Читать онлайн Искушение, автора - Харт Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение - Харт Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 135)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение - Харт Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение - Харт Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харт Кэтрин

Искушение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Поскольку Аманда была теперь занята в конюшнях, то Анабел снова взяла на себя обязанности хозяйки дома, хотя и не полностью. Гости зачастили в Туманную Долину после победы Султана на последних скачках, и она следила, чтобы их ожидали чистые комнаты и свежее белье. Она также руководила приготовлением пищи, хотя ужины возглавляла Аманда.
В тот вечер Аманда, как обычно поздно, закончила свою работу, но у нее еще оставалось время помыться и переодеться в чистую одежду. Но она так устала, все суставы и мышцы ее так ныли, что ей приходилось делать над собой усилия, чтобы не заснуть во время ужина и следующих за ним разговоров, до тех пор, пока можно будет, вежливо извиниться, дотащиться до постели. Просто удивительно, как это до сих пор она не упала лицом в тарелку и не захлебнулась!
Два обстоятельства помогали ей держаться твердо. Во-первых, Анабел так и ждала, что Аманда уступит ей свои позиции.
Второе — многозначительные взгляды и самодовольные улыбки, которые посылал ей Грэнт со своего конца стола, она скорее умрет, чем доставит им удовольствие увидеть ее усталость!
Различные обязанности Аманды не позволяли ей уделять много внимания и времени Дарси, когда он навещал ее. Слишком грязная, чтобы садиться днем за стол вместе с гостями, Аманда обедала на кухне или брала что-нибудь с собой в сад, где ей удавалось побыть некоторое время наедине с собой. Присоединившись к ней как-то раз, Дарси научился сидеть с наветренной стороны по отношению к ней.
— Вот так дела, Аманда! — жаловался он. — И чем ты только занимаешься? Одежда ужасная, в волосах солома, лицо вымазано грязью.
— У тебя было бы такое же, если б ты чистил стойла по утрам, — ответила она.
— Чистил стойла? — воскликнул он, — ради Бога, зачем тебе это? Ты ведь его деловой партнер, а не конюх.
— Верно. Я его деловой партнер, и как он неоднократно говорил, партнеры должны делить как прибыль, так и работу. Кроме того, я хочу научиться обращаться с лошадьми и вести хозяйство на ферме.
Дарси в ответ ухмыльнулся:
— То, что входит в лошадь с одного конца, выходит у нее с другого — вот и все, что нужно знать! Гарднер просто эксплуатирует тебя, и готов поспорить, получает от этого большое удовольствие. Аманда, ты — хозяйка дома. Тебе нельзя пачкать руки, а о возне в стойлах и думать забудь.
— О, меня это не очень волнует, и с каждым днем я узнаю все больше. Я полагаю, что если бы захотела, то ограничилась бы ведением приходно-расходных книг и держалась подальше от конюшен, но я решила все изучить досконально.
— Аманда, к чему тебе эти стойла, эти книги? Большинство женщин занимаются покупками, следят за чистотой в доме, шьют, навещают приятельниц. Они заняты своими делами и никогда не думают ни о каких конюшнях. Для этого существуют мужья.
— Я не большинство женщин, мистер Дарси. И если вы обратили внимание, я не замужем.
Карие глаза Дарси заинтересованно блеснули:
— Я и надеялся обсудить этот вопрос с тобой, дорогая, и раз уж мы об этом заговорили…
Он не докончил фразу, как бы ожидая ее реакции, и в зависимости от нее продолжать или прекратить разговор. Она молчала и он продолжил:
— Аманда, как ты смотришь на то, чтобы выйти за меня замуж?
