Читать онлайн Однозначно мертв, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Однозначно мертв - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Однозначно мертв - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Однозначно мертв - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Однозначно мертв

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Все-таки некую вампирскую защиту я получила. Она поджидала меня после работы. Когда я вышла из Мерлота, Бубба стоял у моего автомобиля. Он улыбнулся, когда увидел меня, и я с радостью его обняла. Большинство людей были бы не в восторге от встречи с психически неполноценным вампиром, который страдал нездоровым пристрастием к кошачьей крови, но я питала к Буббе самые нежные чувства.
— Когда ты вернулся? — поинтересовалась я.
Во время «Катрины» в Новом Орлеане Бубба оказался изолирован от внешнего мира и затем нуждался в длительном восстановлении. Вампиры с радостью были готовы его принять, поскольку до того, как его обратили в морге Мемфиса, он был одним из самых известных людей в мире.
— Гдет’ неделю назад. Приятно видеть вас, мисс Сьюки, — Буббины клыки высунулись наружу, показывая, насколько он рад. С той же скоростью они спрятались назад. Бубба по-прежнему был талантлив. — Я собирался путешествовать, побыть с друзьями. Но сегодня я был в Фэнгтазии у г-на Эрика, и он спросил, не хочу ли я подежурить у Вас. Я сказал ему: «Мисс Сьюки и я — давние добрые друзья, и это предложение просто великолепно». Вы завели другую кошку?
— Нет, Бубба, — слава Богу.
— Ладно, в холодильнике моей машины есть несколько бутылочек крови, — он кивнул на огромный старый белый Кадиллак, восстановление которого потребовало много времени, усилий и уймы денег.
— Ух ты, какая машина! — произнесла я.
И чуть было не добавила: «Наверное, она принадлежала тебе при жизни?» Но Буббе не нравились напоминания о том, кем он был раньше — они его расстраивали и смущали. (Но если вы делали это осторожно, то время от времени он мог вам что-нибудь спеть. Я слышала в его исполнении «Blue Christmas». Незабываемо.)
— Мне ее подарил Рассел, — сказал он.
— Рассел Эдингтон? Король Миссисипи?
— Да, а что, это плохо? Он сказал, что поскольку он король моего родного штата, то считает необходимым подарить мне что-нибудь особенное.
— Как он? — Рассел и его новый муж, Барт, оба пережили взрыв отеля в Роудсе.
— Теперь он чувствует себя действительно хорошо. Он и г-н Барт полностью восстановились.
— Я очень рада это слышать. Итак, ты должен поехать со мной?
— Ну, вообще’т, да, по плану так. Если Вы оставите открытой заднюю дверь, то ближе к утру я заберусь в тайник в гостевой спальне, как сказал г-н Эрик.
Тогда вдвойне хорошо, что Октавия уехала. Не знаю, как бы она отреагировала, если бы я сказала ей, что Человек из Мемфиса будет спать весь день в ее шкафу.
Бубба в его восхитительной машине приехал к моему дому прямо следом за мной. Я заметила, что грузовик Доусона тоже был там. Это меня не удивило. Доусон время от времени работал в качестве телохранителя, и он находился поблизости. Поскольку Олси решил помочь, Трей Доусон был очевидным выбором, независимо от его отношений с Амелией.
Когда мы с Буббой вошли, то увидели сидящего за моим кухонным столом Трея. Впервые с тех пор, как я с ним познакомилась, здоровяк выглядел всерьез удивленным. Но он был достаточно умен, чтобы не ляпнуть ничего лишнего.
— Трей, это мой друг Бубба, — сказала я. — Где Амелия?
— Она наверху. Мне нужно кое о чем с тобой поговорить.
— Я поняла. Бубба здесь по той же причине. Бубба, это Трей Доусон.
— Хэй, привет, Трей! — Бубба пожал вервольфу руку и рассмеялся, поскольку сказал в рифму. Его обращение прошло не очень гладко.
Искра жизни уже почти угасла в нем к тому моменту, как служитель морга из клыкастой братии решил удержать его, но наркотики уже успели широко распространиться по его организму. Несмотря на то, что Буббе посчастливилось выжить в результате обращения, удалось оно не слишком хорошо.
— Привет, — сказал Трей осторожно. — Как дела… Бубба?
Я облегченно вздохнула, когда убедилась, что Трей сообразил, как нужно обращаться к вампиру.
— Спасибо, все нормально. Закиньте мне пару бутылочек крови в холодильник машины — мисс Сьюки хранит немного TrueBlood в холодильнике, или, по крайней мере, хранила.
— Да, она у меня есть, — ответила я. — Бубба, не хочешь присесть?
— Нет, мэм. Думаю, я захвачу бутылочку и устроюсь в лесу. Билл все еще живет через кладбище?
— Да.
— Всегда хорошо, когда рядом друзья.
Я не думала, что могу назвать Билла своим другом, наша история была для этого слишком сложной. Но я чувствовала абсолютную уверенность, что он бы мне помог, окажись я в опасности.
— Да, — проговорила я, — это действительно всегда хорошо.
Бубба покопался в холодильнике и вылез с парой бутылок. Он поднял их в нашу с Треем сторону и выдал свою прощальную улыбочку.
— Господи Боже! — произнес Трей. — Это тот, о ком я подумал?
Я кивнула и села напротив.
— Это объясняет все заявления о том, что его видели, — сказал он. — Ладно, слушай, он будет снаружи, а я внутри. Так пойдет?
— Да. Я думаю, ты разговаривал с Олси?
— Да. Я не пытаюсь лезть в твои дела, но было бы лучше услышать все непосредственно из твоих уст. Особенно учитывая то, что ты рассказала Амелии об этом парне, Дрейке. Она полностью расклеилась, поскольку поняла, что проболталась врагу. Если бы мы знали о твоих проблемах, она бы держала рот на замке. Я бы убил его, как только он представился. Это бы спасло нас от многих неприятностей. Что ты думаешь об этом?
