Читать онлайн Сплошь мертвецы, автора - Харрис Шарлин, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сплошь мертвецы - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сплошь мертвецы - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сплошь мертвецы - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Сплошь мертвецы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Мы прибыли в Роудс в полдень. Там, в ожидании погрузки гробов, стоял грузовик Анубиса, который должен был их доставить в Пирамиду Джизех. Всю дорогу в город я смотрела в окно лимузина, и, несмотря на многочисленное присутствие «цепных лавок»,
l:href="#n_18" type="note">[18]
которые я встречала в Шривпорте, у меня не было сомнений, что это было другое место. Мощный красный кирпич, огромный поток машин и людей, кварталы домов, проблески озера… Я пытался охватить все сразу. Впереди появился отель, и он был восхитительным. День был не слишком солнечным для того, чтобы бронзовое стекло сияло, но Пирамида Джизех все равно выглядела впечатляюще. Разумеется, там был парк, шестиполосная дорога, забитая машинами, а позади виднелось безбрежное озеро.
Пока грузовик Анубиса поехал куда-то к заднему входу Пирамиды разгружать вампиров и багаж, лимузин притулился возле фасада здания. Мы — дневные существа — рвались наружу из автомобиля, и я никак не могла решить, что осматривать в первую очередь: широкие воды Мичигана или убранство отеля.
Возле главного входа в Пирамиду стояло множество мужчин в красно-бежевой униформе, а также несколько молчаливых охранников. По сторонам от дверей располагались вертикальные репродукции саркофагов. Они были восхитительны, и я бы с удовольствием поразглядывала их, если бы служащие отеля не втолкнули нас вовнутрь. Один из них открыл дверь автомобиля, второй изучил наши документы, чтобы убедиться в том, что мы — зарегистрированные гости, а не репортеры, искатели приключений, или какие-нибудь фанатики, а третий распахнул дверь отеля, показывая, что нам следует войти.
Я останавливалась в вампирской гостинице прежде, и ожидала увидеть вооруженных охранников и закрытые окна первого этажа. Пирамида Джизех приложила больше усилий для того, чтобы выглядеть по-человечески, в отличие от далласовской «Тихой Гавани». Стены были покрыты росписями в стиле египетских пирамид; в вестибюле, освещенном искусственным светом, по внутреннему радио играла ужасно веселая мелодия. Представьте, в вампирском отеле — «Девушка из Ипомены».
l:href="#n_19" type="note">[19]
И, по сравнению с «Тихой Гаванью», здесь было гораздо больше суеты.
Вокруг было множество людей и других существ, целенаправленно перемещающихся вокруг; кто-то постоянно что-то делал возле стола регистрации, что-то гремело возле приветственного стенда, который устанавливали представители гнезда вампиров принимающего города. Я как-то раз была с Сэмом в Шревпорте на выставке поставщиков для баров, когда он покупал новую насосную систему, и узнала общую атмосферу. Я была уверена, что где-то должен быть выставочный зал со стендами, а также перечнем секций или демонстраций.
Я надеялась, что в наших регистрационных папках будет карта отеля с помеченными местами мероприятий и локаций. Или вампиры были слишком высокомерны для такой прозы жизни? Нет, впереди виднелась подсвеченная и помещенная в рамку схема гостиницы, предназначенная для ознакомления гостей, и график экскурсий. Этажи отеля были пронумерованы в обратном порядке. Верхний этаж, пентхауз, был под номером 1. Внизу самый большой человеческий этаж был под номером 15. Между этажом для людей и нижним этажом вестибюля в пристройке с северной стороны отеля располагался полуэтаж, где находились большие залы для собраний. Это был тот самый прямоугольный выступ без окон, который так странно выглядел на интернетовском снимке.
Я смотрела на людей, снующих по вестибюлю — горничные, телохранители, прачки, посыльные… Мы, жалкие человеческие муравьишки, суетились вокруг, чтобы подготовить встречу для восставших из могил делегатов. (Можно же их так называть, если они все это называли «саммитом»? Какая разница?) Я чувствовала неприятный осадок от осознания факта, что это было в порядке вещей, в то время как всего несколько лет назад это вампиры суетились, чтобы вернуться обратно в свой темный уголок, где они могли бы укрыться. Возможно, это было более естественно.
Я мысленно врезала себя по лбу. Мне было бы в пору присоединиться к Братству, если бы я действительно так думала. Я заметила протестующих в маленьком парке через дорогу от Пирамида Джизех, которую некоторые называли не иначе как «Пирамида Шизиков».
— Где гробы? — спросила я г-на Каталиадиса.
— Они поступают через подвальный вход, — сказал он.
В дверь отеля был встроен металлоискатель. Я очень старалась не глазеть, как Йохан Глэспот очищал свои карманы. Детектор выл как сирена, когда тот проходил внутрь.
— А гробы тоже проходят через металлоискатель? — поинтересовалась я.
— Нет. У наших вампиров деревянные гробы, но и у них есть металлические вещи, и так как все равно невозможно заставить их опорожнить свои карманы, то это лишается всякого смысла, — ответил г-н Каталиадис, и в его голосе впервые прозвучало раздражение. — Плюс, некоторые из вампиров предпочитают модерновые металлические «домовины».
— Через улицу демонстранты, — сказала я. — Это меня нервирует. Они жаждут сюда проникнуть.
Г-н Каталиадис улыбнулся, но выглядело это устрашающе.
— Никто не попадет сюда, мисс Сьюки. Здесь серьезная охрана, которую Вы можете и не видеть.
Пока г-н Катиладис нас регистрировал, я стояла рядом и рассматривала других людей вокруг. Все они были очень красиво одеты, и все они говорили. О нас. Я внезапно почувствовала беспокойство от чужих взглядов, и шум мыслей нескольких живых гостей и служащих укрепил мою тревогу. Мы были людьми из окружения королевы, которая считалась одним из наиболее могущественных вампирских правителей в Америке. Теперь она не только была ослаблена экономически, но и шла под суд за убийство своего мужа. Я могла бы посмотреть, с чего это какие-то лакеи были столь заинтересованы — а я обнаружила, что нами интересовались, — но я испытывала дискомфорт. Все, о чем я могла думать, так это о том, что у меня, должно быть, блестит нос, и как мне хочется побыть несколько секунд в одиночестве.
Клерк очень медленно продвигался в нашей регистрации, так, будто нарочно пытался продержать нас на виду в вестибюле как можно дольше. Г-н Каталиадис отвечал со своей обычной вежливой учтивостью, но даже он стал раздражаться после десяти минут.
