Читать онлайн Живые мертвецы в Далласе, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Живые мертвецы в Далласе - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Живые мертвецы в Далласе - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Живые мертвецы в Далласе - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Живые мертвецы в Далласе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

А ведь когда-то мы с Биллом ссорились… Я была уже сыта по горло, устала от всех этих вампирских штучек, с которыми пришлось познакомиться близко, и слишком напугана перспективой втянуться в это глубже. Мне временами хотелось просто быть с людьми.
А потому более трех недель я занималась именно этим. Я не звонила Биллу, он не звонил мне. Я знала, что он уже вернулся из Далласа, потому что обнаружила на пороге свой чемодан, который мог захватить только он. Открыв чемодан, я обнаружила в боковом кармане коробочку, обшитую черным бархатом. Силы воли, чтобы не открывать ее, у меня не хватило. Внутри оказалась пара сережек с топазами и записка: «К твоему коричневому платью». Имелось в виду платье, в котором я посещала дом вампиров. Я закрыла коробочку и в тот же полдень отвезла ее, чтобы оставить в его почтовом ящике. Поздновато он сподобился купить мне подарок, и я не могла его принять.
Я даже не пыталась обдумывать происшедшее заново. Я решила, что следует проветрить голову, чтобы понять, что делать.
А потом я стала читать газеты. Далласские вампиры и их сподвижники среди людей были выставлены несправедливо обиженными, что, должно быть, более чем устраивало Стэна. «Далласская Полночная Бойня» была представлена во всех газетах как идеальный пример преступления из ксенофобии и расовой нетерпимости, и от властей стали требовать законов, которые прежде никогда бы не были приняты. Сами требования выражали настроения масс: закон о предоставлении домам, принадлежащим вампирам, опеки федеральных властей, закон, разрешающий вампирам занимать выборные посты, хотя ни в чью голову пока не пришла идея выдвинуть вампира в сенаторы. Один сенатор из Техаса по фамилии Гарза даже предложил разрешить вампиру занять должность палача штата. Как он бишь сказал: «Говорят, что смерть от укуса вампира безболезненна, да и сам вампир от этого получает пропитание».


Мне было что возразить сенатору Гарзе. Укус вампира только тогда безболезнен, когда он этого захочет. Если вампир не очаровал свою жертву, то серьезный укус болит как черт знает что.
Я сперва подумала, что этот Гарза родственник Луне, но Сэм объяснил мне, что эта фамилия среди американцев мексиканского происхождения так же распространена, как «Смит» среди американцев-англосаксов.
Сэм даже не поинтересовался, зачем мне это знать. Я от этого почувствовала себя немножко заброшенной, потому что привыкла, что Сэм считает меня важной для себя. Но он был очень занят все это время, на работе и дома. Арлена сказала, что он с кем-то встречается. Кем бы ни была эта кто-то, никто ее не видел, то есть вообще, что само по себе было странно. Я начала было рассказывать ему про оборотней в Далласе, но он только улыбнулся и при первой же возможности ушел от разговора.
А однажды мой брат Джейсон зашел домой пообедать. Раньше, когда моя бабушка была еще жива, было так. Бабушка готовила к обеду много-много всего, и голод в нас просыпался только к позднему вечеру.
Тогда Джейсон приходил постоянно: бабушка прекрасно готовила. А сейчас я состряпала для него только бутерброды с ветчиной, картофельный салат (который был куплен в магазине, но я ему в этом не призналась) и немного персикового чая из пакетиков.
— Что там у тебя с Биллом? — спросил он прямо в лоб. Мой видок по пути из аэропорта, слава богу, его не заинтересовал.
— Я ужасно зла на него, — ответила я.
— А что такое?
— Он нарушил данное мне обещание, — сказала я. Джейсон вечно строил из себя старшего брата, и лучше мне было на него не обижаться. Не впервые мне было доходить в разговоре до белого каления… при некоторых обстоятельствах. Я прикрыла свое шестое чувство, чтобы слышать только то, что Джейсон хочет сказать.
— А его видели в Монро!
— С кем-то еще? — резко втянула в себя воздух я.
— Ага.
— И с кем же?
— Ты не поверишь. С Порцией Бельфлер.


Даже если бы Джейсон сказал мне, что Билл встречался с Хилари Клинтон, я бы не так удивилась. Я уставилась на своего брата так, как если бы он на полном серьезе заявил, что он — Антихрист. Место рождения, женский пол и длинные волосы — вот все, что было у меня с Порцией общего.
— Ну, — сухо сказала я, — даже не знаю, смеяться мне или плакать. А ты сам что об этом думаешь?
Хороший вопрос. Ведь если кто-то и разбирался как следует в отношениях мужчин с женщинами, так это Джейсон. Особенно с мужской точки зрения.
— Она во всем твоя противоположность, — сказал он, чуть задумавшись. — Во всем, что только может прийти мне в голову. Она образованна, она происходит из, не побоюсь этого слова, аристократической семьи, и она юрист. И еще у нее брат полицейский. И она ходит на симфонии и все такое прочее.
На глаза навернулись слезы. Да разве бы я отказалась сходить на симфонию с Биллом, если бы он хоть раз меня пригласил?
— Однако ты умнее, красивее и не возражаешь против его образа жизни! — Я не поняла, что Джейсон имеет в виду под последним, но решила не переспрашивать. — Но аристократами нас назвать нельзя, ну никак. Ты работаешь в баре, а я простой дорожный рабочий. — Джейсон криво улыбнулся.
