Читать онлайн Пепел и экстаз, автора - Харт Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пепел и экстаз - Харт Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пепел и экстаз - Харт Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пепел и экстаз - Харт Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харт Кэтрин

Пепел и экстаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 21

На смену июню пришел июль, однако Салли все еще оставалась в Чимере. Она вернула себе расположение Рида, полностью изменив свою тактику и став слащавой до тошноты. Свое прежнее поведение она объясняла тем, что у нее расшатались нервы из-за пережитого, но с этим, уверяла она, было теперь покончено.
В то время как Салли наконец оправилась от своей странной болезни, у Кэтлин появились первые симптомы хорошо знакомого ей недомогания. Каждое утро, едва проснувшись, она тут же со всех ног бросалась к помойному ведру, а часом позже таким же образом теряла и свой завтрак. К полудню она уже чувствовала себя прекрасно, если не считать набухших грудей и склонности всплакнуть по любому поводу.
Кэтлин была уверена, что беременна. Но кто же был отцом будущего ребенка — Жан или Рид? Она вспомнила, что последние месячные у нее были за две недели до неожиданного возвращения Рида. После этого она была близка с обоими мужчинами. Так кто из них двоих был ответственен за ее нынешнее состояние?
Какое-то время Кэтлин держала эту новость при себе, сказав обо всем лишь Изабел и Кейт, которые, как она хорошо знала, поймут ее и не осудят.
— Рид придет в ярость! — предсказала Изабел. И надо же было такому случиться именно сейчас, когда он наконец начал смягчаться по отношению к тебе и понимать, что за штучка эта его Салли!
У Кейт тоже были мрачные предчувствия относительно реакции Рида.
— Я вынуждена согласиться с Изабел, девочка. Это сейчас совсем некстати. Если бы только был какой-нибудь способ определить, кто отец!
— Что ты собираешься делать, Кэтлин? — спросила Изабел
— До или после того, как повешусь? — горько пошутила Кэтлин.
— Что? Ты готова даже на это, лишь бы не доставлять Риду неприятностей? — поддела ее Изабел, вызвав у Кэтлин невольную улыбку.
— Ну, думаю, я все же на это не пойду, — проворчала она. — Я никогда не искала легких путей. И все же я пока подожду говорить ему об этом. Мисс Симпсон, слава Богу, наконец-то собирается отправиться в Вашингтон. Я скажу ему о ребенке, когда она уедет.
— Итак, мы все-таки от нее избавимся! — воскликнула Кейт. — Скатертью дорога!
— Разве мне когда-нибудь везло?! Нет, она нас покидает не навсегда, — объяснила Кэтлин. — Она мне сказала, что возвратится недели через две.
— Она собирается навестить своего дядю? — спросила Изабел. — Может, он уговорит ее остаться с ним?
Кэтлин нахмурилась:
— Думаю, там нет никакого дяди. Не могу сказать, почему она туда едет, но будьте уверены, наша нежная мисс Симпсон не такая простушка, какой кажется. Недавно, зайдя в спальню, я увидела, как она роется в ящиках туалетного столика Рида. Когда я спросила ее, что она делает в нашей спальне, она что-то промямлила о поиске чистого носового платка. Естественно я ее тут же выгнала, решив, что она задумала какую-то пакость из ревности. Вчера я застала ее в личном кабинете Рида, где она рылась в бумагах на его столе. На этот раз она сказала, что ее послал Рид принести ему какие-то бухгалтерские книги.
— Ты спрашивала об этом Рида? — поинтересовалась Кейт.
— Да, и он ничего об этом не знал. Я также упомянула тот случай, когда застала ее в нашей спальне. Но когда я сказала, что происходит нечто странное, Рид только рассмеялся в ответ. Он уверен, что из ревности я преувеличиваю и все объясняется лишь излишним любопытством Салли.
— Какая чушь! Да я бы выбросила эту тварь тут же, без лишних разговоров! — воскликнула Изабел.
— У нее определенно что-то на уме, но Рид отказывается в это поверить. Я пыталась убедить его быть осторожнее, особенно в том, что он говорит в ее присутствии, но он не желает меня слушать. Единственное, на что он согласился, так это побеседовать с ней по поводу ее излишнего любопытства.
Не будь Кэтлин так обеспокоена тем, как она скажет Риду о ребенке, предстоящий отъезд мисс Симпсон радовал бы ее намного больше. Она могла бы даже устроить Салли что-нибудь на прощание, чтобы та сто раз подумала перед тем, как решится вернуться в Чимеру, но голова ее в эти дни была занята собственными проблемами.
Однако оставался еще Пег-Лег, который и взял на себя выполнение этой миссии. С самого их приезда в Чимеру попугай обитал на застекленной террасе, так как Рид наотрез отказался поселить его в спальне. Однако на этой террасе семья часто завтракала и даже обедала в особенно жаркие дни, и Пег-Лег не страдал от отсутствия компании.
