Читать онлайн Однозначно мертв, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Однозначно мертв - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Однозначно мертв - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Однозначно мертв - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Однозначно мертв

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Холодная вода тонкими струйками стекала по моему лицу на шею. Я захлебнулась и начала задыхаться, когда часть попала мне в рот.
— Слишком много? — произнес резкий голос, я приоткрыла глаза и увидела Эрика.
Мы были в моей комнате. Свет горел только в ванной.
— Хватит, — сказала я.
Матрас двинулся, когда Эрик поднялся, чтобы отнести в ванную мочалку. Через секунду он вернулся с полотенцем для рук и протер мне лицо и шею. Моя подушка была влажной, но я решила не заморачиваться этим. Солнце село, и в доме похолодало, а я лежала в нижнем белье.
— Холодно, — пожаловалась я, — где моя одежда?
— Она вся в пятнах, — ответил Эрик.
На краю кровати было одеяло, и он накинул его на меня. На мгновение он повернулся ко мне спиной, и я услышала, как со стуком его ботинки упали на пол. А потом он залез ко мне под одеяло и приподнялся на локте. Он смотрел на меня сверху вниз. Его спина закрывала свет из ванной, и я не могла разглядеть выражение его лица.
— Ты любишь его? — спросил он.
— Они живы? — не важно, люблю я Куинна или нет, если он мертв, правда? А может, Эрик имел в виду Билла. Я не могла понять. Я испытывала необычное чувство.
— Куинн уехал. У него сломано несколько ребер и челюсть, — сообщил Эрик, голос его был нейтрален. — Билл излечится сегодня же, если уже не излечился.
Я приняла это к сведению.
— Полагаю, это из-за тебя Билл оказался здесь?
— Я знал, что Куинн нарушил наше соглашение. Около получаса назад его заметили, когда он пересек границу моего округа. Билл был ближе всех к твоему дому. Его заданием было убедиться, что тебя никто не побеспокоит, пока я не доберусь до тебя. Он слишком серьезно отнесся к этому. Мне жаль, что ты пострадала, — интонация Эрика была несколько натянутой.
Он не привык приносить извинения, и я улыбнулась в темноте. Необычно для меня быть встревоженной, заметила я отстраненно. Но я же должна быть злой и расстроенной?
— Надеюсь, они прекратили драку, когда я упала.
— Да. Этот удар прекратил… потасовку.
— И Куинн уехал сам? — я ощупала языком свой рот, вкус был занятный: острый, с примесью металла.
— Да, сам. Я сказал ему, что позабочусь о тебе. Он знает, что перешел все границы, навестив тебя, хотя я велел ему не появляться на моей территории. С Биллом было сложнее, но я заставил его вернуться к себе домой.
Типичное поведение шерифа.
— Ты дал мне свою кровь? — спросила я.
Эрик как-то обыденно кивнул.
— Ты была без сознания, — пояснил он. — Я понимал, что это серьезно. Я хотел, чтобы тебе стало лучше. Это была моя вина.
— Мистер Самодур, — вздохнув, пробормотала я.
— Объясни. Мне незнаком этот термин.
— Это означает, что некто считает, что он знает, что лучше для кого-то. Он принимает решения за него, не спрашивая, хочет ли он этого.
Возможно, я добавила в это определение личные чувства, ну и что с того?
— Тогда я самодур, — без капли стыда согласился Эрик. — А еще я очень…
Он наклонил голову и поцеловал меня медленно, лениво.
— Возбужден, — сказала я.
— Точно, — и он снова меня поцеловал. — Я сработался с моими новыми хозяевами. Я укрепил свою власть. А теперь я могу заняться собственной жизнью. Настало время потребовать то, что мне принадлежит.
Я сказала себе, что все решу сама, неважно насколько мы с Эриком связаны кровью. Несмотря на это, у меня все еще оставалась свобода воли. Но было ли дело в крови Эрика, влитой в меня, или нет, но я обнаружила, что мое тело с радостью отвечает на поцелуй, а моя рука скользит вниз по спине Эрика. Через ткань его рубашки я чувствовала, как перекатываются мускулы и сухожилия, как движутся его позвонки. Мои руки помнили изгибы тела Эрика, так же как губы помнили, как он целуется. Мы продолжали медленные движения еще несколько минут, заново знакомясь друг с другом.
— Ты и в самом деле помнишь? — спросила я его. — На самом деле помнишь, как жил здесь, до этого? Помнишь, каково это было?
