Читать онлайн Сплошь мертвецы, автора - Харрис Шарлин, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сплошь мертвецы - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сплошь мертвецы - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сплошь мертвецы - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Сплошь мертвецы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Я спала на ходу. Хорошо, что я знала каждый дюйм кафе «Мерло», как свой собственный дом, иначе спотыкалась бы о каждый стол и стул. Я широко зевнула, когда принимала заказ у Селы Памфри. Обычно Села раздражала меня до состояния бешенства. Она встречалась с моим Неназываемым экс-любовником вот уже несколько недель — ну, теперь даже месяцев. Независимо от того, насколько незамечаемым стал для меня мой Экс, она никогда не будет моим лучшим другом.
— Мало отдыхаешь, Сьюки? — спросила она своим резким голосом.
— Прошу прощения! — я извинилась. — Дело не в этом. Я была на свадьбе брата прошлой ночью. Какой соус Вы желаете к салату?
— Ранчо.
Большие темные глаза Селы всматривались в меня так, как будто она могла что-то прочитать по моему лицу. На самом деле она хотела знать все о свадьбе Джейсона, но спросить меня об этом было равнозначно капитуляции на земле врага. Глупенькая Села.
Размышляя об этом, я задумалась: а что Села здесь делает? Она никогда не приходила сюда без Билла. И жила она в Кларисе. Не то, чтобы Кларис был далеко — всего минут пятнадцать-двадцать пути. Но с чего бы агенту по недвижимости из Клариса быть… А! Она, должно быть, показывает здесь какой-то дом. Да, мозги сегодня шевелятся крайне медленно.
— Сейчас все будет. Ожидайте, — сказала я и повернулась уйти.
— Полушай, — сказала Села. — Позволь мне быть откровенной.
О, Боже. По моему опыту, это означало: «Сейчас я смешаю тебя с грязью».
Я оглянулась вокруг, пытаясь на что-нибудь отвлечься, но тяжелое раздражение, которое накопилось во мне, никуда не исчезло. Нет, однозначно для меня сегодняшний день не был «красным днем календаря». Подтверждая мои многочисленные опасения, Амелия не пришла домой ни ночью, ни утром, и когда я пошла наверх проведать Боба, обнаружила, что он наблевал на постели Амелии…, и все бы ничего, если бы она не была накрыта лоскутным одеялом моей прабабушки. Я смахнула продукты пищеварения и кинула одеяло замачиваться в стиральную машину. Куинн уехал рано утром, и мне было просто грустно по этому поводу. А потом этот брак Джейсона, который грозил стать потенциальной катастрофой…
Я могла бы добавить еще несколько пунктов в этот список (включая капающий кран на кухне). В общем, как вы понимаете, денек выдался не из удачных.
— Я здесь, чтобы работать, Села. А не для того, чтобы щебетать с тобой о личном.
Она проигнорировала это.
— Мне стало известно, что ты собираешься ехать с Биллом, — сказала она. — Ты пытаешься украсть его у меня. Как долго ты плела интриги по этому поводу?
Наверное, моя челюсть отвисла, потому что я не получила никакого предупреждения о том, чего мне следовало было ожидать. Мои телепатические способности страдали, когда я была уставшей — точно так же, как время реакции и мыслительные процессы. К тому же, когда работала, я была сильно заэкранирована. Это было нечто само собой разумеющееся. Так что я не смогла заранее уловить мысли Селы. Вспышка гнева прошла сквозь меня, поднимая мою ладонь и разгоняя ее, для того, чтобы врезать ей со всей силы. Но теплая, твердая ладонь поймала меня, охватила мою руку и опустила вниз. Это был Сэм, и я даже не заметила, как он подошел. Сегодня у меня однозначно были какие-то провалы в сознании.
— Мисс Памфри, Вы не могли бы пообедать где-нибудь в другом месте, — сказал Сэм тихо. Конечно, все уже смотрели на нас. Я могла чувствовать, как мозги перешли в состояние боевой готовности для свежих сплетен, а глаза всасывались в каждый нюанс сцены. Я почувствовала, как мое лицо покраснело.
