Читать онлайн Шесть причин, чтобы остаться девственницей, автора - Харвуд Луиза, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харвуд Луиза

Шесть причин, чтобы остаться девственницей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Поездку окрестили пасхальными каникулами — отъезд был назначен на четверг за три дня до Пасхи, возвращение — на понедельник.
Синоптики обещали теплую солнечную погоду: на нижних склонах уже расцвели эдельвейсы, радостно сообщил интернетовский метеосайт. Но поскольку в Мажин имеется фуникулер, который доставляет лыжников в высокогорную долину Труа Вале, где круглый год лежит снег, Холли заверила друзей, что они могут не беспокоиться — никакая погода не помешает им насладиться катанием по специально проложенным трассам.
Кэтлин меньше всего волновала снежная обстановка; на самом деле она бы предпочла, чтобы снега вообще не было. Кэтлин неплохо каталась на лыжах, но спортивные упражнения не числились в списке ее любимых занятий. Она согласилась поехать в Альпы, потому что ей нравилось уютное шале, доставшееся Холли в наследство вместе с особняком на Ричмонд-Хилл, и потому что на высокогорных курортах можно встретить настоящих суперменов. Так что, если повезет и погода будет теплой, Кэтлин сможет позагорать в своем новом бикини где-нибудь на террасе кафе.
И Эмили, и Кэтлин уже бывали в Мажин, но то ли так складывались обстоятельства, то ли это был продуманный план, но Холли всегда приглашала их по отдельности и в разное время года.
В половине седьмого вечера Эмили, Холли и Кэтлин собрались в зале отправления аэропорта Хитроу. Они топтались возле стойки регистрации билетов, поджидая Леона и Сэма. Оливер уже приехал, но, едва поздоровавшись с девушками и оставив на их попечение свою сумку, снова куда-то исчез.
«Паспорт-билеты-деньги, паспорт-билеты-деньги», — бормотала себе под нос Эмили.
Холли тяжело вздохнула и, словно мамаша, утомленная нытьем ребенка, выдернула из рук Эмили билет.
— Твой билетик, мой билетик. Видишь? — помахала она веером, сложенным из голубых листочков, перед носом Эмили. Та послушно кивнула. — Сэм, Леон, Кэтлин и Оливер. — Холли, как фокусник, ловко выхватила из красной кожаной сумочки билеты остальных путешественников. — Все документы у меня, в целости и сохранности. Ой, смотри, а вот и наш мальчик! — Холли вскинула руку, затянутую в красную кожаную перчатку, и махнула в направлении входа. Потом, понизив голос, обратилась к Эмили: — Хочешь, я возьму на хранение и твой паспорт?
Эмили замотала головой и прошипела сквозь зубы:
— Тихо, Кэтлин услышит. Она и так считает, что ты опекаешь меня, как неразумного младенца.
Стеклянная крутящаяся дверь вытолкнула в зал Леона. Он тщательно подготовился к поездке в снежные Альпы, вырядившись в зеленый твидовый пиджак и меховую шапку-ушанку. Завидев девушек, Леон расплылся в улыбке и величественной походкой направился к ним сквозь толпу.
Кэтлин наблюдала за приближением своего любовника, мысленно награждая его ядовитыми эпитетами: толстая зеленая жаба, жалкий прихлебатель, собрался от души повеселиться за чужой счет, самовлюбленный пижон — ему бы еще трость с серебряным набалдашником и шелковый галстук-бабочку. Слава богу, Оливер не видит этого позорного зрелища.
Леон сгреб Кэтлин в охапку.
— Ах, какое чудо, чудо мое, чудо! — повторял он, осыпая ее жаркими поцелуями. — А ты, — Леон ласково встряхнул свою подругу, — рада меня видеть?
Кэтлин невольно расхохоталась, сжала в ладонях толстые щеки Леона и чмокнула его в нос.
— Да, мой славный лягушонок, я безумно счастлива!
Леон на миг замер, изображая высшую степень потрясения и восторга, потом, не выпуская из объятий Кэтлин, повернулся к Холли и Эмили.
— Ну, где все остальные? Уже пришли?
— Сэма еще нет, а Оливера мы уже потеряли, — сказала Эмили.
— Я поищу его, — вызвалась Кэтлин и, обращаясь к Холли, приказала таким властным тоном, что та не решилась ослушаться: — Холли, пойдем со мной. А ты не проворонь Сэма, — бросила она через плечо в сторону Эмили. — Он должен появиться с минуты на минуту.
Кэтлин, упакованная в узкие джинсы и черную кожаную куртку, летела чуть впереди. Холли, с развевающимися полами длинного зеленого плаща, отороченного мехом ламы, мчалась за ней следом. Когда они добежали до киосков, торгующих сувенирами, Холли наконец удалось нагнать Кэтлин и схватить ее за рукав.
— В чем дело? Куда ты несешься?
Кэтлин затормозила, обернулась к Холли и сообщила проникновенным голосом:
— Ты знаешь, по-моему, наше путешествие будет очень удачным. Честное слово, у меня предчувствие. А еще я хотела напомнить, — она сделала паузу, — обязательно посели Оливера и Эмили в соседних комнатах. И еще… — Кэтлин снова замолчала и взглянула на Холли с робкой улыбкой: — Скажи, правда, Леон ужасно милый? Ну, у него, конечно, своеобразное обаяние — такой толстенький аппетитный Лягушонок Кермит
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
.
— Прекрати, — строго сказала Холли. — Если ты серьезно относишься к своему Леону, перестань унижать его.
— А ты считаешь, я должна воспринимать его серьезно?
— Да, я так считаю. Потому что он действительно милый и тебе вполне подходит. Он очень хороший. Гораздо лучше всех остальных придурков, на которых ты обычно западаешь.
Кэтлин собралась было что-то возразить, но так и осталась стоять с открытым ртом. Холли проследила за ее взглядом и увидела Оливера, который шагал им навстречу в сопровождении какой-то девицы. Одной рукой он катил тележку, нагруженную чемоданами и сумками, а другой придерживал за талию свою спутницу. Оба выглядели крайне довольными. Девица то и дело хихикала, потряхивая рассыпавшимися по плечам волосами, и делала вид, что вырывается из объятий Оливера. По мнению Кэтлин, она была слишком тощая, ноги слишком длинные, джинсы до неприличия узкие, а мордашка приторно-сладкая.
