Читать онлайн Однозначно мертв, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Однозначно мертв - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Однозначно мертв - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Однозначно мертв - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Однозначно мертв

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 18

Я была не в больнице.
Однако я лежала в кровати, причем не в своей. И я была несколько чище, чем до этого, вся перевязанная, и мне было прилично больно, на самом деле чудовищно больно. Та часть, где я была чище и с повязкой — ох, исключительно желанное состояние. Другая часть, боль — ну что ж, это было ожидаемо, понятно и временно. По крайней мере, никто не пытается причинить мне боль сильнее, чем уже причинили. Поэтому я решила, что дела у меня идут прекрасно.
Я обнаружила несколько пробелов в своей памяти. Я не смогла вспомнить, что произошло между моментом, когда я находилась в разваливающейся лачуге, и моментом, когда я очутилась здесь. Я вспомнила только проблески действий, звуки голосов, но выстроить последовательную хронологию событий, чтобы связать их между собой, мне не удалось. Я вспомнила, как отлетела голова Номера Раз, и я знала, что кто-то укусил Номер Два. Я надеялась, что она также мертва, как и Раз. Но не была в этом уверена. Действительно ли я видела Билла? И что это была за тень позади него?
До меня доносились звуки, вроде: щелк, щелк, щелк. Я совсем чуть-чуть повернула голову. Клодин, моя фея-крестная, сидела возле кровати и вязала.
Вид вяжущей Клодин был столь же сюрреалистичен, как и вид Билла, появившегося в пещере. Я решила снова заснуть — трусливое бегство, но я подумала, что имею на это право.
— С ней все будет в порядке, — сказала доктор Людвиг. Ее голова возвышалась над моей кроватью, и это окончательно убедило меня в том, что я лежала не на современной больничной койке.
Доктор Людвиг бралась за случаи, когда пациенты не могли обратиться в нормальную человеческую больницу, потому что при их виде персонал разбежался бы с криками, или в лаборатории не смогли бы сделать анализ их крови. Я смогла рассмотреть жесткие коричневые волосы, когда она обходила кровать, направляясь к двери. Я подозревала, что мой врач — хоббит, не по-настоящему конечно, но она действительно была на него похожа. Хотя она носит обувь, так ведь? Несколько мгновений я пыталась вспомнить, видела ли я когда-нибудь хотя бы мельком ступни доктора Людвиг.
— Сьюки, — ее глаза появилась возле моего локтя. — Лекарство действует?
Я не знала, было ли это ее второе посещение, или я вырубилась на несколько секунд.
— Мне уже не так больно, — ответила я, и мой голос прозвучал грубо и не громче шепота. — Я начинаю ощущать легкое онемение. И это просто… прекрасно.
Она кивнула.
— Да, — признала она. — Учитывая то, что ты человек, тебе очень повезло.
Забавно. Самочувствие у меня было получше, чем в хижине, но я не могла сказать, что ощущаю себя везучей. Я попыталась наскрести немного благодарности в адрес благосклонной ко мне фортуне. Но собирать было нечего. Я совершенно выбилась из сил. Мои эмоции были так же истерзаны, как и мое тело.
— Нет, — я попыталась покачать головой, но даже болеутоляющие средства не смогли скрыть тот факт, что моя шея была слишком изранена, чтобы поворачиваться. Они неоднократно душили меня.
— Ты же не умерла, — отметила доктор Людвиг.
Но чертовски близко подошла к этому, я как бы заступила за черту. Для моего спасения существовал некий оптимальный срок. Если бы меня освободили до истечения этого срока, я бы смеялась всю дорогу до тайной клиники для суперов, или где бы я там ни находилась. Но я видела лицо смерти слишком близко, достаточно близко, чтобы рассмотреть каждую пору на лике Старухи с Косой, и я слишком сильно страдала. На этот раз я не смогу прийти в норму.
Физически и эмоционально я чувствовала себя изрезанной и опустошенной, раздавленной и истерзанной, словно от меня осталась потрепанная выщербленная оболочка. Я не знала, смогу ли выровнять себя до гладкого состояния, предшествовавшего похищению. Все это я высказала более простыми словами доктору Людвиг.
— Они мертвы, если тебе это поможет, — сказала она.
Еще как, это здорово помогло. Я надеялась, что мне не причудилась часть с их смертью, я немного опасалась, что их гибель была просто восхитительной фантазией.
— Твой прадед обезглавил Лохлена, — рассказала она. Значит, это был Раз. — А вампир Билл Комптон вырвал горло сестре Лохлена, Нив.
Она была Два.
— А где сейчас Найл? — спросила я.
— Воюет, — мрачно ответила она. — Больше никаких переговоров, никакого выгадывания преимуществ. Теперь только убийство.
— Билл?
— Он сильно пострадал, — сказала маленький врач. — Прежде чем истечь кровью до смерти, она достала его своим клинком. И укусила его в ответ. В ее ноже и в колпачках на зубах было серебро. Оно попало в его кровеносную систему.
— Он поправится, — сказала я.
Она пожала плечами.
Я думала, у меня сердце провалится сквозь грудную клетку и кровать и упадет на пол. Я не могла видеть эту печаль на ее лице.
Я заставила себя думать о чем-нибудь кроме Билла.
— А Трей? Он здесь?
Она молча рассматривала меня некоторое время.
— Да, — наконец ответила она.
— Мне нужно увидеть его. И Билла.
— Нет. Тебе нельзя двигаться. У Билла сейчас дневной сон. Ночью приедет Эрик, точнее уже через пару часов, и он приведет с собой как минимум еще одного вампира. На помощь. Оборотень слишком сильно ранен, чтобы ты его беспокоила.
Я не могла этого осознать. Мои мысли понеслись вскачь. Это была очень медленная гонка, но разум немного прояснился.
— Кто-нибудь предупредил Сэма? — Как долго я была в отключке? Сколько рабочего времени я пропустила?
Доктор Людвиг пожала плечами.
— Понятия не имею. Полагаю, что он в курсе. Он, похоже, все слышал.
— Хорошо. — Я попыталась изменить положение, дыша с трудом. — Похоже, мне придется встать, чтобы попасть в ванную, — предупредила я ее.
— Клодин, — позвала доктор Людвиг, и моя кузина отложила свое вязание и поднялась с кресла-качалки. Я впервые заметила, что моя прекрасная фея-крестная выглядит так, словно ее пытались протащить через дробилку для древесных отходов. Ее обнаженные руки были покрыты царапинами, ссадинами и порезами. Ее лицо превратилось в месиво. Она мне улыбалась, но улыбка выглядела измученной.
