Читать онлайн Пепел и экстаз, автора - Харт Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пепел и экстаз - Харт Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пепел и экстаз - Харт Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пепел и экстаз - Харт Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харт Кэтрин

Пепел и экстаз

Читать онлайн

Аннотация

Разлученные войной, герои романа — капитан Тейлор и его прелестная жена Кэтлин — проходят долгий путь взаимных обид и непонимания. Но их ведет любовь, и с ее помощью они вновь обретают друг друга в этом жестоком мире.


Следующая страница

ГЛАВА 1

Карета резко остановилась рядом с причалом, у которого стоял фрегат «Кэт-Энн». Из нее вышел высокий широкоплечий мужчина и направился к судну.
Волосы у него были черные, как самая черная ночь, как и у любого жителя Кордовы, речного порта, расположенного во внутренней части Испании, кожа от жаркого солнца приобрела цвет темной бронзы, и только блестящие голубые глаза отличали его от местных жителей.
Мужчина стал подниматься по деревянным сходням на борт судна; он уже дошел до середины, когда с палубы к нему в объятия бросилось длинноногое существо в пышных шелковых юбках с развевающимися золотисто-рыжими волосами. Женщина нежно обняла его за шею и звонко поцеловала в губы. Затем, все еще прижимаясь к нему, откинула назад голову и озорно улыбнулась.
— Привет, капитан! По-моему, нам и раньше доводилось так встречаться. — Ее изумрудного цвета глаза искрились безудержным весельем.
Мужчина взял женщину на руки, поднялся на палубу и, опустив свою ношу, довольно сильно шлепнул по ягодицам. Но его ответная улыбка противоречила этому жесту порицания.
— Что ты себе позволяешь, Кэт! Разве так положено вести себя замужней женщине, матери двух малышей?
Улыбаясь, Кэтлин взглянула на него и, качнув бедрами, ответила сладким голосом:
— А это, полагаю, зависит от того, чья она жена, капитан Тейлор.
Намотав на руку толстую прядь ее развевающихся волос, мужчина привлек ее к себе, изобразив на красивом лице выражение собственника.
— Ты моя жена, Кэтлин О'Рейли Хейли Тейлор, и не смей забывать об этом.
— Да, Рид, — пробормотала она с редкой для нее покорностью, и его губы по-хозяйски уверенно прижались к ее губам.
На долгие минуты они забыли обо всем вокруг, отдавшись поцелую и ощущению друг друга. Их губы слились — ее мягкие и податливые, его — твердые и теплые. Словно подчиняясь его молчаливой команде, ее рот приоткрылся, позволяя его настойчивому языку проникнуть внутрь. Их тела пронзили огненные языки желания. Рука Рида, державшая Кэтлин за волосы, напряглась; другой рукой, лежавшей у нее на талии, он крепче прижал ее к себе, и она почувствовала силу его желания.
Возбудившись еще больше от этого прикосновения, Кэтлин стала игриво водить языком по внутренней поверхности его губ. Он вздрогнул, а затем прикусил крепкими белыми зубами ее полную нижнюю губу; она испытала несказанное наслаждение, к которому примешивалась слабая боль.
С тихим стоном, говорившим о неутоленном желании, Рид оторвался от нее и поднял голову; в глазах цвета морской волны можно было прочесть явное сожаление. Кэтлин медленно подняла густые ресницы, ее изумрудного цвета глаза все еще были затуманены охватившей ее с непреодолимой силой страстью.
— Может, пойдем в нашу каюту и без свидетелей продолжим то, что начали? — проговорила она с легкой хрипотцой в голосе, только сейчас заметив, что находящиеся поблизости члены команды «Кэт-Энн» прячут улыбки.
— Искушение велико, женщина, — признал Рид с тяжелым вздохом. — Но не зря же я потратил все утро, пытаясь сначала разузнать адрес твоей школьной подруги, а потом нанять карету.
Лицо Кэтлин вспыхнуло от удовольствия.
— Ох, Рид! Ты узнал адрес Изабел?
— Я узнал адрес ее родителей, Кэт, — поправил ее Рид. — Не забывай, прошло пять лет со времени вашей учебы в этом английском пансионе. Возможно, она вышла замуж и живет своей семьей, так что не питай слишком больших надежд. Изабел может сейчас жить в Мадриде, Гренаде или Бог знает где еще.
— Но мы все же поедем и выясним, нельзя ли ее найти, — взволнованно сказала Кэтлин.
— Конечно, киска. Иди собирайся и проверь, все ли в порядке у Деллы и детей. Мне нужно отдать кое-какие распоряжения команде, прежде чем мы отправимся.
Кэтлин умчалась. Глядя ей вслед, Рид с улыбкой покачал головой. Кэт никогда ничего не делала наполовину. Умеренность была чужда ее непостоянной, беспокойной ирландской натуре. В минуты счастья на ее лице сияла, всем на обозрение, радостная улыбка, повсюду слышался ее звонкий заливистый смех. В гневе она не щадила никого, и все пребывали в страхе перед ее язвительным языком, грозным блеском выразительных зеленых глаз и взрывами ярости. В периоды, когда ее что-то печалило, Риду казалось, что тучи вот-вот закроют солнце и прольются дождем под стать ее слезам. А после проявлений ее любовной страсти он клялся, что, держа ее в объятиях, чувствовал, как дрожит и воспламеняется земля. Одним словом, в проявлении любых чувств Кэтлин руководствовалась принципом «Все или ничего».
Последние три года они жили относительно спокойно. Оба чувствовали себя счастливыми; они любили друг друга, у них было двое чудесных ребятишек, и это придавало им ощущение уверенности и защищенности. Рид был доволен тем, что каждое утро, просыпаясь, видел ее рядом с собой, что каждый день его согревала ее лучезарная улыбка, что он слышал, как она стонет в экстазе, когда они занимались любовью. Он не хотел от жизни ничего большего, лишь бы до конца дней своих не расставаться с Кэтлин.