— Я имею право обедать здесь, — сказала Села, и ее голос был громким и надменным. Это была огромная ошибка. В одно мгновение симпатии зрителей перешли на мою сторону. Я могла бы почувствовать эти волны на себе. Я расширила глаза и посмотрела грустно, как один из тех ненормально большеглазых детей из ужасных картин о бездомных. Выглядело трогательно. Сэм приобнял меня, как будто я была раненным ребенком, и посмотрел на Селу. На его лице не было ничего, кроме огромного разочарования в ее поведении.
— А я имею право попросить Вас уйти, — сказал он. — Я не могу вам позволить оскорблять моих сотрудников.
Села никогда бы не позволила грубости в адрес Арлены, Холли или Даниэль. Она вряд ли знала, что они существуют, потому что она была не из тех женщин, кто замечает обслуживающий персонал. Но у нее костью поперек горла встало то, что Билл был со мной, прежде чем начал встречаться с ней («был» на языке Селы означало «занимался восторженным и частым сексом с»).
Тело Селы дернулось в гневе, и она бросила свою салфетку на пол. Она вскочила на ноги так резко, что ее стул с грохотом упал бы, если бы Доусон, огромный вервольф, который имел бизнес по ремонту мотоциклов, не поймал его своей огромной рукой. Села схватила свою сумочку и гордо выскочила в дверь, едва избежав столкновения с моей подругой Тарой, которая заходила внутрь.
Вся эта сцена весьма повеселила Доусона.
— И все-таки о вампирах, — сказал он. — Их холоднокровные штучки должно быть это что-то, если заставляют красивых женщин так огорчаться.
— Кто это огорчен? — сказала я, улыбаясь и сохраняя стойкость, чтобы показать Сэму, что не расстроена.
Сомневаюсь, что он был введен в заблуждение, так как знал меня достаточно хорошо, но он заметил изменение моего эмоционального состояния и отправился обратно за стойку бара. Среди обедающей толпы стояло непрекращающееся жужжание от обсуждения этой сочной сцены. Я остановилась в шаге от стола, где сидела Тара. С нею был ДжейБи дю Рон.
— Отлично выглядишь, ДжейБи, — сказала я, лучезарно улыбаясь, дернув к себе меню, лежавшие между салфетницей и шейкерами с солью и перцем в середине стола, и вручила один экземпляр ему, а другой — Таре. Мои руки тряслись, но не думаю, что они заметили.
ДжейБи улыбнулся мне.
— Спасибо, Сьюки, — сказал он своим приятным баритоном.
ДжейБи был просто красавчиком, но не был силен умом. Это давало ему очарование простоты. Тара и я избегали его в школе, потому что эта простота была объектом для насмешек и мишенью для других, менее красивых юношей; ДжейБи был в некотором смысле шутом гороховым… особенно в средних классах. Когда я и Тара получили свои штрафные баллы в «резюме», мы пытались защитить ДейБи, насколько это было возможно. В свою очередь, ДжейБи сходил со мною пару раз на танцы, куда я хотела пойти, когда мне было очень плохо, и его семья оставляла у себя пару раз Тару, когда я этого не могла.
У Тары был секс с ДжейБи на этом долгом тернистом пути. У меня — нет. Но он, похоже, не делал каких-либо различий в отношениях к нам обеим.
— У ДжейБи новая работа, — сказала Тара, довольно улыбаясь.
Так вот почему она сюда пришла. Наши отношения были натянутыми в последние несколько месяцев, но она знала, что я хотела бы разделить ее гордость за то, как она разрулила это дельце для ДжейБи.
Это была большая новость. И это помогло мне не думать о Селе Памфри и тяжести ее гнева.
— Где ты теперь? — спросила я ДжейБи, который смотрел на меню так, как будто раньше никогда его не видел.
— В оздоровительном клубе в Кларисе, — сказал он. Он посмотрел и улыбнулся. — Два дня в неделю я сижу за столом, одетый в это. — Он показал рукой на чистую, плотно облегающую рубашку для гольфа в бордовую и коричневую полоску, и жатые брюки-хаки. — Я записываю членов клуба, делаю оздоравливающие шейки, чищу оборудование и выдаю полотенца. Три дня в неделю я хожу в тренировочной одежде, и все дамы мною любуются.
— Звучит великолепно, — сказала я, охваченная благоговением перед тем, как идеально эта работа подходит ДжейБи при его ограниченной квалификации.
ДжейБи был красив: впечатляющие мышцы, безупречное лицо, прямые белые зубы. Он был ходячей рекламой физического здоровья. Кроме того, он, естественно, был беззлобным и аккуратным.
