Читать онлайн Мертвым сном, автора - Харрис Шарлин, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мертвым сном - Харрис Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мертвым сном - Харрис Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мертвым сном - Харрис Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Харрис Шарлин

Мертвым сном

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– Как же все так случилось? – С таким вопросом обратилась я к веселым языкам пламени в камине, когда все наконец ушли.
Все, за исключением громадного вампира-викинга, которого мне теперь полагалось защищать и охранять.
Я сидела на коврике перед камином, в который только что подбросила очередную порцию дров. Теперь они бодро потрескивали, что создавало приятное настроение. Именно то, что мне в данный момент нужно.
Краешком глаза я видела большую босую ступню Эрика – он также присел на пол неподалеку от меня.
– Думаю, тому есть две причины, – педантично ответил он. – Во-первых, жадность вашего брата, а во-вторых, вы сами – женщина, которая не побоялась остановиться посреди ночной дороги.
– И что думаете по поводу всего этого вы? – Я бы никогда не посмела задать подобный вопрос Эрику, находящемуся в здравом уме и памяти. Но мужчина, сидевший рядом со мной сейчас, был совсем на него не похож. Он выглядел уже не таким напуганным и растерянным, как ночью, но все же это был не Эрик. – Вы не чувствуете себя этаким ценным пакетом, который положили на хранение в сейф? – спросила я. – Прошу познакомиться: Сьюки Стакхаус – сейф.
– Нет ничего плохого в том, что они так самоотверженно обо мне заботятся.
– Ха! – ничего умнее мне не пришло в голову. Я-то ждала совсем другого ответа.
– Должно быть, раньше меня очень боялись, – задумчиво сказал Эрик. – Или, может, источник их преданности в другом – в моих добрых делах и великодушных намерениях?
Я, не сдержавшись, хихикнула.
– Хотите сказать, что нет?
– С вами все в порядке, – постаралась я уйти от прямого ответа. Не хотелось расстраивать гостя. Что ни говори, а я теперь ответственна за Эрика.
– У вас ноги не мерзнут? – спросила я.
– Нет, – буркнул он. Вот так вот. На данный момент мне надлежало заботиться о человеке, который вовсе не нуждался в моей заботе. «Не раскисай, – строго сказала я себе. – За эту работу тебе платят офигенные деньги».
Я сняла с кушетки старое одеяло в желто-бело-зеленую клетку и укрыла его ноги. Затем снова присела на коврик рядом.
– На самом деле все это отвратительно, – сказал он.
– Вы говорите в точности как Билл. – Я перекатилась на живот и посмотрела на него с улыбкой.
– И где же этот Билл сейчас?
– В Перу.
– Вы были в курсе его отъезда?
– Да.
– Я полагаю, ваши отношения сейчас пошли на убыль?
Очень простой и правильный способ смотреть на вещи.
– У нас случилась размолвка. И, кажется, она затянулась. – Я старалась говорить ровным голосом.
Эрик тоже улегся на живот, опираясь на локти – так, чтобы было удобно разговаривать. На мой взгляд, он лежал чересчур близко, но я решила не создавать из этого проблему. Он приподнялся и накинул плед на нас обоих.
– Расскажите мне о нем, – неожиданно попросил он. Перед уходом гостей все они – Эрик, Пэм и Чжоу – выпили по стакану «Настоящей Крови», так что сейчас он слегка порозовел.
– Вы знаете Билла, – начала я. – Долгое время он был вашим подчиненным. Поверьте мне на слово: он – очень ровный и спокойный человек. Но чересчур самоуверенный, и некоторые вещи совершенно не воспринимает. – Вот уж не думала, что буду перемалывать свои сердечные дела с Эриком или с кем-то другим.
– Он любит вас?
Я вздохнула, на глаза навернулись слезы – как всегда, когда я думала о Билле. Рева-Корова, вот я кто!
– Говорил, что да, – мрачно пробормотала я. – Но затем объявилась эта его вампирша, и он сбежал.
Насколько я могла судить, она связалась с ним по электронной почте.
– Они пережили бурный роман, который оборвался по ее инициативе. Не знаю, как это у вас называется, но именно с ее подачи он стал вампиром. «Обратился», как выражается Билл. Итак, он вернулся к своей бывшей возлюбленной. По его словам, был обязан сделать это. А затем он выяснил, – я искоса взглянула на Эрика, который слушал с большим вниманием, – что она просто хотела перетащить его на более темную сторону.
– Не понял?
– Она хотела завлечь Билла в другую вампирскую группу, из Миссиссиппи. И получить от него нечто очень ценное – базу компьютерных данных, которой он занимался здесь, в Луизиане. – Для краткости я опустила некоторые детали.
– И что же произошло?
Разговаривать с ним было столь же забавно и легко, как с Арленой. А в чем-то даже и лучше, потому что ей-то я не могла рассказать всю историю.
– Ну, Лорена, так ее звали, пытала Билла, – продолжила я и заметила, как расширились у Эрика глаза. – Вы можете себе представить такое? Пытать человека, с которым занимаешься любовью. Мужчину, с которым прожила долгие годы!
Мой слушатель недоверчиво покачал головой.
