Читать онлайн Пепел и экстаз, автора - Харт Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пепел и экстаз - Харт Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пепел и экстаз - Харт Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пепел и экстаз - Харт Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харт Кэтрин

Пепел и экстаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

Волны сомкнулись над головой Кэтлин, и кромешная тьма обступила ее со всех сторон. Полное отсутствие света и звука вселяло ужас, и на мгновение у Кэтлин захолонуло сердце. Она попыталась хоть как-то сориентироваться. Здесь, под бурлящей поверхностью море было спокойнее, и она почти не чувствовала качки, плывя вслепую туда, где, как ей казалось, мог находиться Жан.
Кэтлин плыла, полностью положившись на свое внутреннее чутье, и вскоре ощутила какое-то необычное колебание воды впереди себя. Поспешно она вытянула руку, и ее пальцы коснулись линя. Следуя вдоль него и колеблющейся под напором воды парусины, она молила небеса о том, чтобы ей удалось найти Жана прежде, чем будет слишком поздно.
Ей начало уже казаться, что прошла целая вечность, и тут рука ее внезапно наткнулась на холодное тело. «О Господи, наконец-то! — мысленно воскликнула она и начала торопливо освобождать Жана от опутавших его веревок и парусов. — Господи, только не дай ему умереть!» Она яростно дергала за набухшие от воды веревки, торопливо отбрасывая в сторону целые ярды парусины, пока, наконец, Жан не оказался на свободе. Легкие ее были словно в огне, в висках стучало от недостатка кислорода. Она обхватил Жана руками за грудь и с силой, рожденной отчаянием, рванулась вверх.
С трудом пробиваясь вместе с Жаном сквозь толщу воды к поверхности, она не переставала про себя кричать, бросая вызов морю, которое готово было поглотить их обоих в любую минуту. «Нет! — билась в ее голове мысль. — Я не позволю тебе забрать его у меня! И Жана тоже! И Жана тоже!»
Наконец они вынырнули на поверхность, и огромные волны тут же принялись бросать их из стороны в сторону, так что Кэтлин с огромным трудом удавалось поддерживать голову Жана над водой. К счастью, они были рядом с кораблем, и она попыталась ухватиться за линь, брошенный ей Дэном. После нескольких неудачных попыток она наконец поймала линь и обвязала им Жана, который был незамедлительно поднят на палубу. Хватаясь за свисавшие со сломанной мачты лини, Кэтлин последовала за ним. У самых поручней чьи-то сильные руки подхватили и рывком втащили наверх.
Стоя на четвереньках, Кэтлин с шумом вдохнула воздух. Ее измученное тело жаждало отдыха, и отчаянно хотелось свалиться прямо тут, на палубе, но прежде необходимо было узнать о состоянии Жана. Она заставила себя подняться и, с трудом передвигая ноги, направилась туда, где стояли, сгрудившись вокруг него, матросы.
Жан лежал на животе и был совершенно недвижим.
— Он не дышит, — услышала она словно издалека голос Дэна.
В душе Кэтлин вспыхнул гнев — гнев на море и шторм, и на несправедливую судьбу, лишавшую ее второго мужчины в тот самый момент, когда она поняла, что любит его. Ей хотелось ударить, неважно кого или что, в ответ на эту несправедливость, и, сжав руки в кулаки, она изо всей силы стукнула по широкой мокрой спине Жана. Вновь и вновь опускались ее кулаки, а когда в пальцах не осталось больше сил и они перестали сжиматься, она стала бить по спине Жана ладонями.
— Только не снова! — кричала она. — Только не опять!
На лицах матросов, окружавших Кэтлин, была написана жалость. Никто из них не обращал никакого внимания на Жана, пока тот вдруг не закашлялся.
— Что за… — начал было Финли, бросив изумленный взгляд на распростертое перед ним тело, и тут же поспешил схватить Кэтлин за руки, дабы предотвратить дальнейшие удары. — Эй, Кэт! Стой! Он жив! Он кашляет, значит, дышит! Прекрати колотить, говорю, дай же ему наконец отдышаться!
В радостном изумлении смотрела Кэтлин, как матросы под наблюдением корабельного врача, за которым кто-то из них тут же сбегал, приводят Жана чувство. Говорить она не могла. Сидя скорчившись под дождем на мокрой палубе, она раскачивалась из стороны в сторону, ни на миг не отрывая взгляда Жана. Глядя на происходящее у нее на глазах чудо, она молилась про себя и надеялась, и крупные слезы катились по ее лицу. Сейчас, когда Жан был жив и жизни его, похоже, больше ничего не угрожало, последние силы, казалось, покинули ее и она могла только плакать от радости и неимоверного облегчения.