В процессе я выдерживала дистанцию, но когда поняла, что клерк — сорокалетний отец трех детей, время от времени развлекающийся наркотиками — просто трахает нам мозги ради собственного удовольствия, то подошла поближе. Я положила руку на рукав г-на Каталиадиса, чтобы показать, что хочу присоединиться к разговору. Он прервался и заинтересовано взглянул на меня.
— Вы даете нам ключи и рассказываете нам, где размещены наши вампиры, или я скажу вашему боссу, что вы продаете вещи из Пирамиды Джизех на eBay.
l:href="#n_20" type="note">[20]
А если Вы дадите взятку горничной, чтобы просто прикоснуться к трусикам королевы, или, не дай Бог, своровать их, я натравлю на Вас Дианту.
Дианта только что вернулась с выслеженной бутылкой воды. Она услужливо обнажила свои заточенные остроконечные зубы в смертоносной улыбке.
Клерк сначала побледнел, потом покраснел, являя собой занимательный образец структур кровотока.
— Да, мэ-эм, — сказал он, заикаясь, и я подумала, что он, наверное, весь взмок.
После небольших раскопок в его голове, я немного успокоилась.
В очень короткий срок мы все получили ключи и список «мест отдыха» наших вампиров, а посыльный загрузил наш багаж на тележку. Это мне о чем-то напомнило.
— Барри, — сказала я мысленно. — Ты здесь?
— Да, — сказал голос, который был далеко не так нерешителен, каким был тогда, когда я услышала его впервые — Сьюки Стахаус?
— Да, я. Мы регистрируемся. Я в 1538-м номере. А ты?
— Я в 1576-м. Как дела?
— Лично у меня — хорошо. А вот у Луизианы… пережили ураган — так теперь судебное разбирательство. Думаю, ты об этом и так все знаешь?
— Да.
— Ты что-то видел. Скажи, что? — сказала я ему, представив, как в моей голове появляется улыбка.
Получалось громко и ясно. Теперь я имела некоторое представление о том, как должны чувствовать себя люди, когда они сталкивались со мной.
— До встречи, — сказала я Барри. — Слушай, а какая у тебя фамилия?
— Ты что-то запустила, когда вытащила мой дар наружу, — сказал он мне. — На самом деле меня зовут Барри Хоровиц. Но я называю себя просто Барри-Колокольчик. Так я и зарегистрирован, если ты забудешь номер моей комнаты.
— Хорошо. С нетерпением жду встречи с тобой.
— Я тоже.
А потом Барри и я переключили свое внимание на что-то другое, и странное щекочущее чувство «сознания-в-сознании» исчезло.
Барри был единственным другим телепатом, с которым я когда-либо сталкивалась.
Г-н Каталиадис обнаружил, что люди — ну, те, кто не вампиры — делили комнату с кем-то еще. И некоторые из вампиров тоже имели соседей по комнате. Он был не доволен тем, что оказался в одном номере с Диантой, но гостиница была крайне переполнена, как сказал клерк. Он мог соврать о многом другом, но это, безусловно, была чистая правда.
Я делила номер с девицей Джервейса, и пока я скользила картой по слоту двери, подумала: а что если она там? Она была в комнате. Я ожидала увидеть женщину-клыкоманку, из тех, что гроздьями висят вокруг Фэнгтазии, но Карла Данверс представляла собой совершенно иной типажик.
— Привет! — сказала она, как я вошла. — Я так и подумала, что ты должна скоро появиться, когда доставили твои сумки. Я Карла, подружка Джерри.
— Рада познакомиться, — сказала я, пожимая ей руку.
Карла была из тех, кого называют «королевой вечеринок». Может быть, она не была ею в буквальном смысле; может быть, ей не довелось стать королевой встречи выпускников, но она, безусловно, была «при дворе». У Карлы были темно-каштановые волосы до подбородка, большие карие глаза, и зубы, настолько прямые и белые, что прямо просились рекламу своего ортодонта. Ее бюст был накачан силиконом, уши и пупок были проколоты. В нижней части спины была татуировка — черная виноградная лоза в виде буквы V, сплетенная с розами, и зеленые листья в центре. Я могла все это видеть потому, что Карла была абсолютно голой, и ей, похоже, не приходило в голову, что ее нагота была для меня как-то слишком.
— Ты давно встречаешься с Джервейсом? — спросила я, чтобы замаскировать свою неловкость.
— Дай-ка вспомнить… Я познакомилась с Джерри семь месяцев назад. Он сказал, что было бы лучше, если бы у меня был отдельный номер, потому, что ему, возможно, придется проводить деловые переговоры — ну, ты понимаешь. А я в это время дерну по магазинам. Собираюсь заняться шопотерапией! Ах, эти магазины Большого города! Я хотела бы успеть где-нибудь прибарахлиться, прежде чем Джерри спросит, сколько это стоит.
Она шаловливо мне подмигнула.
— Да…, - сказала я. — Звучит здорово.
На самом деле — нет, но планы Карлы — не мое дело. Мой чемодан ждал разгрузки. Я открыла его и начала распаковывать вещи, отметив, что чехол для одежды с моими лучшими нарядами уже висит в шкафу. Карла оставила мне ровно половину гардеробной и выдвижных ящиков, что демонстрировало ее порядочность. Одежды у нее было раз в двадцать больше, чем у меня, что делало ее жест еще более ценным.
— А ты чья подруга? — спросила Карла. Она делала себе педикюр. Когда она подняла ногу, что-то металлическое блеснуло у нее между бедер. Окончательно смутившись, я отвернулась и стала развешивать свои вечерние наряды.
— Я встречаюсь с Куинном, — сказала я.
Я оглянулась через плечо, стараясь не опускать взгляд.
Карла выглядела удивленно.
— Он тигр-оборотень, — сказала я. — Занимается здесь организацией церемоний.
Она как-то отреагировала.
— Огромный такой парень с бритой головой, — описала я.
Ее лицо прояснилось.
— Ах, да, я видела его сегодня утром! Он завтракал в ресторане, когда я расплачивалась.
— Здесь есть ресторан?
— Да, конечно. На самом деле, он кро-ошечный. Но здесь есть служба доставки в номера.
— Знаешь, в вампирских отелях зачастую нет ресторана, — сказала я, просто для поддержания разговора. Я читала об этом статью в «Американском Вампире».
— Ну… Это же глупо. — Карла закончила с пальцами одной ноги и переключилась на другую.
— Не глупо. С вампирской точки зрения.