Когда она взяла меня на руки, я почувствовала ее усилие. Обычно Клодин, если бы захотела, смогла бы поднять крупного теленка без всякого напряжения.
— Извини, — сказала я. — Я могу идти. Я уверена.
— Не думай об этом, — возразила Клодин. — Вот видишь, мы уже почти пришли.
Когда наша миссия была завершена, она подхватила меня и отнесла обратно в постель.
— Что с тобой произошло? — спросила я у нее. Доктор Людвиг, ни слова не сказав, вышла.
— Я попала в засаду, — призналась она своим приятным голосом. — Какие-то дурацкие брауни
l:href="#n_36" type="note">[36]
и один фэйри. Его звали Ли.
— Как я догадываюсь, они были связаны с этим Брэнданом?
Она кивнула, доставая свое вязание. Изделие, над которым она работала, походило на будущий свитер крошечного размера. Мне стало интересно, а не для карлика ли он?
— Они были связаны, — сказала она. — Сейчас это суповой наборчик?
Голос у нее был весьма довольный.
Такими темпами Клодин никогда не станет ангелом. Я не была уверена в том, каким образом происходит «продвижение по службе», однако разбор других существ на составляющие части едва ли был верным курсом.
— Хорошо, — сказала я. Чем больше последователей Брендана встретят достойный отпор, тем лучше. — Ты видела Билла?
— Нет, — ответила Клодин, явно не заинтересованная.
— А где Клод? — Спросила я. — Он в безопасности?
— Он с дедушкой, — ответила она, и впервые за это время она выглядела обеспокоенно. — Они пытаются найти Брендана. Дед понимает, что если он уничтожит источник зла, то у сторонников Брендана не останется другого выбора, кроме как принести деду клятву.
— Ох, — сказала я. — А ты не пошла, потому что…?
— Я охраняю тебя, — просто ответила она. — И чтобы ты не думала, что я выбрала наименее опасный путь, уверяю тебя, Брендан попытается найти это место. Он, должно быть, в ярости. И теперь, когда его ручные убийцы мертвы, ему пришлось войти в человеческий мир, который он так сильно ненавидит. Он любил Нив и Лахлана. Они провели с ним несколько веков, и оба были его любовниками.
— Тьфу, мерзость, — выразилась я от всего сердца, или может быть из-под ложечки. — Какая гадость. — Я не могла даже представить, какого рода «любовью» они могли заниматься. То, что я видела, не было похоже на любовь. — Я бы никогда не стала тебя обвинять в выборе менее опасного пути, — уверила я ее, справившись с тошнотой. — Весь этот мир опасен. — Клодин пристально на меня посмотрела. — Что это за имя — Брендан? — Спросила я, немного понаблюдав за неимоверно быстрым и мастерским мельканием ее вязальных спиц.
— Ирландское, — ответила она. — Все старейшие имена в этой части мира — ирландские. У нас с Клодом тоже были ирландские имена. Мне это казалось глупым. Почему бы нам не сделать себе приятное? Никто не мог написать или произнести те имена правильно. Мое прошлое имя звучало так, словно кошка пытается откашлять комок шерсти.
Мы несколько минут просидели в тишине.
— Для кого этот маленький свитер? У тебя будет ребенок? — спросила я своим новым сипло шепчущим голосом. Я пыталась заставить свой голос звучать поддразнивающее, но вместо этого, он вызывал дрожь.
— Да, — ответила она, подняв голову, чтобы взглянуть на меня. Ее глаза ярко светились. — У меня будет ребенок. Чистокровный эльфийский ребенок.
Я была поражена, но попыталась скрыть это самой большой улыбкой, какую только смогла приклеить на лицо.
— Ох. Это замечательно! — Воскликнула я. Не будет ли вульгарным поинтересоваться, кто отец ребенка, раздумывала я. Вероятно, будет.
— Да, — серьезно произнесла она. — Это чудесно. На самом деле мы не слишком плодовитая раса, да и огромное количество железа в мире сократило нашу рождаемость. С каждым столетием наша численность все уменьшается. Мне очень повезло. Это одна из причин, почему я никогда не сплю с людьми, несмотря на то, что время от времени мне бы этого хотелось, они такие восхитительные. Некоторые их них. Но мне ненавистно тратить детородный период на людей.
А я-то всегда предполагала, что это желание вознестись до ангельского статуса удерживало ее от укладывания в постель ее многочисленных поклонников.
— Итак, отец — фэйри, — сказала я, осторожно прощупывая тему личности отца. — Вы како-то время встречались?
Клодин рассмеялась.
— Я знала, что наступило время, благоприятное для зачатия. Я знала, что он — способный к деторождению мужчина, близкого родства между нами нет. Мы нашли друг друга желанными.
— Он будет тебе помогать растить ребенка?
— Ох, да, он будет здесь, чтобы защитить малютку в ранние годы.
— А я могу с ним познакомиться? — спросила я. Я действительно радовалась счастью Клодин, но в странно отрешенной манере.
— Конечно, если мы победим в этой войне, и проход между мирами все еще будет возможным. Он большую часть времени проводит в Мире Фейри. — Сказала Клодин. — Он не слишком дружелюбен с людьми. — Она произнесла это так, словно речь шла о его аллергии на кошек. — Если у Брендана все получится, то Фейри будет запечатан, и все, что мы построили в этом мире, пропадет. Чудесные вещи, изобретенные людьми, которые мы могли бы пользовать, деньги, вложенные нами в эти изобретения… все это исчезнет. Это так опьяняет — быть среди людей. От них исходит столько энергии, столько восхитительных эмоций. Да они просто… забавны.
Эта новая тема была прекрасной возможностью отвлечься, но у меня болело горло, и когда я не смогла ответить, Клодин потеряла интерес к разговору. Хотя она вернулась к своему вязанию, я встревожилась, заметив через несколько минут ее растущие напряжение и беспокойство. Я услышала шум в холле, словно люди в спешке перемещаются по зданию. Клодин встала и несколько раз прогулялась до узкой двери палаты, чтобы выглянуть в холл. После того, как она сделала это в третий раз, она закрыла дверь и заперла ее. Я спросила, чего она ждет.
— Неприятностей, — ответила она. — И Эрика.
Что одно и то же, подумала я.
— Здесь есть еще пациенты? Это что-то вроде больницы?
— Да, — сказала она. — Но Людвиг с помощником эвакуируют всех больных, которые могут ходить.
Я полагала, что получила уже так много страха, сколько могла вынести, но мои измученные чувства начали оживать, стоило мне впитать немного ее напряженности.
Примерно через тридцать минут она подняла голову, и я бы сказала, что она прислушивается.