Аманде сделали предложение, и ей стало ясно, что Дарси и Грэнт — одного поля ягоды. Нет, чтобы просто спросить: «Выйдешь ли ты за меня замуж?» Или: «Согласна ли ты выйти за меня замуж?» Или сделать цветистое, романтическое признание в негаснущей любви, но «как ты смотришь на то, чтобы» — звучит так, словно речь идет о материи для костюма или гарнире к цыпленку.
Однако, при таком ограниченном выборе, как у нее, не следовало быть слишком строгой, но и спешить тоже не стоило.
Взглянув на него, она сказала:
— Мистер Дарси…
— Пожалуйста… — перебил он ее. Он взял ее руку и тут же выпустил, вспомнив о ее утренних упражнениях, хотя она тщательно вымыла руки перед едой.
— Пожалуйста, зови меня Стэн. Мы все же друзья. И, возможно, больше чем друзья.
— Стэнфорд, — продолжила она, слегка улыбнувшись, — если бы мы поженились, то ты хотел бы, чтобы я отказалась от своей половины Туманной Долины?
— Нет, ни в коем случае. Я никогда не стал бы настаивать на этом, наоборот, я мог бы давать тебе советы по разным деловым вопросам, в которых я разбираюсь лучше тебя.
— Например?
— Счета, платежи, подписание соглашений, предложения. Оценки стоимости. Все те вещи, которыми тебе не стоит забивать голову.
— Понимаю, — сказала она. Да, Стэнфорд Дарси был из тех милых мужчин, которые думали, что хорошенькая головка всегда пуста. По мнению Дарси и ему подобных, привлекательные женщины умели считать только по пальцам, да и то с трудом.
— А много ли ты знаешь о лошадях, Стэнфорд? Что нужно для разведения и тренировки чистокровных лошадей? Что значит хорошая охотничья, скаковая или лошадь для выставки?
— Нет, но я знаю, как составлять счета и балансовые отчеты, затрачивая минимум усилий.
— Как это замечательно и ужасно полезно! — воскликнула она и про себя добавила: — И как ужасно скучно!
— А если мы обвенчаемся, где мы станем жить?
— В городе, конечно. Где же еще?
— Не в Туманной Долине?
— К сожалению, нет. Хотя это неплохое прибежище от летней жары. Но моя работа в Лексингтоне, и я вынужден жить там, где удобнее всего для работы.
— А моя работа в качестве совладельца фермы?
— Твоя работа будет в том, чтобы заниматься хозяйством, растить детей, окружая их любовью и заботой, и дарить счастье любимому мужу после его долгого рабочего дня.
— Разумеется, Стэнфорд, я бы хотела немного подумать над твоим предложением, если ты не возражаешь, Видишь ли, я все еще не свыклась с новой обстановкой, и еще одна перемена в жизни так скоро — это слишком тяжело для меня.
— Понимаю. Постараюсь не давить на тебя, хотя и сделаю все, что в моих силах, чтобы ты ответила согласием.
После еще нескольких свиданий на открытом воздухе с Амандой, не сильно отличавшейся от трубочиста, Дарси стал делать визиты по вечерам, что как нельзя больше устраивало Грэнта. Чем меньше он виделся с Дарси, чем меньше Аманда виделась с Дарси, тем счастливее был Грэнт.
Это было на руку также и Дарси, который смог уделять больше времени работе, не тратя дни на ухаживание, хотя свидания с Амандой сократились. Однако для Аманды это было менее удобно, чем для него. Во время его пространных рассуждений о законодательстве, она усиленно боролась со сном, и скоро научилась незаметно зевать, не раскрывая рта.
По крайней мере, теперь он не ходил за ней хвостом по целым дням, за что она шепотом благодарила Грэнта. Несмотря на то, что она говорила Грэнту, она мучилась сомнениями, стоит ли ей принять предложение адвоката, и далеко не была уверена, что в конце концов решит вопрос положительно. Почему-то «за» оказывалось меньше, чем «против», даже меньше, чем в случае с Грэнтом.
Ей хотелось большего. Ей хотелось любви, верности и уважения того, кто оценил бы по достоинству не только ее внешность, но и внутренние качества. Ей хотелось того, что ни один мужчина, похоже, не собирался ей дать. И теперь, испытав страсть в объятиях Грэнта, она желала и страсти, и Грэнта, и много другого, что принадлежало к области несбыточных фантазий.


