Читать онлайн Падший ангел, автора - Харт Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Падший ангел - Харт Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Падший ангел - Харт Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Падший ангел - Харт Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харт Кэтрин

Падший ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 14

Тори блаженствовала. Она учила сирот, ее мать почти совсем выздоровела, она страстно любила и ее любили в ответ. Казалось, ничто не может разрушить ее счастья, тот свет любви, который окрашивал дни радужными красками. Когда она почувствовала, что ее по утрам мутит, а потом тошнота исчезает без следа, она чуть не замурлыкала от радости. Хотя для полной уверенности еще требовалось какое-то время, Тори готова была ручаться, что наконец исполнилось ее заветное желание. Она ждала ребенка от Джекоба.
Не желая испытывать судьбу, объявляя раньше времени, она ни с кем счастливой новостью не делилась. Держала свои подозрения при себе. А если и ходила с глуповатой ухмылкой на губах, никто, казалось, не удивлялся. Она ведь была молода, влюблена, и вообще молодые жены часто ведут себя несколько странно, пока не свыкнуться с новым положением. Если кто-нибудь и подозревал, то, конечно, Мегэн, хотя она Тори ничего не говорила и наводящих вопросов не задавала. Она всего лишь наблюдала, подняв брови и оценивающе оглядывая Тори, а та продолжала светиться от хорошего настроения.
Была суббота, и Бэннеры вместе с Монтгомери отправились в город. Обе молодые женщины распланировали весь свой день. Сначала они приобретут все, что необходимо для ранчо. Затем, справившись с делами, они собирались остальное время наслаждаться хождением по магазинам и покупками, покупками… Когда с этим будет покончено, они встретятся со своими мужьями в обеденном зале отеля, где им клятвенно был обещан изысканный обед и десерт. День обещал быть изумительным, беззаботным, и Тори твердо решила, что не даст ничему нарушить его безмятежность, даже колкостям и косым взглядам некоторых горожан.
– Вы уверены, что вас можно отпустить одних? – спросил Джейк в третий раз за три минуты.
– Джекоб, ты становишься настоящим занудой, – засмеялась Тори. – Блейк, забирай его поскорее отсюда!
– Мы, прямо скажем, не совсем одни, – поспешила подчеркнуть Мегэн. – На улицах полно народу, и у меня с собой в сумочке мой маленький «деринджер». Мы будем очень осторожны, Джейк. Я тебе обещаю.
Для Тори, которая давным-давно не ходила с подругой по магазинам, день был как представление в цирке. Они с Мегэн хихикали, как школьницы, особенно когда Тори рассказывала, как Джекоб последний раз покупал ей пикантное белье.
Когда они вошли в тот же магазин и Тори увидела выражение лица хозяйки, ею снова овладел приступ веселья, хоть она и покраснела.
Мегэн в шутку предложила купить каждой самый возмутительный предмет туалета, какой только здесь найдется, если, разумеется, у них хватит денег. Мегэн отважно выбрала смелый черный корсет, украшенный ярко-алыми лентами.
– Мой муж обожает видеть меня в черном, – преувеличенно растягивая слова, сообщила она, глядя в вылупленные глаза владелицы. – Вообще-то, конечно, он предпочитает, чтобы я была без ничего, но женщина должна добавлять к игре немного перчика. Вы согласны?
Продолжая таращиться, хозяйка магазина только тупо кивнула.
Более консервативная по природе и, главное, прекрасно сознавая, что ей еще придется приходить сюда в будущем, когда Мегэн благополучно уедет в Таксон, Тори ограничилась тем, что купила две ярчайшие, крикливейшие подвязки из всех имевшихся в магазине. Одна была ярко-розовая, другая – такая зеленая, что на нее было больно смотреть.
– По одной на каждую ногу, – объяснила она потрясенной хозяйке, озорно подмигнув. Под конец, когда, сделав свои покупки, они выходили из магазина, их буквально сгибало от хохота. Никогда еще Тори так не веселилась.
Все еще хихикая, они ступили на тротуар и приготовились перейти улицу к магазину одежды напротив.
