-За-пад. Еще вчера говорили, что местность рядом с приютом для животных никогда и ни в какой форме не подвергнется освоению, совершенно бесполезная земля, никаких помыслов, полный бред. Не расскажи об этом Марион, бургомистр до сих пор оставался бы в неведении. А сейчас он сам вносит ходатайство!
Это колоссальная ошибка! Манфред не мог сейчас задать вопрос с места, но умирал от нетерпения. А если не ошибка? И если городской совет утвердит развитие этого района? Тогда ему останется только застрелиться. Нет, он лучше прибьет эту ведьму Раак, потому что теперь совершенно ясно: за всем стоит она. Теперь это совершенно ясно. И на этот раз Манфред использует в качестве оружия совсем не бутылку шампанского!


В таком дурном настроении Линда никогда еще не отправлялась на свои показы. Сегодня у нее не было никакого желания, и влекла только перспектива заработать деньги. Грета Кремер позвонила ей еще раз сегодня перед обедом и подтвердила, насколько перспективным может оказаться это выступление. Все дамы будут при деньгах и готовы пережить незабываемый вечер. После работы Линда заехала в бутик, просмотрела новые комплекты и, в конце концов, забрала с собой все размеры. Вместе с тем, что у нее уже было дома, получилось великолепно. Она уложила в сумку к вещам переносной CD– проигрыватель, подходящие компакт-диски и наконец выехала. Гюнтеру она сообщила о своем сегодняшнем мероприятии, и он не возражал, потому что вечером будет занят работой.
В Кирхвейлер Линда приехала точно к назначенному времени, незадолго до прихода гостей. Грета поставила большой стол, застелила его светлой скатертью, рядом – маленький приставной столик с бокалами и тарелочками с канапе. Все для предстоящей презентации. Она заранее радовалась предстоящему веселью и с порога предложила Линде бокал шампанского.
– Спасибо, но до работы я не пью, – сказала Линда.
– Прошу вас, – засмеялась Грета и быстро налила себе еще один бокал. – Это позволит расслабиться. Мы же не будем держаться чинно и точно следовать всем правилам. Все должно приносить удовольствие, это самое главное сегодня.
«Самое главное сегодня то, что я заработаю деньги», – подумала Линда, чокнувшись с Гретой.
– Кажется, вечер начнется звоном литавр!
– Что вы имеете в виду? – Линда украдкой огляделась.
Убранство гостиной в этом доме приобретено не раньше, чем два года назад. Почти трехметровый обеденный стол, со вкусом подобранные, обитые кожей деревянные стулья, которые Грета, желая освободить побольше места, расставила только с одной стороны стола, элегантный диван, кресла для коктейля, тоже кожаные, эксклюзивный шкаф, наверняка из какого-нибудь итальянского мебельного салона, и множество дорогих картин на стенах. Над столом огромная люстра, дизайн которой явно разработан по индивидуальному заказу. Глядя на все это великолепие, можно подумать, что у большинства немцев денег куры не клюют, отметила Линда. Но условия жизни многих, в том числе и ее, свидетельствуют о том, что те же самые немцы живут за чертой бедности.
Линда прислушалась к тому, что говорит Грета, но та, похоже, уже забыла про существенный момент начала сегодняшнего вечера.
– Простите, так что с литаврами? – осведомилась Линда у работодательницы.
Видимо, этот бокал шампанского сегодня далеко не первый у Греты, потому что она смеется и жестикулирует так, словно никого нет рядом.
– Как только все соберутся и рассядутся на свои места, я поставлю запись «lean Чget по satisfaction!»
type="note" l:href="#n_8">[8]
– Ага! – кивнула Линда.
– Одновременно с этим я погашу свет.
– Но еще совсем не так темно!
– Предварительно я закрою все жалюзи. – Грета покачала головой. – Итак, я гашу свет, но при первых аккордах свет зажигается и появляетесь вы!
– Так!
– Да! – Грета показала на дверную арку с натянутым над ней полотном темно-красного цвета. – Вы находитесь перед выходом за этим занавесом, и на вас уже надет самый возбуждающий комплект!
– Обычно я надеваю тот комплект, который дамы предварительно рассмотрели и пожелали увидеть на мне!
– Обещаю вам, что они пожелают увидеть именно этот комплект!
– Хм!
– Хотите хорошо заработать сегодня вечером или нет?
В этот момент Линде больше всего хочется выплеснуть остатки шампанского из бокала в лицо Грете, но она сдерживается. Отец говорил Линде, когда она жаловалась на школьных друзей, презиравших ее за бедность, что «деньги делают людей малопривлекательными». Тогда она находила это неправильным, но с годами и сама пришла к такому выводу.
– Хорошо, я выхожу из-за занавеса.
– Ну да. – Грета беззастенчиво оглядела фигуру Линды. – Вы можете при этом еще, и показать себя!
– Это исключено. Некоторые женщины сочтут это неприличным. Они хотят видеть не голую красотку, а белье.
«Мы же не в стрип-баре», – добавила про себя Линда. Она, конечно, покажет все, что принесла, но к чему все эти эротические шоу?
Грета тяжело вздохнула.
– Мои подруги совсем не такие! У них прекрасное чувство юмора!
– Я должна подумать… впрочем, все будет так, как вы хотите. Но сейчас мне нужно распаковать товар, иначе можем опоздать!


Марион и Ульрике по дороге в Кирхвейлер оживленно разговаривали, но о Гюнтере не произнесли ни слова. Поскольку Марион не обмолвилась о нем, Ульрике тоже не касалась этой персоны. Ульрике много лет знала Марион. И уж если вопреки обыкновению та решила отпраздновать свой день рождения без мужа, значит, на то есть причина. Со временем Марион сама решит, когда считать эту тему открытой. К тому же и без Гюнтера тем для беседы им хватало. Взять, к примеру, статью о приюте для животных. Марион оставила дома непрочитанный воскресный номер «Курьера». Собственные проблемы казались ей куда важнее, чем чтение воскресных газет. Но сейчас она злилась на себя, что хотя бы не пролистала их. Стоило раз в жизни не обратить внимания на прессу, и вот на тебе! Происходит что-то из ряда вон выходящее! Ульрике рассказала ей, что весь город обсуждает вопрос о том, кто вложил столько денег в совершенно бесполезный клочок земли.
– Какой-нибудь любитель животных? – спросила Марион, прокручивая в голове разговор с бургомистром. Тогда никто не интересовался этим районом. Зачем развивать промышленную зону на западе, если на востоке такая уже есть?
– Любитель животных? – Ульрике решительно покачала головой. – Ни у одного любителя животных не хватит денег, чтобы скупить землю вокруг приюта. Только на то, чтобы сделать пожертвования.
– Н– да, ты, пожалуй, права, – согласилась Марион, недовольная тем, что не знала об этом раньше. Провела бы собственное расследование.
Внезапно она спросила:
– У тебя нет знакомого хорошего парикмахера?
– Хорошего парикмахера? – удивилась Ульрике и бросила взгляд на дорожный указатель. – Зачем? У тебя же есть парикмахер!
– Мне нужно изменить стиль! Изменить прическу.
Я хочу изменить себя.
– Ты завела себе дружка? – Это прозвучало так искренне, что Марион рассмеялась.
– Еще нет, – ответила она. – Но ты можешь помочь мне в этом. Кстати, я ищу приличный «секонд-хенд»!
– Хочешь что-то купить?
– Нет! – Марион снова засмеялась. – Что-то продать. Хочу сменить гардероб. Купить все современнее, моднее, свежее. Хочу навсегда расстаться со своим прежним «я».
– Скажи-ка! Такой я тебя никогда не знала!
– Я сама себя не знала такой!


Гюнтер, сидя у себя в кабинете, делал пометки на листе бумаги. Было очень кстати, что он мог без помех поработать. Зачем терять время на ненужные разговоры? В четверг приедет из Берлина Райнер Хойер, который хочет выкупить у него участок земли. Что собиралось сделать с его землей федеральное правительство, Гюнтеру было безразлично.
А на следующий день прибудет доктор Бергер из Лихтенштейна. Встреча должна произойти в определенное время – так условились с нотариусом. Это потребует спешки, но что же поделаешь. Удары надо наносить планомерно, один за другим. К выходным он наведет порядок с бумагами в офисе, и в понедельник можно начинать развод. Пусть Линда не думает, что он способен давать только обещания: Шмидт – человек слова! Гюнтер поднялся и отправил свои записи в машинку для уничтожения бумаг. Все, что он хоть раз записал, навсегда остается в его памяти. Он не забывает ничего.


А у Кремер собрались все приглашенные дамы. Марион удивилась, она не предполагала увидеть столько знакомых лиц. Прежде всего Регину Раак. Марион пожала всем руки. Судя по тому, как смеется и что говорит Регина, Гюнтер ни о чем не поставил в известность своего советника. Во всяком случае, жена Клауса явно ни о чем не догадывается. Как всегда. Шуршание закрывающихся жалюзи все расценили как сигнал к началу представления и быстро заняли места на диване; Регина, положив на тарелку канапе, рассказала Марион, что тоже причастна к истории с приютом для животных. Марион не сразу осознала, что слышит историю фактически из первых уст. Но не успела она задать вопрос, как свет погас, и в комнате воцарилась тишина. Позади красной портьеры загорелся свет, из динамиков зазвучал голос Мика Джаггера, и появилась Линда. Издав вопль, Марион вскочила, выбив у Регины тарелку с канапе. Закуска разлетелась по комнате, тарелка, падая, сбила со стола несколько бокалов. Шампанское разлилось, повсюду осколки стекла. Грета включила свет и замерла, глядя, как Марион и Линда стоят и смотрят друг на друга. Линда почти голая, не может пошевелиться, а лицо Марион пышет ненавистью. Все молчат, догадываясь, что произошло нечто страшное, но никто не понимает, в чем дело. Линда инстинктивно отступила назад, словно пытаясь найти защиту за портьерой, а Марион стоит, словно раздумывая, не прибить ли Линду. Наконец Марион направилась в коридор, не взглянув более на Линду.
Грета вышла из оцепенения.
– Что происходит?
– Ничего! – Мышцы на лице Марион напряжены, __ Пожалуйста, вызовите мне такси и продолжайте праздновать без меня. Не хочу нарушать веселье.
Ульрике подбежала к подруге.
– Марион, тебе нехорошо? Ты выглядишь ужасно!
– Спасибо за заботу. – Марион уже держалась за ручку двери.
– Куда же вы? – спросила Грета.
– На улицу! Я подожду там! – Марион дрожала и, казалось, вот-вот потеряет сознание.
– Подожди, я отвезу тебя. – Ульрике схватила ее за руку.
– Оставь меня! И не спрашивай ничего. Празднуйте!
Впервые с того момента, когда Марион решила начать новую жизнь, на глазах ее появились слезы. Она вспомнила, что оставила сумочку в зале, а вместе с ней ключи от дома и деньги, но вернуться назад у нее не было сил. Так что за поездку на такси придется расплатиться бриллиантовыми серьгами, а потом сломать дверь на веранде, но сейчас ей не до того. Какой удар, какой позор! Марион побежала по улице, то и дело, поднимая руку, чтобы остановить такси.
На первом перекрестке остановилась машина и открылась дверца.
– Я подвезу вас!
Марион увидела Регину Раак.
– Я отменила вызов такси. Вам не стоит оставаться сейчас одной!
– Вы? А Монике тогда вы говорили то же самое? – бросает Марион, чтобы хоть как-то облегчить свою боль и выплеснуть свой гнев.
– Садитесь же. – Регина открыла дверцу машины. – Моника и Клаус к моменту разрыва стали совсем чужими друг другу. Это был лишь официальный статус, а не брак! Все происходило совсем иначе, чем у вас.
– Пф! – Марион поморщилась. – А вы хоть раз говорили об этом с Моникой? И откуда вам знать, как все обстоит у меня?
– Честно говоря, я не имею об этом ни малейшего понятия. Просто хочу отвезти вас домой!
Марион села в машину.
– Моя сумка с ключами осталась на диване. Если бы вы могли…
– Да, конечно, я заберу вашу сумку.