Внизу в каюте Кэтлин прощалась с сыном и дочкой. — Будь хорошим мальчиком, Кэтлин, не доставляй хлопот Делле, — сказала она годовалому сыну, взъерошив его черные как смоль, мягкие младенческие кудряшки.
Малыш посмотрел на нее и улыбнулся той же самой хитроватой улыбкой, которая часто появлялась на лице его отца; блеснули его недавно прорезавшиеся зубы, ясные голубые глаза весело заблестели.
— Делл, — повторил он.
Кэтлин поцеловала его в пухлую щечку.
— Да, моя умница, Делл.
— Я тоже умная, мамочка, — подала голос маленькая девочка, стоявшая рядом с Кэтлин. Свет, струившийся через иллюминатор, упал на ее рыжевато-каштановую головку, и волосы словно вспыхнули.
Засмеявшись, Кэтлин нагнулась и обняла дочку.
— Милая моя Александреа, ты очень смышленая маленькая особа. Поцелуй меня на прощанье.
— Я тоже хочу поехать с тобой, — Александреа Джин Тейлор, которую чаще называли просто Андреа, недовольно выпятила нижнюю губу. Ее глаза необычного цвета морской волны, представляющего великолепное сочетание яркой зелени глаз Кэтлин и небесной голубизны отцовских, затуманились в предчувствии материнского отказа. Ей было два с половиной года, и она вела себя то как невинный ангелочек, то как не по годам развитый ребенок.
Кэтлин поцеловала выпяченную губку.
— В другой раз, Андреа. — Встав, она расправила складки на платье. — Слушайся Деллу, а я скоро вернусь.
— И подбери губу, пока кто-нибудь на нее не наступил, — посоветовала Делла.
Эта высокая негритянка, обладавшая исключительным талантом управляться с детьми, была для Кэтлин настоящим Божьим даром. Вдобавок — и это воистину было чудо из чудес — за те шесть недель, что они находились в море, у нее не было ни одного приступа морской болезни, хотя на пути от Джорджии до Испании они два раза попадали в нешуточный шторм.
— Не спешите из-за нас, миссис Кэтлин. Я накормлю их, а потом они хорошенько поспят.
Кэтлин кивнула и поспешно вышла из каюты. За спиной она услышала голос дочери, вступившей в спор с Деллой:
— Я не хочу спать. Я уже большая девочка, а спят только младенцы.
Садясь в карету рядом с Ридом, Кэтлин все еще улыбалась.
— Что тебя развеселило? — поинтересовался он.
— Твоя дочь. Она там пререкается с Деллой — не хочет ложиться спать. Андреа временами может быть очень упрямой.
Рид засмеялся:
— А чего же ты хочешь? Яблочко от яблоньки…
Совесть не позволила Кэтлин оспорить это утверждение, во всяком случае не в разговоре с Ридом: в свое время он хлебнул с ней немало горя.
Отец Кэтлин, лорд Эдвард Хейли, и в самом деле чересчур избаловал своего единственного ребенка. По возвращении дочери из пансиона в Англии сэр Эдвард, которого дела его судоходной компании частенько вынуждали уходить в плавание на одном из принадлежавших ему восьми фрегатов, стал брать ее с собой. И в каждом таком плавании он давал ей уроки судовождения. Кроме того, Кэтлин научилась всевозможным премудростям мореплавания у членов команды и вскоре во время этих плаваний нередко выполняла функции капитана.
Команда не возражала: она была прекрасным капитаном. Вдобавок к сообразительности и быстроте реакций Кэтлин обладала природным даром — она чувствовала море, и оно словно открывало перед девушкой свои самые сокровенные тайны. Порой эта связь с морем проявлялась так явственно, что производила впечатление чуть ли не колдовства. Казалось, будто Кэтлин могла общаться с морскими богами, будто она была рождена в море и являлась частью загадочных глубин и их обитателей.
После долгих настойчивых просьб дочери отец разрешил ей брать уроки фехтования, и она скоро превзошла своих учителей. Тяжелая шпага сделалась как бы продолжением ее собственной руки, и, благодаря природной ловкости, Кэтлин превратилась в блестящую фехтовальщицу. Редко кому удавалось одержать над ней верх, даже Риду, который и сам превосходно владел шпагой.
Карета замедлила ход перед поворотом на подъездную аллею, ведущую к похожему на дворец особняку, и Кэтлин очнулась от своих размышлений. Искоса посмотрев на мужа, она перехватила его вопросительный взгляд.
— О чем ты думала, киска?
Кэтлин ласково улыбнулась и машинально протянула руку, чтобы поправить упавшую ему на лоб прядь черных волос.
— О прошлом и о том, как сильно я тебя люблю. Рид улыбнулся в ответ.
— И я люблю тебя, дорогая. Люблю больше жизни. — Он нежно коснулся губами ее губ. Карета остановилась.
Перед ними возвышалось внушительное строение в три с половиной этажа из цельных каменных плит, с балконами и высокими узкими окнами, забранными железными решетками. Кэтлин вздрогнула: ей пришло в голову, что здание больше похоже не на жилой дом, а на крепость или даже тюрьму.
Рид тихонько присвистнул.
— Внушает благоговение, хотя и угнетает немного.
— Вход в такой дом следовало бы охранять горгульям — проговорила Кэтлин с кривой улыбкой и почти пожалела о своем замечании, глядя, как Рид потянулся к дверному молотку. Большой тяжелый молоток был сделан в форме изрыгающего пламя ужасного дракона. — О Господи! — прошептала она, подавляя нервный смешок.
Открывший дверь слуга был одет во все черное, что усиливало мрачное впечатление, производимое домом.
— Чем могу служить? — спросил он по-испански, с каменным выражением лица.
— Мы бы хотели поговорить с Изабел Фернандес, — ответил Рид тоже по-испански.
Слуга едва заметно нахмурился.
— Ее здесь нет, — и он начал закрывать дверь. Рид вытянул руку и придержал дверь, не давая ей закрыться.
— Тогда можно нам поговорить с сеньором или сеньорой Фернандес?
— Вам назначено? — последовал высокомерный вопрос.
— Нет, но мы проделали долгий путь: моя жена мечтала увидеться со своей подругой.