– Смотри, вон наши любимые благоверные как раз выходят из салуна Спека. – Мегэн указала на питейное заведение через несколько домов от того места, где они стояли. – Как думаешь, не перехватить ли нам их и показать, что мы купили? Пусть порадуются.
– О нет! – возразила Тори, покачав головой с дьявольской усмешкой. Дернув подругу за рукав, она потащила ее через улицу. – Ты не считаешь, что гораздо приятнее будет удивить их сегодня вечером?
Прежде чем Мегэн успела ответить, мужчина, стоявший у самого локтя Тори, крикнул: «Бэннер!»
От неожиданности Тори чуть не подпрыгнула. Она остановилась и уставилась на человека, который позвал ее мужа. Одетый весь в черное, с алым шелковым платком вокруг шеи, он стоял посреди мостовой, устремив взгляд на Джейка.
Мегэн быстро поглядела в его сторону и чуть не ахнула. Рука мужчины колыхалась в дюйме от рукоятки его пистолета, и поза его была напряженная, как пружина, поза наизготове:
– Ох, адское пламя! – тихо воскликнула она, точно оценив обстановку. Проявив инстинктивную реакцию, она схватила Тори за руку и буквально утащила ее с мостовой и с линии огня.
Только что Тори стояла посреди улицы, а в следующее мгновение ее уже заталкивали назад в открытую дверь магазина. Спотыкаясь и хватая ртом воздух, она обернулась к Мегэн, на лице у нее была написана растерянность.
– Что ты делаешь, Мегэн? Почему ты вдруг так заторопилась, будто на пожар?
Во взгляде, который бросила на нее Мегэн, сочетались недоверчивое удивление и горячее сочувствие.
– Ты действительно не понимаешь? Да, Тори? Ты понятия не имеешь, что сейчас там произойдет?
Сразу насторожившись. Тори бросилась обратно на улицу, но Мегэн преградила ей путь.
– Нет, Тори! Не надо! Ради Бога, не смотри! Не обрекай себя на это! – Мегэн раскинула руки, ограждая свою юную подругу от предстоящего зрелища.
Внезапно сердце Тори заколотилось как бешеное – она все поняла. Даже не глядя теперь на улицу, она знала, что этот человек, выкрикнувший имя Джейка, – стрелок. В эту самую минуту, когда она здесь стоит, он вызывает ее мужа на дуэль, на смертельную игру, на состязание в сноровке, из которого только один выйдет живым!
С отчаянным болезненным криком Тори оттолкнула руку Мегэн и чуть не опрокинула подругу на выставленные платья. Мегэн снова схватила Тори, не пуская наружу. В этот момент прозвучал выстрел, звук его эхом отдался в ее мозгу. Секундой позже прозвучал второй выстрел, и кровь словно свернулась у нее в жилах.
Она вскрикнула и рывком высвободилась из рук Мегэн. Бросившись к двери, распахнула ее и выскочила на улицу, лихорадочно обшаривая глазами опустевшую улицу. Налево от нее, опустив вниз еще дымящийся пистолет, стоял Джекоб. При виде его, такого высокого и сильного, сердце ее начало снова биться. Только одна мысль стучала в ее голове: «Он жив! Слава Богу! Он еще жив!»
Затем невольно глаза ее поискали второго стрелка. Он лежал, распластавшись в пыли, не более чем в десяти футах от того места, где в растерянности и ужасе стояла Тори. Шляпа его слетела с головы, и белокурые волосы упали на лоб, делая его моложе, чем он показался ей вначале. Он лежал так тихо, что Тори с первого взгляда поняла: он мертв. Поняла даже до того, как заметила его бледно-голубые глаза, незряче глядящие в ясное небо над ними, до того, как заметила ярко-красное пятно на груди его рубашки.
– Нет! – простонала она. – О Боже мой, нет!
Тут желудок ее взбунтовался, и она, спотыкаясь, сошла с мостовой, содрогаясь в рвоте, не замечая ласковой поддержки Мегэн и многочисленных взглядов, провожавших ее. Когда она снова выпрямилась, все еще бледная и дрожащая, мир вокруг нее закружился колесом. Прежде чем тьма поглотила ее, перед ее ускользающим взором всплыло лицо Джейка. С тихим жалобным стоном она, потеряв сознание, упала ему на руки.
Когда Джейк услышал, как Рино выкрикнул его имя, они с Блейком как раз выходили из салуна. Надвинув шляпу на брови, чтобы защитить глаза от палящего солнца, он как раз начал оглядывать улицу, надеясь увидеть Тори и Мегэн, чтобы удостовериться, что с ними все в порядке. Он увидел их за секунду до того, как Рино прокричал ему вызов. При виде Тори, стоявшей почти локоть к локтю с Рино, сердце Джейка рванулось к горлу и тут же ушло в пятки. Только годы жесточайшей самодисциплины не позволили этому страху проявиться на лице, хотя озноб пробежал у него по спине. Хуже места для женщин в этот момент придумать было нельзя!