— Эрик идет, — предупредила она. — Мне придется оставить тебя с ним. Я не могу маскировать свой запах так же хорошо, как дед.
Она встала и отперла дверь, затем открыла ее.
Эрик вошел очень тихо: в одно мгновение я смотрела на дверь, а в следующее он уже заполнял дверной проем.
Клодин собрала свои принадлежности и покинула комнату, держась от Эрика так далеко, как позволяла комната. Его ноздри затрепетали, уловив бесподобный аромат фэйри. Потом она ушла, а Эрик оказался возле кровати, разглядывая меня. Я не чувствовала себя счастливой или довольной, так как знала, что даже связь ослабла, по крайней мере временно. Мое лицо так сильно болело, когда я меняла выражения, что я поняла, что оно покрыто синяками и порезами. Левый глаз видел ужасно расплывчато. Я и без зеркала могла сказать, как чудовищно выгляжу. Но в данный момент я была просто не в состоянии беспокоиться об этом.
Эрик изо всех сил старался не показывать свою ярость, но у него не получилось.
— Гребанные фэйри, — выпалил он, его рот скривился в рычании.
Я не смогла вспомнить, что когда-то слышала, как Эрик ругается.
— Теперь мертвые фейри, — прошептала я, стараясь пользоваться минимумом слов.
— Да. Быстрая смерть была слишком хороша для них.
Я кивнула (как смогла), соглашаясь от всего сердца. На самом деле, вернуть их снова к жизни, стоило того, чтобы потом убить их еще раз намного медленней.
— Я собираюсь взглянуть на твои раны, — предупредил Эрик. Он не хотел меня напугать.
— О’кей, — просипела я, но знала, что вид будет довольно отталкивающий. То, что я увидела, когда приподняла сорочку в ванной, выглядело настолько отвратительно, что у меня не было ни малейшего желания проводить осмотр дальше.
С аккуратностью медсестры Эрик скатал простыню и одеяло к ногам. На мне была классическая больничная рубашка — а вы думали, клиника для суперов предложит нечто более экзотичное? — и, конечно же, она задралась выше колен. По всей поверхности моих ног шли следы укусов — глубокие следы укусов. Кое-где не хватало плоти. Вид моих ног наводил на мысли о передаче «Неделя акул» на канале Дискавери.
Людвиг перевязала самые худшие из них, и я была уверена, что под белой марлей скрывались швы. Эрик долго стоял абсолютно неподвижно.
— Подними рубашку, — попросил он, но когда до него дошло, что мои руки слишком слабы, чтобы с этим справиться, поднял сам.
Они особенно наслаждались мягкими местами, так что там вид был действительно неприятным, точнее отвратительным. Мельком кинув взгляд, я больше не смогла смотреть. Я держала глаза закрытыми, как ребенок, заблудившийся в фильме ужасов. Не удивительно, что так сильно болело. Я уже никогда не стану тем человеком, каким была, ни физически, ни эмоционально.
После долгого времени, Эрик прикрыл меня и сказал:
— Я вернусь через минуту, — и я услышала, как он выходит из комнаты.
Он быстро вернулся с парой бутылок «Trueblood», поставил их на пол возле кровати.
— Подвинься, — велел он, я в замешательстве уставилась на него. — Подвинься, — снова потребовал он с нетерпением. Поняв, что я просто не могу, он завел одну руку мне за спину, а другую под колени и легко переместил меня на другую сторону кровати. К счастью, она была больше, чем настоящая больничная койка, и мне не пришлось поворачиваться на бок, чтобы освободить место для него.
Эрик произнес:
— Я собираюсь накормить тебя.
— Что?
— Я собираюсь дать тебе кровь. В противном случае, тебе понадобятся недели на восстановление. У нас нет столько времени. — Его голос звучал так энергично и по-деловому, что я почувствовала, как мои плечи наконец-то расслабляются. Я не осознавала, как сильно была ранена. Эрик прокусил себе запястье и поднес к моему рту: — Вот, — сказал он, словно это не обсуждалось, и я начала пить.
Он скользнул своей свободной рукой под мою шею, чтобы приподнять мне голову. Это не было приятно или эротично, как укус во время секса. На мгновение я задумалась над своим безусловным согласием. Но как он уже сказал, у нас не было времени. С одной стороны, я понимала, что это значит, но с другой была слишком слаба и не способна максимум на то, чтобы рассматривать временной фактор как быстротечный и почти не относящийся к делу.
Я открыла рот и глотнула. Я испытывала такую сильную боль и была так потрясена тем ущербом, который нанесли моему телу, что я не особенно задерживалась на мысли о том, мудро ли я поступаю. Я знала насколько быстро наступит эффект от принятия вампирской крови. Его запястье тут же зажило, и он снова открыл рану.
— Ты уверен, что тебе стоит это делать? — спросила я его, когда он второй раз прокусил себе запястье. Мое горло пульсировало от боли, и я пожалела, что попыталась произнести все предложение полностью.
— Да, — успокоил он. — Я знаю, когда будет слишком много. И я хорошо напитался перед тем, как прийти сюда. Нужно, чтобы ты смогла двигаться. — Он вел себя так практично, что мне стало лучше. Я оставила свои сожаления.
— Двигаться? — При одной только мысли меня затопил страх.
— Да. В любой момент сторонники Брендана могут обнаружить — обнаружат — это место. Теперь они будут выслеживать тебя по запаху. Ты пахнешь фэйри, которые пытали тебя, и теперь они знают, что Найл любит тебя достаточно, чтобы убивать ради тебя своих соплеменников. Мой тебя — это очень, очень большое счастье для них.
Подумав о еще больших неприятностях, я перестала пить и начала плакать. Рука Эрика мягко погладила меня по щеке, но он сказал:
— Прекрати. Ты должна быть сильной. Я очень горжусь тобой, слышишь меня?
— Почему? — Я приложила рот к его запястью и снова начала пить.
— Ты все еще не слетела с катушек. Все еще личность. Лохлан и Нив оставляли от вампиров и фэйри лохмотья — буквально лохмотья… но ты выжила, и твои индивидуальность и душа не тронуты.
— Меня спасли, — я глубоко вздохнула и снова прижалась к его запястью.
— Ты могла бы вынести намного больше. — Эрик наклонился и взял бутылку «Trueblood», затем быстро осушил ее.
— Я бы не хотела. — Я сделала еще один глубокий вдох, осознавая, что мое горло все еще болит, но боль уже не такая резкая. — И едва ли я захотела бы жить после…
Он поцеловал меня в лоб.
— Но ты живешь. А они сдохли. И ты моя, и будешь моей. Они тебя не получат.