Кэтлин заехала Холли локтем под ребра и прошипела, как разъяренная змея: «Нет, ты только посмотри. Откуда взялась эта дохлая кикимора?»
Приближаясь к девушкам, Оливер наклонился к своей красотке и ткнул в их сторону пальцем. Та посмотрела в указанном направлении и встретила леденящий душу взгляд Кэтлин, в котором ясно читалось: «Немедленно-оставь-его-в-покое-или-считай-себя-покойником». Девица удивленно захлопала ресницами и что-то зашептала Оливеру на ухо.
— Нет, детка, ее звали Медуза Горгона, — сказал Оливер и остановил тележку, едва не отдавив Кэтлин ногу. — А это всего-навсего мои подруги — Кэтлин и Холли. Знакомьтесь — Мирабел. Она летит в Женеву. — Оливер вытянул шею и заулыбался, заметив идущих к ним через зал Леона, Эмили и Сэма. — Привет. Еще раз для всех-это Мирабел.
Холли сделала несколько шагов вперед, чтобы поздороваться с Сэмом, но Кэтлин не сдвинулась с места, гипнотизируя Мирабел смертоносным взглядом мифической фурии.
— Мы знакомы с Оливером через мою сестру, — пояснила Мирабел, которая почему-то не окаменела и не упала замертво. Напротив, она игриво толкнула Оливера кулаком в бок и добавила, многозначительно понизив голос: — Правда, сестрица знает его гораздо ближе, чем я.
— Мирабел летит одна, — сообщил Оливер, — и я предложил ей пойти на регистрацию вместе с нами, чтобы в самолете мы сидели все вместе.
— Но я не уверена, что мы летим одним рейсом, — сказала Мирабел, роясь в сумочке в поисках билета.
— Будем надеяться, что ты летишь с нами, — сказал Сэм, придвигаясь поближе к Эмили.
— Разреши я посмотрю. — Кэтлин бесцеремонно выдернула билет из руки Мирабел. — Так, номер рейса… — Она с быстротой сканирующего устройства изучила многочисленные цифры и буквы и с сожалением вздохнула: — Ах как обидно, ты улетаешь на два часа позже.
— Ничего страшного. — Мирабел окинула Кэтлин ледяным взглядом. — Мне еще надо сделать кое-какие покупки. Так что вы идите на регистрацию без меня.
— Спасибо, — отрезала Кэтлин.
Она понимала, что ведет себя по-хамски, но вторжение Мирабел в их компанию могло нарушить все тщательно продуманные планы. Кэтлин растянула рот в улыбке и повернулась к Оливеру.
— Если бы ты не болтался по аэропорту, у нас осталось бы время зайти в магазин. Кажется, ты обещал подарить мне духи?
— Я не болтался, — буркнул Оливер, — а ходил встречать Сэма.
— Ладно, не сердись, — смягчилась Кэтлин, понимая, что опасность миновала и длинноногая конкурентка благополучно устранена. — Просто я немого нервничаю — страшно боюсь летать на самолетах.
— Ну, тогда не стану вас больше задерживать, а то Кэтлин может описаться еще до посадки в самолет, — хихикнула Мирабел и повернулась к Оливеру: — Пока, рада была повидаться.
— Я тоже. — Оливер поцеловал ее в щеку. — И передай привет Вэл.
Услышав тираду Мирабел, Холли покосилась на Кэтлин — та застыла с открытым ртом, когда же Оливер упомянул какую-то Вэл, она перевела взгляд на Эмили и вымученно улыбнулась обеим подругам.
— И когда же ты успел познакомиться с этой Вэл? — спросила Кэтлин, когда они миновали паспортный контроль.
Эмили и Сэм шли чуть впереди и, конечно же, не могли не слышать возмущенный голос Кэтлин:
— Мне казалось. Несси была единственной женщиной в твоей жизни, по крайней мере, последние пять лет.
— Мало ли что тебе казалось, -хмыкнул Оливер.
— Как? — взвилась Кэтлин. — Ты хочешь сказать, что изменял Несси?!
— Нет. Ну, почти нет. Парочка мелких увлечений не в счет. Сестра Мирабел была одним из них.
— Ха, ха, ха, не верю, — отчеканила Кэтлин. — Целых два увлечения! Не многовато ли для Мистера Абсолютное Совершенство?
— На себя посмотри, — огрызнулся Оливер. — Можно подумать, с тобой такого никогда не случалось.
— Никогда! — искренне воскликнула Кэтлин. — Два любовника одновременно — не мой стиль.
Если даже Кэтлин, узнав о похождениях Оливера, была несколько шокирована, то для Эмили подобное открытие стало настоящим потрясением, словно он изменил не Несси, а ей самой. Нет, Оливер на такое не способен! Оливер — ее герой, честный, благородный и чистый. Нет! Кто угодно, только не он. Эмили хотелось повернуться к нему и крикнуть: «Признайся, что это неправда. Ты пошутил, просто чтобы поддразнить Кэтлин». Конечно, он пошутил. Не мог Оливер изменить Несси!
— И она узнала? — снова послышался голос Кэтлин.
— Про сестру Мирабел — нет, а про второй случай — увы. — Оливер вздохнул.
— Невероятно, — протянула Кэтлин.
— Да, представь себе, такое иногда случается. Мы с Несси некоторое время были в ссоре, раз уж так все сложилось. — Оливер пожал плечами. — И вообще, с какой стати я должен оправдываться! Давай сменим тему.
— И кто она? — не унималась Кэтлин. — Та, вторая девушка.
— Никто, просто девушка. Ты ее не знаешь. Прекрати задавать дурацкие вопросы. Лучше ответь, почему ты нахамила Мирабел. И кто дал тебе право мной командовать?! Ты вела себя, как сварливая жена.