Стоявший рядом Блейк ощутил, как он напрягся.
– Сосредоточься на Рино, Джейк, – тихо проговорил он сквозь зубы. – Я же позабочусь о девушках.
Однако, прежде чем Блейк успел сделать три шага в их сторону, Мегэн схватила Тори за руку и утащила в соседний магазин.
– Спасибо тебе, Мегэн, – выдохнул Джейк и услышал рядом вздох облегчения Блейка. Вокруг них люди, чувствуя, что сейчас произойдет, заспешили в укрытия.
Продолжая внимательно следить за Рино, Джейк почувствовал, как его друг отступил назад и настороженно застыл, приготовившись на случай, если Рино припас какой-нибудь грязный фокус, например, привел с собой нескольких друзей, спрятав их в окнах домов и переулках. Джейк не думал, что Рино способен на это, просто потому, что этот молодой хвастун не привык делиться славой. Но все равно он был рад, что за спиной у него Монтгомери, хотя бы для моральной поддержки.
Острые золотые глаза Джейка были прикованы к лицу Рино и не отрываясь вглядывались в его глаза. Медленно, небрежно, словно на воскресной прогулке и торопиться некуда, он сошел с тротуара. Те, кто наблюдал, как прошествовал он на середину улицы, не могли не восхититься его спокойствием.
Действительно, Джейк сосредоточил все свое внимание на смертельном противостоянии и мысленно отключился от всех других мыслей. Шагая на середину мостовой, о сделал один глубокий вдох и медленно выдохнул, затем – другой, сознательно расслабляя напрягшиеся мышцы. Пальцы его правой руки слегка сжимались и разжимались на уровне рукоятки кольта. Глаза под полями шляпы слегка прищурились, не столько от солнца, сколько чтобы не моргнуть в неподходящий момент. Медленно шел он на середину улицы, направляясь в сторону Рино под таким углом, который позволил бы ему, выхватывая пистолет и прицеливаясь, не тянуть руку поперек туловища. В этом опасном противоборстве сноровки и скорости даже одна потерянная секунда могла стоить жизни.
– Я искал тебя, Бэннер, – протянул Рино. – Ты избегал меня, прятался, как трус. Ты что, на самом деле трус?
Джейк даже не пытался отвечать на насмешки Рино. Затасканный фокус: издевкой вывести противника из себя, заставить его сорваться. Джейк давно научился не обращать внимания на такие уловки. По-настоящему оскорбительным было лишь то, что Рино рассчитывал купить его на это.
Джейк еще не дошел до середины улицы, когда в глазах у Рино мелькнула тень. Кольт Джейка тут же был выдернут, и его пуля промчалась прямо в сердце Рино как раз за время, которое понадобилось Рино на то, чтобы вытащить пистолет из кобуры. Ошеломленное, недоверчивое выражение появилось на лице Рино в тот момент, когда пуля пронзила его сердце. Какое-то мгновение он так и стоял, словно не веря в случившееся. Затем ноги его подкосились, и он упал на пыльную мостовую.
В падении его палец судорожно сжался и спустил курок. Выстрел пошел куда-то вверх, отколов щепку от перил балкона над салуном, но Рино этого уже не видел. Он даже не услышал своего выстрела. Он уже был мертв.
Джейк еще стоял на том же месте, расставив ноги, ощущая лишь глубокое облегчение, когда Тори выбежала из магазина. Он увидел, как посмотрела она на него, заметил, как ужас на ее лице исчез, когда она увидела его. Затем она перевела взгляд на упавшее тело Рино, и даже на таком расстоянии он увидел на ее лице мучительное отвращение. Джейк не успел подскочить к ней и помочь, когда ее вывернуло наизнанку. На бегу пряча пистолет, он кинулся ней, но успел добежать лишь к моменту, когда она выпрямилась, закачалась, туманным взглядом посмотрела него и без слов упала в обморок, вперед в его протянутые руки.
Казалось, прошла вечность, пока врач вышел из комнаты, где осматривал Тори. Вскочив на ноги, Джейк обеспокоенно спросил:
– Как там она, док?
Доктор Грин как-то ухитрился улыбнуться и нахмуриться одновременно.