Врач осмотрел Жана и не нашел у него никаких повреждений, кроме огромной шишки на затылке. — В течение нескольких дней, — сказал он больному, — голова у тебя будет просто раскалываться возможно также, что все будет расплываться перед глазами и появится тошнота, даже головокружение Тебе следует какое-то время провести в постели и не напрягаться. И никаких сражений, как и никакого волнения. Удар был довольно сильный, но, уверен, через несколько дней ты совершенно поправишься.
Матросы отнесли Жана в каюту и, осторожно уложив его на койку Кэтлин, вышли. Сил у Жана при этом хватило лишь на то, чтобы хрипло пробормотать:
— Это просто смешно! Со мной возятся прямо как со старой развалиной!
Кэтлин, вконец измотанная, скользнула на койку рядом с ним.
— Тс-с, Жан. Тебе нельзя волноваться, моя любовь. Побереги то дыхание, что мне удалось вколотить в тебя, и постарайся уснуть.
— Ты сказала правду? — спросил он тихо.
— Правду о чем?
— Ты сказала правду, когда назвала меня своей любовью?
Кэтлин улыбнулась в темноте.
— Я сказала правду, mon amour
type="note" l:href="#note_19">[19]
. — Голосом, в котором звучало изумление, она нежно добавила: — Я люблю тебя, Жан. Я тебя люблю и это пугает меня до смерти. Мне показалось, я сейчас умру, когда увидела, что ты свалился за борт!
Как будто он только что осознал это, Жан потрясенно произнес:
— Ты прыгнула в море вслед за мной! Так вот о чем все вокруг говорят!
— Конечно! — сказала она резко. — А ты чего ожидал? Чтоб я спокойно смотрела, как ты тонешь?
— Успокойся! — ответил он не менее резко. — Я просто хотел сказать, что риск был огромен, и я никогда бы не попросил тебя на него пойти.
— А ты и не просил! Я сама так решила. Вместо того чтобы ворчать, лучше бы поблагодарил меня.
Жан простонал:
— Я благодарен! — После минутного молчания он спросил: — Почему мы ссоримся? Мы оба живы, любим друг друга, мы вместе. Похоже, мы два самых удачливых создания на свете.
— Я знаю, — сдавленно прошептала Кэтлин, у которой комок застрял в горле. Она прижала Жана к себе. — О Жан! Меня охватывает ужас при мысли, что я едва тебя не потеряла. И это в тот момент, когда я наконец-то поняла, что люблю тебя! Ты мог бы умереть, прежде чем я успела бы сказать тебе об этом!
— Ты поняла это до того, как я свалился за борт? — спросил он ровным тоном.
— Да. Я поняла это еще до того, как увидела тебя на палубе. Мне не терпелось сказать тебе об этом, и тут вдруг молния ударила в мачту и весь мир словно раскололся.
— А как же Рид?
Кэтлин не ответила.
— Ты все еще его любишь? — продолжал настаивать Жан.
— Конечно! Я всегда буду его любить, Жан, но это не имеет никакого отношения к тому, что я чувствую к тебе. Наконец-то я осознала, что Элеонора говорила мне правду: «Можно любить не одного мужчину, и каждого по-другому».
— Элеонора сказала тебе это? Когда?
— Месяца два назад, когда ты взял меня в Новый Орлеан в первый раз. Тогда-то она мне и сказала, что будет по-настоящему счастлива, если мы с тобой полюбим друг друга. Я боялась, что это может причинить ей боль, но она уверила меня в обратном.
— Элеонора удивительная женщина, — сонно пробормотал Жан.
— Ты тоже удивительный. Но пора спать. Мы снова поговорим об этом, когда ты как следует отдохнешь.
— Скажи мне еще раз, что любишь меня, — потребовал Жан. — Я хочу заснуть под звуки твоего нежного голоса, произносящего эти драгоценные для меня слова.
— Я люблю тебя, — произнесла Кэтлин мягко. — Я люблю тебя, Жан Лафит.


К следующему утру они находились всего лишь в дне пути от Гранд-Тера, так что было решено для ремонта фрегата возвратиться на остров. Пока на «Волшебнице Эмералд» устанавливали мачту, Жан отдыхал, время от времени навещая Доминика, который благодаря нежным заботам Изабел, быстро шел на поправку.
Пьер решил воспользоваться вынужденным простоем и съездить ненадолго в Новый Орлеан повидать жену и детей. К тому времени, когда они были готовы выйти в море, он все еще не вернулся, и они отплыли без него. Доминик обещал передать ему, что они возвратятся через несколько недель, и тогда Пьер сможет присоединиться к ним, если таково будет его желание. Доминик был пока не готов к сражениям или путешествиям, а Изабел не желала его оставлять, так что было решено, что они на время отсутствия Жана возьмут на себя управление делами на острове.
