Читать онлайн Ослепление, автора - Харт Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ослепление - Харт Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ослепление - Харт Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ослепление - Харт Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харт Кэтрин

Ослепление

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Ах, как же не хотелось Андреа отправляться на промысел нынешним вечером! Она была полна последними событиями, она так бы хотела безмятежно улечься в постель и заснуть в сладких мечтах о своей будущей жизни в роли супруги Брента и матери Стиви. О своей будущей жизни в Нью-Йорке, далеко-далеко от ужасного Ральфа Маттона и его отвратительной жадности. Но время было на исходе. У нее оставалось еще три ночи в Филадельфии, за которые она должна успеть собрать остаток выкупа за Стиви.
Уже часом позже Андреа поздравляла себя с удачно прошедшей краткой вылазкой. Она посетила три отдельных номера и собрала немалый урожай. В последнем из обкраденных ею номеров остановилась итальянская графиня со своим любовником, что и стало причиной выбора Андреа. Чванливая аристократка постоянно появлялась в свете, увешанная драгоценностями в три ряда, большая часть из них покоилась теперь в сумочке у Андреа. Такие вещи, как огромных размеров бриллиант, рубиновое ожерелье да в придачу такие же серьги, сами по себе могли бы стоить вожделенных двадцать пять тысяч долларов, если бы только Ральф не занизил так бессовестно их цену под предлогом необходимости платить перекупщику.
Пожалуй, теперь она может считать свой промысел законченным. Какое облегчение – знать, что отныне ей нет нужды лазить по ночам в чужие номера, трепеща перед агентами Пинкертона, злобными собаками, перед опасностью каждую минуту быть схваченной и отправленной в тюрьму. Отныне она свободна и скоро получит свободу и Стиви. Все, что остается сейчас ей проделать, – потихоньку пробраться со своей добычей к себе в номер.
Андреа приоткрыла дверь в коридор и с удивлением и испугом обнаружила, что, вопреки ее ожиданиям, там кто-то есть. Прямо к ней направлялась сама блистательная графиня в сопровождении любовника!
Проклятье! Всего одна минута – и она была бы уже далеко отсюда! А теперь ей надо либо где-то укрыться, либо постараться удрать через балкон.
– Ни за что на свете не стану больше прятаться под кроватью и слушать любовные охи и вздохи, как тогда, с Фредди и Люсиль, – поклялась она себе.
В то время, когда графиня отпирала дверь в свой номер, Андреа уже перелезла через перила балкона, со страхом разглядывая такую далекую землю в двух этажах под нею. Она не имела ни малейшего представления о том, как ей удастся спуститься отсюда, не свернув себе шею и не привлекая ничьего внимания. Судя по всему, ей придется торчать здесь до утра – или до той роковой минуты, когда графине с приятелем взбредет в голову полюбоваться на звезды.
Тут она разглядела фигурную решетку, украшавшую фасад отеля. Она начиналась примерно в двух футах от балкона. Если ей хватит ловкости перебраться на нее и решетка окажется достаточно прочной, появится шанс покинуть укрытие до утра.
Затаив дыхание, чувствуя себя так, словно она дебютирует в цирке, с трудом балансируя тяжелой сумкой с украденным, Андреа двинулась вдоль балконных перил к решетке. Покрепче ухватившись за перила, она протянула дрожащую руку в сторону чугунных завитков. Ее пальцы наконец сомкнулись мертвой хваткой вокруг холодных прутьев, безжалостно давя вьющиеся по ним стебли плюща. Вот она перенесла на решетку правую ногу. А с левой ногой возникла проблема – вернее, с ее юбками, которые оказались чересчур узкими, и не давали ей необходимой свободы движений.
Андреа замерла в неподвижности, распластавшись между балконом и решеткой. Тяжелая сумка тянула ее к решетке, тогда как основной точкой опоры все еще оставался балкон. В этой позиции она не могла двинуться ни вперед, ни назад, и уж конечно и речи не могло идти о том, чтобы освободить одну руку и приподнять проклятые юбки! Попросту говоря, она попалась! Разве что она решится разжать руки и грохнуться оземь с высоты пятнадцати футов!
До смерти испуганная, разозленная, готовая в любую минуту разрыдаться от отчаяния, Андреа рванулась изо всех сил. О, какой музыкой прозвучал для нее треск рвущейся материи! Еще один рывок, и вот уже она обеими ногами стоит на завитках чугунной решетки. Распластав руки по стене, она помедлила мгновение, переводя дыхание и набираясь храбрости для спуска, который оказался не так уж труден. Осторожно согнула колени и потянулась дрожащими руками к решетке под собою, двигаясь, словно запутавшаяся в паутине муха (хотя мухе наверное, было бы легче орудовать своими шестью лапами, не связанными ни сумкой, ни юбками).
Осторожно, проверяя на прочность каждый прут, на который ей предстояло опереться, Андреа принялась спускаться вниз. И все же, несмотря на свою осторожность, в пяти футах от земли, когда ей уже показалось, что она вот-вот окажется в безопасности, Андреа поставила ногу на ржавый прут, который подломился под ее тяжестью. С хриплым придушенным криком она рухнула на клумбу, давя росшие там цветы.