Что глупость шла под руку с Треем.
— Думаю, ты в некотором роде и так уже по уши в моих делах, Трей. Поскольку ты здесь как мой друг и друг Амелии, я говорю все, что, на мой взгляд, поможет не поставить под удар тебя или ее. Мне бы в голову никогда не пришло, что враги Найла додумаются получать информацию через мою соседку. И для меня было новостью, что ты не можешь отличить фейри от человека, — Трей вздрогнул. — Может, тебе не стоит брать на себя ответственность за мою охрану, учитывая запутанность ситуации — ведь твоя подружка живет под той же самой крышей, что и женщина, которую ты должен охранять. Не слишком ли большой конфликт интересов?
Трей пристально на меня посмотрел.
— Нет, я хочу эту работу, — сказал он, и, несмотря на то, что он был Вером, я могла точно сказать, что его истинной целью была защита Амелии. И поскольку она жила со мной, он мог убить двух зайцев одним выстрелом, получив при этом деньги за мою охрану. — Прежде всего, я должен расплатиться с Дрейком. Я бы никогда не подумал, что он фейри, и я не знаю, как ему это удалось. У меня хорошее чутье.
Самолюбие Трея получило серьезный удар. Я могла это понять.
— Отец Дрэйка может скрывать свой запах даже от вампиров. Возможно, Дрейк тоже. Кроме того, он не стопроцентный фейри. Он наполовину человек, и его настоящее имя Дермот.
Трей, осознав это, кивнул. Вроде, он почувствовал себя немного лучше.
Я пыталась понять, правильно ли я поступаю.
Я всерьез опасалась, стоит ли соглашаться? Я подумывала позвонить Олси и объяснить, почему Трей не самый лучший вариант для телохранителя, но передумала. Трей Доусон был великолепным бойцом, и он сделает для меня все возможное… пока перед ним не встанет выбор между Амелией и мной.
— Ну и? — сказал он, и я поняла, что молчу слишком долго.
— Вампир может дежурить по ночам, а ты — днем, — ответила я. — Пока я в баре, со мной все должно быть нормально.
Я отодвинула стул и покинула кухню, больше ничего не сказав. Мне пришлось признаться, что вместо чувства облегчения, я испытала еще большее чувство тревоги. Я думала, что поступила разумно, когда попросила защиту; теперь же я беспокоилась о безопасности мужчин, которые мне эту защиту предоставляли.
Медленно готовясь ко сну, я, наконец, признались себе, что надеялась на появление Эрика. Мне нравился его стиль расслабляющей терапии. Он очень облегчал засыпание. Я легла с мыслью, что не усну в ожидании очередного нападения. Но как выяснилось, я настолько устала от предыдущей ночи, что погрузилась в сон практически мгновенно.
Вместо моих обычных скучных снов (посетители постоянно зовут меня, и я пытаюсь ко всем успеть; моя ванная комната зарастает плесенью), в ту ночь мне снился Эрик. В моем сне он был человеком, и мы вместе гуляли под солнцем. Было довольно странно, что он продал свою недвижимость.
Когда я посмотрела на часы следующим утром, было очень рано, по крайней мере, для меня: еще не было восьми. Я проснулась с чувством тревоги. Может, это был еще один сон, который я не помнила? А может, мое телепатическое чутье уловило что-то, пока я спала, что-то неправильное, что-то не то.
Я решила просканировать дом — не самое приятное начало дня. Амелия ушла, но Трей был здесь, и он был в беде.
Я накинула халат и тапочки и вышла в коридор. В тот момент, когда я открыла дверь, я услышала, что его рвет в гостевом туалете.
Бывают моменты, которые требуют полного уединения, а моменты, когда вы блюете, находятся на самом верху этого списка. Оборотни, как правило, абсолютно здоровы, но это был парень, которого направили меня охранять, и он, что совершенно очевидно, (извините) был болен как собака.
Я подождала, пока звук стихнет.
— Трей, я могу чем-то помочь? — крикнула я.
— Меня отравили, — прохрипел он, задохнулся и вновь сблевал.
— Вызвать врача? Обычного? Или д-ра Людвиг?
— Нет, — ответ прозвучал вполне определенно. — Я пытался избавиться от яда, — он опять задохнулся, и его снова вырвало. — Но было слишком поздно.
— Ты знаешь того, кто тебе дал отраву?
— Да. Эта новая подружка… — он стих на несколько секунд. — Из леса. Новая подстилка вампира Билла.
Я среагировала инстинктивно.
— Его с нею не было, верно? — крикнула я.
— Нет, она… — последовали еще более страшные звуки. — Она пришла со стороны его дома, сказала, что она его…
Я была абсолютно уверена, что у Билла не было новой подруги. Хоть мне и неловко в этом себе признаваться, но я себя в этом убедила. Я знала, что он хотел меня вернуть. Я верила, что он не будет рисковать, затаскивая в свою постель кого попало или позволяя такой женщине шляться по лесу, где я могла бы с ней столкнуться.
— Как она выглядела? — спросила я, упираясь лбом в прохладную древесину двери. Я устала кричать.
— Как обычная клыкоманка, — я чувствовала, как мысли Трея продирались сквозь туман тошноты. — По крайней мере, она ощущалась как человек.
— Таким же образом ты посчитал человеком Дермота. И ты выпил то, что она тебе дала, — в некотором роде это прозвучало скептически, но так оно и было!
— Я ничего не мог сделать, — сказал он очень медленно. — Я безумно этого хотел. Мне было необходимо это выпить.
Он был под действием какого-то принуждающего заклинания.
— И что это было? Какого рода напиток?
— На вкус как вино, — он застонал. — Твою мать! Это наверняка была вампирская кровь! Я и сейчас чувствую ее вкус во рту!
Вампирская кровь по-прежнему оставалась популярным наркотиком на черном рынке, и реакции людей на нее были настолько разнообразны, что выпить кровь было все равно, что сыграть в русскую рулетку, и даже еще круче.