— О да, — ответил он, — я помню.
Он расстегнул мой лифчик, прежде чем я почувствовала там его руку.
— Как я мог такое забыть?
Волосы падали ему на лицо, губы прижались к моей груди. Я ощутила легкий укол его клыков и острое наслаждение от прикосновений его рта. Я дотронулась до молнии на его джинсах и провела рукой по бугру внутри, и в тот же момент время, отведенное предварительным ласкам, истекло.
Его джинсы слетели, следом отправилась его рубашка, мои трусики исчезли. Его большое холодное тело всей длиной прижалось к моему теплому. Он целовал меня снова и снова. Это было похоже на какое-то безумие. Он издал голодный звук, я ему вторила. Его пальцы пробовали меня, трепеща, порхали по моим изгибам, заставляя меня извиваться.
— Эрик, — я попыталась устроиться поудобней под ним. — Сейчас.
— О да, — сказал он и скользнул внутрь, будто никогда и не уходил, будто мы занимались любовью каждую ночь в течение последнего года.
— Вот это лучше всего, — шепнул он, в его голосе прорезался акцент, легкий намек на времена и места, которые были столь далеки, что я не могла и представить. — Это лучше всего, — повторил он. — Это правильно.
Он продвинулся вперед еще немного, и я задохнулась.
— Не больно? — спросил он.
— Не очень, — ответила я.
— Я несколько великоват.
— Продолжай.
Он рванулся вперед.
— Охбожемой, — выдавила я сквозь стиснутые зубы.
Мои пальцы со всей силой вцепились в мускулы его рук.
— Да! Снова!
Он был так глубоко во мне, куда не смог бы добраться без операции. Он светился надо мной, его белая кожа сияла во мраке комнаты. Он произнес что-то на языке, который я не распознала. А через долгий промежуток времени повторил. А потом он начал двигаться все быстрей и быстрей, пока я не решила, что сейчас ралечусь на кусочки, но я держалась. Держалась, пока не увидела, как блеснули его клыки, когда он склонился надо мной. Когда он прокусил мое плечо, я на мгновение покинула свое тело. Никогда не испытывала ничего прекрасней. У меня не хватало дыхания, чтобы кричать или говорить. Руки мои обхватывали спину Эрика, и я чувствовала, как он вздрагивает снова и снова, переживая свое наслаждение.
Я была настолько потрясена, что не заговорила бы и в том случае, если бы моей жизни угрожала опасность. Мы лежали в тишине, изможденные. Меня не волновал вес его тела на мне. Я чувствовала себя в безопасности.
Он лениво вылизывал метку от укуса, и я улыбнулась в темноту. Я погладила его спину, будто ласкала животное. Я чувствовала себя лучше, чем за все последние месяцы. Прошло много времени, с тех пор, как у меня был секс, но это было как… секс для гурмана. До сих пор я ощущала волны наслаждения, исходящие из эпицентра оргазма.
— Это может изменить нашу кровную связь? — спросила я.
Мне не хотелось, чтобы вопрос прозвучал обвинением. Но, увы.
— Фелипе хочет тебя. Чем сильнее наша связь, тем меньше шансов, что он с помощью интриг тебя получит.
— Я не пойду на это, — меня передернуло.
— А тебе и не придется, — голос Эрика окутывал меня пуховым одеялом. — Мы обручены ножом. Мы связаны. Он не может тебя у меня забрать.
Я должна была быть благодарна за что, что мне не придется ехать в Лас-Вегас. Мне не хотелось покидать свой дом. Не могла себе представить, каково это — быть окруженной жадностью. Хотя нет, могла. Это было бы ужасно.
Большая холодная рука Эрика обхватила мою грудь, его большой палец потер сосок.
— Укуси меня, — сказал Эрик, и он именно это и имел в виду.
— Зачем, ты же сам говорил, что уже дал мне чуть-чуть.
— Потому что мне приятно, — он снова передвинулся на меня. — Просто… для этого.
— Ты же не можешь снова… — но он снова был готов.
— Тебе нравиться быть сверху? — спросил Эрик.
— Мы делали так одно время, — мне не хотелось походить на роковую женщину.
На самом деле, сложно было не зарычать. И прежде, чем я смогла собраться с духом, мы поменялись местами. Он смотрел прямо на меня. Его руки поднялись к моим грудям, нежно лаская и сжимая, рот его следовал за руками. Я боялась, что мускулы моих ног не выдержат. Я была так расслаблена. Я двигалась медленно, но не равномерно. Я почувствовала, что внутри снова зарождается напряжение. Я попыталась сосредоточиться, двигаться размеренно.