– Она очнулась и сильно потрясена, но немножко отдохнет, побездельничает, и ни с ней, ни с ребенком ничего плохого не будет.
Джейк разинул рот, чуть не вывихнув челюсть, показав доктору, что это объявление о предстоявшем отцовстве было для него новостью совершенно неожиданной.
– Ребенок? – выдавил из себя Джейк.
– Я так понимаю, вы об этом впервые слышите? – усмехнулся доктор. – Ну-ну, не огорчайтесь. Я не уверен, что ваша жена знала это наверняка, пока я не сказал ей минуту назад. Она могла лишь подозревать, что с ней что-то происходит, но не думаю, что была уверена. Вы, знаете ли, счастливцы. У Виктории сегодня был настоящий шок, а я видел, как у женщин и от меньших причин случались выкидыши. Она все еще потрясена. Мой совет – забирайте ее домой и несколько дней поприглядывайте за ней. Просто из осторожности не давайте ей делать ничего утомительного. Через неделю, если ничего не произойдет, она сможет вернуться к нормальной жизни.
– А когда она сможет путешествовать, док? – спросил Блейк, заслужив удивленные взгляды жены и Джейка.
– Дайте ей отдохнуть недельку в тишине и покое, и заверяю вас, что путешествие ей не повредит. Или даже пойдет на пользу: она уедет отсюда, увидит новые места… Это отвлечет ее от того, что случилось сегодня, если вы меня понимаете. Если это возможно, я бы советовал предпринять неспешную поездку в дилижансе или на поезде, но не верхом. – Проницательный взгляд доктора остановился при этих словах на Джейке. – И больше никаких перестрелок, если удастся. Еще один шок вроде этого, и она вполне может потерять ребенка, которого носит.
Позже к вечеру тихая и пришибленная Тори с мужем и друзьями возвращалась домой. Никому не хотелось оставаться в городе на задуманный ими обед. Прямо от доктора они поехали на ранчо.
Тори не возражала, когда Джейк настоял и отнес ее на руках в повозку. Она на самом деле выглядела ошеломленной и всю дорогу сидела, как ледяная статуя, не говоря ни слова своим спутникам. На ранчо Джейк снова настоял, чтобы отнести ее в спальню. Он нежно положил ее на кровать и, укрыв одеялом, подоткнул его со всех сторон, как делал, когда она была ребенком.
– Отдохни, дорогая, – прошептал он и поцеловал ее в лоб.
Вместо ответа Тори повернулась к нему спиной и свернулась под одеялом в клубочек. Какой-то частью своего разума она понимала, что ранит его, но она и сама была ранена происшедшим. Съежившись под простыней, Тори дрожала, как лист на ветру. Ее трясло от переживаний – и внутри, и снаружи…
В этот момент в ней, казалось, произошло раздвоение личности. Одна дрожала на постели, стараясь выбросить из памяти молодого человека, неподвижно лежавшего в уличной пыли, другая стояла как бы вне ее и издали наблюдала за происходящим. Она ощущала себя душевно разбитой. Чувства ее онемели, и она так ужасно устала.
Хотя она не спала, но лежала тихо, почти не шевелясь. Какое-то время спустя вернулся Джейк и принес на подносе ужин. Тори попыталась притворяться, что спит, ничем не выказывая, что знает о его присутствии в комнате. Не сумев уговорить ее приподняться и поесть, Джейк удалился.
Немного позже в комнату тихонько вошла мать Тори.
– Тори, ты должна поесть, – ласково стала уговаривать она. Присев на край постели, она отвела волосы у дочери со лба. – Не ради себя, ради ребенка. Пожалуйста.
Нежный голос матери, ее ласковое понимание, казалось, растопили ледяной панцирь, сковавший сердце Тори. Рыдания сотрясли ее хрупкую фигурку. Еще сильнее, и еще сильнее. Горячие слезы обжигали лицо. Без слов она перекатилась на постели, страдальчески уткнулась в материнские колени, обхватив руками мать за талию. Она плакала, прижавшись к матери, в ее объятиях, плакала так, словно у нее сердце разбилось.
Когда слез больше не осталось, Тори позволила матери покормить себя. Приподнявшись на подушках, она глотала с ложечки еду, которую подносила ей мать, с полным безразличием, не чувствуя вкуса. Наконец она оттолкнула ложку, ощутив, что, если проглотит еще кусочек, ей снова станет плохо.