– Так или иначе, вы, Эрик, отправили меня в Джексон на поиски Билла. Мне удалось пробраться в ночной клуб, где собирались одни только суперы.
Эрик кивнул. Очевидно, ему не надо было объяснять, что суперами называются сверхъестественные создания.
– Вообще-то настоящее имя клуба «У Джозефины», но вервольфы называют его «Клубом Мертвяков». Вы велели мне отправиться туда с одним замечательным вервольфом, вашим должником. Я остановилась в его доме.
Сказать по правде, Олси Герво до сих пор будоражил мое воображение.
– Однако кончилось все для меня очень плохо, – завершила я свой отчет. И чертовски больно, подумала я. Как всегда.
– Как именно?
– Возможно, вы не поверите, но меня проткнули колом.
Эрик был впечатлен.
– Остался шрам? – спросил он.
– Да, несмотря на то, что… – Здесь я прикусила язык.
Эрик очень внимательно смотрел на меня; казалось, он взвешивает мои слова.
– Что?
– Вы заставили одного из джексоновских вампиров поработать над раной, чтоб сохранить мне жизнь… А затем дали мне свою кровь – в целях быстрейшего исцеления. Я должна была работать: разыскать Билла в течение дня.
Воспоминания о том, как вампир делился со мной своей кровью, заставили меня покраснеть. Оставалась слабая надежда, что Эрик отнесет мой румянец на счет разгоревшегося камина.
– Так вы нашли Билла? – перевел тему Эрик.
– Да, я сделала это, – не без гордости ответила я. – Я спасла его задницу.
Я перекатилась на спину и взглянула на него. Господи, как все же хорошо поговорить с кем-нибудь! Я подняла футболку и наклонилась, чтоб Эрик мог полюбоваться на мой шрам. Это произвело впечатление. Вампир провел кончиками пальцев по блестящей полоске на моей груди. После этого я вернулась на место и привела одежду в порядок.
– А что же стало с вампиршей? – спросил он.
Я с подозрением поглядела на собеседника – но нет, непохоже было, что он меня разыгрывает.
– Ну, – начала я, – на самом деле, как бы это сказать… типа… Короче, она вернулась, когда я отвязывала Билла. Она атаковала меня, и я… ну, как бы… вынуждена была ее убить.
Эрик напряженно смотрел на меня. Я никак не могла разгадать выражение его лица. Затем он задал вопрос:
– Вам случалось убивать раньше?
– Нет, конечно, – возмутилась я. – Ну да, я как-то поранила парня, который нападал на меня, но не убила же! Не забывайте, я человек. Мне не требуется убивать, чтобы жить.
– Люди все время убивают друг друга. И это при том, что им даже не нужны ни кровь, ни мясо.
– Не все люди.
– Это правда, – признал он. – А мы, вампиры, все убийцы.
– Но весьма своеобразные – вроде львов.
– Что? – удивленно переспросил Эрик.
– Ну, я имею в виду, что львы вынуждены убивать. – На меня словно снизошло озарение. – Вы хищники, подобно львам. Вами руководит не жестокость и не прихоть. Вы должны убивать, чтобы есть.
– Очень удобная теория, – согласился Эрик. – Но есть одна закавыка: мы слишком похожи на вас. И когда-то мы были вами. И мы можем любить вас – и при этом питаться вами. Трудно себе представить льва, заботящегося об антилопе.
Внезапно в воздухе склубилось нечто, чего раньше не было. Я почувствовала себя антилопой в поле зрения льва.
Ощущение было не из лучших. Куда приятнее заботиться о напуганной жертве.
– Эрик, – осторожно начала я. – Мы оба знаем: вы гость в моем доме. Вам также известно, что если я попрошу вас удалиться (а я вынуждена буду сделать это, если почувствую неискренность), то вы вмиг окажетесь где-нибудь в чистом поле. Кстати сказать, в халате, который вам слишком короток.
– Я сказал что-то, что вас встревожило? – Абсолютно невинный вид, голубые глаза светятся искренностью. – Простите меня. Я просто попытался продолжить вашу аналогию. Скажите, у вас осталась еще «Настоящая Кровь»? И что за одежду принес Джейсон? Знаете, ваш брат очень сообразительный человек…
В словах Эрика не слышалось восторга. Я его не виню: сообразительность Джейсона стоила ему тридцати пяти тысяч. Я поднялась за пакетом, надеясь, что ему понравится новый свитер «Луизиана Тек» и дешевые джинсы, которые принес Джейсон.
Около полуночи я отправилась спать, оставив Эрика смотреть видеозаписи первого сезона «Баффи – истребительницы вампиров» (подарочек от Тары). Эрик нашел зрелище довольно забавным, особенно то, как вспучивались лбы у проголодавшихся вампиров. Время от времени я слышала, как он смеется в соседней комнате. Меня это не раздражало – напротив, тот факт, что кто-то присутствует в доме, действовал успокаивающе.
Перед сном я довольно долго лежала, перебирая в памяти события прошедшего дня. Итак, Эрик оказался на своеобразной программе по защите свидетелей, а в мои функции входило обеспечение безопасности дома. И никто в мире (ну да, за исключением Джейсона, Пэм и Чжоу) не знал, где в настоящий момент находится шериф Пятого Округа…
А он пытался забраться ко мне в постель.