Утром в день отъезда Салли все они завтракали на террасе. Как обычно, никто, кроме Рида, не обращал на блондинку никакого внимания. Пег-Лег был необычайно разговорчив, а Салли болтала без умолку о своих планах. Мэри, у которой болела голова и которая устала от болтовни как попугая, так и Салли, с раздражением заметила:
— Так как вы двое, похоже, никак не можете остановиться, почему бы вам не поговорить друг с другом и не дать мне немного отдохнуть?
Рид, с изумлением посмотрев на свою обычно невозмутимую мать, рассмеялся:
— Отличное предложение! А ну-ка, Пег-Лег, поздоровайся с Салли!
— Салли? Салли? — скрипучим голосом проговорил попугай и неожиданно для всех заявил: — Красотка Салли за монету готова отдаться всему свету!
Все оцепенели. Первым пошевелился Рид, с шумом выплюнув, чтобы не подавиться, в стоявший на другой стороне стола поднос кофе, который он только что отпил из чашки. Возмущенный возглас Салли тут же потонул в оглушительном хохоте Мэри и Изабел. В следующее мгновение, не в силах долее сдерживаться, захохотала и Кэтлин, да так, что из глаз брызнули слезы.
— Что за ужасная, отвратительная птица! — взвизгнула Салли, вызвав у троих женщин взрыв еще более оглушительного смеха. — Рид! Ну сделай же что-нибудь!
Однако Рид сделал совсем не то, что ожидала от него Салли. До сих пор у него подрагивали лишь уголки рта, но сейчас, при первых же звуках голоса Салли, выдержка ему окончательно изменила и он весь затрясся от смеха. Вскоре у него уже закололо в боку, а он все смеялся и смеялся, не в силах остановиться. И все это время Пег-Лег, восхищенный успехом своей декламации, продолжал повторять в своем углу оскорбительные строчки.
Наконец, совершенно обессиленные, они огляделись и увидели, что Салли исчезла. Порядок наконец-то был восстановлен, и каждый облегченно вздохнул, все еще не глядя на остальных из боязни вновь расхохотаться.
В тот момент, когда Кэтлин все же осмелилась бросить взгляд на Рида, Пег-Лег громко прокричал:
— Господи, помилуй! Ну и дела! Какой ужас!
Мэри фыркнула, мгновенно вызвав цепную реакцию, и вскоре от громкого хохота сотрясался, казалось, весь дом.
— На случай, если это когда-нибудь вновь составит проблему, нет ли у Катлина еще любимцев, подобных Гарри? — спросил Рид с улыбкой.
Прошло несколько дней после отъезда Салли, и сейчас с бокалами шерри они сидели перед обедом на задней веранде, ожидая, когда спустятся остальные и подъедет Кейт.
Пряча улыбку, Кэтлин наклонила голову и расправила юбки.
— У него есть любимая лягушка по имени Квак, а до этого была мышка, которую звали Крошка. К сожалению, недавно Гарри съел Крошку на завтрак.
Рид рассмеялся:
— И как Катлин это воспринял?
— О, он очень сердился на Гарри на какое-то время, — Кэтлин прикусила губу, чтобы не рассмеяться. — Он даже хотел задушить Гарри, но никак не мог найти, где у бедного ужа шея.
Рид захохотал, откинув назад голову.
— Да, непростая задача. Похоже, в выборе любимцев он пошел в маму. Чего стоит один только твой чертов попугай! Сколько раз меня так и подмывало свернуть ему шею и бросить в кастрюлю с супом. А его последняя выходка? Должен сказать, это было уж слишком!
— Да, его лексикон необычен, и он словно нарочно выбирает самый неподходящий момент для своих замечаний, — согласилась Кэтлин. — По крайней мере, Гарри хотя бы молчит.
Внезапно Рид посерьезнел.
— Надеюсь, Катлин не будет подбирать каждую змею, которая ему встретится. Предупредил его кто-нибудь, что существуют весьма опасные разновидности змей, наказав ему их избегать?
Кэтлин возмутилась:
— Конечно же мы это сделали! Похоже, ты весьма невысокого мнения обо мне как о матери!
— Будет тебе, Кэт. Я всегда считал тебя замечательной матерью, упрекнув лишь однажды, когда ты так надолго оставила их.
— Я рада, — выпалила неожиданно для самой себя Кэтлин, — потому что я ожидаю еще одного ребенка. Я беременна.
Вид у Рида был совершенно ошарашенный. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя.
— Когда?
— По моим подсчетам, — прошептала Кэтлин, — где-то в феврале. — Увидев, что он нахмурил брови, явно прикидывая в уме, когда она могла забеременеть, Кэтлин бросилась в атаку: — Ты не собираешься спросить меня, чей это ребенок? Это было бы вполне в твоем духе.
— Именно об этом я и хотел спросить тебя сейчас. — Спокойный тон, каким он произнес это, испугал Кэтлин даже больше, чем если бы он вдруг заорал на нее. — Итак, я жду ответа. — В устремленных на нее синих глазах полыхала еле сдерживаемая ярость. Кэтлин не позволила Риду смутить себя.
