Читать онлайн Шесть причин, чтобы остаться девственницей, автора - Харвуд Луиза, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харвуд Луиза

Шесть причин, чтобы остаться девственницей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

На следующий день погода изменилась: небо заволокло низкими тучами, которые грозили просыпаться мощным снегопадом, подул сильный ветер, и резко похолодало.
Когда Эмили подняла жалюзи и выглянула в окно, первым ее желанием было юркнуть обратно в постель. Так она и поступила. Завернувшись в одеяло, Эмили полежала еще с полчаса и пришла к окончательному решению — сегодня она на лыжи не встанет. Эмили помнила, как в прошлом году она отважилась отправиться в горы в такую же туманную и пасмурную погоду. Тогда Эмили натерпелась столько страху — нестись по склону, не видя, что ждет тебя впереди, и не зная, куда подева-лись растворившиеся в туманной пелене друзья, — ни за что на свете она не согласится повторить этот жуткий опыт.
Однако в конце концов Эмили все же вылезла из постели и как была, в пижаме, спустилась на кухню. Леон и Кэтлин, уже полностью одетые и готовые к выходу, сидели за столом, доедая свой завтрак, и ждали, когда к ним присоединятся Оливер, Сэм и Холли.
— Ты?! — Эмили в изумлении уставилась на Кэтлин. — Ты же говорила, что ненавидишь лыжи. На улице такой мрак, а вы собрались в горы? Это же чистое безумие!
Кэтлин неопределенно пожала плечами.
— Сама удивляюсь, но вчера мне было так весело. Почему бы и сегодня не поразвлечься. И потом, — Кэтлин ласково посмотрела на Леона и послала ему воздушный поцелуй, — нет сил расстаться с моим сладким медвежонком.
«Какая прелесть, — подумала Эмили. — Похоже, изменилась не только погода».
В коридоре послышалось шлепанье босых ног, и на пороге кухни появился Сэм, одетый в линялые джинсы и белую футболку.
— Выспался? — с улыбкой спросила Кэтлин.
— Угу, — Сэм кивнул взлохмаченной головой и шагнул к холодильнику. — Умираю с голоду, мне всю ночь снились бифштексы и жареная картошка. Садистки, почему вы меня не разбудили?
— Мы не решились, ты так сладко спал, — промурлыкала Кэтлин.
— И оставили меня без ужина. — Не найдя в холодильнике ничего стоящего, Сэм принялся шарить по шкафам и буфетам. — Завтрак вы тоже съели?
— А его и не было, — раздался голос Холли. Она стояла на пороге кухни, протирая заспанные глаза. — Дельфина еще не приходила. Если ты так сильно проголодался, можно позавтракать в деревне. Здесь есть чудесное кафе.
— Эмили, пойдешь со мной? — спросил Сэм.
Она молча кивнула.
— Я угощаю. Круассаны, шоколадные пирожные, все, что пожелаешь. Но отправляемся прямо сейчас, сию минуту, иначе со мной случится голодный обморок. — Сэм окинул Эмили взглядом. — Пижаму будешь снимать или так пойдем?
— Я мигом! — Эмили вскочила со стула и бросилась к дверям. — Мы купим что-нибудь на ужин, — добавила она, протискиваясь мимо Холли.
— А мне надо зайти в банк, — сообщил Сэм.
— Конечно, конечно, развлекайтесь, — саркастически фыркнула Холли.
— О да, мы отлично проведем время, — заверил ее Сэм. — Закажем шикарный завтрак, прогуляемся по магазинам и, может быть, зайдем на каток. Пойдем кататься на коньках?! — крикнул он вдогонку Эмили.
— Обязательно! — крикнула она в ответ и затопала по лестнице.
Уже вскарабкавшись на верхнюю площадку, Эмили услышала голос Кэтлин.
— За Оливера можешь не беспокоиться! Мы его возьмем с собой или оставим записку, на какой трассе нас искать. Когда проснется, сам придет.
Они пересекли площадь перед домом и углубились в узкие, вымощенные булыжником деревенские улочки. Налитые свинцом тяжелые тучи еще плотнее затянули небо. На улицах зажглись фонари — казалось, наступил хмурый зимний вечер. Сэм послушно шагал рядом с Эмили, предоставив ей право самой выбирать дорогу. Она уверенно прокладывала путь, пока не привела Сэма на Рю Матильд к небольшому кафе.
На террасе сидело несколько смельчаков, которые предпочитали поедать свой завтрак на свежем воздухе, однако Сэм и Эмили не решились последовать их примеру и, поднявшись по ступенькам, зашли внутрь кафе. В зале, наполненном горьковато-сладким запахом шоколада, было тепло и уютно, на каждом столике горела маленькая лампа под оранжевым абажуром, отбрасывающая мягкий свет на клетчатую красно-белую скатерть.