— Аманда, — шепнул ей чей-то голос в темноте; чья-то рука мягко потрясла ее за плечо. — Аманда, проснись!
— Что это? В чем дело? — она, просыпаясь, терла глаза, хотя от этого в темной спальне не стало лучше видно. — Грэнт Гарднер, что тебе нужно в моей комнате, в такой час? Сейчас, должно быть, полночь!
— Так и есть, но я подумал, что, может быть, тебе захочется в первый раз посмотреть, как кобыла будет жеребиться, а природа не станет ждать, пока ты соизволишь проснуться.
— О Боже, конечно! — произнесла Аманда. — Я хочу быть там. Спасибо, что разбудил меня, Грэнт. Я мигом оденусь.
Ему не было нужды спрашивать, была ли на ней на этот раз ночная рубашка. Он дотронулся до обнаженного плеча, и соблазнительные очертания ее грудей под белой простыней отчетливо проступали в лунном свете, заливавшем комнату. Черт бы побрал эту женщину! Умышленно ли она провоцирует его? Знает ли она, сколько раз его преследовали мысли о ней и о той ночи, что они провели вместе? Имела ли она понятие о том, какой блеклой и непривлекательной казалась ему теперь Анабел, так что даже поцеловать ее стало для него равносильно неприятной обязанности? О том, что его влечение к невесте тает от одного вида губ Аманды, ее глаз, ее покрытых лаком ногтей?
— Я подожду тебя в коридоре. Не задерживайся, — бросил он ей резко, торопясь из комнаты, чтобы не поддаться искушению и не составить ей компанию в теплой постели.
Аманда никогда не видела, как рождается живое существо, не присутствовала при родах. Наблюдая, как бока кобылы содрогаются в схватках, как движется плод внутри ее раздувшегося живота, Аманда прониклась к ней состраданием:
— Несчастная! Это должно быть чертовски больно!
Грэнт усмехнулся:
— Не думаю, что это очень приятно, но скоро все закончится.
В свою очередь, кобыла, почувствовав, что уже пора, легла на толстую подстилку из свежей соломы, приготовленную для нее.
— Если хочешь, можешь посидеть с ней, у головы, и поговорить с ней тихонько или погладить немного. Иногда это помогает.
В нерешительности Аманда приблизилась к голове кобылы и опустилась на пол, пока Грэнт делал последние приготовления. Огромные, тревожные, бархатистые глаза пристально смотрели на нее, словно прося, и Аманда растрогалась:
— Все будет хорошо, Искорка, — приговаривала она, поглаживая вспотевшую шею животного, — вот увидишь.
Когда снова наступили схватки, кобыла подняла голову и опустила, когда боль утихла. Аманда подсела ближе, и когда следующие схватки прошли, голова кобылы опустилась на ее ногу.
— Так лучше, радость моя? — спросила она, словно обращаясь к больному ребенку.
— Прекрасно, — отозвался Грэнт, смеясь при виде Аманды, подскочившей от испуга. — О, похоже, ты обращалась не ко мне? — поддел он.
Уже более серьезно, он спросил ее:
— Что стоило бы тебе разговаривать со мной вот так же, и называть меня «радость моя»?
В глубине его глаз появилось желание.
— Когда будешь рожать, я буду говорить с тобой так же, обещаю, — заверила она с озорной улыбкой.
Тот, кто назвал это муками, был совершенно прав, думала Аманда, наблюдая за схватками, сотрясавшими тело кобылы. По мере того, как дело шло к концу, схватки становились сильнее и чаще. Аманда могла только сочувствовать и пытаться своим сочувствием хоть немного успокоить кобылу. Она гладила ее по голове и говорила первое, что приходило ей в голову. Под конец она стала напевать ей все песенки, какие только могла вспомнить, включая даже негритянские, слышанные ею от Амоса.