На лице слуги отразилась нерешительность. Наконец он открыл дверь пошире и жестом пригласил их войти. Они оказались в темном коридоре с высокими потолками.
— Подождите здесь. Я доложу хозяину.
После его ухода Кэтлин, затаившая дыхание, с облегчением вздохнула:
— Боже мой! Можно подумать, мы просили аудиенции у королевы. — Затем ей пришла в голову другая мысль. — Господи, хотела бы я знать, что же подумала Изабел, когда приехала ко мне в Ирландию летом после окончания пансиона. Наверное, мы показались ей неотесанными дикарями.
Рид с улыбкой покачал головой.
— Мне так не кажется.
— Но Рид! — простонала Кэтлин, чувствовавшая себя униженной. — Я даже уговорила моего учителя фехтования разрешить Изабел посещать уроки вместе со мной.
Рид округлил глаза.
— Ну, зная тебя, я этому не удивляюсь.
Появление слуги положило конец дальнейшему обмену мнениями. Из коридора он провел их в маленькую гостиную, убранство которой было выдержано в темных тонах и в которой тоже было сумрачно.
— Пожалуйста, садитесь. Сеньор выйдет к вам через минуту.
Едва слуга удалился, в комнату вошли мужчина и женщина. Мужчина высокий и худой с горбатым носом, придававшим его лицу явное сходство с ястребом; женщина маленькая, темноволосая и темноглазая. Мертвенная бледность ее лица не помешала Кэтлин заметить ее сходство с Изабел, и она решила, что это мать ее подруги.
Некоторое время никто не произносил ни слова; напряженность этого выжидательного молчания была чуть ли не осязаемой. Весь вид мужчины выдавал его напряжение, даже настороженность. Женщина, комкавшая в руках носовой платок, заметно нервничала и казалась испуганной.
Наконец мужчина заговорил:
— Я Рафаэль Фернандес, а это моя жена Кармен. Нам сказали, что вы ищете Изабел. Позвольте узнать, кто вы и с какой целью ее разыскиваете?
В ответ на это надменное обращение Рид, слегка нахмурившись, проговорил:
— Я капитан Рид Тэйлор, а это, — он указал на Кэтлин, — моя жена, урожденная леди Кэтлин Хейли. Она и ваша дочь вместе учились в Англии несколько лет назад. Мы приехали в Испанию на несколько дней по делам, и Кэтлин выразила желание повидаться с подругой, если это возможно.
— Да, — присоединилась к разговору Кэтлин, — вы, конечно, помните, что однажды летом позволили Изабел погостить у меня в Ирландии? Она по-прежнему живет с вами? Она скоро вернется?
Взгляд сеньора Фернандеса отобразил холодное презрение, что придало и без того суровым чертам его лица еще большую жесткость.
— Изабел уже три года не живет здесь. Надеюсь, у нее хватит ума никогда больше не переступать порог этого дома. Ее присутствие в этом доме нежелательно: она обесчестила нашу семью.
Рид с Кэтлин удивленно переглянулись, а у сеньоры Фернандес вырвался горестный вздох.
— Но она же наша дочь, Рафаэль, — еле слышно прошептала она.
Муж бросил на нее уничижительный взгляд.
— У меня больше нет дочери, — и добавил, обращаясь к Риду и Кэтлин: — Сожалею, но вы зря потратили свое и мое время.
Он повернулся, собираясь выйти из комнаты.
— Подождите! — вскочила Кэтлин. — Вы можете хотя бы сказать мне, где ее найти? Мне очень жаль, что вы поссорились, но все равно мне хотелось бы ее повидать.
Сеньор Фернандес смерил Кэтлин взглядом, от которого вода могла бы превратиться в лед.
— Я не имею ни малейшего представления, где она сейчас, да меня это и не интересует. Для меня она умерла, — и он удалился, оставив их наедине с расстроенной женой.
— Мне так жаль, — пробормотала женщина, глаза которой блестели от непролитых слез. — Мой муж жесткий человек, не умеющий прощать, хотя у него есть на то свои причины.
— Но почему? — тихо спросила Кэтлин, все еще не пришедшая в себя после яростного взрыва сеньора Фернандеса.
— Я не могу вам ответить. Он запретил говорить мне об этом и о ней. Я удивляюсь, что он вообще согласился принять вас. — Она тяжело вздохнула. Казалось, сам процесс дыхания требует от нее усилий. — Скажу вам только, что вы напрасно потратите время, если попытаетесь разыскать Изабел. Есть люди, которые уже долгие недели ищут ее, но безуспешно. Если Бог услышал мои молитвы, Изабел уже нет в Кордове и вообще в Испании. — Сожаление и боль исказили ее лицо. — А теперь я вынуждена просить вас уйти. Мануэль проводит вас.
Кэтлин и Рид садились в карету, так и не успев оправиться от изумления.
— В чем тут, интересно, дело? — спросил Рид. Кэтлин недоуменно покачала головой.
— Бедная Изабел! Что же она сделала такого ужасного?
— Этого мы, надо полагать, никогда не узнаем, — ответил Рид.
Карета выкатила на улицу; когда она сбавила скорость у ближайшего угла, какая-то старуха замахала им рукой. Одетая во все черное она была похожа на костлявую черную ворону. Рид и Кэтлин совсем уже решили проехать мимо, не обращая на нее внимания, но тут она подошла к карете, и, оглянувшись на дом, который они только что покинули, приглушенным голосом спросила:
— Вы ищете Изабел?
Кэтлин бросила быстрый взгляд на мужа, и оба поспешно кивнули.
— Да. Вы знаете, где ее можно найти?
— Может быть, — нерешительно ответила женщина. — Но мне нужно знать, для чего она вам. — И она опять с беспокойством оглянулась на дом.
В мгновенном порыве Кэтлин распахнула дверцу кареты.
— Залезайте. Мы сможем спокойно поговорить по дороге.
Женщина забралась в карету и села, однако настороженность ее не исчезла.
— Почему вы ищете Изабел? — отрывисто спросила она.
— Я ее подруга, — объяснила Кэтлин.
— Почему же я никогда раньше вас не видела? — подозрительно проговорила женщина, прищурив свои маленькие глазки-бусинки.
— Я впервые в Испании, — ответила Кэтлин. — Изабел и я вместе учились в английской школе. Однажды она гостила у меня в Ирландии.