Брент совершал последний обход вокруг отеля в безотчетной надежде высмотреть кого-то или что-то, не подходящее ко времени и месту, прежде чем отправляться спать. Конечно, ему хотелось захватить врасплох вора, хотя он уже мало верил в такую удачу. Этот малый оказался чересчур шустрым, он всегда умудрялся хотя бы на шаг опередить Брента и остальных детективов.
Он как раз заворачивал за задний угол отеля, направляясь в сторону улицы вдоль его боковой стены, когда услышал какой-то хруст, словно от сломанных прутьев. Взглянув в ту сторону, он успел заметить, что кто-то упал с решетки, украшавшей фасад здания. В ту же секунду в нем проснулся инстинкт охотника. Почему-то он не сомневался – он был твердо уверен, – что заметил пресловутого вора. Не успел упавший подняться на ноги, как Брент ринулся в погоню.


Андреа только было собралась ощупать свои конечности на предмет возможных переломов и ушибов, когда услыхала, что кто-то бежит в ее сторону. Она тут же подскочила и, бросив один короткий взгляд через плечо, бросилась наутек от погони, прочь от отеля. Подбегая к горевшему на перекрестке газовому фонарю, она каким-то чудом умудрилась накинуть на голову капюшон и замотать нижнюю часть лица черным атласным шарфом. Перебежав улицу, она кинулась в первую попавшуюся темную аллею.
Благодаря тому, что юбки у нее были изрядно изорваны, она могла бежать с предельной скоростью. И все же, несмотря на все усилия, она чувствовала, что преследовавший ее мужчина настигает ее. Она еле успела увернуться от низко растущего сучка и едва успела подумать о том, что вряд ли его удастся миновать гнавшемуся за ней мужчине, как услышала глухой стук, падение и проклятье.
Выбежав на другой конец аллеи, Андреа свернула налево, пересекла улицу возле перекрестка и поскорее завернула направо за угол первого же здания. Укрывшись таким образом от взгляда преследователя, она прислонилась к каменной стене, чтобы хоть немного восстановить дыхание и осмотреться. Вслушиваясь в то, что творилось позади, она страстно надеялась на то, что ей удалось сбить погоню со следа. Если он побежит от перекрестка в противоположную сторону – она спасена. Если же нет…
В отличие от ее мягких туфель, тяжелые подметки гнавшегося за нею мужчины грохотали по тротуару не хуже барабанов судьбы, если таковые вообще существуют. Она ясно слышала, как он в растерянности остановился, и затаила дыхание, ожидая, что ей повезет и он выберет другую дорогу. Но вот он опять побежал, побежал в ее сторону. И снова Андреа пустилась наутек, стараясь держаться в самых темных местах, прижимая к себе драгоценную сумку с добычей. К ее ужасу, шаги преследователя раздавались все ближе.
В тот момент, когда она уже была уверена, что он вот-вот схватит ее, она обнаружила, что бежит вдоль стены здания театра, где нынешним вечером была вместе с Брентом. Повинуясь инстинкту самосохранения, словно преследуемая львом лань, она проскочила в узкий проход, начинавшийся у бокового входа в театр. И тут же, к вящему своему ужасу, поняла, что попала в тупик, из которого можно выбраться лишь по тому пути, по которому она сюда забежала. И единственный выход перекрыт погоней.
Она закрутилась на месте, в отчаянии попытавшись проникнуть в выход на сцену, который наверняка был заперт, но ведь ей некуда было податься. Неожиданно дверь поддалась ее напору и легко распахнулась. Она шагнула внутрь, в полную темень. Практически потеряв всякую ориентировку, она тем не менее понимала, что, просто стоя на месте, наверняка окажется тут же схваченной. И Андреа на ощупь двинулась вперед. Сделав всего несколько шагов, она наткнулась на стену, потом узкое свободное пространство, потом опять на стену. Это узкое пространство – скорее всего, один из переходов за кулисами театра, подумала Андреа.