— Ты и в правду считаешь, что они придут?
— Да. Если не сам Брендан, то оставшиеся его силы рано или поздно найдут это место. Ему терять нечего, им движет гордость. Боюсь, они очень скоро нас обнаружат. Людвиг перевезла почти всех остальных пациентов. — Он слегка повернулся, как будто прислушиваясь. — Да, большая их часть уехала.
— Кто здесь остался?
— Билл в соседней комнате. Он получил кровь Кленси.
— Разве вы не собирались давать ее Биллу?
— Если бы тебя нельзя было вылечить… нет, я бы позволил ему сгнить.
— Почему? — спросила я. — Он на самом деле пришел меня спасти. Почему ты на него злишься? Ты сам-то где был? — Ярость клокотала у меня в горле.
Эрик отклонился почти на полдюйма, сильная реакция для вампира в его возрасте. Он отвел взгляд. Я не могла поверить, что все это говорю.
— Что—то не похоже было, что ты собирался меня найти, — обвинила я, — но я надеялась все это время, надеялась, что ты придешь, я молилась, чтобы ты пришел, я снова и снова думала, что ты услышишь меня…
— Ты убиваешь меня, — произнес он. — Ты меня убиваешь. — Он вздрогнул рядом со мной, словно с трудом смог вынести мои слова. — Я объясню, — пообещал он глухим голосом. — Обязательно. Ты поймешь. Но сейчас у нас нет для этого достаточно времени. Ты уже исцелилась?
Я задумалась над вопросом. Я уже не чувствовала себя такой жалкой, как до принятия крови. Проколы в моей плоти зудели почти невыносимо, что означало, что они заживают.
— Я начинаю себя чувствовать так, будто когда-нибудь поправлюсь, — осторожно подытожила я. — О, а Трей Доусон все еще здесь?
Он посмотрел на меня с очень серьезным выражением лица:
— Да, его нельзя перевозить.
— Почему нет? Почему доктор Людвиг не забрала его?
— Он не выживет, если его потревожить.
— Нет, — я испытала шок даже после того, что перенесла.
— Билл рассказал мне о вампирской крови, которую в него влили. Они надеялись, что он достаточно спятит, чтобы причинить тебе вред, но то, что он оставил тебя, уже было хорошо. Лохлен и Нив задержались, и двое бойцов Найла нашли их, атаковали, и им пришлось сражаться. После этого, они решили проследить за твоим домом. Они хотели удостовериться, что Доусон не придет тебе на помощь. Билл позвонил мне, чтобы сообщить, что ты и он отправились к дому Доусона. Но к тому времени они уже схватили Доусона. Они позабавились с ним, прежде чем… прежде чем они поймали тебя.
— Доусон настолько пострадал? Я думала, эффект испорченной вампирской крови к этому моменту уже выветрится. — Я не могла себе представить, что здоровый мужик, самый крутой оборотень, которого я знала, потерпел поражение.
— Та вампирская кровь, что они использовали, была всего лишь транспортным средством для яда. Я полагаю, они никогда не испытывали его на оборотнях, потому что яд на него долго не действовал. А потом они испытывали свое искусство на нем. Ты можешь встать?
Я попыталась заставить свои мышцы работать.
— Пожалуй, еще нет.
— Я понесу тебя.
— Куда?
— Билл хочет поговорить с тобой. Тебе нужно набраться мужества.
— Моя сумочка, — сказала я. — Мне кое-что из нее надо.
Эрик молча положил мягкую тряпичную сумку, теперь испорченную и покрытую пятнами, на кровать возле меня. С предельной сосредоточенностью я смогла открыть ее и просунуть внутрь руку. Эрик поднял брови, когда увидел, что я вытащила из сумки, но он что-то услышал снаружи, что заставило его выглядеть встревоженным. Эрик встал и подвел под меня руки, затем выпрямился так легко, словно я была тарелкой спагетти. Он остановился возле двери, и я ухитрилась повернуть ручку для него. Он ногой открыл дверь, и мы попали в коридор. Я увидела, что мы находились в старом здании, что-то вроде маленького предприятия, которое приспособили для его нынешнего предназначения. По всему коридору шли двери, и еще примерно в центре была застекленная диспетчерская. Через стекло на ее противоположной стороне мне был виден мрачный склад. В нем было несколько фонарей, как раз достаточно, чтобы обнаружить, что он был пуст, за исключением какого-то мусора, наподобие полуразрушенных стеллажей и частей механизмов.
Мы повернули направо и вошли в комнату в конце коридора. Снова мне выпала честь поворачивать дверную ручку, и на этот раз процесс не был столь мучителен.
В комнате было две кровати.
Билл лежал на правой кровати, а Кленси сидел на пластиковом стуле, стоящем возле нее. Он кормил Билла, так же как Эрик кормил меня. Кожа Билла была серого цвета. Его щеки ввалились. Выглядел он — краше в гроб кладут.
Трей Доусон лежал на другой кровати. Если Билл выглядел, словно находился при смерти, то Трей — будто он уже умер. Его лицо было избито до синевы. Одно ухо откушено. Закрытые глаза опухли. Все было покрыто кровавой коркой. И это только то, что я смогла увидеть на его лице. Его руки лежали поверх простыни, на обе были наложены шины.
Эрик положил меня возле Билла. Глаза Билл открылись и, по крайней мере, они были прежними: бездонными, темно-карими. Он перестал пить кровь Кленси, но не пошевелился и лучше выглядеть не стал.
— В его организме серебро, — тихо сказал Кленси. — Этот яд попал в каждую часть его тела. Ему нужно все больше и больше крови, чтобы вывести его из тела.
Я хотела спросить: «Он поправится?». Но не смогла, не теперь, когда Билл лежит рядом. Кленси поднялся со стула, и они с Эриком начали шепотом совещаться, разговор был очень неприятным, судя по выражению лица Эрика.
Билл спросил:
— Ты как, Сьюки? Поправишься? — Его голос запинался.
— В точности тоже самое, что я хотела спросить у тебя, — ответила я. Ни у одного из нас не было сил или энергии, чтобы увиливать от разговора.
— Ты будешь жить, — удовлетворенно произнес он. — Я чую, что Эрик дал тебе кровь. Ты бы в любом случае излечилась, но это поможет справиться со шрамами. Мне жаль, что я не смог добраться туда быстрее.
— Ты спас мне жизнь.
— Я видел, как они тебя схватили, — сказал он.
— Что?
— Я видел, как они тебя схватили.
— Ты… — Я хотела сказать «Ты их не остановил?». Но это казалось ужасно жестоко.