— Как ваше имя?
— Меня зовут Кэтлин Тейлор, а это мой муж Рид. — И так как женщина молчала, добавила: — До замужества меня звали Кэтлин О'Рейли Хейли.
На это старая карга кивнула:
— Я слышала это имя. Что вы делаете в Испании? Тайна, окружавшая Изабел, и тот факт, что на протяжении последнего часа они подвергались форменному допросу, начали беспокоить и одновременно раздражать Кэтлин и Рида. Они обменялись взглядами, и в разговор вступил Рид:
— Я капитан корабля, владелец судоходной компании и нескольких судов. Живу в Америке. Сюда мы приехали по делам, связанным с торговлей. Моя жена захотела повидаться со своей подругой Изабел, но я начинаю думать, что было бы лучше, если бы я никогда об этой подруге не слышал.
Кэтлин положила ладонь мужу на руку, успокаивая его. Наклонившись к старухе, она прямо спросила:
— Она попала в беду? Где она? Почему все ведут себя так странно?
Старуха покачала головой.
— Этого я пока не могу сказать. Я должна быть уверена, что могу доверять вам, прежде чем скажу что-нибудь еще. — Она окинула Кэтлин и Рида проницательным взглядом. — Вы приплыли на корабле?
Они кивнули, и она продолжала:
— Где вы остановились?
— Мы живем на нашем фрегате «Кэт-Энн». Он стоит у пристани. — Про себя Рид подумал, не совершает ли он ошибки, сообщая незнакомой женщине эти сведения.
— Как долго вы здесь пробудете?
— Мы планируем отплыть завтра вечером.
— Вы покидаете Испанию? Куда вы направляетесь? — продолжала женщина свои настойчивые расспросы.
— Зайдем в Севилью, заберем там дополнительную партию товаров; Кадис ведь блокирован французами, и торговля с ним невозможна. Потом поплывем в Ирландию: надо проверить, как обстоят дела в имении Кэтлин, — ответил Рид.
— А затем вернемся в Саванну, — добавила Кэтлин.
— Это в Америке? — Казалось, для старухи это имело огромное значение.
— Да.
Она опять кивнула:
— Это хорошо.
— Почему? — захотела узнать Кэтлин.
Но старуха проигнорировала ее вопрос: она, видимо, хотела поскорее получить ответы на свои собственные.
— Вы будете на корабле сегодня и завтра?
Кэтлин и Рид заверили ее, что если это необходимо, один из них обязательно там будет.
— Bueno2 . С вами свяжутся. Мне остается лишь надеяться, что, разговаривая с вами, я не подвергаю Изабел опасности. — Ее подозрительность и беспокойство были очевидны.
— Клянусь, что я подруга Изабел! — воскликнула Кэтлин. — Если она в беде, я хочу помочь ей, если смогу.
— Подруга! — женщина словно выплюнула это слово, и в голосе ее звучало презрение. — Ее собственный отец отвернулся от нее. Не так-то легко доверять кому-либо, когда родной отец выгнал тебя из дому.
Рид посмотрел на старуху твердым взглядом, словно пригвождая ее к месту.
— Если моя жена говорит, что мы поможем Изабел, значит, так оно и будет.
Старуха жестом попросила остановить карету.
— Вы скоро получите известие от меня или от Изабел. Будьте осторожны, следите, не будет ли кто шнырять вокруг корабля и задавать вопросы. От вашего молчания может зависеть жизнь Изабел. Никому не говорите, что разговаривали со мной и о чем именно. — С этими словами она вышла из кареты и исчезла в ближайшем переулке.
Кэтлин и Рид недоуменно уставились друг на друга.
— С каждой минутой это дело становится все более странным, — нахмурившись, проговорил Рид.
— Ох, Рид! — Кэтлин не сводила с мужа полных беспокойства глаз. — С Изабел что-то случилось. Не следует ли нам обо всем сообщить властям?
Он криво усмехнулся:
— У меня странное чувство, что именно власти так упорно ее разыскивают, Кэт.
Кэтлин обессилено откинулась на сиденье.
— Но почему?
— Если бы мы это знали, я чувствовал бы себя гораздо спокойнее, — ответил он задумчиво. — Хотя при дальнейшем размышлении я прихожу к выводу, что, может, лучше ничего не знать. Мы просто подождем и посмотрим, что будет дальше.
— Надеюсь, что с ней все в порядке.
— Я тоже, киска. Еще я надеюсь, что мы не окажемся втянутыми в неприятности. Я слышал, что испанские тюрьмы — не самое гостеприимное место, и лучше в них не попадать.
Зеленые глаза Кэтлин вспыхнули.
— Странно слышать это от человека, занимающегося пиратством, — сухо откликнулась она.
— Каперством3 , — насмешливо поправил он. — Единственный настоящий пират в семье — это ты, моя милая.
Три года относительно спокойной жизни притупили обиду, стыд и унижение, которые Рид испытывал, узнав, что собственная жена одно время весьма успешно грабила его корабли. Теперь он мог чуть ли не с улыбкой думать об этом; по крайней мере, он смирился с этим и сумел понять причины, толкнувшие Кэтлин на пиратство. Более того, в глубине души он восхищался ее отвагой и мастерством, с которым она управляла кораблем и владела шпагой.
В роли пиратки Эмералд, капитанши «Волшебной Эмералд», вспомнил он, Кэтлин была неподражаема. Она старалась изменить свою наружность, чтобы Рид
не узнал ее: выкрасила волосы в черный цвет, надевала маску и до неприличия смелый костюм, состоявший из высоких черных сапог, зеленого жилета и зеленых же штанов, обрезанных так коротко, что они едва прикрывали ягодицы.
Вечером того же дня, когда они находились в своей каюте на борту «Кэт-Энн», Кэтлин крепче прижалась к обнимавшему ее Риду.
— Наконец-то мы одни, — пробормотал он, уткнувшись ей в волосы. — Делла все еще присматривает за детьми?
— Да, — засмеялась Кэтлин. — До утра дети всецело ее забота, а я — всецело твоя.
— Это самая приятная новость за весь день.
Рид прикоснулся губами к мягкой коже на шее жены, затем стал целовать ее белые плечи быстрыми короткими поцелуями, пощипывая кожу губами, отчего у нее по всему телу побежали мурашки наслаждения.