В этот момент она услышала, как позади нее захлопнулась дверь, ведущая на сцену. Тяжелое дыхание преследователя говорило о том, что он тоже попал в этот коридор и тоже в первый момент ничего не может различить в кромешной тьме. Ни секунды не задумываясь, Андреа поспешила по узкому коридору в неизвестность, предоставив гнавшемуся за ней мужчине пытаться найти и зажечь светильник. Ведя рукой по стене, она нащупала дверь и хотела было укрыться за ней, но интуиция подсказала ей, что и для преследователя это будет первое место, где он станет ее разыскивать. Сделав усилие над собою, она миновала еще одну дверь и еще и лишь перед четвертой дверью разрешила себе остановиться, повернула ручку и проскользнула внутрь совершенно беззвучно. Дрожащими пальцами она принялась шарить по внутренней стороне двери, надеясь найти задвижку, но – увы – ее там не было. Как равным образом не было ни одного освещенного окна, в отблесках которого она смогла бы найти путь к бегству из этой чернильной тьмы.
Стоило двери у него за спиной захлопнуться, как Брент был вынужден застыть на месте, совершенно ослепленный беспросветной чернотой, навалившейся на него. Изо всех сил насторожив слух, он какое-то время простоял абсолютно неподвижно, пытаясь уловить хоть малейший звук шагов. Но не услышал ничего, кроме собственного тяжелого дыхания и сумасшедшего стука сердца. И ничто не давало ему ни малейшей подсказки, где может находиться укрывавшийся в кромешной тьме вор. А ведь он мог стоять прямо возле Брента, готовый в первый же удобный момент оглушить преследователя ударом по голове.
Брент заставил себя досчитать до шестидесяти, чтобы хоть немного успокоиться. Он выжидал. Вслушивался. Он был готов мгновенно среагировать на малейший шорох, на легчайший звук. Ничего. Осторожно пошарив у себя в кармане, Брент извлек как можно бесшумнее коробку спичек. Напрягая каждый мускул, стараясь приготовиться к возможной атаке, он наконец отважился чиркнуть одной из спичек и поднял ее над головой. И никого не увидел. И ничего не услышал. Зато заметил свисавшую над порогом керосиновую лампу.
Наконец-то у Брента появилось преимущество перед вором, и преимущество немалое. Как бы проворно ни убегал его «клиент» и как бы тщательно ни кутался с головы до ног в черный плащ, Брент успел разглядеть, что сложение у воришки довольно хлипкое. Скорее всего, это был мальчишка. Весьма искусный в воровском ремесле и хитрый мальчишка. Если бы только Бренту удалось схватить его, у него не» будет ни малейшего шанса вырваться. Разве что он вооружен револьвером. Или ножом.
Эта мысль заставила Брента помедлить. Несмотря на свое несомненное физическое превосходство перед преследуемым, Брент все же должен был быть осторожен. Пытаясь найти хоть какое-то подобие оружия, Брент подобрал для этой цели единственное, что удалось обнаружить: длинную тонкую палку чуть побольше полицейской дубинки. Пожав плечами, он решил, что лучше что-то, чем ничего. Теперь, вооруженный дубинкой и лампой, он счел возможным отправиться на поиски вора.


Андреа, прижимаясь спиной к двери, слышала, как его шаги раздаются все ближе и ближе. Вот он остановился один раз и второй, и по скрипу несмазанных петель она поняла, что преследователь проверяет все выходящие в коридор двери. Когда шаги приблизились к той комнате, где укрылась она, из-под двери просочились лучи света.
Проклятье! Ему и в самом деле повезло – он натолкнулся на лампу! А на двери нет задвижки, и ничего под рукой, чтобы хоть как-то ее подпереть, и она ничего не сможет сделать, чтобы помешать преследователю обнаружить и схватить ее. Разве что…


Брент толкнулся в четвертую дверь, которая казалась прикрытой, но не запертой, словно что-то с той стороны мешало ее распахнуть. Он налег посильнее, и дверь подалась внутрь – она наверняка не была заперта. И все же что-то не давало открыть ее до конца – то ли упавшая мебель, то ли… маленький воришка.
Он наваливался на дверь вновь и вновь, но та больше не поддавалась его усилиям. Наконец он отступил назад, насколько позволяла ширина коридора, разбежался и со всей силы саданул плечом по деревянной панели. Совершенно неожиданно дверь распахнулась безо всякого сопротивления, так что Брент с разгона потерял равновесие и головой вперед влетел в дверной проем. Падая на пол, он лишь старался не разбить полную керосина лампу, чтобы не устроить пожар в театре и не сгореть тут, чего доброго, живьем. Справившись с этой задачей, он только и успел заметить, как закутанная в черное фигура прошмыгнула в распахнутую настежь дверь.