Линда стояла за дверью, не зная, как поступить в столь непредсказуемой ситуации. Из зала доносится гул голосов. Свет везде включен. Ей нужен халат или хотя бы покрывало. Такого кошмара Линда не ожидала. Предстать почти нагой перед Марион! Она этого не переживет! От этого ее не спасет даже Гюнтер. Линда вспомнила ресторан «У озера», когда пряталась от Марион в туалете. Это было дурным знаком. Она пряталась, Марион атаковала. Но ведь у нее, Линды, в руках все козыри. Гюнтер хочет ее, а не Марион. Почему она должна прятаться? Почему она не выходит и не смеется?
Потому что Линда так не может. Марион намного старше и для нее, Линды, по-прежнему остается госпожой Шмидт.
Грета Кремер вышла к ней.
– Скажите, что вы сделали? Госпожа Шмидт – дама общества!
– Я что, залезла ей под юбку?
– Перестаньте ерничать! Такую женщину, как госпожа Шмидт, совсем нелегко вывести из себя!
– Прошу вас не разговаривать со мной в таком тоне, госпожа Кремер. Хоть вы и старше меня, но в данном случае это не повод!
Повернувшись на высоких каблуках, Линда пошла в ванную, всем своим существом ощущая на себе разъяренный взгляд Греты Кремер.


Марион удалось овладеть собой. Они с Региной выехали из Кирхвейлера и свернули на магистраль, ведущую в Рёмерсфельд.
– Как мило, что вы везете меня домой, – сказала, наконец, Марион. – Признаться, я не ожидала этого от вас.
– Ульрике Гоерхард сама хотела вас отвезти, но не нашла в этой суматохе ключи от своей машины. Для меня это не проблема!
– Вы наверняка хотите спросить меня кое о чем.
– Полагаю, что все случившееся связано именно с Линдой!
– Да, и с моим мужем.
Регина размышляла, не покажутся ли последующие вопросы слишком интимными. К тому же и она разрушила чужую семью. И Марион воспринимает ее именно так.
– Мне очень жаль, – промолвила, наконец, Регина.
Марион усмехнулась:
– Еще вчера вечером мне казалось, что я могу быть счастлива даже в сложившейся ситуации. Но я не могла себе даже представить, что встречу ее здесь! Да к тому же в свой день рождения, – добавила она.
– Это очень горько! – сочувственно заметила Регина. – Может, вам следовало поговорить с ней? – предположила она.
– А вы хоть раз пытались поговорить с вашей предшественницей? – парирует Марион.
– Конечно, нет!
– Вот видите! Почему же я должна делать это?
Проехав через центр Рёмерсфельда, они остановились на светофоре.
– Честно говоря, и сама не знаю. То есть в моем случае. В вашем же, по-моему, так было бы лучше…
Светофор переключился на зеленый, Регина нажала на педаль газа и сосредоточилась на дороге.
Она довольно мила, подумала Марион, хотя еще вчера находила и Монику очень милой. Может, она в эмоциональном порыве приняла сторону Моники, потому что та помогла ей в трудную минуту советом и приютила на ночь? С другой стороны, составляя список приглашенных на день рождения Гюнтера, Марион не задумываясь, внесла туда Регину и даже не вспомнила о Монике.
– Пожалуй, я подумаю над этим. Мы все очень часто ошибаемся.
– Что вы имеете в виду?
– Отношения с бывшими партнерами, с партнерами нынешними, формы общения, то, какое место они занимают в нашей жизни. Наверное, надо видеть за внешними факторами самого человека.
– Вы хотите сказать, что Линда понравилась вам?
– Этого я не говорила, – возразила Марион, радуясь, что машина уже подъехала к дверям ее дома. Ей совсем не хотелось сейчас делать какие-то уточнения.
Три недели назад Линда понравилась ей, это верно. Но можно и кобру считать красивой, наблюдая за ней через стекло террариума.


Линда оделась и вышла из ванной. Она хотела упаковать все выложенные на столе наборы, но большинство собравшихся женщин не собирались прерывать вечер из-за случайного инцидента. Ульрике сначала решила проводить Марион, но потом подумала, что той достаточно одной провожатой. Может, Марион предпочтет побыть наедине с собой. Все убеждали Линду снова начать представление. Вечер должен иметь успех, несмотря ни на что.
Чтобы появился стимул для нового выступления, они выпили вместе с Линдой по бокалу шампанского, потушили свет и замерли в ожидании нового выхода. Что ж, подумала Линда, раздеваясь, чтобы выйти во второй раз, было бы нелепо терять возможность заработать. Конечно, все они горят желанием узнать, какова подоплека случившегося, но она плевать на это хотела. К тому же ей не удалось бы так хорошо распродать коллекции, если бы не собралось столько дам, жаждущих очередной скандальной сенсации.


Регина раздумывала, вернуться ли ей в Кирхвейлер или поехать домой. Она не знала, продолжилось ли шоу у Греты или вечеринка все же сорвалась. У нее пропало желание смотреть демонстрацию белья. Лучше доставить своим мужчинам радость, неожиданно вернувшись домой пораньше.


Моника узнала обо всем еще до завтрака. Эдит Юргенс, едва дотерпев до семи утра, позвонила ей.
– Ты даже не представляешь себе, – начала она, когда Моника подняла трубку, – в городе очередной скандал! Про тебя теперь никто и не вспомнит!
– Это радует. Доброе утро, Эдит. Что же за неприятность случилась в нашем городе?
Эдит трагическим голосом сообщила Монике о вчерашнем происшествии в Кирхвейлере. О небеса, подумала Моника.
– Ты все же прикупила себе что-нибудь?
– Это единственное, что тебя интересует во всей истории? – разочарованно спросила Эдит.
– Нет. Еще меня интересует, почему госпожу Шмидт повезла домой моя преемница.
– Подожди-ка, Марион приехала вместе с Ульрике – это я помню. Но Ульрике не нашла ключи от машины, а Регина оказалась тут как тут. Да, так оно и было.
– Ага!
– Полагаешь, из этого что-то следует?
Моника усмехнулась:
– Уже последовало, Эдит. На такой поступок Марион спровоцировала фигура Линды, если все произошло так, как ты только что описала.
– Что?!
– У нее есть целлюлит?
– У Линды? Конечно, нет!
– Вот видишь!
– Что?!
– Это очень злит женщин в нашем возрасте. Это и меня разозлило бы!
– А я-то надеялась, что ты скажешь по этому поводу кое-что еще, – заметила Эдит.
– Я рада, что обо мне забудут из-за этого происшествия. Ты пойдешь, как обычно, играть в гольф? Да? Позвонишь мне?
Закончив разговор с Эдит, Моника набрала номер, но тут же положила трубку на рычаг. Глупость! Еще слишком рано. Иоахим еще не на работе. Она заварила себе кофе и пошла в ванную, чтобы наложить макияж. Стоя перед зеркалом и подкрашивая ресницы, Моника улыбнулась своему отражению в зеркале.
– Да, ты должна радоваться тому, что в твоей жизни все совсем не так плохо!
Городской совет утвердил вчера предложение Иоахимами промышленная зона «Запад» будет развиваться. Как Иоахиму удалось этого добиться, Монике неизвестно. Но в ее руках теперь все козыри.


Манфред снова сообщил всем, что болен. На этот раз ему действительно было худо. Он лежал с неутихающими болями в области желудка и строил планы убийства. Манфред потерял 90 тысяч марок и должен теперь экономить на всем, чтобы выплатить кредит. А все потому, что Моника Раак обвела его вокруг пальца. Ему следовало спокойно подождать всего четыре дня, и он получил бы этот барыш. Выбросить на ветер 190 тысяч марок! Манфред обрушил кулаки на деревянную спинку кровати. Они все против него, все!


Тысячи мыслей пронеслись в голове Марион. Проснувшись рано, она пыталась сосредоточиться на деле. Но это было бесполезно, и ее настроение все более ухудшалось. С того момента как Марион увидела Линду, та неотступно стояла у нее перед глазами: молодая, красивая, с сексуальной фигурой. Утратив все это, Марион испытывала нестерпимую боль. Зачем она живет на этом свете? Никто ее не хочет, никто не любит, никому она не интересна. И заняться ничем она не может. С тех пор как ушел Гюнтер, у нее нет ни одной цели, ни одной задачи. Кто заметит, если Марион не станет? Пожалуй, только садовник, который приветствует ее, приходя работать.
У Марион пропал аппетит, даже для привычной кофейной церемонии нет настроения. И статью про общество защиты животных она не хотела читать. Газета ничуть не интересовала Марион. Она вдруг почувствовала, что медленно сходит с ума. Без энергии, без стимулов, без смысла нет сил для борьбы и для жизни. Как было бы приятно заснуть и не проснуться. Оставить все. И пожалуйста, никакой реинкарнации! Она этого не перенесет!
Телефон вывел Марион из состояния прострации. Она с трудом заставила себя подняться и слабым голосом отозвалась:
– Да?
– Госпожа Шмидт? Это Моника Раак. Об этом уже все говорят. Вы обдумали, что предпринять?
– Предпринять?
– Я в офисе.
– Ах да. Нет, я не знаю… что мне делать. – Марион глубоко вздохнула и вдруг осознала, что сказала Моника. – Что это было? Все говорят? Что, уже все знают?
– Полагаю, сплетниц там вчера было более чем достаточно…
– О Боже! Я больше не хочу никого видеть!
– В свое время и мне приходили в голову подобные мысли. А знаете что? У меня сегодня отличный день! Я начинаю претворять в жизнь одно из своих решений.
– Вы и раньше поступали так!
– Верно! – Моника засмеялась, и Марион невольно улыбнулась. – Вот что. Я приду к вам, и мы попытаемся выработать стратегию поведения. Я могу оказаться вам полезной.
– Вы сделаете это?
– Да, но только в том случае, если у вас есть кофе.
– Со взбитыми сливками?
– Да. Я буду у вас через двадцать минут!


Линда ни слова не сказала Гюнтеру о том, что произошло. Она распродала все, что привезла с собой. На это она и не надеялась. Сейчас, в отсутствие Ренаты, Линда вела переговоры с одним из поставщиков парфюмерного магазина, но вдруг стеклянные двери распахнулись и в зал вошла одна из ее вчерашних клиенток.
– Ах! – разочарованно воскликнула дама. – Вы здесь работаете? – Она с такой интонацией произнесла это здесь, словно уличила Линду в непростительной лжи.
– Простите. – Линда оставила на время своего собеседника. – Я могу вам чем-то помочь, госпожа… извините, забыла, как вас зовут.
– Ах да, Эдит Юргенс. Ничего страшного, Линда. Мой муж пришел в восторг от белья. Но вы… здесь… это сюрприз!
– А что в этом такого? Кем же работаете вы?
– Я? Ну, прошу вас! – Усмехнувшись, она прошла мимо Линды к стеллажам с товарами.
Вчера она так не ерничала, подумала Линда, последовав за ней. Или они все теперь будут приходить сюда посмотреть на любовницу Шмидта?


Моника прибыла к Марион. Сев на диван, они пили кофе и ели слойки с яблочным повидлом, которые на скорую руку испекла Марион. Она рассказала Монике о том, что произошло вчера у Греты Кремер.
– А откуда вы-то знаете об этом? – спросила Марион.
– Ходячую бульварную газету Рёмерсфельда зовут Эдит Юргенс. Ей больше нечего делать, ее муж руководит крупным предприятием, в жизни Эдит ничего не происходит, потому дамочке смертельно скучно.
– Эдит Юргенс? – удивилась Марион. – Я знаю ее, но к себе никогда не приглашала.
– Ну, теперь она отомстит вам. Уверена, мадам уже ступила на тропу войны!
– Похоже, я действительно поступила неправильно.
– Не ошибается тот, кто ничего не делает, это точно. Но этого могло и не произойти.
– Еще кофе? – Марион встала, чтобы включить кофеварку.
– С удовольствием. Кофе великолепен! А могу я поинтересоваться, как вы оказались в машине Регины Раак?
Да, все одно к одному, размышляла Марион, идя на кухню. Что ей теперь говорить? Что она находит Регину очень милой и доброй? Моника последовала за Марион.
– Что она говорила вам вчера по дороге?
– Что не понимает, почему вы ни разу не побеседовали друг, с другом. Она посоветовала мне поговорить с Линдой.
– Вот как? – изумилась Моника.
Марион едва не рассмеялась. Они примерно одного возраста: Моника Раак, стройная, небольшого роста, с едва начинающей пробиваться сединой в коротко стриженных волосах, – и она, Марион Шмидт, полная и высокая, находящаяся на переломе жизни. И они обсуждают любовниц своих мужей. Это ли не абсурд! – Расскажите мне про это.
Налив свежий кофе в чашки, Марион попыталась воспроизвести каждое слово разговора с Региной.
– К этому она могла прийти чуть раньше. – Моника взяла чашку. – Тогда я поведала бы ей о нескольких маленьких недостатках мужа, с которыми ей придется сталкиваться постоянно. Он храпит, у него потеют ноги и выпадают волосы!
– У моего все это уже давно!
Посмотрев друг на друга, они рассмеялись.
– Но если серьезно, – говорит Моника, направляясь с чашкой в руках к окну, – Регина – ключ к успеху, вы должны это заметить. Предлагаю вам позвонить ей и пригласить сюда.
– Зачем?
– Она может узнать, чем занят ее муж, а это связано со всеми замыслами и проектами Гюнтера! Думаю, и по поводу вас Гюнтер советовался с ним. Но даже если никаких ключиков подобрать не удастся, это все равно лучше, чем ничего!
– А вы?
– Я останусь здесь и приму участие в беседе. Это нам с ней следовало бы сделать уже давно. В этом вы правы.


