Читать онлайн Фундамент для сумасшедшего дома, автора - Хартвик Синтия, Раздел - Глава 67 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фундамент для сумасшедшего дома - Хартвик Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фундамент для сумасшедшего дома - Хартвик Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фундамент для сумасшедшего дома - Хартвик Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хартвик Синтия

Фундамент для сумасшедшего дома

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 67
ЕЩЕ БОЛЕЕ УЖАСНЫЙ ВЕЧЕР

Пребывая где-то между диким возбуждением и абсолютной паникой, мы обсудили, какую подготовительную работу должны провести.
Милт отвез меня к родителям и на моей машине уехал на завод встретиться с Харви Деттермейером. Харви долгое время был правой рукой Джейкоба Халворсена, владельца завода. Он был прекрасным администратором, но вряд ли лидером. Смогут ли они спеться с Милтом, чтобы успешно руководить восстановлением завода?
Я же по просьбе матери стала помогать ей готовить особый обед для отца. Разумеется, я немного знала, что происходит в моем семействе в последние годы. Я знала, что отношения между моими родителями разладились, а в последнее время совсем испортились. Но так происходило сейчас почти во всех семьях Ларксдейла, связанных с заводом.
Только сейчас, чистя картошку вместе с матерью, я вдруг обнаружила, что отец практически ничего не знает о том, что произошло за последние семь лет с женским клубом. Когда я спросила, с чего это вдруг мы готовим сегодня любимые блюда отца, мать как-то странно на меня посмотрела.
– Мне просто хочется немного поднять ему настроение, прежде чем мы начнем разговор о нашем великом проекте, – неуверенно ответила она.
– Мам? А как много папа знает о деятельности клуба? – вдруг спросила я с адвокатской подозрительностью.
– Он знает, что… ну, не очень много, я думаю.
– Мама, разве это не глупо?
– Я собираюсь ему все рассказать после обеда.
– Ты позвала меня на помощь?
Мать виновато посмотрела на меня и кивнула.
Вряд ли она выбрала удачное время. Жизнь отца, с тех пор как завод перешел в руки корпорации, покатилась под уклон. Сейчас это был пятидесятисемилетний начальник среднего звена, работа которого висела на волоске. Таких седых уволенных работников, которые судорожно пытались переквалифицироваться, посещая различные курсы, в стране в те годы была целая армия.
Различия между родителями быстро росли. Отец был менеджером, который только что практически потерял работу. А мать самостоятельным миллионером и единственной, кто мог спасти их брак. Конечно, ей повезло, а ему нет. Но он трусливо прятал голову, стараясь не замечать очевидных перемен в доме. А она, со своей стороны, поддерживала его иллюзии, подыгрывая ему из жалости. Для того чтобы все стало на свои места, им предстояла нелегкая работа.
Весь декабрь, когда завод трясло и его работа умирала, отец по-прежнему приходил домой по вечерам как ни в чем не бывало, бросал портфель на столик в прихожей и спрашивал: «Дорогая! Что там с обедом?» Таким тоном он никогда бы не обратился к официантке.
Я понимала, что он расстроен и растерян. Старый общественный уклад, когда мужчина пять дней в неделю работает на семью, а приходя домой, рассчитывает, что его обслужат по всем правилам, рушился прямо на его глазах. Как будто кто-то специально издал новый указ, повелевающий мужьям и женам поменяться местами. Он со страхом смотрел на свою удачливую жену, как заблудившийся путешественник, мысленно составляющий гневное письмо редактору, допустившему ошибку в путеводителе.
Мать была в лучшей позиции. Но события разворачивались слишком стремительно, а привычка к старому укладу так въелась в кровь, что ей было трудно перестроиться и завести новые отношения в доме. Пока завод еще не был продан, отцу можно было что-то объяснить по-хорошему. Она должна была действовать быстро и решительно, но время было упущено.
Мать надеялась, что их семейную жизнь еще можно наладить, вызвав сейчас отца на откровенный разговор. На ее взгляд, вопрос о его будущем был решен наилучшим образом. Милт, который планировал сфокусировать внимание на выпуске новой программы защиты, нуждался в руководителе, который бы взял на себя налаженное производство электронных кассовых аппаратов нового поколения. В дальнейшем планировалось разделить новые и старые производства вообще. Отец, который действительно был хорошим инженером и менеджером, мог остаться на старой линии или переквалифицироваться при желании на новую.
Правда, для этого ему пришлось бы изучить современные технологии и массу новых станков.
Женщины смягчали плохие новости хорошей едой, начиная с сотворения мира.
«Посмотри, милый, какой хороший прожаренный кусочек мамонта! Да, кстати, ледник накрыл половину нашей стоянки, и все погибли!»
Вкусная еда на протяжении тысячелетий служила отличной упаковкой для плохих новостей, как сладкая оболочка сейчас скрывает горькие пилюли.
Так что идея матери смягчить сердце отца супом-пюре из брокколи, любимыми куриными котлетами с картофельным пюре и салатом с тунцом, перед тем как перевернуть его мир с ног на голову, была совсем не новой. Моя роль заключалась в том, чтобы приятными разговорами сделать этот переворот не таким головокружительным.
Я старалась как могла. Это вряд ли можно было назвать приятной беседой. Приятных бесед в этом доме не велось уже очень давно. Но мы все же поговорили о викингах, о положении в мире и трудностях современной экономики, пока съели суп, котлеты и большую часть салата.
Но когда я решила отнести тарелки на кухню, а мать поставила на стол шоколадный кекс, я мимоходом сообщила отцу, что Милт в городе.
– Милт, правда? – просиял отец. – Вот хорошая новость! Что привело его сюда? – с надеждой спросил он, внимательно изучая меня.
– Ох, – ответила я, покраснев. – Мама расскажет тебе об этом сама. Мне надо просмотреть газеты.
Я взяла тарелку со своим куском кекса и быстренько улизнула в гостиную.