Погода стояла чудесная, можно сказать, идеальная для морского путешествия. Шторм, как и несчастный случай с Жаном, едва не закончившийся его смертью, был забыт. Жан втайне боялся, что любовное признание Кэтлин было вызвано лишь тем, что произошло в ту ужасную ночь. Однако мало-помалу страхи его рассеялись. С каждым новым днем в нем крепла уверенность, что его мечта наконец-то осуществилась, и Жан упивался этим столь долгожданным счастьем.
Что же до Кэтлин, то сейчас, когда все ее сомнения были позади, она расцвела как весенний цветок на солнце. Переполнявшая ее радость была видна в не-сходившей с губ улыбке, сверкающих глазах, напоминавших сейчас своим цветом только что распустившийся лист, и в ставших еще более розовыми щеках. Она часто смеялась, и прежнее напряжение в ней исчезло.
Когда Жан предложил им пожениться, она приняла его предложение, но они решили отложить свадьбу до окончания войны. Тогда они отправятся в Саванну, и дети Кэтлин смогут познакомиться с Жаном и привыкнуть к мысли, что у них будет новый отец. Предстояло также решить, где они поселятся, и что и делать с Чимерой и каперской базой на Гранд-Тер.


Волны залива сверкали как черный бриллиант, под усыпанным звездами ночным небом, в котором сиял огромный серебряный серп луны. Дул теплый бриз, он словно благословлял Кэтлин с Жаном, которые стояли у поручней на палубе фрегата, не сводя глаз с окружавшей их дивной красоты.
— Я люблю море, когда оно такое, как сейчас, — проговорила Кэтлин и, вздохнув, слегка откинулась назад, на грудь Жана. — Конечно, оно мне нравится в любое время, но особенно таким, как сейчас. Кажется, будто оно облачилось в свой лучший наряд из черного бархата с разбросанными по нему бриллиантами.
Жан улыбнулся:
— Постараюсь не ревновать тебя к нему, cherie.
Кэтлин повернулась к нему и заглянула в самую глубину карих глаз.
— У тебя нет никаких причин меня ревновать, мой дорогой. Я по-прежнему люблю тебя больше всех. — Она взяла лицо Жана в ладони, и ее пальцы погрузились в его густую каштановую шевелюру.
— Сейчас и всегда? — прошептал он в ее волосы.
По спине Кэтлин вдруг пробежал холодок. Страх был внезапен и совершенно необъясним. Решив наконец, что причиной всему была ее боязнь поверить своему нежданному, огромному счастью, молодая женщина тихо ответила:
— Так долго, как распорядится судьба.
— Ты вся дрожишь. Пойдем, я согрею тебя своей любовью.
— Бедный Пег-Лег! — рассмеялась Кэтлин. — Впереди его опять ждет долгая ночь в шкафу.
В эту ночь они любили друг друга с какой-то странной болезненной одержимостью, словно все еще никак не могли до конца поверить, что оба были живы и вместе. Вновь и вновь прижималась Кэтлин к Жану, будто боясь, что он исчезнет в любую секунду. Ей было хорошо известно, как быстро на смену радости может прийти печаль. Сознание этого делало минуты, Доведенные вместе, вдвойне драгоценными. Жан был особенно нежен в эту ночь, чувствуя, как и Кэтлин, что жизнь была слишком непредсказуема, чтобы рассчитать на нескончаемые подарки судьбы.
Губы Жана прикасались к ее телу как к святыне его руки скользили по нему, словно желая запомнить каждую впадинку, каждый изгиб навечно. Казалось он охвачен страхом, что в любую минуту у него могут отнять это прекрасное тело, и спешил насладиться им, пока еще есть время. От его жарких слов и прикосновений Кэтлин была как в огне, и ее вскрики восторга и тихое мурлыканье еще сильнее разжигали страсть Жана. Нежности, которые шептал ей на ухо Жан, его руки на ее пылавшей коже завораживали Кэтлин, вызывая в ней все более непреодолимое желание, и волны наслаждения накатывались на нее, сотрясая все ее тело.
Когда Жан наконец опустился на нее и они соединились в последнем акте любви, Кэтлин показалось, что ее тело совершенно растаяло под ним. Подобно листьям, попавшим в водоворот, они кружились все быстрее и быстрее, пока их наконец не затянуло внутрь и они не утонули в сокрушительном потоке восторга… В мозгу Кэтлин вдруг вспыхнула мысль: «Этот момент никогда больше не повторится. Время скользит сквозь мои пальцы, как песок, уходя безвозвратно…» С трудом сдержав готовое вырваться у нее рыдание, она крепко прижала к груди голову Жана.
Его пальцы коснулись ее мокрого от слез виска.
— Почему ты плачешь, petite
type="note" l:href="#note_20">[20]
? Что за странное настроение владеет тобой сегодня ночью? — прошептал он тихо.