Мне не хотелось открывать глаза и препираться с ним. Я пребывала в сладком состоянии меж сном и явью. Когда прошлой ночью Эрик устроился в моей кровати, он был так перепуган, что мне хотелось его успокоить, подержать за руку, как это делает мать у постели ребенка. Сегодня все выглядело несколько иначе, и присутствие малознакомого мужчины в моей спальне виделось не столь естественным.
– Холодно? – спросила я, когда он придвинулся поближе.
– Угу, – промурлыкал он. Я лежала на спине – так удобно, что не хотелось шевелиться. Эрик повернулся ко мне лицом и положил руку на талию. Однако дальше он не двинулся – так и остался лежать совершенно неподвижно. Я тоже расслабилась и перестала бороться с усталостью. В следующее мгновение я спала уже мертвым сном.
А в следующий момент наступило утро. Трезвонил телефон. Естественно, я была в постели одна, весь холл до маленькой спальни просматривался в отворенную дверь. Соседняя дверь также стояла нараспашку. Очевидно, Эрик забыл закрыть ее, когда на рассвете спускался в свое убежище.
Было уже совсем светло, к тому же потеплело: градусник показывал что-то от сорока до пятидесяти градусов. Я чувствовала себя гораздо веселее, чем вчера в это же время. Теперь я понимала, что происходит, или, по крайней мере, примерно представляла, чем буду заниматься в ближайшие дни. Вернее, мне так казалось. Подняв телефонную трубку, я обнаружила, что сюрпризы не кончились.
– Где твой брат? – прорычал на том конце Ширли Хеннеси, шеф Джейсона. Мужчина с таким именем может умилять, но лишь до того момента, пока вы не столкнетесь с ним лицом к лицу. Как только это произойдет, вам захочется засунуть свое умиление куда подальше.
– Откуда мне знать? – резонно возразила я. – Наверное, дрыхнет в постели у какой-нибудь красотки.
Раньше не случалось, чтобы Ширли (которого обычно все звали Сомиком) звонил в поисках Джейсона ко мне домой. Странно, что его вообще пришлось разыскивать. Что-что, а это Джейсон делал пунктуально – вовремя появлялся на работе и мельтешил то тут, то там до конца рабочего дня. В общем-то, он считался хорошим работником, вот только я никак не могла понять, в чем эта работа заключалась. На мой взгляд, он просто приезжал в департамент окружных дорог на своем старом грузовичке, переходил в другой грузовик с логотипом «Округ Ренард» на двери и колесил по дорогам, раздавая ценные указания бригадам дорожных рабочих. Время от времени он выходил из грузовика для того, чтобы постоять с другими мужчинами над какими-то огромными дырами в дороге.
Моя откровенность, похоже, шокировала Сомика.
– Сьюки, тебе не пристало говорить подобные вещи! – взвился он (еще бы, незамужняя девица толкует о похождениях своего брата!)
– Ты хочешь сказать, что Джейсон не появился на работе? А ты звонил ему домой? – спросила я.
– Да и да, – ответил он на оба мои вопроса. – Я даже посылал к нему Даго.
Даго – это была кличка (обычное дело среди дорожных рабочих) Антонио Гульельми, который никогда не выезжал из Луизианы дальше Миссиссиппи. Я почти уверена: то же самое можно сказать о его родителях и прародителях. Хотя ходил слух, что как-то разок они ездили в Брэнсон полюбоваться на шоу.
– А его грузовик там? – спросила я, чувствуя, как холодные мурашки поползли у меня по спине.
– Да, он припаркован перед домом, ключи внутри, двери открыты.
– Какие двери?
– Что?
– Двери дома или машины?
– А… машины.
– Это очень плохо, Сомик. – Теперь меня уже всю трясло.
– Когда ты видела его в последний раз?
– Вчера вечером. Он навещал меня и ушел где-то… дай подумать… скажем так: от половины десятого до десяти.
– С ним кто-нибудь был?
– Нет. – Я почти не солгала, поскольку Джейсон пришел в мой дом один.
– Думаешь, надо позвонить шерифу? – спросил Сомик.
Я провела рукой по лицу. К такому шагу я была пока не готова, сколь бы угрожающей ни выглядела ситуация.
– Давай подождем еще часок, – предложила я.– Перезвони мне, если он не объявится на работе за это время. Если же придет – пусть звякнет сам. Думаю, с шерифом лучше разговаривать мне. Если дело дойдет до этого.
Мне пришлось еще несколько раз выслушать доводы Сомика, просто чтобы оттянуть момент, когда он останется наедине со своими переживаниями. Затем мы распрощались. Я не умела читать мысли по телефону, но этого и не требовалось – тревога так и билась в его голосе. Наше с Сомиком знакомство насчитывало уже много лет: он был приятелем еще нашего отца.
Я пошла в душ, захватив с собой трубку. Голову мыть не стала – вдруг придется срочно выходить из дому. Быстро оделась, сварила кофе и наскоро заплела косу. Занимаясь этими повседневными делами, я продолжала напряженно размышлять. Сидя мне это удавалось хуже.