— Естественно, он твой, — ответила она, смело глядя ему прямо в глаза.
Рид взорвался.
— Естественно? Естественно !. — проревел он, резко вскочив, так что стул его с грохотом упал на пол. — Женщина, я умею считать и я не идиот! Откуда в тебе такая уверенность, что это мой ребенок?
— А с чего ты решил, что он не твой? — резко ответила она ему вопросом на вопрос.
— Черт подери, Кэт! Мы с тобой оба знаем, что у тебя было с Жаном!
— Я знаю. Ты строишь догадки! — отрезала она.
Рид испустил вопль бессильной ярости.
— Мне следовало бы свернуть тебе шею!
В этот момент в окно верхнего этажа выглянула Мэри.
— Что там такое у вас происходит? Господи, да вы орете, как будто оба рехнулись! Должно быть, вас слышит даже Кейт в Эмералд-Хилле!
Но Кейт уже приехала и сейчас стояла в дверях.
— Кейт все слышала, — проговорила она тихо, заставляя их обратить на себя внимание. — Продолжай в том же духе, Рид, — в голосе Кейт звучал нескрываемый гнев, — и Кэтлин потеряет этого ребенка, как она потеряла своего первенца. Подумай об этом. Подумай, как ты будешь чувствовать себя, убив в чреве матери невинное дитя. Один раз это уже произошло, когда тебя ослепила ревность!
Рид бросил на Кейт яростный взгляд.
— Тогда ребенок был моим. На этот раз я в этом сомневаюсь.
Кейт продолжала твердо стоять на своем.
— Но он может быть и твоим. И ты не побоишься подвергнуть риску жизнь твоего ребенка и его матери?
Рид скрипнул зубами. Лицо его потемнело от гнева, и руки сжались в кулаки. Не отрывая взгляда от жены, он зло произнес:
— Ладно, Кэтлин, подождем, пока ребенок родится. Но если он будет похож на Жана, я выброшу вас обоих из этого дома, и ты никогда больше не увидишь Катлина или Андреа! Тем временем ты будешь вести себя, как подобает нежной и послушной жене, делая то, что я тебе прикажу, и всячески заботясь о моих удобствах. Я выразился ясно?
— Вполне, — ответила Кэтлин ровным тоном, глядя на него с не меньшим гневом, чем он на нее.
Окинув их обеих, и бабушку и внучку, на прощание яростным взглядом, Рид выбежал, бросив:
— Скажи маме, что она увидит меня, когда я вернусь!
Несколько минут спустя они услышали цокот копыт. Рид верхом на Титане несся на аллее во весь опор, словно за ним гнался сам дьявол.
Через три дня Рид вернулся, растрепанный, с красными глазами и явно страдающий с похмелья. Его помятая одежда молчаливо свидетельствовала, что все это время он даже не переодевался. Пробормотав что-то невразумительное в качестве приветствия матери, он рухнул на кровать, где и проспал подряд восемнадцать часов. Проснувшись, он принял ванну, поел и тут же занялся делами, еще более мрачный и неразговорчивый, чем прежде.
Мэри, хотя и чрезвычайно расстроенная, мало что могла сделать, так как ни Кэтлин, ни Рид явно не желали сказать ей о причине их последней ссоры. Зная о состоянии Кэтлин, она подозревала, что это имеет какое-то отношение к будущему ребенку, но никак не могла взять в толк, почему на этот раз беременность Кэтлин вызвала такую бурную реакцию. Рид обожал своих двух детей и был в полном восторге, когда они появились на свет. Теряясь в догадках, Мэри недоуменно качала головой и держала свои мысли при себе, решив, что когда понадобится, Рид с Кэтлин сами обратятся к ней за советом.
Приехала Салли, обострив еще больше и без того напряженную атмосферу в доме. Похоже, она уже забыла о своем гневе на Рида и простила его за то, что он так смеялся над словами Пег-Лега. Изабел, которая сейчас особенно опекала Кэтлин, пользовалась каждым удобным случаем, чтобы досадить девушке, и старалась не подпускать ее к Кэтлин. Однако Салли вела себя довольно прилично, по крайней мере в присутствии Рида. По всему было видно, что ее сильно расстроила новость о беременности Кэтлин, и лишь явная холодность Рида по отношению к жене не дала ей окончательно пасть духом.
Взбешенный мыслью, что Кэтлин, вероятно, носит под сердцем ребенка Жана, Рид относился к Салли с удвоенным вниманием. Движимый желанием отомстить и причинить боль Кэтлин, Рид откровенно ухаживал за девушкой, и хотя отношения между ними не шли дальше ухаживания, об этом знали только он и Салли.
Кэтлин чувствовала себя совершенно несчастной. Помимо неудобств, причиняемых ей обычным утренним недомоганием, еще и погода этим летом была особенно жаркой и влажной. И она была убеждена, что Рид изменяет ей с Салли, хотя они и проводили по-прежнему почти каждую ночь вместе. Несмотря на свой гнев, Рид все еще желал ее и, пока позволяла беременность, намеревался проводить с ней все ночи.