Пользуясь слабым отблеском света, даваемого лампой, Андреа что есть духу неслась обратно по коридору к боковому выходу из театра, пребывая в тем большем смятении, что успела разглядеть ворвавшегося вслед за нею в комнату человека. Она чуть не лишилась чувств, узнав в нем Брента! Она еще не успела добежать до выхода, когда услыхала, что он уже снова гонится за нею. Зацепившийся за что-то шарф чуть не задушил ее, но она рванулась и освободилась, оставив на торчавшем в стене гвозде клочок материи.
Понимая, что ей не успеть добежать до двери, Андреа попыталась свернуть налево. Взлетев по короткой лестнице, она выбежала на сцену, по пятам преследуемая Брентом, освещавшим дорогу себе – и ей – спасенной им лампой. Он был так близко, что она ясно слышала его тяжелое дыхание, и при желании он, наверное, мог бы огреть ее этой ужасной дубинкой, которую сжимал в руке. И тут позади нее вдруг раздался шорох, странный клацающий звук и еще более странное жужжание. Все это сопровождалось градом ругательств из уст Брента, причем было такое ощущение, что его голос удаляется и доносится откуда-то сверху.
Прикрывая лицо краем капюшона, Андреа рискнула бросить короткий взгляд через плечо. То, что она разглядела, заставило ее остановиться и в изумлении уставиться на представшую перед ней картину. В шести футах над сценой беспомощно висел Брент, одной ногой угодивший в петлю тянувшейся откуда-то сверху веревки. Судя по тому, как он ругался, он не был ранен – если не считать его мужского самолюбия. По какому-то чудесному стечению обстоятельств, он все еще держал в руках лампу, освещавшую сию занимательную сцену.
Несколько секунд Андреа в немом изумлении взирала на Брента, извивавшегося на веревке и описывавшего у нее над головой широкие круги. Затем, собравшись с духом и постаравшись говорить как можно более низким и хриплым голосом, она прорычала:
– Ты в порядке?
– Черт бы тебя побрал! – донесся ответный рев. – Конечно нет! Сними меня отсюда!
– Черт бы тебя побрал! – отвечала она все тем же хриплым басом. – Ты что думаешь, я чокнутый? Нет уж, оставайся-ка ты там, наверху, тогда и моя шкура будет целее.
Брент сделал героическое усилие, чтобы говорить спокойно.
– Если ты поможешь мне спуститься, я обещаю, что помогу тебе получить самый мягкий приговор. Я адвокат. И для меня не секрет, как проделать такую штуку.
– Да будь ты хоть сам папа римский. Я не могу спустить тебя оттуда, потому как понятия не имею, как это делается. Я и сейчас не знаю, как тебя вообще угораздило так попасться.
– Я споткнулся о какую-то веревку – судя по всему, это часть от механизма поднятия декораций, – и от толчка почему-то сработала лебедка. Если ты поищешь хорошенько за кулисами, то наверняка найдешь ее и сможешь опустить веревку.
– Гони лампу, не то мне ничего не найти, – грубо потребовала она.
– Отлично. Вот возьми. И поторопись, ладно? Кровь уже прилила у меня к голове.
Найдя среди реквизита какую-то скамеечку, Андреа взобралась на нее и, старательно прикрывая лицо от Брента, взяла у него лампу. Потом поставила ее в дальний угол сцены и осведомилась:
– Эй, мистер, у тебя есть нож?
– Да, у меня есть маленький складной ножичек. А в чем дело?
– Да в том, что придется тебе пустить его в ход, чтобы себя освободить. По моему разумению, минут за двадцать ты справишься.
– Но это не входило в наш уговор! – возмутился Брент.
– А я с тобой и не думал ни о чем уговариваться, – заявила Андреа. – Но ты слушай сюда. Я такой добрый, что не оставлю под тобой лампу, и ты не брякнешься прямо на весь этот горящий керосин. А к тому же я постараюсь сделать твое приземление помягче.
Стараясь не вслушиваться в эпитеты, раздавшиеся в ответ из уст Брента, Андреа кое-как выволокла из скопившегося за кулисами хлама кровать, на которой по счастью оказались достаточно мягкий матрац и одеяло.
– Желаю мягкой посадки, законничек! – с издевательским хохотом прохрипела она. – Живи себе покуда!
– Стой! – заорал Брент ей вслед. – Наглец, ты что же, оставишь меня болтаться на этой чертовой веревке, как будто я мартышка на ветке!
– Похоже, мозгов у тебя поменьше, чем у той самой мартышки, не то ты бы уж давно сам оттуда спустился! – отвечала она. – Давай-ка работай головой, адвокат ученый!
Будучи уверенной в том, что Бренту не доставит особого труда выбраться из ловушки, Андреа бегом вернулась в отель, где без приключений добралась до своего номера и присоединила последнюю добычу к накопленным ранее сокровищам. Наконец-то она была в безопасности, причем к тому же и в полной уверенности, что Брент не узнал ее. О, если бы это было не так, он наверняка разъярился бы в десять раз сильнее. Ей оставалось лишь благодарить судьбу за чудесное спасение и радоваться тому, что теперь она сможет оставить свой отвратительный промысел – тем паче что она, похоже, исчерпала все возможности своего ангела-хранителя.