Вампиры ненавидели осушителей, которые собирали кровь, потому что они часто оставляли вампира встречать день. И поэтому вампиры также ненавидели покупателей крови, поскольку они создавали спрос на рынке. Некоторые потребители «подсаживались» на невероятные ощущения, которые возникали под действием крови, и иногда пытались получить вампирскую кровь прямо из «горла», что было практически атакой «смертников». А время от времени потребители сходили с ума и убивали других людей. Так или иначе, все это плохо сказывалось на вампирах, которые пытались жить в мире с людьми.
— Зачем ты это сделал? — спросила я, не в состоянии сдержать гнев.
— Я не мог по-другому, — сказал он, и дверь, наконец, открылась. Я сделала пару шагов назад. Трей выглядел плохо и вонял еще хуже. На нем были только пижамные штаны и больше ничего, и на уровне моих глаз простирались безграничные просторы его волосатой груди. Он был покрыт гусиной кожей.
— Ради чего?
— Я не смог… не пить, — он покачал головой. — Потом я вернулся сюда и лег спать к Амелии. Всю ночь я метался и ворочался. Я встал, когда Эл… Бубба вернулся и лег спать в твоем шкафу. Он сказал что-то о женщине, которая говорила с ним, но к этому времени я чувствовал себя очень плохо и не помню, что он сказал. Может, Билл отправил ее сюда? Он что, настолько сильно тебя ненавидит?
Я подняла глаза и встретилась с ним взглядом.
— Билл Комптон любит меня, — сказала я. — Он никогда не сделает мне больно.
— Даже сейчас, когда ты спишь с Большим Блондином?
Амелия определенно не может держать язык за зубами.
— Даже сейчас, когда я сплю с Большим Блондином, — ответила я.
— Амелия говорила, что ты не можешь читать мысли вампиров.
— Не могу. Но некоторые вещи я просто знаю.
— Ну да, — несмотря на то, что у Трея не было сил выглядеть в полной мере скептически, он сделал неплохую попытку. — Мне нужно в постель, Сьюки. Я не смогу сегодня охранять тебя.
Я и сама это видела.
— Может, тебе поехать домой и попытаться немного прийти в себя в своей постели? — спросила я. — Я собираюсь на работу, и рядом со мной кто-нибудь будет.
— Нет, нужно, чтобы кто-то тебя прикрывал.
— Я позвоню брату, — ответила я и сама удивилась сказанному. — Он сегодня не работает, и он пума. Он сможет прикрыть мне спину.
— Хорошо, — то, что Трей не стал спорить, хотя он меньше всех числился в поклонниках Джейсона, было показателем того, насколько хреново он себя чувствовал. — Амелия знает, что я не здоров. Если ты поговоришь с нею раньше меня, скажи ей, что я позвоню сегодня вечером.
Вервольф, пошатываясь, добрался до своего грузовика. Я надеялась, что он в состоянии благополучно доехать до дома, и крикнула ему вдогонку, чтобы убедиться в этом, но он только махнул рукой и поехал по подъездной дороге.
С чувством странного онемения я смотрела ему вслед. В кои-то веки я поступила разумно, я позвонила своим должникам и получила защиту. Но это не принесло мне ни капельки пользы. Те, кто не смог напасть на меня в моем доме — из-за качественной магии Амелии, полагаю — организовали нападение на меня другими способами. Мурри напал во дворе, а теперь какие-то фейри встретили Трея в лесу и заставили его выпить кровь вампира. Она могла бы свести его с ума, и он убил бы нас всех. Думаю, для фейри это была беспроигрышная карта. Пусть он и не съехал с катушек и не убил меня или Амелию, но был настолько болен, что на какое-то время фактически потерял способность выполнять обязанности телохранителя.
Я прошла по коридору в свою комнату, чтобы натянуть что-нибудь из одежды. Сегодняшний день обещает быть тяжелым, и я всегда чувствую себя лучше, когда в критической ситуации я одета. Почему-то, когда я нижнем белье, я чувствую себя более предприимчивой.
Второе потрясение за день я испытала, когда поворачивала в свою комнату. В гостиной я заметила движение. Я замерла и глубоко, прерывисто вдохнула. На диване сидел мой прадед, но мне потребовалось ужасное мгновение, чтобы узнать Найла. Он встал и поприветствовал меня с некоторым недоумением, пока я стояла, прижав руку к сердцу, и пыталась отдышаться.
— Как-то ты неухожено сегодня выглядишь, — сказал он.
— Ну, я как бы не ожидала гостей, — сказала я, задыхаясь. Он и сам выглядел не слишком хорошо, что было впервые. Его одежда была порвана и испачкана, и, если я не ошибаюсь, от него разило потом. Мой прадедушка — фейрийский принц — в первый раз выглядел не столь великолепным.
Я вошла в гостиную и присмотрелась повнимательней. Было еще рано, а я уже получила второй укол тревоги за день.
— Что это? — спросила я. — Вы выглядите как после драки.
Он долго колебался, как будто пытался выбрать между несколькими новостями.
— Брендан ответил на смерть Мурри, — сказал Найл.
— Что он сделал? — я потерла лицо своими сухими ладонями.
— Прошлой ночью он поймал Энду, и теперь она мертва, — ответил он. По его голосу я поняла, что смерть ее не была быстрой. — Ты не встречалась с ней, она очень стеснялась людей.
Он откинул назад длинную прядь своих волос, таких светлых, что они казались белыми.
— Брендан убил женщину-фейри? Но ведь женщин-фейри не так много, верно? Так поступить… это же невероятно жестоко?
— Именно так, — сказал Найл. Его голос был мрачным.
Тут я заметила, что слаксы прадеда возле колена были пропитаны кровью. Видимо, поэтому он не подошел меня обнять.
— Вам нужно переодеться, — сказала я. — Найл, Вы можете принять душ, а я закину Ваши вещи в стиральную машину.