Но вот она услышала негромкие слова Грэнта:
— Ну вот, начинается, Аманда. Приготовься встретить самое свежее пополнение Туманной Долины.
Кобыла держалась стойко, и благодаря помощи Грэнта, помогавшего плоду выйти, оставшееся заняло всего несколько минут. Мокрая, окровавленная, со слипшейся шерстью, новорожденная была самым ценным из сокровищ, которые когда-либо доводилось видеть Аманде. Наблюдать ее появление, ее первый вздох, было словно принимать участие в некоем волшебстве.
Чистым холстом Грэнт насухо вытер жеребенка, а Искорка передвинулась на другое место. Вместе с Амандой они заменили испорченную солому на свежую, и Грэнт объяснил, как важно соблюдать максимальную чистоту, особенно во время и сразу после родов, чтобы избежать инфекций. Затем, стоя рядышком, с радостью и гордостью родителей, любующихся своим чадом, они наблюдали, как новорожденная пытается в первый раз встать на ноги.
Это потребовало усилий, так как ее ноги были столь длинными, что все время подгибались, и столь тонкими, что больше походили на стебельки, но в конце концов ей это удалось. При виде того, как она стояла на широко расставленных ногах и тыкалась мордочкой в материнский живот в поисках своей пищи, Аманда прерывисто вздохнула и смахнула слезу.
— Я никогда не видела ничего чудеснее этого. Я так благодарна тебе, Грэнт, за то, что ты меня разбудил. Я не забуду эти мгновения, даже если доживу до ста лет.
— Знаю. Я наблюдал это сотни раз, наверное, и всегда это происходило по-разному, каждый раз новое чудо. А эта маленькая кобылка, похоже, особенная. Я это нутром чувствую. Взгляни на ее ноги. Клянусь, это самые длинные ноги за всю историю Туманной Долины. Она, пожалуй, напоминает мне тебя.
Он улыбнулся и обнял рукой Аманду, ее голова легла к нему на плечо.
— Я думаю, надо назвать ее в честь тебя, потому что это первый раз, когда ты помогала принимать роды. Как бы нам назвать ее? Танцовщица?
Аманда отрицательно покачала головой:
— Как насчет Чуда Аманды?
— Постой, — Грэнт щелкнул пальцами и воскликнул: — Есть! Отличное имя. Мы назовем ее Чародейка.
С тяжелым вздохом, говорившем о чем-то большем, нежели утомление, Аманда согласилась:
— Почему бы и нет? Так думает обо мне чуть ли не полмира. Значит, Чародейка, и я надеюсь, что со временем она станет самой быстрой маленькой лошадкой на свете. Надеюсь, что она побьет больше рекордов и выиграет больше скачек, чем все твои остальные лошади, вместе взятые. Вместе, она и я покажем тебе и каждому, на что мы, чародейки, способны, если захотим. Вот увидишь!
Аманда только-только стала привыкать к новой для себя работе, как подошло время ехать в Нью-Йорк на Кубок Белмонта. На этот раз Грэнт с Султаном также выехали заранее, чтобы дать скакуну время восстановить силы после трудного и долгого переезда.
Аманда тоже отправилась в Нью-Йорк на несколько дней раньше. И хотя об этом городе она слышала много удивительного, побывать там ей еще не доводилось. И эти несколько дней она хотела посвятить знакомству с этой великой столицей, этой Меккой, где смешалось столько национальностей, каждый год принимавшей в свои объятия тысячи и тысячи людей. Она хотела окунуться в это людское море, затопившее улицы города; отведать экзотической пищи, послушать чужеземную речь и прикоснуться ко всем сокровищам, какие только мог таить город; погрузиться в незнакомую ей доселе стихию — искусство, музыку, балет и многое другое. Сколь бы ни был важен для фермы Кубок Белмонта, сейчас для Аманды он отошел на второй план — ведь так много чудесных вещей еще надо было узнать и увидеть в Нью-Йорке.