— Однако наша семья живет тут не меньше, чем Бельфлеры! — возразила я.
— Да я знаю. А Билл тем более знает, ведь он был живым как раз тогда.
— А что там с делом против Энди? — спросила я.
— Никаких мер наказания ему пока не присудили, но ходят упорные слухи, что ему устроят хорошую нахлобучку за то дельце в секс-клубе. Лафайета так тронуло то, что его пригласили туда. Очевидно, он не столь уж и многим об этом говорил. Я слыхал, что Лафайет огреб за свой энтузиазм, ведь первым правилом клуба было: «Держи язык за зубами».
— А сам-то ты что думаешь?
— Я думаю, что если бы здесь, в Бон Темпс, кто-то решил устроить такой секс-клуб, меня бы туда пригласили в первую очередь, — сказал Джейсон с убийственной серьезностью.
— А ведь ты прав, — сказала я, пораженная неожиданной рациональностью Джейсона. — Ты был бы номером один в списке донжуанов.
И как я об этом раньше не думала? Мало того, что Джейсон стяжал себе репутацию парня, который многим согрел постель, так он и сам по себе был чертовски привлекателен и вдобавок холост.
— Вот единственное, что мне приходит на ум… — сказала я. — Лафайет же был голубым, ты и сам знаешь.
— И что?
— Возможно, в этот клуб, если он существует, не принимают натуралов. В смысле — абсолютно стандартных в этом самом смысле людей.
— О, я понял. Может быть, ты и права! — сказал Джейсон.
— Еще бы, мистер Гомофоб!
Джейсон улыбнулся и пожал плечами.
— Я всего лишь человек, и потому не идеален. Да ты, наверное, в курсе, у нас с Лиз все пока стабильно. А всякий, кто знает Лиз, подтвердит: она и салфеткой-то не поделится, не то что дружком.
Он был прав. Семья Лиз была известна тем, что жила по принципу «Ни должником не будь, ни кредитором» и придерживалась этого правила исключительно строго.
— Ну ты и фрукт, братец! — сказала я, переводя разговор с родичей Лиз на него. — Бывают ведь на земле люди и похуже голубых!
— Например?
— Воры, предатели, убийцы, насильники…
— Ну ладно, ладно. Я понял твою мысль.
— Надеюсь… — Наши разногласия огорчали меня; но все же Джейсон оставался моим братом, и я его любила.


Тем же вечером я увидела Билла. С Порцией. Я заметила краем глаза, что они ехали вместе в машине Билла по Клейборн-стрит. Порция что-то говорила Биллу, а он смотрел прямо на дорогу без малейших признаков эмоций на лице; по крайней мере, так мне показалось. Меня они не заметили — я спускалась с эскалатора в банке по пути на работу.
Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. У меня случился жуткий приступ гнева, и теперь я примерно поняла, как чувствовал себя Билл, когда видел своих гибнущих собратьев. Мне хотелось кого-то убить. Слава богу, что я толком не поняла, кого.
А потом я встретила Энди. Он сидел в баре, в той его части, где работала Арлена. Это порадовало, потому что выглядел он скверно. Он был небрит, в мятой одежде. Перед уходом он подошел ко мне, и я почуяла перегар.
— Забери его обратно! — выговорил он. — Забери обратно гребаного вампира, пускай оставит в покое мою сестру!
Я даже не знала, что ему ответить. Я просто смотрела на него, пока он не вывалился из заведения.


Следующую ночь я отдыхала, и эмоции вроде бы как улеглись. Неделя уже кончалась, была пятница, и быть одной мне неожиданно наскучило. И тогда я решила сходить на футбольный матч между школьными командами. Здесь, в Бон Темпс, это общегородское мероприятие, и результаты игр подробно обсуждаются в понедельник утром у каждого магазина. Съемку игры даже показывали дважды на местном телеканале.
Я убрала волосы со лба эластичной резинкой и завила все остальные, так что у меня появились густые кудряшки. Все синяки давно прошли. Я навела полный макияж, надела черные брюки и черно-красный свитер, черные ботинки, золотые серьги в виде колец, а на волосы поверх резинки — черно-красную заколку. А теперь отгадайте, какие цвета у футбольной команды моей старой школы?
— Хорошо! — сказала я, глянув на себя в зеркало. — Чертовски хорошо! — С этими словами я накинула свою черную куртку, взяла сумочку и поехала в город.
На стадионе было полно знакомых лиц. Я услышала где-то с дюжину голосов, окликавших меня по имени, где-то дюжина встреченных знакомых сообщила мне, что я прекрасно выгляжу… но никому я не была действительно нужна. Я огляделась в поисках кого-нибудь, с кем можно было бы сесть рядом.
— Сьюки! Сьюки! — Это была Тара Торнтон, одна из немногих моих школьных подруг. Она звала меня из верхнего ряда, лихорадочно размахивая руками. Я улыбнулась в ответ и начала подниматься. А рядом сидело еще больше старых знакомых. Майк Спенсер, директор похоронного бюро, в ковбойской шляпе и сапогах, старая подружка моей бабушки Максина Фортенберри, и с ней Хойт, ее внук и приятель Джейсона. А поодаль — Сид Матт Ланкастер, пожилой адвокат, рядом со своей женой.