– Хочешь, поговорим об этом, Тори? – тихо предложила Кармен. Джейк уже, не щадя себя, рассказал ей, что произошло в городе. Зная свою дочь, Кармен не сомневалась, что на Тори сильно подействовала происшедшая сцена. – Может стать легче, если выговоришься, – сказала она.
Тори лишь покачала головой, отказываясь, не желая снова воскрешать увиденное. Тот кошмар и так слишком резко и отчетливо запечатлелся перед глазами.
– Я устала, мама. Так устала, – и почувствовала облегчение, когда Кармен промолчала, не настаивая, тихо продолжая сидеть с ней в наступающих сумерках. Ее любящее присутствие было бальзамом для израненной души.
– Спи, ангелочек, – наконец пробормотала Кармен. – Спи, мой милый ангел.
Находясь между сном и бодрствованием, Тори слышала, как мать зажгла лампу и на цыпочках вышла из комнаты. Какое-то время спустя она услыхала, как вошел Джейк. На этот раз она притворилась спящей, стараясь дышать легко и ровно, удерживать дрожание мокрых ресниц, когда он наклонился и поцеловал ее мокрую от слез щеку.
– Мне очень жаль, любовь моя, – пробормотал он у ее уха. – Я ничего не мог поделать.
Она напряженно слушала, как он задул лампу, разделся и улегся в постель рядом с ней. Только когда он обвил рукой ее талию и попытался притянуть к себе, она выказала, что не спит. Вырвавшись из его объятий, она свернулась калачиком у противоположного края постели.
– Не прикасайся ко мне, Джекоб, – прошептала она, преодолевая комок в горле. – Я не хочу, чтобы ты касался меня.
Пробежавшая по ее телу дрожь отозвалась глубоким вздохом в Джейке, но он оставил ее в покое. Лежа навзничь на спине, Джейк размышлял, сколько еще пройдет времени, пока его юную жену снова потянет в его объятия. В этот момент он охотно убил бы Рино второй раз за то, что он разрушил его светлый сон, счастье, которым они с Тори радостно наслаждались всего несколько часов назад.
К всеобщему удивлению, на следующее утро Тори встала рано и потребовала, чтобы ее отвезли в церковь. Она стояла перед ними с каменным неулыбчивым лицом и решительным блеском в глазах.
– Я отправлюсь к мессе, даже если для этого мне придется пройти весь путь пешком, – проговорила она ледяным голосом, ставшим совсем ломким от пролитых слез.
Сначала Джейк упрямо отказал ей, настаивая, чтобы она отдохнула, как велел доктор.
– Ты что, хочешь рисковать потерей ребенка? – спросил он, и вся боль, которую он чувствовал, отразилась в его глазах.
– Я прекрасно себя чувствую, Джекоб, – коротко возразила она. – Пожалуйста, позволь мне самой судить о том, что я могу и чего не могу делать, чтобы не повредить нашему ребенку.
В конце концов Джейк согласился, правда, только после того, как Кармен поговорила с Тори наедине и удостоверилась, что она действительно хорошо себя чувствует.
– По-моему, ее больше расстроит, если она не попадет сегодня в церковь, чем сама поездка снова в город, – озабоченно объяснила ему Кармен. – По-моему, Джекоб, ей это необходимо для души.
Всю дорогу они молчали. Тори снова сидела, как каменная, рядом с Джейком. Он просто ощущал исходившие от нее волны осуждения. Может быть, эта поездка в церковь, если она поможет Тори разобраться в своих чувствах, будет благотворной для них обоих. Возможно, поговорив с одной из сестер или отцом Ромеро, она снова увидит все в истинном свете.
Джейк провел час в салуне, разделяя свою печаль со стаканом виски. После вчерашнего никто не осмеливался потревожить его, так и просидел он в своей одинокой печали. Наконец вернулся в церковь забрать жену и узнал, что она закрылась в монастыре и отказывается выходить.
– Что значит отказывается выходить? – изумленно спросил он.
– Мне очень жаль, сеньор Бэннер, – проговорил отец Ромеро. – Я пытался убеждать Викторию, но она не хочет ничего слышать. В конце концов, все, что я мог сделать, это разрешить ей присоединиться к сестрам в надежде, что кому-то из них удастся то, что не удалось мне. Почему бы вам не поговорить с матерью-настоятельницей? Возможно, она сможет помочь вам больше, чем я. Все сестры уважают ее мудрость, и она имеет на них огромное влияние. Я уверен, что она может дать Виктории мудрый совет и заставить ее увидеть все в правильном свете.