— Не могу понять, почему ты делаешь это, — проговорила как-то Кэтлин в одну из таких ночей, — если ты, похоже, не выносишь даже моего вида. Неужели тебе недостаточно мисс Симпсон?
— Я люблю разнообразие, моя лапочка, — протянул лениво Рид, проводя в этот момент своими длинными пальцами вверх по внутренней стороне ее бедра. — И пока я содержу тебя, я намереваюсь получать свою награду.
— Ты настоящий дьявол! — воскликнула Кэтлин, едва не задохнувшись при прикосновении его пальцев к заветной точке.
Рид рассмеялся, правильно расценив ее реакцию на свою ласку. Его голова склонилась над грудью Кэтлин.
— Мне никогда не нравилось, когда меня считали вторым в чем бы то ни было, — ответил он и сомкнул губы вокруг ее набухшего соска.
Кэтлин с шумом втянула в себя воздух, почувствовав, как откуда-то изнутри ее поднимается жаркая волна желания.
— Скажи мне, Кэт, чего ты хочешь, — произнес он, когда ее тело изогнулось, прижимаясь к нему. — Скажи мне это.
Почти ничего не соображая от охватившего ее страстного желания, Кэтлин простонала:
— Я хочу тебя, Рид. Я хочу, чтобы ты взял меня! Он продолжал ласкать ее, все сильнее разжигая
в ней желание, но так и не удовлетворяя его. В отчаянии она вцепилась в плечи Рида острыми ногтями.
— Сейчас! Люби меня сейчас!
Он ответил на ее призыв, и вместе, как одно существо, они вознеслись на золотых крыльях к солнцу, испытав, наконец, этот ни с чем не сравнимый восторг которой невозможно выразить никакими словами…
— Я презираю тебя, Рид Тейлор, — прошептала она, когда он, спустя какое-то время, прижал ее к себе. — Бывают моменты, когда я глубоко тебя презираю.
— Но ты проявляешь свое презрение довольно необычным способом, киска, — усмехнулся Рид, — и так восхитительно мурлычешь при этом.
Именно последнее замечание Рида и побудило Кэтлин надеть на следующий вечер к ужину ожерелье из слоновой кости с вырезанными на нем корабликами и буквами «К Э Т», которое она нашла в Новом Орлеане, то самое, что Рид заказал, но так и не смог забрать. Она не надевала его ни разу после возвращения Рида. Он даже не знал, что оно у нее было.
Рид заметил ожерелье, как только Кэтлин вошла в гостиную. Поспешно проглотив шерри, который был у него во рту, он отрывисто бросил:
— Где ты взяла это ожерелье, Кэт?
— У ювелира в Новом Орлеане, которому ты его заказал, — проговорила она мягко, видя, как он ласкает взглядом ее шею. — В то время я думала, это было твоим прощальным подарком мне. Я дорожила им, как никаким другим.
— Оно прекрасно, — выдохнул Рид и перевел взгляд от ожерелья к ее лицу в обрамлении золотисто-рыжих волн. — Ты прекрасна. Оно подходит тебе, как никакой другой женщине на всем свете.
Его взгляд, полный восхищения, словно магнитом притянул ее к нему, и в следующее мгновение они стояли рядом.
— Поцелуй меня, — прошептала она умоляюще. — Обними меня.
Рид обнял ее, и губы его прильнули к ее губам с нежностью и обожанием, давно уже отсутствовавшими в их любовных свиданиях. Столь прекрасно и восхитительно это было, что на глазах Кэтлин выступили слезы. Они повисли, туманя взор, на ее длинных ресницах, когда она возвратила ему поцелуй, вложив в него всю любовь и тоску своего истерзанного сердца. Ее пальцы погрузились в густые черные волосы Рида, и она почувствовала, что он ерошит ей кудри, удерживая ее губы у своего рта.
В этом положении и застала их Салли, войдя неожиданно в гостиную. Ее возглас, полный смятения, разорвал тонкую пелену нежности, которой они себя окружили. Рид подался назад, и в его глазах вновь появилось столь ненавистное Кэтлин выражение холодного равнодушия. Прекрасное мгновение миновало, будто его и никогда не было.
Летние развлечения продолжались, и Кэтлин принимала в них живейшее участие, чтобы хоть как-то уменьшить боль в своем сердце. Хотя Рид и запретил ей ездить верхом, как и вообще заниматься чем бы то ни было, требующим напряжения и могущим тем самым повредить ей или будущему ребенку, развлечений и без этого было более, чем достаточно.
С каждым днем Салли вела себя все более возмутительно, становясь похожей на себя прежнюю, и Изабел с Кэтлин решили, что пора преподать блондинке хороший урок, чтобы, хотя немного сбить с нее спесь.
Как-то днем, когда они сидели, беседуя с Кейт, старая женщина пожаловалась:
— У меня опять кончился состав для полоскания волос. Придется снова его готовить, так как без него мои волосы словно накрахмаленные.
Изабел машинально ответила:
— Салли без конца восторгается каким-то особым составом, которым она только и может промыть свои прекрасные белокурые волосы.