Тара посмотрел на меня, ожидая высокой оценки своих усилий.
— Хорошая работа, — сказала я ей.
Мы поставили друг другу по пятерке.
— Теперь, Сьюки, единственное, что мне не хватает для счастья — чтобы ты позвала меня на ночь, — сказал ДжейБи.
Ничто не могло бы способствовать восстановлению моего душевного равновесия лучше, чем простая похоть ДжейБи.
— Большое спасибо, ДжейБи, но сейчас я кое с кем встречаюсь, — сказала я, не стараясь говорить тихо. После небольшого представления Селы я чувствовала необходимость немного похвастаться.
— О, что, Куинн? — спросила Тара.
Я уже упоминала пару раз его имя при ней. Я кивнула, и мы поставили друг дружке еще по одной пятерке.
— Он сейчас в городе? — спросила она негромко, и я ответила: «Уехал сегодня», точно так же тихо.
— Я хочу мексиканский чизбургер, — сказал ДжейБи.
— Сейчас будет, — сказала я, и после Тариного заказа прошла на кухню.
Я не только была рада за ДжейБи, я была счастлива, что стена, выросшая между Тарой и мной в последнее время, похоже, рухнула. Сегодня я нуждалась в небольшой радости, и я получила ее.
Когда я добралась домой с парой пакетов бакалейных товаров, Амелия была дома, и моя кухня блестела, как экспонат теле-шоу «Южный дом». Когда она была в стрессе или скучала, то занималась уборкой. Это была самая фантастическая привычка, которую могла бы иметь соседка, если вы пользуетесь домом не в одиночку. Мне нравится наводить порядок у себя дома, и время от времени я получаю от уборки заряд бодрости, но рядом с Амелией я была законченной неряхой.
Я посмотрела на чистые окна.
— Чувство вины, да? — сказала я.
Плечи Амелии упали. Она сидела за кухонным столом с кружкой какого-то своего сверхъестественного чая, и пар поднимался от темной жижи.
— Да, — сказала она угрюмо. — Я увидела одеяло в стиральной машине. Пятно отстирала, и теперь повесила сушиться.
Поскольку я заметила это, когда приехала, то просто кивнула.
— Боб отреагировал — сказала я.
— Я поняла.
Я хотела было задать ей вопрос о том, с кем она была, но потом поняла, что это не мое дело. Кроме того, Амелия была «вещателем» высшего класса, и, несмотря на свою усталость, я в течение нескольких секунд узнала, что она осталась с двоюродным братом Кэлвина, Дерриком, и секс не был хорош, простыня Деррика была очень грязной, и что у него по Амелии сорвало крышу. К тому же, когда Деррик проснулся сегодня утром, он рассудил по своему разумению, что ночь, проведенная вместе, сделала их парой. Амелии пришлось с трудом выбивать у Деррика возможность уехать обратно домой. Он хотел, чтобы она осталась с ним в Хотшете.
— Чудом вырвалась? — спросила я, пока выкладывала мясо для гамбургеров в ящик холодильника.
Это была моя пища на неделю. У нас были отбивные, запеченный картофель и зеленые бобы.
Амелия кивнула, подняв свою кружку, чтобы сделать глоток. Это было домашнее тонизирующее средство от похмелья, которое она себе состряпала, и она вздрогнула: зелье было экспериментальным.
— Угу. Эти ребята из Хотшета немного странные, — сказала она. — Некоторые из них.
Амелия подходила для моей телепатии лучше, чем кто-либо, с кем я когда-либо сталкиваться. Поскольку она была достаточно откровенной и открытой — иногда даже слишком — я думаю, она никогда не считала, что должна скрывать свои секреты.
— Что ты собираешься делать? — спросила я.
Я села напротив нее.
— Понимаешь, не то, чтобы я долго встречалась с Бобом, — сказала она, перейдя прямо к сути разговора, не беспокоясь о предисловиях. Она знала, что я пойму. — Мы только-то и были вместе, что одну ночь. Но поверь, это было просто великолепно. Он дал мне именно то, что было нужно. Вот почему мы начали, эээ, экспериментировать…
Я кивнула, пытаясь ее понять. Для меня, «экспериментировать» значило, ну, лизнуть место, которое ты никогда не лизала раньше, или поменять позу потому, что от нее судорога бедро сводит. Типа того. Это никак не было связано с превращением твоего партнера в животное. Я никогда не интересовалась этим настолько, чтобы спросить Амелию, что было целью их «эксперимента», и это была одна из тех вещей, которые ее мозг тщательно скрывал.