— Совершенно верно. Надо же было напомнить, с кем ты летишь в отпуск. Мне показалось, ты забыл или что-то перепутал. Если тебе нравится тискать разных девиц вроде этой Мирабел, — произнося ненавистное имя, Кэтлин презрительно сморщила нос, — пожалуйста, но не надо приглашать их в нашу компанию. Холли может подумать, что ты собираешься превратить ее дом в дешевый мотель.
Кэтлин отлично понимала, что использует имя Холли в качестве прикрытия-человек, который не помнит, сколько у него в особняке комнат, скорее всего, даже не заметит появления лишнего гостя.
— Не болтай глупостей, — шикнул на нее Оливер и, понизив голос так, чтобы ни Эмили, ни Сэм не могли его слышать, добавил: — Сознайся, ты просто ревнуешь.
— Вот еще выдумал! — свирепо прошипела Кэтлин.
«Ревную?! Но разве я для себя стараюсь? Мне обидно за Эмили. Ты ее не достоин!» — Кэтлин так и подмывало произнести вслух свою обвинительную речь.
Как только со всеми таможенными формальностями было покончено, Кэтлин ухватила Леона под руку и поволокла в парфюмерный магазин, надеясь все же заполучить свои духи.
Холли, поняв намек главного режиссера, взялась за Сэма. Она почти силой усадила его в кресло и разразилась подробным экскурсом в историю альпийского шале. Холли прямо на ходу изобретала драматический сюжет с участием дядюшки Ричарда, который полвека тому назад отважился купить дом в заброшенной горной деревушке. В 1960 году в Мажин еще не было ни фуникулера, ни оборудованных трасс, но дядюшка, который обожал кататься на лыжах, пешком взбирался на вершину и смело мчался вниз по заснеженной целине.
Оливер и Эмили оглянулись по сторонам — все друзья разбежались; похоже, они остались вдвоем.
— Кэтлин в такой спешке протащила нас через таможню, можно подумать, что она везет контрабанду, — пошутил Оливер. — Теперь придется сидеть в зоне вылета целый час. Может быть, пойдем в бар, отпразднуем начало отпуска.
— Пойдем, — с радостью согласилась Эмили.
— Или купим бутылку шампанского и пристроимся где-нибудь в тихом уголке, — предложил Оливер.
— Лучше в бар, — сказала Эмили.
— Правильно, а то увлечемся и опоздаем на самолет.
Опоздать на самолет и остаться с Оливером! Случись такое, Эмили ничуть не расстроится.
Кэтлин делала вид, что изучает витрину, а сама украдкой поглядывала в сторону Оливера и Эмили: он смеется, что-то говорит, берет Эмили за руку, они направляются в бар, Эмили улыбается… Все идет отлично, с удовлетворением отметила Кэтлин.
Когда Оливер взял ее за руку, Эмили сначала бросило в жар, потом в холод, потом по телу пробежала мелкая дрожь, во рту пересохло и колени сделались ватными. Усилием воли Эмили заставила себя расслабиться. После страха и волнения, похожего на легкое сумасшествие, которые она пережила на вечеринке у Кэтлин, Эмили твердо решила вести себя естественно. Больше всего ей хотелось, чтобы вернулось то чувство легкости и раскованности, которое всегда присутствовало в их отношениях. Раньше Эмили сама взяла бы его под руку и первой предложила бы пойти в бар выпить по стаканчику. Раньше, когда между ними незримо стояла Несси. Но теперь при появлении Оливера Эмили превращается в глупую восторженную школьницу. Вот и сегодня — она наблюдала, как Оливер вошел в здание аэропорта, постоял в дверях, поправил светло-коричневый кожаный пиджак, небрежно накинутый на плечи, оглядел зал в поисках своих спутников, заметил их — заметил Эмили! — и улыбнулся. Потрясающая, сногсшибательная улыбка. Внутри у Эмили все оборвалось, и она растаяла, как мороженое в солнечный день.
Да, ее смущало признание, которое Оливер только что сделал Кэтлин по поводу своих «мелких увлечений». Оно прозвучало, как предупреждение, — может быть, Оливер вовсе не таков, каким его представляла Эмили. Однако неприглядные факты из его прошлого не могли помешать ей наслаждаться близостью Оливера в настоящий момент и замирать от одной мысли, что впереди их ждет целых пять дней, которые они проведут вместе под одной крышей, — они будут завтракать за одним столом, вместе кататься на лыжах, а по вечерам сидеть на террасе в кафе, любуясь горными пейзажами.
На вечеринке у Кэтлин Эмили удалось всего несколько минут побыть наедине с Оливером. Они болтали о разных пустяках, Оливер мельком сказал, что расстался с Несси, а Эмили рассказала о своем уходе из агентства Кэрри Пайпер. Она созналась, что уволилась в прошлый понедельник. Реакция Оливера была точно такой, как и предполагала Эмили: «Так ты соврала Сэму! А ведь ты обещала, еще год назад поклялась, что уйдешь со своей дрянной работы».
Они сели за маленький столик в углу бара. Эмили сделала пару больших глотков водки с тоником, надеясь, что алкоголь поможет ей успокоиться и вернет способность внятно излагать свои мысли, не запинаясь и не краснея на каждом слове. Эмили хотелось вести себя непринужденно, весело щебетать, беззаботно смеяться над шутками Оливера и, в соответствии с рекомендациями Артура, очаровать своего кавалера, слегка намекнув, что, если он проявит некоторую смелость, его ухаживания не останутся без внимания с ее стороны. Однако поначалу разговор не клеился, и Эмили ухватилась за знакомую тему — давняя мечта о художественном салоне под названием «Морская волна», которая вот-вот воплотится в реальность. Эмили, захлебываясь от восторга, рассказывала о том, какой чудесный город Сент-Брайдз, но в то же время, словно наблюдая за собой со стороны, думала: «Ради чего я говорю все это?» Зачем она так старательно подчеркивает тот факт, что скоро переедет в Корнуолл и окажется вдали от Лондона… и от Оливера? Когда же Эмили упомянула Сэма, который помог ей найти помещение для магазина, Оливер удивленно вскинул брови.