— Медленней, — сказал он, и я сбавила скорость.
Его руки нашли мои бедра и начали меня направлять.
— О, — проговорила я, когда острое наслаждение охватило меня.
Подушечкой большого пальца он нашел центр моего удовольствия. Я стала ускоряться, и если он и пытался меня притормозить, я не обратила внимание. Я поднималась и опускалась все быстрей и быстрей, а потом взяла его запястье, и укусила его со всей силы, присосалась к ранке. Он вскрикнул — бессвязный возглас освобождения и облегчения. Этого хватило, чтобы я кончила, и содрогнулась на нем. Я лениво лизала его запястье, хотя в моей слюне и не было коагулянта, как у него.
— Идеально, — сказал он. — Идеально.
Я начала было говорить ему, что он имел в виду совсем не это, с его-то опытом по части женщин, скопившемся за все эти века, но потом подумала: зачем портить момент? Пусть будет так. И в редкое для меня пробуждение мудрости, я последовала собственному совету.
— Рассказать тебе, что сегодня случилось? — спросила я после того, как мы немного вздремнули.
— Конечно, любимая, — его глаза были слегка приоткрыты. Он лежал рядом со мной на спине, а в комнате пахло сексом и вампиром. — Я весь — сплошные уши, по крайней мере, на данный момент.
Он рассмеялся.
Истинное наслаждение, или одно из наслаждений, когда рядом есть кто-то, с кем можно поделиться событиями дня. Эрик был прекрасным слушателем, по крайней мере, в его расслабленном состоянии после секса. Я рассказала ему о визите Энди с Латтестой, о появлении Дианты, когда я загорала.
— Мне показалось, что я чувствовал солнце на твоей коже, — он погладил мой бок. — Продолжай.
Моя речь лилась весенним ручейком. Я сообщила ему о встрече с Клодом и Клодин и о том, что они рассказали мне о Брендане и Дермоте.
Эрик всполошился, когда я заговорила об фейри.
— Я почувствовал запах фери у дома, — проговорил он. — Но я так обозлился, увидев твоего поклонника — тигра-в-полосочку, что забыл об этом. Кто был здесь?
— Ну, это был плохой фейри по имени Мурри, но не волнуйся, я его убила, — сказала я.
Если до этого я и сомневалась, что полностью захватила внимание Эрика, то теперь перестала.
— Как тебе это удалось, любимая? — спросил он очень мягко.
Я объяснила, и к тому времени, как я добралась до той части повествования, где появились мой прадедушка и Диллон, Эрик сел и отбросил одеяло. Он был очень серьезен и обеспокоен.
— Тело исчезло? — в третий раз переспросил он.
— Да, Эрик, исчезло, — ответила я.
— Было бы неплохо, если б ты перебралась в Шревпорт, — заявил Эрик. — Ты могла бы пожить у меня.
Это случилось впервые. Меня никогда не приглашали домой к Эрику. Я не имела ни малейшего понятия, где он находится. Я была поражена и даже тронута.
— Я очень это ценю, — сказала я, — но мне сложно добираться до работы из Шревпорта.
— Если ты оставишь работу, пока не решится проблема с фейри, ты будешь в большей безопасности.
Эрик приподнял голову и посмотрел на меня, его лицо ничего не выдавало, ни единой эмоции.
— Нет, спасибо за предложение. Но, уверена, тебе будет неудобно, и мне тоже.
— Пэм — единственная, кого я приглашал в мой дом.
— Приглашаются только блондинки? — сказала я с лучезарной улыбкой.
— Я оказываю тебе честь этим приглашением, — и снова никакого выражения на его лице.
Я не сильна по части чтения человеческих лиц, но, возможно, у меня получится лучше с языком его тела. Слишком уж я привыкла знать, что люди думают на самом деле, неважно, что они говорят.
— Эрик, я в растерянности. Карты на стол, о’кей? Я вижу, что ты ждешь от меня правильной реакции, но я не представляю, какова она должна быть.
Он выглядел озадаченным. Именно так он и выглядел.
— Что тебе нужно? — спросил он, покачивая головой.
Его прекрасные золотистые волосы растрепались и запутались. Он был в полнейшем беспорядке из-за нашего занятия любовью. И выглядел лучше, чем когда-либо до этого. Экая несправедливость.
