Читать онлайн Шесть причин, чтобы остаться девственницей, автора - Харвуд Луиза, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харвуд Луиза

Шесть причин, чтобы остаться девственницей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Эмили увидела Артура из окна поезда. На перроне толпились люди, но высокая стройная фигура брата сразу бросалась в глаза. Артур был одет в рыбацкую куртку-ветровку и темные вельветовые джинсы. Он стоял под ярким неоновым фонарем и равнодушно смотрел куда-то в пространство, словно не замечая идущую к нему Эмили. Затем не выдержал, расплылся в улыбке и широко раскинул руки. Эмили пробежала несколько шагов и оказалась в объятиях брата.
Артур взял ее под руку и повел по платформе к зданию вокзала Сент-Брайдз, за которым находилась стоянка для машин. Эмили послушно шла рядом, прижимаясь к теплому боку Артура. Они спустились по крутым ступенькам и подошли к машине.
— Дженнифер? — Эмили вопросительно подняла бровь. — Мне не терпится с ней познакомиться.
— Ей тоже, — сказал Артур.
На мгновение Эмили удивилась и растерялась. Но тут же сообразила: конечно, Артур рассказывал Дженнифер о сестре. Интересно, что конкретно он говорил и какие подробности оставил за кадром? Перед Эмили возник новый образ — искрящиеся смехом глаза и белозубая улыбка, Дженнифер, откинув голову, хохочет до слез: «Девственница?! Ты шутишь! О боже, какая прелесть!»
Нет, Артуру можно доверять. Он не станет рассказывать такие интимные подробности. Это все равно что раскрывать перед первым встречным семейные тайны.
Эмили юркнула на переднее сиденье машины. Артур положил сумку в багажник и сел за руль.
— Я заказал столик на восемь, — сказал он, заводя мотор. — Сэм и Дженнифер придут прямо в ресторан. Так что у тебя достаточно времени, — Артур сделал едва заметную паузу, — чтобы переодеться.
— Звучит, как намек. Похоже, это непременное условие?
— Нет, нет, что ты. Совершенно необязательно.
Но Эмили хотела переодеться, не то слово — нарядиться в какое-нибудь убийственно-красивое, вызывающее, сногсшибательное платье. Она должна разрушить тот образ, который нарисовал Артур; скорее всего, он изобразил ее, как мягкую и нежную девушку — этакая наивная мечтательница из позапрошлого века. Но самое смешное, что именно такой романтический стиль она и выбрала для сегодняшнего вечера: в чемодане у Эмили лежали черные брюки, шелковая рубашка с вышитыми на груди мелкими розочками и бледно-зеленая безрукавка из ангоры.
Они молча проехали через город и, оставив позади хмурые улицы Сент-Брайдза с его приземистыми домами из грубого серого камня, выбрались на шоссе, идущее вдоль берега моря. С дороги хорошо были видны пустынные пляжи, которые через несколько месяцев заполнятся шумными толпами отдыхающих. Затем шоссе начало взбираться в гору. И вскоре в наступающих сумерках появились огни Доджер-Пойнт. Эмили любовалась открывшимся пейзажем со странным чувством, похожим на волнение человека, вернувшегося в родные места после долгого отсутствия. Еще минут десять, и они будут на месте. Эмили старалась успокоиться, мысленно напоминая себе, что, как ни любила она Доджер-Пойнт, все же это не ее дом. Артур и Эмили изредка перебрасывались общими, ничего не значащими фразами, хотя оба понимали: впереди их ждет серьезный разговор. Наконец Артур собрался с духом. Эмили заметила, как он несколько раз начинал безмолвно шевелить губами, словно повторяя про себя слова заготовленной речи.
— Я ужасно волнуюсь, — Артур покосился на сестру. — Ты единственный человек, чье мнение для меня важно.
— Конечно, так и должно быть. Следи за дорогой.
Артур молча кивнул.
— Не переживай, она мне понравится. И потом, ты же пригласил Сэма в качестве страховки, чтобы смягчить мой склочный характер. — Эмили улыбнулась. — Сэм очень милый, и я уверена — мы чудесно проведем вечер.
Она рассказала о своем недавнем приключении в магазине и о том, как Сэм спас ее от разъяренной осы. Артур смеялся и всплескивал руками, благоразумно решив не говорить Эмили, что уже слышал эту историю от Сэма.
Эмили опустила стекло и с наслаждением вдохнула свежий, пахнущий морем воздух.
— Ты все еще чувствуешь запах моря, — спросила она, — или уже привык и ничего не замечаешь?
Артур не ответил. Эмили закрыла окно, повернулась к брату и слегка дотронулась до его пальцев, лежащих на руле.
— Поверь, я искренне рада за тебя. Не мог бы ты и меня пристроить? Пожалуйста.
Артур схватил ее за запястье и спросил, изобразив на лице необычайную радость и удивление.
— Ты правда этого хочешь?
— О да, очень!
— Боже, какое счастье, что я додумался пригласить Сэма! Дай ему шанс, и ты сама убедишься — он славный парень.
— Да нет же! — воскликнула Эмили. — При чем тут Сэм?!
— Сэм? — в свою очередь удивился Артур. — С чего ты взяла, что я говорю о Сэме? Я сказал «она» — Дженнифер. Это ей ты должна дать шанс.
Эмили чуть склонилась вперед и заглянула в лицо брату.
— Ну и врун же ты, — она укоризненно покачала головой. — Послушай, Сэм мне нравится просто как друг, только и всего.
— Понятно. — Артур был явно разочарован. — И кто же тогда тебе нравится не просто? Кто тот герой, мысль о котором не дает тебе покоя ни днем, ни ночью? Почему ты вдруг сделалась такой колючей и подозрительной?
— Подозрительной или презрительной?
— Язвительной, — обобщил Артур.
— Никто. Я всегда была такой.
— Была розой с шипами, а теперь превратилась в кактус.
— Неправда, я ни капельки не изменилась. — Эмили отвернулась и стала смотреть в окно. — Лучше расскажи мне о Дженнифер. Ты уже показывал ей Доджер-Пойнт?
— Да.
— Ей понравилось?
— Понравилось. Эмили, кто он? — не глядя на сестру, спроси л Артур.
Эмили, тоже не оборачиваясь, внимательно смотрела на бегущее навстречу автомобилю шоссе.
— Ты был с ней, когда я звонила сегодня утром?
— Почему ты спрашиваешь?
— У тебя голос был какой-то… чужой.
— Да, мы были с Дженнифер.
— Ты, наверное, как раз показывал ей свою спальню.