***

Первый раз в жизни я даже не надкусила свой любимый кекс. У меня начисто пропал аппетит, так сильно я нервничала.
У меня вдруг возникло безумное желание позвонить Милту. Я бы даже согласилась выпить рыбий жир, если бы это могло помочь моим родителям.
В общих чертах я знала, что мать собирается сказать отцу. Только много позже я узнала детали. Пока я слышала приглушенные голоса и какой-то шум в кухне.
План матери состоял в том, чтобы пригласить отца помочь спасти завод. У него была светлая голова, он знал завод, и ему доверяли рабочие.
Увы, все оказалось не так просто. Времена безвозвратно изменились. Вместо того чтобы прижаться своей симпатичной головкой к плечу отца и, подняв на него восторженные глаза, говорить ему, какой он умный, мать стала донимать его вопросами по поводу объема продаж, нормативов времени и труда, скорости внедрения новых проектов, и так далее. Она ждала от него помощи, но не руководства.
Их разговор стал катастрофой. Отец, который вырос на заводе и обожал свою работу, вскочил на ноги и сказал ей, что дела завода касаются только его и нечего ей совать нос не в свое дело. Когда мать ему все объяснила и он наконец поверил, что женщины действительно хотят купить завод, он просто впал в ярость.
Он не мог перекроить себя так сразу. Он умел в жизни только давать, а не брать. Разумеется, он имел право на бурное проявление чувств. Судьба сыграла с ним на старости лет злую шутку. Но истинной причиной его гнева была все-таки не потеря работы. Одно сознание того, что мать и ее подруги могут теперь нанять его на работу, перевернула весь его устойчивый мужской взгляд на мир. Как будто судьба посмеялась ему в лицо. И этот дьявольский смех был, представьте себе, женским! Это было больше, чем он мог вынести.
Отец выкрикивал сначала что-то нечленораздельное, потом замолчал вообще. И чем больше он успокаивался, тем больше входила в раж моя мать. Их роли перепутались окончательно. Она-то думала, что он относится к ней как к равной. Она как другу протянула ему руку помощи. Она с таким уважением относится к его уму и опыту, а он видит в этом только ущемление своих мужских прав и желание занять его место!
В конце, полностью потеряв самоконтроль, она вдруг услышала, как выкрикивает ему ультиматум: «Или ты поможешь нам спасти город, или можешь развестись со мной, если ты такой упрямый осел!»
Я услышала ее торопливые шаги, когда она выбегала из кухни. Потом тяжелые шаги отца, которые приближались к гостиной.
Когда он вошел, я не знала, чего он от меня ждет. Утешения, сочувствия, любви? Помощи в примирении с мамой? На вид он не был таким уж рассерженным. Скорее взволнованным, обиженным и очень постаревшим.
Но мы с матерью знали правду. На этой стадии уже ни чувства отца, ни наши чувства не имели никакого значения.
И все же я приготовилась быть с ним настолько мягкой, насколько смогу.
При этом я чувствовала, как где-то внутри меня растет возмущение. В самый тяжелый момент, когда нам так нужна его помощь и поддержка, он погряз в своих разочарованиях и обидах. Отец, который всегда приходил на помощь братьям, занимался с ними спортом, уроками, поддерживал их во всем, никогда не делал этого для нас с матерью. Он был добрым, честным и очень порядочным человеком, но только на своих условиях. Отец работал сверхурочно, чтобы оплатить мои занятия танцами, но, если я просила научить меня играть в бейсбол, делал вид, что просто не слышит. На него нападала необъяснимая, непробиваемая глухота, как бы громко я ни кричала.
Вот почему я знала, что ничем не могу ему сейчас помочь. Он просто меня не услышит, как обычно.
Отец постоял немного посреди комнаты и сел в свое большое кресло, развернув его к дивану.
– Объясни мне, ради бога, что происходит с твоей матерью?
– Что ты имеешь в виду? – осторожно спросила я.
– Она носится с каким-то безумным планом купить завод, – презрительно бросил отец.
– Я не считаю, что он безумный. Как бы то ни было, это лучший план, который мы смогли придумать. Если ты предложишь иной, она с удовольствием выслушает тебя. Если нет, то просто помоги ей, поддержи ее. Мы очень нуждаемся сейчас в твоей помощи, папа.
– Значит, теперь вы вдвоем объединились против меня?
– Против тебя? – изумилась я.
– А разве не ты мне сказала, что вы предлагаете мне свою помощь?
– Я сказала не это. Это лишь то, что ты хотел услышать. И ты прекрасно сам это знаешь. Сейчас это не самое главное, понимаешь? Это… – Я была так расстроена, что украла чужую реплику. – Это как в «Крестном отце». «Здесь нет ничего личного, только бизнес».
Мне было стыдно, что я воспользовалась ответом бессовестного Вика Картера. Но я была так расстроена, что ничего не смогла сама придумать. А мне так хотелось, чтобы отец выслушал меня.
. Мы никогда с ним не ругались, за исключением тех очевидных случаев, когда я в детстве совершала что-то плохое и он меня справедливо наказывал. Я всегда просила прощения, зная, что виновата. Но сегодня я не чувствовала за собой никакой вины. Виной всему были экономический кризис, гордость и предрассудки отца. Что ж, если он хочет битвы, я готова к ней.
Отец прекрасно почувствовал это.
Он даже угрожающе поднялся с кресла. Да, это мой отец, который никогда не поднимал на меня руку, но он был твердым, сильным мужчиной и сейчас гневался.
– Какого черта ты еще хочешь от меня? Ты хотела научиться танцевать? Я разрешил тебе. Ты хотела закончить колледж? Я не протестовал. Ты захотела стать юристом? Пожалуйста!
Я тоже встала.
– Чего я хочу, папа? Мы пытаемся спасти твою задницу, как ты этого не понимаешь? И я хочу, чтобы ты хотя бы сказал нам за это «спасибо». А еще больше хочу, чтобы ты помог нам в этом.
Помимо приступа глухоты, на отца напала и немота. Я так и не дождалась от него ответа. Вместо этого отец просто молча, вышел из комнаты. Я слышала, как он тяжело поднимается по лестнице и ходит туда-сюда по своей комнате. Затем хлопнула дверь наверху, и через некоторое время он вернулся, спускаясь еще тяжелее и медленнее. Он нес с собой чемодан.
Отец позволил себе только с силой захлопнуть за собой входную дверь.