— Что мне нужно? — он улегся обратно, а я повернулась, чтобы видеть его. — Ничего мне не нужно, — сказала я осторожно. — Мне был нужен оргазм, и я получила его в избытке.
Я улыбнулась ему, надеясь, что это правильный ответ.
— Ты не хочешь бросать работу?
— Зачем бросать работу? А жить на что? — сказала я тупо, а потом, вдруг до меня дошло. — Не думаешь же ты, что оттого что мы устроили тут гулянку, и ты заявил, что я твоя, я должна бросить работу и стать домохозяйкой? Весь день уплетать конфеты, чтобы ты поедал меня ночью?
Е-мое, именно так он и думал. Его лицо это подтвердило. Я не представляла, что должна испытывать по этому поводу. Злость? Боль? Нет, этого мне на сегодня хватит. Я не вынесу еще одно сильное переживание.
— Эрик, мне нравится работать, — сказала я мягко. — Каждый день мне нужно выходить из дома и тусоваться с людьми. Стоит мне отдалиться от всего этого, как меня оглушает шум, когда я возвращаюсь. Для меня лучше постоянно иметь дело с людьми, привыкая держать все эти голоса на заднем плане. — Я не была сильна в объяснениях. — Плюс ко всему, мне нравится бар. Нравится встречаться с теми, с кем я работаю. Полагаю, что выдавать людям выпивку не самое благородное занятие, скорее наоборот. Но я хорошо это делаю, и это мне нравится, мне это подходит. А ты говоришь… Что ты говоришь?
Эрик выглядел неуверенным, выражение, странно смотрящееся на его обычно самоуверенном лице.
— Это то, чего всегда хотели от меня женщины, — произнес он, — я просто пытался предложить это тебе, прежде чем ты меня об этом попросишь.
— Я не как все.
Было очень сложно пожать плечами, будучи в кровати, но я попыталась.
— Ты моя, — он заметил, как я нахмурилась, и поспешно исправился. — Ты моя любимая, не Куинна, ни Сэма, ни Билла, — он долго молчал. — Так?
Разговор об отношениях, начатый парнем. Это что-то новенькое, учитывая все истории, что я слышала от других официанток.
— Я не уверена, что комфорт, который я ощущаю с тобой, возник из-за чувства, которого я раньше не испытывала, а не из-за обмена кровью, — я очень тщательно подбирала слова, — не думаю, что мы бы занялись сегодня сексом, если бы у нас не было кровной связи, ведь сегодня был тот еще денек. Я не могу сказать: «Ах, Эрик, я люблю тебя, забери меня отсюда», — потому что не знаю, что здесь настоящее, а что — нет. Пока я не буду уверена, я не собираюсь так круто менять свою жизнь.
Эрик сдвинул брови — знак его полного неудовольствия.
— Счастлива ли я, когда я с тобой? — я коснулась рукой его щеки. — Да, я счастлива. Считаю ли я, что заниматься с тобой любовью классно? Да, считаю. Хочу ли я это повторить? Поверь, но не сейчас, когда я буквально засыпаю. Но скоро. И часто. Занимаюсь ли я сексом с кем-то еще? Нет. И не стану, пока не решу, что кровная связь — единственное, что есть между нами.
Он выглядел так, будто выбирает один из нескольких вариантов ответов. В конце концов, он сказал:
— Ты сожалеешь о Куинне?
— Да, — ответила я, потому что должна была быть честной. — Потому что мы хорошо начинали, и, возможно, я сделала ошибку, отсылая его. Но я никогда не встречалась с двоими одновременно, и не собираюсь начинать. В данный момент мой мужчина — ты.
— Ты любишь меня, — произнес он, а затем кивнул.
— Ты мне нравишься, — осторожно сказала я. — Меня к тебе тянет. Мне с тобой хорошо.
— Есть разница? — проговорил Эрик.
— Да, есть. Но ты же ни разу не видел, чтобы я выясняла, что ты обо мне думаешь, правда? Потому что я чертовски уверена, что мне не понравится ответ. Поэтому лучше оставь это при себе.
— Ты не хочешь узнать, как я к тебе отношусь? — на лице Эрика было искреннее недоверие. — Не могу поверить, что ты человеческая женщина. Женщины всегда хотят знать, как к ним относятся.
— Могу поклясться, что когда ты им это говоришь, они сожалеют об этом, ха?