— О Жан, — всхлипнула Кэтлин. — Признайся, ты ведь тоже чувствуешь в глубине души эту ужасную тоску?
— Qui, мне как-то не по себе, словно мы искушаем судьбу тем, что слишком счастливы, — согласился он. — Но давай все же не будем поддаваться мрачному настроению и насладимся посланной нам любовью, не думая о том, что принесет нам завтрашний день.
И с этими словами Жан впился в рот Кэтлин страстным поцелуем, мгновенно заставив ее позабыть о всех страхах…
На следующее утро Кэтлин проснулась в объятиях Жана, и снова они любили друг друга, на этот раз не спеша, каждый стараясь дать партнеру как можно большее наслаждение.
Пора было, однако, заниматься делами. С трудом Кэтлин заставила себя встать и подняться на палубу. В душе ее царили мир и покой, и, глядя на искрящиеся под ярким солнцем хрустальные воды залива, она не испытывала никакого желания отправляться на поиски врага в этот день. Вся жажда мести, казалось, неожиданно покинула ее.
Первая половина дня была настоящей идиллией — солнце, теплый ветерок, легкий ленч вместе с Жаном на юте. Появилась даже стая дельфинов, которые какое-то время развлекали их своими прыжками. Переполненные любовью, оба чувствовали в душе необыкновенный покой.
Однако вскоре после полудня этот покой был нарушен появившимся вдруг на горизонте британским кораблем.
Жан вскочил на ноги.
— Я знал, что это было слишком прекрасно, чтобы долго продолжаться, — простонал он.
При этих словах Жана по спине Кэтлин вновь, как и ночью, пробежал холодок. Решительно подавив в себе дурное предчувствие, она слегка пожала плечами.
— Пора нам браться за работу, mon amour, — проговорила она с веселой улыбкой. — Англичанин заставит нас немного пошевелить мозгами, которые, похоже, совсем заржавели.
Жан любовно шлепнул ее.
— Говори за себя, моя дорогая.
Кэтлин не ответила, машинально вертя на безымянном пальце кольцо с бриллиантом и аквамаринами, которым она лишь на прошлой неделе заменила обручальное кольцо, подаренное ей Ридом.
«Прайд» и «Волшебница Эмералд», согласованно действуя, стремительно приближались к вражескому кораблю. Поняв, что им придется иметь дело с двумя противниками, англичане решили не искушать судьбу попытались сбежать. Каперы погнались за ними, и гонка началась.
Жан с Кэтлин, оба в отличном настроении, наслаждались игрой. Зная прекрасно, что могут догнать англичан в считанные минуты, они сейчас играли с ними, как кошка с мышью. Когда эта игра им, наконец надоела, они тут же рванули вперед, мгновенно сократив расстояние между собой и британским кораблем. Не прошло и нескольких минут, как мощный корабль был зажат между двумя каперами.
Изящным движением, доведенным, благодаря долгой практике, до совершенства, Кэтлин ухватилась за линь и, держа наготове шпагу перепрыгнула на вражеский корабль. Жан мягко приземлился на палубе рядом с Кэтлин, сразу же встав к ней спиной, дабы прикрывать ее с тыла. В следующую секунду оба ринулись в бой, и клинки ослепительно засверкали в ярких лучах солнца.
Как всегда, Жан взял на себя капитана, тогда как Кэтлин достался его помощник. С поразительной до смешного легкостью она быстро расправилась со своим противником, сделав обманное движение и тут же нанеся смертельный удар. После этого они начали сражение еще с одной парой несчастных, тогда как их команды расправлялись с остальными англичанами.
Поглощенная боем, Кэтлин не замечала стоявшего в стороне рядом с Финли высокого бородатого человека, который жадно следил за каждым ее движением. Все внимание молодой женщины было сосредоточено на огромном английском матросе перед нею, и она, казалось, старалась предварить каждое его движение еще до того, как тот успевал о нем подумать. Ее глаза были прикованы к нему, и она не отвела от него взгляда, даже когда услыхала за спиной сдавленный крик Жана. Сделав резкое движение и блокировав очередной мощный удар, она только крикнула через плечо:
— Жан, ты не ранен?
Голос Жана звучал странно глухо, когда он ответил:
— Не беспокойся, cherie. Co мной все в порядке.
Нанеся один за другим три точных удара, Кэтлин наконец прикончила своего противника и тут же обернулась, ища глазами Жана.
Ее взгляду представилось зрелище, которое потрясло молодую женщину до глубины души. Никогда еше ей не доводилось видеть на человеческом лице выражения подобной муки.
— Жан! Что случилось? — вскрикнула она в испуге быстро оглядела его с головы до ног. Однако, судя по всему, ран на его теле не было.