Кэтлин по очереди взглянула на женщин. Губы у нее скривились, а в глазах зажегся дьявольский огонек. Кейт был хорошо знаком этот взгляд.
— Что это ты опять задумала? — требовательно спросила она внучку.
— О, мне только что пришла в голову совершенно потрясающая мысль, — смеясь, ответила Кэтлин. — Интересно, что произойдет, если кто-нибудь добавит крахмал в этот особый состав Салли?
Изабел залилась смехом:
— Это, думаю, будет неподражаемое зрелище!
Да, зрелище было еще то! Не прошло и нескольких минут, после того как Салли вымыла волосы, как она уже мчалась вниз по лестнице, громко зовя Рида. Мэри поспешно выбежала из гостиной, едва не столкнувшись в коридоре с Кэтлин и Изабел.
— Что, как вы думаете, случилось на это раз? — пробормотала Мэри и тут же издала изумленное восклицание, увидев в этот момент Салли.
Даже Кэтлин и Изабел были поражены, хотя они и были готовы к чему-то подобному.
— Спаси и сохрани нас, Господь, — прошептала Кэтлин.
Когда-то прекрасные белокурые волосы Салли торчали сейчас в разные стороны, делая ее похожей на огородное пугало. А вокруг ее потемневшего от гнева лица, как молчаливые свидетели ее безуспешных попыток поправить дело с помощью щипцов, красовались коротенькие сожженные завитки.
— Ты это сделала! Ты! — вопила Салли, тыча пальцем в Кэтлин. — Я знаю, что это сделала ты!
— О чем это ты говоришь? — спросила с невинным видом Кэтлин. — Да я вообще не приближалась к тебе сегодня.
— Я могу это подтвердить! — вставила Изабел. — Кэтлин не коснулась и… и… волоса на твоей голове! — Она расхохоталась. — Или того, что на ней осталось!


Такой грозы, какая обрушилась на город в середине августа, Саванна еще не знала. Из огромных черных туч нескончаемым потоком лил дождь, и ураганный ветер с моря с воем валил изгороди, сдувал, как листы бумаги, дранку с крыш домов и даже вырывал с корнем старые могучие деревья, словно те были тонкими прутиками. Внизу, в долинах, гремели оглушительные раскаты грома, напоминая собой рев разъяренного медведя, и ослепительные зигзаги молний прочерчивали небо, вонзаясь, казалось, прямо в землю.
Кэтлин пришлось задержаться у Кейт на несколько часов, чтобы помочь успокоить совершенно обезумевших от страха лошадей. Домой она отправилась в коляске и всю дорогу боролась со своими собственными лошадьми, промокнув в результате до нитки.
Когда наконец она дотащилась до дверей Чимеры и рухнула на первый попавшийся стул, Рид, багровый от ярости, набросился на нее.
— Сумасшедшая дура! У тебя мозгов меньше, чем у курицы! Тебе что, не терпится покончить счеты с жизнью?
— А тебя бы это расстроило? — проговорила Кэтлин устало. По тому, как вел он себя в последнее время, уж никак нельзя было сказать, что это могло бы его в какой-то степени огорчить.
— Расстроило! — проревел Рид. — Да я чуть с ума не сошел, думая, что ты лежишь сейчас затоптанная лошадьми где-нибудь на дороге, истекая кровью, или валяешься лицом вниз в какой-нибудь канаве, полной воды! Только попробуй еще раз заставить меня так волноваться! — Он с такой силой тряс ее за плечи, что зубы Кэтлин, которые и так уже стучали от холода и бешеной скачки, загремели, казалось, прямо у нее в голове.
К счастью, в этот момент появилась Мэри. Она заставила Кэтлин принять ванну и выпить чашку горячего бульона, после чего с помощью Изабел тут же уложила невестку в теплую постель.
Возможно, причиной были оглушительные раскаты грома и ослепительные вспышки молний за окном. А может, она вконец измучилась, помогая успокоить лошадей Кейт, а потом добираясь домой под проливным дождем. Как бы там ни было, в эту ночь Кэтлин приснился тот самый ужасный шторм на борту «Волшебницы Эмералд», во время которого Жан едва не утонул. С пугающей ясностью она увидела, как молния ударила прямо в мачту, под которой стоял Жан, и та рухнула, погребая его под парусами. С мокрым от слез и дождя лицом она бросилась Жану на помощь, она не успела добежать, как его смыло за борт. Протягивая руки и рыдая от ужаса, она вновь и вновь звала Жана по имени в напрасной попытке вернуть его из кипящих внизу волн.
Откуда-то издалека до нее донесся голос, произносящий ее собственное имя. Голос становился все громче, и наконец она поняла, что это кричит в гневе Рид.
— Черт подери, Кэт! — орал он, с силой тряся ее за плечи. — Проснись!
Кэтлин открыла глаза и увидела перед собой разгневанное лицо Рида.