Эмили и Сэм подошли к прилавку. От одного взгляда на витрину, где были выставлены произведения кондитерского искусства, рот Эмили наполнился слюной. От изобилия пирожных, щедро присыпанных шоколадной крошкой и кокосовой стружкой, украшенных фисташками, взбитыми сливками и миндальными орехами, разбегались глаза. Эмили не знала, что выбрать. Наконец, после долгих совещаний с Сэмом, она остановилась на восхитительно пышном клюквенном пироге и теплых, только что выпеченных круассанах. Они устроились за столиком возле окна и с наслаждением принялись за еду. Эмили отламывала кусочки круассана и макала их в кофе со сливками — никогда в жизни она не пробовала ничего вкуснее.
Странно, думала Эмили, несмотря на все сложности их отношений, на все недомолвки и недоговоренности, им было так хорошо и спокойно друг с другом. За те двадцать минут, что они сидели в этом чудесном кафе, словно окутанные каким-то волшебным туманом, который отделял их от внешнего мира, не было сказано ни единого слова, они не держались за руки и не обменивались многозначительными взглядами, и все же без всяких слов и прикосновений между ними возникла удивительная близость — Эмили знала, с какой нежностью относится к ней Сэм, а Сэм понимал, что он значит для Эмили. Когда они вышли на улицу и окунулись в настоящий сырой туман, это ощущение теплоты и доверия исчезло.
Эмили привела Сэма к банку, но сказала, что подождет его снаружи и посмотрит на витрины соседних магазинов, пока он стоит в очереди. Сэм подошел к двери, взялся за ручку, но вдруг обернулся и посмотрел на Эмили долгим взглядом, словно не был уверен, дождется ли она его, как обещала.
Эмили неторопливо побрела по улице, миновала книжную лавку и остановилась перед витриной ювелирного магазина «Коксинель». Эмили очень хотелось войти в магазин, но ее смутил прощальный взгляд Сэма, и она решила ограничиться изучением витрины.
Все ювелирные изделия, которыми торговал «Коксинель», были делом рук хозяина магазина. Месье Жерар — огромный толстяк в густой черной бороде и с толстыми, похожими на свиные сардельки пальцами, создавал потрясающие своей простотой и красотой украшения. Кольца, ожерелья, серьги, браслеты и броши месье Жерара были сделаны по большей части из серебра, но изредка он брался за золото и платину, иногда вставлял в них драгоценные камни, но больше любил самоцветы — топаз, бирюзу и нефрит. Каждая вещь была уникальна, в каждой чувствовался стиль и вкус месье Жерара. Когда Эмили, приезжая в Мажин, отправлялась по магазинам, ей первым делом хотелось зайти именно в «Коксинель».
Поначалу Эмили удивлялась, как в крохотной деревушке с ее традиционным жизненным укладом мог появиться такой изысканный магазин. Она посочувствовала месье Жерару — скорее всего, о существовании его лавки вообще мало кто знает. Но когда Эмили высказала свои соображения Холли, та подняла ее на смех: месье Жерар — известнейший ювелир, люди приезжают со всех концов страны, чтобы просто полюбоваться на его изделия. И с тех пор каждый раз, когда Эмили думала о своем проекте под названием «Морская волна», она тут же вспоминала и о месье Жераре: как было бы здорово, если бы он согласился стать поставщиком ювелирных украшений для ее собственного магазина.
— Разреши, я куплю тебе что-нибудь, — сказал Сэм, незаметно подойдя к Эмили, которая любовалась сверкающей витриной «Коксинель».
— Нет, спасибо, — она покачала головой. — Я думала не о том, что мне пойдет вон то колечко, а о том, как бы я разместила эти потрясающие вещи в витрине «Морской волны».
— Так зайди в магазин, — предложил Сэм, — поговори с хозяином, выясни, на каких условиях он готов заключить договор на оптовые поставки. А я тебя здесь подожду.
«О боже!» — Эмили нерешительно переступила с ноги на ногу. Договор на оптовые поставки — это означает, что она приняла окончательное решение и зыбкий проект «Морская волна» начнет приобретать вполне реальные очертания.
— Тебе ведь нужен товар, — сказал Сэм так, словно они сидели в кабинете на деловом совещании. — Закупка товара — самое сложное и серьезное дело в любом торговом предприятии.
Эмили с тревогой покосилась на своего консультанта и шагнула к дверям магазина.
Когда десять минут спустя она вновь появилась на пороге, Сэм сразу понял: переговоры прошли успешно. Эмили вприпрыжку подбежала к Сэму и обняла его.
— Поздравляю! — он крепко прижал ее к себе. — Начало положено.
— Месье Жерар не сказал «да», — Эмили подняла лицо и улыбнулась. — Но он обещал подумать.
Сэм знал: сейчас самый подходящий момент — если он поцелует Эмили, она, переполненная восторженными чувствами, ответит на его поцелуи. Но Эмили приподнялась на цыпочки и сама чмокнула его в щеку. Сэм не успел среагировать. Эмили ловко вывернулась из его объятий и пошла вперед, подпрыгивая и пританцовывая на ходу.