Карла ответила неодобрительно:
— Я знаю, что они не едят. А люди — едят. Это же человеческий мир, верно? Это все равно, что не учить английский, эмигрируя в Америку.
Я обернулась, чтобы убедиться, что она всерьез. Да, так и было.
— Карла, — начала я, но вдруг замолчала. Я не представляла, как донести до нее мысль, что четырехсотлетнего вампира на самом деле абсолютно не заботит желание двадцатилетнего человека поесть. Но девушка ждала от меня окончания мысли.
— Ну, это хорошо, что здесь есть ресторан, — замялась я.
Она кивнула.
— Да, потому что я очень нуждаюсь в своем утреннем кофе, — сказала она. — Без него я «встала, но не проснулась». Конечно, если ты встречаешься с вампиром, твое утро может начинаться в три — четыре часа пополудни.
Она рассмеялась.
— Да, — сказала я.
Я закончила распаковывать вещи и подошла к окну. Стекло было настолько сильно затонировано, что разглядеть пейзаж было очень трудно, но он был смотрибельный. К сожалению, окна выходили не на озеро Мичиган, но я с любопытством рассматривала здания с западной стороны отеля. Я не часто бываю в городах, а северного города не видела никогда. Небо быстро темнело, и за те десять минут, которые остались до того, как тонированные стекла перестанут пропускать свет, я вряд ли успею многое увидеть. Скоро встанут вампиры, и начнется мой рабочий день.
Хотя Карла продолжала время от времени о чем-то щебетать, она не спросила о моей роли на саммите. Она считала, что я была приглашена в качестве девушки для эскорта. На данный момент меня это устраивало. Рано или поздно она узнает о моем специфическом таланте, и тогда начнет напрягаться рядом со мной. С другой стороны, сейчас она была как-то уж слишком расслаблена.
Карла оделась (слава Богу), и я квалифицировала ее наряд как «элитная проститутка». Она была одета в блестящее зеленое коктейльное платье, которого сверху почти не было, и туфли «трахни меня»
l:href="#n_21" type="note">[21]
с прозрачными ремешками. Ну, она была в своей рабочей одежде, а я — в своей. Я была не настолько довольна своим консервативным нарядом, чтобы осуждать ее. Возможно, я ей даже слегка завидовала.
На сегодняшнюю ночь я выбрала кружевное шоколадное платье, юбка и рукава которого свисали углами. Я надела крупные золотые серьги, скользнула в туфли-лодочки в тон платью, добавила немного блеска для губ и тщательно расчесала волосы щеткой. Сунув в маленькую вечернюю сумочку карту-ключ, я направилась к портье узнать, где находится люкс королевы. Г-н Каталиадис сказал мне появиться там.
Я надеялась наткнуться по дороге на Куинна, но так нигде и не заметила его лысину. Учитывая наличие соседки и постоянную занятость Куинна, похоже, мне не стоит ожидать слишком много удовольствий.
Клерк-регистратор побледнел, увидев, что я направляюсь в его сторону, и осмотрелся в поисках Дианты. Пока он записывал трясущимися руками номер королевских апартаментов, я разглядела вестибюль с большим вниманием.
В ожидаемых местах располагались несколько камер слежения. Они были направлены на вход и стойку регистрации. Я подумала, что смогу увидеть еще одну в лифте. Были и обычные вооруженные охранники — они используются в вампирских отелях, как этот. Гостиница для вампиров была тем дороже, чем лучше в них обеспечивалась защита и конфиденциальность их гостей. В противном случае, вампиры могли бы останавливаться более дешевых специализированных номерах обычных гостиниц (даже в «Мотеле 6»
l:href="#n_22" type="note">[22]
) практически всегда был один вампироориентированный номер. Когда я думала о демонстрантах на улице, то очень надеялась, что служба безопасности здесь, в Пирамиде, окажется на высоте.
Я кивнула какой-то женщине, когда пересекала вестибюль в направлении лифтов. Чем выше был этаж, тем престижнее были номера. Апартаменты королевы были на четвертом этаже. Видимо, заказывались они до «Катрины» и, возможно, даже тогда, когда был жив ее муж. На этаже было всего восемь дверей, но мне даже не пришлось гадать, где был номер Софи-Энн. Перед ним стоял Сигиберт. Сигиберт был человек-скала. Он охранял королеву в течение сотен лет, как и Андре. Древний вампир смотрелся одиноко без своего брата, Вайберта. В остальном он был тем же старым англо-саксонским воином, каким я его увидела в первый раз — лохматая борода, телосложение дикого кабана, пара дырок от выбитых зубов.
Сигиберт улыбнулся мне. Устрашающее зрелище.
— Мисс Сьюки, — сказал он в качестве приветствия.
— Сигиберт, — сказала я, тщательно выговаривая как «Сииябейрт». — Как ты?
Я хотела выразить сочувствие, не углубляясь в сантименты.
— Мой брат, он умер героем, — сказал Сигиберт с гордостью. — В бою.
Я хотела сказать: «Ты, должно быть, скучаешь по нему после тысячи лет, проведенных вместе». Но решила, что это будет слишком похоже на вопрос журналистов: «Что вы чувствуете?» к родителям, потерявшим детей.
— Он был великим воином, — сказала я вместо этого, и это было именно то, что Сигиберт хотел услышать.
Он хлопнул меня по плечу, почти вбив в землю. Затем его взгляд стал отсутствующим, как будто он что-то слушал.
Я подозревала, что королева могла телепатически общаться со своими «детьми», и когда Сигиберт открыл мне двери без слов, я убедилась, что была права. Я была рада, что она не может так говорить со мной. Мыслительный треп с Барри был своего рода развлечением, но если бы нам приходилось общаться так постоянно, я бы поседела. К тому же, я ужасно боялась Софи-Энн.
Королевский люкс был богатым. Я никогда не видела ничего подобного. Почти белый ковер был толстым, как овечья шкура. Мягкая мебель была выдержана в золотых и темно-синих тонах. Наклонный кусок стекла внешней стены номера был непрозрачным. Должна сказать, огромная стена темноты заставила меня чувствовать себя неуютно.
В центре этого великолепия, откинувшись на кушетке, располагалась Софи-Энн. Она была изящной и чрезвычайно бледной, с сияющими каштановыми волосами, поднятыми шиньоном, в малиновом шелковом костюме с черной отделкой и черных крокодиловых туфлях. Ее украшения были массивными, золотыми, но простыми.