Ее пальцы нежно перебирали густые черные волосы на его груди. Кэтлин всегда изумляло, как эти волосы могут быть одновременно и жесткими, и мягкими. Она любила прикасаться к ним ладонями, тереться о них грудью, когда они с Ридом занимались любовью.
Уткнувшись носом ему в шею, она легонько укусила его за мочку уха, затем провела языком по ушной раковине, дунула в ухо и засмеялась, почувствовав, как он вздрогнул.
— Ведьма! — пробормотал он и, повернув голову, нашел губами ее жадный рот. Их дыхание смешалось. Губы Кэтлин стали податливыми, как нагретый воск; языки соприкоснулись и переплелись в ласке. Рукой Кэтлин чувствовала биение его сердца, вот оно забилось быстрее, в такт с ее собственным.
Он разложил по подушке ее медно-рыжие волосы. Затем нежно провел пальцами вокруг слегка раскосых глаз, по высоким, изящно очерченным скулам, вздернутому носу, по упрямому подбородку и полным, покрасневшим от поцелуев губам.
— Ты такая чудесная, — прошептал он, — такая красивая. Я всегда буду хотеть тебя, даже если доживу до ста лет.
— Ну, тогда я перестану быть красивой, — шутливо заметила она, глядя в его потемневшие от страсти глаза.
— Для меня ты всегда останешься красивой, любовь моя.
Он повторил губами путь своих пальцев, затем легонько сжал один розовый сосок между большим и указательным пальцами, одновременно потянув губами за другой.
Она резко втянула в себя воздух, изогнув спину, когда он нежно прикусил этот набухший бутончик. Прижав к себе его голову, она перебирала темные кудри.
— Рид! О Рид! Да!
Мысли ее спутались, когда его рука скользнула по ее животу, ягодицам, задержалась на секунду на внутренней стороне бедра, а затем нырнула между ног и принялась ласкать крошечный пульсирующий холмик — центр ее женственности.
Кэтлин была охвачена огнем страсти. Руки ее, словно действуя по собственной воле, гладили его широкие плечи. Подняв голову, Рид зажал ей рот губами, заглушая ее стоны. Она прижала его к себе. Ей доставляло огромное наслаждение ощущать ладонями твердость его мускулов. Тело ее извивалось под его пальцами. Он глубже погрузил пальцы в ее теплую шелковистую глубину и ощутил ее влажность и жар.
Всем телом она говорила ему, чтобы он взял ее. Обхватив рукой его отвердевший член — свидетельство его страсти, она стала ласкать его, пальцами давая понять, чего ей сейчас больше всего хотелось.
Он навис над ней, и ее тело выгнулось ему навстречу.
— Скажи это, Кэт. Я хочу это слышать, — хрипло прошептал он.
— Возьми меня, — выдохнула она. — Овладей мною. Мне это нужно.
Он вошел в нее, и по ее телу прокатились первые волны наслаждения. Она впилась ногтями ему в спину, и он невольно тихонько застонал. Киска превратилась в тигрицу. Ее страсть распаляла его больше всего. Ритм их движений все убыстрялся и убыстрялся, вознося их к вершине наслаждения. Их влажные, скользкие тела стремились достичь самого пика, когда наслаждение становится таким сильным, что почти причиняет боль. Их одновременно подняло на гребень волны и несло какое-то время, пока не опустило в более спокойные воды…
Ослабев от страсти, Кэтлин млела в его объятиях, положив голову на широкое плечо. С глубоким вздохом удовлетворения, вырвавшимся из самой глубины ее тела, она проговорила:
— Я люблю тебя, Рид. С каждым днем все больше. Он улыбнулся и крепче обхватил ее за тонкую талию. Он высоко ценил слова любви, так как было время, когда оба они боялись открыть друг другу свои истинные чувства. Он нежно поцеловал влажные завитки, упавшие ей на лоб.
— И я люблю тебя, киска. На всю жизнь.
Глубокий сон Кэтлин нарушили какие-то неприятные звуки. Сонно забормотав что-то, она попыталась выгнать их из своего сна, но не смогла. Потом почувствовала, как сдвинулась перина, и поняла, что Рид встал. В глаза ей ударил свет фонаря, ощутимый даже сквозь закрытые веки. Мозг ее постепенно освобождался от сна. Она услышала скрип двери и голос Рида, разговаривавшего с тем, кто находился по другую сторону двери.
— Хорошо, я займусь этим. Одну минуту.
— В чем дело? — проговорила она охрипшим после сна голосом, открывая глаза. Рид натягивал штаны.
— На борту обнаружили какого-то портового крысеныша. Хотел, наверное, спрятаться, а вместо этого сразу попался.
— А почему Кениган не может с этим разобраться? — нахмурилась она.
— Потому что крысеныш лопочет что-то по-испански, и Кениган понял лишь, что он хочет увидеть капитана. Что ж, сейчас он увидит капитана и, клянусь, пожалеет, что прервал мой отдых.
Рид выглядел таким сердитым, что Кэтлин стало жаль бедного мальчишку. Она хотела попросить мужа быть помягче с мальчиком, но в этот момент послышались крики и топот бегущих людей. Звуки приближались. Кэтлин подумала, что люди, производившие весь этот шум, промчатся мимо их каюты, но дверь внезапно распахнулась, и в каюту, спотыкаясь, вбежал костлявый грязный оборванец. Прижав к груди одеяло, Кэтлин, открыв рот от изумления, глядела на него и ввалившихся следом четырех здоровых матросов.
Разъяренный Рид начал что-то говорить, но мальчишка приблизился к нему и в свою очередь быстро заговорил по-испански, сопровождая свою речь оживленной жестикуляцией. За криками матросов его голоса почти не было слышно.
Внезапно он заметил Кэтлин, сидевшую на кровати, и, пошатываясь, сделал шаг в ее сторону, устремив на нее полный мольбы взгляд черных глаз.
Рид оттащил его, схватив за руку.
— Ты что, черт возьми, морочишь нам голову?! — закричал он.
Мальчик не отрывал взгляда от лица Кэтлин, а она в свою очередь рассматривала оборванца, и ее глаза посылали настойчивые сигналы в мозг, еще не до конца сбросивший сон. Его глаза! Эти огромные черные глаза, обрамленные длинными, густыми ресницами. И губы! — безупречно очерченные, похожие на лук Купидона; и эти брови — изящно изогнутые дуги, черные и блестящие как вороново крыло.