— Может, тебе нравятся коты? — сказала я, после своих попыток придумать логичное объяснение. — Я хочу сказать, что Боб — кот, хоть и небольшой, и ты выбрала Деррика из всех парней, которые жаждали приятно провести ночь с тобой.
— Да ну? — воскликнула Амелия, вскочив. Она пыталась говорить как бы между прочим. — Коты?
На самом деле, Амелия слишком много думала о себе, как о ведьме, но недостаточно задумывалась о себе, как о женщине.
— Один или два, — сказала я, стараясь не смеяться.
Боб вошел и обернулся вокруг моих ног, громко урча. Труднее было бы подчеркнуть, что он обходил Амелию как горстку собачьего дерьма.
Амелия глубоко вздохнула.
— Слушай, Боб, ты должен меня простить, — сказала она коту. — Мне очень жаль. Меня просто понесло. Свадьба, немного пива, танцы на улице, экзотичный партнер… я извиняюсь. Мне очень, очень жаль. Как насчет того, что я приму целибат до тех пор, пока не смогу найти способ, чтобы превратить тебя обратно в тебя?
Это была огромная жертва со стороны Амелии. Так сказал бы любой, кто мог прочитать ее мысли за пару (и более) дней. Амелия была очень здоровой девушкой, и весьма активной женщиной. Она была также довольно разнообразна в своих вкусах.
— Ну? — сказала она, секунду подумав, — Что, если я обещаю не заводить никаких парней?
Боб сел, и его хвост обернулся вокруг его передних лап. Он выглядел очаровательно, пока, не отрываясь, смотрел на Амелию, и его большие желтые глаза не мигали. Он показывал всем своим видом, что думает над предложением. Наконец, он сказал: «Мяу».
Амелия улыбнулась.
— Ты понимаешь это, как «да»? — стросила я. — Если так, то запомни это… Я вот только и делаю, что парней завожу, но ты на мою дорожку не меть.
— Ой, в любом случае я даже пытаться не буду идти по твоим стопам, — сказала Амелия.
Я уже говорила, что Амелия несколько бестактна?
— Почему нет? — спросила я, обидевшись.
— Я выбрала Боба не случайно, — заявила Амелия, глядя настолько смущенно, насколько это было вообще возможно для нее. — Я, как и он, тоща и темна.
— Мне придется жить с этим, — сказала я, стараясь выглядеть глубоко разочарованной.
Амелия бросила в меня шар из чая, и я отбила его в воздухе.
— Хорошие рефлексы, — сказала она, поразившись.
Я пожала плечами. Хотя прошло много времени с тех пор, когда я пила вампирскую кровь в последний раз, но следы ее, кажется, задержались в моем теле. Я всегда была здоровой, но сейчас у меня даже головная боль бывала редко. И я двигалась немного быстрее, чем большинство людей. Я была не единственным человеком, кто насладился побочными эффектами от употребления крови вампиров. Теперь, когда эти эффекты стали широко известны, вампиры сами становились добычей. Заготовка крови для продажи на черном рынке была прибыльной и весьма опасной профессией. Я слышала по радио, что один осушитель из Тексарканы исчез из своей квартиры на следующее утро, после того как получил условно-досрочное освобождение. Если ты «перешел дорогу» вампиру, то тебе следует помнить, что он может выжидать гораздо дольше, чем ты.
— Может быть, это кровь фей, — сказала Амелия, задумчиво глядя на меня.
Я пожала плечами, на этот раз отметая аргумент. Недавно я узнала о том, что в моем роду были феи, и я не была рада этому. Я даже не знаю, с какой стороны в моей семьи мне было завещано это наследие, уж не говоря о конкретном завещателе. Все, что я знала об этом — то, что в какой-то момент в прошлом кто-то в моей семье довольно близко и лично общался с феями. Я потратила пару часов, усердно штудируя пожелтевшее фамильное древо и семейную историю, тщательно собранную моей бабушкой, но так и не нашла ключ к разгадке.