Остаток утра они провели на катке. Поначалу Эмили сделала несколько робких кругов вдоль самой бровки, потом, несколько осмелев, выкатилась в центр. Сэм тоже набрался смелости и, взяв Эмили за руку, закружил ее в вальсе — все быстрее и быстрее, не давая ей возможности вырваться и убежать. Наконец Эмили не выдержала: она в очередной раз ускользнула из его объятий и грациозно откатилась к бортику — изящное па было скорее результатом чистой случайности, чем демонстрацией конькобежного искусства. Внутренне Эмили уже готовилась к неминуемому падению — с грохотом и трагическим визгом, как неуклюжий пингвин, которому привязали к лапам коньки и вытолкнули на лед.
Эмили удалось вовремя затормозить, она вцепилась руками в перила, остановилась и сердито нахмурилась: ее злили собственные мысли, противоречивые чувства и сравнения, которые возникали словно сами по себе. Эмили подумала, что, если бы это был Оливер, она бы с восторгом кружилась с ним в стремительном вальсе и не вспоминала бы о Сэме.
Когда Сэм и Эмили вернулись домой, было уже около двух часов. Войдя на кухню, они обнаружили там Оливера. Он сидел за столом и, подперев голову рукой, сосредоточенно читал газету, делая вид, что не замечает их появления.
— Привет! — радостно воскликнул Сэм — слишком радостно — и вместо ответного приветствия получил, скорее, невнятное ворчание и испепеляющий взгляд.
Возможно, когда-то Сэм и Оливер были хорошими друзьями, но, судя по всему, их дружбе давно пришел конец. Сэм швырнул на стол коробку с пирожными.
— Угощайся, — сказал он бесцветным голосом.
Оливер презрительно отодвинул коробку в сторону и грозно посмотрел на Эмили.
— Где вы были все утро? — прозвучал суровый вопрос.
На лице Оливера было столько злости и обиды, что Эмили с трудом подавила смешок, но в то же время почувствовала, как екнуло и заколотилось сердце.
— Ходили в магазин, потом забежали в банк. — Ни слова о катке и завтраке в кафе. — Извини, что оставили тебя одного.
— Я все утро ждал вас, — возмущенно прошипел Оливер.
— Зачем? — удивился Сэм. — Кэтлин с Леоном оставили записку, ты знал, где их можно найти. Почему же не пошел кататься вместе с ними?
— Потому что я собирался продолжить занятия с Эмили, — четко выговаривая каждую букву, ответил Оливер.
Сэм посмотрел в окно.
— По-моему, погода не самая подходящая.
— Нормальная погода, — отрезал Оливер и повернулся к Эмили. — Ну что, идем?
— Но… — Эмили бросила встревоженный взгляд на хмурое небо. — Я еще не настолько хорошо умею кататься, чтобы идти в горы при таком сильном тумане.
— Не надо, не настаивай, — сказал Сэм. — Ты же видишь, сегодня слишком пасмурно.
— Если мы поднимемся повыше, облака останутся внизу. — Оливер сменил тактику и заговорил беззаботным тоном, словно они вели дружескую беседу, предметом которой была исключительно погода.
— Не говори глупостей, Оливер, — Сэм внимательно посмотрел на него. — Ты ведь не потащишь Эмили в горы?
— Нет, нет, все в порядке, — вмешалась Эмили, испугавшись, что бывшие друзья окончательно разругаются. — Оливер, если тебе так хочется, я пойду, но только на часок, не дольше. Хорошо? Подожди, я сейчас сбегаю переодеться.
Сэм окинул ее взглядом и покачал головой.
— Не надо, не ходи.
— Почему? — Эмили улыбнулась, стараясь выглядеть непринужденно.
— Просто — не ходи, и все.
«Но я хочу пойти. Я должна… должна понять, что происходит».
Эмили сделала шаг к двери.
— Не волнуйся, — сказал Оливер, обращаясь к Сэму, — я присмотрю за ней.
Эмили вышла из кухни. Подходя к лестнице, она услышала голос Сэма.
— Ты не возражаешь, если я пойду с вами?
Эмили поставила ногу на первую ступеньку и замерла.
— Возражаю, — сказал Оливер. — Извини, у нас с Эмили будет серьезный урок, и твое присутствие кажется мне неуместным. Завтра — пожалуйста, пойдем кататься все вместе, договорились?
— Но мне хотелось бы пойти сегодня.
— Послушай, — Эмили уловила в голосе Оливера нетерпение и раздражение, — на сегодня с тебя хватит. Ты и так все утро провел с ней, теперь моя очередь.
Сиденье подъемника уносило Эмили все выше и выше к заснеженным вершинам гор. Казалось, они с Оливером были единственными смельчаками, которые ехали наверх, в то время как все здравомыслящие лыжники торопились спуститься вниз.
Они плыли, окутанные сырым молочно-белым туманом и ватной тишиной, которую лишь изредка нарушало мерное поскрипывание подъемника. Поначалу Эмили и Оливер пытались разговаривать, но беседа не клеилась, и большая часть пути прошла в молчании.