— Я знал, что не смогу одолеть двоих сразу, — просто признался он. — Если бы я попытался на них напасть, и они бы меня убили, ты была бы гарантировано мертва. Мне очень мало известно о фэйри, но даже я слышал о Нив и ее брате. — Похоже, эти несколько предложений истощили Билла. Он попытался повернуть голову на подушке, чтобы иметь возможность смотреть прямо мне в лицо, но ему удалось повернуться только на дюйм. Его темные волосы выглядели тусклыми и безжизненными, а его кожа потеряла то сияние, которое показалось мне таким прекрасным, когда я впервые увидела его.
— Так это ты позвонил Найлу? — спросила я.
— Да, — продолжил он, его губы едва шевелились. — Точнее, я позвонил Эрику, рассказал, что я видел и попросил его позвонить Найлу.
— А где находился тот старый дом? — спросила я.
— К северу отсюда, в Арканзасе, — ответил он. — Понадобилось некоторое время, чтобы отследить тебя. Если бы они взяли машину… но они передвигались по миру фейри, и с помощью моего обоняния и познаний Найла в магии фэйри нам удалось найти тебя. В конце концов. По крайней мере, твоя жизнь была спасена. Думаю, для оборотня было уже слишком поздно.
Я не знала, что Трей был в той лачуге. Не то чтобы это знание что-то изменило, но, может быть, я бы чувствовала себя немного менее одинокой.
Конечно, именно поэтому они и не позволили мне увидеть его. Готова поспорить, мало в психологии пыток такого, чего бы не знали Нив и Лохлан.
— Ты уверен, что он…
— Милая, посмотри на него.
— Я еще не умер, — пробормотал Трей.
Я попыталась встать и подойти к нему. Это все еще было не в моих силах, но я повернулась на бок, чтобы посмотреть на него. Кровати стояли так близко друг к другу, что я легко могла его слышать. Думаю, он мог знать, где я нахожусь.
— Трей, мне так жаль, — произнесла я.
Он молча покачал головой.
— Моя вина. Мне следовало знать… женщина в лесу… это не правильно.
— Ты сделал все, что мог. Если бы ты сопротивлялся ей, тебя бы убили.
— Ну, я и сейчас умираю, — сказал он. Он попытался открыть глаза. У него почти получилось посмотреть прямо на меня. — Сам, дьявол меня раздери, виноват, — повторил он.
Я не могла перестать плакать. Похоже, он потерял сознание. Я медленно перекатилась в сторону Билла. Цвет лица у него немного улучшился.
— Я бы не позволил им причинить тебе вред, ни за что на свете, — сказал он. — Ее кинжал был серебряным, и у нее на зубах были серебряные колпачки… Я сумел вырвать ей горло, но она умерла недостаточно быстро… Она до конца боролась.
— Кленси дал тебе свою кровь, — ободрила его я. — Ты поправишься.
— Может быть, — сказал он, и его голос был таким же холодным и спокойным, как и всегда. — Сейчас я чувствую кое-какую силу. Она поможет мне продержаться в схватке. Времени как раз хватит.
Я была шокирована практически до потери речи. Вампиры умирают только от закалывания деревянным колом, обезглавливания, и от редких тяжелых случаев Сино-СПИДа. И от интоксикации серебром?
— Билл, — настойчиво произнесла я, размышляя о том, как много всего я хотела ему сказать. Его глаза были закрыты, но сейчас он их открыл, чтобы посмотреть на меня.
— Они идут, — предупредил Эрик, и все слова умерли у меня в горле.
— Люди Брендана? — спросила я?
— Да, — коротко подтвердил Кленси. — Они нашли твой запах. — Он даже сейчас он источал презрение, словно я облажалась, оставив запах, который можно было отследить.
Эрик вынул длинный, длинный нож из чехла на своем бедре.
— Железо, — улыбнулся он.
И Билл тоже улыбнулся, и эта улыбка была не из приятных.
— Убей их так много, как сможешь, — пожелал он более сильным голосом. — Кленси, помоги мне подняться.
— Нет, — сказала я.
— Милая, — очень официально заявил Билл, — я всегда любил тебя, и буду горд умереть у тебя на службе. Когда меня не станет, помолись обо мне в настоящей церкви.
Кленси наклонился, чтобы помочь Биллу выбраться из постели, в процессе этого одарив меня весьма враждебным взглядом. Билл покачнулся, стоя на своих ногах. Он был также слаб, как человек. Он скинул с себя больничную рубашку и остался одетым только в пижамные штаны на шнурке.
Мне тоже не хотелось умирать в больничной одежде.
— Эрик, у тебя не будет лишнего ножа для меня? — попросил Билл, и Эрик, не отворачиваясь от двери, передал ему более короткую версию собственного клинка, который, в моем понимании, недалеко ушел от меча. Кленси был также вооружен.
Никто и словом не заикнулся о том, чтобы переместить Трея. Когда я взглянула на него, то подумала, что он возможно уже мертв.
Звонок сотового телефона Эрика заставил меня подскочить на пару дюймов. Он резко ответил на него:
— Да?
Он выслушал, затем щелчком закрыл мобильник. Я едва не рассмеялась: мысль о том, что суперы поддерживают связь друг с другом по сотовым телефонам, казалась безумно смешной. Но когда я посмотрела на Билла, с серым лицом, опирающегося на стену, я подумалось, что ничего и никогда в этом мире не будет смешным снова.
— Найл и его фэйри уже в пути, — сказал нам Эрик, его голос был настолько спокойным и твердым, будто он читал нам сводку с фондового рынка. — Брендан заблокировал все остальные порталы в Фейри. Сейчас открыт только один. Подоспеют ли они вовремя, я не знаю.
— Если я выживу после этого, — заявил Кленси, — я попрошу тебя освободить меня от моей клятвы, Эрик, и буду искать нового хозяина. Я нахожу отвратительной идею умирать, защищая человеческую женщину, не зависимо, как она с тобой связана.
— Если ты умрешь, — произнес Эрик, — ты умрешь потому, что я, твой шериф, послал тебя на битву. Причина битвы к делу не относится.
Кленси наклонил голову:
— Да, мой господин.
— Но я освобожу тебя, если ты выживешь.
— Благодарю тебя, Эрик.
Боже мой. Надеюсь, они теперь счастливы, когда все выяснили.
Билл качался на своих ногах, но и Эрик и Кленси рассматривали его как угодно, но только не с одобрением. Я не могла слышать то, что слышали они, но напряженность в комнате поднялась почти до невыносимого уровня, по мере того, как наши враги приближались.