— Сэм?! — переспросил он. — С какой стати он взялся помогать тебе?
— Не знаю. Но, возможно, я еще передумаю и останусь в Лондоне, — поспешила добавить Эмили. — Я пока ничего не решила.
Оливер перегнулся через стол и внимательно заглянул в лицо Эмили. И в ту же секунду шум аэропорта, спешащие пассажиры, весь окружающий мир исчез, и Эмили полностью растворилась в темных глазах Оливера.
— Сколько раз за последние два месяца ты была в Корнуолле? — спросил он.
— Не… несколько раз. Я ездила смотреть дома, выставленные на продажу. Но я приезжала всего на сутки и останавливалась у Артура в Доджер-Пойнт, — словно оправдываясь, сказала Эмили.
— И каждый раз встречалась с Сэмом?
— Нет. Почему ты спрашиваешь?
— Догадайся. Ты ничего не хочешь мне рассказать?
— Не понимаю. Что ты имеешь в виду?
— Да вот подумал, а не пытается ли старина Сэм ухаживать за тобой?
— Нет. — Эмили отчаянно замотала головой. — Конечно нет. С чего ты взял?
— «Тревисси» — красивое место, не так ли? — многозначительным тоном спросил Оливер. Что это? Ей показалось или в глазах Оливера действительно появился живой интерес, впервые с начала их разговора о планах Эмили на будущее? — Года два назад я был у них. Мы долго беседовали с отцом Сэма. Он советовался со мной, каким образом можно заставить сына вернуться домой. Старик уверен, что разведение роз — истинное призвание Сэма, у мальчика настоящий талант, он должен жить и работать в «Тревисси», и будет очень жаль, если Сэм не поймет этого. Правда, приятно, когда отец так говорит о сыне?
Эмили согласно кивнула.
— А еще он расписывал необычайные дизайнерские способности Сэма. Сады, которые он проектировал, когда только начинал работать в питомнике, до сих пор приводят посетителей в восторг. Некоторые любители специально приезжают с другого конца страны, только чтобы полюбоваться на это сказочное зрелище. Помнится, я даже как-то читал заметку в местной газете: «Оригинальный дизайн и потрясающая цветовая палитра делают сады „Тревисси» неповторимым произведением искусства».
— О да! — воскликнула Эмили. — К сожалению, я не видела «Тревисси» летом, но Сэм так ярко все описал, что мне казалось, будто сад был полон цветущих роз.
— Да, да, ты непременно должна съездить к ним летом. Не пожалеешь, Сэм такое там устроил… А вот, кстати, и он, собственной персоной. — Оливер широко улыбнулся, глядя поверх плеча Эмили.
Она резко выпрямилась и откинулась на спинку стула. Встретившись с Сэмом глазами, Эмили почувствовала, как щеки заливает предательский румянец, словно их застукали за каким-то неприличным занятием.
— Привет, Сэм, — Оливер помахал рукой. — А мы как раз говорили о тебе.
— Неужели?
— Угу, я рассказывал о своем визите в «Тревисси». Правда, совершенно забыл упомянуть о приступе жуткого радикулита, после того как часов восемь поработал в саду. — Оливер поднялся из-за стола и указал Сэму на свой стул. — Садись. Разреши, я угощу тебя. Что будешь пить?
— Пиво? — полувопросительно сказал Сэм. — Все равно, то же, что и ты. Спасибо. — Он сел за маленький круглый столик и, склонившись к Эмили, шепнул: — Оливер сам предложил.
— Предложил что? — не поняла Эмили.
— Вскопать клумбу. И, естественно, решил доказать всем окружающим, что не родился еще на свет такой садовник, который мог бы сделать это быстрее и ловчее, чем он.
— Оливер копается в земле! — Эмили расхохоталась. — Невероятное зрелище.
Узнав от Холли, что Сэм тоже едет в горы, Эмили забеспокоилась — не возникнет ли между ними напряженность и чувство неловкости? Хотя почему оно должно возникнуть? Ведь при их последней встрече ничего особенного не произошло — они просто сидели вдвоем на кухне в доме Сэма, пили молоко и мирно беседовали. Вероятно, Сэм так и считал; появившись в аэропорту, он весело поздоровался с Эмили, по-дружески чмокнул ее в щеку и сейчас вел себя легко и непринужденно. В душе Эмили шевельнулось какое-то странное чувство, похожее то ли на сожаление, то ли на мимолетное разочарование, после чего она совершенно успокоилась.
Холли неисправима, подумала Эмили. Она считает вполне естественным пригласить к себе в гости человека, которого едва знает. Однако надо признать, Холли редко ошибается — на ее вечеринках всегда полно новых интересных людей. Так что присутствие Сэма…
— Ты не против? — спросил он.
— А? Что? Извини, — улыбнулась Эмили, — кажется, я немного замечталась.
— О, прости, не хотел мешать. — Сэм вопросительно вскинул брови и, понизив голос, спросил вкрадчивым тоном: — А я присутствовал в твоих мечтах?
— Да ну тебя, Сэм, отстань, — рассмеялась Эмили.
Когда она смолкла, повисла пауза.
— Так ты не против, если мы зайдем в магазин? — спросил Сэм. — Ну, естественно, после того как я выпью пиво, любезно предложенное Оливером. Мне нужно купить подарок для…
Услышав дорогое ее сердцу имя, Эмили кинула взгляд в сторону барной стойки. Оливер, словно почувствовав, что на него смотрят, повернулся и помахал ей рукой. Эмили расплылась в улыбке и помахала в ответ.
— Эмили…
— Да? — рассеянно протянула она.
Эмили не раз вспоминала их разговор в «Пеликане» и слова Сэма об Оливере, которые звучали как предостережение. Ей показалось, что и сейчас он собирается сказать нечто подобное.
— Сэм! — воскликнула она. — Умоляю, не надо начинать все сначала.
— Мне нужно купить подарок для сестры, — сказал он, сделав вид, что не понимает ее возгласа.
— Между нами ничего нет, — упрямо продолжила Эмили. — Мне бы очень хотелось, но, увы — я не интересую Оливера.