Конюшни были расположены на Лонг-Айленде, всего в двух милях от берега. Из их прибрежной гостиницы открывался вид на пляж, непреодолимо манивший Аманду, да и погода в эти первые июньские выходные установилась чудесная. На Лонг-Айленде располагались площадки для игры в кегли, крокета и даже для нового вида спорта под названием лаун-теннис, и Аманде не терпелось попробовать себя в этих играх; у нее ведь не было раньше для этого ни времени, ни возможности.
Она никогда не задумывалась над тем, что ее детство прошло иначе, чем у большинства детей. Если они бегали по улицам и резвились во дворах, то ее пространство для игр было ограничено поручнями корабельной палубы. Правда, во время войны она ходила со сверстницами в школу в Новом Орлеане, но ее отец, считая, что она уже знает достаточно, забрал ее оттуда. Так что врожденная любознательность Аманды не находила применения.
Пусть у нее не было подружек по играм, но зато она могла удить рыбу хоть каждый день, и даже сейчас могла переплюнуть любого мальчишку в искусстве жевать табак. Она научилась всему этому и многому другому у своих корабельных друзей. Но сейчас ей хотелось делать вещи, о которых она раньше не имела представления. Она была в таком возбуждении, что просто не знала, с чего начать!
Вдобавок ко всему, в этом году Америка отмечала столетие со дня своего рождения, и отмечать эту дату готовилась вся страна. В Нью-Йорке, не составляющем исключения, не ждали Четвертого июля, но на целое лето вперед запланировали всевозможные празднества и мероприятия. Предполагались гребные состязания, скачки, бега. Парады и карнавалы. Особые музыкальные и театральные премьеры. Пикники, фейерверки и костюмированные балы. Даже цирк собирался пробыть в городе несколько недель. Это было похоже на одно непрерывное красочное представление, и Аманде посчастливилось попасть на него, совсем как ребенку, которого оставили без присмотра в кондитерской лавке!
Рано утром, на следующий день после приезда, Аманда и Чалмерс уже садились в экипаж, чтобы отправиться в город, когда встретили Грэнта, возвращавшегося в гостиницу.
— Куда это вы оба собрались так рано? — спросил он, переведя взгляд на Аманду и сухо рассмеявшись, он сказал:
— Я думал, что ты при первой же возможности вернешься к своей привычке спать допоздна.
Аманда пожала плечами:
— Ты меня, похоже, перевоспитал. Кроме того, я не хочу тратить ни одной минуты попусту, пока мы здесь. Регги и я едем в город на целый день.
— За покупками?
— О, нет, — возразила она. — По магазинам можно ходить и дома. Сначала мы посмотрим парад, а затем отправимся в музей искусств.
— Не пригласив меня? — лицо его стало растерянным.
— Разве ты не занят Султаном?
— Сегодня утром он уже сделал несколько кругов для разминки. Не хочу рисковать им раньше времени. Или давать нашим соперникам представление о его возможностях.
— Очень разумно, сэр, — согласился Чалмерс. — Если вы свободны, то присоединяйтесь к нам, чему мы будем очень рады, — предложил он учтиво, и это встревожило Аманду. Грэнт и сам был немного встревожен, когда он осознал, насколько серьезно относился Чалмерс к своим новым обязанностям телохранителя Аманды. Сегодня, однако, ничто не должно было вывести его из равновесия.