Наблюдая за Биллом, ожидающим с очевидным спокойствием, когда за ним придет смерть, передо мной замелькали кадры нашего с ним знакомства: первый вампир, с которым я познакомилась; первый мужчина, с которым я легла в постель; первый поклонник, в которого я влюбилась. Все, что последовало дальше, подпортило эти воспоминания, но на одно мгновение я увидела его ясно и снова любила его.
В двери образовалась щель, я увидела проблеск топора и услышала пронзительные крики остальных фэйри, подбадривающие парня с топором.
Я решила подняться без посторонней помощи, потому что предпочла бы умереть стоя, чем в постели. По крайней мере, во мне как раз осталось достаточно храбрости для этого. Может быть из-за того, что я получила кровь Эрика, я чувствовала жар его боевой ярости. Ничто так не заводит Эрика, как перспектива хорошей схватки. Я с трудом встала на ноги. И обнаружила, что могу ходить, по крайней мере, немного. К стене были прислонены какие-то деревянные костыли. Я не смогла припомнить, чтобы когда-нибудь видела деревянные костыли, но ничто из оборудования в этой клинике не соответствовало стандартным потребностям человеческой больницы.
Я взяла костыли за верхнюю перекладину, немного взвесила их на руке, чтобы определить смогу ли я на них ходить. Ответ был: «Вероятно, нет». Было больше шансов, что я упаду, как только попытаюсь встать, но лучше действовать, чем быть пассивной. Между тем, у меня в руках было оружие, которое я извлекла из своей сумки, а костыли как минимум поддержат меня. Все это происходило быстрее, чем я могу передать. Затем дверь разрубили в щепки, и фэйри выдирали повисшие куски дерева. Наконец щель стала достаточно большой, чтобы пропустить одного, высокого, худого мужчину с волосами как паутина, его зеленые глаза светились возбуждением битвы. Он атаковал Эрика с мечом, Эрик парировал удар и смог ранить своего противника в живот. Фэйри пронзительно закричал и сложился вдвое, удар Кленси пришелся на его шею сзади и отрубил ему голову.
Я прижалась спиной к стене и подсунула костыль по руку. Я зажала свое оружие, по одному в каждой руке. Мы с Биллом стояли бок о бок, а потом он медленно и осторожно встал впереди меня. Билл метнул нож прямо через дверь в следующего фэйри, и лезвие ножа вошло точно в горло мишени. Билл отступил назад и взял садовую лопатку моей бабушки.
К этому моменту дверь была уже почти разрушена, и нападавшие фэйри, похоже, отступили назад. Еще один фейри вошел в комнату, переступив через обломки двери и тело первого фэйри, я догадалась, что это, должно быть, Брендан. Его рыжеватые волосы были стянуты сзади шнурком, с лезвия его меча полетели брызги крови, когда он поднял его, что бы нанести удар Эрику.
Эрик был выше, но у Брендана меч был длиннее. Брендан был уже ранен, так как его рубашка с одной стороны насквозь промокла от крови. Я заметила что-то блестящее, вязальную спицу, торчавшую из плеча Брендана, я была уверена, что кровь на его мече принадлежала Клодин. Меня захлестнуло волной ярости, и она поддержит меня, если я ослабею.
Брендан отскочил в сторону, вопреки попыткам Эрика держать его вовлеченным в поединок, и на место Брендана прыгнула очень высокая девушка-воин, она ударила булавой — булавой, Господь свидетель! — Эрика. Эрик наклонился, и булава продолжила свой путь и врезалась Кленси в голову сбоку. Тотчас его красно-рыжые волосы покраснели еще сильнее, и он осел на пол как мешок с песком. Брендан перепрыгнул через Кленси, чтобы подобраться к Биллу, его меч отрезал голову Кленси, отодвигая тело. Усмешка Брендана засверкала еще ярче.
— Ты тот, — произнес он. — Тот, кто убил Нив.
— Я вырвал ей глотку, — признался Билл, его голос казался таким же сильным, как и всегда. Но он стоял покачиваясь.
— Вижу, что и она тебя убила, — сказал Брендан и улыбнулся, его телохранительница слегка расслабилась. — Я просто стану тем, кто заставит тебя это осознать.
Позади него, всеми забытый на своей кровати в углу, Трей Доусон сделал сверхъестественное усилие и схватил фэйри за рубашку. Небрежным жестом Брендан немного развернулся и опустил блестящий меч на беззащитного оборотня, и когда он потянул меч назад, тот был заново покрыт красным. Но в это мгновение, потребовавшееся Брендану для удара, Билл воткнул мой совок под занесенную вверх руку Брендана. Фэйри повернулся с удивлением на лице. Он посмотрел на рукоятку совка, словно никак не мог себе представить, как так получилось, что она торчит из его бока, а потом кровь потекла из уголка его рта.
Билл начал падать.
На мгновение все замерло, но только в моем сознании. Пространство передо мной было свободным, а женщина оставила свою схватку с Эриком и одним прыжком оказалась возле головы своего принца. Она закричала, громко и долго, и так как Билл падал, она направила удар своего меча на меня.
Я брызнула в нее лимонным соком из своего водяного пистолета.
Она снова закричала, но на этот раз от боли. Сок попал на нее струей, пересекая грудь и плечи, и там где лимон попал на нее, от ее кожи поднимался дым. Одна капля упала ей на веко, поняла я, потому что она терла своей свободной рукой обожженный глаз. И пока она этим занималась, Эрик замахнулся своим длинным ножом и отрубил ей руку, а затем заколол ее.
Потом в дверном проеме появился Найл, и моим глазам было больно на него смотреть. На нем был не черный костюм, который он носил, когда встречал меня в человеческом мире, а что-то вроде длинной туники и свободных штанов, заправленных в ботинки. Все на нем было белого цвета, и он светился… кроме мест, забрызганных кровью. Затем последовало долгое молчанье. Больше убивать было некого.
Я сползла на пол, ноги мои были слабыми как желе.
l:href="#n_37" type="note">[37]
Я поняла, что приземлилась у стены прямо возле Билла. Я не могла сказать, жив он или нет. Я была слишком шокирована, чтобы плакать, и слишком напугана, чтобы кричать. Несколько моих порезов снова открылись, и запах крови и аромат фэйри привлекли Эрика, доверху накачанного возбуждением битвы. Не успел Найл подойти ко мне, как Эрик уже стоял возле меня на коленях, слизывая кровь из пореза на моем лице. Я не возражала, он же дал мне свою. Он завершал цикл.
— Оставь ее, вампир, — произнес мой прадед очень мягким голосом.
Эрик поднял голову, его глаза были закрыты от удовольствия, и он вздрогнул всем телом. Но потом он осел рядом со мной. Он уставился на тело Кленси. Все ликование исчезло с его лица, и красная слеза проложила дорожку вниз по его щеке.