Манфред заставил себя взять чистый лист бумаги и сесть за стол в гостиной. Еще со школы в нем развилась привычка таким способом находить нужные решения. Если долго смотреть на чистый лист бумаги, какое-нибудь решение обязательно придет в голову. Манфред смотрел на бумагу, на стену, в окно, затем его взгляд возвращался снова к листу. Ничего! «Движение придаст мне немного энергии», – подумал Манфред, подошел к холодильнику и достал пиво. При этом взгляд его упал на стопку ежедневных газет, и в голове молнией промелькнула мысль, заставившая вернуться к столу. «Веттерштейн – взяточник», – вывел он заголовок, но тут же заменил его другим: «Веттерштейн играет не по правилам». Но и это не нравилось Манфреду. Что делать, он ведь не журналист. Надо позвонить в редакцию, и там придумают название для статьи. В любом случае Манфред раздует такой скандал, что обер-бургомистру придется уйти в отставку, а эта контора по покраске автомобилей разорится к чертовой матери.
Манфред нервно пролистал телефонный справочник, позвонил на станцию и попросил соединить его с местной редакцией. Там есть одна редакторша, которую он хорошо знает, Андреа Херциг, маленькая серая мышка, имеющая вкусы позавчерашнего дня. Манфред попросил соединить его с ней. После обеда ничего не получится, только если вечером, услышал он в ответ. Но у Манфреда кое-что записано на листе бумаги, и он очень хорошо знает стиль работы своей собеседницы. Ее мало волнует существо проблемы. В гробовой тишине Манфред рассказал ей о том, что творится в последние дни вокруг земли рядом с приютом для животных, и усмехнулся над ее реакцией: все, как он и рассчитывал. Андреа далеко не все ясно, но она предвидит сенсационный материал.


Регина ехала к Марион Шмидт со сложными чувствами. Она ничего не сказала Клаусу о предстоящей встрече с его бывшей женой, поскольку не уверена, что он правильно отреагирует на это сообщение. Скорее всего, она встретила бы полное непонимание. И Бобби она тоже оставила дома: он не может вести себя тихо и будет раздражать Марион. Взамен Регина пообещала псу долгую прогулку сегодня вечером.
Увидев машину Моники, стоящую рядом с гаражом Шмидтов, Регина ощутила сильное сердцебиение. «Зачем ты согласилась на это?» – упрекнула она себя, но палец уже решительно надавил на кнопку звонка. Регина полагала, что сработает электрический замок, но Марион открыла ей дверь сама.
– Удивительно, что вы пришли. – Марион пожала Регине руку.
– По-моему, удивительно, что вы меня пригласили. – Регина неуверенно улыбнулась, последовала за Марион и увидела Монику, стоящую посреди гостиной. Моника выглядела совершенно спокойно, так, словно ждала не женщину, которая увела у нее мужа, а поезд на станции.
Подойдя к Регине, она протянула ей руку.
– Нахожу ваш поступок очень мужественным. По-моему, то, что вы сказали вчера госпоже Шмидт в машине, совершенно верно. Вы правы именно в том, что нам следовало встретиться и поговорить.
Регина, кивнув, пожала протянутую ей руку.
– Где мы сядем и что будем пить? – спросила Марион, вспомнив, что она хозяйка дома, и указывая на диван.
Моника покачала головой:
– А как насчет стола в саду? Погода хорошая, а за круглым столом всегда сподручнее обсуждать даже самые щекотливые темы.
– Стиль деловой женщины, – заметила Регина.
– Вполне возможно, – ответила Моника. – И вы скоро узнаете почему.


В этот день Линда вернулась домой в несколько нервозном состоянии. Ей казалось, что она словно между двумя мирами. Один мир Линда уже покинула, поднялась над ним, а во второй так пока и не вошла. Линда чувствовала себя очень неуютно и нуждалась в тайм-ауте. Два дня наедине с собой, где-нибудь в провинциальной гостинице, на природе, с возможностью совершать велосипедные прогулки, ужином в номере и не нарушаемым никем и ничем сном. Въезжая в подземный гараж, Линда увидела автомобиль Гюнтера на гостевой парковке. Так рано? На это она не рассчитывала, и это ей совсем не понравилось. Ей не следовало идти на встречу его пожеланию и давать ключи от квартиры.
Линда подумала, не пересесть ли сразу на велосипед и не поехать ли покататься, чтобы снять напряжение и успокоиться, но одежда не подходила для этого. Однако, если подняться наверх, чтобы переодеться, ей не удастся быстро уйти из дома. Немного помешкав, Линда поднялась на лифте и открыла дверь.
Гюнтер вышел ей навстречу из ванной с обмотанным вокруг бедер полотенцем.
– Хорошо, что ты тоже пришла пораньше, – сияя, сказал он. – А то я уже заждался!
– Ты еще не навоевался? – спросила Линда, стараясь скрыть недовольство.
– Это все ты! Разве не гордишься этим? С тобой я чувствую себя совсем молодым! – Он засмеялся и, ликуя, указал на полотенце, вздыбившееся ниже живота. – Все для тебя! И я ездил за покупками.
– Ты снова был в Штутгарте? – спросила Линда.
– А то! – Гюнтер заключил ее в объятия и поцеловал в шею. – Ты будешь в восторге. Только для тебя!
– Что же на этот раз?
– Наручники и черный вибратор с множеством пупырышков! Ты порадуешь им себя, а? – Он легонько покусывал мочку ее уха. – С таким набором мы хорошо позабавимся!


Домой Регина возвращалась через час в полном смятении. С Моникой они нашли взаимопонимание почти сразу. Их вкусы и мироощущение во многом были так близки, что это от души развеселило их. Предрассудки, свойственные людям со схожими характерами, они обсудили в полном объеме. Детально рассмотрев проблему, они поняли, что Клаус мог бы остаться и с Моникой. Регина упрекнула Монику в том, что та оставила ей совершенно закомплексованного мужчину, который к тому же ограничил ее право распоряжаться свободой. Выслушав это, Моника с иронией рассказала, как трудно ей было после развода найти свою дорогу в жизни. Повсюду она натыкалась на барьеры, которые приходилось преодолевать с неимоверным напряжением, потому что Клаус ничего не хотел делать для нее, думая лишь о себе и Регине. Внимательно слушая все это, Марион понимала, что рассказ Моники – хороший урок для нее самой.
После того как Моника и Регина выговорились, беседа продолжалась за столом. Марион поставила тарелки с бутербродами и бутылочку вина.
И вот Регина, рассеянно проезжая по городу, раздумывала надо всем увиденным и услышанным в доме Марион. Если правда, что Гюнтер намерен скрыть и отнять у жены все имущество, это настоящая подлость. Марион позвонила при Регине Гюнтеру, а потом и Клаусу. Телефон был поставлен в режим громкой связи, поэтому каждое слово, сказанное собеседниками, отчетливо слышали и Регина и Моника. Марион корректно и дружелюбно попросила Гюнтера выдать ей список имущества, чтобы в максимально короткие сроки и без скандала прийти к взаимоприемлемому решению. Но Гюнтер, рассмеявшись, заявил, что все уже сказал на эту тему. Машину Марион может забрать, а в целом она еще довольно молода и пусть идет работать. Другие в ее возрасте так и делают.
Клаус пытался скрыть свое участие в этой афере. И Моника и Регина слышали, как неприятны Клаусу были вопросы Марион насчет имущества Гюнтера. Сначала Клаус от всего открещивался, затем рассказал душещипательную историю о том, какие финансовые потери понес в последнее время Гюнтер. Но когда Марион заявила, что не верит ни одному его слову, Клаус поспешил попрощаться, сославшись на то, что должен встретить запоздавшего клиента.
Порядочным такое поведение назвать никак нельзя, сказала Регина себе, а потом и Бобби, собираясь с ним на вечернюю прогулку. Пока Бобби радостно носился по дому в предвкушении обещанной прогулки по окрестностям, Регина зашла в кабинет мужа, чтобы посмотреть, на месте ли его ноутбук. Но ноутбука нигде не было. Регине очень повезло бы, если бы все данные Клаус перенес на домашний компьютер. Чтобы проверить это, Регина включила машину, вошла в режим поиска и начала искать все ссылки на Гюнтера. Занимаясь этим, она не выпускала из виду подъезд к дому. Никаких ссылок! Регина открывала одну за другой папки с данными и, в конце концов, выключила компьютер. Придется искать другой путь.
– Вперед, Бобби, мы уходим! – крикнула она псу, сунув в карман несколько дискет и второй комплект ключей от офиса Клауса. Теперь Регину захлестнуло желание понять, как ведется эта игра. Когда-нибудь такое может случиться и с ней…


Моника решила вернуться на фирму. Ей необходимо было удостовериться, что за время ее отсутствия не произошло ничего из ряда вон выходящего. Стоянка перед зданием уже опустела, все двери, в соответствии с распорядком, закрыты. Она быстро поднялась в кабинет, просмотрела записи и документы, разложенные на ее столе. В этот момент зазвонил телефон. В такое время может звонить только человек знающий прямой номер, подумала Моника, взглянув на дисплей. Но там пусто.
Она сняла трубку.
– Ты не поверишь в это! Я должен тебе немедленно рассказать! – Голос Иоахима звучит встревожено.
– Пожалуйста, успокойся, я и без того провела в волнении послеобеденное время.
– Послушай только…
– Где ты находишься?
– В телефонной будке, на стоянке возле лесного массива, рядом с тропой здоровья.
– Решил заняться бегом трусцой?
– Почти…
Моника засмеялась.
– Итак, я готова слушать.
Иоахим рассказал о телефонном разговоре с редакцией «Курьер» и о том, какие фразы выдавала ему корреспондентка газеты.
– А ты?
– Попросил ее привести конкретные факты, но, похоже, она вообще не поняла, о чем я говорю.
– Если у нее нет никаких фактов, то и писать ей не о чем. Так что ничего страшного.
– Этого нельзя утверждать. Есть люди, которые сначала делают, а потом думают.
– Ты не пытался позвонить ее шефу?
– Не хотел накалять ситуацию…
– Но тебе необходимо это сделать. Это как-никак твой партнер.
– Похоже, ты права.