Чувствуя, что ее не очень-то радует его присутствие, Грэнт спросил:
— Аманда, если ты не возражаешь…
Что она могла сказать, когда рядом стоял Чалмерс?
— Я согласна, если ты обещаешь не командовать. Сегодня ты мне не хозяин.
Парад был веселым. Музей искусств — впечатляющим. И когда они втроем оказались у Центрального Парка, Аманда решила, что не плохо бы там побродить и полюбоваться природой.
— Говорят, там где-то есть зверинец, — обратилась она к мужчинам, — и всевозможные развлечения.
— Давайте сначала отыщем конюшни, — предложил Грэнт. — Будет проще, если мы возьмем лошадей и верхом покатаемся по парку.
— Сэр, я не помню уже сколько лет прошло с тех пор, как я последний раз садился на лошадь! — воскликнул Чалмерс, и его страх отразился на лице Аманды. — Боюсь, придется взять экипаж или идти пешком, потому что мисс Аманда тоже не ездит верхом.
— Ладно, пойдем пешком, — согласился Грэнт, к великому облегчению Аманды, но все испортил, добавив: — Но как только мы вернемся в Туманную Долину, Аманда начнет учиться верховой езде…
— Я не желаю…
— Да, знаю. Ты все еще по-детски боишься, и последняя вещь, которую ты сделаешь — это сядешь на лошадь. Но только так ты сможешь преодолеть свой страх. Учись управлять животным, и ты научишься управлять своим страхом.
Однако сейчас Аманда предпочитала отогнать от себя эту мысль как можно дальше. Светило солнце, парк манил их к себе, целый день она могла делать все, что душе угодно, и вовсе не хотела, чтобы Грэнт все это разрушил. Они ходили по тропинкам и скоро набрели на группу девушек, которые прыгали через веревочку. Глаза Аманды загорелись:
— О, я не делала этого Бог знает сколько!
Одна из девушек, услышав ее слова, пригласила Аманду присоединиться к ним. В мгновение ока, Аманда, скинув туфли и сбросив шляпку прямо на землю, уже подбирала юбки. Чалмерс просто качал головой, не находя слов. Не веря своим глазам, Грэнт воскликнул:
— Ты и вправду собираешься сделать это?
— Конечно, глупенький. Разве ты в своей жизни ничего не делал просто для удовольствия? И у тебя никогда не находилось время для веселья?
И вот она уже прыгает, перескакивая через мелькающую веревочку, забыв обо всем на свете.
Ее ноги в одних чулках выбивали сумасшедший ритм, а девушки хором декламировали:
— Овсянка горячая, овсянка остывшая, овсянка в горшке девять дней. Кто любит остывшую, кто любит горячую, а кто — девять дней в горшке.
Потом пение прекратилось, веревка стала крутиться быстрее, девушки начали считать, сколько же дней овсянка Аманды пробыла в горшке. — Один, два, три, четыре…
Она ошиблась на пяти, веревка обмоталась вокруг ее ног и она со смехом упала на землю. Девушки смеялись тоже. Грэнт хмурился, помогая ей подняться:
— Ты ведь могла сломать ногу! Иногда мне кажется, что ума у тебя не больше, чем у пятилетнего ребенка!
— А ты — трухлявый пень! — ответила она, глядя на пчелу, пролетевшую мимо. Она поблагодарила девушек, подобрала туфли и шляпку, и они пошли дальше, в поисках дальнейших приключений.
— Неужели тебе не хотелось никогда стать снова ребенком, Грэнт? Побегать босиком по траве. Полежать среди полевых цветов и полюбоваться облаками в небе?
— Когда становишься взрослым, появляется ответственность, Аманда. А всем нам, к сожалению, приходится расти. В этом была проблема Тэда: он так и не повзрослел.