— Я должен идти, — проговорил он, и я поняла, что мои слова не были услышаны. — Я пришел сюда, чтобы предупредить тебя лично, так что ты понимаешь, что ситуация очень серьезная. Этот дом окружает мощная магия. Я смог появиться здесь только потому, что был здесь раньше. Вампиры и Веры действительно приглядывают за тобой? У тебя есть дополнительная защита, я чувствую это.
— У меня есть телохранители днем и ночью, — я солгала, потому что ему не стоило обо мне беспокоиться. Он и так был по самую пятую точку в крокодилах. — И Вы знаете, что Амелия — сильная ведьма. Не беспокойтесь обо мне.
Он смотрел на меня, но я совсем не была уверена, что он меня видел.
— Я должен идти, — сказал он вдруг. — Я хотел убедиться в твоем благополучии.
— Хорошо… Большое спасибо.
Я пыталась придумать, как развить эту мысль, когда Найл исчез прямо из моей гостиной.
Я сказала Трею, что позвоню Джейсону. Не знаю, насколько искренней я была тогда, но теперь я однозначно собиралась это сделать. Похоже, долг Олси был погашен, когда он попросил о помощи Трея, и теперь в результате службы Доусон был выведен из строя. Я была уверена, что не стану просить охранять меня самого Олси, а больше ни с кем из членов его стаи я знакома не была. Я сделала глубокий вдох и позвонила брату.
— Джейсон, — сказала я, когда он ответил на звонок.
— Сестренка. Что случилось? — его голос звучал странно взбудораженным, словно только что он испытал нечто очень адреналиногенное.
— Трею пришлось уйти, и мне кажется, что сегодня я нуждаюсь в некоторой защите, — произнесла я. Последовало долгое молчание. Он не спешил с расспросами, что было необычно. — Надеюсь, ты сможешь побыть со мной? Итак, что у меня запланировано на сегодня, — начала я, а затем попытался понять, о чем это я. Сложно находиться в полноценном кризисе, когда реальная жизнь требует продолжения жизни. — В общем, мне нужно пойти в библиотеку. Забрать брюки из химчистки, — я не прочитала этикетку, когда их покупала. — И мне нужно на работу в дневную смену. Кажется, это все.
— Хорошо, — проговорил Джейсон. — Хотя эти дела не производят впечатление безотлагательных.
Последовала долгая пауза. Вдруг он сказал:
— Ты в порядке?
— Да, — ответила я осторожно. — А почему бы нет?
— Этим утром случилось нечто невероятное. Этой ночью Мел ночевал у меня, поскольку после того, как мы встретились в Байю, он был совсем никакой. Так вот, рано утром в дверь постучали. Я ответил, и там был парень, и он был, не знаю, какой-то псих, что ли. Самое странное, что он выглядел практически как я.
— О, нет, — я резко упала на стул.
— Он не был человеком, сестренка, — сказал Джейсон. — Я не знаю, что с ним было не так, но он не был человеком. Как только он начал говорить, Мел подошел к двери, чтобы мы оба его увидели. Он говорил дикие вещи. Мой друг попытались встать между ним и мной, но тот швырнул Мела через всю комнату и назвал его убийцей. Мел бы сломал шею, если бы не приземлился на диван.
— С Мелом все ясно, дальше.
— Да, с ним все ясно. Жутко зол, но ты же понимаешь…
— Конечно, — чувства пумы были в данный момент не самым важным вопросом. — Так что было дальше?
— Он говорил какую-то чушь о том, что теперь, когда он встретился со мной лицом к лицу, он понял, почему мой прадед не хочет видеть меня рядом, и, несмотря на то, что все полукровки должны умереть, я, безусловно, кровь от крови его, и он решил, что я должен знать, что вокруг меня творится. Он сказал, что меня держат в неведении. Я практически ничего не понял, и все еще не могу сообразить, кем он был. Он однозначно не вамп и не оборотень, иначе я бы его учуял.
— Ты в порядке — это же главное, верно? — что, если я была в корне неправа, пытаясь держать Джейсона подальше от фейрийских знакомых?
— Да, — сказал он, и в его голосе внезапно послышалась настороженность и подозрительность. — Ты мне, случаем, не объяснишь, что происходит?
— Приезжай, и мы поговорим об этом. Только, пожалуйста, пожалуйста, не открывай дверь, если не знаешь того, кто за ней. Это был плохой парень, Джейсон, и он не очень разборчив в том, кому наносить удары. Думаю, тебе и Мелу действительно очень повезло.
— С тобой кто-нибудь есть?
— Нет, с тех пор как Трей уехал.
— Я твой брат. Если я тебе нужен, то я буду рядом, — сказал Джейсон с неожиданным достоинством.
— Я это очень ценю, — ответила я.
Я получил двух телохранителей по цене одного. С Джейсоном приехал Мел. Это было некстати, потому что мне нужно было рассказать Джейсону кое-что о нашей семье, и я не могла это сделать, пока Мел был рядом. Проявив неожиданный такт, Мел сказал Джейсону, что ему нужно сгонять домой и приложить пузырь со льдом к плечу, которое он сильно ушиб. Как только Мел исчез, я села за кухонный стол напротив Джейсона, и начала:
— Мне нужно тебе кое-что рассказать.
— О Кристалл?
— Нет, об этом я пока ничего нового не услышала. Это о нас. Речь пойдет о бабуле. Полагаю, тебе будет нелегко с этим смириться.
Я его честно предупредила. Я помнила, как расстроилась, когда прадед рассказал мне о том, как мой наполовину фейрийский дедушка Финтан встретил мою бабушку, и как она зачала от него двух детей: нашего папу и тетю Линду.
Теперь Финтан мертв — убит, и наша бабушки мертва, и наш отец и его сестра тоже мертвы. Но мы живы, и пусть мы несем небольшую часть крови фейри, но это делает нас мишенью для врагов нашего прадеда.