— Ты вовремя проснулась! — прошипел он, прижав ее вновь к мокрой от слез подушке, когда она сделала попытку приподнять голову. — Если бы я услышал еще раз, как ты зовешь Жана, я свернул бы тебе шею!
Все еще плохо соображая, Кэтлин вытерла мокрые щеки и в изумлении уставилась на мужа.
— Мне снилось… — пробормотала она растерянно.
— Я догадался!
— Это было ужасно!
Рид язвительно рассмеялся.
— Это был настоящий кошмар, — прошептала она.
— Я не собираюсь выслушивать сны о твоем любовнике, Кэтлин, — отрезал Рид.
— Ты не понял! Мне снилось, что Жан тонет! Шторм… молния… — она попыталась схватить Рида за руку, но он резко отдернул ее.
— Я сказал, что не желаю ничего слушать!
— Рид, пожалуйста! Это совсем не то, что ты думаешь!
Он повернул к ней искаженное злобой лицо.
— Я скажу тебе, что думаю, миссис Тейлор! — казалось, он выплюнул эти слова. — Я думаю, я был полным идиотом, что позволил тебе завладеть всеми моими помыслами, проникнуть мне в самую душу! Но теперь с этим покончено, дорогая жена! Покончено, слышишь! Отныне мне глубоко наплевать на то, что с тобой произойдет, как и на то, какие мысли шевелятся в твоей столь изобретательной головке!
— Рид!
— Ни слова, Кэтлин! — проговорил он с угрозой в голосе. — Ни слова, или я не поручусь за себя! Он вышел, громко хлопнув дверью.
Несмотря на августовскую жару, в последовавшие за этим дни в Чимере царила весьма прохладная атмосфера. Рид вновь стал властным и грубым, и Кэтлин старалась не встречаться с ним взглядом, чтобы не видеть в его глазах, этих словно подернутых льдом синих озерах, холодной ярости.
Одно было хорошо, хотя это и причиняло Кэтлин боль. С той самой ночи, когда разразилась эта ужасная гроза, Рид не спал больше с ней в их спальне. Она обнаружила, что он расположился в одной из свободных комнат за холлом. К несчастью, из-за болтовни слуг об этом вскоре стало известно всем в доме, включая и Салли, которая тут же не преминула позлорадствовать.
— Проблемы в супружеской постели, как я слышала? — заявила она с веселым видом как-то утром за завтраком. — Не могу сказать, что это меня удивляет.
Кэтлин угрожающе прищурилась, но ничего не ответила, решив не показывать своего раздражения.
Салли расправила юбки, слегка коснувшись банта на своей тонкой талии.
— Похоже, через несколько месяцев у тебя вообще не будет никакой талии, не так ли? Ты станешь толстой и неуклюжей, как корова. Должно быть, ты и сейчас уже кажешься такой Риду! — Она окинула Кэтлин презрительным взглядом и мстительно добавила: — Он теперь мой, и я постараюсь полностью его удовлетворить. Не скоро еще, если вообще когда-нибудь, ему потребуются твои услуги. Ты можешь попробовать пить на ночь теплое молоко, дабы не страдать от бессоницы.
— А ты можешь попробовать это ! — крикнула Кэтлин, ловко бросив ложку прямо Салли в подол.
Светлые брови девушки поднялись.
— Зачем?
Кэтлин прошипела:
— Не могу видеть, как медленно ты роешь себе могилу своим языком. Воспользуйся ложкой, мисс Симпсон, и работа сразу пойдет быстрее!
Изабел, присутствовавшая при этом обмене любезностями, печально покачала головой, когда Кэтлин выбежала из комнаты.
— Да, дорогуша, ума тебя явно не хватает, — сказала она Салли и, последовав за подругой, посоветовала: — На твоем месте я бы вела себя более осмотрительно. По правде сказать, я бы постаралась убраться отсюда как можно быстрее и как можно дальше!
Салли надменно улыбнулась:
— Никто не сможет заставить меня покинуть Чимеру, пока Рид хочет, чтобы я здесь оставалась.
Изабел приподняла одну бровь.
— Не говори, что я тебя не предупреждала. Ты заходишь слишком далеко, бросая вызов миссис Тейлор, и еще пожалеешь об этом дне, помяни мои слова!
Не раз пришлось Салли вспомнить предупреждение Изабел, так как с этого дня жизнь ее в Чимере превратилась в настоящий кошмар. Никто не мог сказать, откуда на ее стуле, буквально за секунду до того, как ей на него сесть, вдруг появилась игольница, или каким образом в ее постели очутилась отвратительная жаба, или кто насыпал ей в корсет порошок, вызывающий невыносимый зуд кожи. А затем, едва оправившись от последствий, вызванных порошком, она где-то умудрилась прикоснуться к ядовитому сумаху и две недели после этого ходила в пятнах и царапинах.
Салли было ясно, что за всем этим стоит Кэтлин, но прекрасная хозяйка Чимеры в ответ на обвинения спокойно отрицала свою причастность к этим инцидентам и возвращалась к своим делам. Когда, наконец Салли осмелилась обратиться за помощью к Риду и потребовала, чтобы он приструнил свою жену, тот вышел из себя:
— У меня есть более важные дела, чем разбирать ваши глупые ссоры. Если тебе здесь не нравится, можешь покинуть этот дом в любую минуту.