Брент кое-как добрел до отеля и ввалился к себе в номер, все еще разъяренный донельзя и к тому же со страшной головной болью – результатом столь долгого пребывания в подвешенном вниз головой состоянии. Ух, добраться бы ему только до этого недоростка – проклятый бандюга заплатил бы за все! Брент рухнул поперек кровати, не в силах даже снять с себя одежду. Он все еще изобретал различные способы мести так унизившему его воришке, когда на него навалилось благотворное забытье.
На следующее утро Брент по-прежнему страдал как духовно, так и физически. Он умылся, переоделся и, вынимая из кармана измятого и испачканного в последней переделке костюма ключи, бумажник и всякие мелочи, наткнулся на клочок черного атласного шарфа. Он видел, как убегавший вор зацепился за гвоздь, торчавший из стены в злополучном коридоре, и машинально сунул обрывок в карман, а потом по вполне понятным причинам позабыл об этой улике. Теребя в руках шелковистую ткань, он размышлял, что мог бы установить с помощью этой улики, как вдруг почувствовал нечто странное, ужасно знакомое. Поднеся обрывок шарфа к носу, он старательно принюхался. Боже правый! Ведь именно так пахли те самые духи, которые он подарил ей вчера утром. Те самые духи, которые мучили его на протяжении всего дня, ведь он просто сгорал от желания прижать к себе в страстном объятии так манившее его тело, источавшее этот аромат!
Ошеломленный, Брент рухнул в оказавшееся под рукой кресло в полной прострации. Нет, этого не может быть! Наверняка это всего лишь необычайное совпадение! Или он не ошибся? Внезапно в его памяти всплыли все случаи, когда Андреа старалась распрощаться с ним пораньше – с тем только, чтобы потом неожиданно столкнуться с нею в гораздо более поздний час. Но у нее всегда находилось достаточно логичное – или похожее на логичное? – объяснение столь странным столкновениям. И он готов был прозакладывать свой последний доллар за то, что именно ее увидел в свете уличного фонаря прошлым вечером, когда бросил игру в карты и ринулся в ее номер, где она встретила его в ночной рубашке, по всем признакам, только что поднявшись со смятой постели! Боже, что за спектакль она ухитрилась перед ним разыграть!
Более того – стало быть, именно она чуть не попалась ему в руки прошлой ночью в театре! Именно она оставила его болтаться вверх ногами, а сама преспокойненько удалилась к себе в отель! Вспоминая обстоятельства этой злополучной ночи, он был теперь уверен, что успел заметить белоснежную кружевную сборку, на мгновение выглянувшую из-под края бесформенного черного плаща. Конечно, у него в тот момент была не лучшая точка для наблюдения, но он готов поклясться, что прошлой ночью гонялся за женщиной!
Нет, это уж слишком! Хитроумный воришка, благополучно избегавший всех приготовленных для него ловушек, оказался не кем иным, как его обожаемой, несравненной невестой!!! Она так нагло водила его за нос все это время, а он был абсолютно слеп от любви – и как последний дурак ничего не замечал! Какой же он болван! И как, должно быть, она потешалась над ним за его спиной! Тысяча чертей, она наверняка и сейчас смеется над ним – после вчерашнего-то вечера!
– Ну уж нет, будь я проклят! – прорычал Брент в ярости, сжимая в кулаке шарф. Он вскочил с кресла и ринулся к двери. – Больше ей не придется смеяться надо мной!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ослепление - Харт Кэтрин



Мне понтавился сюжет, его предугадать невозможно, вроде всё разрешается и тут новый поворот событий. но больше чем на 7 из 10 поставить не могу, читала и лучше, на 1 раз пойдет.
Ослепление - Харт КэтринКатеринка
1.05.2013, 6.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100