— И один из этих врагов, — сказала я после того, как рассказала ему историю нашей семьи, — наш двоюродный дедушка-получеловечек, брат Финтана, Дермот. Он сказал Трею и Амелии, что его зовут Дрейк, думаю, чтобы звучало посовременней. Дермот выглядит как ты, и именно он приходил к тебе домой. Я не знаю, зачем. Он ошивается с Бренданом, главным врагом Найла, даже несмотря на то, что он сам наполовину человек, и, следовательно, Брендан его презирает. Так что, когда ты говоришь, что он псих, думаю, ты прав. Он делает вид, что хочет наладить с тобой отношения, но при этом он тебя ненавидит.
Джейсон сидел, уставившись на меня. Его лицо было абсолютно рассеянным. Его мысли застыли в «пробке».
Наконец он сказал:
— Ты говоришь, что он пытался сделать так, чтобы Трей и Амелия представили его тебе? И ни один из них не понял, кто он?
Я кивнула. В воздухе повисла тишина.
— Так почему же он хотел с тобой встретиться? Он хочет тебя убить? Тогда почему он прежде хотел с тобой познакомиться?
Хороший вопрос.
— Я не знаю, — ответила я. — Может быть, он просто хотел посмотреть, что я собой представляю. Может быть, он не знает, чего хочет на самом деле. — Я не могла этого понять, и задумалась над тем, объяснит ли мне это Найл, когда вернется. Наверное, нет. Он был на войне, даже если это война шла в основном вдали от человеческих глаз. — Ничего у меня не складывается, — сказала я вслух. — Мурри пришел сюда, чтобы напасть на меня, но он был чистокровным фейри. Почему же Дермот на той же стороне, как-то это все… непонятно?
— Мурри? — спросил Джейсон, и я закрыла глаза. Вот, черт!
— Он был фейри, — сказала я. — И он пытался меня убить. Теперь это уже не проблема.
Джейсон одобрительно кивнул.
— Так и надо, Сьюки, — сказал он. — Ладно, дай мне знать, если я буду слишком прямолинеен. Мой прадед не захотел встретиться со мной, потому что я очень похож на Дермота, который приходится мне… двоюродным дедом, верно?
— Верно.
— Но, видимо, Дермот относится ко мне немного лучше, потому что он все-таки пришел в мой дом и попытался со мной поговорить.
Позволим Джейсону интерпретировать ситуацию в этих терминах.
— Верно, — ответила я.
Джейсон вскочил на ноги и стал кружить по кухне.
— Это все из-за вампиров, — сказал он. Он вперил в меня взгляд.
— Почему ты так считаешь? — это было неожиданно.
— Если бы они не вышли, ничего этого бы не случилось. Посмотри, что произошло, после того, как они показались на телевидении. Посмотри, как изменился мир. Потом вышли мы. А дальше эти, тудыть их в качель, фейри. А феи всегда сулят неприятности, Сьюки; Кэлвин предупреждали меня об этом. Ты думаешь, что они все такие замечательные, белые и пушистые, но это не так. Он рассказывал мне истории о них, и от них волосы встают дыбом, а уши сверачиваются в трубочку. Отец Кэлвина был знаком с парой фейри. Из того, что он рассказывал, думаю, лучше бы они все сдохли.
Я не могла понять, была ли я удивлена или разгневана.
— Ну, почему ты такой вредный, Джейсон? Не нужно со мною спорить или говорить гадости о Найле. Ты его не знаешь. Ты не можешь… И вообще, ты частично фейри, не забыл? — у меня был ужасное ощущение, что в его словах была доля правды, но сейчас однозначно не время, чтобы это обсуждать.
Джейсон выглядел мрачным, и каждая линия его лица была натянута.
— Я не претендую ни на какие родственные связи с фейри, — сказал он. — Прадед не хочет меня, я не хочу его. И если я увижу этого сумасшедшего «фифти-фифти» снова, я убью этого сукиного сына к чертовой матери.
Я не знала, что на это ответить, но тут без стука вошел Мел, и мы оба повернулись к нему.
— Извините! — сказал он, явно обеспокоенный и встревоженный гневом Джейсона. Похоже, на секунду ему показалось, что Джейсон говорил о нем. Когда ни один из нас ни в чем его не обвинил, он расслабился.
— Прости меня, Сьюки. Я совсем забыл о хороших манерах, — он нес в руке пакетик со льдом и передвигался довольно медленно и мучительно.
— Мне жаль, что ты пострадал от нежданного гостя Джейсона, — сказала я.
Обычно принято поддерживать собеседников. Я не могла уловить все до единой мысли Мела, но прямо сейчас я поняла, что мне было бы приятней, если бы вместо верпумы здесь был бывший Лучший Друг Джейсона — Хойт. Думаю, дело не в том, что я не любила Мела. Просто я знала его не слишком хорошо и не испытывала к нему того неосознанного доверия, которое иногда возникает у людей. Мел был не таким как все. Даже для верпумы его мысли читались очень тяжело, но из этого не следовало, что он был ужасен.
После того, как я из вежливости предложила Мелу что-нибудь выпить, я поинтересовалась у Джейсона, проведет ли он со мною день и сможет ли сопроводить меня по делам. Я очень сильно сомневалась, что он скажет «да». Джейсон испытывал чувство никчемности (по отношению к фейрийскому прадеду, которого он не знал и знать не хотел), и с этим положением дел мой брат справлялся не слишком успешно.
— Я буду рядом с тобой, — сказал он жестко и без улыбки. — Но сначала мне нужно съездить домой и захватить винтовку. То, что она нужна, очевидно даже младенцу. Мел? Ты со мной?
Джейсон просто хотел побыть вдали от меня и успокоиться. Я могла прочитать его мысли с той же легкостью, как если бы он записал их в блокнотике у телефона.
Приятель брата встал, чтобы пойти с ним.
— Мел, как тебе утренний гость? — спросила я.
— Помимо того, что он может швырнуть меня через зал и выглядит настолько похожим на Джейсона, чтобы я повернулся проверить, точно ли твой брат выходит из спальни? Так, ничего особенного, — сказал Мел.