Для чего она поднимается с Оливером в горы? Эмили не знала. И вообще, что она здесь делает? И на этот вопрос у Эмили не было ответа. Но счастлива ли она? Приятно ли ей находиться рядом с Оливером, сидеть с ним бок о бок в узком кресле подъемника? Да, да, конечно, она счастлива, иначе и быть не может. Разве не об этом она мечтала долгих восемь лет. Он положил ей руку на плечи и притянул к себе. Эмили прижалась к его теплому боку. Как хорошо! Напряжение немного отступило, и она успокоилась.
Как только они спрыгнули на землю и отпустили подъемник, Оливер развернулся, заложил красивый вираж и укатил, растворившись в белой пелене.
Эмили осталась одна. Она проклинала себя за то, что согласилась на это безумие. И за то, что внутри нее, словно у робота, постоянно срабатывает какая-то идиотская программа: следуй за Оливером, пользуйся любой возможностью побыть с ним наедине. А ведь еще вчера, воткнувшись головой в сугроб, Эмили поклялась никогда больше не вставать на лыжи. Если эту страшную клятву она дала в ясный солнечный день, то какого черта ее понесло в горы, когда кругом висит непроглядный туман? Чтобы следовать за мужчиной, которому даже не хватило ума помочь своей даме.
У Эмили не было иного выбора, как только катить вниз по следу Оливера.
На самом деле Оливер отъехал всего футов на тридцать, как раз к тому месту, где накануне они начали свой первый урок. Вскоре Эмили заметила среди белой пелены ярко-красное пятно и узнала спортивную крутку Оливера. Она остановилась и грозно заявила, что если он еще раз посмеет бросить ее одну… Эмили задохнулась от возмущения… «Я тебе этого никогда не прощу!» — выпалила она срывающимся голосом. Оливер извинился и больше не отходил от Эмили ни на шаг.
В конце концов Эмили поняла: если точно держаться лыжни, которую прокладывает Оливер, то, в принципе, ничего ужасного с ней не случится — она ни на что не наткнется и не вылетит за пределы трассы. К тому же на мягком и пушистом снегу скорость спуска значительно уменьшилась, а это означало, что у Эмили появлялась возможность прийти в себя после очередного поворота и, не теряя равновесия, войти в следующий. Эмили даже показалось, что в полной тишине при отсутствии зрителей катание приносит ей некоторое удовольствие.
Однако вопрос: «Что они здесь делают?» по-прежнему оставался без ответа. Оливер не изображал из себя инструктора по горнолыжному спорту и не давал ей почти никаких указаний. Прошло около получаса, и в душе стало нарастать какое-то неприятное чувство, похожее на нетерпение. Зачем надо было уединяться, если он даже не делает попытки заговорить с ней? Эмили устала от бесконечной гонки, она все время шла по его следу, за новым поворотом открывалась новая, оставленная им лыжня, красная куртка Оливера маячила впереди, но, казалось, Эмили никогда не сможет его догнать.
И вдруг он остановился.
— Ну что, на сегодня достаточно?
Эмили тоже притормозила.
— Вполне.
— Спасибо, что согласилась пойти со мной.
Эмили молча кивнула.
Оливер повернулся боком, сделал несколько шагов вверх по склону и остановился возле Эмили, так близко, что она увидела маленькую розоватую вмятину у него на переносице — след от солнечных очков. Он аккуратно поставил свои лыжи между лыжами Эмили и вплотную придвинулся к ней.
— На сегодня хватит? — снова спросил Оливер.
Она жалобно кивнула. Оливер медленно наклонился к ней. Эмили заглянула в его золотисто-коричневые глаза и замерла: наконец-то он собрался поцеловать ее. Оливер едва прикоснулся к губам Эмили, поцелуй был таким быстрым и легким, что она не успела понять, был ли он, этот долгожданный поцелуй.
«И все? Нет, пожалуйста, после стольких лет ожидания пускай… пускай это длится немного дольше».
— Что-то вроде утешения, — сказал Оливер и, оттолкнувшись палками, отъехал в сторону. — У тебя такой несчастный вид.
Эмили выдавила улыбку.
— Думаю, после стаканчика бренди я могла бы выдержать еще часок.
Они снова тронулись в путь и вскоре оказались возле кафе. Взяв по порции бренди, Эмили и Оливер устроились за столиком в углу зала, подальше от посторонних глаз.
— Сегодня ты была просто великолепна, — начал Оливер.
— Спасибо, у меня был хороший учитель.
Оливер взял руку Эмили и сжал ее в своих ладонях.
— Я рад, что ты согласилась со мной пойти. Зря Сэм паниковал, — Оливер пренебрежительно хмыкнул. — Старина Сэмми вел себя как последний идиот.
Эмили покачала головой и, опустив глаза, посмотрела на свою руку, стиснутую в ладонях Оливера.
— Он волновался за меня, боялся, что в такую погоду мне будет трудно.
— Сэм беспокоился не из-за погоды. Его волновало, что ты идешь со мной.
— Не надо, не говори так.
Оливер наклонился и поцеловал ее.
В первый момент Эмили не поняла, что произошло, потом невольно вздрогнула, и у нее вырвался тихий вздох.