Без слов Жан раскрыл ей свои объятия, и она тут же бросилась к нему, пытаясь прочесть ответ в его глазах. Жан стиснул ее так, что у Кэтлин едва не затрещали кости. Каждый его мускул был напряжен, и, когда он прижал ее к своему бешено колотящемуся сердцу из груди его вырвался тяжелый вздох.
— Моя дорогая малышка! — простонал он, уткнувшись лицом в ее черные кудри, и голосом, полным непередаваемой муки, зашептал: — Всегда помни, как сильно я люблю тебя! Обещай, ты не забудешь той любви, которая нас соединила!
Ничего не понимая, Кэтлин вскинула голову и в страхе взглянула ему в глаза.
— Жан, в чем дело? Ты ранен?
Он обхватил ладонями ее лицо.
— Сильнее, чем ты можешь себе представить, — прошептал он и мрачно добавил: — Крепись, cherie, тебя ждет самое сильное в твоей жизни потрясение. — И с этими словами он рывком развернул ее, не выпуская из объятий.
Кэтлин показалось, что кто-то вонзил ей нож в самое сердце. Она застыла, не в силах пошевелить и пальцем. Воздух с шумом вырвался из ее груди, голова закружилась, и шпага, выпав из внезапно ослабевших пальцев, со звоном покатилась по палубе. Во рту мгновенно пересохло, колени подкосились и, если бы не рука Жана, она тут же упала бы.
Перед ней, живой и невредимый, стоял Рид, и глаза ее отказывались этому верить. Медленно она покачала головой и подалась назад, наткнувшись на стоявшего сзади Жана. Глаза ее в изумлении широко раскрылись, и с губ сорвался стон:
— Это не может быть правдой! — В ее голосе явственно зазвучали истерические нотки. — Это какая-то злая, жестокая шутка! Призрак! Жан, заставь его уйти! — Она повернулась и спрятала голову на груди Жана.
Рид шагнул было вперед, но при виде ее реакции тоже в растерянности остановился. Он, конечно, ожидал, что она будет потрясена, но не до такой же степени! Он колебался, не зная, как поступить, ошеломленный в то же время очевидной близостью между женой и своим лучшим другом. Что, черт возьми происходило тут в его отсутствие? И почему она опять действовала как Эмералд?
Жан схватил Кэтлин за руку и грубо оттолкнул от себя.
— Кэтлин! — Он повысил голос, заглушая ее крики. — Кэтлин! Это правда! Все происходит на самом деле ! Рид здесь и он жив! — Жан встряхнул ее за плечи так, что у нее застучали зубы, но она не унималась. Тогда в полном отчаянии он шлепнул ее ладонью по лицу. Когда в изумлении она подняла голову, он мягко произнес: — Взгляни правде в глаза, cherie, и постарайся с этим справиться.
— О Боже! — Кэтлин тяжело вздохнула и, не отпуская руки Жана, вновь повернулась к своему навсегда, как ей казалось, потерянному мужу.
Она смотрела на него, и в душе ее была целая буря чувств — шок, изумление, неверие, едва затеплившаяся надежда, а также гнев и боль из-за его более чем годичного отсутствия и, наконец, облегчение и любовь.
Какая-то часть ее мозга отмечала произошедшие в нем перемены. Он похудел и выглядел изможденным. Борода его явно нуждалась в стрижке… Набравшись мужества, она подняла глаза и встретилась с ним взглядом. Небесно-голубые глаза на дорогом, знакомом до боли лице смотрели на нее в упор. И в них, помимо растерянности, вызванной ее реакцией, был холодный гнев, который он едва сдерживал, ожидая, когда она, наконец, придет в себя.
— Не такой встречи я ожидал все эти долгие месяцы, Кэт, — проговорил он сурово.
Словно звук его голоса наконец-то рассеял чары, Кэтлин издала радостный крик и бросилась к нему на грудь. По щекам ее градом катились слезы.
— О Рид! Рид! Если это сон, не давай мне просыпаться!
Рид стиснул жену в объятиях.
— Кэт! Любовь моя, как же я счастлив наконец-то обнять тебя снова! Как же все это было давно! — простонал он.
Рид впился в губы Кэтлин жадным поцелуем. Лицо его мгновенно стало мокрым от ее слез, но Рид ничего не замечал, прильнув к ее губам, как изнывающий от жажды путник к источнику живительной влаги. Он целовал ее, казалось, целую вечность, заново переживая полузабытые ощущения, стремясь хотя бы слегка утолить эту мучавшую его жажду. Губы Кэтлин мгновенно стали мягкими и податливыми, словно приветствуя это неспешное исследование, обещавшее ей несказанные восторги.
— Это больше, чем я мог ожидать, — пробормотал Рид.
— Я люблю тебя. Я так тебя люблю! — выдохнула она у самых его губ.