Как если бы она была вызвана мыслью, в заднюю дверь постучала Клодин. Она не прилетела на нити осенней паутинки, она прибыла на своем автомобиле. Клодин была чистокровной феей, и у нее были другие способы появляться в нужное время в нужном месте, но она пользовалась этими способами лишь в чрезвычайных ситуациях. Клодин была очень высокой, у нее были густые темные волосы и большие, темные, чуть раскосые глаза. Она закрывала уши волосами, поскольку, в отличие от ее близнеца Клода, заостренные части ее ушей не были изменены хирургически.
Клодин обняла меня с энтузиазмом, а Амелии лишь сухо махнула рукой. Они не слишком любили друг друга. Амелия училась магии, а у Клодин магия была в крови. В связи с этим ни одна из двух сторон не доверяла другой.
Клодин, как правило, самое солнечное существо, которое я когда-либо встречала. Она была очень сердечной, милой, любезной, как волшебная ГёрлСкаут, потому что она такой и была, и потому, что она стремилась стать ангелом-хранителем в своей магической иерархии. Сегодня лицо Клодин было необычайно серьезным. Мое сердце упало. Я хотела спать, я хотела тихонечко скучать по Куинну, и я хотела успокоить какофонию нервов, запущенную в Мерло. Я не хотела одного — плохих новостей.
Клодин разместилась за кухонным столом напротив меня и взяла мои руки. Она избегала смотреть на Амелию.
— Пошла вон, ведьма, — сказала она, и я была потрясена.
— Остроухая сука, — пробормотала Амелия, вставая со своей кружкой чая.
— Мужеубийца, — ответила Клодин.
— Он не мертв! — взвигнула Амелия. — Он просто — другой!
Клодин фыркнула, что на самом деле было адекватным ответом.
Я была слишком уставшей, чтобы ругаться с Клодин из-за ее выходящего за все рамки хамства. Она держала мою руку слишком жестко, чтобы доставлять удовольствие своим утешительным присутствием.
— Что случилось? — спросила я.
Амелия протопала из комнаты, и я услышала ее туфли, шлепающие по лестнице на второй этаж.
— Вампиров здесь нет? — спросила Клодин, и голос ее был полон беспокойства.
Вы знаете, что испытывает шокоголик к шарику мороженного со сливочной помадкой в двойном темном шоколаде? Вот это чувствуют вампиры к фее.
— В доме нет никого, кроме меня, тебя, Амелии и Боба, — сказала я.
Я не отрицаю личности Боба, хотя иногда об этом очень трудно помнить. Особенно когда нужно чистить его кошачий туалет.
— Ты едешь на этот саммит?
— Да.
— Зачем?
Это был хороший вопрос.
— Королева платит мне, — сказала я.
— Ты так крайне нуждаешься в деньгах?
Сначала я хотела отмахнуться от ее беспокойства, но затем решила поразмыслить всерьез. Клодин многое для меня сделала, и самое малое, чем могла отплатить — это задуматься о том, что она говорит.
— Я смогу прожить без них, — сказала я.
В конце концов, у меня до сих пор есть немного из тех средств, что выплатил Эрик за то, что я скрывала его от банды ведьм. Но часть из них уже ушла: с деньгами, кажется, всегда так. Страхование покрыло не все, что было повреждено или разрушено огнем, который уничтожил мою кухню прошлой зимой; я обновила технику, сделала пожертвование на добровольную пожарную охрану. Они тогда так быстро прибыли и так упорно пытались спасти кухню и мой автомобиль.
Потом Джейсону была необходима помощь в оплате счета за визит врача из-за выкидыша Кристалл.
Мне казалось, что я размазана между существованием платежеспособным и существованием нищим. Я хотела укрепить свои запасы, пополнить их. Моя маленькая лодка расправляла паруса в нестабильных финансовых водах, и мне хотелось бы иметь поблизости буксир, чтобы поддержать ее на плаву.
— Я смогу прожить без них, — сказала я более решительно, — Но не хочу.
Клодин вздохнула. Ее лицо было полно горя.
— Я не могу поехать с тобой, — сказала она. — Ты знаешь, как вампиры кружат вокруг нас. Я даже не смогу там появиться.
— Я понимаю, — сказала я немного удивленно.
Я никогда не мечтала о том, что Клодин поедет со мной.
— И я думаю, что там будут неприятности, — сказала она.
— Какие?
В последний раз, когда я была на вампирском светском сборище, там были большие неприятности. Огромные неприятности. Неприятности самого кровопролитного толка.