Уязвленный до глубины души болью, равной которой он никогда не испытывал, Джейк вскоре постучался – второй раз в своей жизни – в дверь матери-настоятельницы и был к ней допущен. Когда она двинулась к нему навстречу, ее громадные серые глаза, светившиеся в тот раз решимостью, теперь были полны сочувствия.
– Наши встречи, кажется, вошли в привычку, мистер Бэннер, – тихо сказала она, провожая его к стулу.
– Вы поговорите с ней, матушка? – смиренно спросил Джейк.
Женщина кивнула головой.
– Да, я поговорю с ней, если вы подождете здесь и пообещаете не искать ее по всему монастырю, как в прошлый раз. Боюсь, остальные сестры до сих пор не вполне оправились от этого потрясения.
Ответом ей была легкая улыбка. Они оба вспомнили, как ворвался он в их тихие владения, когда впервые приехал забирать Тори домой.
– Я буду ждать столько, сколько потребуется, – пообещал он.
Часы на камине отмечали долгие минуты, а подавленный Джейк со все возрастающим нетерпением ждал исхода. Наверху, в маленькой келье, служившей монахиням одной из спален, мать-настоятельница беседовала со своей бывшей послушницей.
– Виктория, ты сделала свой выбор несколько недель назад, и, хочешь ты этого или нет, теперь ты должна с ним жить. Прискорбно, что все для тебя так обернулось, но отец Ромеро пытался тебя предупредить. Теперь слишком поздно. У тебя муж, который, кажется, к тебе очень привязан, и я узнала, что у тебя будет ребенок от этого союза. Теперь у тебя есть обязанности по отношению к твоей новой семье, и ты не можешь пренебречь ими.
Обратив полные слез глаза к своей наставнице, Тори выразительно прошептала:
– Он убил человека, матушка! Он застрелил его посреди улицы! Как я могу вернуться к нему, зная это? Как должна я выносить его прикосновения, когда этими же руками, которыми он касается моей плоти, он взял человеческую жизнь?
– Ты знала, что он стрелок, когда выходила за него замуж, – мягко подчеркнула мать-настоятельница. – Ты знала это много лет подряд и все равно всегда любила его, пусть твоя любовь и была сестринской. Что изменилось сейчас? Почему ты вдруг сейчас осудила его? Он сегодня такой же, каким был год назад.
– Я видела это своими глазами! – тихо воскликнула Тори, и весь ужас вчерашнего дня отразился в ее ярких зеленых глазах. – Я видела этого человека, такого молодого, немногим старше меня, лежавшего на земле. Жизнь уходила из него! Его глаза, такие голубые, прозрачные, как вода горного озера, невидяще смотрели в небо! И Джекоб был в этом повинен! Это его палец нажал на курок, выстрел его пистолета убил этого бедного мальчика!
– Значит, – рассуждала монахиня, – раньше ты знала только на словах, кто такой Джекоб, но это было от тебя далеко. Дело в этом? Раньше это была всего лишь беглая мысль, но вчера все стало реальным, гораздо более страшным, чем ты могла себе вообразить?
Тори кивнула, глотая слезы.
– Да, частично.
– А мог ли твой муж поступить иначе? Если я правильно поняла, тот молодой человек вызвал Джекоба на уличную дуэль. Как ты в сердце своем считаешь, мог ли твой муж не принять вызова и остаться живым? Сидел бы он сейчас в моем кабинете, ожидая свою жену, если бы так поступил, или сегодня ты стояла бы у его могилы и твои слезы лились бы по нему? Скажи, Виктория, как ты думаешь?
Робко, опустив от стыда голову, Тори признала:
– Нет, наверное, если бы так все обернулось, Джекоба сегодня не было бы в живых.
– И что, ты предпочла бы, чтобы именно твой муж лежал мертвым на улице, а не тот молодой человек, к которому ты испытываешь такую глубокую жалость?
– Нет! Только не это! Я лишь хотела, чтобы он не убивал этого человека, такая молодая жизнь пропала зря! Может быть, все не было бы так ужасно, если бы Джекоб только ранил его, но он стрелял, чтобы убить. Его пуля была направлена прямо ему в сердце.