— Билл жив? — спросила я.
— Я не знаю, — ответил он. Он посмотрел на свою руку. Он тоже был ранен: на его предплечье был глубокий порез. Я даже не видела, как это случилось. Через разорванный рукав я видела, как рана начинает затягиваться.
Мой прадед присел передо мной на корточки.
— Найл, — произнесла я, с трудом заставляя свои губы и рот работать. — Найл, я не думала, что ты успеешь вовремя.
Честно говоря, я была так потрясена, что едва соображала, что говорю и на какие затруднения сетовала. Впервые продолжать жить было так трудно, что я не была уверена, стоит ли овчинка выделки.
Мой прадед взял меня на руки.
— Ты теперь в безопасности, — сказал он. — Я единственный оставшийся в живых принц. Никто у меня этого не отнимет. Почти все мои враги мертвы.
— Посмотри вокруг, — сказала я, положив голову ему на плечо. — Найл, посмотри на все, что было потеряно. — Кровь Трея Доусона медленно стекала по промокшей простыне на пол. Справа от моего бедра комком лежал Билл. Пока прадед крепко прижимал меня к себе и гладил по волосам, я смотрела на Билла поверх его руки. Он прожил так много лет, выживая всеми правдами и неправдами. Он был готов умереть за меня. Нет ни одной женщины — человека, фэйри, вампира, оборотня — которую бы не взволновало это. Я подумала о ночах, проведенных вместе, когда мы лежали вдвоем в постели и разговаривали, и заплакала, несмотря на то, что чувствовала себя почти чересчур усталой, чтобы вырабатывать слезы.
Мой прадедушка снова присел на пятки и взглянул на меня.
— Тебе нужно домой, — сказал он.
— Клодин?
— Она в Стране Вечного Лета.
Я больше не вынесу ни одну плохую новость.
— Фэйри, предоставляю тебе зачистку этого места, — произнес Эрик. — Твоя праправнучка — моя женщина, моя и только моя. Я отвезу ее к ней домой.
Найл недовольно посмотрел на Эрика.
— Не все тела принадлежат фэйри, — возразил Найл, указывая взглядом на Кленси. — И что нам делать с этим? — Он кивнул головой в сторону Трея.
— Этого нужно отправить назад к нему домой, — сказала я. — Ему должны устроить достойные похороны. Он не может просто исчезнуть. — Я не знала, чего бы хотел Трей, но и позволить фэйри закопать его тело в какой-нибудь яме тоже не могла. Он заслуживал намного больше этого. А еще надо было рассказать Амелии. Ох, Господи. Я попыталась вытянуть ноги, готовясь встать, но мои швы порвались, и боль прострелила тело.
— А-а-а, — простонала я и стиснула зубы.
Я уставилась в пол, восстанавливая дыхание. И пока я смотрела, один из пальцев Билла дернулся.
— Он жив, Эрик, — сказала я, и хотя было чертовски больно, я смогла улыбнуться этому. — Билл жив.
— Это хорошо, — отреагировал Эрик, хотя его голос звучал слишком невозмутимо. Он щелчком открыл свой сотовый и вызвал кого-то по быстрому набору. — Пэм, — произнес он. — Пэм, Сьюки жива. Да, и Билл тоже. Кленси нет. Подгони фургон.
Хотя я и потеряла немного времени где-то там, в конце концов, прибыла Пэм с огромным фургоном. В кузове у него обнаружился матрас. Нас с Билом туда загрузили Пэм и Максвелл Ли, чернокожий бизнесмен, которому случилось быть еще и вампиром. По крайней мере, он всегда производил такое впечатление. Даже в эту ночь войны и насилия Максвелл выглядел аккуратным и невозмутимым. Несмотря на то, что он был выше Пэм, они занесли нас в кузов с мягкостью и плавностью, и за это я была им очень благодарна. Пэм даже воздержалась от шуточек, и эта перемена только приветствовалась.
Пока мы ехали в Бон Темпс, я могла слышать, как вампиры тихо обсуждали окончание войны фэйри.
— Будет очень плохо, если они покинут этот мир, — сказала Пэм. — Я их очень люблю. Их так трудно поймать.
Максвелл Ли отозвался:
— А у меня никогда не было фэйри.
— Ням-ням, — сказала Пэм, и это было самое красноречивое «ням-ням», которое я слышала.
— Тихо, — приструнил их Эрик, и они оба заткнулись.
Пальцы Билла нашли мои и сжали их.
— Кленси продолжает жить в Билле, — сказал Эрик двум своим собеседникам.
Они приняли эту новость в тишине, которая показалась мне почтительной.
— Как ты живешь в Сьюки, — очень тихо добавила Пэм.
Мой прадедушка зашел навестить меня двумя днями позже. Впустив его в дом, Амелия поднялась наверх еще немного поплакать. Она, конечно же, знала правду, хотя остальная наша общественность была шокирована тем, что кто-то ворвался в дом Трея и подверг его пыткам. Общественное мнение склонялось к тому, что нападавшие, скорее всего, были уверены, что Трей являлся наркодилером, хотя никаких следов наркотиков среди личных вещей в результате тщательного обыска его дома и магазина не обнаружили. Бывшая жена Трея и его сын занимались организацией похорон, местом его упокоения станет кладбище Католической Церкви Непорочного Зачатия. Я планировала сделать попытку туда поехать и поддержать Амелию. У меня был еще один день, чтобы поправиться, но сегодня я довольствовалась тем, что лежала в своей постели, одетая в ночнушку. Эрик не мог больше дать мне кровь, чтобы завершить мое исцеление. С одной стороны, Эрик уже дважды за последние несколько дней делился со мной кровью, не говоря уже об укусах, которыми мы обменялись, занимаясь любовью. Он сказал, что мы опасно приблизились к некой неопределенной грани. С другой стороны, Эрику нужна была вся его кровь, чтобы исцелиться самому, он даже взял немного крови у Пэм. Так что я чесалась и поправлялась, наблюдая за тем, как вампирская кровь заполняет участки выкушенной плоти на моих ногах.
Это делало объяснение моих ранений (автомобильная авария: незнакомец врезался в меня и уехал) правдоподобным только при условии, что не слишком много народу станет осматривать мои раны. Сэм, конечно, тотчас же догадался, что это неправда. В итоге все кончилось тем, что я рассказала ему, что произошло в первый же его визит. Постоянные посетители Мерлота очень сочувствовали, как он рассказывал, когда навестил меня во второй раз. Он принес мне маргаритки и куриную корзинку
l:href="#n_38" type="note">[38]
из Дэйри Куин.
l:href="#n_39" type="note">[39]
Когда он думал, что я не вижу, Сэм смотрел на меня мрачным взглядом.