Софи-Энн выглядела бы более соответственно возрасту в L.A.M.B. от Стефании Гвен.
l:href="#n_23" type="note">[23]
Ей, наверное, было лет пятнадцать или шестнадцать, когда она умерла. Для своего времени она была вполне зрелой женщиной и могла бы уже быть матерью. Наше время превратило ее в пигалицу-подростка. Для современного глаза ее одежда казалась слишком взрослой для нее, но только полный псих мог бы сказать это ей в лицо. Софи-Энн была опаснейшим подростком. Другой, еще более опасный подросток, стоял у нее за спиной. Там как всегда находился Андре. Когда он тщательно меня осмотрел, и дверь за мной закрылась, он присел рядом с Софи-Энн, что, похоже, было показателем того, что я — свой человек. Андре и его королева пили TrueBlood, и потому выглядели румяными — почти по-человечески.
— Как твой номер? — вежливо спросила Софи-Энн.
— Отлично. Делю номер с… подружкой Джервейса, — сказала я.
— С Карлой? Почему? — Ее брови взлетели, как темные птицы в ясном небе.
— Отель переполнен. Это мелочи. Как бы то ни было, я думаю, что она все равно большую часть времени будет проводить с Джервейсом, — сказала я.
— Что ты думаешь о Йохане? — спросила Софи-Энн.
Я почувствовала, что мое лицо напряглось.
— Я думаю, что его место в тюрьме.
— Но он защитит от тюрьмы меня.
Я попыталась представить себе вампирскую тюрьму, но бросила это дело. Я не могла предоставить ей никаких положительных отзывов о Йохане, поэтому просто кивнула.
— Ты все еще не сказала, что из него выудила.
— Он очень напряжен и противоречив.
— Поясни.
— Он обеспокоен. Он напуган. В нем борются различные лояльности. Он просто хочет выйти живым. Он не заботится ни о ком, кроме себя.
— И чем он, в таком случае, отличается от любого другого человека? — прокомментировал Андре.
Уголок губ Софи-Энн дернулся вверх в ответ. Этот Андре такой шутник.
— Большинство людей не ударили бы женщину ножом, — сказала я настолько тихо и спокойно, насколько это было возможно. — Большинство людей не получили бы от этого удовольствие.
Нельзя было сказать, что Софи-Энн была абсолютно равнодушна к тому, что Йохана Глэспот не получил наказание за убийство, но, естественно, она была более озабочена собственной защитой на слушаньях. По крайней мере, так я это истолковала. С вампирами я была вынуждена читать ненадежный язык тела, а не четкие мысли в мозгу.
— Он меня защитит, я ему заплачу, и тогда он будет полностью в своей власти, — сказала она. — Тогда с ним может случиться все, что угодно.
Она посмотрела на меня ясным взглядом.
Хорошо, Софи-Энн, картинка у меня сложилась.
— Он тщательно тебя опрашивал? Как ты думаешь, он знал, что делает? — спросила она, возвращаясь к основной мысли.
— Да, мэм, — быстро сказала я. — Мне он показался вполне компетентным.
— В таком случае, овчинка стОит выделки.
Я даже не моргнула.
— Каталиадис тебя проинструктировал?
— Да, мэм.
— Хорошо. Я нуждаюсь в твоем присутствии на любой встрече, где будут присутствовать люди так же сильно, как и в твоих свидетельских показаниях.
Именно за это она и платит мне большие деньги.
— Ааа, у вас есть какой-либо график встреч? — спросила я. — Просто, чтобы я была готова и ждала, и не строила других планов на время, когда буду Вам нужна.
Прежде, чем она смогла ответить, в дверь постучали. Андре встал и двинулся ответить на стук настолько плавно и крадучись, что можно было бы поклясться, что в нем было что-то от кошки. В руке Андре был меч, хотя только что его там не было. Когда Андре достиг двери, она чуть приоткрылась, и я услышала раскаты баса Сигиберта.
После того, как они обменялись несколькими предложениями, дверь открылась шире, и Андре сказал:
— Король Техаса, моя леди.
В его голосе был слышан лишь легкий намек на приятное удивление, но для него это было равносильно сальто через ковер. Этот визит был проявлением поддержки Софи-Энн, и все остальные вампиры его бы заметили.
Стэн Дэвис вошел в сопровождении группы вампиров и людей.
Стэн был простофиля простофилей. У него был вид парня, которого можно заподозрить с использовании карманного протектора.
l:href="#n_24" type="note">[24]
В его песчаных волосах можно было заметить следы расчески, а его очки были тяжелые и толстые. Они были ему абсолютно не нужны. Я никогда не встречала вампира, который бы не обладал стопроцентным зрением и слухом. Стэн был одет в искусственно состаренную белую майку с логотипом торговой марки «Сирс»
l:href="#n_25" type="note">[25]
и темно-синие Докерсы.
l:href="#n_26" type="note">[26]
И коричневые кожаные мокасины. Да-а-а, парень. Он был шерифом, когда я познакомилась с ним, и теперь, когда он стал королем, он осуществляет тот же самый «мягкий подход».
Позади Стэна шел его «ручной» заместитель Джозеф Веласкес. Лицо Джозефа — короткого, толстенького испанца с колючими волосами — по-видимому, никогда не искривлялось улыбкой. С боку от него стояла рыжеволосая вампирша по имени Рейчел, ее я тоже помнила по моей поездке в Даллас. Рейчел была дикой, и она совершенно не хотела сотрудничать с людьми. Сопровождающим номер два был Барри-Колокольчик, который отлично выглядел в дизайнерских джинсах и темно-серой шелковой футболке, со скромной золотой цепочкой на шее. Барри ужасно повзрослел с того момента, когда я видела его в последний раз. Он был красивым, стеснительным пареньком лет девятнадцати, когда я впервые заметила его — коридорного в отеле «Тихая Гавань» в Далласе. Теперь Барри был наманикюрен, очень хорошо подстрижен, а в его глазах чувствовалась настороженность того, кто плавает в одном бассейне с акулами.
Мы улыбнулись друг другу, и Барри сказал:
— Приятно тебя видеть. Классно выглядишь, Сьюки.
— Спасибо, взаимно, Барри.
Андре надлежащим вампирским образом (без рукопожатия) поприветствовал вошедших.
— Стэн, мы рады видеть тебя. Кто тебя сопровождает?
Стэн галантно изогнулся, чтобы поцеловать руку Софи-Энн.