Мелу удалось надеть свои обычные брюки-хаки и рубашку-поло, но огромные синяки на руках в некотором смысле разрушали его имидж аккуратиста. Он с величайшей осторожностью пожал плечами под рубашкой.
— До скорой встречи, Сьюки. Заезжай за мной, — сказал Джейсон. Разумеется, он предпочтет ездить на моей машине и жечь мое топливо, пока мы будем мотаться по моим делам. — Если что, у тебя есть мой сотовый.
— Конечно. Встретимся через час или около того.
Нельзя сказать, что одиночество в последнее время входило у меня в привычку, и я бы наслаждалась ощущением того, что дом находится в моем полном распоряжении, если б не обеспокоенность, что на меня ведет охоту какой-то сверхъестественный убийца.
Ничего не происходило. Я съела тарелку мюсли и, наконец, решилась пойти на риск и принять душ, несмотря на нервирующие воспоминания. Я проверила, закрыты ли все внешние двери, и заперла дверь ванной комнаты. Я установила рекорд по скорости омовения.
Меня все еще никто не пытался убить. Я высушилась, подкрасилась и оделась на работу.
Когда пришло время ехать, я встала у заднего крыльца, снова и снова вглядываясь в расстояние, разделявшее ступеньки и дверцу машины. Я поняла, что должна сделать десять шагов. Я разблокировала машину кнопочкой, несколько раз глубоко вдохнула и открыла замок внешней двери. Я распахнула ее и одним движением перепрыгнула крыльцо, игнорируя ступеньки. Прокравшись, я дернула дверь автомобиля, вползла внутрь, после чего захлопнула и заперла дверь. И осмотрелась.
Ничего вокруг не двигалось.
Я рассмеялась, чуть задыхаясь. Какая же я дура!
Я была в таком напряжении, что в моей голове всплыли все триллеры и ужастики, которые я когда-либо видела. Я подумала о Парке Юрского периода и динозаврах — возможно, в моей голове сложилась мысль, что фейри были динозаврами мира суперов, и я была почти готова к тому, что на лобовое стекло сейчас свалится часть козьей туши.
Ничего не происходило. Замечательно…
Я вставила ключ, повернула его, и двигатель завелся. Я не взорвалась. И в зеркале заднего вида не возник тиранозавр.
Пока все идет нормально. Я почувствовала себя лучше, когда медленно тронулась по подъездной дороге в лес, но я постоянно всматривалась в окружающее пространство. У меня было непреодолимое желание сообщить кому-нибудь, где я нахожусь и что делаю.
Я выдернула сотовый из сумочки и позвонила Амелии. Когда она ответила, я сказала:
— Я еду к Джейсону. Трей настолько болен, что сегодня со мной будет брат. Слушай, ты знаешь, что фейри с помощью заклятья заставили Трея выпить испорченную вампирскую кровь?
— Я на работе, — с предупреждением в голосе сказала Амелия. — Да, он звонил мне десять минут назад, но был вынужден прерваться из-за рвоты. Бедняжка Трей. По крайней мере, дом был в порядке.
Амелия говорила о том, что ее защита держалась. Ну, она имеет право гордиться этим.
— Ты как всегда на высоте, — сказала я.
— Спасибо. Слушай, я действительно беспокоюсь за Трея. Я попыталась перезвонить ему в течение нескольких минут, но он не ответил. Я надеюсь, что он просто решил проспаться, но я собираюсь появиться у него после работы. Почему бы нам там не встретиться? Мы можем подумать о том, как обеспечить тебе максимальную безопасность.
— Хорошо, — сказала я. — Я приеду сразу после работы, где-то около пяти.
Держа телефон в руке, я выскочила из машины и выхватила почту из ящика, который стоял на Колибри-Роуд. Затем я вернулась в машину настолько быстро, как могла.
Это было глупо. Я вполне могла бы один день обойтись без почты. С привычками очень трудно бороться, даже если это неважные привычки.
— Мне очень повезло, что ты живешь со мной, Амелия, — проговорила я. Может, это распространялось не на все, но это была абсолютная правда.
Но Амелия направила мои мысли в другое русло.
— Ты поговорила с Джейсоном? Рассказала ему? Об этом?
— Да. Не всегда бывает так, как хочет прадед. Случилась очередная гадость.
— Ну, с тобой так всегда, — сказала Амелия. В его голосе не звучал ни гнев, ни осуждение.
— Не всегда, — ответила я после болезненного момента сомнений. Фактически, думала я, поворачивая налево в конце Колибри-Роуд, чтобы проехать к брату, вот эта мысль Джейсона, что все изменилось после того, как вампиры открылись… пожалуй, с этим можно согласиться.
Как ни прозаично это звучит, но я поняла, что бензин в машине почти на нуле. Мне пришлось тащиться на заправку к Grabbit Quik. Пока в бак закачивалось «жидкое золото», я «зависла», размышляя над тем, что сказал мне Дежйсон. Какая необходимость привела скрытного человеконенавистника—полуфейри к двери Джейсона? Почему он решил поговорить с моим братом?..
Я не должна об этом думать.
Это было глупо, и я должна уберечь себя вместо того, чтобы пытаться решить проблемы Джейсона.
Но через несколько секунд, прокручивая в голове этот разговор, у меня возникло неприятное подозрение, что я стала понимать его смысл.
Я позвонила Кэлвину. Вначале он не понял, о чем я говорю, но потом согласился встретиться со мной в доме Джейсона.
Я мельком увидела брата во дворе, когда ехала по окружной подъездной дороге мимо небольшого аккуратного дома моего отца, который был построен, когда он и моя мать только поженились.
Он находился в самой глуши, еще западнее, чем трейлер Арлены, хотя он и был виден с дороги. Там имелся пруд, и позади дома простирались несколько акров земли. Мой папа очень любил охоту и рыбалку, как и мой брат. Джейсон недавно установил самодельное стрельбище, и я могла слышать выстрелы из винтовки.