Оставив свой маленький автомобильчик на углу офисного здания, Регина прогуливалась с Бобби возле него. Пять мест для стоянки перед офисом пусты. Неудивительно в такое время. Пройдя еще один квартал, Регина повернула назад. Где сейчас Клаус? Все еще у клиента? А если он взял с собой ноутбук? Регина быстро проскользнула в подъезд. Кроме офиса Клауса здесь еще несколько офисов, частная медицинская практика. Ей хотелось войти и выйти незамеченной.
Через несколько минут она стояла в кабинете Клауса, указывая Бобби на место перед дверью.
– Хорошо следи, но не лай, слышишь, Бобби? Не лаять! – Регина осмотрелась.
Нервы ее напряглись до предела, она чувствовала себя преступницей. Наконец Регина увидела то, что искала. Раскрытый ноутбук стоял на принтере рядом с большим офисным компьютером. Похоже, Клаус совсем недавно работал на нем. Это означает только одно: каждую минуту Клаус может вернуться. Судорожно сглотнув, Регина включила ноутбук.
– Давай же, давай, – бормотала она, обращаясь к машине, пока аппарат запускался и загружал систему. Наконец раздалось музыкальное приветствие, означающее, что можно начинать работу. Регина открыла список последних обработанных файлов и на первом месте увидела HOFMEISTER.WPS. С этим документом Клаус только что работал. Хофмайстер? Клиент? Это же девичья фамилия Марион. Регина открыла файл.
В этот момент Бобби глухо зарычал. Регина мгновенно выключила компьютер и на цыпочках побежала к Бобби. Шаги слышны очень отчетливо. Хлопнула дверь внизу, Бобби насторожился и устремился к входу. Регина схватила его и сжала пасть. Она в безумном страхе. Если сейчас вернется Клаус, ей будет очень нелегко разыграть номер с неожиданным визитом. А любое другое объяснение вызовет у Клауса подозрение.
– Тихо, – прошептала Регина собаке.
Шаги вскоре стихли.
Регина несколько секунд стояла на коленях рядом с Бобби, потом снова юркнула за дверь. Глубоко вздохнув и немного успокоившись, она побежала к столу. Крышку вверх, компьютер включить. Она вставила дискету и скопировала всю папку. Так, теперь у нее есть документ.
Нужно быстро просмотреть его. Но это восемьдесят страниц с цифрами и фамилиями, да еще таблицы! Регина сразу заметила частые ссылки на неизвестные ей фирмы и фамилии в Лихтенштейне. А на последней странице проект договора, в котором фигурирует только фамилия Гюнтера Шмидта. Что в коридоре? Она закрыла программу, и ноутбук попрощался с ней привычным музыкальным сигналом. С облегчением Регина вынула дискету. Теперь ничего больше, только прочь отсюда!
Через минуту она стояла в ближайшей телефонной будке, пытаясь дозвониться Монике. Дома ее, кажется, еще нет, а в офисе сработал автоответчик. Поколебавшись, Регина уехала.
– Мне очень жаль, Бобби, что твою прогулку пришлось немного отложить. Но раз обещала – значит, обещала. Мы пойдем гулять чуть позже.


Дирк и Ричи, запершись в каморке Дирка, доводили до ума последние детали плана нападения. Дирк достал из шкафа обернутую в целлофан дубинку.
– Такой можно свалить и быка! – с гордостью воскликнул он и потряс ею в воздухе.
– Разве такое можно купить? – усомнился Ричи.
– Никогда! – Дирк замахнулся так, словно в руках у него клюшка для гольфа. – Такие вещи достают только благодаря связям.
– Ага! И каковы эти связи?
– У нас в университете сложился особый, независимый от внешних факторов, мир. Своего рода автономия. Поэтому не проблема достать такие вещи.
Ричи встал и пошел на маленькую кухню.
– У тебя есть пиво в холодильнике?
– Конечно. Более чем достаточно. Принеси и мне!
Не успел Ричи вернуться с двумя бутылками пива и открывалкой, Дирк достал из шкафа два дамских чулка.
– Не забывай, твоя задача лишь проучить его, – предупредил его Ричи. – Ты не должен его убить!
Дирк взял у него из рук бутылку и открыл ее.
– Я хочу увидеть поверженным на землю этого господина Шмидта. Хочу увидеть, как он наложит в штаны от страха!
– Довольно странно для человека, придерживающегося пацифистских взглядов.
Дирк сделал большой глоток и, высоко вскинув голову, посмотрел горящими глазами на Ричи.
– И пастор может сменить сутану на кольчугу!
– Действительно, – кивнул Ричи. – Сравнение убедило меня.


Регина приехала к офису Моники. Ее машина там, как и предполагала Регина. Теперь нужно как-то обратить на себя внимание. Регина поставила машину посреди стоянки, чтобы ее было хорошо видно из всех окон здания, и надавила на клаксон. Бобби спрыгнул со своего места как ужаленный и громко залаял. Наконец в здании открылось одно из окон, Регина увидела Монику и кивнула ей. Та показала знаками, чтобы Регина шла к главному входу.
Через минуту они сидели перед компьютером Моники.
– Будем надеяться, что он работает с Word, а не с какими-то экзотическими программами, – сказала Моника, вставляя дискету.
– Могу вас успокоить. – Регина придвинула стул, и они, тесно прижавшись друг к другу, листали страницу за страницей привезенного документа.
– Вы просто класс! – дойдя до последней фразы, воскликнула Моника. – Еще позавчера я не потерпела бы вас рядом с собой ни одной минуты, а сейчас понимаю, как глубоко ошибалась!
– Спасибо, нечто подобное испытываю и я, – засмеялась Регина.
Моника сняла телефонную трубку.
– Этой дискете нет цены. Правда, Марион это может показаться непорядочным.
– Но если Гюнтер так обманул ее! – возмутилась Регина.
– Да и наш – простите, сегодня уже только ваш – муж тоже хорош!
Они посмотрели друг на друга.
– Меня тошнит от этого, – задумчиво сказала Регина.
– Маленькая мразь. Я всегда знала это! – Моника, злобно кивнув, начала набирать номер.
– Ах, так не надо бы, – возразила Регина, но рассмеялась, увидев лицо Моники. – Я еще ни разу не говорила ему, какого я о нем мнения. Сегодня вечером, похоже, взорвусь, когда он придет домой. Тем временем Моника дозвонилась.
– Анна? Представь себе, Регина Раак, да, да, моя преемница, выкрала секретные материалы. Да, все доказательства лежат передо мной! Тянет на параграф 314 УК? Можно арестовать их прямо сейчас? – Регина ошеломлена. – Анна, можешь приехать ко мне в офис? Теперь мы дадим бой Шмидту! Да-да, Марион я позвоню немедленно.


Положив перед собой лист бумаги, Дирк записывал последовательность того, что следует говорить.
– Да, повторяю. Райнер Хойер может прийти на встречу только с наступлением темноты, потому что перед этим у него еще одна важная встреча, а на следующий день, после беседы с нотариусом, он должен отправиться дальше. Время – деньги! Это Гюнтер Шмидт понимает очень хорошо. А в данном случае речь идет о его деньгах!
– Только… – прервал его Ричи.
– Идиот! Путь от стоянки к отелю «Стернен» пролегает вдоль высоких кустов. И если кто-то будет проходить мимо, это обернется злой шуткой.
– Но исключить этого нельзя!
– Ладно, тогда история продолжится. В таком случае Райнер Хойер почему-либо не сможет прийти и позвонит еще раз, в пятницу. Нет проблем. Так или иначе, но мы одолеем его!
– Помни: главное напугать и унизить. Никаких видимых телесных повреждений!
– Считаешь меня убийцей?
– Конечно, нет! Ты позвонишь ему завтра и договоришься о времени и месте?
– Ясное дело!
– Будь осторожен.
– Непременно! – Дирк потянулся. – Последний раз он меня ведь не узнал! А я еще скажу ему, что если мы придем к единому мнению относительно сделки, то на следующее утро отправимся к его нотариусу.
– И не говори слишком много. Иначе он узнает твой голос!


Марион была вне себя, но не понимала отчего: от счастья или от страха. Она пришла в полную растерянность от того, что Гюнтер намеревался с ней сделать, а с другой стороны, не знала, как отблагодарить Регину, сорвавшую его планы сделать ее, Марион, нищей. Моника распечатала документ в четырех экземплярах, вложила листы в скоросшиватель и по прибытии Анны Кель и Марион вручила каждой по папке. И вот они уже почти два часа сидели в комнате совещаний у Моники в конторе за кофе и кексами, внимательно читали страницу за страницей и слушали Анну, которая анализировала прочитанное.
– Теперь все зависит от того, чего вы захотите, госпожа Шмидт, – сказала в заключение Анна. – Мы разработаем программу действий в соответствии с тем, пожелаете ли вы раскрутить это дело по полной программе или поступить более мягко. – Она хлопнула ладонью по документам и, переведя взгляд с одной дамы на другую, улыбнулась. – Это был единственный шанс, и мы его использовали. За все время адвокатской практики мне ни разу не случалось участвовать в подобных заговорах!
– Ну что ж! – Моника поднялась. – За это можно, пожалуй, и выпить! Ведь Регина не только вернула Марион Шмидт ее попранные права, но и объединила нас всех. И кто знает, что еще из этого получится.
Пока Моника ходила за бокалами, Марион крепко пожала руку Регины.
– Я никогда не забуду того, что вы для меня сделали! Скажите, как мне отблагодарить вас?
– Сражение еще не выиграно, – возразила Регина, – боюсь, нам предстоит еще кое-что преодолеть.


Еще никогда Манфред не ожидал с таким нетерпением выхода ежедневной газеты, как утром в четверг. Сегодня, наконец, он получит сатисфакцию. Это не вернет потерянные 90 тысяч марок, но прольет целительный бальзам на его израненную душу. Стоя у окна и глядя на улицу, Манфред пил уже третью чашку кофе. Наконец он увидел приближавшегося к дому почтальона. Бросившись ему навстречу, Манфред нетерпеливо взял свою газету и вернулся в квартиру. Положив газету на стол в гостиной, он развернул ее. На первой полосе – ничего. Жаль! А могли бы анонсировать. Но ничего нет и на второй полосе. Какая досада! Листая дальше, Манфред дошел до спортивной полосы и частных объявлений. Он не верил своим глазам. Манфред медленно переворачивал страницу за страницей в обратном, порядке. Может, в главной теме, на третьей странице? Под заголовком типа: «В Германии процветает коррупция!»? В спешке Манфред уронил вкладку на пол, поднял ее и медленно еще раз просмотрел все материалы. Какие-то совершенно неважные статьи об Индонезии, Косово, Афганистане. Еще несколько коротких новостей из Рёмерсфельда. Растерявшись, Манфред опустился на стул: Она обманула его! Эта дрянь вообще ничего не написала! Кажется, весь город объединился в заговоре против него. Раньше с Манфредом считались. Стоит один раз проколоться, и ты уже никто. Но он отомстит им за все, это дело чести.


Почти перед самым обедом Марион направилась в контору Анны Кель. Свой кабинет Анна оформила в успокаивающих тонах. Желтый, голубой и приглушенный красный цвета превалировали в обстановке и отделке комнаты. Когда Марион вошла в кабинет, солнце так светило в окно, что Анне пришлось закрыть жалюзи.
– Здесь действительно можно работать, – заметила Марион.
Анна, возвращаясь к письменному столу, добавила:
– Здесь можно жить, госпожа Шмидт! Дома я бываю не слишком часто, поэтому хочу дышать полной грудью там, где провожу большую часть времени.
– Вы абсолютно правы. – Марион села к столу. – Мне вот уже ничего не нравится в моем доме. С той поры как все закончилось, я не хочу жить в таких хоромах, меня устроил бы маленький дом с небольшим садом. Не нужен никакой парк. Уютный деревенский сад с множеством самых разных цветов. Я бы сделала все совсем не так, как в прежнем доме.
– Пока человек способен мечтать, у него есть будущее, – засмеялась Анна, раскладывая на столе бумаги.
– А пока у человека есть будущее, он живет, – добавила Марион и сосредоточилась, готовая приступить к работе.
Анна уже разработала стратегию процесса и подробно обсуждала с Марион каждую деталь. Наконец она откинулась назад и подмигнула Марион.
– Хорошо, что господин Раак так педантичен и так точно описал для нас план их действий, – весело проговорила она. – Завтра после обеда прибудет доктор Бергер. Полагаю, мы сделаем серьезный шаг, если вместе встретим его. В четырнадцать часов, в офисе фирмы вашего мужа, это должно произвести неизгладимое впечатление! И подготовьтесь к тому, чтобы заснять встречу доктора Бергера, нотариуса и вашего мужа на камеру. Так сказать, для семейного альбома, понимаете?
– Понимаю. – Марион кивнула. – Я куплю камеру.
– Купите хорошую камеру, автоматическую, с обозначением даты и времени съемок и телеобъективом. Тщательно изучите инструкцию, проконсультируйтесь и потренируйтесь, работая с ней.
– А вы?
– А я улажу все остальное.