А Тара сидела возле жениха, Бенедиктам Талли, которого давно никто не называл иначе чем «Яйцо». А с ними — его лучший друг, Джи Би дю Роне. Увидев его, я обрадовалась. Джи Би запросто мог бы попасть на обложку дамского любовного романа, до того был привлекателен. А вот умом он совершенно не отличался, в чем я убедилась, когда еще давно пыталась с ним встречаться. При разговоре с ним мне совершенно не требовалось закрываться, дабы не слышать его мысли, потому что слышать-то у него было нечего.
— Эй, как ты?
— У нас весело! — ответила Тара, состряпав свою дежурную физиономию компанейской девчонки. Ее черные волосы были коротко подстрижены, а помада была такой ярко-красной, что, казалось, вот-вот загорится. Одета она была, как и я, в черно-красное: тоже болела за нашу команду. Они с Яйцом пили что-то из одного большого разового стакана, купленного здесь же. Это что-то было явно с градусами: запах чувствовался уже с моего места.
— Подвинься, Джи Би, дай я сяду рядом! — попросила я, ответив ему улыбкой.
— Не вопрос, Сьюки. — Он явно был рад меня видеть. Жизнерадостный вид был одним из его многих внешних достоинств, наряду с белоснежными зубами, абсолютно прямым носом, лицом настолько красивым и одновременно мужественным, что так и хотелось потянуться и пошлепать его по щеке, широкой грудью и полным отсутствием лишнего веса. Впрочем, сейчас последнее было уже не так заметно, но все же Джи Би был человеком, а большего мне сейчас и не надо было. Я уселась между Яйцом и Джи Би, и Яйцо повернулся ко мне с вымученной улыбкой.
— Выпьешь, Сьюки?
Я не любительница выпить, должно быть, потому, что по долгу службы ежедневно вижу, к чему это приводит.
— Нет, спасибо, — отказалась я. — А как у тебя дела, Яйцо?
— Д-да неплохо… — ответил он, подумав немного, и я поняла, что он выпил побольше, чем Тара. Пожалуй, слишком много.


До самого начала матча мы болтали о наших общих друзьях и знакомых, а после разговор целиком перешел на ход игры. Даже не игры, а Игры, потому что за пятьдесят лет своего проведения эти матчи один за другим оставались в коллективной памяти жителей Бон Темпса, и болельщики никогда не уставали сравнивать эту игру с предыдущей, нынешних игроков со старыми.
А Джи Би все ближе и ближе ко мне подкатывался, обрабатывая меня потоками комплиментов в адрес моих волос и фигуры. Его мать в свое время сказала ему, что польщенная женщина — счастливая женщина, и эта простая философия порой помогала ему.
— Сьюки, а ты помнишь ту женщину-врача в больнице? — спросил он меня неожиданно.
— Да, доктора Соннтаг. Вдову Соннтаг. — Она была явно молода для вдовы, и даже слишком молода для врача, когда я представила ее Джи Би.
— А мы с ней одно время встречались… — ответил он задумчиво.
— Ну что ж, рада за тебя! — Я и вправду была за него рада. Мне всегда казалось, что доктор Соннтаг могла по достоинству оценить Джея Би, а ему самому всегда требовалась… ну, что-то вроде няньки.
— Напрасно. Ее снова послали в Батон Руж, — сказал он немного огорченно. — Не получилось у нас ничего. Но я ужасно рад, что встретил тебя! — заверил он.
— Джи Би, а разве ты не можешь съездить к ней в Батон Руж? — предложила я.
— Она же врач. Она все время занята.
— Ну для тебя-то она выкроила бы время!
— Ты так думаешь?
— Ну, если она не полная набитая дура, то да, — ответила я.
— Пожалуй, ты права. Я звонил ей этой ночью, и она сказала, что скучает по мне.
— Джи Би, так это же был намек.
— Ты думаешь?
— Да точно.
— Ну, тогда я завтра еду в Батон Руж! — сказал он, поцеловав меня в щечку. — Что б я без тебя делал, Сьюки!
— Всегда пожалуйста! — Я слегка чмокнула его в губы.
И тут же увидела Билла.
Они с Порцией сидели в следующем ряду, ниже нас. Он обернулся и смотрел на меня.
Если бы я знала о том, что он здесь, то происшедшее не могло бы быть лучшей маленькой местью. Но я не хотела этого.
Я просто хотела его…
Я отвернулась и улыбнулась Джи Би, но все, чего я хотела сейчас, было поймать Билла под трибуной и заняться с ним любовью, здесь и сейчас. Я хотела, чтобы он своими руками стянул с меня штаны и взял меня.
Я была настолько поражена… Я не знала, что делать. Я чувствовала, как мое лицо медленно краснеет. Я даже улыбнуться не смогла.
Но спустя минуту до меня дошло, что это даже забавно. Воспитали меня настолько обычно, насколько это вообще возможно с моей необычной особенностью. Естественно, я намного раньше ровесниц ознакомилась с реалиями жизни, читая чужие мысли и не умея пока это прекратить. И идея секса всегда интересовала меня, но из-за все той же особенности я была слишком сыта теорией, чтобы стремиться к практике. Да и чертовски трудно получить удовольствие от секса, если ты точно знаешь, что, к примеру, твой партнер воображает вместо тебя Тару Торнтон, или он мысленно критикует твое тело.
А у Билла я не могла услышать ни одной мысли. И он был так опытен, аккуратен и способен сделать абсолютно все как надо!