— Боже мой! — выдохнула Кэтлин, не веря своим глазам.
Но прежде чем она успела сказать еще что-то, Рид стал подталкивать матросов к двери, таща за собой мальчишку.
— Погоди! — вскрикнула Кэтлин и, завернувшись в одеяло, спрыгнула с кровати.
— Ради Бога, Кэтлин! Ляг сейчас же! — взорвался Рид.
— Нет! Ты не понимаешь, — перебила она. — Пусть мальчик говорит. Отпусти его.
— Ты что, с ума сошла? — воскликнул Рид. Кэтлин глубоко вздохнула и заговорила более спокойно:
— Рид, пожалуйста! Отошли людей, и я тебе все объясню. Поверь, я знаю, что делаю.
Ее уверенный тон заставил его уступить.
— Ну хорошо, пусть останется здесь и мы наконец разберемся в этой истории.
— Теперь отпусти его, Рид! — обратилась к мужу Кэтлин после ухода матросов.
Он с сомнением посмотрел на нее и нехотя подчинился. Мальчик молча ждал, пока Кэтлин подходила к нему. С шутливой улыбкой она протянула руку и сдернула с его головы картуз. Копна черных, длиной до талии волос рассыпалась по спине.
Изумленный, Рид услышал, как Кэтлин негромко проговорила:
— Позволь представить тебе Изабел Фернандес.
С рыданием, сотрясающим все ее истощенное тело, Изабел бросилась в объятия Кэтлин. Крепко прижав подругу к себе, Кэтлин нежно покачивала ее, как она частенько делала, утешая собственных детей, и гладила спутанные волосы.
Она чувствовала на груди теплые слезы Изабел и ее собственные глаза увлажнились.
— Моя милая Изабел! Что с тобой случилось? — Девушка была почти невесомой, и через надетую на ней тонкую рубашку прощупывались кости.
Кэтлин захлестнула волна жалости. Слегка отстранив от себя свою хрупкую подругу, она внимательно на нее посмотрела. Та ответила ей умоляющим взглядом черных, как агат, глаз. Голос Изабел, когда она заговорила, дрожал от слабости, и она вынуждена была навалиться всем телом на обнимавшую ее руку Кэтлин, чтобы не упасть. С видимым усилием она еле слышно прошептала:
— Помоги! Помоги мне, Катина. Ради всего святого, спрячь меня. Спаси меня! — и, собрав последние силы, добавила: Рог favor! Пожалуйста!
Затем, словно сознавая, что она наконец-то в безопасности и может расслабиться, упала в глубокий обморок.
Рид подхватил ее, прежде чем она ударилась об пол. Взяв миниатюрную девушку на руки, он вопросительно посмотрел на жену.
— Что будем делать, Кэт? Уложим в постель и дадим выспаться или сначала вымоем?
Кэтлин благодарно улыбнулась мужу:
— Думаю, сон ей нужен больше, иначе она не упала бы в обморок.
Рид нахмурился:
— Возможно. Но она могла упасть в обморок и от голода. Боже, до чего же она костлявая! Она всегда была такой худой?
— Нет, — Кэтлин горестно покачала головой. — Конечно, она всегда была крошечной, но такой никогда. Бедняжка умирает с голоду, Рид. Хотела бы я знать, когда она нормально ела в последний раз.
— Ну, уверяю тебя, как только она очнется, она сможет наесться досыта, — торжественно обещал Рид. — Но сначала нам предстоит решить еще одну проблему.
В ответ на ее вопросительный взгляд он объяснил:
— Кэт, она вся горит. У нас с тобой на руках очень больная молодая леди.
Кэтлин огорченно вскрикнула.
— Не волнуйся, — успокоил ее Рид. — Мы позаботимся о ней. Хорошо, что у нас на борту собственный врач. Ясно, что вызывать врача из города, не зная, в какую беду она попала, слишком рискованно. Но пока доктор не скажет, что ее болезнь не заразна, ты и дети будете держаться от нее подальше.
— Но Рид! — запротестовала Кэтлин.
Он резко прервал ее, пресекая дальнейшие возражения:
— Нет, Кэтлин. Она твоя подруга, и мы поможем ей, но нет на свете человека, ради которого я стал бы рисковать жизнью детей и твоей жизнью. Ты слишком много для меня значишь.
На следующее утро состояние Изабел ухудшилось. Ее трясло так сильно, что зубы стучали. Она находилась в забытьи и бормотала что-то нечленораздельное, так что Рид никак не мог понять, что за беда с ней приключилась. Корабельный врач заверил Рида, что лихорадка — результат ее плачевного состояния. Судя по всему, последнее время она питалась настолько скудно, что была на грани голодной смерти. При нормальном питании и уходе, сказал врач, Изабел выживет, если, конечно, им удастся сбить лихорадку.
Ввиду подобного диагноза Рид согласился, чтобы Кэтлин помогала ухаживать за Изабел. Вдвоем с Деллой они сняли грязные, кишащие паразитами обноски с исхудалого тела Изабел, смыли с нее грязь, и даже сумели помыть голову. Теплая вода способствовала тому, что жар немного спал и процесс развития болезни приостановился.
Ближе к полудню Рид заметил на пристани трех мужчин, не похожих на обычных матросов или портовых рабочих. Что-то в них вызвало у него подозрение, хотя он никак не мог понять, что именно. Одеты они были так же, как обычные рабочие, и не стояли без дела.
Некоторое время он наблюдал за ними. В какой-то момент один из них поднял тяжелую корзину. В мозгу Рида словно что-то щелкнуло — он понял. Наклонившись за корзиной, мужчина перегнулся в талии, вместо того чтобы согнуть ноги, перенося на них таким образом практически весь вес поднимаемой тяжести. Этот прием быстро осваивает любой матрос или грузчик. Конечно, эти мужчины могли быть новичками, но Рид почему-то в этом сомневался. Он видел, как они исподтишка бросали вокруг себя быстрые взгляды, причем чаще всего объектом их внимания становилась «Кэт-Энн».
Рид нашел своего рулевого и указал ему на мужчин. Финли подтвердил его подозрения. Он тоже обратил внимание на эту троицу. Насколько он знал, они появились накануне днем. Кроме того, находясь вечером на вахте, он видел двух мужчин — этих или других, он не мог сказать, — прячущихся в тени ближайших строений.