Артура так и подмывало сказать, что они не стали подниматься в спальню — секс на пляже среди песчаных дюн под шум моря — фантастически приятное занятие.
— Давай поговорим о тебе, — он внимательно посмотрел на Эмили. — Я не смогу помочь, если не буду знать, о ком идет речь.
Эмили молчала.
— Хорошо, — согласился Артур. — Давай поговорим о чем-нибудь другом. Но учти, мы еще вернемся к этому разговору. Я не отстану до тех пор, пока ты не расскажешь все как есть. Итак, — начал он жизнерадостным голосом, — ты уже начала искать работу?
— Договорилась о нескольких встречах, но пока еще нигде не была. Холли советует не спешить, приглашает поехать с ней в горы кататься на лыжах.
— А как насчет маленькой и сладкой мести? Забеги в офис к Кэрри Пайпер и пихни ей в почтовый ящик злобного весеннего скорпиона.
— Жалко. Бедный скорпион, эта ведьма сожрет его живьем. — Эмили сделала глубокий вдох. — Артур, я думаю, не перебраться ли мне сюда, в Корнуолл. Как ты к этому отнесешься?
— Ты же знаешь — я буду искренне рад.
— У меня снова возникла идея насчет магазина.
Артур кивнул.
— И я подумала, если бы ты смог завтра взять выходной, мы бы поездили по окрестностям — посмотреть, какие дома продаются и вообще что к чему.
— Конечно, без проблем.
— Спасибо. — Эмили робко улыбнулась.
— «Морская волна» — мне всегда нравилось это название.
— И ты не будешь считать, что я струсила и сбежала из Лондона?
— А ты сбежала? — Артур сделал паузу. — От кого?
Эмили замотала головой.
— Ни от кого. Да нет, Артур, все в порядке. Ну, по крайней мере, никакой трагедии не произошло. Но, мне кажется, кое-что изменилось… Я не знаю, как поступить. — Эмили пожала плечами. — Наверное, поэтому я стала такой подозрительной, язвительной, раздражительной и что там еще?
— Колючей, как кактус. Поделись со мной.
Эмили сложила руки на коленях и уже готова была заговорить, когда они свернули с шоссе, проехали по ухабистой тропинке, ведущей к дому, и остановились у ворот. Артур выключил мотор. Повернувшись к Эмили, он смотрел на ее освещенное луной лицо и ждал.
Эмили снова вздохнула, как будто собираясь нырнуть в бассейн с десятиметровой вышки.
— Думаю, речь идет о сексе, — объявила она.
— Или о его отсутствии?
Эмили горько усмехнулась.
— И все-то ты знаешь.
— И есть некто, являющийся причиной столь странных мыслей?
— Нет. Но мне хотелось бы, чтобы он был. — Эмили взглянула на него с улыбкой, затем снова нахмурилась. — Впервые в жизни я серьезно задаю себе вопрос: что будет, если я встречу человека, который мне действительно понравится. И как я поступлю, если он не захочет ждать, пока я буду готова пойти дальше. Странно, раньше я об этом никогда не думала. Хотя ничего удивительного — мужчины, с которыми я встречалась, всегда готовы были ждать столько, сколько нужно. Их вполне устраивали наши отношения… ну, кроме секса… А если они начинали торопить события и выдвигать разные требования, для меня не составляло труда сказать нетерпеливому кавалеру, что если он так спешит, то вообще не стоит того, чтобы ложиться с ним в постель. Но в любом случае, как бы ни развивались события, инициатором разрыва обычно выступала я. — Эмили запнулась и взглянула на брата. Но Артур молчал, давая ей возможность выговориться до конца. — Я иногда думаю, может, напрасно я все так усложняю? Надо было много лет назад упасть в объятия какого-нибудь симпатичного парня и покончить со всеми сомнениями раз и навсегда. Глупо строить из себя бесценный фолиант, когда вокруг полно популярных журналов в глянцевых обложках.
— Но ты поступила так, как поступила, вернуться назад и что-то изменить ты не можешь.
— Но я могу двигаться вперед. Для изменения моего статуса больших усилий не потребуется.
— Кто он, тот человек, который заставил тебя усомниться в собственной правоте? Я его знаю?
— Да, знаешь, — резко ответила Эмили. — Оливер Миллз.
— Оливер, -повторил Артур.
По его тону Эмили поняла, что прозвучавшее имя не вызвало у брата особого удивления. Он словно ждал именно такого ответа.
Эмили вдруг почувствовала, что страшно замерзла. Она сжалась в комок, обхватила себя руками и, подтянув колени к подбородку, уперлась ступнями в бардачок машины. Признание сделано. Эмили словно освободилась от какого-то внутреннего запрета. Она наконец может думать об Оливере, может прикоснуться к воспоминаниям прошлого, от которых захватывает дух и кружится голова и которые она так старательно гнала прочь все эти годы.
— Он вернулся, вернулся один, — сказала Эмили. — Но что это меняет? Он воспринимает меня как друга, а я… может быть, пока я тут копаюсь в своих чувствах и жду неизвестно чего, он снова найдет кого-нибудь или уже нашел. — Эмили сжала кулаки. — Знаешь, что злит меня больше всего, — я начала задавать себе вопрос, ответ на который всегда казался мне простым и ясным. Если бы я не смотрела так трезво на жизнь, то давно бы переспала с кучей симпатичных парней. Но мне непонятно, почему надо прыгать в постель к мужчине, изначально понимая, что это всего лишь развлечение, мимолетный роман, за которым не последует никаких серьезных отношений. Однако я не слепая и прекрасно вижу, что все вокруг меня живут совсем иначе: они легко сходятся и расстаются, не заглядывая далеко вперед, и не морочат себе голову мыслями о будущем. Так почему я должна вести себя по-другому? Почему бы и мне не стать такой же беззаботной оптимисткой?
— Возможно, — Артур прикусил губу, подбирая слова. — Возможно, те соображения, по которым ты когда-то принимала решение, больше не являются такой уж непреложной истиной. И вполне вероятно, тебя сдерживает сама мысль: у меня есть определенные принципы, я от них не отступлюсь, — а вовсе не стоящая за ними идея. И если дело действительно в этом, то, поверь, Эмили, ты не должна относиться к обещанию, данному самой себе, с той же ответственностью, с которой ты отнеслась бы к обещанию, данному кому-то другому. И нет ничего страшного в том, что твое мнение изменилось. Если ты чувствуешь, что настала пора вести себя как-то иначе, в этом тоже нет ничего плохого. Плохо, если ты попытаешься обмануть себя и закрыть глаза на очевидный факт. Эмили, я знаю тебя как человека, способного на смелые и решительные действия. Но я также знаю: ты ужасно упрямая. Тебе нелегко будет отказаться от своих убеждений, даже понимая, что они больше не устраивают прежде всего тебя саму.