Я решила объехать дом и крикнула, когда оказалась у задней двери.
— Привет! — прокричал Джейсон в ответ. В его руках была «30–30».
l:href="#n_34" type="note">[34]
Она принадлежала нашему отцу. Мел стоял позади брата, держа коробку патронов. — Мы решили, что было бы неплохо попрактиковаться.
— Хорошая мысль. Я хотела быть уверенной, что ты не примешь меня за своего вновь вернувшегося поскандалить сумасшедшего гостя.
Джейсон засмеялся.
— Я до сих пор не понимаю, какая польза Дермоту подходить к двери вроде этой.
— Кажется, я понимаю, — сказала я.
Джейсон, не глядя, отвел руку, и Мел дал ему несколько пуль. Брат открыл затвор и стал заряжать оружие. Я присмотрелась к подставке, которую он установил, и заметила на земле пустые молочные бутылки. Он заполнял их водой, чтобы они были устойчивее, и через пулевое отверстие вода из них вытекала на землю.
— Хорошая стрельба, — сказала я и набрала в легкие побольше воздуха. — Слушай, Мел, а как проходят похороны в Хотшете? Я на них не разу не была, а ведь скоро будут хоронить Кристалл, как только полиция вернет ее тело.
Мел выглядел несколько удивленным.
— Ты знаешь, я не жил там в течение многих лет, — заверил он. — Это просто не для меня.
Если не считать рассасывающихся синяков, он не выглядел как тот, кого швырнул через всю комнату более чем безумный полуфейри.
— Интересно, почему этот парень швырнул тебя, а не Джейсона, — сказала я, и почувствовала, как мысли Мела пошли рябью страха. — Ты не пострадал?
Он чуть двинул своим правым плечом.
— Я думал, что что-то сломал. Но, похоже, это просто боль. Я не понимаю, почему он так поступил. Ни один из нас не понимает.
Он не ответил на мой вопрос, заметила я.
Джейсон выглядел гордым, что не проболтался.
— Он не совсем человек, — сказала я.
На лице Мела отразилось облегчение.
— Ну, а в чем польза от этого знания? — сказал он. — Вся моя гордость разлетелась к чертовой матери, когда он швырнул меня. Я думал, что я чистокровный пума, а летел как щепка или что-то в этом роде.
Джейсон засмеялся.
— Я думал, что он сейчас войдет и прикончит меня, думал, я уже трупак. Но как только Мел упал, этот парень просто стал разговаривать со мной. Мел играет в опоссума,
l:href="#n_35" type="note">[35]
а этот парниша, который похож на меня как две капли воды, говорит мне, какую офигенную услугу он мне оказал…
— Это было странно, — согласился Мел, но выглядел он смущенно. — Знаешь, я бы поднялся на ноги, если бы он набросился на тебя с кулаками, но он действительно крепко заехал мне по кумполу, и я понял, что могу спокойно отлежаться, пока не замечу, что он собирается на тебя нападать.
— Мел, я надеюсь, что с тобой все действительно нормально, — я вложила в свой голос тревогу и подошла чуть ближе. — Позвольте мне осмотреть плечо.
Я протянула руку, и брови Джейсона сошлись вместе.
— Зачем тебе это нужно?..
Ужасное подозрение отразилось на его лице. Без лишних слов он шагнул за спину своему другу и крепко его сжал, схватив Мела с двух сторон чуть ниже плеч. Мел содрогнулся от боли, но ничего не сказал. Ни слова. Он даже не претворился возмущенным и удивленным, и этого было почти достаточно.
Я коснулась лица Мела двумя руками, закрыла глаза и заглянула в его голову. И на этот раз Мел думал не Джейсоне, а о Кристалл.
— Это сделал он, — сказала я.
Я открыла глаза и посмотрела в лицо моему брату через плечо Мела. Я кивнула.
Джейсон закричал, и в этом звуке не было ничего человеческого. Лицо Мела словно плавилось, как будто все его мышцы и кости потекли. Он вообще едва был похож на человека.
— Позволь мне взглянуть на тебя, — попросил Мел.
Джейсон выглядел сбитым с толку, поскольку Мел уже смотрел на меня, но Джейсон держал его так, что больше никуда он смотреть не мог. Мел не боролся, но я могла видеть, как все мышцы застыли по его кожей, и я не думала, что он останется покорным навсегда. Я наклонилась и подняла винтовку, радуясь, что Джейсон перезарядил ее.
— Он хочет посмотреть на тебя, а не на меня, — сказала я брату.
— Твою мать! — выдохнул Джейсон. Его дыхание было тяжелым и прерывистым, словно он бежал, а его глаза были широко распахнуты. — Ты должен сказать мне, почему.
Я отступила назад и подняла оружие. С такого расстояния даже я не промахнусь.
— Поверни его, он хочет говорить с тобой лицом к лицу.
Когда Джейсон развернул Мела, они оказались в профиль ко мне. Джейсон сжимал верпуму в тисках, но теперь лицо Джейсона было в футе от лица его товарища.
Дом обходил Кэлвин. С ним была сестра Кристалл, Дон. Замыкал шествие паренек лет пятнадцати. Я вспомнила, что встречала его на свадьбе. Это был Джеки, старший кузен Кристалл. Подростки практически воняют эмоциями и смущением, и Джеки не был исключением. Он пытался скрыть свою нервозность и возбуждение. Необходимость держать себя в руках просто убивала его.
На сцене появились трое новичков. Кэлвин покачал головой, лицо его было мрачно.
— Это плохой день, — сказал он тихо, и Мел сжался от голоса вожака.
Часть напряженности сошла с Джейсона, когда он увидел других пум.
— Сьюки говорит, что это сделал он, — сказал мой брат Кэлвину.
— Мне этого достаточно, — сказал Кэлвин. — Но, Мел, брат, ты должны нам сам все рассказать.
— Я не ваш брат, — произнес Мел с горечью. — Я уже давно с вами не живу.