Сэм с удивлением посмотрел на Эмили и горько рассмеялся.
— Подожди, пара дней — и он будет у твоих ног. Оливер просто не отличается быстротой реакции.
— О какой реакции ты говоришь?
— Поверь, я очень хорошо знаю Оливера. И знаю — он любит преодолевать препятствия.
— А мне казалось, вы были друзьями, — грустно сказала Эмили.
— Были, — согласился Сэм, — когда-то мы были друзьями.
— Тихо, — зашипела Эмили. — Он возвращается.
Но Сэм, к величайшему неудовольствию Эмили, выбрав самый неподходящий момент, взял ее за руку и мягко сказал:
— Не сердись. Обещаю, больше я не скажу ни слова. Как ты решишь, так и будет.
Эмили выдернула руку из ладоней Сэма, надеясь, что Оливер ничего не заметил. Но когда он поставил перед Эмили новую порцию водки с тоником, протянул Сэму бутылку пива и, слегка ударив по ней донышком своей бутылки, провозгласил тост, Эмили поняла, что действовала недостаточно быстро.
— За удачное путешествие, — с усмешкой сказал Оливер.
С этого момента он словно перестал замечать Эмили, полностью переключившись на Сэма. Оливер засыпал его вопросами о питомнике, потом погрузился в воспоминания детства, то и дело восклицая: «А помнишь, как мы…» — дальше следовал рассказ о каком-нибудь забавном случае и взрыв неудержимого хохота. Сэм несколько раз пытался вовлечь в разговор и Эмили, но не успевала она сказать и двух слов, как Оливер тут же припоминал новую историю, и Эмили снова замолкала.
«Похоже на наказание, почти бойкот». Она одним глотком допила водку с тоником и поднялась из-за стола.
— Все, я ухожу. Сэм, если тебе понадобится моя консультация насчет подарка, — официальным тоном заявила Эмили, — ты знаешь, где меня искать.
Она ткнула пальцем в сторону ярко освещенных витрин и направилась к выходу.
«Нет, Сэм, посиди со мной. Мы ее потом догоним», — услышала она за своей спиной слова Оливера.
Эмили зашла в книжный отдел, купила новый роман Крис Манби «Семь солнечных дней», затем перешла в секцию беспошлинной торговли и бесцельно побрела вдоль полок, заваленных разными безделушками. В одной из зеркальных панелей Эмили увидела собственное бледное лицо. Она выхватила из сумочки пудреницу, быстро обмахнула лицо кисточкой и взялась за тушь для ресниц.
«Почему Оливер вдруг рассердился? — Эмили рассеянно водила щеточкой по ресницам. — Как большой ребенок — избалованный и капризный. В чем дело? Неужели он действительно ревнует к Сэму?»
— Не представляю, как ты управляешься с этим, не глядя в зеркало, — раздался у нее за спиной голос Сэма.
«Ой!» — Эмили подскочила от неожиданности, рука дрогнула, на щеке появилась длинная черная полоса, похожая на боевой шрам.
— Неплохо получилось, — похвалил Сэм. — Удивительно, какого правдоподобия можно добиться с помощью обычной туши.
Эмили принялась яростно тереть щеку кулаком.
— Ну как, все? Ничего не осталось?
— Есть немного. — Сэм осторожно провел большим пальцем по щеке Эмили. — Вот теперь все. И не позволяй Оливеру портить тебе настроение. Иногда он ведет себя как последний негодяй.
— По-моему, твое присутствие его раздражает. А, тебе так не показалось?
— Нет, — Сэм покачал головой, — дело, скорее, в тебе, а не во мне. И раздражение тут ни при чем. Он переживает совсем по другому поводу.
— Откуда ты знаешь?
— Я слишком давно и хорошо знаю Оливера, — вздохнул Сэм. — Давай больше не будем о нем говорить. По крайней мере, пока оставим эту тему.
— Согласна, — кивнула Эмили. — Давай лучше поговорим о Мажин. Чудесное место, тебе очень понравится.
— Привет. — В просвете между полками показалось лицо Кэтлин.
— О, привет! — воскликнула Эмили.
— А куда вы дели Оливера?
От Сэма не укрылись сердитые нотки в голосе Кэтлин и неодобрительный взгляд, брошенный в его сторону.
— Остался в баре, — сказал Сэм. — Они с Холли решили выпить по стаканчику.
— А я думала, что он повел в бар тебя, — обратилась Кэтлин к Эмили, пропустив мимо ушей объяснения Сэма. — Холли собиралась купить солнечные очки, я надеялась найти ее здесь.
— Нет, здесь ее точно нет, — сказал Сэм. — Она в баре вместе с Оливером.
— Черт побери, — пробормотала Кэтлин и вышла из магазина.
Сэм посмотрел ей вслед, потом перевел взгляд на Эмили и с трудом удержался, чтобы не хлопнуть себя ладонью по лбу: он вдруг понял, какой спектакль перед ним разыгрывается и кто главный режиссер пьесы. Холли, а вполне возможно, и Леон, тоже участвуют в заговоре. И надо же, по иронии судьбы, из всех друзей Оливера они выбрали на роль зрителя именно Сэма.
В самолете Эмили опустилась на свое место и выглянула в проход. Холли, вцепившись обеими руками в большую дорожную сумку и ловко подталкивая ее при каждом шаге коленом, пробиралась между креслами. Дойдя до Эмили, она ласково ей улыбнулась, но не остановилась, а заковыляла дальше и села рядом с Сэмом.
Если Холли сидит с Сэмом, принялась вычислять Эмили, а Кэтлин, естественно, сядет рядом с Леоном — она вытянула шею и увидела, что они уже заняли свои места в конце салона, — то иных вариантов не остается: ее соседом будет тот мужчина, что шагает вдоль прохода.
Оливер закинул сумку и пиджак на верхнюю полку и скользнул в кресло рядом с Эмили.
— Я думала, что буду сидеть с Холли или с Кэтлин, — сказала Эмили.
— А я надеялся, что моей соседкой окажется Николь Кидман.
— Да, ничего не скажешь — приятное было бы соседство, — улыбнулась Эмили.