— Может и так. Но это не значит, что ты не можешь расслабиться и немного отвлечься. Это не значит, что ты должен превращаться в старого зануду. Когда в последний раз ты делал что-нибудь только ради удовольствия?
На его лице появилась коварная улыбка:
— В Балтиморе, ночью после скачек. Насколько я помню, ты тоже участвовала. И если тебе снова захочется поиграть в эту игру, то я с удовольствием присоединюсь.
— В самом деле? — сухо спросила она.
— Именно так.
Чалмерс не догадывался о том, что имел в виду его хозяин, и почему его слова так разозлили Аманду, но после этого она не разговаривала с Грэнтом целых полчаса. До тех пор, пока им не встретились четверо юношей, передвигавшихся на тех замысловатых устройствах, которые называли велосипедами.
— Я тоже хочу попробовать! — воскликнула она.
— Боже милосердный! Аманда! Ты отказываешься сесть на лошадь, и в то же время готова рискнуть жизнью и забраться на это хлипкое сооружение? — спросил Грэнт, в надежде, что она передумает.
На этот раз вмешался Чалмерс:
— Мисс Аманда, с такими вещами шутки плохи!
— Тьфу! Да вы оба просто два сопляка! Трусливые душонки! Спорим, что я продержусь на этом велосипеде дольше, чем любой из вас! — вызывающе закончила она.
— Ты, на велосипеде! — повторил Грэнт. Его мужская гордость была задета. Как осмелилась она назвать его сопляком! Он покажет ей! — Давай, Чалмерс, пойдем и узнаем у этих юношей, смогут ли они одолжить нам свои велосипеды ненадолго.
— Но, сэр…
— Чалмерс, старина, как ты можешь спокойно слушать как мисс Аманда называет тебя слабаком? — И Грэнт побежал вслед за велосипедистами:
— За мной!
Двадцать минут спустя, Чалмерс был исцарапан, но находился на вершине блаженства.
— Все видели, каков я? У меня получилось!
Грэнт, присоединившийся к нему через мгновение, тоже был полон глупого самодовольства, словно петух, и, казалось, забыл о порванных на колене штанах. Аманда все еще пыталась высвободить свои юбки, зацепившиеся за раму велосипеда и тихонько ругалась:
— Чертова штуковина! Надо было догадаться, что придумано это для мужчин. Как и большинство развлечений!
Они зашли в таверну Мак Гована, чтобы слегка подкрепиться, погуляли около озера и застали вторую половину шекспировской, пьесы, которая шла прямо под открытым небом на импровизированной сцене. Прямо в парке они купили мороженое, затем отведали маленьких фруктовых пирожков, и неожиданно наткнулись на зверинец, о котором упомянула Аманда.
Грэнт не мог вспомнить, когда в последний раз ему было так весело и дышалось так легко. Он хохотал до тех пор, пока у него не закололо в боку, глядя на то, как Аманда подбиралась к гусям, встретившимся им на дорожке у озера. Она с опаской разглядывала животных в зоопарке, даже коз и лам, хотя наибольшее удовольствие ей доставили обезьяны. Она копировала их ужимки и гримасы, и безудержно хохотала, когда они отвечали ей тем же. Она совала им жвачку и прямо выбивалась из сил, пытаясь научить их ее жевать, нимало не беспокоясь о том, что могли подумать о ней случайные прохожие, простая и искренняя в своем детском веселье. Едва ли можно было с уверенностью сказать, кто веселился больше — Аманда, радовавшаяся каждому новому развлечению, или Грэнт и Чалмерс, наблюдавшие за ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение - Харт Кэтрин