Манфред пришел к выводу, что ему нужен сильный партнер. Одному эту проблему не решить. После обеда Манфред окончательно решил позвонить Гюнтеру. Ему не повезло. Гюнтер у себя в кабинете, но очень занят и спешит. Манфред попытался заинтересовать его, стараясь не выболтать слишком много.
– Меня раздражают действия одной дамы, которая постоянно оказывается у меня на пути и нарушает все планы, – сказал он, рассчитывая на мужскую солидарность.
– Ах, вот как? Кто же это? – полюбопытствовал Гюнтер.
– Моника Раак! Она почему-то возомнила себя царицей Рёмерсфельда!
– Она, в самом деле, так ведет себя?
Манфред смекнул, что нашел правильный тон разговора. Царем до сих пор всегда считал себя Гюнтер.
– А не пытается ли она прыгнуть выше собственной головы? – спросил Гюнтер.
– Она вмешивается во все и уже близка к тому, чтобы снять сливки. Ты слышал, что решено инвестировать деньги в проект развития промышленной зоны «Запад»?..
– Этот бред ты уже однажды рассказывал мне.
– Если бы ты тогда послушал меня, то получил бы приличный барыш. А теперь все ушло. И все сливки снимет эта старуха.
Манфред словно видит, как Гюнтер набирает полную грудь воздуха. Он задел его за живое. Какая-то женщина скинула великого Шмидта с пьедестала делового мира Рёмерсфельда и намерена воцариться на нем, перехитрив самого хитрого лиса в округе.
– Я этого не допущу! Старая посудина! – Голос Гюнтера звучал тихо и угрожающе.
– Но что мы можем противопоставить ей? – осведомился Манфред, потирая руки.
Гюнтер понизил голос:
– У меня есть кое-что в руках, Манфред. Только надо очень осторожно пустить это в дело. Если инициативу проявлю я, все будет слишком очевидно. Если с этим выступишь ты и обезвредишь ее, это совсем другое дело!
– Рискованно?
– Чепуха! Никакого риска для тебя. Лишь несколько пикантных подробностей о ней и господине Веттерштейне, но настолько убийственных, чтобы свели эту дружбу на нет в один момент. Если это всплывет и разразится скандал, она может паковать чемоданы!
Это было гораздо больше, чем ожидал Манфред. Переполненный ненавистью, он прикрыл глаза. Он еще посмотрит, как будет гореть на костре эта ведьма. Или он начнет шантажировать ее. 180 тысяч марок – такая цена за молчание вполне устроила бы его. Или лучше – для ровного счета – 200 тысяч марок, 20 тысяч – за моральный ущерб.
– Не знаю, – сказал Манфред с опаской. – А если из-за этого полетит и голова Веттерштейна… ты не предполагаешь…
– Именно поэтому я и прошу взяться за дело тебя. Меня с ним очень многое связывает, ты же ничем ему не обязан.
– Ты, в самом деле, думаешь?..
– Мы, мужчины, должны выступать совместно, где же нам объединиться, как не здесь! – Манфред Гюнтер произнес эти слова словно лозунг на партийном съезде. Манфред молчал, понимая, что все произошло так, как он задумал. – Очнись, Манфред, разбуди в себе мужчину! Поверь в то, что ты делаешь что-то большое и полезное! – Гюнтер нагло захохотал. – Женщинам нечего делать среди нас. Их место в постели!
– Не забудь повторить это, лежа с какой-нибудь из них, – пробормотал Манфред, понимая, что это дело объединило их, и сердца их бьются в унисон. Когда возбуждение немного улеглось, он спросил Гюнтера: – Как мы будем раскручивать дело?
– Ты приедешь завтра рано утром… Нет, это не годится, у меня уже запланирована встреча. Мы вместе поужинаем сегодня в ресторане «У озера». Так, в шесть не слишком поздно, потому что у меня есть еще кое-какие дела. Я принесу тебе необходимые документы, и мы обсудим все. И мне еще надо собрать воедино все дела. Это получится самое раннее завтра после обеда. Надеюсь, время терпит? Тебя сегодня можно застать?
– До десяти вечера я здесь. За прошедшие дни накопилось много бумаг, я должен их разобрать.
– Ладно, это так, на всякий случай! – Гюнтер снова понизил голос. – Манфред, строго между нами, я уже сейчас потираю руки в предвкушении того, как увижу поверженной маленькую бестию.
«А я тем более», – подумал Манфред и положил трубку. Он вытянет у Моники все деньги и покончит с ней раз и навсегда. Если то, что имеет против нее Гюнтер, настолько убийственно, ей уже никогда не подняться. Эта мысль так вдохновила Манфреда, что он готов на все ради ее осуществления.
Не успел Гюнтер положить трубку, как телефон зазвонил снова. Он быстро посмотрел на часы. Ему пора уже быть в дороге, его встреча безотлагательна. Однако это звонил господин Райнер Хойер и сообщил, что намерен привезти ему деньги за участок земли в Берлине. Время, назначенное для встречи, вполне устроило Гюнтера.
– Нам необходимо еще раз спокойно обсудить все детали сделки, – сказал Гюнтер.
– Хорошо, – легко согласился человек из Берлина, к удивлению Гюнтера. – Я уже подумал об этом. Но у федерального правительства достаточно денег, на этот счет можно не опасаться!
Эти слова по душе Гюнтеру, но он недоверчиво переспрашивает:
– Денег? У правительства? С каких это пор?
– Ну, с такими налоговыми поступлениями, как ваши…
Гюнтер наморщил лоб. «Давно ли?» – подумал он.
– Вы правы, – отозвался Гюнтер. – Это поздновато, но меня устраивает… В двадцать два часа я приеду в «Стернсн» и спрошу у портье, как вас найти.
Повесив трубку, Дирк победоносно поднял бутылку с пивом.
– Ну как, я мастерски проделал это? Легко и непринужденно! Он притащится и получит по заслугам!


Регина, чтобы отделаться от тяжелых мыслей, направилась в приют. Там она поможет Аннемари и другим сотрудницам, нагрузит себя физической работой и, самое главное, не останется наедине со своими мыслями. Сидеть с Клаусом за одним столом и делать вид, что ничего не знаешь о его грязных делишках, выше ее сил. Регина была рада, что все скоро кончится. И Клаусу придется все открыть и признаться во всем, когда Анна Кель и Марион появятся завтра в комнате для переговоров со всеми доказательствами.
В одном из собачьих вольеров Регина надраивала пол специальной шваброй. С большим энтузиазмом.
Будет ли означать то, что произойдет завтра, конец ее семейной жизни? Вообще-то сомневаться в этом нечего. Регина сменила воду в ведре, чтобы перейти в следующий вольер. Ей очень горько, что разрыв неизбежен, потому что она все еще любит Клауса. Но если он так очевидно проворачивает грязные делишки?! Регина свернула шланг. Так или иначе, все это не по нем, подумала Регина. Он, в сущности, неплохой человек.


Линда надела новое платье и новые туфли, которые Гюнтер купил ей в Гамбурге. Сегодня ей хотелось предпринять что-то особенное. Она набрала номер и заказала два билета на мюзикл «Красавица и чудовище». Должно же в жизни быть что-то, кроме работы.
Затем Линда позвонила Гюнтеру. Из офиса он уже ушел. Она дозвонилась в машину. Гюнтер очень обрадовался ее звонку, но едва она сообщила о своем намерении, сник и задумался.
– Что случилось? У тебя нет настроения? – разочарованно спросила Линда.
– У Шмидта всегда есть настроение, – ответил он быстрее, чем успел подумать. И тут же понял, что загнал себя этим ответом в угол. Как теперь выкарабкиваться?
– Правда? Как хорошо! Я уже переоделась, и, если ты заедешь сейчас, мы не спеша доберемся до мюзик-холла и даже что-нибудь выпьем.
– Аперитив? – глупо спросил Гюнтер, мучительно ища выход из положения.
– Да, в том же самом здании находится отель, и там…
– Я знаю, – оборвал он ее на полуслове.
– Прекрасно, тем лучше. Тогда до скорого; радуюсь предстоящему вечеру! – Линда положила трубку.
Гюнтер тупо посмотрел на трубку, прежде чем отключиться. Но он не может сейчас! Почему он ничего не объяснил ей? Ведь на кону 800 000 марок, такой случай нельзя упустить!
Гюнтер снова взял телефон. Он объяснит Линде. Она должна переодеться и ждать его дома. Возможно, он придет очень поздно. Гюнтер быстро набрал первые цифры, затем нажал на кнопку отбоя. Он не в силах сделать это. А если Линда не станет ждать его и пойдет с кем-нибудь другим? Перед глазами Гюнтера всплыл Дирк. Было бы самой большой нелепостью на свете отдать ее в руки другого из-за этой странной истории.
Гюнтер развернул машину и быстро направился в «гетто». При подъезде к ее кварталу в голову пришла спасительная мысль: Манфред, может, уладит для него это дело! Надеясь, что тот еще в офисе, Гюнтер набрал номер.
Ему улыбнулась удача: Манфред снял трубку.
– Дружище, окажи мне одну услугу.
– А именно?..
– Я должен встретиться сегодня с одним человеком в отеле «Стернсн», но мне не удастся сделать это. Конечно, я мог бы оставить там сообщение для него, но это весьма невежливо. Если бы ты подъехал туда…
– Я охотно помог бы тебе, но моя машина в ремонте. Мне посчастливилось ко всему прочему въехать в автомобиль одной мадам, – прервал Манфред собеседника.
Гюнтер сосредоточился. Речь идет о 800 000 марок, нельзя упустить такой лакомый кусок.
– Возьми мой, в самом деле, без проблем.
– Я вызову такси…
– Чепуха, я буду у тебя быстрее, вызови такси для меня, а я тем временем подъеду!
– Ты, в самом деле, так решил?
Услышав по голосу Манфреда, как он обрадовался, Гюнтер снова развернул машину, не доехав до гаража несколько десятков метров. Итак, снова назад, в центр города!
– Помнишь, я живу напротив своего супермаркета, поэтому не стал брать машину напрокат. Она мне не…
– Да это вообще не вопрос, Манфред. Я уже подъезжаю. Тебе надо только приехать ровно в двадцать два часа в «Стернен». Назовешь фамилию Хойер, запомни, Райнер Хойер, и скажешь, что завтра рано утром, без задержек, мы уладим с ним все дела! Я свяжусь с ним! И добавь, что сорванный ужин, независимо от того, что он ест и пьет, за мой счет!
Отключившись, Гюнтер набирал другой номер.
– Линда, – сказал он, – заводи свою машину. Мы сегодня едем по-крестьянски! Но обещаю, что сяду рядом и не скажу ни слова!


Клаус заперся в своем домашнем кабинете и не выходил оттуда. Для Регины это было очень кстати. Ей не хотелось пересекаться с ним. Видимо, он готовится к завтрашним встречам, решила она и подумала, не залезть ли ей еще раз в ноутбук мужа, когда он уснет. Возможно, там появились важные изменения. Чтобы убить время, Регина переключала программы и наткнулась на фильм «Комиссар Рекс». Сразу же рядом появился Бобби и заинтересованно уставился на экран телевизора. Регина взяла себе пакетик картофельных чипсов и несколько пряников для Бобби. Они уютно коротали вечер перед телевизором.


Гюнтер, освежившись в душе и переодевшись, сидел с Линдой в машине. Они направлялись к автобану, ведущему в Штутгарт. Настроение у Линды было великолепное, она радовалась предстоящему спектаклю, но еще больше тому, что будет сопутствовать ему. Ее пленяла атмосфера ожидания, нравилось находиться среди множества нарядных людей. Линда всегда с интересом наблюдала за людьми, и не только в театре.
– Нам надо что-нибудь перекусить у Кирилла, – весело сказала Линда.
– У кого? – спросил Гюнтер, чувствуя себя в ее маленьком автомобильчике не совсем комфортно.
– У Кирилла! Там, на рыночной площади, у него небольшое бистро, разве не знаешь? Карин всегда ходит туда!
– А кто такая эта Карин?!
– Экс-подруга Ричи, – засмеялась Линда. – Очень симпатичная особа. Такого типа, как Жаклин Кеннеди.
– Такая интересная? – Гюнтер бросил на Линду короткий взгляд. – Я знаю ее?
– Думаю, нет. Она не из твоей тусовки.
– И сколько же ей лет?
– Около тридцати.
Едва они выехали из города, как машину начало трясти. Мотор судорожно чихал и дергался, готовый заглохнуть в любой момент.
– Да что же с тобой? – сердито воскликнула Линда.
– А бензин в баке есть?
Линда быстро просмотрела на указатель топлива.
– Почти полный бак!
– Значит, что-то сломалось. Отъезжай к обочине, а то встанем посреди автобана!
Дрожа от страха, как бы ни заглох мотор, Линда развернулась и поехала в «гетто». Возле дома Гюнтер вышел из машины.
– Поезжай в автосервис и оставь машину там. Я вызову тебе такси.
Слезы выступили на глазах у Линды. Она так радовалась этому вечеру!