— Ну, одно хорошо: ты не мечтала взять в попутчики Сэма.
— Пожалуйста, не надо. — Эмили отвернулась к окну и уставилась на крыло самолета.
Одного взгляда на слишком тонкое, с точки зрения Эмили, крыло было достаточно, чтобы сердце, которое бешено колотилось в груди с той самой минуты, как Оливер сел рядом, вдруг подскочило, застряло в горле и вообще перестало биться.
— Я счастлив, что вместо Кидман вижу тебя, но мне горько слышать, что ты предпочла бы провести время в компании Холли и Кэтлин. Разве с ними веселее?
— Нет, — пролепетала Эмили, — с ними не так страшно. Они держат меня за руку при взлете, а при посадке позволяют кусать их за пальцы.
— О, пожалуйста, я весь к твоим услугам — можешь обглодать меня до костей. — Оливер уронил свою руку на колени Эмили, явно наслаждаясь игривым разговором. — Ну, покажи, как сильно ты умеешь кусаться.
Эмили оцепенела — отпуск еще не начался, а романтические сцены, которые она робко рисовала в своем воображении, уже начали превращаться в реальность. У нее было несколько секунд, чтобы решить: продолжать начатую игру или отступить.
— Оливер! — Эмили произнесла его имя и смолкла, не зная, что сказать дальше. Она опустила глаза, посмотрела на лежащую у нее на коленях руку с короткими сильными пальцами и ухоженными розовыми ногтями — даже в шутку Эмили не могла бы взять эту руку и впиться в нее зубами.
Она аккуратно переложила конечность ему на колени, гордо отказавшись принять самопожертвование Оливера.
— Уф, спасен, — выдохнул он.
Самолет качнулся и плавно покатил по взлетной полосе. Шум мотора и вибрация постепенно нарастали, и одновременно лицо Эмили вытягивалось и становилось все бледнее и бледнее.
— Иди ко мне. — Оливер обнял ее за плечи и притянул к себе. — Испугалась? — Эмили кивнула. — Бедняжка. А в аэропорту ты совсем не волновалась.
— Там под ногами была твердая почва, — пробормотала Эмили и, мягко отстранив Оливера, откинулась на спинку кресла.
Самолет взревел моторами и ускорил бег.
— Ну же, не стесняйся, кусни меня за палец, — предложил Оливер.
— Прекрати. — Эмили выдавила улыбку. — Лучше поговори со мной, чтобы я могла отвлечься.
— Хорошо. — Оливер на секунду задумался. — Итак, когда испуг переходит в панический ужас — при взлете или при посадке? Или ты начнешь кричать во время полета?
— Господи, не мог бы ты выбрать для беседы какую-нибудь другую тему?
— Ладно, сейчас придумаем.
Из динамиков послышалось шипение и потрескивание, огни на табло в конце салона вспыхнули, мигнули и снова погасли. Эмили видела, как шевельнулись закрылки. Экипаж проводит последнюю проверку перед взлетом, решила она, и приходит к выводу, что все системы работают нормально.
— И умоляю, никаких статистических данных, — слабым голосом попросила Эмили: — Про то, что переходить дорогу гораздо опаснее, чем летать на самолете, и про то, что у меня больше шансов выиграть в лотерею, чем угодит в авиакатастрофу, и про благоприятные астрологические прогнозы — не надо.
— Ну, если передо мной стоит задача отвлечь тебя разговорами, я буду действовать иным, гораздо более эффективным способом, — заявил Оливер.
Огни на табло вновь вспыхнули. Эмили закрыла глаза и вжалась в кресло.
— Эмили, моя прекрасная Эмили, — проникновенно начал Оливер, — все эти восемь лет, что прошли со времени нашей первой встречи, я не переставал думать о тебе.
«О боже!»
Эмили забилась в угол к самому окну — если бы не ремень безопасности, она бы вскочила со своего места.
— Очень мило. На иную реакцию я и не рассчитывал.
— Но, Оливер… — Эмили посмотрела на него из своего угла. Ей хотелось крикнуть: «Не верю! Не могу поверить — ты сказал это, наконец-то, через восемь лет. Я тоже думала о тебе и ждала только тебя одного».
— И перестань улыбаться, — сказал Оливер. — Я делаю признание, а ты улыбаешься.
— Я не улыбаюсь. У меня лицо перекосило — это выражение называется «шок».
— Не шути так, — с нажимом сказал Оливер. — Я говорю совершенно серьезно. — Он понизил голос и перешел на жаркий шепот: — Я никогда не переставал восхищаться тобой, с первой же секунды, как только увидел тебя на пляже — юную шестнадцатилетнюю девушку, я помню каждое твое движение, каждый жест, каждое сказанное тобой слово и… и потрясающее розовое бикини. Знаю, знаю: ты мне не веришь. Ты все забыла, все осталось в прошлом, сейчас ты видишь во мне только друга… — Оливер смолк и впился в Эмили взглядом. Она смотрела на него в немом изумлении. — Понимаю, тебя удивляет мое признание. Возможно, оно тебе даже неприятно. Но, пожалуйста, выслушай меня. — Теперь в голосе Оливера послышалось неподдельное волнение, почти мольба: — Я не нахожу себе места. С тех пор как вернулся, я искал случая поговорить с тобой. Прости, мне, наверное, не следовало вот так обрушиваться на тебя, но у меня больше нет сил молчать. Я должен сказать о своих чувствах.
— Оливер, — одними губами произнесла потрясенная Эмили.
— Нет, нет, дай мне договорить. Я слишком долго ждал подходящего момента. Я шел к Кэтлин, зная, что ты тоже будешь там, и надеялся объясниться с тобой. Но почему-то ничего не вышло. Мы были в крохотной квартирке и все же ни разу не оказались вместе в одной комнате. Ты словно избегала меня. Почему? Я хотел сказать…
— Оливер, — Эмили задохнулась от переполнявших ее чувств. Она открыла рот, собираясь произнести свою реплику: «Я тоже думала о тебе и ждала только тебя одного», но запнулась, увидев в окне напротив клубящиеся облака, — оказывается, самолет давно взлетел, а Эмили даже не заметила.