— Самая красивая королева, — сказал он. — Этот вампир — мой заместитель, Джозеф Веласкес. Эта вампирша — моя сестра по гнезду Рейчел. Этот человек — телепат Барри-Колокольчик. В некотором смысле, я благодарен Вам за него.
Как ни странно, Софи-Энн улыбнулась.
— Конечно, я всегда рада сделать для Вас все, что в моих силах, Стэн, — сказала она.
Она жестом предложила ему сесть напротив. Рэйчел и Джозеф расположились по бокам.
— Это было так приятно — увидеть Вас здесь, в моем номере. Я беспокоилась, что у меня вообще не будет посетителей. («Поскольку я нахожусь под обвинением в убийстве мужа, и понесла ощутимый экономический урон», был подтекст.)
— Я выражаю Вам мои соболезнования, — сказал Стэн без каких-либо интонаций. — Потери в Вашем штате были огромными. Если мы можем помочь… Я знаю, что люди из моего штата помогают Вашим, и было бы правильно, если бы вампиры сделали тоже самое.
— Благодарю Вас за Вашу доброту, — сказала Софи-Энн.
Ее гордость была в значительной степени ущемлена. Она сделала над собой усилие, чтобы вернуть на лицо улыбку.
— Я полагаю, Вы знаете Андре, — продолжала она. — Андре, теперь ты знаешь Джозефа. И я полагаю, все вы знаете нашу Сьюки.
Зазвонил телефон, и я ответила, поскольку была ближе всех.
— Я говорю с представителем делегации королевы Луизианы? — спросил резкий голос.
— Да.
— Один из вас должен спуститься багажное отделение, чтобы забрать чемодан, который относится к Вашей делегации. Мы не можем прочитать этикетку.
— Ну, ладно…
— Как можно скорее.
— Хорошо.
Он бросил трубку. Знаете, это было как-то грубо.
Поскольку королева ждала, чтобы я рассказала, кто звонил, я передала ей просьбу, и на миллисекунду она выглядела озадаченной всем этим.
— Позже, — сказала она, расслабившись.
Тем временем, глаза короля Техаса уставились на меня, как лазерные лучи. Я склонила мою голову в его сторону. Я надеялась, что это был правильный ответ. Как выяснилось, это соответствовало моменту. Я хотела бы иметь время, чтобы обсудить протокол с Андре прежде, чем королева начала принимать гостей, но если честно, я не ожидала, что здесь кто-то появится, тем более такой крутой парень, как Стэн Дэвис. Это могло означать для королевы что-то хорошее, а могло быть тонким вампирским оскорблением. Я была уверен, что не узнаю этого.
Я почувствовала в мозгу щекотание Барри.
— С нею хорошо работать? — спросил он.
— Я просто помогаю ей время от времени, — ответила я. — У меня есть дневная работа.
Барри посмотрел на меня с удивлением.
— Ты шутишь? Ты можешь загребать бабло лопатой, если уедешь хороший штат, типа Огайо и Иллинойс, где есть реальные деньги.
Я пожала плечами.
— Мне нравится, где я живу, — ответила я.
И тут мы поняли, что наши вампирские работодатели видят наш молчаливый обмен. Наши лица, думаю, меняли выражение, как при обычном разговоре… за исключением того, что наш разговор был молчаливым.
— Простите меня, — сказала я. — Я не хотела быть невежливой. Просто я не часто вижу людей, подобных мне, а это такое удовольствие — поговорить с другим телепатом. Умоляю, простите, мэм, сэр.
— Я почти могла слышать, — удивилась Софи-Энн. — Стэн, насколько он тебе полезен?
Софи-Энн могла телепатически общаться со своими собственными «детьми», но это, наверное, было столь же редкой способностью среди вампиров, как и среди людей.
— Очень полезен, — подтвердил Стэн. — День, когда ваша Сьюки обратила мое внимание на него, стал очень удачным днем для меня. Он знает, когда люди лгут, он знает, каковы их скрытые мотивы. Это удивительное понимание.
Я взглянула на Барри. Интересно, он когда-нибудь считал себя предателем человечества, или воспринимает все исключительно, как предоставление услуги? Он встретился со мной взглядом, и лицо его было напряжено. Конечно, он испытывал противоречивые чувства по поводы службы у вампиров, открывая секреты людей своим работодателям. Я тоже время от времени боролась с этой своей мыслью.
— Ммм. Сьюки работает на меня по случаю, — Софи-Энн уставилась на меня, и если я могла бы охарактеризовать ее спокойное лицо, я бы сказала, она была задумчива. За подростковым розоватым лицом Андре что-то происходило, и этого чего-то мне следовало остерегаться. Он был не просто задумчив, он был заинтересован; увлечен, за неимением лучшего описания.
— В Даллас ее привез Билл, — Стэн скорее отметил, чем задал вопрос.
— В то время он был ее защитником — сказала Софи-Энн.
Краткое молчание. Барри посмотрел на меня взглядом, полным надежды и желания, и я позволила себе заглянуть в его потаенные мечты. Неожиданно, я почувствовала, будто крепко обнимаю его, так что я воспользовалась небольшой паузой, чтобы прервать молчание и превратить его во что-то, чем я могла управлять.
— Вы же не нуждаетесь в Барри и мне, учитывая, что здесь мы — единственные люди, и вряд ли это будет очень продуктивно, если мы просто сядем рядком и будем читать друг у друга в мозгах?
Джозеф Веласкес неожиданно улыбнулся, прежде чем смог остановиться.
После паузы Софи-Энн кивнула, а затем и Стэн. Королева София и король Стэн, напомнила я себе. Барри привычно поклонился, и я представила, что показываю ему язык. Я сделала что-то вроде реверанса и выскочила из номера. Сигиберт смотрел на нас с вопрошающим лицом.
— Королева, она не нуждается в тебе? — спросил он.
— Не сейчас, — сказала я.
Я стукнула по пейджеру, который Андре вручил мне в последнюю минуту.
— Пейджер завибрирует, если она будет нуждаться во мне, — сказала я.
Сигиберт подозрительно посмотрел на устройство.
— Я думаю, что было бы лучше, если ты просто осталась здесь, — сказал он.
— Королева сказала, что я могу идти, — ответила я ему.
И я пошла прочь. Барри тащился позади меня. Мы спустились на лифте вниз в вестибюль, и там нашли укромный уголок, где никто не мог помешать нам «подслушивать».
Я никогда не общалась, когда кто-то копался в моей голове, и Барри тоже, так что мы поиграли с этим какое-то время. Барри рассказал мне историю своей жизни, пока я пытался блокировать все другие свои мысли, в то же время стараясь прислушиваться ко всем остальным, в том числе и к Барри.