Постепенно в голове вырисовывалась следующая ситуация.
Вариант номер один (он мне нравился больше всего). Покинув мой дом, Джейсон повстречал какую-нибудь девушку и столь скоропостижно влюбился, что презрел многолетнюю привычку являться на работу вовремя. Тогда в настоящий момент мой брат предается радостям секса в чьей-то постели.
Вариант номер два. Колдуны, или черт знает, кто они такие, каким-то образом прознали, что Джейсон связан с Эриком. Тогда именно они похитили моего брата, чтобы вытянуть из него информацию. (Я сделала в уме пометку: побольше узнать о колдунах). Как долго сможет Джейсон хранить в тайне местопребывание Эрика? При всем своем позерстве мой брат все же храбрый человек – этого у него не отнимешь. Или, может, упрямый, если быть точной. Во всяком случае, так просто его не разговорить. А можно ли развязать язык колдовством? Прошло уже так много времени. Если маги схватили Джейсона – он, возможно, уже мертв. С другой стороны, если Джейсон разговорился, то я в большой опасности, а Эрик попросту обречен. Они могут появиться в любую минуту, ведь колдуны не связаны временем суток. В отличие от Эрика, который днем абсолютно беззащитен. Это определенно был самый худший сценарий.
Наконец, третий вариант. Джейсон отправился в Шривпорт с Пэм и Чжоу. Может, они пообещали ему задаток, или Джейсон просто решил потусоваться в таком модном месте, как «Клыкочущее веселье». Тогда он вполне мог соблазниться молоденькой вампиршей и зависнуть там до утра. Меня бы это не удивило: Джейсон, подобно Эрику, привлекал к себе женское внимание. Если она перепоила его кровью, то мой брат сейчас спит без задних ног. Таким образом, вариант номер три практически сводился к первому.
Если Пэм и Чжоу знали, где Джейсон, и не позвонили мне до того, как залегли на дневную спячку, то я о-очень на них обижусь. У меня просто руки зачесались, до того хотелось взяться за топорик и обтесать пару-тройку кольев.
Эта мысль навеяла воспоминания, от которых мне так хотелось избавиться: что я почувствовала, когда кол вошел в тело Лорены. И выражение ее лица, когда она поняла, что долгая жизнь подошла к концу. Я попыталась поскорее отбросить эти мысли. Вот она – цена, которую приходится платить за каждое убийство (даже убийство злобного вампира). Если вы, конечно, не законченный социопат. К каковым я себя не относила.
Лорена убила бы меня без малейших колебаний. И, думаю, получила бы при этом немалое удовольствие. Но на то она и вампир. Билл без устали твердил мне, что вампиры в корне отличаются от людей. Хотя они сохраняют человеческую внешность (более или менее), их внутренние функции и личностные характеристики претерпевают кардинальные изменения. Я верила ему и в основном следовала его предупреждениям. Проблема была именно в их схожести с людьми. Так легко было приписать им человеческие чувства.
Самое печальное заключалось в том, что ни Пэм, ни Чжоу не проснутся до вечера, и Бог знает кто – или что – ответит на мой звонок в дневном «Клыкочущем веселье». Во всяком случае, мало шансов, что эти двое живут при клубе. Мне почему-то казалось, что Пэм и Чжоу облюбовали себе в Шривпорте какой-нибудь домик – или мавзолей – на двоих.
Персонал из людей приходил в «Клыкочущее веселье» днем, чтобы навести порядок. Но вряд ли они в курсе хозяйских дел. К тому же, как я успела заметить, люди, работающие на вампиров, предпочитают держать язык за зубами.
С другой стороны: если б я поехала в клуб, то могла бы поговорить с кем-нибудь не по телефону, а очно. Это дало бы мне возможность заглянуть в сознание собеседника и вытянуть какую-нибудь информацию. Я уже упоминала, что читать мысли вампиров мне не под силу. Именно это изначально и привлекало меня в Билле. Можете себе представить, какое облегчение испытывает человек, который всю жизнь был окружен оглушительной музыкой, оказавшись наконец в тишине!
Сейчас попытаюсь объяснить, почему я не могу читать мысли вампиров. У меня есть специальная теория на этот счет. Я не особенно образованна, но кое-что читала о нейронах, которые активизируют наш мозг. Именно они обеспечивают процесс мышления. Так вот, поскольку в основе существования вампиров лежит магия, а не жизненная сила, их мозг не проявляет обычной человеческой активности. Таким образом, мне просто нечего улавливать. Если не считать того, что раз в три месяца мне приходит послание от вампира. Я изо всех сил стараюсь скрыть данный факт, поскольку в моем понимании это вернейший путь к смерти.
А теперь угадайте, кто же тот вампир, которого я дважды «услышала»? Вы, наверное, подумали об Эрике? Вы угадали.
Если исключить романтические мотивы, можно сказать, что его общество радовало меня по тем же самым причинам, что общество Билла. Даже с Арленой, моей ближайшей подругой, всегда приключается одна и та же история: она постоянно отвлекается от меня, как только в ее собственной голове мелькнет что-нибудь, с ее точки зрения, интересное. Это могут быть школьные отметки ее детей или какие-то их остроумные замечания. С Эриком же все иначе: он мог слушать мои сердечные излияния и думать о новых «дворниках» на машину, я же ничего не замечала.