С явной неохотой он наконец оторвался от губ Кэтлин и, слегка отодвинувшись, с жадностью вгляделся в ее лицо, как бы пытаясь уверить себя, что это действительно она, его Кэтлин, и она здесь, рядом с ним.
— Я тоже люблю тебя, киска, — прошептал он.
— Господи, Рид, как же мне тебя не хватало! — воскликнула Кэтлин, продолжая обнимать его за шею, словно все еще боясь, что он тут же исчезнет, если она хотя бы на миг выпустит его из своих объятий.
— На какое-то мгновение я в этом засомневался, — заметил Рид с кривой ухмылкой, бросив взгляд на Жана, и, облегченно вздохнув, продолжал: — У меня к тебе столько вопросов! Как там Катлин и Андреа? Все ли в порядке в Чимере? И что, черт возьми, ты здесь делаешь?!
— У них все прекрасно — все в полном порядке! И готова поспорить, у меня к тебе еще больше вопросов, чем у тебя ко мне! — С трудом она подавила готовое вырваться из груди рыдание. — Где, черт побери, ты был все эти месяцы?! Господи, Рид! Мы думали, тебя нет в живых. Вот уже год, как ты исчез, и все мы считаем тебя погибшим!
Загорелый лоб. Рида перерезала морщина, и он быстро перевел взгляд с Кэтлин на Жана.
— Что?! С чего ты взяла? — В его голосе звучало неподдельное изумление.
Жан наконец выступил вперед.
— В июне прошлого года правительство направило в Саванну курьера, чтобы тот сообщил об этом Кэтлин и твоей семье, — пояснил он. — По словам этого курьера, капитана Гатри, ты пропал, скорее всего утонул, во время шторма в мае. — Поколебавшись мгновение, Жан добавил: — Естественно, все мы рады вновь видеть тебя живым и невредимым.
— Не знаю, не знаю, — протянул Рид, без особой охоты пожимая протянутую ему руку Жана. — У меня скорее, сложилось впечатление, что ты не особенно рад встрече со мной.
— Все произошло слишком внезапно, — спокойно ответил Жан. — Но теперь, когда ты знаешь, что все мы считали тебя погибшим, тебе, думаю, понятно, какое потрясение испытала Кэтлин, неожиданно увидев тебя перед собой.
На мгновение Кэтлин закрыла глаза, затем вновь открыла их, устремив взгляд на Рида.
— В первую секунду я решила, что передо мной призрак, — тихо сказала она. — Мне показалось, что я схожу с ума. Я все еще не могу поверить, что это происходит на самом деле.
Однако вопреки этим словам, в ее изумрудных глазах светилась надежда, когда она протянула руку и слегка дотронулась до его лица, будто желая еще раз удостовериться, что он действительно здесь.
Сомнение и растущий гнев исказили черты лица Рида.
— Неужели никто из вас не додумался до того, чтобы попытаться меня отыскать?! — резко спросил он.
— Отыскать тебя?! — мгновенно вспылила Кэтлин, возмущенная его обвиняющим тоном и взглядом. — Да мы обшарили весь залив и не только его! На протяжении нескольких месяцев мы прочесывали море, не пропуская ни одного острова, который встречался на нашем пути. Мы перевернули, можно сказать, небо и землю. Мы привлекли на помощь пиратов, ни на секунду не теряя надежды, даже после того, как обнаружили на этом чертовом рифе обломки «Кэт-Энн». И только месяцы спустя, встретившись с двумя твоими матросами, которые своими глазами видели, как ты прыгнул в море с тонущего судна и больше не появился, мы, наконец, были вынуждены принять факт твоей смерти. — Вспомнив вновь вопрос, который не давал ей покоя, Кэтлин воскликнула: — Так где, черт возьми, ты был ?!
— На одном из тех Богом забытых островов, которые, как уверяешь, ты все обыскала! — проревел Рид в ответ. — Именно там я и был все эти месяцы, пока три дня назад меня не снял оттуда британский корабль!
— Не ори на меня, Рид Тейлор! — резко ответила Кэтлин. — Ты не имеешь никакого представления, через какой ад мне пришлось пройти. Знаешь ли ты, что я настолько была убита твоей смертью, что не могла даже смотреть на нашего сына, который так на тебя похож?! Интересно ли тебе узнать, что без спиртного, затуманивавшего хотя бы ненадолго мне мозг, я не могла уснуть… и едва не спилась?!
— Прости, дорогая… — Рид чертыхнулся, только теперь начиная в какой-то степени понимать, что ей пришлось пережить.
Кэтлин его не слушала, продолжая бушевать:
— Разве тебя волнует, что я дошла даже до того, что не могла видеть себя в зеркале — не могла видеть постоянно залитое слезами лицо той женщины, какой я стала?! Что, наконец, я обратилась к единственному убежищу, какое могла найти — моему любимому морю?! Что я была вынуждена вновь стать Эмералд, потому что не могла больше оставаться вдовой Тейлор… — голос Кэтлин прервался. Она вся дрожала.