Придвинув свой стул поближе к кровати, Найл взял меня за руку. Возможно, события последних нескольких дней сделали мелкие морщинки на его коже чуть глубже. Возможно, он выглядел немного печальным. Однако мой царственный прадед все еще был прекрасен, все еще величественен, все еще чужд, и теперь, когда я знаю, на что способна его раса… он выглядел пугающим.
— Ты знал, что Лохлан и Нив убили моих родителей? — спросила я.
После заметной паузы Найл кивнул.
— Я подозревал, — ответил он. — Когда ты сказала мне, что они утонули, я счел это возможным. У всех, людей Брендана была тяга к воде.
— Я рада, что они мертвы, — призналась я.
— Да, я тоже, — просто сказал он. — И большинство последователей Брендана также мертвы. Я пощадил двух женщин, так как мы очень в них нуждаемся, и хотя одна из них была матерью ребенка Брендана, я оставил ее в живых.
Казалось, он ждет моей реакции на это.
— Что насчет ребенка? — спросила я.
Найл покачал головой, и от этого жеста прядь его светлых волос качнулась.
Он любил меня, но он пришел из мира даже более жестокого, чем мой.
Словно услышав мои мысли, Найл сказал:
— Я собираюсь завершить блокировку прохода в нашу страну.
— Но это то из-за чего началась война, — возразила я в замешательстве. — Этого и хотел Брендан.
— Я пришел к мысли, что он был прав, хотя причина была неправильной. Это не фэйри нужно защитить от человеческого мира. Это людей необходимо защищать от нас.
— И что это будет означать? Каковы будут последствия?
— Тем из нас, кто жил среди людей, придется выбирать.
— Таким как Клод.
— Да. Ему придется обрубить свои связи с нашей тайной страной, если он хочет жить здесь.
— А остальные? Те, кто уже живут там?
— Мы больше не будем выходить наружу. — Его лицо светилось печалью.
— Я не смогу увидеть тебя?
— Нет, душа моя. Будет лучше, если не увидишь.
Я попыталась выразить протест, сказать ему, что это будет не лучше, если я никогда не смогу больше с ним разговаривать, это будет ужасно, потому что у меня осталось так мало родных. Но я не могла заставить слова вылететь из моего рта.
— А как же Дермот? — спросила я вместо этого.
— Мы не можем найти его, — ответил Найл. — Если он мертв, то рассыпался в пыль где-то, где мы еще не обследовали. Если он здесь, то ведет себя очень умно и тихо. Мы будем продолжать попытки, пока дверь не закроется.
Я искренне надеялась, что Дермот находился по ту сторону двери, где фэйри.
В это мгновение вошел Джейсон.
Мой прадедушка — наш прадедушка — вскочил на ноги. Но через секунду он расслабился. — Ты, должно быть, Джейсон, — догадался он.
Мой брат тупо уставился на него. Джейсон сам на себя не был похож с тех пор, как погиб Мэл. Тот же самый выпуск нашей местной газеты, в котором была напечатана статья о чудовищном обнаружении тела Трея Доусона, содержал другую статью, об исчезновении Мэла Харта. Там была вольная догадка о том, что, возможно, эти два события были каким-то образом связаны.
Я не знала, как верпумы замаскировали место преступления позади дома Джейсона, да и не хотела знать. Я также не знала, где находилось тело Мэла. Возможно его съели. Возможно, оно лежало на дне пруда Джейсона. Возможно, его закопали где-то в лесу.
Я подозревала, что последнее. Джейсон и Келвин сказали полиции, что Мэл в одиночку собирался отправиться на охоту, а его грузовик нашли припаркованным в охотничьем заповеднике, в котором у него было разрешение на охоту. В кузове грузовика Мэла обнаружили несколько пятен крови, что заставило полицию подозревать, что Мэлу было что-то известно об ужасной смерти Кристал Стакхаус, и теперь ходили слухи, что Энди Бельфлер заявил, что не удивился бы, если старина Мэл застрелился где-то в лесу.
— Да, я Джейсон, — вяло подтвердил он. — А Вы, должно быть,… мой прадед?
Найл склонил голову.
— Это правда. Я пришел попрощаться с твоей сестрой.
— Но не со мной, да? Я не достаточно хорош.
— Ты слишком похож на Дермота.
— Как же, чушь собачья. — Джейсон рухнул на кровать у меня в ногах. — Дермот не показался мне слишком уж плохим, прадедушка. По крайней мере, он пришел, чтобы предупредить меня о Мэле, рассказать о том, что тот убил мою жену.
— Да, — отстраненно согласился Найл. — Дермот мог быть к тебе неравнодушен из-за вашего сходства. Полагаю, тебе известно, что он помогал убить твоих родителей?
Мы оба уставились на Найла.
— Да, водные фэйри — последователи Брендана, столкнули фургон в поток, как я слышал, но только Дермот был способен прикоснуться к двери и вытащить твоих родителей из машины. А потом водяные нимфы удерживали их под водой.
Я вздрогнула.
— Если Вам это интересно, так я рад, что Вы прощаетесь, — сказал Джейсон. — Я рад, что вы уходите. Надеюсь, вы никогда не вернетесь, ни один из вас.
Боль промелькнула на лице Найла.
— Я не могу оспаривать твои чувства, — произнес он. — Я всего лишь хотел узнать свою правнучку. Но не принес ей ничего, кроме горя.
Я, было, открыла рот, чтобы возразить, а потом поняла, что он говорил правду. Просто не всю правду.
— Ты доказал мне, что у меня есть семья, которая любит меня, — сказала я, и Джейсон словно задохнулся. — Ты прислал Клодин, чтобы спасти мне жизнь, и она справилась, причем не однажды. Я буду скучать по тебе, Найл.
— Вампир не плохой парень, и он любит тебя, — произнес Найл. Он поднялся. — Прощай. — Он наклонился и поцеловал меня в щеку. В его прикосновении была сила, и я внезапно почувствовала себя лучше. Прежде чем Джейсон собрался протестовать, Найл поцеловал его в лоб, и напряженные мышцы Джейсона расслабились.
Затем мой прадед ушел, прежде чем я успела спросить его, какого вампира он имел в виду.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Однозначно мертв - Харрис Шарлин



книга читается на одном дыхании.каждая из частей не менее интересней предыдущих.писательница пишет легко и ненавязчиво одновременно погружая вас в мир своих героев
Однозначно мертв - Харрис ШарлинКристина
18.07.2011, 17.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100