Час, который я испросила у Сомика, уже подходил к концу, а я так и не придумала ничего конструктивного. Я пережевывала одну и ту же жвачку: блям, блям, блям. Вот что происходит, когда советуешься сам с собой.
Мне по-прежнему не нравилась идея звонить шерифу, но, похоже, выбора у меня не было. Странно в моей ситуации пренебрегать звонком в правоохранительные органы.
Я ожидала, что мое сообщение вызовет в полиции шум и переполох, однако обманулась. Реакцией на мой звонок было благодушное безразличие. Шериф Бад Диаборн лишь рассмеялся.
– Ты звонишь мне только из-за того, что твой братец-бабник не явился на работу? Сьюки Стакхаус, ты меня удивляешь! – голос у Бада тягучий, лицо – расплывшееся, как у пекинеса. Я так и представила, как он недовольно сопит в трубку.
– Но он никогда не пропускает работу! К тому же его грузовик стоит перед домом с открытой дверцей, – сообщила я.
Это на него подействовало. Что-что, а цену хорошему «пикапу» Бад Диаборн знал!
– Согласен, выглядит немного странно, но тем не менее… Джейсон не мальчик, и у него репутация человека… («Который трахает все, что согласно хоть минутку постоять спокойно», – подумала я)… мужчины, очень популярного у дам. – Бад был в выражениях куда осторожнее меня. – Готов поспорить, что у него новый романчик, и уже завтра он будет извиняться перед тобой за причиненное беспокойство. Давай так: если завтра до обеда ты не получишь от него известий, то позвони мне, хорошо?
– Хорошо, – сказала я ледяным тоном.
– Послушай, Сьюки, нечего дуться на меня. Я говорю тебе то, что сказал бы любой полицейский.
«Любой полицейский со свинцом в заднице», – уточнила я про себя, но не стала высказываться вслух. Мне предстояло еще обращаться к Баду, и лучше было сохранять с ним по возможности хорошие отношения.
Поэтому я пробормотала нечто неопределенно-вежливое и дала отбой. После отчета Сомику я решила, что мне все же придется съездить в Шривпорт. Начала было набирать номер Арлены, но затем вспомнила, что в школе начались каникулы, следовательно, ее дети находится дома. От звонка Сэму меня удержало следующее соображение: пожалуй, он почувствует себя обязанным что-то предпринять, а я понятия не имела – что именно. Мне просто хотелось поделиться с кем-нибудь своими тревогами. Знаю, это было глупо. Ведь никто не мог мне помочь, кроме меня самой. Настраивая себя на смелость и самостоятельность, я почти решилась позвонить Олси Герво. Надежному трудяге Олси из Шривпорта. Его отец владеет топографической фирмой, ведущей работы в трех штатах. В связи с этим Олси приходится много мотаться по разным объектам. Именно его я упоминала предыдущей ночью в разговоре с Эриком. Шеф вампиров отправил Олси со мной в Джексон. Однако здесь были свои сложности: мои отношения с этим великолепным мужчиной так и не определись до конца. В такой ситуации не очень-то честно звонить ему и просить о помощи. По крайней мере, мне так казалось.
Я также не хотела покидать дом из страха упустить известия о Джейсоне. Но поскольку шериф не хотел начинать расследование, вряд ли таковые возникнут.
Прежде чем уйти, я привела в порядок шкаф в маленькой спальне, чтобы все выглядело как обычно. Эрику будет немного сложнее выбраться на закате, но лучше так, чем рисковать его жизнью. Я подумала было о записке, однако она могла оказаться опасной уликой, если кто-нибудь из врагов вломится в дом в мое отсутствие. Звонить после захода солнца тоже бесполезно, так как Эрик поостережется брать трубку. С другой стороны, он был так дезориентирован своей амнезией, что мое отсутствие без всяких объяснений тоже могло напугать его.
И тут меня осенило! Я схватила листок из прошлогоднего «Календаря» (слово было «порабощение») и написала на обороте:


«Джейсон! Если случайно заглянешь, обязательно дозвонись до меня! Никто не знает, где ты. Я вернусь сегодня после обеда или ближе к вечеру. Собираюсь заехать к тебе домой, а затем завернуть в Шривпорт. После этого жду звонка. Целую. Сьюки».


Я наклеила свое послание скотчем на холодильник, как сделала бы любящая сестра.
Так. Эрик достаточно сообразителен, чтобы читать между строк. Я еще раз пробежала записку глазами и убедилась: ничто в ней не выглядит нарочитым и не может дать зацепку непрошеным гостям.
И все же было боязно покидать Эрика в столь уязвимом положении. А ну как явятся с обыском колдуньи?
Хотя с чего бы это?
Если б они выследили Джейсона, то уже появились бы здесь. Во всяком случае, так я думала. Можно было позвонить кому-нибудь надежному, типа Терри Бельфлера, и попросить его посидеть у меня дома под предлогом ожидания Джейсона – но мне не хотелось подвергать опасности еще кого-то, включая его в систему защиты Эрика.