Это было действительно забавно.
Барри лучше, чем я определял, кто что думает в толпе. Я была немного лучше в восприятии нюансов и деталей, не всегда легко выхватывая мысли. Но кое в чем мы были одинаковы.
Мы решили определить, кто лучший «вещатель» в зале, выяснив, одинаково ли мы «слышим». Он предложил остановиться на ком-то (в данном случае выбрали мою соседку, Карлу). Мы прислушивались к ее мыслям, а затем оценили их по шкале от одного до пяти, где пять — самая громкая, яркая трансляция. Карлу получила тройку. После этой договоренности, мы оценили других люди, и выяснили, что реагируем на почти одинаково.
Да, это было интересно.
— Давайте попробуем прикосновение, — предложила я.
Барри даже не смутился. Он был в этом весь. Без дальнейших церемоний, он взял мою руку, и мы развернулись почти в противоположных направлениях.
Голоса зазвучали так ясно, будто мы в полный голос разговаривали со всеми и сразу. Словно DVD с выведенной громкостью, где высокие частоты и басы были прекрасно сбалансированы. Это воодушевляло и пугало одновременно. Хотя я стояла вдали от регистрации, я ясно слышала вопрос женщины о прибытии луизианских вампиров. Я поймала собственное изображение в мозгу клерка, который предвкушал удовольствие от того, что сделает мне гадость.
— А вот и неприятности, — предупредил меня Бэрри.
Я повернулась и увидела вампиршу с крайне неприятным выражением лица, которая направлялась ко мне. У нее были горящие ореховые глаза, прямые русые волосы, и она была тощей замухрышкой.
— Наконец, первая луизианка! Что, расслабились в своей норе? Скажи своей блудливой суке-любовнице, что я приколочу ее шкуру к стене! Ей не сойдет с рук убийство моего короля! Я увижу ее на столбе, пылающей от солнца на крыше отеля!
Я сказал первое, что пришло мне в голову, к сожалению.
— Оставьте драмы для Вашей мамы, — сказала я ей как одиннадцатилетняя школьница. — И кстати, кто Вы, черт возьми, такая?
Конечно, это была Дженнифер Кэйтер. Я хотела сказать ей, что характер ее короля был несколько нестандартный, но мне нравилась моя голова, особенно, когда она была у меня на плечах, так что не стоило поучать эту сумасшедшую девицу.
Она вела себя пошло, вот что я могла про нее сказать.
— Я выпью тебя до последней капли, — резко сказала она.
К этому моменту мы определенно находились в центре внимания.
— Ooooo, — взбешенно сказала я. — Я так напугана. А суду понравится то, что ты сейчас говоришь? Поправь меня, если я неправа, но вампиры не защищены от — о, да — уголовной ответственности за угрозу человеческой жизни, или же я просто что-то не так прочитала?
— Да клала я с прибором на ваши человеческие законы, — сказала Дженнифер Кэйтер, но огонь в ее глазах стал стихать. Она осознала, что весь вестибюль слушал наш обмен любезностями, в том числе много людей, и, возможно, несколько вампиров, пожелавших ее сопровождать.
— Софи-Энн Леклерк будут судить по законам нашего народа, — уколола Дженнифер напоследок. — И она будет признана виновной. Я буду править Арканзасом, и сделаю там рай.
— Ты стала бы первой, кому бы это удалось, — парировала я.
Три беднейших штата — Арканзас, Луизиана и Миссисипи — держались вместе, объеденные общей ущербностью. Мы были признательны друг другу за то, что часто по кругу занимали худшую строку почти в каждом рейтинге Соединенных Штатов: уровня бедности, подростковой беременности, смерти от рака, неграмотности… Мы часто по очереди перенимали эти лавры первенства.
Дженнифер умаршировала прочь, явно без намерения вернуться. Она была упертой и злобной, но, думаю, Софи-Энн могла бы в любой момент перехитрить Дженнифер. Если бы я была игроком, то поставила бы на французскую лошадку.
Барри и я посмотрели друг на друга и пожали плечами. Инцидент исчерпан. Мы снова взялись за руки.
— Большие неприятности, — покорно произнес Барри.
Я сосредоточила свои мысли в его секторе. И услышала, как в нашу сторону очень, очень быстро двигался вер-тигр.
Я сбросила руку Барри, и повернулась, распахнула руки и улыбнулась во все лицо.
— Куинн! — воскликнула я, и после паузы, когда он выглядел весьма неопределенно, он заключил меня в свои объятия.
Я обняла его так крепко, как могла, и он ответил мне так настойчиво, что мои ребра скрипнули. Потом он поцеловал меня, и мне потребовалось задействовать все свои силы, чтобы удержать поцелуй в рамках приличия.
Когда мы оторвались друг от друга, я поняла, что Барри неуклюже стоит в нескольких метрах, не зная, что делать.
— Куинн, это Барри-Колокольчик, — сказала я, стараясь не чувствовать неловкость. — Он единственный другой телепат, которого я знаю. Он работает на Стэна Дэвиса, короля Техаса.
Куинн протянул руку Барри, и тут я поняла причину его неловкости. Мы слишком откровенно и в картинках транслировали свои желания. Я почувствовала прилив краски на щеках. Наилучшим выходом было притворяться, я ничего не заметила. Разумеется, именно так я и поступила. Но я чувствовала, что на моих губах играет чуть заметная улыбка, но Барри выглядел скорее заинтригованным, чем разгневанным.
— Приятно познакомиться, Барри, — пробасил Куин.
— Это ты заправляешь здесь церемониями? — спросил Барри.
— Да, я.
— Я слышал о тебе, — сказал Барри. — Великий боец. У тебя не слабая репутация среди вампиров, мужик.
Я удивленно наклонила голову. Что-то я тут не улавливаю.
— Великий боец? — сказала я.
— Я расскажу тебе об этом позже, — сказал Куинн, и его рот вытянулся в жесткую линию.
Барри перевел взгляд с меня на Куинна. Его лицо несколько ожесточилось, и я с удивлением обнаружила такую твердость в Барри.
— Он не рассказал тебе? — спросил он, а затем прочитал ответ прямо в моей голове.
— Эй, чувак, это не правильно, — сказал он Куинну. — Она должна знать.
Куинн выглядел сбитым с толку.
— Я скажу ей об этом в ближайшее время.
— Скоро?
Мысли Куинна были запутанны и полны насилия.
— А может, сейчас?