Всю игру я просто сидела и кивала, когда ко мне кто-то обращался, стараясь не глядеть вниз и налево, а когда в перерыве выступил ансамбль, я не запомнила ни одной сыгранной песни, и даже гитарные запилы кузена Тары, игравшего в ансамбле, не разобрала толком. Наконец толпа медленно побрела к автостоянке. «Бон-Темпские Ястребы» выиграли со счетом 28 — 18, и я согласилась довезти Джи Би домой на своей машине. Яйцо более-менее протрезвел, и я надеялась, что они с Тарой как-нибудь доберутся сами, но облегченно вздохнула, увидев, что за руль села Тара, а не он.


Джи Би жил в центре города в двухкомнатной квартире. Он вежливо пригласил меня к себе, но я сказала, что мне нужно домой. Я крепко обняла его и посоветовала немедленно позвонить Соннтаг. Черт, я так и не запомнила ее имени.
Он пообещал, что обязательно позвонит, но зная его, ни в чем нельзя быть уверенным.


По дороге я остановилась на единственной бензоколонке, работавшей ночью, где долго проболтала с кузеном Арлены, Дерриком, который работал в ночную смену, так что домой я вернулась несколько позже, чем думала.
Как только я открыла входную дверь, из темноты появился Билл. Без единого слова он взял меня за руку, повернул к себе и начал целовать. Где-то минуту я провела в его объятьях, после чего наконец-то смогла закрыть за собой дверь. Мы вошли в дом, и он подтолкнул меня к дивану. Я обняла его и, как я и представляла, он снял с меня штаны и вошел в меня.
Я издала хриплый стон, которого совершенно от себя не ожидала; не думаю, что в тот момент я вообще смогла бы заговорить. Билл издавал примерно такие же примитивные звуки. Он забрался под мой свитер и разорвал лифчик. После первого оргазма я едва не потеряла сознание, но Билл был неутомим. «Нет», — прорычал он и продолжил двигаться во мне. Он ускорял движения, пока я не застонала, а потом порвал на мне свитер и проколол клыками мою шею. Мой вампир издал долгий, ужасный стон, и спустя несколько бесконечных секунд все закончилось.
Я тяжело дышала, как будто пробежала целую милю, Билл тоже тяжело дышал. Он даже не попытался застегнуть на мне одежду, просто повернул меня лицом к себе и зализывал ранку на шее, пока та не перестала кровоточить. Когда от его укуса остался только быстро зарастающий след, Билл очень медленно раздел меня, вытер и расцеловал.
— От тебя пахнет им, — вот и все, что он сказал. Видимо, решил не отвлекаться, пока не заменит чужой запах своим.
Потом мы оказались в спальне, я даже успела порадоваться, что постелила сегодня утром свежее постельное белье. Но Билл снова приник к моим губам, и весь остальной мир перестал существовать. Если до сих пор я сомневалась, то сейчас могла сказать с уверенностью: он не спал с Порцией Бельфлер. Не знаю, что там было у Билла на уме, но никаких чувств он к ней не испытывал.
Он просунул руки мне под спину и прижал меня к себе очень-очень крепко. Билл целовал мою шею, массировал бедра, гладил их, целовал колени… Он купался во мне.
— Раздвинь ножки, Сьюки, — произнес он своим холодным, темным голосом, и я послушалась. Он снова был во мне и на этот раз действовал почти грубо.
— Осторожнее… — Я заговорила в первый раз за всю ночь.
— Не могу. Мы так давно не были вместе! Следующий раз я буду осторожен, обещаю. — Он провел кончиком языка по моему подбородку, клыки слегка задели шею. Клыки, язык, рот, пальцы, мужское достоинство — у меня было ощущение, словно со мной занимается любовь тасманский дьявол. Билл был везде, и он очень спешил.
Когда он упал на меня, я совсем обессилела. Билл лег рядом со мной, закинув на меня руку и ногу. С таким же успехом он мог поставить на мне клеймо; правда, мне это было бы не так приятно.
— Как ты? — пробормотал он.
— Нормально… Правда, ощущение такое, будто я пару раз врезалась в кирпичную стену.
Мы оба провалились в сон, но Билл проснулся первым, как всегда по ночам.
— Сьюки, — сказал он. — Дорогая, проснись.
— О… — ответила я, медленно пробуждаясь. Впервые за несколько недель я проснулась с туманным чувством, что все в порядке, но с медленным разочарованием начала понимать, что дела не так радужны. Я открыла глаза. Билл наклонился прямо надо мной.
— Нам нужно поговорить, — сказал он, убирая волосы с моего лица.
— Ну, говори, — ответила я, окончательно проснувшись. О чем я действительно жалела, так это не о сексе, а о необходимости выяснять отношения.
— Там, в Далласе, меня занесло, — сказал он сразу же. — Вампиры всегда теряют рассудок, когда им так явно представляется шанс поохотиться. На нас ведь напали. Мы имели право нанести ответный удар.
— И вернуться к временам беззакония? — спросила я.
— Но вампиры же охотники, Сьюки. — очень серьезно ответил он. — У нас это в природе, как у хищников. Мы не люди, хоть часто и выдаем себя за людей, когда живем в вашем обществе. Иногда мы можем вспомнить, что это такое — быть человеком. Но мы уже не такие, как вы.


Он твердил мне это снова и снова чуть ли не с момента, когда мы впервые увидели друг друга, не всегда в одних выражениях, но всегда имея это в виду.