— Все верно. И я бы с радостью с тобой согласилась, если бы речь шла только о моем упрямстве. Но это не так.
— Тогда объясни, в чем причина?
Артур смотрел, как Эмили нахмурила брови, пытаясь сформулировать в нескольких словах теорию, которая была для нее несомненной истиной в течение многих лет.
— Я остаюсь девственницей, потому что… — предложил он вступительную фразу.
— Прекрати, — расхохоталась Эмили. — Это все очень серьезно.
Серьезно, и одновременно очень просто. Хотя Эмили могла бы перечислить массу причин, по которым она оставалась девственницей, однако главная и самая очевидная заключалась в том, что до сих пор в ее жизни не было мужчины, чье обаяние превратило бы верность избранным принципам в героический поступок, требующий неимоверных усилий воли.
— Множество женщин и мужчин ложатся в постель друг с другом вовсе не потому, что им этого ужасно хочется. Они считают необходимым регулярно заниматься сексом, потому что так принято — надо быть как все, частью толпы, иначе превратишься в посмешище.
— Согласен. — Артур подкинул на ладони ключи от машины. — Так чего же ты ждешь? Давай, вперед! Но если ты переспишь с Оливером из опасения показаться белой вороной, ты возненавидишь и себя, и весь мир, возненавидишь даже больше, чем если потеряешь своего красавца из-за старомодных, по мнению той же толпы, взглядов.
— Но годы идут, а я все еще одна. Кто же мог знать, что мое ожидание так затянется! — воскликнула Эмили. — Черт, я, наверное, говорю как старая дева, которая истекает слюной и жадно щелкает искусственной челюстью, помирая от неудовлетворенных желаний. Да? Как думаешь, может, из-за длительного сексуального голодания у меня уже начался какой-нибудь жуткий психоз?
— Нет, — рассмеялся Артур. — Вопрос в другом — чего ты ждешь.
— Жду чего-то большего, чем легкой интрижки. Мне не нужны отношения, которые веселые девочки обычно называют «перепихнуться». Я жду человека, которого смогу полюбить и который полюбит меня. По-настоящему, понимаешь?
— Замечательно.
— Замечательно, — хмыкнула Эмили. — Только иногда мне кажется, что если просто сидеть и ждать, то вообще никогда ни с кем не познакомишься.
— Ты же говоришь, что ожидание тебя не угнетает и что ты ляжешь в постель только в том случае, если будешь уверена в длительности и серьезности дальнейших отношений. Ты не видишь смысла в бесконечных романах с целой вереницей парней, которые неизбежно оказываются Мистером Полное Ничтожество. И ты решила ждать до тех пор, пока не появится он — Мистер Совершенство.
— Да, — убежденно кивнула Эмили. — И почему-то я не перестаю верить, что в этом есть смысл, по крайней мере для меня, — отдать девственность любимому человеку, а не первому встречному парню, с которым можно весело провести время.
— Вот поэтому я и считаю твое ожидание абсолютно правильным. И не думаю, что подобные вещи устарели. Напротив, сама идея кажется великолепной.
— Однако сам придерживаешься несколько иной линии поведения, — напомнила ему Эмили. — Полагаю, ты и Дженнифер не долго томились в ожидании.
— Нет.
— А если бы она не захотела спать с тобой, что бы ты сделал?
— Бросил бы ее тут же, не задумываясь!
— Серьезно?!
— О нет, конечно нет! — Артур сделал испуганные глаза. — Я бы уважал ее — и ждал. Столько, сколько надо, долгие дни, недели и месяцы, пока она сама не захочет. Ну, вообще-то, в случае с Дженнифер ожидание не слишком затянулось — она захотела днем и большую часть ночи тоже не возражала.
— Арту-ур! — протянула Эмили. — Ты не должен рассказывать о таких вещах.
— Уверен, Дженнифер не стала бы возражать, если бы узнала, что я поделился радостью с сестрой.
— Ну тебя, — отмахнулась Эмили.-А что произойдет, если ваши отношения не сложатся и вы расстанетесь? Тебе не кажется, что ты будешь страдать гораздо больше, чем если бы не спал с ней?
Артур положил локти на руль и посмотрел на сестру.
— Эмили, пойми, я не воспринимаю секс таким образом. С моей точки зрения лучше испытать любовь, обжечься, все потерять, ужасно страдать и все же не бояться заводить близкие отношения. Я из тех, кого ты называешь оптимистами. Ты говоришь, что увлечения, симпатии, даже страсти недостаточно, чтобы лечь с человеком в постель. Прежде ты хочешь убедиться, что это настоящее большое чувство. Но как ты убедишься, если не позволишь ему захватить тебя целиком? Ждать? Да, ожидание великой любви — это прекрасно. Но умение полностью отдаться чувству, забыв обо всем на свете, — тоже неплохая штука. Излишняя осторожность иногда вредит. Попытайся прислушаться не только к разуму, но и к своим желаниям.
— Ты думаешь, я этого не понимаю? — вздохнула Эмили. — Ну да, наверное, со стороны так оно и выглядит. И напрасно. Я готова ко всем тем испытаниям, о которых ты говоришь. Оливер мне нравится, но я бы очень хотела в него влюбиться. Однако проблема в том, что он не даст мне такой возможности. Во-первых, Оливер не станет ждать, пока я разберусь в самой себе. Скорее всего, он вообще близко ко мне не подойдет.
— Почему? — удивился Артур.
— Именно из-за моей девственности. Факт, который превращает меня в нечто такое, к чему он не посмеет, а может, и побоится прикоснуться.
— С чего ты взяла? Помнится, когда тебе было шестнадцать, его это не остановило. А сейчас тем более. Не надо заранее готовить себя к неудаче. Дай Оливеру понять, что он тебе нравится, очаруй его.
— Как? У меня язык отнимается, когда я его вижу.
— Голова кружится, и ноги делаются, как ватные, — Артур со знанием дела перечислил основные симптомы. — Не робей, сестричка. Возьми себя в руки — и вперед. Кстати, сегодня можешь потренироваться на Сэме, — он бросил взгляд на часы: — Идем, а то опоздаем в ресторан.
