Читать онлайн Весна в провинции, автора - Харт Джессика, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Весна в провинции - Харт Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Весна в провинции - Харт Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Весна в провинции - Харт Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харт Джессика

Весна в провинции

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ



Мак не сразу ответил ей. Он сидел молча, крутил в руке бокал и наблюдал за тем, как капли вина перемещаются по хрустальному дну, затем поднял глаза и с сочувствием посмотрел на Джорджию.
— Этот парень не для тебя, Джорджия.
— Как раз то, что надо, — нарочито произнесла она.
— Кроме Аскерби, тебя с ним ничто не связывает.
Эта фраза прозвучала как диагноз, но Джорджия не соглашалась.
— Аскерби теперь — моя жизнь. Возможно, здесь не такая интересная жизнь, как в Чаде, или Чили, или… Где ты еще был в последнее время? Но сейчас я должна быть именно здесь.
— Жизнь слишком коротка, ее нельзя проводить там, где тебе не нравится, — качая головой, сказал Мак.
— Тебе легко так говорить, — с горечью в голосе ответила Джорджия. — Тебе не нужно думать о других.
Взяв в руки свой бокал, Джорджия обнаружила, что он пуст.
— О господи, давай выпьем еще вина, — предложила она. — У меня был тяжелый день.
Джорджия вышла на кухню и принесла оттуда еще одну бутылку красного вина. Она принялась открывать ее, но пробка только крошилась. Для того чтобы поправить дело. Мак отнял у нее открывалку. Вынув пробку ловким движением, он наполнил бокал Джорджии.
Она старалась не смотреть на его пальцы. Они были так привлекательны, так о многом напоминали ей.
— Послушай, — устало произнесла Джорджия, глотнув немного вина. — Возвращение в Аскерби не входило в мои планы. Я прекрасно жила в Лондоне, но после смерти Бекки я обязана была вернуться. Я не хотела… Я очень любила свою работу… Наверное, я была эгоисткой.
— Нет ничего эгоистичного в том, чтобы жить своей собственной жизнью и выстраивать свою карьеру, — заметил Мак. — Я не вижу причин, которые мешали тебе оставаться в Лондоне.
— Я должна заботиться о Тоби, — напомнила ему Джорджия.
— Миллионы детей выросли счастливыми в столице, — философски заметил Мак.
— Только не Тоби. Там он чувствовал себя несчастным. Он уже достаточно настрадался, потеряв свою маму и бабушку. Он и без того всегда был очень сложным мальчиком. — Джорджия помолчала и потом снова заговорила то ли для Мака, то ли для самой себя: — Да, я могла бы остаться на своей прежней работе. Я могла бы купить дом с садом в Лондоне, я могла бы нанять няню и гувернантку для Тоби, но я не хочу, чтобы он так рос. У множества одиноких родителей просто нет выбора, а у меня он был. Все, что мне было нужно, — это найти работу в Аскерби.
— И поэтому ты обратилась к Грифу Карверу?
— Да, — вспыхнув, ответила Джорджия. — Мне жаль, что бывший редактор потерял из-за меня работу, но при нем газета становилась все хуже и хуже. Его бы и без меня рано или поздно уволили. Честно говоря, я о нем даже не думала. Я думала о Тоби.
— Ты принесла свою блестящую карьеру в жертву ради ребенка. Какая ирония! — с горечью в голосе произнес Мак.
— Да, — согласилась она, — нервно кусая нижнюю губу. — Такое случается. У меня не было выбора. Я могла выбирать, жить мне с тобой или нет. Я решила, что нет… из-за Тоби. Это тяжело… очень тяжело… воспитывать ребенка одной.
— Но ты не была бы одна, если бы мы сохранили семью, — возразил ей Мак.
— На самом деле я всегда была одна, — твердо сказала Джорджия. — Я полагаю, что могла бы передать ребенка няне и тут же выйти на работу, но какой тогда смысл рожать детей? Даже если бы я оставалась при этом абсолютно счастливой, что бы я стала делать, если бы ребенок заболел? Тебя бы все равно не было рядом.
— Нет, я очень хотел иметь нормальную семью, — горячо произнес Мак.
— О, я не сомневаюсь, что ты этого хотел, но как часто тебе пришлось бы бросать все и спешить на ближайший авиарейс в какую-нибудь горячую точку планеты? Кто бы тогда занимался ребенком.? Ты охотник за фотографиями. Иногда ты месяцами не возвращаешься из командировок. Ты не бросил это ради меня, не бросил бы и ради ребенка.