– Этому человеку было достаточно лет, чтобы знать, что он делает, Виктория. Несомненно, он знал, в какую смертельную игру вступает, когда бросил вызов твоему мужу. Он не был невинным новичком с пистолетом. Возможно, для тебя и для Джекоба было бы лучше, если бы он его только ранил, но как знать наверняка? Останься жив этот человек, возможно, он в другой раз попытался бы стрелять в Джекоба, и в тот день оказался бы убитым Джекоб. Кто может это сказать? Только Бог знает, что могло бы тогда произойти.
– Вы говорите, что этот Бог так располагал? Чтобы Джекоб вчера убил этого человека? – изумленно спросила Тори.
Старая монахиня пожала плечами.
– Я только говорю, Виктория, что ты должна прекратить свои стенания и перестать себя жалеть.
При этих словах Тори широко открыла глаза и хотела было тут же возразить матери-настоятельнице, но та отмахнулась, не дав ей рта раскрыть, и продолжала:
– Да, Виктория. Признайся хотя бы себе самой, если хочешь скрывать правду от других. Все это горе, весь этот гнев, направленные на твоего мужа, наказанье ему за то, в чем у него не было выбора. Ты произносишь возвышенные речи по поводу смерти молодого стрелка, который тебе никто, но хотела бы ты, чтобы они поменялись местами? Ты жалеешь не столько их, сколько себя.
А между тем твой муж, которому ты поклялась в любви, сидит внизу, ожидая тебя. Ему тоже больно, Тори, возможно, больше, чем тебе. Это ведь он забрал жизнь, он будет вечно нести этот груз в своей душе, и, думаю, ему уже и сейчас нелегко от бремени. Ему нужна поддержка, Виктория, и он может получить ее только от женщины, которую он любит и которой верит больше всех на свете. Твой долг жены – дать ему эту поддержку.
– Мой долг? – тупо повторила Тори.
– Да. Вступая в брак, ты обещала любить, уважать и подчиняться своему избраннику, но превыше всего этого святой Павел наказал женам соблюдать свои обязанности. Он сказал: «Да не отойдет жена от мужа», а ты сегодня сделала это. Он еще говорит: «Жены, покоритесь своим мужьям, как Господу нашему. Потому что муж – глава жены, как Христос – глава церкви. И как церковь подчиняется Христу, так жены должны подчиняться своим мужьям во всякой вещи».
К этим словам нельзя относиться легко, Виктория. Я прошу тебя тщательно их обдумать и заглянуть в свое сердце, поискать в нем ответа. Но прежде всего тебе следует, по моему разумению, спросить у себя самой, воистину ли ты любишь этого человека, и если любишь, то найди в сердце своем силу простить ему все, что, по-твоему, он сделал тебе плохого. И в свою очередь попросить у него прощения, потому что, я уверена, твое бегство и отсутствие веры в него причинили ему глубокую боль.
Вскоре после этого перед встревоженным мужем предстала смиренная и раскаявшаяся жена.
– Я очень сожалею, Джекоб, – сокрушенно прошептала она, и глаза ее молили о прощении. – В сердце своем я знала, что у тебя не было выбора, но увиденное оказалось слишком тяжелым ударом. Вряд ли я когда-нибудь забуду зрелище этого человека, лежащего в пыли с твоей пулей в сердце.
От ее слов он передернулся, и она поняла, что ранила его еще глубже.
– Такое не забывается, Тори, – мрачно ответил он. – Сколько бы раз это ни случалось, скольких бы людей я ни убивал, каждый раз это остается со мной и сидит во мне, как заноза, преследует, как призрак, вкрадываются мои мысли, неотвязно стоит у меня перед глазами. От этого не уйти. Неужели ты решила, что я получаю удовольствие от убийства, Тори? Это не так!
– О Джекоб, дорогой, я знаю! – Слезы ручьем полились из ее глаз. Она бросилась к нему в объятия и сама обняла его со всей любовью, переполнившей ее сердце. – Я знаю настоящего тебя и люблю тебя больше воздуха, которым дышу. Я постараюсь, сколько смогу, прогнать твою боль и воспоминания, Джекоб, излечить, если удастся, твои душевные раны своими слезами. Я люблю тебя и обещаю, что изо всех сил постараюсь больше тебя не разочаровывать.
Он почувствовал, как сердце его переполняется радостью и благодарностью. Крепко прижав ее к сердцу, он замер на миг, пребывая вне времени и пространства, затем ласково отстранил ее от себя, нежно стер большими пальцами слезы с ее глаз, и сказал:
– Поедем домой, мой маленький ангел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Падший ангел - Харт Кэтрин