Но в этот самый момент, через вестибюль к нам подлетела женщина. Она была одной из самых пугающих женщин, когда-либо виденных мною, а я видела несколько действительно ужасающих женщин. Она была, вероятно, пять футов восемь дюймов в высоту, с чернильно-черными кудрями на голове, а под мышкой она держала шлем. Он соответствовал ее броне. Матовой черной брони было больше, чем у бейсбольного кетчера: щиток на груди, пластинки на бедрах и голенях, плюс толстые кожаные планки, притянутые вокруг предплечий. На ней были тяжелые ботинки, меч, пистолет, и небольшой арбалет в соответствующей кобуре.
Я могла только разинуть рот.
— Вы тот, кого все называют Куинном? — спросила она, остановившись в ярде о нас.
У нее был сильный акцент, но я не смогла его идентифицировать.
— Я, — сказал Куинн.
Я заметила, что он, в отличие от меня, похоже, не был удивлен появлением этого смертоносного существа.
— Я — Батания. Вы организуете здесь особые события. Это включает безопасность? Я хотела бы обсудить особые потребности моего клиента.
— Я думал, безопасность — это Ваша работа, — сказал Куинн.
Батания улыбнулась так, что кровь застыла в жилах.
— О, да, это моя работа. Но охранять его будет легче, если…
— Я не обеспечиваю безопасность, — сказал он. — Я отвечаю только за ритуалы и мероприятия.
— Хорошо, — сказала она. Ее акцент превращал обычные фразы во что-то серьезное. — Тогда к кому я могу обратиться?
— К человеку по имени Тодд Донати. Его кабинет находится в служебном помещении за стойкой регистрации. Любой из клерков может показать.
— Прошу прощения, — сказала я.
— Да? — она взглянула на меня с высоты своего роста. Но она не выглядела враждебно или высокомерно, просто обеспокоено.
— Я Сьюки Стакхаус, — сказала я. — На кого Вы работаете, мисс Батания?
— На короля Кентукки, — сказала она. — Он привез нас сюда за большие деньги. К сожалению, сейчас дела обстоят так, что я ничего смогу сделать, чтобы удержать его от гибели.
— Что Вы имеете в виду? — я была всерьез испугана и обеспокоена.
Телохранительница выглядела так, будто готова выдать мне все свежие новости, но мы были прерваны.
— Батания! — через вестибюль спешил молодой вампир. Его ежик и полностью черный готический ансамбль выглядели легкомысленно, когда он встал рядом с этой женщиной-ужасом. — Мастер сказал, что он нуждается в Вас.
— Сейчас приду, — сказала Батания. — Я знаю, где мое место. Но я хочу выразить протест против того, что отель делает мою работу сложнее, чем она должна была быть.
— На посту протестуй, — сказал юноша кратко.
Батания посмотрела на него взглядом, который я бы не хотела заслужить ни при каких обстоятельствах. Потом поклонилась нам, каждому по очереди.
— Мисс Стек-хаус, — сказала она, протянув руку для рукопожатия.
Я осознала, что не могу охарактеризовать ее руку иначе, как мускулистая.
— Г-н Куинн.
Куинн получил рукопожатие, а Барри — кивок, поскольку не представился.
— Я позвоню этому Тодду Донати. Сожалею, что заняла Ваше внимание, если это не ваша сфера.
— Ого, — сказала я, наблюдая за походкой Батании.
Она была в обтягивающих кожаных брюках, и было видно, как ягодицы напрягаются и расслабляются при каждом ее шаге. Это было как урок анатомии. Мускулистая попка.
— Из какой галактики она прибыла? — изумился Барри.
Куинн ответил:
— Не из галактики. Измерения. Она Бритлингенша.
Мы ждали пояснений.
— Она — телохранитель. Супер-телохранитель, — объяснил он. — Бритлингенши в этом — лучшие. Нужно быть очень богатым, чтобы нанять ведьм, которые смогут вытащить сюда кого-то из них. Только ведьмы ведут переговоры с их гильдией. Когда работа закончена, ведьмы отправляют их обратно. Их нельзя оставить здесь. Их законы отличаются от наших. Пути разные.
— Ты хочешь сказать, что король Кентукки заплатил кучу денег, чтобы привезти эту женщину в это… это измерение?
В течение последних двух лет я слышала множество невероятных вещей, но эта была невероятнее их всех.
— Это крайняя мера. Хотел бы я знать, чего он так боится. Кентукки не слишком денежный штат.
— Может, он поставил на верную лошадь, — сказала я, поскольку мои царственные особы тоже были обеспокоены. — И мне нужно поговорить с тобой.
— Детка, мне нужно вернуться к работе, — сказал Куинн виновато. Он недружелюбно взглянул на Барри. — Я знаю, нам надо поговорить. Но сейчас я подыскиваю присяжных заседателей для суда, и у меня на носу свадебная церемония. Переговоры между королем Индианы и королем Миссисипи завершены, и они хотят связать себя узами, пока все здесь.
— Рассел вступает в брак? — я улыбнулась.
Интересно, он невеста, жених, или того и другого понемногу?
— Да, но пока никому не говорите. Они объявят об этом сегодня вечером.
— Так, когда мы поговорим?
— Я приду к тебе в комнату, когда вампиры улягутся на день. Где ты остановилась?
— У меня есть соседка.
В любом случае я дала ему номер.
— Если она будет там, мы найдем другое место, — сказал он, скосив взгляд. — Слушай, не волнуйтесь, все в порядке.
Я подумала, что буду беспокоиться. Мне было интересно, где находится это измерение, откуда так трудно вытащить телохранителей. Я хотела знать, почему кто-то идет на такие затраты. Не то, чтобы Батания не производила впечатления офигенно эффективной, но крайние меры Кентукки были показателем крайней страха. Кому он нужен?
Что-то зажужжало на моей талии, и я поняла, меня вызывают обратно в королевский люкс. Пейджер Барри тоже сработал. Мы посмотрели друг на друга.
— Назад на работу, — сказал он, и мы пошли к лифту. — Я извиняюсь, если стал причиной проблем между тобой и Куинном. Ты не думай, — он взглянул на меня. Он был достаточно учтив, чтобы выглядеть смущенно. Я решила, что мне это не обязательно. — Я рисовал картины того, что мы могли бы быть вместе: ты и я, а Куинн вломился в мои мечты.
— Эээ…
— Не беспокойся — тебе не нужно придумывать ответ. Это была просто одна из тех фантазий. Теперь, когда я с тобой в реальности, мне нужно перестроиться.