— Ради тебя я готов на все, Джорджия, — вспыхнув, заявил Мак.
— На все, кроме компромисса, — уточнила Джорджия.
— Я что, по-твоему, должен отказаться от своей работы? — со злостью спросил Мак.
— Разве ты не уговаривал меня бросить мою? — напомнила Джорджия. — Значит, твоя карьера более важна, чем моя?
— Нет. Я просто хотел… — Мак не смог найти подходящих слов. — Что еще я мог сделать? Я фотограф!
— Тебе совсем не обязательно ездить в длительные командировки. Фотографировать можно и здесь. Но ты же Маккензи Хендерсон! Известный военный фотограф! В своей жизни ты ничего не хотел менять. Менять должна была только я. — Голос Джорджии задрожал. Она помолчала минуту, потом с трудом договорила: — Я поняла, что в Аскерби Тоби будет лучше. Я перестала сопротивляться судьбе. Так надо. Тоби нужна стабильность, а мне нужна забота.
— И при чем здесь Джеффри? — Мак не сумел скрыть враждебности.
— Вообще-то мне никто не нужен, — сказала Джорджия, опуская бокал на стол. — Но Джеффри ясно дал мне понять, что он всегда придет на помощь, если она мне понадобится. Конечно, наши отношения нельзя назвать влюбленностью, но Джеффри предложил мне надежность, преданность и дружбу. Это дорогого стоит. Вот почему я прошу тебя о разводе, Мак. Я испытала с тобой восторг страстного увлечения, я жила на пределе возможного. — Джорджия попыталась улыбнуться. — Такая любовь бывает только один раз в жизни. Но сейчас я хочу другого. Я хочу спокойствия. Я устала решать все сама. Мне нужно, чтобы рядом был надежный друг.
— И ты думаешь, что Джеффри сможет быть им? — с презрением спросил Мак.
— Иногда Джеффри бывает слишком скованным, но он человек порядочный. Он станет надежным мужем для меня и добрым отцом для Тоби.
— Но он не сможет сделать тебя счастливой, — в отчаянии сказал Мак.
Джорджия резко встала со стула и начала собирать грязные тарелки.
— Мак, ты меня больше не знаешь. Я очень изменилась за последние четыре года.
— Не очень, — возразил Мак.
— Ты не имеешь права вот так запросто вваливаться в мою жизнь после всего, что было, и говорить со мной о счастье, — раздраженно сказала Джорджия, с шумом бросая ложки в блюдо из-под пудинга. — Почему ты решил, что знаешь о том, что мне нужно? Только потому, что Джеффри кажется тебе скучным? Но это еще не значит, что мне с ним скучно!
— Я не говорил, что он скучный, — поправил ее Мак. — Хотя так оно и есть. Я говорю, что он не то, что тебе нужно. Ты не сможешь быть счастлива с человеком, который тебя не понимает.
— Это твое личное мнение, — с сарказмом сказала Джорджия.
— Да, это мое личное мнение. — Мак снова проигнорировал ее намек.
— Я знакома с Джеффри уже много лет, — хлопнув крышкой пластиковой упаковки с кремом, заявила Джорджия.
— Он по-прежнему относится к тебе как к школьной подруге. Он понятия не имеет о том, где ты уже побывала, что испытала, чего достигла. Он не знает, отчего ты смеешься, отчего плачешь.
— Ты тоже не знаешь! — глаза Джорджии вспыхнули гневом. — Тебе только кажется, что ты знаешь. Все относятся ко мне как к приятной, разумной, может быть, немного чопорной женщине, но умной и очень способной. Ты видишь во мне совсем другую Джорджию. Ты научил меня наслаждаться своим телом, показал мне мир таким, каким я его никогда раньше не видела, и я всегда буду благодарна тебе за это.
— Благодарна? — на лице у Мака нервно задергалась жилка. — Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя благодарной мне.
— Мак, я пытаюсь объяснить тебе, что я чувствую, но ты не слушаешь меня.
— Я слушаю тебя, — с трудом сдерживаясь, сказал Мак. — Продолжай.