Она вскарабкалась по узкой винтовой лестнице и оказалась на втором этаже в башенке с высоким куполообразным потолком. В свое время Эмили обшарила все окрестные антикварные лавки и нашла старинную кушетку из темного дуба с полукруглой спинкой и резными подлокотниками. Чтобы втащить ее наверх, Артуру пришлось сначала отпилить ножки, а потом снова приклеить. Эмили сама выкрасила стены в светло-изумрудный цвет, похожий на цвет моря за окном башни, и сшила пару атласных подушек с яркими горчично-желтыми и зелеными полосами в тон стенам. Пол, выложенный серыми каменными плитами, Эмили решила не закрывать ковром, а просто отполировать и покрыть блестящим лаком. Башня стала ее любимым местом в доме. Эмили могла часами сидеть на кушетке и любоваться морем.
Эмили стояла у окна и, глядя на темные скалы и высокое ночное небо, думала… в каком наряде ей лучше отправиться в ресторан. После разговора с Артуром мрачное настроение, в котором она приехала в Сент-Брайдз, рассеялось. Эмили воспряла духом и теперь с нетерпением ждала встречи с Дженнифер. И Сэма тоже будет приятно повидать, причем на этот раз она предстанет перед ним в одетом виде.
Эмили бросила взгляд на море, подступающее к самому подножию утеса, на котором стоял дом. Ночь была тихая, и вода, похожая на черное зеркало, едва слышно плескалась о скалы. Вдалеке мерцали огни города. Эмили подумала, что завтра их ждет еще одно увлекательное дело. Из всех окрестных городков она лучше всего знала Сент-Брайдз и могла, хотя и с некоторым трудом, вообразить себя хозяйкой магазина «Морская волна», расположившимся где-нибудь на небольшой уютной улочке.
На подоконнике выстроилась длинная вереница крохотных статуэток — фигурки животных, сделанные из цветного китайского фарфора. В детстве Эмили обожала играть с ними. Когда Артур купил дом, животные были переселены в башню. Эмили взяла статуэтку лошади, поставила ее на ладонь и прикоснулась сначала к пышной, заплетенной в косичку гриве, потом провела пальцем по тонким изящным ногам лошади. Изначально статуэтка была парной — вороная лошадь и рыжий жеребенок. Но однажды мама, зная, что дочь больше всего любит именно эту статуэтку, подарила жеребенка школьной подруге Эмили. То был один из редких случаев, когда поступок мамы нельзя было объяснить ее вечной рассеянностью, — он выглядел, как вполне осознанная и преднамеренная жестокость. Почему Эмили вспомнила об этом? Она поставила лошадь на место, взяла фигурку бульдога и повернула так, чтобы его круглая морщинистая физиономия смотрела в окно.
Эмили переоделась и спустилась вниз. Артур был на кухне. Засучив рукава, он ловко разделывал макрель. Карл сидел возле стола и, поводя бровями, внимательно следил за каждым движением хозяина. Когда Эмили появилась на пороге, Артур поднял голову и замер. Пес тоже с одобрением посмотрел на гостью.
— Симпатичная блузка, — сказал Артур.
— Спасибо.
Эмили выдвинула табуретку и присела к столу.
— Рыба к завтраку? — спросила она.
— Да. Купил у рыбаков по дороге на станцию — свеженькая, только что поймали. Решил вот почистить перед уходом, чтобы утром не возиться, — пояснил Артур. — Ну, а как я выгляжу? — он прошелся по кухне, давая Эмили возможность рассмотреть его со всех сторон.
Эмили улыбнулась. Как он выглядит? Великолепно. Разве он когда-нибудь выглядел иначе? Если Артур надевает модную рубашку или шикарный кашемировый свитер, разве он может выбрать иной цвет, кроме темно-зеленого или небесно-голубого, а если решается вылезти из рабочих штанов, разве он может выбрать приличные брюки, а не хлопчатобумажные или вельветовые джинсы? Интересно, подумала Эмили, что предпримет Дженнифер, если в следующий раз Артур явится на свидание в шлепанцах или пижамной кофте?
— Ты у нас красавчик. — Эмили поднялась на цыпочки и чмокнула брата в гладкую свежевыбритую щеку. — Холли и Джо-Джо сойдут с ума, когда узнают о Дженнифер.
Как большинство прибрежных городков, Сент-Брайдз жил за счет туристов. За последние три года число отдыхающих значительно увеличилось благодаря появлению нового ресторана. Слава о заведении под названием «Пеликан» разлетелась по всему графству. Ресторан специализировался на блюдах из морепродуктов и был оформлен в стиле незатейливой рыбацкой хижины: простые квадратные столы из светлого дуба, массивные деревянные стулья, дощатый пол и стены, увешанные сетями и чучелами диковинных морских обитателей. И хотя посетителей обслуживали ужасно медленно, что, как предполагали некоторые, тоже входило в программу ресторана — на рыбалке спешить не принято, — однако, когда долгожданное блюдо все же прибывало, оно неизменно оказывалось потрясающе вкусным. Официанты выносили большие тарелки из кухни и с королевским достоинством несли их на высоко поднятых руках, ловко прокладывая путь между столиками. Истекающие слюной посетители видели лишь суставчатые конечности омаров и клешни раков, которые свешивались через края тарелок и, как живые, покачивались на ходу. Заинтригованные посетители вновь хватались за меню, чтобы попытаться определить, что это такое проплыло мимо их носа. С началом отпускного сезона от жаждущих попасть в «Пеликан» не было отбоя — все столики были заказаны на несколько недель вперед.
Метрдотель пригласил Артура и Эмили следовать за ним и повел через зал к столику в дальнем углу. Эмили шла рядом с братом, чувствуя на себе взгляды некоторых посетителей: вместо рубашки с розочками она надела кремовую блузку из тонкого, почти прозрачного шелка с высоким воротником-жабо и пышными рукавами. Эмили потребовалась некоторая смелость, чтобы отважиться на подобный наряд, но она сочла его достаточно безопасным — в «Пеликане», несмотря на морскую экзотику заведения, пока не додумались брызгать на клиентов водой.
Эмили еще издали заметила девушку, которая сидела спиной к залу, и сразу обратила внимание на ее длинные черные волосы.
— Это она, — взволнованно прошептал Артур. — Видишь, там, за столиком в углу. Смотри, какие волосы. Правда, красивые?
Эмили не возражала. Волосы действительно были потрясающие — гладкие и блестящие, они тяжелой волной лежали на плечах девушки. Чтобы добиться такого эффекта, Дженнифер, наверное, полдня намывала голову разными шампунями и кондиционерами, потом тщательно расчесывала всевозможными массажными щетками и долго укладывала каждый локон с помощью дорогих гелей. Эмили внутренне сжалась от нехорошего предчувствия: обычно девицы, у которых хватает сил на такую прическу, оказываются мрачным занудами, начисто лишенными чувства юмора. Эмили приготовилась увидеть холодные глаза и неулыбчивое лицо, на котором к тому же нет ни грамма косметики.