— Но ты же знаешь, она нарочно пытается мне досадить, — прохныкала Салли, подняв на него свои голубые глаза.
— Думаю, ты права, — ответил Рид, глядя пристально на блондинку. — И мне также известно, что ты делаешь все, чтобы тебя здесь невзлюбили. Если тебе не хватает ума совладать с Кэтлин, то здесь я ничем не могу тебе помочь. Я слишком занят, чтобы беспокоиться из-за всех этих женских глупостей.
В честь семидесятидвухлетия Кейт Кэтлин устроила в Чимере грандиозный праздник, пригласив на него всех многочисленных друзей старой женщины с соседних плантаций. Бальный зал был открыт, сады и оранжереи тщательно прочесаны в поисках самых великолепных цветов, и все террасы украшены фонариками и разноцветными гирляндами. Кэтлин сделала все, что в ее силах, чтобы вечер удался на славу. Из-за плохого здоровья бабушки она боялась, что та не доживет до следующего года.
Самым неприятным, как Кэтлин думала еще в преддверии праздника, было присутствие мисс Симпсон, чему, естественно, она была не в силах помешать. Рид не отходил от Салли, уделяя внимание жене лишь в той степени, в какой требовали правила приличия. Салли, со своей стороны, так и льнула к Риду, что, похоже, доставляло ему огромное удовольствие.
— Это просто отвратительно! — воскликнула Сьюзен, глядя, как заискивает перед ее братом Салли. — А Рид так и сияет, словно кот перед блюдцем со сливками!
Заметив в толпе напряженное гордое лицо Кэтлин, Тед согласился.
— Мне так жаль Кэтлин! Что, черт возьми, происходит с Ридом, Сью? Он относится к ней так, будто она совершила какое-то преступление, а они были такой изумительной парой до его исчезновения.
Сьюзен покачала головой.
— В чем бы ни заключалась проблема, присутствие мисс Симпсон явно не способствует ее разрешению. Мама уже просто не знает, что ей делать с Ридом и его гостьей.
Кэтлин была вне себя. Чем дольше она смотрела на Салли, сюсюкающую подле Рида, тем сильнее разгорался ее гнев. Все вокруг видели, что Рид явно наслаждается вниманием блондинки, и от сознания собственного бессилия что-либо изменить Кэтлин кипела внутри, продолжая мило улыбаться гостям, которые бросали на нее откровенно сочувственные взгляды.
Особенно мучительным был ужин, во время которого Кэтлин сидела за одним концом стола, Рид за другим, а слева от него Салли — белокурое видение пышных бледно-голубых оборках и кружевах. Блондинка полностью завладела вниманием Рида, весело смеясь и внимая каждому его слову на протяжении ужина. Кэтлин отдала бы все на свете, только бы увидеть, как кто-нибудь из слуг выливает горячий соус прямо в глубокий вырез платья Салли или на брюки Рида.
Позже, когда Кэтлин танцевала с соседом-плантатором, изумленные возгласы гостей привлекли ее внимание к столу с закусками и напитками. Глаза ее широко раскрылись при виде Салли, в ужасе уставившейся на свое платье, залитое от корсажа до подола розовым крюшоном.
Кэтлин перевела взгляд с Салли на Рида, который стоял, раскрыв рот от изумления, как и все остальные. В следующее мгновение, когда Сьюзен протянула руку, чтобы снять прилипшую к груди Салли землянику, лицо его потемнело от гнева.
В тишине, царившей в этот момент в комнате, отчетливо прозвучал звонкий голос Сьюзен:
— О, Боже! Как это ужасно неловко с моей стороны! Половник выскользнул у меня прямо из рук! И он был такой полный !
— Сьюзен! — проревел Рид.
Салли, стоявшая рядом с ним, издала яростный вопль. Схватив со стола чашку с крюшоном, она запустила ею в Сьюзен, но та мгновенно нырнула за спину Рида. Крюшон залил Риду все лицо и растекся розовыми полосами по его белоснежной рубашке.
— Сьюзен! — снова проревел Рид, моргая и вытирая платком мокрое лицо.
— Не кричи на меня, братец! — оборвала его Сьюзен. — Не я только что плеснула в тебя крюшоном!
— Но начала все это ты, — проворчал он.
— Господи, Рид! — Сьюзен в отчаянии топнула ножкой, одетой в изящную туфельку. — Можно подумать, я сделала это нарочно!
— А разве не так? — Он словно сверлил ее взглядом.
— Я споткнулась, — заявила с невинным видом Сьюзен. — Стараясь не упасть, я вытянула вперед руку, и пунш из половника случайно выплеснула на платье мисс Симпсон, которая оказалась в этот момент рядом.
— В таком случае, ты должна извиниться перед Салли.