— Это был твой выбор, — сказал Кэлвин. Он подошел, чтобы видеть лицо Мела, а двое других участников последовали за ним. Джеки рыкнул; всякие его попытки быть бесстрастным испарились. Наружу прорвался зверь.
— В Хотшете никогда не было никого вроде меня. Я всегда был один.
На лице Джейсона отразилось недоумение.
— В Хотшете множество таких парней, как ты, — произнес он.
— Нет, Джейсон, — ответила я. — Мел — гей.
— У нас с этим какие-то проблемы? — спросил мой брат у Кэлвина. Видимо, Джейсон еще не до конца изучил «политику партии и правительства» в некоторых частных вопросах.
— У нас нет проблем с людьми, которые выполнили свой долг перед кланом. После этого они могут делать в постели, что пожелают, — сказал Кэлвин. — Чистокровный самец должен стать отцом маленькой пумы, это не обсуждается.
— Я не мог это сделать, — сказал Мел. — Я просто не мог этого сделать.
— Но ты же был женат, — сказала я и пожалела о том, что заговорила. Сейчас это было дело клана. Я не позвонила Баду Диаборну, я позвонила Кэлвину. Мое слово было достаточным доказательством для вожака верпум, но не для суда.
— Наш брак не работал в этой сфере, — сказал Мел. Его голос звучал почти нормально. — Ее все устраивало. У нее были свои «рыбные места». У нас никогда не было… обычного секса.
Если я сейчас чувствовала эту боль, то могу себе представить, как тяжко приходилось Мелу. Но когда я вспомнила распятую на кресте Кристалл, все мои симпатии мигом улетучились.
— Зачем ты сделал это с Кристалл? — спросила я.
По нарастающей ярости в головах вокруг меня, я могла сказать, что время переговоров практически подошло к концу.
Мел посмотрел куда-то за меня, мимо моего брата, его вожака, сестры жертвы и ее кузена. Казалось, он смотрел на по-зимнему голые ветви деревьев вокруг безмолвного ржавого пруда.
— Я люблю Джейсона, — сказал он. — Я люблю его. А она оскорбляла его и его ребенка. Потом издевалась надо мной. Она приехала сюда в тот день… Я заехал попросить Джейсона помочь мне сделать несколько полок в магазине, но его не было. Она подъехала, когда я во дворе писал ему записку. Она начала говорить… она говорила ужасные вещи. Потом она сказала мне, что я должен заняться с нею сексом, что если бы я это сделал, она бы рассказала об этом в Хотшете, и я бы получил возможность вернуться туда жить, и Джейсон мог бы жить вместе со мной. Она говорила: «Внутри меня его ребенок, неужели тебя это не заводит?» А дальше становилось все хуже и хуже. Борт грузовика был откинут, потому что лесины, что я купил, не входили, и она каким-то образом забралась туда и легла так, чтобы я ее видел. Это было… она была… она продолжала говорить мне, что я такой зайка, и что Джейсон никогда не заботился обо мне… и я ударил ее со всей силы.
Дон Норрис изогнулась, словно собиралась прыгнуть. Но она сжала губы в твердую линию и выпрямилась. Джеки был сплошной яростью.
— Тем не менее, она не умерла. — Мой брат выдавливал слова сквозь сжатые зубы. — Она истекала кровью на кресте. Она потеряла ребенка после того, как ее подвесили.
— Мне очень жаль, что так случилось, — сказал Мел. Его взгляд вернулся от пруда и деревьев и сосредоточился на моем брате. — Я думал, что удар убил ее — я действительно так думал. Я ни за что бы не оставил ее, чтобы пойти в дом, если бы знал, что она еще жива. Я никогда бы не позволил кому-то забрать ее. То, что я сделал, было плохо, потому что я намеревался ее убить. Но не я ее распял. Пожалуйста, поверьте мне. Неважно, что вы думаете, что я ее мучил, я никогда бы не сделали этого. Я подумал, что если я отвезу ее в другое место, никто тебя не заподозрит. Я знал, что ты собираешься быть в компании этой ночью, и я понял, если я оставлю ее где-нибудь еще, у тебя будет алиби. Я понял, что в конечном итоге ты проведешь ночь с Мишель. — Мел улыбнулся Джейсону, и в его взгляде было столько нежности, что у меня защемило в груди. — Итак, я оставил ее в багажнике грузовика, и прошел в дом, чтобы что-нибудь выпить. И когда я вышел обратно, ее не было. Я не мог в это поверить. Я думал, что она пришла в себя и ушла. Никакой крови не было, и лесины тоже исчезли.
— Почему Мерлот? — спросил Кэлвин, и его голос больше походил на рык.
— Я не знаю, Кэлвин, — сказал Мел. Его лицо почти светилось освобождением от груза вины, облегчением от признания в преступлении и любовью к моему брату. — Кэлвин, я знаю, что умру, и я клянусь вам, что я понятия не имею, что случилось с Кристалл после того, как я вошел в дом. Я не делал с ней той ужасной вещи.
— Я не знаю, как поступить, — сказал Кэльвин. — Но мы получили твое признание и должны действовать.
— Я согласен с этим, — сказал Мел. — Джейсон, я люблю тебя.
Дон чуть-чуть повернула свою голову, и ее глаза встретились с моими.
— Тебе лучше уйти, — сказала она. — Мы должны это сделать.
Я ушла прочь с винтовкой в руках и не обернулась, даже когда другие пумы стали разрывать Мела на части. Но я могла это слышать.
Спустя секунду он уже не кричал.
Я оставила винтовку Джейсона на заднем крыльце и поехала на работу. Почему-то наличие телохранителя мне показалось уже не важным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Однозначно мертв - Харрис Шарлин



книга читается на одном дыхании.каждая из частей не менее интересней предыдущих.писательница пишет легко и ненавязчиво одновременно погружая вас в мир своих героев
Однозначно мертв - Харрис ШарлинКристина
18.07.2011, 17.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100