Он приподнял бровь.
— Если я говорю им правду.
— Полагаю, теперь я должна тебе исповедаться?
— Я всегда говорю тебе правду, — сказал он. На его лице не было ни следа улыбки. — Я могу не говорить тебе всего, но то, что я говорю… правда.
— Почему?
— Кровная связь работает в обе стороны. Я брал кровь у многих женщин. Я их полностью контролировал. Но они никогда не пили мою. Прошли десятилетия, века, с тех пор, как я предложил женщине свою кровь. Возможно с тех пор, как я обратил Пэм.
— Это обычная политика вампиров? — я не знала, как спросить о том, что меня больше всего интересовало.
Поколебавшись, он кивнул.
— Большей частью. Есть вампиры, которым нравится полностью контролировать человека… делать человека их Ренфилдом.
Он использовал этот термин с отвращением.
— Это из Дракулы, да?
— Да, человеческий слуга Дракулы. Деградировавшее создание… Зачем тому, кто имеет такое положение, как Дракула, так унижать человека… — Эрик с омерзением покачал головой. — Но такое случается. Лучшие из нас косо смотрят на вампиров, которые делают слугу за слугой. Человек потерян, если вампир так его контролирует. Когда человек полностью попадает под влияние вампира, его даже не стоит обращать. Он вообще ни на что не годится. Рано или поздно его убивают.
— Убивают? Зачем?
— Если вампир, контролирующий такого Ренфилда, отказывается от него или самого вампира убивают… жизнь Ренфилда перестает что-то значить.
— Их нужно истреблять, — сказала я. Словно бешеную собаку.
— Да, — Эрик отвел взгляд.
— Но это не случится со мной. И ты никогда меня не обратишь, — я была абсолютно серьезна.
— Нет. Я никогда не заставлю тебя подчиняться. И не обращу тебя, если ты сама этого не захочешь.
— Даже если я буду умирать, не обращай меня. Я возненавижу это больше всего.
— Согласен. Неважно, насколько я захочу, чтобы ты была со мной.
Билл не обратил меня, даже когда я была при смерти, сразу после нашей встречи. Я никогда не осознавала, что у него мог быть такой соблазн. Вместо этого он сохранил мою человеческую жизнь. Я отбросила эту мысль, чтобы вернуться к ней позже.
Гадко думать об одном мужчине, когда ты в постели с другим.
— Ты избавил меня от угрозы быть связанной с Андре, — проговорила я, — но это имело свою цену.
— Если бы он выжил, я бы тоже за это заплатил. Неважно, как быстро он бы отреагировал, но Андре заставил бы меня заплатить за вмешательство.
— Он спокойно отреагировал в ту ночь.
Эрик настоял перед Андре, чтобы тот дал ему себя заменить. Тогда я была за это весьма признательна. Андре всегда заставлял меня содрогаться, и он тоже терпеть меня не мог. Я вспомнила наш разговор с Тарой. Если бы той ночью я разделила кровь с Андре, теперь я бы была свободна. Ведь Андре мертв. До сих пор я не могла разобраться в своих чувствах по этому поводу — три разных варианта.
Эта ночь превращалась во время больших откровений. Поток их был способен остановить второе пришествие.
— Андре никогда бы не простил вызова. Ты знаешь, как он умер, Сьюки?
Ох!
— Его грудь пробило большим куском дерева, — ответила я, сглотнув.
Как и Эрик, я никогда не говорила всей правды. Деревяшка не случайно оказалась в Андре. Это сделал Куинн. Казалось, Эрик смотрит на меня очень долго. Разумеется, он ощущал мое беспокойство. Я выжидала, пока он примет решение.
— Я не скучаю по Андре, — в конце концов, произнес он. — Но мне жаль Софи-Энн. Она была храброй.
— Согласна, — сказала я, расслабившись. — Кстати, как у тебя складывается с новыми боссами?
— Пока все хорошо. Они дальновидны. Мне это нравится.
С конца октября он изучал новую, большую, организационную структуру, характеры вампиров, которые над ней трудились и как теперь придется поддерживать связь с новыми шерифами. Эрик откусил большой кусок.
— Готова поспорить, что вампы, которые были с тобой до той ночи, беспредельно рады, что заверили тебя в преданности и выжили, когда так много вампиров из Луизианы погибло.
Эрик широко улыбнулся. Если бы я никогда не видела клыков, меня бы это здорово напугало.