***

После резких эмоциональных скачков пережитого дня у меня внутри как будто что-то оцепенело. Почему-то подумалось: как жаль, что у нас нет в этом году елки в гостиной. Я с тоской уставилась в угол, где она обычно стояла. Это было хуже, чем ностальгия, это было очень болезненное ощущение утраты. Из-за каких-то глупых предрассудков!
Мать проскользнула в гостиную и, заметив мой взгляд, сразу поняла, о чем я думаю.
– Не думай об этом, – тихо сказала она. – Нам надо срочно идти на заседание. Ступай наверх и оденься потеплее. Да поможет нам бог!
Я на мгновение крепко обняла ее за плечи, затем покорно пошла выполнять то, что мне было приказано. Пока я спускалась и надевала пальто в прихожей, мать ждала меня на пороге.
Ее глаза блестели, руки дрожали, но в основном она держалась молодцом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фундамент для сумасшедшего дома - Хартвик Синтия



люди! я в восторге! это очень хорший роман! читала на одном дыхании.читайте!
Фундамент для сумасшедшего дома - Хартвик Синтиялюдмила
19.10.2012, 1.06





Отлично.
Фундамент для сумасшедшего дома - Хартвик СинтияСкептик
8.05.2015, 19.46





Немного наивный, но весьма добродушный роман. Любовной линии, собственно, нет, просто описание многих жизненных ситуаций и разное поведение людей, но послевкусие от прочтения приятное: 7/10.
Фундамент для сумасшедшего дома - Хартвик Синтияязвочка
15.05.2015, 12.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100