— Хорошо, — Джорджия попыталась успокоиться. — Первые два года с тобой были просто замечательными, — медленно начала она. — Когда мы жили в Африке… Я никогда не была такой счастливой. Мы вместе узнавали мир. — Джорджия посмотрела на Мака. — Помнишь, какие прекрасные отношения у нас были тогда? — Мак кивнул, и Джорджия продолжила: — Однако, когда мы вернулись в Лондон, все почему-то изменилось. Я не думаю, что ты перестал меня любить, но у меня было такое чувство, будто я для тебя игрушка, с которой ты прекрасно проводил время. Ты учил меня искусству любви и наслаждения, и это развлекало тебя. Это очень много, Мак, — серьезно продолжала Джорджия. — Никто не знает об этом больше тебя. Я прекрасно провела время с тобой.
— Что же произошло потом? — грустно спросил Мак.
— Я не знаю. Возможно, мы просто перестали быть интересны друг другу. Вернее, я перестала быть интересной тебе.
— Ты всегда была мне интересна! — хмурясь, сказал Мак.
— Я чувствовала, что ты перестал воспринимать меня такой, какая я есть. Частично в этом виновата я сама. Я должна была сразу же рассказать тебе о своих чувствах, но ты все время был в разъездах, а когда возвращался, у тебя находилось так много важных дел, что мне неудобно было нагружать тебя своими проблемами.
— Я бы обязательно выслушал тебя, — запротестовал Мак.
— Как я могла говорить с тобой о протекающей стиральной машине или материальных проблемах, если ты только что вернулся из самой гущи ужасных событий, если ты все еще не мог забыть об умирающих детях, войне, голоде и отчаянии. Я ждала, пока ты отойдешь от этих жутких впечатлений и сможешь думать о домашних делах. Но как только такой момент наступал, звонил телефон, ты брал свой фотоаппарат и снова исчезал.
Мак слушал Джорджию с застывшим выражением лица.
— Ты думала, что я могу узнать о твоих чувствах телепатически? — угрюмо съязвил он.
— Я уже сказала, что это не только твоя вина, — вспыхнула Джорджия. — Потом я получила работу в «Кроникл», и жизнь стала интереснее. Писать очерки в газете, возможно, не очень интересно, но по крайней мере я делала что-то для себя. На работе я была сама собой. Я была не такой, какой меня знали в Аскерби, и не такой, какой хотел меня видеть ты. Я была такой, какой хотела быть сама. Ты не знаешь меня такой, Мак.
— Думаю, что знаю. — Мак встал со стула, чтобы помочь Джорджии отнести кипу грязной посуды на кухню. — Вряд ли ты сильно изменилась. — Он взял ее за руку. — Нет никаких других Джорджии, есть только одна: та, которую я полюбил с первого взгляда и на всю оставшуюся жизнь. Возможно, она немного устала, но нисколько не изменилась. — Мак посмотрел Джорджии в глаза и нежно спросил. — Не так ли?
«Нет! Мне больше не нужно ни страсти, ни восторгов, ни славы. Я хочу спокойной, размеренной жизни» — вот что она должна была сказать ему. Но слова застряли в горле. Она не могла солгать.
Сердце Мака сжалось от сострадания. Он видел, как сильно Джорджия хочет солгать ему, но не может сделать этого. Она всегда была такой честной, такой правильной и такой… красивой. Он не может позволить ей уйти. Взгляд Мака скользнул к губам Джорджии. Как давно он не целовал ее! Его руки сами обняли ее и притянули к себе.
Она, конечно, могла бы сопротивляться, но она ведь так устала. Руки Мака были такими теплыми, а грудь такой широкой. Джорджия позволила ему взять в ладони свое лицо, а когда он склонился к ее губам, она даже не попыталась отступить.
Сначала его поцелуи были очень нежными. Уверенные движения рук согревали и расслабляли ее. Джорджия так долго была одинока. Она справлялась, но временами ей так хотелось тепла. Она запрещала себе вспоминать о том, как хорошо ей было вместе с Маком.
Несмотря на небрежность в одежде, от Мака всегда приятно пахло. Джорджия вдохнула знакомый запах, и ее охватили воспоминания. Ночь, наполненная страстью, а потом долгое ленивое утро. Только с Маком она могла испытать такое!
Джорджия вздохнула и расслабилась. Она полностью отдалась его власти, игнорируя голос разума, который кричал ей: «Нет! Нет! Это не должно произойти!» Подумаешь, всего лишь маленький поцелуй! Разве это может ей навредить?
Джорджия не заметила, как нежность начала перерастать в страсть. Прошептав ее имя, Мак поднял Джорджию на руки и положил на диван. Она почувствовала приятную тяжесть его тела, силу его рук и хорошо знакомый вкус его губ.
Джорджия послушно прогнулась, когда Мак снимал с нее кофточку.