нормально
Падший ангел - Харт Кэтринася
3.09.2010, 5.55





Мне безумно нравится эта книга, уже второй раз перечитываю и все как первый раз. Советаю обязательно прочитать))) не пожалеете
Падший ангел - Харт КэтринАлена
7.02.2012, 18.53





Не очень,но прочитать разок можно.
Падший ангел - Харт Кэтриннаташа
4.04.2012, 19.39





очень красивый роман.
Падший ангел - Харт Кэтринкарина
14.05.2012, 13.15





Мне очень понравился роман ! Советую.
Падший ангел - Харт КэтринМари
25.07.2012, 13.30





Мне очень понравился роман. Любовь Сводного брата и сестры просто потрясающая.
Падший ангел - Харт КэтринЛале
10.03.2013, 20.23





Что-то не очень. Как-то странно читать про любовь 27-летнего мужчины к 17-летней девочке, причем он говорит, что любит ее уже давно - несколько лет. Ну, ладно, это исторический роман, тогда мужчины предпочитали юных девушек, это я могу понять. Но сам сюжет на мой взгляд мог бы быть интереснее, очень уж быстро она из полу-монашки превратилась в страстную женщину. Баллов 7.
Падший ангел - Харт КэтринРэдди
10.03.2013, 21.11





Насколько роман понравился вначале, настолько он ужасен в конце. Сначала была только пара ляпов - герой влюблен в героиню, хотя не видел ее много лет, да и после дефлорации героиня судорожно занимается сексом, что вряд ли реально. Но потом начинается такой маразам - какие-то отклонения в сюжете, левые люди, вуду, исчезающие раны, трусливые злодеи, беременные женщины, проявляющие чудеса акробатики и т.д. и т.п. Такое впечатление, что вторую половину романа писал другой человек или редактор попросил добавить "перчику" и автор перестаралась. А жаль: 3/10.
Падший ангел - Харт Кэтринязвочка
11.03.2013, 16.23





Понравился роман, и нравится очень. Особенно, когда это сводные сестра и брат. Вот только не ясно, он не видел ее вроде несколько лет, но был в нее влюблен. Этот ляп автор не учла почему-то, могла бы написать хотя, что ГГ. приезжал иногда на ранчо. И видел свою сестру.
Падший ангел - Харт КэтринДи.
17.03.2013, 21.20





ГГ сам говорил что раза три приезжал на ранчо тогда и влюбился.А так роман чудесный светлая искренняя любовью Притом девушки тогда взрослели раньше. И еще почему она хотела уйти в монастырь Из-за того что полюбила брата как женщина любит мужчину.
Падший ангел - Харт Кэтринмерик
7.06.2013, 13.04





хороший,интересный роман.мне все понравилось.
Падший ангел - Харт Кэтринчитатель)
25.06.2014, 8.28





Вот дочитала до десятой главы, но на этом мой интерес и закончился. Не понравилось. Сплошное описание событий. а эта сцена на лугу с поцелуями и шлепками в перемешку , ведь она незнала почему не должна ходить одна далеко, а он такой крутой не предупредил не поговорил с ней, а наказать нате запросто. Да и диалоги у них не очень.
Падший ангел - Харт Кэтринийлина
29.06.2014, 19.22





Вот дочитала до десятой главы, но на этом мой интерес и закончился. Не понравилось. Сплошное описание событий. а эта сцена на лугу с поцелуями и шлепками в перемешку , ведь она незнала почему не должна ходить одна далеко, а он такой крутой не предупредил не поговорил с ней, а наказать нате запросто. Да и диалоги у них не очень.
Падший ангел - Харт Кэтринийлина
29.06.2014, 19.22





Очень интересный роман .Советую прочитать.Есть в этом романе все:любовь приключение.Ставлю10.
Падший ангел - Харт КэтринИрина
1.07.2014, 12.43





Очень интересный роман .Советую прочитать.Есть в этом романе все:любовь приключение.Ставлю10.
Падший ангел - Харт КэтринИрина
1.07.2014, 12.43





А мне понравился роман!
Падший ангел - Харт КэтринНаталья 66
12.09.2014, 22.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100