Увидели друг друга? Или, может быть, он увидел меня, но не я его? Я ведь так и не научилась его понимать. Как бы я ни убеждала себя, что примирилась с его инностью, я все равно постоянно ждала от него такого же поведения, как, скажем от Джейсона, или Джи Би дю Роне, или нашего церковного пастора.
— Да я понимаю это! — ответила я. — Но и ты должен понимать, что мне не обязано нравиться то, что ты не человек. Иногда мне нужно и отдохнуть от этого. Я действительно пытаюсь приспособиться, потому что все еще люблю тебя. — С этими словами я взяла его за волосы и потянула вниз, пока он не присел и я не взглянула на него свысока. — А теперь расскажи, что ты делал с Порцией.
Билл положил свои широкие ладони мне на бедра и начал рассказывать.
— Мисс Бельфлер нашла меня сразу же после того, как я вернулся из Далласа, первой же ночью. Она прочла о том, что там произошло, и спрашивала, знаю ли я кого-либо из свидетелей. А когда я сказал, что сам там был — тебя я не упоминал, — Порция сообщила, что узнала: часть оружия, использованного в нападении, была куплена в бон-темпском магазине Шеридана. Я поинтересовался, откуда поступили сведения, но в ответ услышал, что юристы не имеют права разглашать подобную информацию. Тогда я спросил, чего ради она не поленилась приехать, если ее «информация» заключается в том, что от нее никто ничего никогда не узнает. Она ответила, что как законопослушная гражданка ненавидит беззаконие по отношению к другим гражданам. Я спросил, почему ее выбор пал на меня — оказалось, потому что она не знает других вампиров.
Я прищурила глаза.
— Билл, Порции наплевать на права вампиров. Я вполне могу поверить, что ей вздумалось залезть к тебе в штаны, но законы о вампирах ее точно не интересуют.
— Залезть ко мне в штаны? Что это за выражение такое?
— Да ты же его слышал, — ответила я, немножко сбитая с толку.
Он покачал головой и усмехнулся.
— Залезть в штаны. Надо же, — медленно повторил он.
— Хватит, — сказала я. — Дай мне подумать.
А Билл начал прижимать меня к себе, отпускать, снова прижимать, туда-сюда… Мои мысли снова запутались.
— Прекращай, Билл! Послушай, по-моему, Порция хочет с тобой увидеться для того, чтобы привести тебя в этот чертов секс-клуб, что хотят собрать в Бон Темпс.
— Секс-клуб? — с интересом спросил Билл, не прекращая своего занятия.
— Да, я разве не говорила… О, Билл… Я еще не пришла в себя… О боже! — его сильные руки снова схватили меня и буквально насадили на отвердевшую плоть. Билл снова начал раскачивать меня взад-вперед.
— О-о-о… — Я словно растворялась. Перед глазами поплыли цветные пятна, мой вампир раскачивал меня так быстро, что я вообще перестала что-либо понимать. Вершины экстаза мы достигли одновременно, а потом сидели еще несколько минут, обхватив друг друга и тяжело дыша.
— Давай не будем больше разделяться, — сказал Билл.
— Не знаю. Может, стоит попробовать…
— Нет! — Его слегка передернуло — он тоже приходил в себя. — Это, конечно, чудесно, но я лучше покину город, чем снова с тобой поссорюсь. — Билл широко раскрыл глаза. — А правда, что ты высосала пулю из плеча Эрика?
— Да, он сказал, что пуля так и останется у него в ране, если я этого не сделаю.
— А он тебе не сказал, что у него в кармане лежал перочинный нож?
Я раскрыла рот.
— А что, правда лежал? Тогда зачем ему было все это?
Билл приподнял брови, как будто я сказала что-то смешное.
— А ты догадайся.
— Чтобы я пососала его плечо? Нет, ты что-то другое имеешь в виду.
С лица Билла не сошла скептическая улыбка.
— О, Билл. Подожди. Он ведь действительно поймал пулю! Эта пуля могла бы попасть в меня, если бы не он.
— Как же это?
— Он лежал на мне.
— Вот и я про то же!
— Но Билл! Ты хочешь сказать, что он ради этого все устроил?
Билл снова приподнял брови и чуть усмехнулся.
— Лежать на мне — не такая уж и большая конфетка, чтобы ради нее подставляться под пули. Черт. Какая ерунда!
— В тебя попала его кровь — ответил Билл.
— Всего две-три капли, остальное я выплюнула!
— От такого старого вампира как Эрик и этого достаточно.
— Достаточно для чего?
— Он теперь о тебе многое знает.
— Например? Размер моего платья?
Билл снова улыбнулся, но эта улыбка спокойствия совершенно не внушала.
— Да нет, он теперь знает, что ты чувствуешь. Знает, когда ты злишься, кого ты любишь.
— Не думаю, что это много ему даст, — пожала плечами я.
— Может, это и не так важно, но будь теперь осторожна, — предупредил Билл. Его слова звучали весьма серьезно.
— Но я все еще не верю, что кто-то станет подставляться под пулю только ради того, чтобы я проглотила каплю его крови. Это смешно. Знаешь, мне кажется, что ты начал этот разговор, чтобы больше не говорить о Порции, но я не собираюсь менять тему. По-моему, если все узнают, что Порция встречается с тобой, то ее пригласят в этот самый клуб, потому что если человек соглашается трахаться с вампирами, то он и на любое другое извращение согласится. Они так думают, — сказала я поспешно, увидев выражение лица Билла. — Так что Порция считает, что если попадет в этот клуб и выяснит, кто убил Лафайета, то с Энди снимут подозрения.