Артур и Эмили направились к девушке. Она, заслышав шаги, обернулась и поднялась им навстречу. Эмили взглянула на Дженнифер и поняла, что образ, который она себе нарисовала, абсолютно не соответствовал действительности. Во-первых, Дженнифер отнюдь не пренебрегала косметикой — напротив, довольно смело пользовалась тенями, румянами и ярко-красной помадой.
Дженнифер поздоровалась и протянула руку. Эмили улыбнулась, отвечая на приветствие, и окинула ее беглым взглядом: простой черный свитер, плотно обтягивающий фигуру, осиная талия перетянута тонким золотым ремешком, и широченные брюки-клеш, из-под которых выглядывают туфли на высоких каблуках.
«Почему Артур не предупредил!» — мысленно воскликнула Эмили, хотя и сама толком не представляла, какого рода предупреждения она ждала от брата, однако чувствовала, что в своей прозрачной блузке с пышным жабо выглядит глупо и не вписывается в компанию просто и уютно одетых Дженнифер и Артура.
Пока Эмили переживала по поводу своего неудачного наряда, Дженнифер повернулась к Артуру, взмахнула ресницами и одарила его томной улыбкой.
«И он еще говорит, что эта девица собирала ракушки на морском берегу!»
— Сэм опаздывает, — заметил Артур.
— Сейчас подойдет, — сказала Эмили. — Думаю, это мы пришли чуть раньше.
Они переглянулись со смущенной улыбкой и замолчали.
— Давайте сядем, — предложила Эмили.
Они стояли в проходе, создавая пробку и мешая суетливой беготне официантов, которые выстроились за спиной Дженнифер в небольшую очередь и нетерпеливо переминались с ноги на ногу, балансируя тяжелыми подносами с посудой.
Однако Дженнифер не сдвинулась с места, то ли не расслышав, то ли нарочно не обращая внимания на слова Эмили.
— Давайте все же отойдем в сторону — мы загородили весь проход, — повторила Эмили, на этот раз обращаясь к брату.
Она заметила испуганное выражение, промелькнувшее на лице Артура, и увидела официантку с большим кувшином воды и четырьмя стаканами, которая решительно приближалась к их группе и, похоже, не собиралась останавливаться из-за возникшего на ее пути препятствия. Эмили поняла, что глуховатой подруге Артура грозит страшная опасность, и, оставив церемонии, оттолкнула ее в сторону. Дженнифер покачнулась, взмахнула руками, ловко выбила кувшин из рук официантки и с печальным «ах!» рухнула в объятия Артура. Он вместе со своей драгоценной ношей отступил на шаг назад. Эмили тоже охнула, когда на нее обрушился поток ледяной воды, и осталась неподвижно стоять, чувствуя, как насквозь промокший шелк плотно облепил тело, а запутавшиеся в волосах кубики льда приятно холодят кожу на голове.
Когда Сэм вошел в зал и увидел взъерошенную Эмили, в первый момент ему показалось, что она забыла надеть блузку и снова предстала перед удивленной публикой обнаженной до пояса. Сэм не растерялся — ему уже доводилось видеть нечто подобное и даже самому участвовать в спасении попавших в беду девушек. Пока жертва в полном оцепенении таращилась в одну точку, он успел стянуть с себя свитер и, в два скачка оказавшись у места катастрофы, накинул его на плечи Эмили.
— Привет, — сказал он. — Опять не повезло?
Взяв со стола полотняную салфетку, он аккуратно промокнул капли на лице Эмили. Она стояла смирно, как послушный ребенок, и молча смотрела на него снизу вверх, потом немного пришла в себя, тихонько охнула и прижалась к груди своего спасителя. Когда Эмили отстранилась, на рубашке Сэма осталось влажное пятно. Она быстро натянула свитер: внутри было тепло и уютно и приятно пахло туалетной водой Сэма.
— Можно я оставлю его себе? — робко попросила Эмили.
— Насовсем?
— Нет, только на сегодняшний вечер.
— Конечно, он тебе очень идет.
Эмили попрыгала на одной ноге, затем на другой — вытряхнула воду из ушей — и, как могла, утешила перепуганную официантку, сказав, что все в полном порядке. Наконец все уселись за стол. Официанты еще некоторое время кружили возле них — двое вытирали лужи на полу, а метрдотель сам принес бутылку шампанского за счет заведения и личные глубочайшие извинения, хотя, по мнению Эмили, извиняться должна была Дженнифер, которая была единственной виновницей происшедшего. Но та упорно молчала.
— Эмили, — Артур кашлянул, — нам очень жаль, что все так получилось.
— Ничего страшного, но, если бы Дженнифер вовремя отошла в сторону, я бы избежала освежающего душа.
— Я просто не заметила официантку, — пробормотала Дженнифер и добавила: — Хочешь, я сверну тебе одеяние из скатерти.
Предполагается, что это такая шутка? Эмили не поняла.
— Очень мило с твоей стороны, но мне нравится свитер Сэма. Я уже почти высохла. Надеюсь, простуда мне не грозит. Только волосы мокрые.
— Пустяки, — сказал Сэм. — Прическа получилась великолепная: эффект влажных волос — последний крик моды.
— Ну что же, начнем все сначала, — жизнерадостным голосом произнесла Эмили. — Мы с Дженнифер и поздороваться-то толком не успели.
Дженнифер привстала и протянула руку через стол. Пожимая узкую белую ладонь, Эмили отметила короткие ногти девушки, покрытые темно-зеленым лаком, и массивное серебряное кольцо на указательном пальце.
— А с Сэмом вы знакомы? — с натужной любезностью спросила Эмили и сама внутренне поморщилась.
Дженнифер кивнула и покосилась на Сэма. Он ухмыльнулся и едва заметно подмигнул ей. Эмили была неприятно удивлена. Что это значит — он хотел поддержать Дженнифер, которую допрашивает сестра ее приятеля, или наоборот — смеется над дотошной сестрой, которая мучает своими вопросами несчастную девушку?
Сэм перевел взгляд на Эмили, пожал плечами и расплылся в улыбке. Она сделала суровое лицо и произнесла одними губами: «Предатель!»