Оливер словно ждал этого сигнала, он вдруг вскочил, зацепив стоявший на краю стола бокал, который с грохотом упал на пол, рывком поднял Эмили на ноги и прижал к себе. Он с жадностью целовал ее губы, щеки, глаза, шею, и Эмили отвечала ему, чувствуя, как кружится голова, слабеют колени и как весь мир уплывает куда-то.
«Ты хочешь меня, о да, ты хочешь меня, — бормотал Оливер, его горячее дыхание обжигало щеку Эмили. — О, ты моя сладкая, моя маленькая страстная кошечка. — Оливер сжал ладонями лицо Эмили и заглянул ей в глаза. — Я тоже умираю от желания. О, как бы я хотел оказаться сейчас в постели рядом с тобой. Я так ждал этого момента, все последние недели мечтал о тебе… э-э… я всегда думал о тебе, все эти годы, — быстро добавил Оливер, заметив удивленный взгляд Эмили. — Но я не буду тебя торопить. Милая, я готов ждать столько, сколько потребуется».
Он снова впился поцелуем в губы Эмили. Язык Оливера жадно ворочался у нее во рту, в порыве страсти он даже слегка куснул Эмили за нижнюю губу. Но она, хотя и отвечала на его поцелуи, все же не могла полностью отдаться этому чудесному занятию. После стольких лет безнадежного ожидания все происходящее казалось ей нереальным, она словно видела себя со стороны, критическим взглядом наблюдая за романтической сценой. Увы, надежды не оправдались, констатировал невидимый критик: особого восторга Эмили не испытывала, и возбуждения, подобного мощному удару электрическим током, тоже не было. Да и внезапная горячность Оливера выглядела какой-то наигранной, не похожей на настоящую страсть. А услышав ласковый эпитет «моя маленькая страстная кошечка», произнесенный влажным шепотом, Эмили с трудом удержалась, чтобы не оттолкнуть Оливера.
— Домой? — спросил он осипшим голосом, в котором ясно слышалось нетерпение поскорее добраться до постели и перейти к главной части программы. — Поехали домой, — приказал Оливер и по-хозяйски чмокнул Эмили в макушку.
«Поехали домой, где нас встретят изумленные взгляды друзей, поднятые брови, многозначительные ухмылки и… и Сэм».
Что ж, ничего не поделаешь, все равно через это придется пройти.
— Да, поехали. — Эмили решительно вскинула подбородок.
Оливер, которому даже в голову не приходило, что у Эмили могут быть какие-то сомнения, бросил на стол несколько монеток и, обняв свою новую подругу за талию, повел ее к выходу из кафе.
Когда они дошли до площадки, откуда отправлялся вагончик фуникулера, и взобрались на нее по деревянным ступеням, выяснилось, что следующий рейс будет только через полчаса.
— Ничего, полчаса можно и подождать, — Оливер похлопал Эмили по плечу. — Не волнуйся, я не стану заставлять тебя спускаться вниз на лыжах.
Эмили украдкой посмотрела на стоящего рядом мужчину. «Ничего, надо просто подождать, — повторила она про себя. — Мне нужно время, чтобы привыкнуть к нему. Возможно, после стольких лет ожидания некоторое разочарование неизбежно».
— Я скорее согласилась бы ждать до утра, чем спускаться вниз на лыжах, — призналась она.
Они сели на скамейку, стоявшую у перил площадки. Оливер обнял Эмили обеими руками и крепко прижал к себе. Так, в объятиях и безмолвном ожидании, прошло полчаса. Оливер начал беспокойно постукивать носком ботинка по деревянному настилу. Ему явно не терпелось поскорее добраться до дома, гораздо больше, чем Эмили. Когда тридцать минут спустя вагончик так и не показался, Оливер решил сменить тактику.
— Мы и вправду можем прождать до утра. Ты уверена, что не сможешь спуститься самостоятельно? — ласково спросил он.
Эмили убежденно кивнула.
— Подождем, куда нам спешить, — сказала она. Оливер пожал плечами.
— Мне хочется поскорее рассказать о нас с тобой, — он расплылся в улыбке и заглянул Эмили в лицо. — Веем-веем, всему миру.
— Нет! — вырвалось у нее.
— Почему? Нам нечего скрывать.
— Тебя не волнует весь мир, единственный, кому ты хочешь поскорее рассказать, — это Сэм.
— Да, — подтвердил Оливер, — я хочу поставить его на место.
— Ты ужасен, — заявила Эмили.
— Разве? — Оливер улыбнулся и провел пальцем по ее щеке. — Я хочу, чтобы весь мир, и Сэм в том числе, знал: Эмили моя, ты моя девушка. — Он помолчал, наблюдая за ее реакцией. — Даже если я ничего не скажу, они и так все поймут — ты светишься от одной мысли об этом.
Эмили выдавила лучезарную улыбку.
Прошло еще минут десять. Ветер усилился, и легкий снегопад превратился в настоящую метель. Эмили беспокойно заерзала на скамейке.
— Пожалуй, я согласна попробовать, — начала она и поспешно добавила: — Если ты обещаешь ехать медленно.