Черты лица Рида смягчились, и он окинул нежным взглядом изящную фигурку в коротеньком наряде.
— Так вот почему ты вновь вышла в море как Эмералд на своем зеленом фрегате?
Кэтлин кивнула.
— Да, по этой и другим причинам, главной из которых была жажда мщения. Мне хотелось отомстить за твою смерть, и я вышла в море с целью потопить как можно больше британских кораблей и отправить на дно как можно больше англичан. В моем крестовом походе против них ко мне присоединились Жан, Доминик, Изабел и наши команды. Даже с Пьером мы предали забвению наши былые разногласия и объединили силы в этой борьбе.
Взгляд Рида вновь упал на лицо Жана.
— Все это весьма впечатляет, но мне кажется, ты кое-что утаила от меня…
Замечание Рида осталось без ответа, так как всеобще внимание в этот момент привлек чей-то громкий визг. Все головы повернулись на звук, и глазам их предстало странное зрелище: матрос тащил за руку какую-то светловолосую женщину, которая при этом пиналась и царапалась, упираясь изо всех сил.
— Я нашел ее под койкой в одной из кают, — объяснил матрос. — Ей еще повезло, что мы обнаружили ее вовремя.
В изумлении маленькая блондинка переводила взгляд с одного лица на другое. Внезапно она увидела Рида и, вырвавшись из рук державшего ее матроса, бросилась к нему.
— О, дорогой! — простонала она. — Не позволяй этим дикарям обижать меня! Умоляю, спаси!
Рид, явно смущенный, неловко похлопал девушку по плечу.
— Все в порядке, Салли. Нам здесь ничто не угрожает.
Подняв глаза, он встретился взглядом с Кэтлин. Ее лицо напоминало маску, глаза сверкали, как два изумруда, и на каждой щеке алело яркое пятно.
— Я вижу, капитан Тейлор, объяснения придется давать еще кое-кому, — холодно проговорила она.
Обернувшись, юная Салли уставилась на Кэтлин, широко раскрыв свои бледно-голубые глаза, явно пораженная ее необычным нарядом.
— Кто это! — жалобно простонала она. Прежде чем Рид успел ответить, Кэтлин резко произнесла:
— Я — Эмералд, капитан «Волшебницы Эмералд» и одна из самых кровожадных морских разбойниц. — Сделав многозначительную паузу, она добавила: — Я ем на завтрак маленьких девочек, таких как ты, и если они недостаточно вкусны, бросаю их за борт на съедение рыбам.
В первый раз с момента неожиданного появления Рида Жан рассмеялся.
— Эмералд, — начал он, делая упор на ее имени, — неужели так уж нужно пугать до смерти бедную девушку? — Он бросил многозначительный взгляд на Рида и стоявших рядом матросов, недвусмысленно давая им понять, что было бы верхом глупости предавать в этот момент огласке личность Кэтлин.
Кэтлин горько усмехнулась:
— Все будет зависеть от того, в каких она отношениях с капитаном Тейлором, — протянула она.
Глаза Салли расширились и вновь, не дав ответить ряду, она выпалила:
— Он мой жених! В скором времени мы собираемся пожениться.
Кэтлин покачнулась, едва удержавшись на ногах от такого удара. Стремясь дать ей время прийти в себя, Жан вмешался в разговор, заговорив почти одновременно с Ридом, который поспешно произнес:
— Я могу все объяснить. Салли…
— Похоже, мы должны вас поздравить, мисс… — Жан вопросительно взглянул на девушку.
— Салли Симпсон, — прозвучало в ответ.
Кэтлин обрела наконец дар речи.
— Насколько мне известно, двоеженство считается преступлением. Уверена, жена капитана Тейлора будет в восторге, услышав вашу новость, мисс Симпсон, — резко заметила она. — У вашего жениха также двое маленьких детей — или, может, вы этого не знали? Может, дражайший капитан забыл сообщить вам, что у него есть семья? — ядовито продолжала она, испепеляя взглядом девушку и Рида.
— Но это же смешно! Послушай… — начал было Рид, но Салли оборвала его на полуслове.
— О, он все мне о себе рассказал, — живо проговорила она. Как только у него появится возможность, он собирается развестись со своей женой и жениться на мне!
Увидев, какой огонь вспыхнул в глазах Кэтлин при этих словах, Рид застонал и поспешно сказал:
— Это не совсем так.
Улыбка на губах Кэтлин напоминала гримасу.
— Полагаю, вы с мисс Симпсон занимались не только сбором раковин во время своего затянувшегося пребывания в этом островном раю?
— Но, Кэ… — начал было Рид.
— Для тебя капитан! — резко оборвала Кэтлин мужа, прежде чем он успел произнести ее имя.