Эмили вдруг подумала, что знает Сэма не первый год, но до сих пор толком не разглядела его и не могла бы с уверенностью сказать, какого он роста, какого цвета у него волосы и глаза… Грустные карие глаза, определила Эмили, и волосы тоже красивые — слегка вьющиеся, густые и блестящие, без сомнения, это работа ветра и моря, а разные хитрые шампуни, гели и кондиционеры тут ни при чем. Да, он ничего, очень даже симпатичный, большой и сильный. Может быть, в облике Сэма нет изящества и утонченности, но в этой внешней шероховатости и кроется его обаяние. Эмили невольно вспомнила, как, прижимаясь к груди Сэма, она чувствовала под рубашкой крепкое мускулистое тело.
Внимательно изучив Сэма, она выставила ему наивысший балл, однако его мужское обаяние не тронуло и не взволновало Эмили. Точно так же она могла бы окинуть рассеянным взглядом незнакомца, который едет по встречному эскалатору — он направляется вниз, а Эмили спешит наверх. Незнакомец постепенно приближается, у Эмили достаточно времени, чтобы рассмотреть его, — он привлекательный, о нет, не то слово — красивый, как же повезет девчонке, которой достанется такой славный парень. Еще секунда — и они разминулись. Все, промелькнувшее лицо стерлось из памяти, она больше никогда не вспомнит об этой случайной встрече.
— И давно вы знаете друг друга? — вежливо поинтересовалась Эмили, внимательно поглядывая то на Сэма, то на Дженнифер.
— Да нет, не очень, — ответил Сэм. — Нас познакомил один общий приятель.
Дженнифер согласно кивнула.
Эмили выбрала из корзинки кусочек хлеба.
— И вы оба знали, что встретитесь сегодня вечером? — спросила она, намазывая хлеб маслом.
— Конечно, Артур говорил, что собирается пригласить Сэма, — Дженнифер накрыла своей ладонью руку Артура и добавила, глядя Эмили в глаза: — Надеюсь, он и тебя не забыл предупредить, что, кроме Сэма, тебе еще предстоит встреча со мной.
На некоторое время за столом воцарилась тишина. Сэм, следуя примеру Эмили, стал аккуратно намазывать масло на хлеб. Дженнифер взяла салфетку, которая причудливой пирамидкой возвышалась перед ней на тарелке, и стала разворачивать сложную конструкцию. Внешне она была абсолютно спокойна, но Эмили заметила, как подрагивают утолки туго накрахмаленного полотна. Дженнифер хотела положить салфетку себе на колени, но та почему-то соскользнула на пол. Когда голова Дженнифер исчезла под столом, Сэм наклонился и прошептал Эмили на ухо, так тихо, что даже Артур ничего не расслышал: «Будь с ней поласковей. Поверь, Дженнифер того стоит».
Возле столика появился официант и без всякого предупреждения приступил к оглашению меню. Дженнифер вздрогнула и, вынырнув из-под стола, испуганно обернулась на голос. Ее великолепные длинные волосы взметнулись в воздух и мягкой волной скользнули по лицу Эмили.
Исключительно из чувства сострадания к брату, Эмили сделала вид, что ничего не произошло. Она невозмутимо сняла черную волосину — ту, что прицепилась к носу, — и еще одну, прилипшую к верхней губе, и углубилась в свой экземпляр меню, внимательно следя по тексту за выступлением официанта. Однако, переворачивая страницу, не удержалась и бросила взгляд в сторону Сэма.
«Невероятно! Видишь, что мне приходится терпеть!»
Сэм сделал круглые глаза и посмотрел на нее, как на святую мученицу. Эмили спряталась за папку с меню, боясь расхохотаться в голос.
Очевидно, ледяной душ, который Эмили приняла в начале ужина, создал мощный заряд статического электричества, потому что в течение всего вечера ей приходилось регулярно смахивать со своего лица и одежды волосы Дженнифер. Сэм наблюдал за безмолвными страданиями Эмили, глядя на нее смеющимися глазами.
Артур, напротив, ничего не замечал. Если бы к их столику подсела сама Дженнифер Энистон, голливудской актрисе пришлось бы скучать в одиночестве. Для Артура в целом мире существовала только одна Дженнифер — его единственная и неповторимая русалка с рассыпавшимися по плечам черными локонами. По восторженному лицу Артура было видно, что он до сих пор не может поверить в выпавшее на его долю несказанное счастье.
— Ты часто бываешь в Лондоне? — спросила Эмили у русалки, предпринимая еще одну попытку завести более-менее внятный разговор.
— В Лондоне?-Дженнифер вонзила нож в маленькую сдобную булочку. — Впервые я попала в Лондон, когда мне было лет десять. И тогда же меня забрали в полицию.
— О нет, не может быть! — воскликнула Эмили. — За что?!
— Наш класс принимал участие в скаутском параде, и я должна была нести знамя школы, а вместо этого оказалась в участке. Меня арестовали в «Хамлиз», — мрачно сообщила Дженнифер.
«Какая неприятная история, — подумала Эмили. — Наверное, для ребенка это была тяжелая психологическая травма, последствия которой, возможно, сказываются до сих пор». Она прикусила губу — ничего смешного. Но Дженнифер с таким зверским выражением лица смотрела на пронзенную ножом булочку, словно серийный убийца на свою очередную жертву, что Эмили фыркнула и поспешно уставилась в свою тарелку.
— Если ты выглядела так же, как сейчас, то вполне понятно, почему у них возникли подозрения, — сказал Сэм. — Если честно, не могу представить тебя маленькой девочкой в розовом платьице и с пышными бантами в тонких косичках.
— Ты прав, — согласилась Дженнифер. — Образ Пеппи-Длинный чулок больше соответствует действительности. — Она повернулась к Эмили и сказала, понизив голос: — Я у них кое-что украла.
Сделав признание, Дженнифер снова рубанула несчастную булочку. Нож прошел сквозь истерзанную плоть, с омерзительным скрежетом царапнул по тарелке, отскочил и, описав в воздухе широкую дугу, с глухим стуком брякнулся о деревянный пол. За столом воцарилась тишина, сидящие рядом люди тоже смолкли и уставились на нож. Первым пришел в себя Артур.
— Что ты у них сперла? — с притворным ужасом прошептал он.
Дженнифер сдавленно хихикнула.
— Журнал «Плейбой». Я знала, что по доброй воле мама никогда бы мне его не купила.
— Ну и что было дальше? — спросила Эмили, утирая выступившие от смеха слезы.
Неизвестно, каким образом рассказ о краже повлиял на ее отношение к Дженнифер, но Эмили вдруг решила, что подруга Артура ей определенно нравится. У Дженнифер все же есть чувство юмора, хотя его сразу не заметишь, но если присмотреться повнимательнее…
— Меня отпустили. Дяденьки полицейские поверили в мою версию: я взяла журнал по ошибке, думала, что мама за него уже заплатила.