Поднимаясь в квартиру, Гюнтер подумал, что еще вполне мог бы успеть на встречу с Райнером Хойером. Даже этот казус с машиной Линды был ему на руку. Он позвонил Манфреду в офис, но там никто не ответил. Похоже, Манфред решил совершить небольшой тест-драйв на его автомобиле. Звонить на телефон в машине нет смысла. Гюнтер отключил его, отдавая машину Манфреду. Поэтому он попытался дозвониться Манфреду на сотовый. Но работала только голосовая почта: «Позвони мне перед встречей на сотовый, спасибо. Гюнтер».
Черт! Он мог бы поехать туда на такси, но будет весьма неловко, если они появятся там вместе с Манфредом. Человек из Берлина подумает, что два провинциала не сумели толком договориться. Гюнтер опустился на диван. Они устроят себе приятный вечер. Да и Линда наверняка совсем расстроится, если он уедет из дома так поздно. И его маленький дружок тоже. Гюнтер ухмыльнулся и набрал номер службы заказа такси.


Ричи и Дирк заняли позицию заблаговременно. Машину оставили в стороне. Оружие возмездия Дирк положил в спортивную сумку. Стоянка перед гостиницей была почти пуста – похоже, отель не слишком часто посещали. Но это весьма кстати для того, что они задумали. Друзья прошли туда и обратно по всему пути от стоянки до отеля. Казалось, дорожку проложили специально для них.
– Очень предусмотрительный архитектор, – с благодарностью заметил Ричи.
Со стороны гостиницы дорожка, благодаря высоким кустам, почти совсем не просматривалась, да и со стороны стоянки видно только ее начало.
– Надеюсь, он не подъедет прямо ко входу в отель, – сказал Дирк.
– Ему не удастся, шлагбаумы закрыты. Он смог бы проехать только как посетитель гостиницы, если бы у него была гостевая карточка.
– Хорошо.
Они подыскали место, где все должно произойти: короткий отрезок тропинки между двумя изгибами. Здесь Дирк нанесет ему удар, и если Гюнтер упадет, то еще один в солнечное сплетение, чтобы не мог двинуться. А затем скажет: «Это за Линду, свинья! Я мог бы сейчас отрезать тебе яйца, но, полагаю, Линда сама сделает это когда-нибудь. Я дождусь этого дня!» Затем Дирк плюнет ему в лицо и уйдет. В случае чего Ричи подстрахует его.
– А ты уверен, что ради нее стоит это делать? – спросил Ричи, прежде чем натянуть на голову чулок.
– Все нормально. Приготовься, темнеет! – Дирк бросил взгляд на часы. – Без десяти десять. Скоро все начнется.
Они услышали шум подъезжающей машины. Дирк побежал к началу дорожки и тут же вернулся.
– Его машина! Это он!
– Точно?
– Сколько серебристых «мерседесов» с номером GS1, по-твоему, в Рёмерсфельде?
– Ну, тогда – вперед!


Манфред не знал, зачем идет на эту встречу, но очень разочаровался бы в Понтере, если бы выяснил, что дело не имеет под собой серьезной финансовой подоплеки. А раз уж речь идет о том, что надо только поздороваться с незнакомцем и передать ему пару слов, то деньги, судя по всему, немалые! И он не был бы Манфредом Бушельмейером, если бы не попытался вмешаться в это дело. У него будет время, чтобы осторожно расспросить этого парня. Совместный ужин, несколько кружек пива, потом немного водочки – Манфред хорошо усвоил эту нехитрую науку развязывать языки. А уж эти ребята из мегаполисов не очень сильны в выпивке. Поставив лимузин Гюнтера на стоянку, он вышел. Отличный автомобиль! Расправившись с госпожой Раак и получив деньги, он тоже купит себе номера, которые ставят на машины, сильные мира сего. Возможно, встреча с Хойером тоже поспособствует этому! У Манфреда заметно улучшилось настроение.


Дирк слышал, как приближается его враг, но не видел, кто идет. Густые, ветви, за которыми он спрятался, закрывали обзор. Едва шаги приблизились к месту, где стоял Дирк, он выпрыгнул из засады, обрушил на затылок мужчины удар дубинки и тотчас отскочил, занимая позицию для второго удара, на случай если Гюнтер начнет обороняться. Дирк нанесет ему второй удар в живот. И, как только Гюнтер упадет, Дирк произнесет заготовленные слова. Гюнтер будет корчиться от боли и каждый раз, приближаясь к Линде, вспоминать эту минуту.
Гюнтер почему-то не обернулся, а опустился на колени и упал ничком. Дирк неподвижно стоял, готовый к тому, что Гюнтер внезапно нанесет ему удар по ногам, но ничего не произошло. Полная тишина, слышны только ночные шорохи.
В этот момент из своего укрытия появился Ричи.
– Что случилось? – прошептал он.
Дирк опустил свое оружие.
– Не понимаю!
– Он вообще не двигается! – Ричи осторожно приблизился к Гюнтеру. – О! – Он замер. – Это не Гюнтер! Мы завалили совсем другого человека!
– Ты спятил! – Дирк быстро подошел к лежащему человеку. – Черт, так темно и из-за веток ничего не видно! Ничего нельзя было разглядеть!
Ричи достал из кармана зажигалку.
– О Боже милостивый! Это же Манфред Бушельмейер!
Дирк опустился рядом с ним на колени.
– Разуй глаза! – Ричи захлопнул крышку зажигалки и ошарашено посмотрел на Дирка. – Он мертв!
– Не может быть! Нет, это неправда!
– Парень, как же ты бил?
– Ты же все видел… удар был совсем слабый! – Дирк задрожал. – Но почему он? Как Манфред оказался в машине Гюнтера?
– А если сейчас придет сам Гюнтер?
Они оглянулись.
– Ты уверен, что он мертв? – спросил Дирк, поднимаясь с колен.
– Посмотри сам.
– Нет! Это… невозможно! Я не верю в это!
– Веришь или нет, но надо уносить ноги! И как можно быстрее! И анонимно позвонить из ближайшего телефона-автомата в Службу спасения. Только это нам и остается!


Рано утром в дверь дома Марион позвонили. Она была в ванной. Марион почти всю ночь не сомкнула глаз, напряженно ожидая, как пройдет встреча с Гюнтером и господином из Лихтенштейна. Марион взглянула на часы. Половина восьмого. Экспресс-доставка? Не находя объяснения столь раннему визиту, она босиком пошла к домофону.
– Да, слушаю вас!
– Полиция. Будьте любезны, откройте дверь!
Полиция? Они нашли спиленный радар! Этого следовало ожидать! Марион нажала на кнопку замка и направилась к двери, размышляя, что скажет в свое оправдание.
Перед дверью стояли два господина в гражданском. Это что, нападение на ее дом? Марион замерла перед дверью.
– Мы из криминальной полиции. Госпожа Шмидт, мы могли бы поговорить с вашим мужем?
– С моим мужем? Позвольте посмотреть ваши документы. – Оба достали служебные жетоны, и Марион открыла дверь. – Прошу, – сказала она и пошла впереди них в гостиную.
Уголовный розыск не будет заниматься спиленным хулиганами радаром, подумала Марион. Что им, делать больше нечего? Или у города так много денег? Посреди комнаты она остановилась и повернулась к полицейским:
– Мой муж? Зачем он вам?
– Он дома?
– Вы объясните мне, наконец, в чем дело?
– Вы знаете господина Манфреда Бушельмейера?
– Конечно, это знакомый и деловой партнер моего мужа. Директор строительного супермаркета. А что с ним?
– Он был найден сегодня ночью с тяжелейшей черепно-мозговой травмой. На него было совершено нападение.
– Нападение? – изумилась Марион. – Но почему? За что?
– Этого мы пока не знаем. Господин Бушельмейер все еще без сознания. Поэтому мы здесь.
– Но как мы со всем этим связаны? – «Мы» выскочило у нее автоматически, и Марион не сразу это заметила.
– Машина вашего мужа найдена на месте преступления. Мы хотели бы узнать, как она там оказалась.
– Где это место преступления? – осведомилась Марион.
– Рядом с гостиницей «Стернен». Точнее, на стоянке отеля. Не пригласите ли вашего мужа?
– Его здесь нет.
– Нет? – Полицейские обменялись многозначительными взглядами.
– Где же он?..
– Очевидно, у своей подруги. – Марион произнесла это так невозмутимо, что полицейские пришли в еще большее изумление.
– Почему же вы не сказали нам об этом сразу? – спросил один из них.
– Как зовут эту подругу и где она живет? – осведомился второй, доставая из кармана куртки блокнот.
– Ее зовут Линда Хаген. Где она живет, я не знаю, но работает в парфюмерном магазине в центре города.


Гюнтер уже более часа сидел в своем кабинете вместе с Клаусом Рааком, Юргеном Бергером и нотариусом Вальтером Кальтхофом. На столе появились три документа, которые надлежит подписать после переговоров. Один из них о продаже фирмы «Шмидт хохтиф» акционерному обществу в Лихтенштейне, второй – о продаже недвижимости Гюнтера Шмидта тому же АО, и помимо всего, нотариальная доверенность на право продажи акций все того же АО в Лихтенштейне. Едва Гюнтер подписал первые два документа, как раздался громкий стук в дверь, и она тотчас распахнулась. На пороге, сопровождаемая сотрудниками криминальной полиции, появилась секретарша с выпученными от страха глазами.
– Что, Манфред Бушельмейер разбил мою машину? – спросил вместо приветствия Гюнтер, не находя никакого другого основания для появления здесь полиции. Может, хоть обошлось без большого количества пострадавших?
– Манфред Бушельмейер в данный момент без сознания. Он получил черепно-мозговую травму и сейчас в больнице, – сообщил один из полицейских, осматриваясь.
– Черепно-мозговую? Как прикажете это понимать? Автомобильная катастрофа? Но это же чудовищно! – Гюнтер поднялся. – А моя машина?
– Это не было автомобильной аварией. На него совершили нападение. В связи с этим у нас есть к вам несколько вопросов, и мы просим вас проехать с нами в комиссариат полиции. – Второй полицейский крепко сжал руку Гюнтера, словно тот собирался бежать.
– Весьма прискорбно, что Манфред серьезно пострадал, но не понимаю, почему я должен ехать в полицейский комиссариат. – Гюнтер указал на трех собравшихся в кабинете мужчин. – Разве я не могу прийти к вам сегодня после обеда? Эти господа прибыли специально, чтобы встретиться со мной, и должны сегодня уехать.
– Господин Шмидт. Речь идет о нанесении тяжких телесных повреждений, а не о делах бизнеса. Мне очень жаль. К тому же в вашей машине обнаружены кое-какие предметы, также вызывающие у нас вопросы.
Все устремили взгляды на Гюнтера.
– А что, установка люка в крыше машины нынче запрещена? – с вызовом осведомился Гюнтер.
– Кассета с фотопленкой, которую мы нашли, относится совсем не к элементам тюнинга автомобиля, а используется в радарных установках для фиксирования автомобилей, превышающих скорость. И таблетки, лежавшие рядом, продаются только по специальному рецепту. По крайней мере, в Германии. Но это вы наверняка сможете объяснить нам. А также и то, где вы провели прошедшую ночь. – Полицейский дружелюбно улыбнулся Гюнтеру. – Так что, господин Шмидт, мы настоятельно просим вас поехать с нами!
– Означает ли это, что я арестован? – спросил побледневший Гюнтер.
– Это мы увидим.
Едва вся процессия направилась к двери, как она снова распахнулась. На этот раз в дверях появилась Марион.
– Марион! – озадаченно воскликнул Гюнтер. – А ты-то что здесь делаешь?
– Я должна попрощаться с мужем, когда его будут увозить в полицейской машине. Это входит в число обязанностей примерной супруги. А что делаете здесь вы? – Клаус сразу же сгреб в стопку все бумаги, лежащие на столе. Юрген Бергер и Вальтер Кальтхоф поднялись при виде Марион. – Позвольте представить сопровождающих меня Анну Кель и Регину Раак.
Дамы вошли в кабинет, удостоившись поклона присутствующих господ. Лишь Клаус был не в состоянии двинуться с места. Он уставился на Регину так, словно видел ее впервые.
– Рады видеть тебя, Клаус. – Марион дружелюбно кивнула ему. – Мы пришли немного позже, чем планировалось, из-за того, что не знали точного времени начала вашей встречи.
– Разве вам не сообщили об этом? – спросил нотариус.
– К сожалению, нет, но вы можете ввести нас сейчас в курс дела. – Марион села на место мужа, Регина – на стул, стоящий напротив Клауса, а Анна расположилась рядом с ней.
Вальтер Кальтхоф кратко рассказал о ходе переговоров и даже выказал готовность разъяснить дамам все досконально. Анна Кель читала тем временем тексты договоров, а Клаус полностью погрузился в себя. В этой ситуации его утешает и делает неподсудным только то, что дамы пришли слишком поздно. Гюнтер подписал договоры, и теперь он, Клаус, владелец несметного богатства. Но Регина? Какова ее роль в этой акции? Он избегал встречаться с ней взглядом и не знал, как вести себя с ней, когда все закончится. В каком свете она видит его действия? В положительном? В отрицательном? И как она видит в этой истории саму себя?
Сейчас Клаус предпочел бы раствориться в воздухе вместе с договорами.
Юрген Бергер что-то уронил, и это вернуло Клауса к реальности. Клаус прислушался.
Вальтер Кальтхоф откинул со лба прядь волос и растерянно обратился к Бергеру:
– А что у нас с доверенностью на право продажи?
– Это мы отложим до тех пор, пока не прояснится ситуация с господином Шмидтом, – поспешно ответил Клаус.
– О, в этом нет никакой необходимости. – Марион улыбнулась ему. – Это можем сделать мы.
– Для меня было бы гораздо лучше закончить дело поскорее. – Бергер посмотрел на часы.
– Но постойте… – Клаус пытался спасти то, что спасти уже невозможно.
Никто не обращал на него внимания. Марион взяла бумагу.
– Там должно стоять мое имя!
– Нет! – злобно выкрикнул Клаус. – Об этом не может быть и речи!
– Именно об этом речь и идет, – прервала его Анна Кель. – Она же единственный совладелец АО в Лихтенштейне. Акции переходят к вам, а тем самым, – она подняла оба договора, – и вся совокупная собственность Шмидтов. И, конечно же, вы можете продать все Марион. Вы можете также поручить сделать это Юргену Бергеру. Он гарант сделки, а потому уполномочен и продавать и покупать.
Юрген Бергер кивнул:
– Никаких вопросов!
– Ну, так как? – Марион взглянула на Клауса.
Тот упрямо покачал головой:
– Нет, я не буду делать этого! Я не продам!
Регина бросила на него многозначительный взгляд, и Клаус замолк.
– Ну да, продам, – наконец еле слышно сказал он.
Марион, высоко подняв брови, придвинула документ ближе к себе.
– За сколько же? – Она просмотрела текст. – Ах, за один швейцарский франк? Столько у меня еще есть!
Воцарилась тишина. Бергер, повернувшись к Марион, чуть заметно поклонился ей.
– Ну, хорошо, если все это так, позвольте поздравить вас с заключением сделки. И с такой превосходной ценой! – Он протянул Марион руку. – Тем самым вы становитесь единственным акционером нашего АО. Позвольте пригласить вас на следующее заседание нашего наблюдательного совета.