— Конечно, -с готовностью откликнулся Оливер. — Я уже проверял по карте: мы пойдем по «зеленой трассе» — это два-три пологих спуска, потом маленький лесок — всего несколько деревьев, и все — мы дома.
Однако желание Оливера поскорее спуститься в деревню привело к тому, что, вопреки обещанию ехать медленно, он постепенно прибавлял скорость. Эмили становилось все труднее и труднее поспевать за ним. Снег валил густыми хлопьями, из-за сплошной белой пелены она ничего не видела и неслась наугад, почти не разбирая дороги. «Что я делаю? Зачем?» — Эмили чувствовала себя несчастной и жалкой и даже не пыталась скрывать испуг, когда кричала вслед Оливеру, умоляя его остановиться и передохнуть.
— Мы не можем останавливаться. Скоро стемнеет, и будет еще хуже, особенно в лесу. — Эмили видела, как нарастает раздражение Оливера — он злился на нее, ничуть не меньше, чем она на него.
— В лесу?! Но ты же говорил, что Мажин совсем близко, — сердито бросила Эмили. — Ты же сказал «всего два-три пологих спуска, и мы дома».
— Ну да, так и есть. Давай пошевеливайся, — процедил он сквозь зубы и помчался вперед.
Наконец спуск закончился, и Эмили выкатилась на опушку леса. Оливер нетерпеливо топтался на месте, поджидая ее. Они углубились в лес. Оливер шел впереди, лавируя между деревьями и придерживая ветки елей, чтобы они не хлестали по лицу идущую за ним Эмили. По сравнению с белоснежными склонами гор, лес казался пугающей черной массой. Но постепенно глаза привыкли к полумраку, и ветер в лесу бушевал не так сильно, как на открытой местности. Эмили немного успокоилась. Пыхтя, она пробиралась вслед за Оливером по узкой тропинке, стараясь не натыкаться на торчащие из-под снега узловатые корни деревьев. Минут через десять Оливер остановился и обернулся к Эмили.
— Мы почти дошли. Теперь можем двигаться помедленнее. Иди вперед, — предложил он, — а я подстроюсь под твою скорость.
Оливер отступил в сторону, пропуская Эмили. Она с радостью согласилась и заскользила по мягкому снегу, поглядьшая на виднеющиеся вдалеке огоньки деревни. Идти первой оказалось намного легче. Эмили не надо было никого догонять, и она, ориентируясь только на собственные силы, бежала все быстрее и быстрее. Теперь Оливер окликал ее и просил сбавить скорость, но Эмили не желала останавливаться, во всяком случае, до тех пор, пока не наткнулась на кусок колючей проволоки, натянутый между стволами елей. Проволока оказалась точно на уровне ее лица. Эмили не успела понять, что произошло, но в последнюю секунду рефлекторно дернула головой и зажмурилась от резкой боли в правом глазу.
— Я выколола себе глаз, — бесстрастным голосом сказала она. Сообщение прозвучало настолько буднично, что Оливер оказался не готов к виду крови, которая густой струйкой текла между ее пальцев и быстро-быстро падала на снег крупными каплями.
Он отстегнул лыжи и подскочил к Эмили.
— Дай посмотрю. Убери руки.
— Нет. — Эмили почувствовала на губах вкус крови и еще крепче прижала ладони к лицу.
— Колючая проволока, — с глуповатым недоумением изрек Оливер. — Между деревьями натянута колючая проволока. Черт возьми, какой идиот привязал здесь проволоку?
— Возможно, фермеры, чтобы овцы не забредали в лес, — сказала Эмили.
О боже, она лишилась глаза и рассуждает о правилах местного животноводства!
Оливер беспомощно уставился на руки Эмили, прижатые к окровавленному лицу.
— Пойдем, мы должны добраться до деревни. Тебе нужен доктор.
«Нет!» — Эмили боялась открыть лицо. Она не хотела, чтобы Оливер видел, что с ней случилось, не хотела, чтобы он, именно он произнес те жуткие слова, которые Эмили готовилась услышать. Мама, если бы мама оказалась рядом с ней, это она должна была бы утешать и успокаивать Эмили.
«Нет, не мама», — подумала она. Совсем не ее хотела бы сейчас видеть Эмили. Единственный человек, который мог бы облегчить ее страдания, — это Сэм. Ей нужен Сэм, он, и никто другой. Сэм! Она должна как можно скорее вернуться домой и сказать… сказать, как он ей дорог…
Все еще прикрывая рукой правую половину лица, Эмили пошла вперед.
«Скорее, — словно одержимая повторяла про себя Эмили, — скорее». Она пробиралась между елями, тоскливо поглядывая одним глазом на яркие огни деревни.
Оливер плелся сзади, понимая: он проиграл, Эмили уходит от него — все кончилось, даже не начавшись, — и благоразумно хранил молчание. Если бы Оливер сказал хоть слово, Эмили, наверное, завизжала бы в полный голос и бросилась бежать.
Когда они вышли на пустынную деревенскую улицу, Оливер нагнал Эмили и тронул за локоть.
— Думаешь, я виноват в том, что с тобой случилось?