— Но журнал все равно отобрали?
— Нет, разрешили оставить. Но мама сказала, что не желает видеть у себя в доме эту пошлость.
— Завтра же пойдем в магазин, я куплю тебе подшивку за целый год, — пообещал Артур.
Дженнифер намазала маслом останки булочки.
— Я пойду с тобой куда угодно, только не в магазин.
— Напрасно, — рассмеялась Эмили, — вкусу Артура можно доверять, особенно в том, что касается цветовой палитры.
Девушка хмыкнула и почти целиком затолкала булочку в рот.
— Дженнифер работает дизайнером по интерьеру, — с гордостью сообщил Артур.
Эмили понимающе закивала, хотя с трудом представляла, какой интерьер может придумать его бесподобная Дженнифер.
— Она завалена заказами на целый год вперед, — добавил Артур, словно прочитав мысли сестры.
— Я тоже познакомился с Дженнифер благодаря ее работе, — вставил Сэм. — Она делала проект беседки для нашего сада.
Положенные полчаса терпеливого ожидания истекли, и возле столика появился официант с подносом, на котором дымились тарелки с ароматной ухой. Вся четверка дружно взялась за ложки, чтобы отдать должное великолепному супу. Сэм, понимая, что Артуру и Дженнифер не терпится вернуться к своему воркованию, завел разговор с Эмили.
— Я помню то лето, когда мы с тобой познакомились.
— Я тоже, — пробормотала Эмили, боясь поднять глаза от тарелки.
— Ты еще рассказывала, что вы с родителями каждый год приезжаете в Сент-Брайдз на каникулы. — Эмили кивнула. — Но больше я тебя здесь не видел.
— Да. Это было мое последнее лето в Корнуолле.
— Почему?
Эмили наконец осмелилась взглянуть на него.
— Наверное, потому, что я выросла и перестала ездить на каникулы вместе с родителями.
— Я на него тогда ужасно рассердился, — сказал Сэм. Он не назвал имени Оливера, но ни секунды не сомневался, что Эмили прекрасно поймет, о ком идет речь. — Я первым увидел тебя на пляже, еще накануне, и рассказал ему. На следующий день мы пошли вместе, но предполагалось, что знакомиться должен я, а он просто будет рядом — для подстраховки.
Сэм легко рассмеялся. Он рассказывал о событиях почти десятилетней давности так, словно все это больше не имеет никакого значения — было и прошло.
Но, несмотря на шутливый тон Сэма, Эмили поняла, что он пережил, и была глубоко тронута его рассказом. На самом деле тогда она смотрела только на Оливера и даже не заметила Сэма, робко топтавшегося за спиной друга. Все, что Эмили помнила о дне первой встречи, — это странное чувство, когда Оливер обнял ее за плечи сильной загорелой рукой, и потом, позже, когда Эмили провела пальцами по его груди, покрытой золотистыми, выгоревшими на солнце волосками, стряхивая крупинки белого песка.
— Ты собираешься с ним увидеться? — спросил Сэм.
Эмили показалось, что голос Сэма изменился, — в нем появилось едва заметное волнение, которого не было раньше, и какое-то напряженное ожидание. Однако она не могла отказать себе в удовольствии поговорить об Оливере.
— Да, то есть я надеюсь, что мы увидимся. К сожалению, я не была на той вечеринке, которую он устраивал сразу после возвращения. Холли сказала, что звонила, но меня не было в городе, так получилось… — Эмили понимала, что говорит слишком много, но не могла заставить себя остановиться.
— Ты слышала, он и Несси…
Эмили кивнула и отвела взгляд. Она ждала продолжения, но знала: то, что собирается сказать Сэм, ей вряд ли понравится.
— Эмили, будь осторожна. — Так и есть, она не ошиблась. — С Оливером ты не будешь счастлива.
Она посмотрела на него с искренним удивлением.
— Я перехожу границы дозволенного? — спросил Сэм.
— Да, — коротко бросила Эмили.
Но Сэм не намерен был отступать.
— Я понял, что ничего не изменилось, еще там, в магазине, когда ты услышала о его возвращении, и сейчас — я вижу по твоему лицу, как само имя Оливера заставляет тебя волноваться.
Удивление во взгляде Эмили сменилось гневом и возмущением. Да как он смеет, кто дал ему право читать ей мораль и вообще разговаривать с ней в таком тоне?!
— Он только что бросил девушку, с которой прожил пять лет. — Сэм говорил мягко, тихим спокойным голосом, но даже Артур, который с упоением болтал о милых пустяках с Дженнифер, на секунду очнулся и тревожно переглянулся с Эмили. Она закатила глаза, изображая готовность честно играть роль светской дамы и терпеливо выслушивать разные глупости. Артур понимающе улыбнулся и вновь погрузился в воркование с Дженнифер.
— Я понимаю, тебе кажется, что он славный парень, — снова заговорил Сэм. — Милый, хорошо воспитанный человек, предупредительный и внимательный, причем не только со своей девушкой, но и со всеми женщинами, как и полагается галантному кавалеру. И по натуре весельчак, душа компании, к тому же хорош собой — настоящий красавец. Но на самом деле Оливер самовлюбленный эгоист, который ждет от окружающих только одного — восхищения его бесподобной персоной. Эмили, он не принесет тебе ничего, кроме страданий. Особенно теперь, после разрыва с Несси, Оливер не станет искать долгих и прочных отношений. Максимум, на что он готов, — это бурный и ни к чему не обязывающий роман, просто чтобы повеселиться и хорошо провести время. — Сэм сделал паузу и тихо добавил: — Я знаю, в это трудно поверить, но иногда Оливер может вести себя как последний негодяй.
— Я тоже хочу повеселиться и хорошо провести время, — с вызовом бросила Эмили, — с Оливером или без…
— Не сердись… — от волнения Сэм чуть повысил голос.
Эмили заметила, что Артур снова навострил уши и время от времени с недоумением поглядывает в их сторону.
— По-моему, это ты сердишься, — прошипела Эмили, — на меня. Не понимаю, что ты себе напридумывал: после его возвращения из Штатов я с ним даже не виделась.
«Но обязательно увижусь, в ближайшую субботу».
Сэм кивнул.
— Извини, — сказал он бесцветным голосом. — Я не хотел тебя обидеть.
Выдернув из ведерка со льдом бутылку шампанского, Сэм разлил остатки вина по бокалам и подтянул к себе меню.