Лицо Рида потемнело от гнева.
— Капитан! — проревел он. — Скажи мне, как мне узнать, была ли верна мне моя дорогая супруга во время моего отсутствия?!
— У нее, по крайней мере, есть то оправдание, что она считала тебя мертвым все это время! — рявкнула Кэтлин в ответ. — А какое оправдание можешь предложить ты?
Глаза Рида превратились в щелочки.
— Раз уж мы перешли на личности, может, ты мне скажешь, какие у тебя отношения с моим дорогим другом? — Он перевел свирепый взгляд с Кэтлин на Жана.
Жан посчитал необходимым вмешаться.
— Мне страшно не хочется прерывать столь познавательную во всех отношениях беседу, но я все же осмелюсь заметить, что солнце вот-вот скроется за горизонтом, а мы еще не закончили одно дело. — Обернувшись к Кэтлин, он сказал: — Твоя очередь забрать судно, если ты этого хочешь.
При мысли, что корабль, который своим появлением перевернул в ее жизни все вверх дном, принадлежит, по существу, теперь ей, Кэтлин едва не затошнило.
— Да я не возьму этот корабль ни за какие деньги! Забирай его себе, Жан, если хочешь, или пусти на дно!
Жан был того же мнения, что и Кэтлин. Ему не нужен был корабль, вернувший в их жизнь Рида и вырвавший тем самым Кэтлин из его объятий навеки. Из-за этого проклятого судна он потерял женщину, которую, как он хорошо знал, будет любить до конца жизни. Итак, он коротко приказал своему помощнику:
— Потопи его!
Отвернувшись, Кэтлин схватилась за линь.
— Ну все, мне пора. Меня ждут дела.
За спиной она услышала голос Рида:
— Идем, Салли. Я помогу тебе перебраться на «Волшебницу».
Кэтлин резко обернулась. Лицо ее было багровым от еле сдерживаемой ярости.
— Я не потерплю эту женщину на моем корабле.
— Твоем?! — проревел Рид.
— Да, моем ! — огрызнулась Кэтлин. — «Волшебница Эмералд» всегда была моим кораблем, кто бы ни был записан ее владельцем, мой отец или кто-либо другой. Она всегда мне принадлежала! Она была, есть и будет моей !
— Молодая леди может перейти на «Прайд», спокойно предложил Жан.
— Отлично! — бросила Кэтлин. — Если же ее не устраивает, она может добираться до дома своим ходом или отправляться на дно вместе с английским кораблем! Мне наплевать, что она предпочтет. Но на «Волшебнице» ее не будет !
— А я отказываюсь перейти на «Прайд»! — твердо заявил Рид и, фыркнув, презрительно добавил: — Что ты скажешь на это, моя дорогая Эмералд?
Кэтлин бросила на него гневный взгляд:
— Ты, капитан Тейлор, можешь отправляться куда угодно, хоть к черту на кулички!
И с этими словами она легко и грациозно перепрыгнула на свой корабль, предоставив остальным самим позаботиться о себе.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пепел и экстаз - Харт Кэтрин



непогано...яле мені недуже зрозуміло,як можна притягнути коханку в дім
Пепел и экстаз - Харт КэтринЛіза
20.01.2013, 15.37





Как мужчина легко оправдывает себя и жестоко казнит любимую женщину. Терпение у нее стальное. В своем доме... Я бы убила
Пепел и экстаз - Харт КэтринЭлис
24.02.2013, 11.26





А, черт побери! Ничто не заставило бы меня терпеть дешевку в своем доме. А он!!! Обстоятельства были против. Мужчина должен был сохранить честь обеих женщин( даже если у одной этой чести нет) . Ей -билет в зубы и деньги, а не оплаченные счета, жене- твердое понятие - семья превыше всего, абсолютное прощение, любовь и ощущение твердого и любимого мужского плеча. В своем доме играть в такие игры мог только идиот
Пепел и экстаз - Харт КэтринАлиса
26.02.2013, 13.39





Не пойму, это вторая часть, что ли? Тогда подскажите, как называется первая книга, где Кетрин и Рид познакомились
Пепел и экстаз - Харт КэтринАлександра
18.08.2014, 12.15





просто ужасный роман! Не переношу неясности! ..и гг-ня ведет себя как похотливая потаскушка!
Пепел и экстаз - Харт КэтринЖан
25.06.2015, 20.13





просто ужасный роман! Не переношу неясности! ..и гг-ня ведет себя как похотливая потаскушка!
Пепел и экстаз - Харт КэтринЖан
25.06.2015, 20.13





Равнодушной не осталась.
Пепел и экстаз - Харт КэтринКэт
31.07.2016, 14.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100