Хотя Рид мог основываться только на догадках, он готов был поспорить, что причиной их появления была Изабел. Конечно, мужчины могли высматривать, кого бы ограбить, или собирались зайцами проникнуть на какой-нибудь корабль, но он был уверен, что это не так. Накануне Кэтлин и он побывали в доме родителей Изабел, причем сделали это совершенно открыто. Учитывая предупреждение старухи, совпадение становилось слишком очевидным.
— Кто-нибудь видел, как юный «заяц» поднялся к нам на борт вчера вечером? — спросил Рид.
— Не скажу наверняка, но если вы имеете в виду этих трех шпиков, то думаю, что нет, — ответил Финли. — Никто из нас самих не видел, как он пробрался на корабль. Если бы я не пошел в камбуз за чашкой кофе, прежде чем заступить на вахту, мы бы не обнаружили его до отплытия. Я поймал его, когда он пытался стащить себе еду. Рид кивнул.
— Значит, все остальное происходило уже внизу, и наши наблюдатели не могли этого видеть, — заключил он.
Финли согласился с этим выводом.
— Эти трое соглядатаев следят за нами, — продолжал Рид задумчиво. — Занимайся своим делом, но не упускай их из виду и сообщи мне, если заметишь что-нибудь необычное. Предупреди команду, чтобы они не вступали в разговор с людьми, которых не знают, и, главное, я требую, чтобы они ни в коем случае не упоминали о нашем «зайце».
Финли вопросительно посмотрел на Рида. В ответ Рид сказал:
— Сейчас я не могу всего объяснить. Считайте это приказом капитана. Любого, кто его нарушит, ждет суровое наказание.
Финли не стал больше задавать вопросов.
— Хорошо, капитан. Я передам всем ваш приказ. Что-нибудь еще?
— Нет. Давайте загружаться. Чем скорее мы отплывем, тем спокойнее я буду себя чувствовать.
Позже днем Рид послал двух матросов, которым доверял больше всего, в город. Спустя несколько часов, посетив несколько таверн, они вернулись с информацией, которую он хотел получить. Удостоверившись, что Кэтлин одна в их каюте, он пошел к ней и рассказал о людях, шпионивших на пристани, и о том, что узнали двое матросов.
— Кэт, они выяснили, почему скрывается Изабел.
Он замолчал. Ему не слишком-то хотелось делиться полученной информацией, которая, как он опасался, расстроит жену.
Кэтлин прикусила губу. Судя по всему, новости были плохими, в противном случае Рид не стал бы тянуть, а выложил их сразу. Внутренне собравшись, она сказала:
— Расскажи мне.
Глубоко вздохнув, Рид уселся на край письменного стола.
— Вот уже три года Изабел замужем за графом Карлосом Сантьяго, очень богатым и знатным дворянином. Я хочу сказать, что она была его женой все это время, за исключением последних двух месяцев. Судя по всему, это чрезвычайно властный человек, известный своей жестокостью по отношению к слугам. Даже многие его знакомые дворяне недолюбливали его. Но не об этом речь. Однажды утром его нашли в его личной гостиной мертвым. В руке у него была шпага, другая шпага валялась у двери, ведущей во двор.
Сначала подумали, что какой-то неизвестный, имевший причины ненавидеть графа, вошел в комнату, сразился с ним и, убив, скрылся. Однако выяснилось, что обе шпаги принадлежали дону Карлосу. Кроме того, нигде не могли найти Изабел. Служанка опознала кусочек материи, обнаруженный рядом с телом. Он был оторван от любимого халата Изабел.
— Изабел никто так и не видел с вечера убийства и по сей день. Власти разыскивают ее уже два месяца. Излишне говорить, что она их подозреваемый номер один. Мне очень жаль, Кэт.
Потрясенная, Кэтлин энергично затрясла головой.
— Нет! Был убит знатный сеньор, и им нужен козел отпущения. Должно быть какое-то другое объяснение.
— Тогда почему Изабел не объявилась и не заявила о своей невиновности? — не сдавался Рид.
— В самом деле, Рид! — воскликнула она. — Уж лучше бы ей тогда было купить веревку, на которой ее же и повесили бы. Ты думаешь, они стали бы ее слушать? Им ведь нужен кто-то, кого можно обвинить в убийстве и закрыть дело, а на справедливость им наплевать.
— Хорошо, предположим, что это так. Но факт остается фактом — мы сознательно укрываем женщину, скрывающуюся от правосудия. Вопрос в том, что нам теперь делать?
Кэтлин посмотрела на мужа прямо — в изумрудных глазах решительность, подбородок упрямо выпячен.
— Ничего, — твердо проговорила она. — Мы будем вести себя так, будто ничего этого не знаем; будто Изабел не переступала порога этой каюты и мы ее никогда не видели.
— А если нас станут допрашивать? — настаивал Рид. — Им наверняка известно, что вчера мы ездили к Фернандесам. Думаю, именно поэтому эта троица так пристально наблюдает за «Кэт-Энн». Поскольку они не подошли к нам, полагаю, они не видели, как Изабел пробралась на корабль прошлой ночью.
— Если нас будут допрашивать, мы ничего не знаем, — повторила Кэтлин. — Если они придут с обыском, мы где-нибудь ее спрячем.
— А что если она и в самом деле убила своего мужа?
Кэтлин пожала плечами.
— Ну, тогда я предположу, что он это заслужил, — уверенно заявила она. — Я знаю Изабел. Она очень хороший, мягкий человек. Если уж она пошла на убийство, значит, у нее были на то веские причины.
Рид вздохнул:
— Хорошо, Кэт. Как ты говоришь, ты знаешь Изабел. Мы оставим ее на корабле, спрячем, если будет необходимо. Ну, а когда она будет в состоянии говорить, послушаем ее версию всей истории.
Напряжение Кэтлин спало. Она расслабилась и благодарно улыбнулась мужу:
— Спасибо, Рид. Считай меня своей должницей. Он греховно улыбнулся, голубые глаза заблестели:
— Я возьму с тебя долг с процентами, любовь моя.