— Ну, что будем заказывать дальше — красное или белое?
Разговор об Оливере иссяк так же внезапно, как и начался. Сэм углубился в изучение карты вин с таким видом, словно это был единственный вопрос, который его интересовал.
Но, читая строчку за строчкой, он не понимал ни слова. Ему хотелось схватить Эмили за плечи и крикнуть: «Посмотри на меня! Чем я хуже? Разве со мной нельзя хорошо провести время? Эмили, почему же ты ничего не замечаешь?»
А она смотрела на пузырьки шампанского у себя в бокале и не могла заставить себя уйти от пусть опасной, но такой волнующей темы разговора.
— Ты с ним часто встречаешься?
— Нет. Мы живем слишком далеко друг от друга — он в столице, я в Корнуолле. — Сэм пожал плечами. — К тому же в последние годы наши интересы несколько разошлись.
— И все же, — не унималась Эмили, — ты приехал к нему на вечеринку.
— Потому что надеялся увидеть тебя.
Эмили опешила, не зная как реагировать на его слова. Что это — пустой комплимент, которому не стоит придавать особого значения? Или Сэм совершенно серьезно хочет сказать, что проехал триста миль ради встречи с ней? Эмили не верилось. Да и почему она должна верить? Они едва знакомы, виделись-то всего несколько раз, когда случайно оказывались в компании общих друзей, вернее, друга — Оливера.
— Пойдем на террасу, — резко сказал Сэм. Эмили вздрогнула от неожиданности. — Пойдем, — он почти приказывал, — посмотрим на море.
— Шутишь?
— Ничуть. Разве нам видно море из этого угла?
— Нет, не видно, — рассмеялась Эмили.
— А разве ты не обратила внимание — сегодня полнолуние.
Эмили отрицательно мотнула головой и бросила взгляд в сторону воркующей парочки.
— Уверяю тебя, они даже не заметят нашего отсутствия, — усмехнулся Сэм. — А на следующее блюдо раньше чем через полчаса рассчитывать не приходится, да и то если нам очень повезет и заказанную рыбу выловят достаточно быстро. В зале так душно. Идем, подышим свежим воздухом.
Они прошли между столиками к высокой стеклянной двери, ведущей на террасу.
Эмили полной грудью вдохнула свежий морозный воздух.
— Неужели тебе не холодно? — она поежилась и, обхватив себя руками, спрятала под мышками озябшие ладони.
— Ни капельки, — соврал Сэм, стараясь подавить дрожь и не клацать зубами от холода.
Летом Эмили и Артур часто обедали в «Пеликане», но они бывали здесь днем, и Эмили никогда не приходилось видеть город и море ночью при полной луне. Она и представить не могла, какой великолепный вид открывается с высокой террасы ресторана: вдали мерцали тысячи ярких огней — на рыбацких лодках, покачивающихся возле причалов, в окнах домов, разбросанных по окрестным холмам, и на шоссе, по которому мчались автомобили с включенными фарами.
Терраса находилась на краю утеса, ее огораживал невысокий парапет, за которым не было ничего, кроме черной пустоты и отвесных скал, уходящих вниз на сотню футов к узкой полоске каменистого пляжа.
Они стояли, прислонившись к парапету, в молчании смотрели в темноту на далекие огни и прислушивались к тихому шелесту волн, перекатывающих гальку на морском берегу. Эмили чувствовала плечо Сэма, едва касающееся ее плеча, ей было хорошо и спокойно.
— Ты слышишь шорох прибрежной гальки под набегающей волной. Она то бросает ее на берег, то снова в море влечет за собой… — Эмили медленно произнесла несколько строк из какого-то давно забытого стихотворения. — …И, отступив, возвращается вновь к берегу робко волна, — она помолчала, вспоминая слова, — и вечная повесть светлой печали в мерном ритме ее слышна… — Эмили запнулась.
— А дальше забыла? — поддразнил ее Сэм.
— Не забыла, не забыла, — голосом капризного ребенка протянула Эмили. Она рассмеялась, откинув голову, и вдруг резко оборвала смех. — Извини, не помню. — Эмили вздрогнула и еще крепче обхватила себя руками.
— Замерзла? Хочешь вернуться?
— Нет.
— Иди сюда. — Сэм придвинулся ближе и обнял ее за плечи. Эмили прижалась к его теплому боку, чувствуя, как уходит напряжение. — Красивое стихотворение. Что там дальше, помнишь?
Эмили подняла голову и взглянула на Сэма.
— Не помню, ни единого слова.
Он понимающе улыбнулся, с трудом подавив в себе желание наклониться и поцеловать ее.
— Что ты делаешь в Корнуолле? — неожиданно спросила Эмили.
— Работаю в питомнике отца, — сказал Сэм. — Мы выращиваем розы.
Сэм произнес простые слова, но что-то в его тоне привлекло внимание Эмили — захотелось продолжить разговор и непременно выяснить все подробности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза

Разделы:
123456789101112131415161718Эпилог

Ваши комментарии
к роману Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза



Интересно, почему здесь нет еще комментариев? Роман просто фантастически интересный, оторваться невозможно!!!!!
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаЕлена
8.03.2013, 22.26





Да ну...мне не понравилось, гл.героиня страдает фигней, и не видит любовь у себя под носом. Не люблю такие романы.
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаК
8.03.2013, 23.57





В начале еще пытаешся найти смысл, после пролистваешь по 10 страниц, еще никогда так не разочаровывалась,г героиня не простро страдает фигней, а еще и отличается слабоумием, 8 лет ждать и быть слепой, и за один вечер прозреть. Жаль потраченного времени.
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луизак
9.03.2013, 5.16





Если честно на полное прочтение роман не вдохновляет...так перелистала..не захватил и вряд ли запомнится...
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаЕва
10.07.2013, 20.32





Невероятная, потрясающая, фантастическая книга с захватывающими сюжетными поворотами! Автор - умница!
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаАделаида
6.03.2016, 17.52





Мне роман понравился - 8 баллов. Однако, явно чувствуется различие между европейским и СНГ-шным менталитетом. Полагаю, что наша 25-ти летняя соотечественница-девственница не сообщала бы всем и каждому о своем статусе, а молчала бы в тряпочку ну или сочиняла бы всякие истории. В противном случае на нее начался бы сезон охоты кобелей. Кроме того, меня возмутил треп героя, ставшего свидетелем-участником сцены с осой в магазине, пусть даже с братом героини. Ну а юмор, определенно пошел роману на пользу.
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаНюша
8.03.2016, 0.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100