— Хитрая теория…
— Хочешь ее разоблачить? — Я с гордостью ввернула это слово, которое было на сегодня моим словом дня.
— По правде говоря, не могу. — Он застыл. Его глаза не двигались, руки расслабились. Поскольку дышать Биллу не нужно, он был полностью неподвижен.
Наконец он мигнул.
— Лучше бы она сразу сказала мне правду.
— Лучше бы тебе не иметь с ней интима! — сказала я, признав наконец, что одна эта возможность почти ослепила меня ревностью.
— А я-то ждал, когда ты это скажешь, — спокойно сказал он. — Чтобы я да в одной постели с кем-то из Бельфлеров? Нет, она не проявляла к этому ни малейшего желания. Ей даже с трудом удалось меня уговорить встретиться с ней еще раз. Актриса из Порции никакая. Каждый раз, когда мы с ней встречаемся, она таскает меня с собой в поисках оружейного тайника Братства, уверяя, что у каждого человека, симпатизирующего Братству, он обязательно есть.
— И что, тебя это интересует?
— Что-то в ней есть честное и достойное. И мне удивительно, к чему тут твоя ревность.
— Ну да. И что ты думаешь?
— Я думаю, что тебе лучше не приближаться к тому смазливому кретину.
— Джи Би, что ли? Да я же ему как сестра.
— Ты забыла, что приняла мою кровь, и я знаю, что ты чувствуешь! — сказал Билл. — Ты к нему относишься не как сестра.
— А какого черта я тут делаю с тобой?
— Ты любишь меня.
Я засмеялась.
— Скоро рассвет, — сказал он. — Я должен идти.
— Не вопрос! — Я улыбнулась, помогая ему собрать одежду. — Не забудь, ты мне должен свитер и лифчик. Нет, два лифчика. Один порвал Гэйб, и это были издержки по долгу работы. А остальное порвал ты.
— Для того я и купил магазин женской одежды, — спокойно ответил он. — Чтобы рвать одежду, когда мне хочется.
Я снова засмеялась и легла обратно. Я могла спать еще несколько часов. Я еще улыбалась, когда он покинул мой дом, и проснулась ближе к полудню с легкостью в сердце, которой давно не испытывала. Ну, мне, по крайней мере, казалось, что давно. Я встала и пошла в ванную, и когда начала мыться, почувствовала на мочках ушей что-то постороннее. Посмотрелась в зеркало… Да это же те самые серьги, которые он мне подарил! Он мне их надел, пока я спала. Я стояла в ванне и смотрела через раковину в зеркало. Ох уж этот мистер Последнее Слово.


Поскольку о нашем воссоединении никто не узнал, вскоре меня пригласили в клуб. Я раньше и не ожидала такого, но потом поняла, что если Порция надеялась быть приглашенной, всего разок спутавшись с вампиром, то по этому поводу вспомнят в первую очередь меня, а не ее.


К моему неприятному удивлению, приглашение исходило от Майкла Спенсера. Он был директором похоронной конторы и коронером в Бон Темпсе, и всегда не слишком-то мне нравился. Однако я знала его всю жизнь, и он привык к знакам уважения с моей стороны. В этот раз он явился в бар «Мерлотт» в типичном костюме гробовщика, потому что пришел, не заходя домой, с визита к миссис Кэсседи: черный костюм, белая рубашка, черный галстук, черная шляпа и начищенные ботинки. Это смотрелось совершенно иначе, чем галстук-боло и ковбойские сапоги, в которых я его видела на стадионе.
Поскольку Майкл был старше меня как минимум на двадцать лет, я всегда обращалась к нему как к старшему и была удивлена, когда он подозвал меня. Он сидел один, что само по себе было необычно. Я принесла ему гамбургер и пиво, и, расплатившись, он обыденным голосом сказал:
— Сьюки, мы собираемся в доме Джен Фаулер завтра ночью и хотим тебя пригласить.
Хорошо, что я привыкла держать на лице дежурную улыбку. Мне показалось, что у меня под ногами провалился пол, и меня слегка затошнило. Я сразу поняла, о чем речь, но не сразу поверила. Открыв свой разум, я спросила:
— А кто это «мы», мистер Спенсер?
— Да называй меня просто Майк! — Я кивнула, прислушавшись к его мыслям. О Господи. — Там будут многие твои друзья — Тара, Яйцо, Порция. И Хардевэи.
Тара и Яйцо? А вот это меня поразило.
— И что это будет за вечеринка? Обычная, с выпивкой и танцами? — вопрос был не праздный. Я не знала, много ли человек догадывается о моей способности читать мысли, большинство в это просто не верило, сколько бы доказательств ни появлялось у них перед глазами. Майкл был именно из таких.
— Ну, мы хотим провести время немного фривольно. Мы подумали, что раз ты порвала со своим бойфрендом, тебе будет приятно развеяться с нами.
— Ну, может быть, я и приду… — сказала я без энтузиазма. Не хотелось мне изображать желание. — А когда именно?
— О, десять часов вечера, завтра.
— Ну, спасибо за приглашение, — ответила я, внезапно вспомнив о хороших манерах, и отошла, забрав чаевые. И все свободные минутки своей смены я лихорадочно обдумывала это.