— А теперь скажи мне, — сдавленным голосом прошептал он, — что нас больше не тянет друг к другу.
— Я… не могу, — едва выговорила Джорджия.
— Тогда к чему сопротивляться этому? — спросил Мак.
Почему? Действительно, к чему, если каждая клеточка ее тела тянется к нему?
— Потому что этого мало, — ответила Джорджия.
Разум медленно и болезненно возвращался к ней. Она села на диван, натянула на себя кофточку и дрожащими руками поправила прическу.
— Этого мало, — снова произнесла она, уже громче и увереннее.
— Нас тянет друг к другу, — настаивал Мак. Он сидел рядом, глаза его были грустными. — Разве этого недостаточно?
— Я не отрицаю того, что между нами существует физическое притяжение, но это все, что нас связывает?
— Что ты несешь? — глаза Мака гневно сверкнули. — Я люблю тебя. Больше того: я точно знаю, что ты тоже меня любишь.
— Ты ошибаешься, — тихо сказала Джорджия. Ей удалось наконец-то успокоиться, и она снова смело посмотрела Маку в глаза. — Ты не любишь меня. Ты хочешь меня. Тебе нравится получать удовольствие от нашей близости, но меня ты даже не замечаешь.
— Что за чушь! Конечно, ты изменилась за последнее время, но это не значит, что я стал хуже к тебе относиться. Я люблю тебя, Джорджия. Я был последним идиотом, когда позволил тебе уйти, но ты все еще моя жена. Моя жизнь будет неполной без тебя. Почему мы не можем забыть весь этот нонсенс с разводом? Давай попробуем снова жить вместе?
— Потому что ты по-прежнему думаешь только о себе, — уверенно сказала Джорджия.
— Я никогда не поверю в то, что ты хочешь выйти замуж за этого надутого болвана!
— Потому что ты не хочешь видеть меня такой, какая я есть.
— Поверь мне, Джорджия, я тоже изменился за эти годы.
— Ты не изменился, Мак. Посмотри на себя! Ты, как и прежде, гоняешь везде на мотоцикле, изумляешь всех неожиданными поступками, смущаешь серьезных людей, вроде Джеффри. Ты все еще ребенок, Мак, и я не уверена в том, что ты когда-нибудь повзрослеешь.
— Быть взрослым — это не значит разъезжать повсюду в семейном автофургоне, — уязвленно заметил Мак.
— Правильно. Это значит — отвечать за свои поступки и не вредить другим людям. А ты всегда делал только то, что ты хотел, и никогда не заботился о том, что остается после тебя и что другим людям приходится разбираться с этим. Я сыта по горло. Я устала решать чужие проблемы. Я заботилась о родителях. Я заботилась о Бекки, я заботилась о тебе, сейчас я должна заботиться о Тоби. Я хочу, чтобы рядом был кто-то, кто позаботится обо мне.
— Я сделаю это, — настаивал Мак. Джорджия покачала головой. Если бы он только знал, как она хотела поверить ему!
— Я смогу, — повторил Мак.
— Прости, — с горечью произнесла Джорджия, — но я не верю.
— Это вызов? — Мак никогда не сдавался.
— Жизнь — не игра, Мак, — заметила Джорджия, вздохнув.
— И все-таки? — глаза Мака лукаво блестели.
— Ладно, раз уж тебе так хочется, — согласилась Джорджия, — Ты утверждаешь, что любишь меня. Что ж, докажи! Докажи мне, что ты повзрослел и способен на серьезные отношения. Докажи, что ты научился заботиться не только о себе, и тогда — может быть — я передумаю разводиться с тобой.
Мак не мог упустить такого шанса.
— Вот бумаги на развод, — сказал он, бросив документы на журнальный стол. — Давай заключим пари?
— Какое на этот раз? — спросила Джорджия, вспомнив о том, что весь их брак был сплошным соревнованием.
— Спорим, что я смогу убедить тебя в том, что люблю тебя и смогу быть для тебя таким, каким я тебе нужен? Больше того, я смогу заставить тебя понять, что ты тоже все еще любишь меня.
Джорджия рассмеялась.
— Тебе не удастся!
— Так, значит, пари? — деловым тоном произнес Мак.
— По рукам. Но ты не сможешь! — Джорджия хотела поскорее закончить этот разговор. — Кстати, мы должны установить срок.
— Три месяца, — недолго думая, предложил Мак. — Если я выигрываю, ты рвешь эти документы и мы остаемся мужем и женой. Если ты выигрываешь… — Мак пожал плечами, — я подпишу документы, и мы разведемся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Весна в провинции - Харт Джессика