— Я хотел сказать, — Оливер перестал шептать и повысил голос, в котором больше не было нежности и мольбы, — может быть, тебе стоит почитать книгу «Страх полета». Не читала? Жаль, отличная вещь. Мы могли бы обсудить ее и вообще — поговорить о литературе. Самая подходящая тема во время долгого путешествия.
— Вот придурок! — На этот раз Эмили задохнулась от возмущения и гневно уставилась на Оливера. — Надеюсь, ты не думаешь, что я серьезно отнеслась к твоей глупой болтовне? Ха, ха, ха, я с самого начала не верила ни одному твоему слову!
— Но мой метод сработал! А, сознайся?! Ты не боялась, да ты даже не заметила, как мы взлетели.
— Оливер, ты невыносим! — отрезала Эмили и бессильно откинулась в кресле.
Она не сердилась, единственным чувством было облегчение, какое испытывает человек, избежавший ужасного позора: «Слава богу, я ему ничего не ответила».
— Почему? — Оливер сделал невинные глаза. — Почему я невыносим?
— Потому что ты клоун, разыграл настоящий спектакль. И надо сказать, был очень убедителен — столько подробностей и тонких деталей. Впредь буду знать: Оливер — врун и подлый обманщик.
— Я тонкий психолог. У меня же все получилось — ты прекрасно себя чувствуешь, правда немного злишься, но зато тебе не страшно. Полагаю, человек не может одновременно бояться и сердиться.
— Я не сержусь. Но мне не нравится, когда шутят такими серьезными вещами.
— А кто сказал, что я пошутил?
О нет, опять все сначала!
— И в мыслях не было. Я действительно восхищаюсь тобой. Но ведь ты мне не веришь, и никогда не поверишь.
— Теперь, после твоей выходки — никогда!
В прошлом бесконечное подтрунивание друг над другом было для них привычным стилем общения. Еще год назад Оливеру ни за что не удалось бы с такой легкостью провести Эмили. Теперь же в их отношениях произошла какая-то неуловимая перемена. Невинные слова и жесты приобрели новый смысл, само упоминание их имен, поставленных в один ряд — Оливер и Эмили, — звучало, как намек: между ними, возможно, нечто большее, чем просто дружба. Два раза Эмили поднимала голову от книги и ловила на себе взгляд Оливера; сама же она вдруг осознала, что исподтишка посматривает на его мускулистую руку и широкое запястье, где красовались золотые часы фирмы «Брайтлинг» вместо привычных «Своч», которые Эмили так хорошо помнила. Ее узкая ладонь и тонкие пальцы замечательно смотрелись рядом с массивной кистью Оливера. Они сидели рядом в тесных самолетных креслах и при каждом движении невольно задевали друг друга локтями и коленями. Эмили был уверена, что Оливер так же остро, как и она, чувствует их случайные прикосновения.
Эмили пробовала читать, но не могла понять ни строчки — в ушах настойчиво звучал голос брата. Она вспомнила слова Артура: «Перестань постоянно думать о том, что произойдет в будущем и к чему приведут те или иные отношения. Всему свое время, никуда твое будущее от тебя не денется — придет, тогда все и узнаешь». Вновь и вновь прокручивая в уме наставления брата, Эмили пришла к выводу, что с ней случился очередной приступ паники. Она жуткая трусиха, поэтому и боится поверить в искренность признания Оливера.
Отныне мой девиз: «Живи сегодняшним днем и получай от жизни максимальное удовольствие!» — твердо решила Эмили.
Путешественники собрались возле транспортера в зале выдачи багажа. Пока они высматривали свои сумки и рюкзаки, Холли взяла Кэтлин под руку и заявила, что надо сходить за тележкой. Как только они отошли на достаточное расстояние, Холли выложила подруге последние сенсационные новости: во время полета у них с Сэмом произошел очень непростой разговор. Холли сделала многозначительное лицо и страшно выпучила глаза.
— Ты ему рассказала! — Кэтлин вытянула шею и зашипела, как змея, которой отдавили хвост.
— Да, рассказала! — со слезой в голосе произнесла Холли. — Я бы никогда не завела этот разговор, но Сэм первый начал. Он и сам обо всем догадался.
— И, естественно, идея показалась ему великолепной, — с горьким сарказмом процедила Кэтлин.
— Увы, нет.
Девушки остановились возле площадки, где выстроилась длинная вереница багажных тележек. Холли пошарила в карманах, выгребла горсть монет и, отсчитав два евро, заплатила за тележку.
— Он знает, что Эмили девственница? — спросила Кэтлин.
Холли утвердительно кивнула.
— Теперь знает.
— Полагаю, он был сражен наповал.
Холли пожала плечами.
— Сэм был слегка удивлен. В конце концов, это и вправду несколько необычно. А потом, как мне показалось, обрадовался. Сказал, что если до сих пор Эмили устояла перед множеством других Оливеров, то почему она должна упасть в объятия нашего красавца?
— А ты объяснила, чем наш Оливер отличается от других?
— Ну да, объяснила.
— И что? — Кэтлин нетерпеливо дернула Холли за рукав. — Что он думает по этому поводу?
— Передаю дословно: «Интересно, насколько близко Эмили должна подойти к Оливеру, чтобы понять, как жестоко она ошибалась?»
— M-м, — протянула Кэтлин, что-то вычисляя и прикидывая. — По крайней мере, он сам понимает суть проблемы — уже неплохо.
Холли взялась за тележку.
— Подожди, — остановила ее Кэтлин. — Давай тут постоим. Мальчики и без нас справятся. Вернемся, когда они получат багаж.
— Нет. Пойдем назад, только очень медленно. Если нас долго не будет, Эмили может заподозрить неладное.
— Это ты должна была заподозрить неладное еще до того, как надумала приглашать Сэма. Гениальный выбор, — фыркнула Кэтлин, — особенно если вспомнить о цели нашей поездки.