1 Горгулья — рыльце водосточной трубы в виде фантастической фигуры.
2 Хорошо (исп.)
3 Каперство — захват (с ведома правительства) судами, принадлежащими частным лицам (каперам), неприятельских судов или судов нейтральных стран, занимающихся перевозкой грузов в пользу воюющей страны. Было запрещено в 1856 году.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Пепел и экстаз - Харт Кэтрин



непогано...яле мені недуже зрозуміло,як можна притягнути коханку в дім
Пепел и экстаз - Харт КэтринЛіза
20.01.2013, 15.37





Как мужчина легко оправдывает себя и жестоко казнит любимую женщину. Терпение у нее стальное. В своем доме... Я бы убила
Пепел и экстаз - Харт КэтринЭлис
24.02.2013, 11.26





А, черт побери! Ничто не заставило бы меня терпеть дешевку в своем доме. А он!!! Обстоятельства были против. Мужчина должен был сохранить честь обеих женщин( даже если у одной этой чести нет) . Ей -билет в зубы и деньги, а не оплаченные счета, жене- твердое понятие - семья превыше всего, абсолютное прощение, любовь и ощущение твердого и любимого мужского плеча. В своем доме играть в такие игры мог только идиот
Пепел и экстаз - Харт КэтринАлиса
26.02.2013, 13.39





Не пойму, это вторая часть, что ли? Тогда подскажите, как называется первая книга, где Кетрин и Рид познакомились
Пепел и экстаз - Харт КэтринАлександра
18.08.2014, 12.15





просто ужасный роман! Не переношу неясности! ..и гг-ня ведет себя как похотливая потаскушка!
Пепел и экстаз - Харт КэтринЖан
25.06.2015, 20.13





просто ужасный роман! Не переношу неясности! ..и гг-ня ведет себя как похотливая потаскушка!
Пепел и экстаз - Харт КэтринЖан
25.06.2015, 20.13





Равнодушной не осталась.
Пепел и экстаз - Харт КэтринКэт
31.07.2016, 14.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100