Линда с утра отправилась в автосервис, поэтому полиция не застала ее дома. Лишь приехав в магазин, она узнала, что ею интересовались люди из криминальной полиции. На вопрос Ренаты, чего хотели от нее полицейские, Линда искренне ответила:
– Не имею ни малейшего понятия. Но, пожалуй, схожу к ним. Это ведь совсем недалеко. – С этими словами Линда удалилась.


Проходя мимо дома Дирка, она увидела припаркованный кабриолет Ричи. Что-то здесь не так, подумала Линда и направилась к ближайшей телефонной будке.
Дирк тут же снял трубку.
– Скажи своему другу, что за парковку на том месте полиция по головке не погладит!
– Полиция? Они уже добрались до тебя? – Голос Дирка дрогнул.
Линда замерла. Она уже хотела повесить ее, но передумала.
– Почему? Что такое сегодня происходит?
Неожиданно в трубке раздался голос Ричи:
– Полиция была у тебя? Что ты им сказала?
– Ричи! Что-то случилось? Что означают ваши вопросы?
– Откуда ты звонишь?
– Снизу, с улицы. Я хотела предупредить тебя, что твоя машина стоит в зоне запрещенной парковки!
– На ней еще нет квитанции со штрафом?
– Пока нет. Тебе повезло!
– Черт!
Линда замолкла в недоумении.
– Тебе лучше подняться, – услышала она голос Ричи.
– Мне?
– Да, почему бы и нет?
– Я иду в отделение криминальной полиции, и вообще-то у меня работа.
– Линда, пожалуйста, поднимись! Это очень важно! – попросил Ричи.
Через несколько минут Линда сидела на неубранной кровати Дирка, не веря своим ушам. То, что рассказали ей Ричи и Дирк, больше, чем авантюра.
– Зачем вы рассказали мне все это? – спросила она. – Что, если все это я сообщу полиции?
– Мне наплевать на это. Хуже, чем сейчас, уже не будет, – заявил Дирк. Лицо у него небрито, глаза воспалены после бессонной ночи.
Линда, присмотревшись к нему, вздохнула.
– Я сбита с толку. Ничего подобного не могла себе представить! Вы уверены, что он мертв?
Дирк закрыл лицо руками.
– Мы оба это видели! Я не смогу жить с этим! Мне ужасно плохо! И я смертельно боюсь!
Ричи и Линда устремили на него беспомощные взгляды.
– Что вы намерены делать дальше? – спросила Линда, помолчав.
– Нам нужно обеспечить друг другу алиби. – Ричи подвинул стул ближе к кровати.
– Друг другу! – Линда покачала головой. – Неплохо звучит. Прямо репортаж с места убийства!
– Сейчас не до шуток, – сердито нахмурился Ричи.
– Невинный человек теперь умрет только потому, что ты изменила мне! – пробормотал Дирк.
Линда легонько постучала пальцем по лбу.
– Ты совсем спятил! Еще скажи, что это я его убила! Телепатический удар или что там еще! – Она повысила голос: – Я могу уйти?
– Ори еще громче, чтобы все соседи слышали, о чем мы здесь говорим! – возмутился Ричи.
– Вообще-то Ричи прав. – Линда взглянула на Дирка. – Что мы имеем? Орудие убийства вы спрятали. Ботинки выбросили, придумали убедительное алиби…
– Я надеялся, что сегодня ночью на стекло машины мне прилепят штрафную квитанцию. Это означало бы, что я провел ночь здесь. Но, похоже, бестолковая дама из дорожной полиции потеряла к моей машине всякий интерес.
Раздался звонок, и все трое переглянулись.
– Не пугайтесь, – сказал Дирк и поднялся. – Наверное, почта. Так быстро они не могли выйти на наш след.
Он открыл дверь. Перед ним стояли двое полицейских в форме. Дирка охватил панический страх.
__ Что-то случилось? – спросил он. – С моим отцом? С моей мамой?
– Случилось, но не с вашими родителями. Позвольте войти?
Дирк отступил и закрыл лицо руками, когда полицейские вошли в комнату.
– Позвольте узнать, кто вы? – обратился один из них к Линде, а потом к Ричи.
– Ричард Раак.
Полицейские обменялись взглядами.
– Господин Раак, не могли бы вы оставить нас наедине с господином Веттерштейном? Вас нет в списке подозреваемых.
– В каком списке? Позвольте узнать, о чем идет речь? – с вызовом осведомился Дирк. – Это звучит почти как обвинение.
– Только беседа, господин Веттерштейн. А вы кто? – Полицейский взглянул на Линду.
– Линда Хаген!
– Судьбоносная встреча! Пожалуйста, останьтесь, – кивнул один из полицейских.
Ричи поднялся.
– А мне не положено знать, что произошло?
– Вас не должно это смущать, господин Раак. Речь идет об ограниченном круге лиц. Вы в их число не входите!
– Что ж, тогда… – Бросив на Дирка растерянный взгляд, Ричи попрощался.
– Господин Веттерштейн, имя Манфред Бушельмейер говорит вам о чем-нибудь?
Дирк кивнул.
– Манфред Бушельмейер подвергся вчера нападению рядом с гост ницей «Стернен» и был тяжело ранен.
– Ранен? – удивился Дирк.
– Да, вследствие удара по затылку тяжелым предметом.
Дирк не слышал дальнейших слов полицейскою, охваченный радостью от того, что он не убил.
– И поэтому вы здесь? – спросила Линда.
– Да, поэтому очень хорошо, что и вы оказались здесь, фрау Хаген. Гюнтер Шмидт утверждает, что нападение произошло по ошибке. Манфред Бушельмейер поехал вместо Шмидта на встречу, назначенную в отеле «Стернен» в десять вечера. В пользу этой версии говорит то, что некий господин Хойер, назначивший Шмидту встречу в отеле, там никому не известен. Скорее всего, такого человека вообще не существует, но это сейчас устанавливается. Господин Шмидт подозревает, что акт был направлен против него, но в темноте нападавший не увидел того, кто прибыл на встречу, то есть господина Бушельмейера. Главный подозреваемый, по мнению Шмидта, вы, господин Веттерштейн. Шмидт мотивирует это тем, что он увел у вас девушку. Прошу вас, если вы внимательно слушали меня, привести свои доводы: опровергнуть или подтвердить сказанное.
– Так или иначе, мне придется это сделать. Все сказанное лишено смысла. Я не стал бы бить человека только потому, что он увел мою подругу.
– Где вы были вчера ночью?
– Здесь. – Дирк скрестил руки на груди.
– Есть свидетели, которые подтвердят это?
– Да… – неуверенно отозвался Дирк.
– Я! – воскликнула Линда.
– Вы? – удивился полицейский. – Это очень странно, поскольку господин Шмидт назвал вас в качестве своей главной свидетельницы. Поэтому мы и разыскивали вас. Если бы вы подтвердили, что были с ним, все подозрения с господина Шмидта были бы сняты.
– А почему господин Шмидт попал в число подозреваемых? – спросил Дирк.
– Его машина стояла на месте преступления, кроме того, был зафиксирован звонок Шмидта на сотовый телефон Бушельмейера по поводу того, что они должны встретиться на месте преступления в двадцать два часа. – Полицейский бросил на Линду недоверчивый взгляд. – Но что вы…
– Что же он сказал вам? – Линда откинула назад волосы.
– Он утверждает, что вы провели всю ночь вместе.
– Последнюю нет! Я была здесь! Мы снова сошлись с Дирком!
– Н– да, тогда картина меняется, – заметил полицейский.
– Вы знаете об ответственности за дачу ложных показаний? – спросил его коллега.
– Это не ложные показания!
– Тогда прошу вас обоих явиться сегодня в комиссариат для составления протокола.


Марион, Регина и Анна стояли на стоянке перед входом в офис фирмы «Шмидт хохтиф» и едва сдерживались, чтобы не разразиться криками радости.
– Давайте подождем, пока Кальтхоф и Бергер уйдут. – Марион широко улыбнулась.
Дамы кивнули мужчинам, когда те садились в машину. Через мгновение в дверях появился Клаус и застыл, глядя на Регину.
– Кажется, нам есть, что сказать друг другу, – обратилась Регина к своим спутницам.
– Вы присоединитесь к нам после? – спросила Марион.
– У Моники?
– Думаю, да. А сегодня вечером я приглашаю вас в ресторан «У озера» праздновать победу!
– Это была чистая победа, госпожа Шмидт! – рассмеялась Регина.
– Ну, без вас…
Регина, кивнув, направилась к мужу.
– Увидимся позже, – обернувшись, сказала она.
– Хорошо. Теперь я могу немного расслабиться. – Анна Кель задумчиво склонила голову.
– Начнете новое дело? – Марион взяла Анну под руку. Анна пожала плечами. – Если так, то давайте сразу внесем ясность в этот вопрос, госпожа Кель…
– Вы о чем?
– Все счета по делу Регины буду оплачивать я.
– Договорились. – Анна внимательно наблюдала, как Регина, обняв мужа за талию, вела его к машине.
– Давайте порадуемся сегодня вместе. – Марион села в машину. – Увидимся у Моники Раак?
– Разумеется!
– Хорошо, тогда я быстро куплю кое-что для нашей вечеринки. – Марион захлопнула дверцу.
Теперь она осталась, наконец, наедине со своими мыслями и переживаниями. Но поверить во все случившееся до сих пор не могла. Гюнтер вылетел из игры. Возможно ли такое? Великий, могучий Гюнтер увезен в полицейский участок!
«Берегись сострадания! – предостерегала себя Марион. – Эти женские добродетели следует выкинуть из головы. – Она рассмеялась. – Я скажу ему, что он может забрать свою машину! Потому что великодушие – черта моего характера».