— Да знаю я, знаю, — отмахнулась Холли. — Рейчел предупреждала нас…
— Рейчел высказывала предположение: возможно, Эмили нравится Сэм, но никто не знал, что он влюблен в нее по уши. Ха, его можно понять, — Кэтлин подтолкнула Холли локтем. Они обе издалека посмотрели на свою протеже: Эмили, высокая и стройная, с густыми, доходящими до плеч золотисто-каштановыми волосами, была неотразима. — Лакомый кусочек, — хихикнула Кэтлин. — Сэм, естественно, положил на девушку глаз, но не видит, насколько малы его шансы. Во всяком случае, до тех пор, пока Эмили не «прозреет» в отношении Оливера. Может быть, стоит подключить к операции и Сэма — в качестве окулиста, чтобы помог бедняжке снять розовые очки, — вполголоса пробормотала Кэтлин.
— Именно это я и предложила Сэму, — живо откликнулась Холли.
— А он, как он воспринял твою идею?
— Ну, особого восторга я не заметила. Сэм знает, что Эмили без ума от Оливера, но наш план свести их вместе ему не понравился.
— Ясное дело — не хочет отдавать Оливеру право «первого выстрела».
— Да, наверное, так и есть, — вяло согласилась Холли. — Но, честно говоря, хотя мы и выбрали Оливера на роль Мистера Совершенство, мне кажется, было бы здорово, если бы его место занял Сэм.
— Та-ак, — с подозрением протянула Кэтлин. — Каких еще глупостей ты наслушалась от Сэма?
— Он спросил, какова была бы реакция Эмили, узнай она о нашем заговоре.
— Она бы разгневалась, — предположила Кэтлин. — Чуть-чуть.
— Сэм считает, мы не должны подталкивать Эмили к таким поступкам, которые, как нам хорошо известно, противоречат ее принципам.
— Мы ее подталкиваем! — воскликнула Кэтлин. — Конечно, если рассказать Эмили о нашем сценарии, она придет в дикую ярость, но потом, когда-нибудь, поймет, что мы способствовали ее счастью, и будет благодарна нам до конца жизни. — Кэтлин рывком остановила тележку. — А что, собственно, такого ужасного мы сделали? Подумай сама — я пригласила ее на вечеринку, а ты организовала поездку в горы. Ну и кто осмелится обвинить нас в коварных замыслах и тайном сговоре? Мы же не предлагаем ей никаких liaisons dangereuses. Напротив, действуем как ее самые близкие друзья с самыми что ни на есть благими намерениями. Послушай, Холли, ты опять морочишь себе голову разной ерундой: ах, Эмили девственница, ах, она такая чувствительная и ранимая. Сэм, впрочем, тоже заблуждается на ее счет.
— Поехали, — не размыкая губ, процедила Холли. — Эмили смотрит на нас. Давай же, толкай эту чертову тележку. Потом поговорим.
— О чем? — Кэтлин пожала плечами. — По-моему, говорить больше не о чем. Что сделано, то сделано. Мы больше не властны над ситуацией. Чему суждено быть, того не миновать. Теперь все зависит только от самой Эмили и от Оливера, — Кэтлин задумчиво пожевала губу, — и от Сэма.
Несмотря на черепаший ход, они уже почти дошли до зала выдачи багажа. Холли, уставившись в пространство, скривила рот и торопливо прошептала:
— Сэм сказал, что мы выбрали неудачный момент. После разрыва с Несси Оливер не станет искать долгих и прочных отношений. Максимум, на что он готов, — это бурный и ни к чему не обязывающий роман, просто чтобы повеселиться и хорошо провести время.
— Он и при Несси не упускал случая повеселиться на стороне. — Кэтлин повернулась и в упор посмотрела на Холли. — Он сам мне рассказал, сегодня, после того, как мы встретили эту, как ее… Мирабел.
— Боже, так что же мы делаем? — начала обескураженная Холли. — Может быть, Оливер совсем не тот, кто ей нужен?
— Ну уж нет! — с нажимом сказала Кэтлин. — Отступать поздно. Все, что нужно Эмили, — это избавиться от наваждения под названием Оливер. — Произнося свой приговор, она смотрела на Эмили. Когда их взгляды встретились, Кэтлин изобразила на лице смешную гримасу: «Наша-болтушка-Холли-сведет-меня-с-ума». — И что из того, если их роман не пойдет дальше банального «переспали-разбежались»?
— Но это было бы настоящей катастрофой!
— Почему? Это было бы довольно забавно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза

Разделы:
123456789101112131415161718Эпилог

Ваши комментарии
к роману Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луиза



Интересно, почему здесь нет еще комментариев? Роман просто фантастически интересный, оторваться невозможно!!!!!
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаЕлена
8.03.2013, 22.26





Да ну...мне не понравилось, гл.героиня страдает фигней, и не видит любовь у себя под носом. Не люблю такие романы.
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаК
8.03.2013, 23.57





В начале еще пытаешся найти смысл, после пролистваешь по 10 страниц, еще никогда так не разочаровывалась,г героиня не простро страдает фигней, а еще и отличается слабоумием, 8 лет ждать и быть слепой, и за один вечер прозреть. Жаль потраченного времени.
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд Луизак
9.03.2013, 5.16





Если честно на полное прочтение роман не вдохновляет...так перелистала..не захватил и вряд ли запомнится...
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаЕва
10.07.2013, 20.32





Невероятная, потрясающая, фантастическая книга с захватывающими сюжетными поворотами! Автор - умница!
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаАделаида
6.03.2016, 17.52





Мне роман понравился - 8 баллов. Однако, явно чувствуется различие между европейским и СНГ-шным менталитетом. Полагаю, что наша 25-ти летняя соотечественница-девственница не сообщала бы всем и каждому о своем статусе, а молчала бы в тряпочку ну или сочиняла бы всякие истории. В противном случае на нее начался бы сезон охоты кобелей. Кроме того, меня возмутил треп героя, ставшего свидетелем-участником сцены с осой в магазине, пусть даже с братом героини. Ну а юмор, определенно пошел роману на пользу.
Шесть причин, чтобы остаться девственницей - Харвуд ЛуизаНюша
8.03.2016, 0.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100