— Нет, я так не думаю.
— Тогда остановись. Эмили, пожалуйста, остановись хотя бы на минуту.
Она остановилась и, прикрывая лицо рукой, устало посмотрела на него здоровым глазом.
— Мне бы хотелось утешить тебя, — Оливер раскрыл объятия навстречу Эмили, — прижать к груди, крепко-крепко, и не отпускать.
— А мне хотелось бы как можно скорее попасть домой. — Эмили слабо улыбнулась.
— Сэм! — Руки Оливера безвольно повисли. — Это к нему ты спешишь вернуться? Черт побери, — неожиданно взорвался он, — Сэм, Сэм, всюду Сэм — просто наваждение какое-то!
Эмили в недоумении уставилась на Оливера. «Не самый подходящий момент для выяснения отношений».
— Оливер, — произнесла она вслух, — это не соревнование — не марафон и не прыжки в высоту, а я не главный приз.
— Но почему Сэм, почему именно он? — упрямо повторил Оливер.
— При чем тут Сэм! — выкрикнула Эмили. — Пойми, Оливер, есть Сэм или нет — это не имеет никакого значения, в любом случае ты бы никогда не стал тем героем, которому суждено первым пересечь финишную черту.
На последних словах она отчаянно тряхнула головой. Оливер заметил, как остановившаяся было кровь с новой силой хлынула между прижатыми к глазу пальцами Эмили.
— Извини, я веду себя как последняя скотина, — вздохнул он. — С тобой случилось несчастье, а я…
— Оливер, — перебила его Эмили. — Это я, а не ты, вела себя глупо…
— Нет, нет, потом, все разговоры отложим до более подходящего момента. Пойдем, сейчас тебе прежде всего нужен доктор.
Они подошли к крыльцу дома. Оливер взбежал по ступенькам и замолотил кулаком в дверь. Эмили осталась стоять внизу, чувствуя, как от наваливающейся слабости подгибаются колени и кружится голова.
На бешеный стук Оливера выбежали все обитатели дома — Холли, Кэтлин и Леон — все, кроме Сэма.
Кэтлин взяла дело в свои руки. Увидев в темноте Эмили, которая беспомощно прижимала к лицу залитую кровью перчатку, она как была в одних носках выбежала на снег, быстро расстегнула крепления, освободив несчастную от лыж, и, поддерживая ее под локоть, помогла взобраться по ступенькам. «Аптечку и теплой воды», — тоном опытного хирурга приказала Кэтлин и повела Эмили на кухню. Выдвинув стул, она усалила ее и мягким, но уверенным движением отвела руку от лица Эмили. Та осторожно приоткрыла распухший глаз, болезненно прищурилась на свет и поняла, что, несмотря на ужасное ранение, зрения она не лишилась.
Кэтлин, сохраняя полное спокойствие и непроницаемое выражение лица, как и подобает настоящему врачу, который не должен показывать больному, насколько безнадежно его положение, смочила ватный тампон в теплой воде и стала аккуратно смывать засохшую кровь. Она действовала не спеша и все время разговаривала с Эмили, убеждая ее, что глаз на месте и ничего страшного не случилось.
Проволока оставила довольно глубокую рану на верхнем веке, на нижнем веке тоже была ссадина и висела маленькая полоска оторванной кожи. Но к счастью, Эмили успела вовремя зажмуриться, и сам глаз не пострадал. Кроме того, на переносице осталась длинная царапина, которую Эмили сначала не почувствовала.
— Где Сэм? — спросила Эмили.
— Конечно, отека и синяка избежать не удастся, — Кэтлин ободряюще улыбнулась, — но жить будешь.
— Где Сэм? — снова повторила Эмили.
— Уехал. Представляешь, мы запретили Оливеру тащить сюда посторонних и прогнали бедняжку Мирабел, а в результате оказалось, что не он, а Сэм сначала разрушил нашу компанию, а потом и вовсе от нас откололся.
— Куда он уехал?
— В Валориас. Встретил в деревне каких-то своих знакомых, привел их в шале, мы тут устроили небольшое чаепитие, а потом он уехал вместе с ними в город. Они и нас пригласили на ужин. Мы собирались ехать сегодня вечером, но теперь, когда у нас на руках одноглазый инвалид, похоже, все отменяется.
— Нет, нет, — запротестовала Эмили, — вы можете поехать. Я в полном порядке.
— Ну, я бы так не сказала, — усомнилась Кэтлин.
— Но кто-то обязательно должен поехать, — со слезами в голосе воскликнула Эмили. — Чтобы вернуть Сэма.
— Я поеду, — откликнулась Холли, которая до сих пор молча сидела в углу кухни. — Джип оформлен на мое имя, так что больше некому.
Посовещавшись, друзья решили, что Леон и Оливер поедут вместе с Холли, а Кэтлин останется ухаживать за Эмили.
Пару часов спустя начали сказываться последствия шока: Эмили почувствовала себя совершенно разбитой. Кэтлин уложила ее на диване перед камином, закутала в плед, а сама пошла на кухню готовить ужин.