И чего хорошего я добьюсь, если пойду? Узнаю ли я что-нибудь, что поможет раскрыть убийство Лафайета? Мне не нравился Энди Бельфлер, и еще меньше мне нравилась Порция, но было бы нечестно допустить, чтобы Энди был наказан, а репутация его испорчена из-за то, в чем он не виновен. Однако мало кто выдал бы мне все с первого раза, мне пришлось бы зачастить на эти сборища, а такого бы я не вынесла. Меньше всего мне хотелось видеть, как мои друзья и соседи «развеиваются».
— О чем-то задумалась, Сьюки? — неожиданно спросил Сэм так близко, что я аж подпрыгнула.
Я обернулась, подумав, что очень хотела бы знать, о чем думает он. Сэм был сильным и ловким, да и неглупым. Бухгалтерия, заказы, обслуживание и планирование — все это лежало на нем, но по нему нельзя было сказать, что он взял на себя слишком много. Сэм был самодостаточен во всем, и за это я его уважала.
— Да нет, просто настроение плохое. А в чем дело, Сэм?
— У меня вчера был интересный телефонный разговор.
— И с кем же?
— С одной женщиной из Далласа, с очень высоким голосом.
— Правда? — я внезапно обнаружила, что заулыбалась, причем это была настоящая улыбка, а не та ухмылка, которая вечно появлялась у меня от волнения. — Это случайно не дама мексиканского происхождения?
— Видимо, да. Она говорила о тебе.
— Да, она разговорчива.
— И еще у нее много друзей.
— Друзей, от которых ты и сам бы не отказался?
— Мне моих друзей вполне хватает, — ответил Сэм, чуть сжав мою руку. — Но всегда приятно познакомиться с человеком, который разделяет твои интересы.
— Так значит, ты уезжаешь в Даллас?
— Не сейчас, но возможно. Кстати, она мне посоветовала встретиться кое с кем из Растона. Кое с кем, кто тоже…
«Меняет облик при полной луне», — закончила я мысленно.
— А как она тебя нашла? Я ведь не называла ей ни твоего имени, ни занятия, потому что не знала, вдруг ты будешь возражать…
— Она проследила за тобой, — ответил Сэм. — А потом спросила у… хм, местных, кто твой босс.
— А что, ты с ними прежде не имел дел?
— Пока ты мне не рассказала про менаду — нет. Я и не представлял, что узнаю так много.
— Сэм, ты что, путаешься с ней?
— Ну да, я провел пару вечеров с ней в лесу. И как Сэм, и в своем втором облике.
— Но она же злая… — вырвалось у меня. Сэм резко выпрямился.
— Она не злая и не добрая, она просто есть, — ровно сказал он. — Она сверхъестественное существо, как и я.
— О господи, какая чепуха! — Я не могла поверить, что это говорит Сэм. — Если она кормит тебя такими байками, значит, ей что-то от тебя надо. — Я вспомнила, какой красивой была менада, если не обращать внимания на кровавые пятна. А Сэм, будучи оборотнем, не особо обращал бы. — О… — выговорила я, внезапно понимая. Разум Сэма был мне недоступен, потому что он тоже не был человеком, но почувствовать его эмоции я смогла — смущение, стыд и стеснение.
— О… — снова сказала я. — Извини меня, Сэм. Я не хотела говорить плохо о ком-то, с кем ты… — Я была слишком вежливой, чтобы сказать своему начальнику «трахаешься», хотя это слово подходило больше всего, — …проводишь время. Я готова поверить, что она мила, если ее правильно понять. Правда, тот факт, что в прошлый раз она мне подрала всю спину на кровавые ленточки, видимо, и привел меня к некому предубеждению против нее. Я постараюсь в следующий раз быть более терпимой. — С этими словами я побежала к клиенту, оставив раскрывшего рот Сэма за спиной.
На автоответчике Билла я оставила сообщение. Я не знала, что Билл собирался делать с Порцией, и опасалась, что кто-то еще услышит мое сообщение, поэтому сказала просто: «Билл, меня пригласили на ту вечеринку. Посоветуй, идти или нет». Я не представилась, Билл и так помнил мой голос. Быть может, Порция оставила ему точно такое же сообщение… От одной этой мысли меня взяла злоба.
По дороге домой я почти надеялась на новую эротическую засаду Билла, но в доме и во дворе было пусто. Я обернулась и увидела, что на моем автоответчике мигала лампочка.
— Сьюки, — сказал спокойный голос Билла, — держись подальше от лесов. Менада явно не удовлетворена нашей подачкой. Завтра вечером в Бон Темпс приедет Эрик, переговорить с ней, он и тебя может позвать. А те, что помогли тебе в Далласе, затребовали от вампиров немалую компенсацию, поэтому я поеду туда, обсудить это с ними и со Стэном.


Ой. Билла в Бон Темпс не будет, он недоступен. А недоступен ли? Утром это было так. Я позвонила по номеру, который нашла в своем блокноте, в отель «Тихая Гавань». Билл еще не въехал, но его гроб (который портье обозвал «багажом») уже был в номере. Я передала телефонограмму, которую постаралась сформулировать как можно непонятнее для непосвященных.
Я жутко устала, потому что не спала прошлой ночью, но намерений идти на вечеринку одной у меня не было. Я вздохнула и набрала номер «Клыкочущего веселья», бара для вампиров в Шривпорте.
— Вы позвонили в бар «Клыкочущее веселье», место, где восставшие из мертвых возвращаются к жизни каждую ночь, — произнес записанный на пленку голос Пэм, совладелицы заведения. — Чтобы узнать часы работы, нажмите «один». Чтобы заказать столик, нажмите «два». Если хотите поговорить с живым человеком или с неживым вампиром, нажмите «три». А если вы позвонили, чтобы оставить на нашем автоответчике какую-нибудь насмешливую чепуху, знайте: мы найдем вас.