— Да, — с полным удовлетворением произнес он. — Они обязаны мне жизнями, и они это знают.
Он обхватил меня руками и прижал к своему холодному телу. Я была сыта и удовлетворена, мои пальцы прошлись по его ниспадающим волосам. Я подумала о провокационной картинке мистер Январь в календаре «Луизианские вампиры». Теперь она мне нравилась еще сильней. Я подумала, где бы заполучить и постер.
Он рассмеялся, когда я спросила его об этом.
— Надо подумать о выпуске еще одного календаря, — сказал он. — Он оказался весьма доходным. Если у меня будет твоя фотография в той же позе, получишь постер со мной.
Я раздумывала над этим двадцать секунд.
— Не думаю, что соглашусь фотографироваться обнаженной, — с сожалением произнесла я. — Мне всегда кажется, что те, кто на фото, так и просят, чтобы их укусили за задницу.
Эрик снова рассмеялся, низко и хрипло.
— Ты слишком много об этом болтаешь. Укусить тебя за попу?
Это повлекло за собой множество других вещей, милых и игривых. Но когда все эти приятности закончились, Эрик взглянул на часы, которые стояли около кровати.
— Мне надо идти, — шепнул он.
— Знаю, — мои глаза закрывались.
Он начал одеваться, чтобы вернуться в Шревпорт. Я подобрала одеяла и шмыгнула в постель. Было тяжело держать глаза открытыми, хотя наблюдать за тем, как он ходит по моей спальне, было очень приятно.
Он наклонился поцеловать меня, и я обняла его за шею. Я знала, что секунду он раздумывал над тем, чтобы забраться обратно ко мне в постель. Я надеялась, что это язык его тела и его мурлыканье дали мне возможность пробраться в его мысли. У меня и раньше получалось забираться в мысли вампиров, и это меня пугало до смерти. Не думаю, что долго протяну, если до вампиров дойдет, что я могу читать их мысли, и неважно, насколько редко подобное случалось.
— Я опять тебя хочу, — с удивлением отметил он. — Но мне нужно идти.
— Полагаю, я скоро тебя увижу? — я проснулась достаточно, чтобы почувствовать неуверенность.
— Да, — сказал он.
Глаза его сияли, а кожа светилась. Метка на его запястье исчезла. Я коснулась места, где она была. Он потянулся поцеловать местечко на моей шее, куда он меня укусил, и я вся задрожала.
— Скоро.
И потом он ушел, и я услышала, как входная дверь тихонько за ним закрылась. Из последних сил я заставила себя подняться и пробралась на кухню, чтобы задвинуть дверной засов. И увидела, что машина Амелии припаркована рядом с моей. В какой-то момент она вернулась домой.
Я подошла к раковине, чтобы сделать глоток воды. Я знала свою темную кухню, как пять пальцев, и мне не нужен был свет. Я пила, осознавая, как сильно мне хочется пить. Когда я возвращалась в постель, я заметила, как что-то двигалось на границе рощи. Я замерла, сердце неприятно заколотилось.
Из деревьев вышел Билл. Я знала, что это был он, хотя не могла отчетливо разглядеть его лица. Он стоял и смотрел вверх, и я знала, что он наблюдает, как взлетает Эрик. Значит, Билл излечился после драки с Куинном. Я ожидала, что разозлюсь на Билла за то, что он следит за мной. Но злость не поднялась. Неважно, что произошло между нами, я не могла избавиться от мысли, что Билл не просто шпионит за мной — он за мной присматривает.
Но, тем не менее, с этим ничего нельзя было поделать. Вряд ли я открыла бы дверь и стала извиняться за то, что была с мужчиной. В эту минуту я ни капли не сожалела, что оказалась в постели с Эриком. Фактически, я была так удовлетворена, словно у меня случился сексуальный День Благодарения. Эрик не походил на индейку, но после того, как у меня перед глазами возникла забавная картинка — как он лежит на кухне, нашпигованный бататом и пастилой — я не могла больше ни о чем думать, кроме как о постели. Я скользнула под одеяло с улыбкой на лице, и как только моя голова коснулась подушки, я заснула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Однозначно мертв - Харрис Шарлин



книга читается на одном дыхании.каждая из частей не менее интересней предыдущих.писательница пишет легко и ненавязчиво одновременно погружая вас в мир своих героев
Однозначно мертв - Харрис ШарлинКристина
18.07.2011, 17.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100