Линда проводила полицейских до двери. Вернувшись в комнату, она увидела, что Дирк стоит, прислонившись к дверному косяку.
– Скажи… – начал он.
Но Линда приложила палец к его губам.
– Все так, как есть. В конце концов, лучше пусть Гюнтер сидит за решеткой, чем ты! Несмотря на то, что ты такой противный парень.
Дирк заключил Линду в объятия, зарылся лицом в ее волосы и опустился вместе с ней на пол.
– Я был на грани помешательства от ревности и дико рад тому, что этот человек остался жив, а ты рядом со мной, хотя совсем не могу понять этого!
Линда прижалась к нему.
– Гюнтер найдет способ выпутаться из этой истории.
– Я покончил бы с собой, если бы не выместил гнев на том человеке. И это говорю я, пацифист! Не понимаю, что на меня нашло! Я должен был как-то самоутвердиться, чтобы стало легче.
– Не болтай чушь. По-моему, тебе уже лучше. У тебя теперь новая подруга, к чему же болтать про акцию возмездия? Это похоже на шизофрению.
– Как ты узнала? – изумился Дирк.
– Хоть сейчас не оспаривай истину. Совсем недавно в твоей квартире ночевала девушка, темноволосая, но не особенно симпатичная.
Отстранившись от Линды, Дирк посмотрел ей в глаза.
– Позволь спросить, откуда ты знаешь все это?
– Я сидела тогда на лестнице.
– Значит, это правда! – Он ударил себя по коленям.
– Что означает: правда?
– Я чувствовал духи! Клянусь, внезапно я почувствовал, что это твой запах, но списал все на свое ненормальное состояние!
– А чтобы справиться с этим ненормальным состоянием, ты решил проломить чужую голову?
Дирк скреб свои небритые щеки.
– Что же будет теперь с нами?
Линда повернувшись к Дирку, задела ногой переполненную корзину для бумаг. Корзина упала, и бумаги высыпались на пол. Линда быстро сгребла и запихнула их обратно. Но один клочок бумаги привлек ее внимание.
– «Она должна заплатить за все», – прочла она, качая головой, и разгладила второй скомканный лист.
– «План дей…», – продолжала Линда. – «Райнер Хоиер прибудет в двадцать два часа…» – Линда взглянула на Дирка – Ты все это просто так бросил в корзину для мусора? Подозреваю, что и орудие убийства лежит в шкафу – Дирк поднялся, сел на кровать и закрыл лицо руками. Линда покачала головой. – Если будешь и дальше жить так бестолково, даже я не смогу ничем помочь тебе. Выбрось из дома все вещественные доказательства, пока полиция не явилась сюда с обыском. И ботинки выбрось тоже – и свои, и Ричи скажи! – Она поднялась и расправила юбку. – Дирк, тебе надо сейчас собраться, взять себя в руки, если не хочешь окончательно свихнуться и попасть в тюрьму. И я угожу туда вместе с тобой за дачу ложных показаний. Собери весь хлам и приходи ко мне в магазин, если сумеешь все унести разом. А что касается нас с тобой, то вопрос в том, что каждый из нас хочет. Я, к примеру, хочу жить. И так, словно бы я была не я, а госпожа Шмидт. А ты должен желать предоставить мне такую возможность. Значит, хорошо бы тебе спуститься на землю и встать на свои ноги, мои дорогой. Из ничего не выйдет ничего! – Линда рассмеялась, глядя на его надутое лицо, и подняла руки. – Так что подумай на досуге, хочешь ли ты этого. – Она попятилась к двери, не отрывая твердого взгляда от Дирка. – Сегодня вечером, в восемь часов, я позвоню тебе коротко три раза в дверь. Если к тому времени ты решишь, чего хочешь, открой мне. Если действительно хочешь. Если нет, то нет…
Послав ему воздушный поцелуй, Линда вышла и быстро сбежала по ступенькам. На улице она бросила взгляд на часы. Прошло гораздо больше времени, чем она предполагала, уходя с работы. Линда надеялась, что Рената не очень рассердится.
Перебегая через улицу, Линда услышала визг тормозов. Испугавшись, она обернулась. Темно-синий кабриолет «БМВ». Женщина за рулем. Линда хотела жестом извиниться за свою оплошность, но в этот момент узнала женщину. Это Марион. Помешкав, Линда открыла дверцу.
– Можно мне поговорить с вами, госпожа Шмидт?
Марион, слегка шокированная, кивнула:
– Пожалуйста. – Она указала на сиденье и улыбнулась. – Гюнтер арестован. Вы уже знаете об этом? Как же вы теперь будете без него?
– Вы меня об этом спрашиваете?! – изумилась Линда.
Марион отъехала к тротуару, заглушила мотор и дружелюбно посмотрела на Линду.
– Вас, а кого же еще? Вы же теперь с ним…
– Но, право, госпожа Шмидт, мне так стыдно за все… и за эту историю в Кирхвсйлере. Я так смутилась. Рада, что встретила вас здесь, иначе позвонила бы вам. Я хочу вернуть вам мужа.
– Что?! – Марион уставилась на Линду как на безумную.
– Правда. Я позволила втянуть себя в совершенно несвойственную мне игру. Меня соблазнила красивая жизнь – подарки, дорогие путешествия, дорогие рестораны, шампанское. А вы оказались брошенной! Мне, правда, безумно жаль!
– Но он мне совершенно не нужен!
– Не нужен?.. Почему?
– Нет, Линда, спасибо. Вы открыли мне глаза, и если бы не было вас, нашлась бы другая. Гюнтер никогда не любил меня, а просто использовал. Теперь он попользовался вами, это судьба!
– Вы это видите именно так!
– Да, поверьте мне. На протяжении многих лет я не смела ничего возразить, ничего потребовать, ни на что указать. Я долгие годы находилась как бы в тюрьме и ничего не могла разрушить. Теперь все в прошлом!
– Тюрьма?
Марион сухо и коротко засмеялась.
– Почему бы и нет? Не беспокойтесь, он выберется и снова встанет на ноги.


Моника разговаривала с врачом городской больницы, когда появилась Анна Кель.
– Можно войти? – спросила она.
Моника кивнула и перевела телефон в режим громкой связи.
– …у него отек головного мозга. Это означает, что могут возникнуть большие проблемы. Он на некоторое время пришел в сознание, сказал несколько слов, которые не следует принимать всерьез, и мы погрузили его в состояние искусственной комы…
– Искусственная кома? – переспросила Моника и жестом пригласила Анну сесть.
– Да, отек должен спасть, но для этого необходим полный покой. Полный!
– Но для жизни это не представляет особой угрозы?
– Судя по его теперешнему состоянию, нет.
Анна сделала ей знак рукой, и Моника поняла се.
– А что сказал Манфред?
Из трубки послушался приглушенный смех.
– Он хочет дать тебе денег, Мони. Рассчитаться! Совершенно невообразимый бред. Сейчас, подожди, дословно это звучало так: «И отдайте госпоже Раак 90 тысяч марок, которые я ей должен». Бред! Или ты закрутила с ним какую-то интрижку? Он должен тебе 90 тысяч марок?
Моника сдерживала смех.
– Может, речь идет о другой госпоже Раак?
– Думаешь?
– Ну, может, он завел себе какую-нибудь красотку и хочет осыпать ее деньгами? Это могло бы стать новой сенсацией, коли речь идет о Манфреде Бушельмейере…
– Если у него так много денег, то почему бы и нет… Но, Мони, я должен спешить. До скорого!
– Мони? – удивленно спросила Анна.
– Мой брат… – Моника пожала плечами.
Анна рассмеялась во весь голос.
– И снова речь идет все о той же прекрасной семейке!
В дверь опять постучали. В комнату вошли Регина и Марион. Марион с трудом удерживала в одной руке большой серебристый поднос, Регина тащила сумку—холодильник.
– Что это? – спросила Моника.
– Празднование победы! Точнее, репетиция праздника, который состоится вечером в ресторане «У озера». Разве Анна еще ничего не рассказала?
– Мы еще не дошли до этой темы, – извинилась Анна и рассказала об истории с братом Моники, пока женщины сервировали стол, откупоривали бутылки и расставляли тарелки.
– Правильно, – кивнула Марион, наполняя бокалы. – Он заведует отделением хирургии. Я знаю его. Хороший человек. Почему-то только до сих пор не женат.
– Все никак не может решиться. – Моника покачала головой. – И к тому же постоянно совершенствуется в профессиональном плане: все время в дороге или на работе. И еще: наученный моим горьким опытом, он вообще не может понять, зачем люди женятся!
– Ага! – воскликнула Марион.
– Может, он голубой? – невинным голосом осведомилась Регина, и все рассмеялись.
– А может, он был бы хорошим мужем для Линды? – предположила Марион.
– Бедный Гюнтер! – Регина театральным жестом вытерла глаза. – До такой степени потерять благоразумие!
– А Клаус? – с любопытством спросила Моника.
– Трясется от страха, опасаясь, что я с ним разведусь.
– И?.. – как залп из ружей вырвалось у всех троих.
– Намерения таковы: диалог – да, развод – пока нет! – Поймав на себе взгляд Анны, Регина добавила: – И это, в конце концов, стоит кучу денег, так ведь?
– Не сменить ли нам тему? – предложила Марион. – Только не раньше, чем мы поднимем бокалы за наш триумф! – Бокалы громко зазвенели. Все замерли в ожидании. Марион скрестила руки на груди. – Мы можем сделать для себя какие-то выводы?
– Решайте же, что хотите сказать, – поторопила ее Моника.
– Думаю, мы должны объединиться в союз деловых женщин Рёмерсфельда. – Марион чеканила каждое слово. – Мы построим вместе предприятие, необходимое нашему городу.
– Так, у меня уже есть кое-что, – кивнула Моника. – Я буду строить в новой промышленной зоне «Запад» кузовной завод. Вы не знали об этом?
– Нет, не до того было, но это удивительно своевременно. Если позволите, я войду в ваш проект со своими деньгами, может, и другие присоединятся, и мы заварим такую кашу! Ваши ноу-хау и мой капитал!
– Звучит потрясающе! – Регина была в восторге.
– Да, даже на первый взгляд это великолепная идея. – Моника кивнула и подняла бокал.
Остальные последовали ее примеру.
– Момент! – Марион посмотрела на Регину. – Я теперь без вас не могу. Если бы каждый наш шаг не делался с опережением, мы никогда не одолели бы Гюнтера. Вы превзошли в тайных операциях самых искусных разведчиков. Я направлю на ваш личный счет 500 тысяч марок. И если вы согласитесь сотрудничать с нами, мы предложим вам зарплату первоклассного специалиста!
– Что?! – изумилась Регина. – Но…
Марион прервала ее:
– Это я делаю для вас от чистого сердца, поэтому отказать вы не посмеете. В сравнении с тем, что сделали для меня вы, это сущая мелочь!
Регина обсссиленно опустилась в кресло, но тут же вскочила.
– Я вложу средства в развитие приюта! Вместе с Аннемари Розер. Это доставит мне огромное удовольствие, а вместе нам удастся что-то сдвинуть с места! – Она подбежала к Марион, поцеловала се в щеку и, совершенно счастливая, начала кружиться по комнате.
– А Анну мы назначим нашим домашним и придворным адвокатом, – добавила Моника.
Марион, улыбаясь, кивнула:
– И здесь вам придется всеми силами блюсти закон и справедливость!
– Великолепное предложение! Большое спасибо! – Анна Кель подняла бокал и обошла всех дам по очереди. – Остается только произнести тост за новый Рёмерефсльд…
– Что такое теперь Рёмерфельд? – прерывает ее Моника. – Мы переименуем город в Рёмеринненфельд.
type="note" l:href="#n_9">[9]


Читать онлайн любовный роман - Горсть мужества - Хауптманн Габи

Разделы:



Ваши комментарии
к роману Горсть мужества - Хауптманн Габи



Шикарный роман,хорошо проучили богатого папика...всем советую очень понравился
Горсть мужества - Хауптманн Габисоня
25.01.2016, 17.55





Да,классный роман.И как оказывается легко начать карьеру проститутки.
Горсть мужества - Хауптманн ГабиГюльджан
26.05.2016, 11.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа



Rambler's Top100