— Ох…
— Но я не должен позволить моим несбывшимся надеждам сделать из меня сопляка. Вот. Да-а… Я уверен, что Куинн и я сможем работать вместе. Но теперь я буду скрывать от тебя свои фантазии, ладно?
Я энергично кивнула.
— Ну, по крайней мере, что-то, — закончил он.
Я улыбнулась.
— Каждый может фантазировать, — сказала я ему. — Моя фантазия пытается придумать, где король Кентукки нашел деньги, и кого он нанял, чтобы доставить эту женщину сюда. Это же самое невероятное, что ты когда-либо видел?
— Нет, — ответил Барри к моему удивлению. — Самое невероятное, что я когда-либо видел… Ну, это не Ботания.
На этом он запер дверь общения между нашими сознаниями и выбросил ключ. Сигиберт открыл двери в королевский люкс, и мы вернулись на работу.
После того, как Барри и его делегация покинула номер, я помахала рукой, чтобы показать королеве, что у меня есть, что сказать, если ей интересно. Она и Андре обсуждали выгоды Стэна от сего знаменательного визита, и они замерли в идентичных позах. Это выглядело странно. Их головы были приподняты под одним и тем же углом, и с их крайней бледностью и неподвижностью, они выглядели как мраморные скульптуры: Сатир и Нимфа на отдыхе, или что-то вроде того.
— Вы знаете о существовании Бритлингенш? — спросила я, запнувшись на незнакомом слове.
Королева кивнула. Андре просто ждал.
— Я видела одну, — сказала я, и голова королевы дернулась.
— Кто пошел на такие траты, чтобы нанять Бритлингеншу? — спросил Андре.
Я все им рассказала.
Королева выглядела — ну, трудно вообще сказать, как она выглядит. Может быть, была немного обеспокоена, может быть заинтригована, что я узнала в вестибюле так много новостей.
— Я никогда не думала, что работники-люди могут быть такими полезными, — сказала она Андре. — Другие люди будут спокойно разговаривать рядом с ней, и даже Бритлингенша откровенничает.
Андре, похоже, ревновал как ребенок. По крайней мере, что-то на его лице об этом говорило.
— С другой стороны, я не могу делать всякие крутые штучки, типа ваших, — сказала я. — Я могу только сказать, что слышала, и даже вряд ли смогу классифицировать информацию.
— Откуда у Кентукки такие деньги? — спросил Андре.
Королева покачала головой, как будто говорила, что она понятия не имеет и это ее не слишком заботит.
— Ты видела Дженнифер Кейтер? — спросила она меня.
— Да, мэм.
— Что она сказала? — спросил Андре.
— Она сказала, что хочет выпить мою кровь, и увидеть Вас, привязанную к столбу на крыше отеля.
Наступил момент гробовой тишины.
Затем Софи-Энн сказала:
— Глупенькая Дженнифер. Это выражение использует Честер? Она слишком задирает нос. Что мы можем сделать?.. Я вот подумала: а что, если она примет моих парламентеров?
Она и Андре, не отрываясь, смотрели друг на друга, и я решила, что между ними идет небольшое телепатическое обсуждение.
— Я подозреваю, что она заняла номер, который был зарезервирован для Арканзаса, — сказала королева Андре.
Он взял трубку стационарного телефона и вызвал портье. Это был не первый раз, когда я слышала, что короля или королеву именуют по названию штата, но мне казалось слишком безлично называть так бывшего мужа, даже если брак закончился насколько жестоко.
— Да, — сказал он, повесив трубку.
— Мы могли бы оплатить ее пребывание, — сказала королева.
Она и Андре развлекались, погружаясь в молчание и возвращаясь к разговору, что являлось их способом общения. Наверное, также выглядели Барри и я, думается мне.
— Она примет нас, я уверена. Пусть выскажет мне в лицо, все что хочет.
Королева взяла телефон, но не так, как если бы она делала каждый день. Она набрала номер комнаты собственными пальцами.
— Дженнифер, — сказала она чарующе.
Она выслушала поток слов, мне было немного слышно. Судя по услышанному, Дженнифер не стала счастливей с того момента, когда я ее видела в фойе.
— Дженнифер, нам нужно поговорить.
Голос королевы звучал гораздо более обаятельно и значительно настойчивее. На другом конце линии было молчание.
— Дверь не закрыта для обсуждения или переговоров, Дженнифер, — сказала Софи-Энн. — По крайней мере, моя дверь. А как насчет Вас?
Я думаю, Дженнифер заговорила снова.
— Все верно, вот и замечательно, Дженнифер. Мы будем через минуту или две.
Королева положила трубку и надолго замолчала.
Мне показалось, что собираться посетить Дженнифер Кейтер, когда она выставляет иск против Софи-Энн за убийство Питера Тридгилла, было очень плохой идеей. Но Андре одобрительно кивнул королеве.
После разговора Софи-Энн с ее заклятым врагом, я думала, мы рванем в номер делегации Арканзаса в следующую секунду. Но может быть, королева была не столь уверена, как это звучало. Вместо того чтобы живо раскрыть карты перед Дженнифер Кейтер, Софи-Энн мешкала. Она слегка добавила лоска, поменяла обувь, искала ключ от номера, и так далее. Потом ей позвонили сообщить, что для того, чтобы люди из ее делегации могли воспользоваться службой доставки в номера, необходимо положить деньги на счет номера. Так прошло более пятнадцати минут, прежде чем мы смогли выйти из комнаты. Сигиберт вышел из двери, ведущей на лестницу, и встал рядом с Андре в ожидании лифта.
Дженнифер Кейтер и ее команда располагались на седьмом этаже. Никого не было возле ее дверей: я догадалась, что при ее статусе ей не положен личный телохранитель. Андре учтиво постучался, и Софи-Энн выпрямилась в ожидании. Сигиберт снова завис, подарив мне неожиданную улыбку. Я постарался не вздрогнуть.
Дверь приоткрылась. Внутри было темно.
Запах, доносящийся из-за двери, был очевиден.
— Итак, — сказала королева Луизианы живо. — Дженнифер мертва.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сплошь мертвецы - Харрис Шарлин

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Сплошь мертвецы - Харрис Шарлин



мне очень нравится.легко читать.ты проходиш все вместе с гланой героиней.просто супер...
Сплошь мертвецы - Харрис Шарлиннаста
27.11.2010, 12.00





Man labai patiko knyga.
Сплошь мертвецы - Харрис ШарлинLaura
25.03.2011, 12.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100