— Ну нет! — заартачилась вдруг Сьюзен. — Эта женщина целилась в меня, когда бросила чашку с крюшоном! Так что мы с ней квиты! — Насколько все могли припомнить, это был первый случай, когда Сьюзен не только осмелилась возразить старшему брату, но и поступила ему наперекор.
Расстроенная Салли, вся в слезах, бросилась к себе в комнату, а Рид отправился переодеваться.
К тому времени, когда он возвратился, все уже вновь веселились — за исключением Салли, которая до конца вечера так и просидела в своей комнате. Лишившись компании Салли и видя, что Кэтлин опять окружена толпой поклонников, Рид провел оставшиеся часы подле жены.
Из-за того что многих гостей пригласили остаться в Чимере на ночь, Рид совершенно неожиданно вновь оказался в их с Кэтлин спальне. Чувствуя в присутствии мужа неизвестное ей дотоле смущение и борясь с нежеланием раздеваться перед ним, Кэтлин дрожащими пальцами безуспешно пыталась расстегнуть пуговицы на платье. Она уже собиралась позвать служанку, чтобы та помогла ей раздеться, когда за спиной вырос Рид.
— Не будь такой упрямой, Кэт. Если тебе нужна помощь, то так и скажи. — Он поцеловал Кэтлин в плечо и провел пальцами по ее обнаженной спине, почувствовав, как она вздрогнула при его прикосновении. — Ты изумительна! Твоя кожа, как нежный, гладкий шелк, — пробормотал он и вынул шпильки из ее волос, которые тут же золотисто-рыжим каскадом рассыпались по ее плечам. — Если Ева была хотя бы вполовину так прекрасна, как ты, неудивительно, что Адам не смог ей противиться и был обречен! — Рид повернул Кэтлин лицом к себе и спустил с ее плеч платье, которое, мгновенно соскользнув с прекрасного тела, упало блестящей кучкой шелка на пол.
— Ты тоже чувствуешь себя обреченным, Рид? — прошептала Кэтлин, не в силах оторвать взгляда от синих озер его глаз.
— Да, черт тебя возьми! — неожиданно в сердцах воскликнул Рид. — Как я ни старался тебя избегать, ты как и прежде притягиваешь меня к себе будто магнитом. Ты опутала меня накрепко сетями желания, моя искусительница, и как я ни пытаюсь, не могу них вырваться! — С этими словами Рид впился губы Кэтлин жадным поцелуем, словно наказывая ее за то, что она заставила его против воли столь страстно ее желать.
Ноги у Кэтлин подкосились, и в ту же секунду Рид легко, как пушинку, подхватил ее и отнес на кровать. После чего быстро снял с нее остальную одежду и разделся сам.
В следующий момент, весь горя от нетерпения и страсти, он жадно набросился на нее и, чертыхаясь и проклиная ее и себя, ею овладел. На несколько секунд оба словно обезумели. После короткой передышки он снова любил ее, и опять в тот час, когда перед самым восходом солнца небо окрасилось в золотистый цвет. И с каждым разом он чувствовал, что все больше подпадает под чары этой околдовавшей его зеленоглазой волшебницы. Когда наконец он прижал ее, совершенно обессиленную к своей груди и она закрыла глаза, погрузившись в сон, в сердце его, переполненном любовью, не осталось больше места для ненависти и жгучей ревности к Жану.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пепел и экстаз - Харт Кэтрин



непогано...яле мені недуже зрозуміло,як можна притягнути коханку в дім
Пепел и экстаз - Харт КэтринЛіза
20.01.2013, 15.37





Как мужчина легко оправдывает себя и жестоко казнит любимую женщину. Терпение у нее стальное. В своем доме... Я бы убила
Пепел и экстаз - Харт КэтринЭлис
24.02.2013, 11.26





А, черт побери! Ничто не заставило бы меня терпеть дешевку в своем доме. А он!!! Обстоятельства были против. Мужчина должен был сохранить честь обеих женщин( даже если у одной этой чести нет) . Ей -билет в зубы и деньги, а не оплаченные счета, жене- твердое понятие - семья превыше всего, абсолютное прощение, любовь и ощущение твердого и любимого мужского плеча. В своем доме играть в такие игры мог только идиот
Пепел и экстаз - Харт КэтринАлиса
26.02.2013, 13.39





Не пойму, это вторая часть, что ли? Тогда подскажите, как называется первая книга, где Кетрин и Рид познакомились
Пепел и экстаз - Харт КэтринАлександра
18.08.2014, 12.15





просто ужасный роман! Не переношу неясности! ..и гг-ня ведет себя как похотливая потаскушка!
Пепел и экстаз - Харт КэтринЖан
25.06.2015, 20.13





просто ужасный роман! Не переношу неясности! ..и гг-ня ведет себя как похотливая потаскушка!
Пепел и экстаз - Харт КэтринЖан
25.06.2015, 20.13





Равнодушной не осталась.
Пепел и экстаз - Харт КэтринКэт
31.07.2016, 14.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100