Я нажала тройку.
— «Клыкочущее веселье», — голос Пэм звучал так, словно она умирала от скуки.
— Привет, — сказала я. — Это Сьюки. Эрика можно?
— Он внизу, червей пугает, — ответила Пам. Это значило, что Эрик развалился в кресле в главном зале бара, напустив на себя устрашающий вид. Билл объяснил мне, что многие вампиры подписывали контракт с «Клыкочущим весельем», приходят в бар один или два раза в неделю и создают соответствующую обстановку, дабы привлекать туристов. А Эрик, будучи владельцем заведения, занимался этим каждую ночь. Был в городе и другой бар, в котором вампиры появлялись по своей воле и общались, если можно так сказать, неформально и без свидетелей: турист в то заведение никогда бы не сунулся. Я никогда не интересовалась его местонахождением, потому что по работе уже насмотрелась на бары.
— А к телефону его нельзя? Ну пожалуйста, мэм?
— О, ну хорошо. Я слышала, вы там, в Далласе, неплохо провели время… — произнесла она на ходу. Шагов ее не было слышно, но звуки вокруг менялись и двигались.
— Да уж, незабываемо.
— И как тебе Стэн Дэвис?
— Х-м-м-м… Я бы сказала, уникум.
— Мне и самой нравятся такие чудаковатые с виду мужчины.
Хорошо, что меня там не было, и Пэм не увидела моего ошарашенного лица. Никогда не думала, что Пэм еще интересуют мужчины.
— По-моему, он свободен и ни с кем сейчас не встречается, — заметила я непринужденно, насколько могла.
— Ага. Может быть, я и выеду в отпуск в Даллас.
Вот и еще одна новость: вампиры, оказывается, могут испытывать влечение к себе подобным. Никогда раньше не видела парочку вампиров.
— Я здесь, — сказал в трубку Эрик.
— Я тоже здесь! — Меня слегка развеселила его манера брать трубку.
— Сьюки, моя маленькая высасывательница пуль… — Его голос прозвучал дружелюбно и тепло.
— Эрик, мой большой обманщик.
— Тебе что-то нужно, дорогая?
— Я тебе не дорогая, и ты это знаешь. Это во-первых. Во-вторых, Билл сказал, что ты собрался приехать завтра ночью.
— Да, помотаться по лесам в поисках менады. Ей не понравилось наше старое вино и молодой бычок.
— Ты что, живого быка ей принес? — перед моими глазами моментально встала картина: Эрик загоняет быка в трейлер, вывозит за город и понукает в лес.
— Да. Мы вместе — Пэм, Индира и я.
— И как, весело было?
— Уж куда веселее, — чуть удивленно сказал он. — Вот уже несколько сот лет я не общался со скотом. Пэм — городская девочка, а Индира слишком преклоняется перед коровами, чтобы от нее был какой-то прок. Но в следующий раз я обязательно позову тебя.
— Спасибо, это будет мило, — ответила я, прекрасно осознавая, что не доживу до этого дня, и слава богу. — А я звоню, чтобы пригласить тебя на вечеринку завтра ночью.
Настала долгая тишина.
— А что, Билл тебе уже не нужен? Ваши разногласия, проявившиеся в Далласе, непоправимы?
— Да нет! Я хочу сказать, что мне нужен телохранитель на завтрашнюю ночь. А Билл в Далласе. — Я хлопнула себя по лбу. — Объяснять долго, но суть в том, что мне придется идти на вечеринку, которая… ну, как бы сказать… в общем, это что-то вроде оргии. И мне нужен кто-нибудь на случай… ну, на всякий пожарный.
— Потрясающе — ответил Эрик, по-видимому, и вправду потрясенный. — И поскольку я под рукой, меня можно потащить в качестве эскорта? На оргию?
— Ты вполне можешь сойти за человека, — ответила я.
— Это что, оргия только для людей? На которую вампира не пустят?
— Это оргия, на которую вампира не приглашали и не ждут.
— То есть чем более по-человечески я буду выглядеть, тем менее буду страшен?
— Да, желательно, а то я не прочитаю их мысли. Не проберусь к ним в головы. А если они будут думать о чем-то определенном, на что я их настрою, я заберусь к ним в головы, и мы оттуда свалим. — У меня появилась идея, как заставить их думать о Лафайете. Вот объяснить идею Эрику было проблемой.
— Значит, ты хочешь меня притащить на оргию для людей, где меня не ждут, и утащить, не успею я даже развлечься?
— Н-ну да… — почти пропищала я от волнения. — Я вот к чему: сможешь выдать себя за голубого?
Снова повисла тишина.
— Гм. И когда? — наконец мягко спросил Эрик.
— Девять тридцать, чтобы я успела тебя проинструктировать.
— В девять тридцать у твоего дома.
— Алло! — раздался в трубке голос Пам. — Что ты там такого сказала Эрику, что он трясет головой, зажмурив глаза?
— Он смеется? Ну, хотя бы улыбается?
— Не поймешь… — ответила Пам.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Живые мертвецы в Далласе - Харрис Шарлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Живые мертвецы в Далласе - Харрис Шарлин



Ерік просто вау
Живые мертвецы в Далласе - Харрис ШарлинКрістіна
23.03.2016, 9.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100