Я просто в восторге от этого любовного романа!!!Это был первый прочитанный мною роман ещё 15 лет назад, а вот сегодня я его опять прочитала и всё на одном дыхании!!!
Искушение - Харт КэтринМилашка
21.06.2011, 22.03





я в неописуемом восторге от этого романа класс!!! супер!!! шедевр!!! читайте и наслаждайтесь красивая любовь искрометный юмор крепкие словца все есть в этом романе побольше бы таких и женщины прекрасно проводили бы свое свободное время за чтением таких бесподобных романов
Искушение - Харт Кэтриннаталия
7.02.2012, 16.46





Удивительно! Сопереживала! И смеялась,и грустила,и злилась!Не пожалела, время потрачено не зря
Искушение - Харт Кэтринварвара
8.02.2012, 19.42





Именно этот роман , из всех прочитанных мной, передает истинный характер мужчин! И ГГ-ня не дает спуску ГГ-ю. Если и проводить рейтинги по лучшему роману- то этот ,бесспорно, займет первое место) Жалко только, что он читается слишком быстро))
Искушение - Харт КэтринТатьяна
31.03.2012, 20.31





Очень трогательний роман!Присутствуют любовь,юмор,нрав.Но очень много лошадей,а Пушистик вообще-чушь!
Искушение - Харт КэтринКетрин
3.04.2012, 15.39





Один из самых любимых романов. Перечитывала с десяток раз. Всем очень советую
Искушение - Харт КэтринМарина
7.09.2012, 20.46





Было бы интереснее если бы это был современный роман.
Искушение - Харт КэтринРоза
7.09.2012, 21.30





А мне понравились пьяные порывы героя! И уточка тоже ничего). У меня тоже было 3 утенка, только их какя- болезнь так скрутила..шеи повыворачивало, лапы назад ходили, горбатые.. Зато умные)) На у лилу выйду, позову.. и тут мои кряки колеченые все хромают наперегонки домой. Ничуть автор не приврала насчет этого маленького героя).
Искушение - Харт Кэтрин03
24.11.2012, 14.26





Присоединяюсь к дифирамбам. Главная героиня -воительница, настоящая амазонка. Действительно! Смогла за себя постоять. И главного героя хорошо охомутала.А то бы женился на леди-шлюхе и еще бы чужого ребенка ему подложили.
Искушение - Харт КэтринВ.З., 64г.
2.12.2012, 16.20





Почитать стоит.
Искушение - Харт КэтринЛика
30.01.2013, 17.37





Моя героиня! Валькирия! Именно из-за этой книги я перечитаю все издания автора. Сильная , смелая, красивая. Утерла нос Герою с синдромом принца.ДА! Однозначно-перечитаю в скором будущем.
Искушение - Харт КэтринАйрин
21.03.2013, 21.26





Классно! И как же я раньше проходила мимо ?так все гармонично,последовательно. Сюжет отличный! Героиня с характером. В каком бы обществе она не выросла, а осталась при своих приоритетах.а герой-типичный мужчина,в смысле характера. И конечно-решение всех проблем,по его убеждениям,находится на дне бутылки,как это знакомо и...забавно. Много юмора. Наивный,добрый, запоминающийся роман. Уже хочется вновь перечитать.
Искушение - Харт КэтринХельга
13.09.2013, 19.54





Супер!
Искушение - Харт КэтринЛюбовь
7.03.2014, 20.18





прекрасный роман.читала не отрываясь почти всю ночь!!!А какая героиня ?дерзкая,смелая,умная.я в восторге от нее.люблю таких девушек)))10 баллов точно поставила.
Искушение - Харт Кэтринчитатель)
24.06.2014, 10.20





Роман супер!10 баллов) Сюжетная линия захватывает! Герои восхитительны!
Искушение - Харт КэтринПринцесса
25.06.2014, 8.23





Не знаю чем так понравились гг. Если честно не понимала сути поступков гг. Согласна, гг-ня действительно воительница, но очень уж противоречивы были действия, то, она настолько наивна, добра, что ловит бабочек, бегает за уткой, корчит рожицы обезьянам... Женщина-ребенок! А потом я её вижу как женщину которая играет в карты с пьяным человеком-которого любит!-лишь бы отомстить. Ненависть-любовь.rnО гг-е и говорить не хочу. У меня и слов не хватит чтобы описать его идиотизм. Так и не разгадала этот роман. Для меня роман на 6.
Искушение - Харт КэтринПросто Человек:)
14.07.2014, 19.00





Утка в качестве любимого животного - это "великолепный" сюжетный ход!:)
Искушение - Харт КэтринОльга
20.07.2014, 16.23





Прекрасный роман!
Искушение - Харт КэтринНаталья 66
12.09.2014, 11.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100