Я обзвонила все больницы в округе, хотя уж это-то шериф мог сделать для меня! Там проверили списки поступивших пациентов, но Джейсон среди них не знач-ился. Я позвонила также в дорожный патруль и узнала, что за минувшую ночь никаких инцидентов не произошло. Более того, я связалась с последними подружками Джейсона и выслушала несколько резко негативных отзывов о своем брате. Частично непристойных.
Ну что ж. Я сделала все, что могла, теперь настала пора выезжать к джейсоновскому дому. Не скрою, я даже гордилась собой, пока катила сначала по Дороге Колибри, а затем по шоссе. Я направлялась на запад, к месту, где провела первые семь лет своей жизни. Справа остался бар «У Мерлотта» и главный поворот на Бон Темпс, я же свернула налево. Вскоре моим глазам предстал наш старенький домик с припаркованным пикапом Джейсона. Футах в двадцати от него поблескивал на солнышке еще один пикап.
Подъехав, я обнаружила черного как сажа мужчину, который исследовал землю вокруг грузовичка. К своему удивлению, я узнала в нем Элси Бека – единственного цветного детектива в нашей окружной полиции. Его присутствие одновременно напугало и успокоило меня.
– Мисс Стакхаус? – мрачно произнес детектив. Он был одет в пиджак и слаксы, но из-под брюк у него выглядывали тяжелые, растоптанные ботинки. Они совершенно не гармонировали с его нарядом. Готова поспорить, что Бек хранит их в грузовике именно на тот случай, если придется топтать сырую деревенскую землю. Детектив (чье имя почему-то произносилось как «Эл-сэй») был очень мощным излучателем, и я могла совершенно ясно читать его мысли.
Очень скоро я узнала, что Элсэй вовсе не в восторге от встречи со мной и что он предполагает нечто неприятное относительно моего брата. Судьба Джейсона его не слишком волновала, но вот меня он боялся. В его понимании я была опасной особой, с которой лучше не связываться.
Меня это на сто процентов устраивало, честное слово!
Я знала о детективе Беке гораздо больше, чем хотелось бы. И все, что я узнала, мне крайне не нравилось. Он нежно любил жену и дочку – и при этом был очень жесток с запирающимися подследственными. Он никогда не упускал случая набить собственный карман, а таких случаев предоставлялось немало. Причем Элсэй Бек пасся в основном за счет афро-американской коммуны, будучи уверенным, что они не пожалуются белым полицейским. Таким образом, его задница была надежно прикрыта.
Теперь вы понимаете, что я имела в виду, когда говорила о безрадостной судьбе телепата? Это далеко не то же самое, что знать истинное мнение Арлены о муже Чарлси (кстати, не очень-то лестное). Или видеть, что Хойт Фортенберри всунулся на чужую парковку и не заплатил владельцу.
И если вы спросите меня, что же я делаю с подобным хламом, я вам отвечу – ни-че-го. Попросту выкидываю из головы. Я на собственной шкуре убедилась, что в подобных случаях вмешиваться бесполезно. Что толку, если мое вмешательство никого не сделает счастливее, зато привлечет ко мне внимание и по меньшей мере на месяц испортит отношения с людьми. Так что секретов у меня в голове побольше, чем денег в Форт-Ноксе
type="note" l:href="#n_5">[5]
Я отдаю себе отчет в том, что куча упомянутых мелких штрихов не меняет по большому счету жизнь в округе. Но вот то, как вел себя Элсэй Бек, многих делало несчастными. А я не знала, как с этим бороться. Ведь у Бека хватало ума не зарываться и хранить свой маленький бизнес в секрете от вышестоящих лиц. К тому же я вовсе не была уверена, что Бад Диаборн не в курсе.
– Детектив Бек, – поздоровалась я. – Вы разыскиваете Джейсона?
– Шериф попросил меня подъехать и посмотреть, нет ли здесь чего-нибудь необычного.
– Ну и как, что-нибудь нашли?
– Нет, мэм, пока нет.
– Начальник Джейсона сказал вам, что дверца его грузовика была открыта?
– Я захлопнул ее, чтоб не разряжать аккумулятор. Естественно, я старался ничего не трогать. Уверен, что ваш брат скоро появится, и, думаю, будет не в восторге, если мы перевернем здесь все вверх дном.
– У меня есть ключ от дома, и я хочу попросить вас зайти туда вместе со мной.
– Думаете, с вашим братом что-то произошло в его доме? – Элсэй Бек так тщательно выговаривал слова, что у меня появилась мысль о спрятанном в кармане магнитофоне.
– Все может быть. Как правило, Джейсон не прогуливает работу. Собственно, он никогда не пропускал работу. И я обычно знаю, где он находится. В этом вопросе брат ведет себя очень порядочно.
– Хотите сказать, что если бы он закрутил с какой-нибудь красоткой, вы бы знали это? Большинство братьев так не поступает, мисс Стакхаус.
– Джейсон предупредил бы меня или Сомика.
Олсэй Бек постарался спрятать недоверчивую улыбочку, но это ему не очень удалось.