— Я не знаю, — сказала Клодин. — Но я уверена, они грядут, и я думаю, тебе стоило бы остаться дома. Клод тоже так думает.
Да Клоду глубоко плевать с высокой колокольни, что со мной случится, но Клодин была настолько щедрой, что включила брата в свою доброту. Насколько я могла заметить, Клод использовал мир исключительно в качестве декорации. Он был полностью самовлюблен, не имел никаких навыков общения и был абсолютно красив.
— Я сожалею, Клодин, и буду скучать по тебе, пока буду в Роудсе, — сказала я. — Но сама я обязана ехать.
— Поездка в составе делегации вампиров, — сказала Клодин печально. — На тебе навсегда останется клеймо человека из их мира. Ты никогда снова не сможешь стать невинным наблюдателем. Кроме того, множество существ будут знать, кто ты такая, и где тебя можно найти.
И не столько из-за того, что сказала Клодин, сколько из-за того, как она говорила, холодная игла вошла мне в позвоночник и поползла к затылку. Она была права. Мне было нечем крыть, хотя проще было думать, что я и так была уже слишком глубоко в мире вампиров, чтобы отказываться.
Сидя на своей кухне, освещенной через окошко последними косыми лучами предзакатного солнца, я была в состоянии одного из тех озарений, которые меняют тебя навсегда. Амелия молчала наверху. Боб вернуться в комнату, сел возле своей миски и пристально смотрел на Клодин. Она светилась в солнечных лучах, которые падали на ее лицо. У большинства людей от этого стал бы заметен каждый изъян кожи. Но Клодин по-прежнему выглядела совершенно.
Я не была в полной мере уверена, что понимала Клодин и ее представления о мире, и по-прежнему пугающе мало знала о ее жизни, но я была точно знала, что она посвятила всю себя моему благополучию, по какой бы то ни было причине, и что она действительно боится за меня. И также я знала, поеду в Роудс с королевой, Эриком, тем, от кого я отреклась, и остальной частью делегации Луизианы.
Было ли мне просто любопытно, какой может быть повестка дня на саммите вампиров? Хотела ли я внимания большей части членов нежитского сообщества? Может, я хотела быть известной как клыкофилка — одна из тех, кто просто обожает находиться с живыми мертвецами? Или какой-то уголок во мне давно искал шанс быть ближе к Биллу, отсутствие которого по-прежнему отзывалось болезненной раной его предательства? Или это было из-за Эрика? Сама того не сознавая, я была влюблена в пламенного Викинга, который был так красив, так хорош в любви, был таким прожженным политиком, и все это в одно и тоже время?
Это звучало как перспективный сюжетец для сезона мыльной оперы.
— Я подумаю об этом завтра… — пробормотала я.
Когда Клодин искоса взглянула на меня, я сказала:
— Клодин, мне стыдно признаться тебе, что я делаю что-то, что действительно во многих отношениях не имеет смысла, но я хочу денег, и я собираюсь это сделать. Я вернусь сюда, чтобы увидеть тебя снова. Не волнуйся, пожалуйста.
Амелия притопала обратно, намереваясь сделать себе еще немного чая. Она, видимо, собиралась уплыть.
Клодин проигнорировала ее.
— Я буду волноваться, — сказала она просто. — Грядут неприятности, и они свалятся тебе прямо на голову.
— Но ты не знаешь, каким образом и когда?
Она покачала головой.
— Нет, я просто знаю, что они будут.
— Посмотри в мои глаза, — пробормотала Амелия. — Я вижу высокого, темноволосого мужчину…
— Заткнись, — сказала я ей.
Она повернулась к нам спиной, громко шелестя сморщенными сухими листьями каких-то своих травок.
Клодин вскоре после этого оставила нас. За оставшуюся часть своего визита она не вернулась к своему нормальному счастливому состоянию. Но она больше не сказала ни слова по поводу моего отъезда.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сплошь мертвецы - Харрис Шарлин

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Сплошь мертвецы - Харрис Шарлин



мне очень нравится.легко читать.ты проходиш все вместе с гланой героиней.просто супер...
Сплошь мертвецы - Харрис Шарлиннаста
27.11.2010, 12.00





Man labai patiko knyga.
Сплошь мертвецы - Харрис ШарлинLaura
25.03.2011, 12.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100