— Неудачный день, — сказала она, ставя перед Эмили поднос с едой.
Эмили кивнула и откинулась на подушку, чтобы стоящие в глазах слезы не хлынули через край.
— Очень неудачный, — сказала она, справившись с собой, и горько ухмыльнулась. — Боюсь, Оливер придерживается того же мнения.
— Ничего, от него не убудет. Думаю, небольшое промывание мозгов пойдет Оливеру на пользу.
Эмили не сомневалась: Кэтлин прекрасно знает, что между ними произошло. Но ей нужно было выговориться, еще раз оглянуться назад и понять, с чего все началось и чем закончилось.
— Мы так и думали, — осторожно сказала Кэтлин, внимательно выслушав сбивчивую речь Эмили. — И решили, что тебе необходимо побыть с Оливером наедине и разобраться в своих чувствах.
— Да, — Эмили задумчиво кивнула.
— И поэтому устроили поездку в горы, — призналась Кэтлин.
Эмили снова кивнула.
Кэтлин не поняла, уловила ли Эмили смысл ее слов.
— Это мы привезли тебя в Мажин, — повторила она. — Мы все заранее спланировали.
— Вы?!
— Ты не сердишься?
— Сержусь ли я? Нет, на вас я не сержусь.
— И не жалеешь, что все так получилось?
— Да, жалею. Я очень жалею, что все так получилось… со мной и Сэмом.
— Что ты имеешь в виду? — мягко спросила Кэтлин.
— Я столько лет потратила на Оливера, столько времени бездарно упущено, а в результате потеряла Сэма.
— Почему? Ты ведь не сделала ничего такого, что могло бы оттолкнуть Сэма.
— Сделала. Я выбрала Оливера. Сэм не хотел, чтобы я шла с ним. Он просил меня не ходить. А я пошла. Мы оба знали: это что-то вроде проверки — Сэм или Оливер. Но я не могла просто довериться своим чувствам, мне нужно было точно убедиться. И я пошла…
— И что из этого? — Кэтлин пожала плечами и рассмеялась. — Подумаешь, большое дело! Сэм не маленький, переживет. Послушай, оставь это нам. Мы с Холли все устроим, вернем твоего Сэма. Вот увидишь.
— Нет, — Эмили устало вздохнула, — пожалуйста, не надо больше ничего устраивать. Я сама должна все решить. Сегодня вечером, я поговорю с ним сегодня вечером.
Но в тот вечер ни Сэм, ни Холли, ни Оливер с Леоном так и не вернулись.
Снег за окном валил крупными хлопьями, с каждым часом снегопад все усиливался, и к ночи дорога стала непроходимой. Мажин оказалась отрезанной от внешнего мира.
К утру ничего не изменилось, друзья по-прежнему не могли добраться до Мажин. После долгих телефонных переговоров было решено, что в понедельник Холли с мальчиками едет в Лондон, а Кэтлин и Эмили останутся в деревне дожидаться, пока кончится снегопад и расчистят дороги, потом собирают вещи уехавших товарищей и тоже отправляются домой.
Во вторник, когда девушки проснулись и выглянули в окно, их встретило яркое солнце и ослепительно-голубое небо. Вскоре уборочные машины пробились через снежные заносы, и путь был свободен. Кэтлин и Эмили удалось заказать билеты на дневной рейс из Женевы, и к вечеру они уже были в Лондоне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза

Разделы:
123456789101112131415161718Эпилог

Ваши комментарии
к роману Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза



Интересно, почему здесь нет еще комментариев? Роман просто фантастически интересный, оторваться невозможно!!!!!
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаЕлена
8.03.2013, 22.26





Да ну...мне не понравилось, гл.героиня страдает фигней, и не видит любовь у себя под носом. Не люблю такие романы.
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаК
8.03.2013, 23.57





В начале еще пытаешся найти смысл, после пролистваешь по 10 страниц, еще никогда так не разочаровывалась,г героиня не простро страдает фигней, а еще и отличается слабоумием, 8 лет ждать и быть слепой, и за один вечер прозреть. Жаль потраченного времени.
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луизак
9.03.2013, 5.16





Если честно на полное прочтение роман не вдохновляет...так перелистала..не захватил и вряд ли запомнится...
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаЕва
10.07.2013, 20.32





Невероятная, потрясающая, фантастическая книга с захватывающими сюжетными поворотами! Автор - умница!
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаАделаида
6.03.2016, 17.52





Мне роман понравился - 8 баллов. Однако, явно чувствуется различие между европейским и СНГ-шным менталитетом. Полагаю, что наша 25-ти летняя соотечественница-девственница не сообщала бы всем и каждому о своем статусе, а молчала бы в тряпочку ну или сочиняла бы всякие истории. В противном случае на нее начался бы сезон охоты кобелей. Кроме того, меня возмутил треп героя, ставшего свидетелем-участником сцены с осой в магазине, пусть даже с братом героини. Ну а юмор, определенно пошел роману на пользу.
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаНюша
8.03.2016, 0.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100