Дом был по-прежнему заперт. Я выбрала подходящий ключ из своей связки, и мы вошли внутрь. Любопытно, что у меня при этом не возникло чувства родного гнезда. Того самого, которое я помнила с детства. Ну что ж, я ведь прожила с бабушкой гораздо дольше, чем в этом маленьком домике. Джейсон же, как только ему минуло двадцать, перебрался сюда на постоянное жительство. И хотя я, конечно же, заходила к брату, но вряд ли за последние восемь лет набегут полные сутки из тех минут, что я провела в этом доме.
Оглядевшись, я отметила, что Джейсон постарался оставить все как раньше. Это был домик в стиле ранчо с маленькими комнатками – естественно, более современный, чем бабушкин, то есть мой нынешний дом. Отопление и вентиляция работали на славу – наш отец, отменный строитель, немало потрудился над этим.
В маленькой гостиной все еще стояли кленовые шкафы, которые моя мать подбирала на распродажах в мебельных магазинах. Обивка на диванах (кремовая, с бело-зелеными цветочками, каких ни за что не сыщешь в природе) сохраняла свою прежнюю яркость. К сожалению. Мне понадобилось несколько лет, чтобы понять: моя мать, женщина очень неглупая во многих отношениях, была начисто лишена вкуса. Джейсона это открытие так и миновало. Он поменял занавески, когда те пришли в негодность, и приобрел новый коврик, когда надоело прикрывать дыры на старом – вот и все изменения в гостиной. Электрооборудование также обновилось, особенно Джейсон потрудился над ванной. Но мои родители, войди они в свой старый дом, чувствовали бы себя здесь прекрасно.
Мне вдруг пришло в голову, что они уже двадцать лет как мертвы, и это потрясло меня.
Пока я стояла у двери и молилась, чтобы здесь не обнаружилось кровавых пятен, Элсэй Бек крадучись отправился в обход дома. После минутного колебания я последовала за ним. Собственно, осмотр занял немного времени. Как я уже говорила, это был маленький домик: три спальни (две из них закрыты), гостиная, кухонька, ванная, довольно просторная общая комната и маленькая столовая. Такие можно сотнями увидеть в любом американском городке.
Дом выглядел весьма опрятно. Надо отдать Джейсону должное: он никогда не жил как свинья (хотя вел себя иногда именно так). Даже огромная кровать – настоящий сексодром, – которая занимала большую часть самой просторной спальни, была аккуратно заправлена. Я успела заметить черные простыни, которым полагалось казаться шелковыми, хотя неестественный блеск выдавал их искусственное происхождение. На мой вкус, чересчур скользкие. Я предпочитаю перкаль.
– Никаких следов борьбы, – заключил Бек.
– Мне нужно кое-что взять отсюда, детектив, – сказала я, направляясь к отцовскому оружейному шкафчику. Он тоже был заперт, но у меня нашелся ключ. Да, я припомнила долгую историю, которую плел мне Джейсон, объясняя, почему этот ключ должен находиться у меня. Про то, как он, возможно, будет на охоте, и ему понадобится дополнительная винтовка или что-то еще. Как будто в мои обязанности входило все бросить и бежать за винтовкой для Джейсона!
Хотя, пожалуй, не будь я занята на работе, сбегала бы.
Все отцовское и джейсоновское оружие хранилось в шкафчике. Там же лежали патроны и надлежащая амуниция.
– Все на месте? – детектив нетерпеливо маячил в дверях столовой.
– Да. Я хотела бы захватить одну из винтовок с собой.
– Ожидаете каких-нибудь неприятностей? – В первый раз я удостоилась заинтересованного взгляда Бека.
– Кто знает, что может произойти, если Джейсон исчез? – произнесла я многозначительным тоном. По-моему, Бек ни в грош не ставил мои интеллектуальные способности. Хоть и побаивался меня. Джейсон обещал принести мне дробовик, и я чувствовала, что так мне действительно будет спокойнее. Подумав, я достала «Бенелли» и патроны к нему. Это был предмет гордости моего брата, и он потратил немало времени, обучая меня обращаться со своим драгоценным дробовиком. Я обнаружила две коробки с разными патронами.
– Которые лучше? – спросила я у детектива Бека.
– Вау! «Бенелли»! – восхитился он. – Ага, двенадцатый калибр. Но я бы взял патроны помощнее. У этих целевых пуль не очень большая останавливающая сила.
Я взяла ту коробку, которую он посоветовал.
После этого мы покинули дом. Я с дробовиком шла к машине, Бек – по пятам за мной.
– Вы должны положить оружие в багажник, а патроны – в машину, – объяснил мне детектив. Я сделал так, как он велел, даже поместила патроны в отделение для перчаток. Покончив с этим, подняла на него глаза. Мне было ясно, что он хочет поскорее избавиться от меня и вряд ли сразу же бросится на поиски Джейсона.
– Вы исследовали окрестности дома? – спросила я.
– На самом деле я приехал за пару минут до вас.
Я кивком пригласила его осмотреть пруд за домом. Два года назад мой брат с помощью Хойта Фортенберри пристроил к задней части дома большую веранду. Он прикупил славную дачную мебель на осенней распродаже в «Вэл-Март» и даже установил пепельницу на металлическом столике для тех из своих друзей, кто любил покурить на свежем воздухе. Пепельницей кто-то пользовался. Я припомнила, что Хойт курит. Больше ничего интересного на веранде не обнаружилось.