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Весна в провинции - Харт Джессика



Сладковато, не совсем верю главному герою. Кажись он хотел выиграть пари а не получить жену. Но может эта двосторонность и интерестна. Каждый додумает свое! Легко читать... на 3+ из 10 б.
Весна в провинции - Харт ДжессикаДжули
19.09.2011, 12.01





Странноватый роман, герои вроде неглупые, образованные люди, а за 4 года не смогли разобраться в собственных чувствах: 4/10.
Весна в провинции - Харт Джессикаязвочка
25.02.2013, 1.54





БЕСИТ МЕНЯ ЭТА БАБА, ДАЖЕ ДОЧИТЫВАТЬ НЕ СТАНУ!!!!!!!!!!!!
Весна в провинции - Харт ДжессикаВАЛЕНТИНА
17.03.2014, 5.58





нда.... она ждала его из постоянных командировки,потом вообще разошлись на 4года,в течение которых он тусил,а она схоронился мать и сестру и взяла племянника на воспитание,а потом он бац и понял,что без нее не может(как раз когда она за другого собралась),приехал,"завоевал" ее любовь снова... и снова уехал!хотя и обещал вернуться)))единственный плюс романа-он короткий
Весна в провинции - Харт Джессикаэлла
16.06.2014, 23.06





нда.... она ждала его из постоянных командировки,потом вообще разошлись на 4года,в течение которых он тусил,а она схоронился мать и сестру и взяла племянника на воспитание,а потом он бац и понял,что без нее не может(как раз когда она за другого собралась),приехал,"завоевал" ее любовь снова... и снова уехал!хотя и обещал вернуться)))единственный плюс романа-он короткий
Весна в провинции - Харт Джессикаэлла
16.06.2014, 23.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100