Отсюда дорожка спускалась прямо к пирсу. Пока Элсэй Бек исследовал заднюю дверь, я взглянула на пирс, построенный еще моим отцом. Мне показалось, что на досках темнеет какое-то пятно.
Во мне все захолонуло, я издала сдавленный крик. Бек подошел ко мне, и я вытянула руку:
– Посмотрите на пирс!
Олсэй, как хороший сеттер, сразу взял след.
– Оставайтесь на месте, – бросил он мне непререкаемым официальным тоном и медленно, тщательно глядя себе под ноги, пошел вниз. Мне показалось, что прошло не меньше часу, прежде чем детектив достиг пирса. Он присел на нагретые солнцем доски, чтобы получше все рассмотреть. Его внимание привлекло нечто справа от пятна. Нечто, чего я не видела и даже не могла себе вообразить. Все прояснилось, когда он поинтересовался, какие ботинки носит мой брат.
– «Каттерпилеры», – крикнула я. От страха меня било крупной дрожью. Джейсон – это все, что у меня было.
И тут я осознала, что совершила ошибку, которой избегала уже много лет. Я ответила на вопрос прежде, чем он был произнесен вслух. Я заметила, как Бек сверкнул глазами, и прикусила язык. Его так и подмывало сбежать от меня подальше. И еще я уловила его мысль: «Джейсон, должно быть, лежит мертвый на дне пруда». У него в голове стояла картинка: мой брат падает, ударяется головой о пирс и плюхается в воду. Но этой простой версии мешал загадочный отпечаток…
– Когда вы сможете обыскать пруд? – крикнула я.
Олсэй обернулся. Лицо искажал страх, как будто он увидел привидение. Я уже несколько лет не ловила таких взглядов и, честно говоря, не ожидала подобного эффекта.
– Там, на досках, кровь, – показала я, надеясь таким образом исправить впечатление. Поиск разумных объяснений – вторая натура. – Боюсь, что Джейсон на дне.
Бек, кажется, немного успокоился. Он снова уставился в воду. Мой отец специально выбирал участок с прудом. Помню, в детстве он рассказывал мне, что пруд очень глубокий и питается маленьким ручейком. Две трети окружающей земли отведены под двор и сенокос, но на дальнем берегу сохранился густой лес. Джейсон часто, сидя по вечерам на веранде, наблюдал в бинокль, как к озеру приходят на водопой животные.
Еще в озере было полно рыбы, Джейсон всегда об этом заботился. Я почувствовала спазм в желудке.
В конце концов детектив вернулся на веранду.
– Мне надо поискать ныряльщиков, – сообщил он. – Это займет какое-то время. И потом, надо заручиться согласием шефа.
Конечно же, такое мероприятие стоит денег. И не из окружного бюджета. Я глубоко вздохнула.
– Вы имеете в виду часы или дни?
– Может, понадобятся день-два, – наконец выдавил он из себя. – Здесь нужен тренированный человек. Вода очень холодная. И Джейсон говорил мне, что там глубоко.
– Ладно, – сказала я, стараясь справиться со своими чувствами. Тревога и нетерпение захлестывали меня, подобно голоду.
– Кстати, вчера вечером в городе видели Карлу Родригес. – Эта информация постепенно проникла в мой мозг, чтобы укорениться там в качестве первостепенно важной.
Карла Родригес – крошечная, смуглая и вся наэлектризованная – была той штучкой, из-за которой мой брат в свое время лишился ума. Собственно говоря, маленькая девушка-оборотень, которую Джейсон привел на новогоднюю вечеринку, чем-то ее напоминала. Три года назад Карла отбыла в Хьюстон, к немалому моему облегчению. Я просто устала от взрывоопасной ситуации, сопутствовавшей их роману. Страстные отношения перемежались громкими публичными скандалами с хлопаньем дверями и обрыванием телефонных проводов.
– Да? И где же она остановилась?
– У своей кузины в Шривпорте, – сообщил Бек. – Вы ее знаете – Дуви.
О да, Дуви Родригес частенько наведывалась в Бон Темпс, пока там жила Карла. Дуви была из тех развращенных городских кузин, которые время от времени наезжали с целью исправить наши сельские нравы. Конечно же, мы все жутко завидовали Дуви.
Подумалось, что встречи с сестрами Родригес не избежать.
По всему получалось, что мне судьба ехать в Шривпорт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мертвым сном - Харрис Шарлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Мертвым сном - Харрис Шарлин



класс
Мертвым сном - Харрис Шарлинкатя
23.03.2011, 20.46





Эх моя любимая часть.
Мертвым сном - Харрис ШарлинКира
18.04.2012, 14.10





Обожаю всю серию Очень понравилась главная героиня Очень близко к нашей действительности Иногда встречаешь человека а в нем ощущаешь большого злого серого волка и т д
Мертвым сном - Харрис Шарлинлюдмила
28.05.2014, 21.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100